Мы очень рады видеть вас, Гость

Автор: KES Тех. Администратор форума: ЗмейГорыныч Модераторы форума: deha29ru, Дачник, Andre, Ульфхеднар
  • Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Модератор форума: vadchema, nekto21, Rada  
Красницкий Евгений. Форум сайта » 6. Город (Творчество форумчан) » Ярмарка » Рабочее название "Записки Пиротехника" 2 (Автор Старый. Книга закончена)
Рабочее название "Записки Пиротехника" 2
ДачникДата: Понедельник, 30.01.2012, 07:11 | Сообщение # 41
Сотник
Сатрап
Группа: Наместники
Сообщений: 2240
Награды: 1
Репутация: 1945
Статус: Offline
О!!! Прода, утро начинается... biggrin

Сатрап (др.-перс. xšaθrapāvan — хранитель царства; пехл. šatrap, новоперс. شهربان‎) — глава сатрапии, правитель в Древней Персии. Назначался царём и обычно принадлежал к его родне или высшей знати. На своей территории ведал сбором налогов, содержанием армии, был верховным судьёй и имел право чеканить монету.
В русском и болгарском языках слово сатрап является синонимом деспота, тирана и самодура.
Cообщения Дачник
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
RevolverДата: Воскресенье, 05.02.2012, 23:25 | Сообщение # 42
Десятник
Группа: Ополченцы
Сообщений: 104
Награды: 1
Репутация: 75
Статус: Offline
Уж понедельник близится, а проды нет и нет....

Cообщения Revolver
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ДимасДата: Среда, 08.02.2012, 20:55 | Сообщение # 43
Воин
Группа: Ополченцы
Сообщений: 57
Награды: 0
Репутация: 42
Статус: Offline
Начинается самое весёлое - крыша уехала и Фёдор остался один на один со всем трудовым коллективом.Ждём нарушений ТБ и ОТ, а также трудовой дисциплины, а то нереально как-то... biggrin Шпиёньство тоже никто не отменял - одного только завалили, да и то ненароком, а сколько заслано? Так что не скучай, Федя. biggrin
Cообщения Димас
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Понедельник, 13.02.2012, 23:38 | Сообщение # 44
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3475
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Лета ХХХ года, Август 14 день

Все прошедшее время можно описать одним словом, как генерал Гюрго писал в своем дневнике на острове святой Елены - Скука! Скука! Скука!

Первая неделя прошла тоскливо, доделывали недостающие части, отлаживали штампы и подгонке того что изготовили. Когда решил, что можно начинать, собрал народ и целых три дня трахали одно и то же ружье, разбирая и заново, по очереди, под моим не спящим оком, собирая. Дело до шло до зуботычин и пинков густо приправленных матом. Одного бойца пришлось пристроить к другой работе, руки кривые, из причинного места растут, поставил наподхват - отнеси, принеси, положи, ступай.
За прошедшую седмицу на сегодняшний день нам удалось собрать четырнадцать ружей. Вины ребят в этом не вижу, опыта у них еще маловато, я как мог, помогал. Проблема деревянных деталей довела до создания цельнометаллического монстра. Хотя вся деревня, мужская часть и делала грубые заготовки прикладов, вытесывая из березовых чурбаков, приготовленных к сожжению в печах, решил испробовать.
Рамочный приклад, пистолетная рукоять, фигурная скоба рычага для перезарядки, цевье из перфорированного железа, в итоге вылилось в шесть с половиной килограмм веса. Отстрел производился на станке, по пять зарядов разной мощности. Первый же выстрел с рук показал, прицельная линия завышена. Пришлось из подручных средств, прямо на полигоне мастерить упор под щеку. Балансировка оставляет желать лучшего, длинный ствол и легкий приклад ощутимо тянут оружие вниз. Долгое удержание на прицельной линии невозможно, опорная рука быстро устает и начинает подрагивать, как следствие промахи на большую, до ста метров, дистанцию. Попробовал стрелять с бердыша, было бы хорошо, но лезвие закрывает половину обзора. Пришлось вернуться к сошке, с неё результат приятнее, семь из десяти в грудную мишень.

Все ружья этим утром были переданы Заболотным сидельцам, по пятьдесят патронов на рыло с задачей, дальнейшей пристрелки. Назначил крайнего, вызнал - уметь ли он писать и считать. Расчертил лист примитивной таблицей и пояснил для чего в каждой графе надо ставить черточку или галочку. Напомнил - что все стреляные гильзы должны быть собраны и отданы мне лично в руки.

Выдал поручение, а сам ушел на кузницу к Даниле, он всю неделю занимался тем - что валял и к стенке приставлял. Раскатывал в листы медь, пробивал отверстия, сворачивал в спираль - готовил анод/катод для батарейки уксусной. Я перед этим обобрал всю деревню, собрал все более-менее похожие друг на друга кувшины, критериев было два, одинаковая высота и горловина, собрать удалось двадцать три штуки, больше не нашлось. Вся добыча была снесена к Даниле и составлена в уголочке. Отобрал шесть самых-самых и с ними начали работать. Выточили из липы пробки и сварили в конопляном масле, на всякий случай. Сегодня кузнец должен был закончить сборку, последней штуки. Пойду, испробую одну штуку, по случаю удалось купить сурьмяной краски. Когда-то на глаза попадался состав - свинец, олово и сурьма.
У этого сплава повышенная жесткость и пониженная температура плавления, а вот соотношения не помню.... Эх, надо было учить матчасть.... Уже по дороге посетила мысль - попробовать отлить пули? Надо обдумать....

- Данила, привет. - Поздоровался, едва переступил порог, бревенчатого сарая, некогда бывшего конюшней и только с нашим приездом, перестроенным под новое назначение.
- Парни как жизнь молодая?- Приветствовал его подмастерьев.
Младший кивнул головой в знак того что услышал, а старшой даже не заметил мое появление, усиленно крутил рукоять привода ручного валка, прокатывая медную заготовку на проволоку. Её потом еще отжигать надо будет, чтоб от наклепа избавится. Снял с себя кафтан, повесил на вбитый в щель деревянный колышек, закатал рукава у рубахи. Из под верстака достал рогожный мешок с сухой смесью песка и глины заготовленной заранее, отсыпал немного в черепок. Плеснул чуток воды из ведра и стал размешивать.

Сначала хотел сделать перемычки постоянными, но по здравому размышлению, оценив трудозатраты, передумал. На ум пришла здравая мысль о замене электролита, попытался высверлить в одном из кувшинов отверстие для слива.... Хороший был кувшин. Проще открутить две гайки, вынуть пробку и спокойно можно обрабатывать, промывать, размывать.... Проводить техосмотр будет легче, потому что ворочать батарейку в полтора пуда весом, когда она будет залита....
Ящик, мама не горюй, самую тонкую доску взял, (какая нашлась) три сантиметра толщины, шесть кувшинов обернуты в тонкий войлок, пустоты между ними засыпаны мокрыми опилками и утрамбованы, чтоб ничего не болталось и не шевелилось. Таскаем по кузнице вдвоем, поднимая и держась за ручки, прибитые как у носилок, с боков. Укупорка, мать её... - может фанеру придумать, все чуток легче будет.

Когда смесь стала равномерно влажной, выложил в подготовленный ящик, разложил макеты, утрамбовал и поставил сохнуть, в тепло поближе к горну. На глазок, в железный черпак накидал свинца олова и сурьмы, последней совсем немного, всего щепотку. Поставил на угли и взялся за приводную веревку от меха. Через пять минут смесь расплавилась, перемешал очищенной от коры веткой. На скорую руку соорудил формочку, на земляном полу, вылил сплав. Выждал чуть-чуть, облил водой, чтоб остыло. Попробовал резать ножом, чистый свинец и образец. Особой разницы не наблюдаю.... Подумал и махнул рукой на все эти эксперименты.
Думаю, за сегодня они закончат, осталось всего две пробки доделать. Сборку буду проводить дома, что-то меня гложут смутные сомнения в эффективности этого девайса. Поставлю в сенях, рогожкой прикрою, и пущай оно стоит. Я ужо местечко приготовил....

- Федор, а правду мужики молвят - ляхи нас воевать идут?- Данила спросил, не поворачивая головы и даже не отрываясь от пробивания отверстий в медном листе. Словно сам с собой разговаривает. Если по имени не назвал, даже отвечать не стал бы. На риторический вопрос обычно следует риторическое молчание или глубокомысленное пожимание плечами и хмыканье - и не говори кума у самой муж пьяница....
- Идут.... Не сидится аспидам дома.... Суки драные.- Выругался со злобой. Столько планов псу под хвост.... - Данила, ты как думаешь - у нас хватит земли, чтоб их всех здесь похоронить?
- Оврагов в лесу много, да болота бездонные.... Меня с собой возьмешь? - Я оглянулся на него. В руке пробойник, в другой молоток, приставил к разметке - стук и готово. Вытащил, сдвинул заготовку, наложил острие на метку - стук. Видимо заметил мой взгляд и посмотрел мне в глаза. Серьезно так....
Я вздохнул,- Нет, ты здесь останешься. Твоя война будет вот в этих стенах, - обвел рукой кузню.
- Останешься за старшого, будешь за Димкой смотреть, чтоб он за нами не увязался. Оружье чинить, вон.... Медь плавить кою привезем, в листы катать и патроны делать.
- Ты Антипку поставь....
- Молодой еще, за ним самим глаз да глаз нужон. Он такого понаделает, за месяц не разгребешь. И телепень он.... Долго думает. - Начал я наговаривать на парня. Он в сущности неплохой, им бы с Данилой подружиться.... Но что у них взаимная любовь с первого взгляда возникла, было видно сразу. Один раз подсмотрел, в городе еще, как они меж собой разговаривают. Молодой не нашел ничего лучшего как начать поучать старого, как правильно тигли в горне расставлять - мол они с папенькой так не делают....
Не вмешался бы вовремя и евоные папенька с маменькой зря старались....
Данилу не поучать надо, а доказывать или просто выдавать четкие инструкции и тон другой выбирать надо. Я Антипу мозг на место поставил - тут не семья, чтоб спорить и оспаривать, сказано - делай, или молчи в тряпочку.
- Тогда, этого, немца поставь. Димка твой, ему токмо в рот не заглядывает.
- Данила, я не красна девка, чтоб меня улещивать молвлено - тебе, нет.
- А ежели чего там поломается?
- Если там сломается, приеду и тебе здесь башку сверну.... Договорить не успел, перебил знакомый голос, прозвучавший за спиной.
- А я подмогну.... - Сказал Силантий, входя в кузницу. - Здрав будь Федор и ты, Данила. Говорено тебе, так не перечь.
Стрелец прошел мимо меня остановился на напротив кузнеца, с интересом посмотрел на его работу, качнул гривой седых волос,- Рукодельный ты мастер. Жалко будет ежели тебя лях какой, али литвин саблей порубит. Умеешь с сабелькой али только с дрекольем? Можешь из пищали стрелить? Ты на Федьку не смотри, отвечай как на духу.... О, то тоже.- И наставительно поднял к верху палец.
- Федор, пойдем,- Стрелец кивнул в сторону ворот,- опосля свои побрякушки заберешь.
***
Мы неспешно шли по улочке в сторону нашего дома.
- Силантий! Обещался через седмицу вернутся, а сам токмо сегодня явился.
- Надобно было.... - Силантий остановился, повернулся ко мне, на скулах вздулись и пропали желваки, черты лица разгладились. - Что про пищали молвишь?
- Полтора десятка есть и думаю что за две седмицы всех оборужим. - В душе надеялся, что дней за десять управимся.
- Долго. Скоро дожди начнутся.
- Силантий,- Решил задать вопрос, мучивший две недели,- А кто тот мужик был?
- Соглядатай, меня высматривал.... - Стрелец поднял вверх голову прищурившись, посмотрел на синие небо и высоко плывущие облака,- Пойдем, неча туточки стоять. - И зашагал дальше, явно не желая разговора на скользкую для него тему.

Я остановился в распахнутых настежь воротах,- Чтоб вас всех перевернуло два раза.... - Только и смог что выругаться.
С утра еще чистый двор, сейчас усеян конскими каштанами и похож на минное поле, установленное пьяным сапером. Легкий ветерок гоняет пучки сена, словно перекати поле, собирая в кучки, лежащие вдоль забора, клочья золотистой соломы под стеной конюшни. Несколько телег, распиханные по разным углам, даже еще не разгруженные, укрыты рогожей и перетянуты веревками.
Пробормотав что - Любопытство не порок, а средство к существованию. подошел посмотреть.
Ничего интересного, мешки с пшеницей или рожью, кажется, еще горох нащупал и что-то на рис похожее. Не, это овсянка сэр.
- Ты чего поклажу, словно девок щупаешь? - Вышедший с конюшни стрелец был незнаком. - Ступай отседова .
- Охренел. Это мой дом!
- А.... Так это ты, Федором будешь? Силантий Митрофанович про тебя сказывал. - Перехватил по ухватистей охапку соломы и ушел, свернув за угол бревенчатой постройки.
Я только руками развел - твою двадцать....
***



для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
RevolverДата: Вторник, 14.02.2012, 22:08 | Сообщение # 45
Десятник
Группа: Ополченцы
Сообщений: 104
Награды: 1
Репутация: 75
Статус: Offline
Спасибо за проду, жаль только, маловато...

Cообщения Revolver
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ДимасДата: Пятница, 13.04.2012, 15:51 | Сообщение # 46
Воин
Группа: Ополченцы
Сообщений: 57
Награды: 0
Репутация: 42
Статус: Offline
Завтра будет два месяца...
Cообщения Димас
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Понедельник, 16.04.2012, 23:02 | Сообщение # 47
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3475
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
- Силантий, во что двор превратили? Обосрали все, что только можно, а меня, так чуть не турнули….
Остановился на пороге пылая праведным гневом по поводу беспредела устроенного на улице.
Он бросил короткий взгляд в мою сторону, кивком головы указал на лавку и, отвернулся к собеседнику, который что-то ему говорил.
- Хорошо, так и сделаешь, но чтоб через седмицу был здесь.- Невзрачного вида мужичек, встал, поклонился и вышел. В дверях он оглянулся, и я перехватил его любопытный взгляд.
Уместив свое седалище на произведение местных умельцев, поставил локти на стол и положил подбородок на сцепленные пальцами, ладони. – Рассказывай, как съездил?
Он отмахнулся, - Хорошо…. Молвишь, остатним стрельцам, токмо через две седмицы получиться оружье дать?
- Угу. Силантий…. – Договорить не дали, в распахнувшуюся дверь вошел парень, которого ставил старшим на стрельбище. Снял шапку, поклонился и перекрестился на образа. Не одевая головного убора, спросил у меня, - Куда мешок положить?
- В сенях оставь, рядом с мостками, заберу опосля. - Ответил и махнул рукой.
Он кивнул и переступил с ноги на ногу. - Это, Федор, там два самопала твоих не стрелют…. Нет по разу стрелили…. Эти…. Ну как их….- На лице нарисовались муки вспоминания того, чего забыл, как называется.
- Гильзы? – пришел на помощь.
- Да. Гыльзы. Петька Ворнин, молвил, что еле-еле запихнул унутрь эту самую гыльзу. Стрелил раз, хотел снарядить, за ручку, на кою ты сказывал, потянул, она сначала не давалась, так он сильней надавил…. Ты уж, не обессудь, силушкой его господь не обделил да вот умишка пожалел, поломал оружье тобой сделанное, а другой, Ивашко Голявин, будет. Они слово твое на дворе ожидают. – И замолчал, ожидая, чего я скажу.
Глянул на Силантия. Сидит как вождь краснокожих, с непроницаемым лицом, только вокруг глаз собрались хитрые морщинки и левая бровь приподнялась. Всем видом своим, как бы говоря – И….
Удрученно вздохнул и обратился к стрельцу, - Пошли смотреть, чего там – не стрелит.

Бегло осмотрел ружья и на первый взгляд, даже могу сказать, какая ять - виновата. У этой яти только девки на уме, пока одна правда, но это дело такое, молодое ….
Гильза после выстрела расширяется и для того что можно было её спокойно вынуть, камора должна быть конической. (Потому что сделать гильзы конусными, не смог) Дима должен был откалибровать все стволы по шаблону и пройтись разверткой, похоже, что это сделано не было.
Удрученные парни стояли рядом, заинтересованно наблюдая за тем, как я разбирал ружья. Когда сказал - что вины за ними нет, повеселели. Отправил их с глаз долой, чтоб над душой не стояли, сам же пошел устраивать разбор полетов, с громом и молниями. По дороге остановился на минутку, еще раз осмотрел эти изделия ширпотреба и зашагал дальше. Распаляя себя всеми мыслимыми карами, какие вспомнил, кои обрушу на нерадивую голову, которая ствол соединила с коробкой не тем концом….

Лета ХХХ года, Август 21 день
«Мальбрук в поход собрался»
Скрипят колеса телег нагруженных разнообразной кладью выше некуда. Ворчат люди, помогая лошадям затаскивать неподъемную тяжесть на маломальский подъем. Земля, истоптанная в пыль, сотнями прошедших до нас людей и животных, клубится в воздухе, оседая на лицах и одежде, скрипит на зубах. Не спасает даже полотняный намордник, скрученный из чистой тряпки и повязанный на манер ковбойского платка. Люди как обезьяны, сначала оборжали и обсмеяли всего с ног до головы, а через пару часов половина нашего отряда щеголяла в таком украшении. Глаза слезятся, но хотя бы можно спокойно дышать, а не заходится в судорожном кашле, поминутно сплевывая сгустки вязкой грязи, набравшиеся во рту.
Наш отряд в полторы сотни человек уже третий час ползет со скоростью беременной черепахи по смоленскому тракту. Проводник, мужик непонятных лет с пегой бороденкой, одетый в драный зипун и в неизменном вязанном колпаке серого цвета, вышагивает рядом с кобылой Силантия. Они ведут какую-то беседу, верней наш старый сотник его спрашивает, а тот отвечает, иногда жестикулируя одной рукой, в другой у него посох, хорошо просушенная сучковатая палка. Серовато белого цвета с утолщением на навершие, в два аршина высотой и немного сужается к низу. Думаю, ежели таким дрючком по хребтине перетянуть, точно каликой станешь али калекой, а при удаче можно и мозгами пораскинуть.
Вот опять ветер поменялся, теперь дует в лицо, сгоняя дорожный смог в конец обоза, и кто может, ускоряя шаг, пополз вперед. Судя по всему, скоро должна появиться большая поляна или выйдем, к какому ни будь ручью. Третьего дня мы потеряли полдня, переходя один такой брод. Ширина в два воробьиных прыжка, полметра воды и метр жидкой, липкой грязи. Первые две телеги еще как-то прошли, а третья стала на середине, ни вперед, ни назад. Добавили двух лошадей, сняли половину груза, только тогда смогли вытащить с божьей помощью и русского мата. Потом ободрали ближайшую рощу, срубив под корень, практически весь подрост и кустарник, настелили гать. Я попытался давать советы Силантию – послать часть стрельцов помочь возчикам. В ответ получил взгляд, красноречиво сказавший все о моих умственных способностях, а на словах посоветовали, яйцу не учить курицу – как высиживать яйца.
У меня теперь четыре персональных тени, сотник перед выходом добавил еще двоих. Не знаю, что он им наговорил, но я чувствую себя арабским шейхом под домашним арестом, вечером за пайкой сходить не дают, в кусты под конвоем. Отдельный шалаш для меня любимого ставят, а сами на улице спят.
Нормальные ребята, только вот, глаза у них хоть добрые, да взгляд безразличный…. Так смотрят на скотину перед тем как забить. Разговаривают с тобой, едят из одного котелка, пьют воду из твоей фляги, а потом достают засопожник и вскрывают становую жилу на горле…. Бр-р. Страшновато как-то от такой опеки….
Попробовал поговорить с Силантием на эту тему и получил лаконичный ответ – надо было дома оставаться. Попытался возмутиться, в итоге два цербера подхватили под белы ручки и уволокли к месту ночевки. Посадили на чурбак, всучили миску с кашей и ласково попросили, - не будит лихо – пока спит и тихо. Излил свое недоумение на их головы, с таким же успехом мог лаятся с бетонным столбом, если бы таковые здесь были. Из четверых только один охранник чуть улыбнулся, пробурчал нечто не вразумительное и отошел в сторонку, оставив меня пыхтеть в одиночестве. Наутро Силантий ласково попросил не доставать ребят, а то меня скрутят и отвезут обратно, благо еще далеко не отъехали.
Выказав это, мой «господин» величаво удалился. Принял совет к сведению и молчал целых три дня. Только по сторонам смотрел, компромат копил…. Как там говорили – имеющий ухи да услышит имеющий очи да узрит. Насмотрелся всякая дурь в голову поперла, вначале….

<i>Все не так делают, абсолютно. Я же кто? Дитя своего века, века великого гугла. Нахватавшись верхушек считаем себя гениями логистики, стратегии и тактики. С умным видом разглагольствуем на разных форумах – вот предки тупые, так не надо было делать, а вот так и так, но вот так будет лучше. Насмотримся китайских и американских боевиков и на полном серьезе начинаем верить в то, что кун-фу – самая лучшая школа рукопашного боя и что катана самый лучший меч за всю историю человечества. Только почему-то все забывают, о том, что азиаты проиграли европейцам ВСЕ войны. Вдаваться в подробности не буду, упомяну всего две вещи, масса тела воинов противоборствующих сторон и количество букв/звуков в отдаваемой команде.
Великий меч катана, один из мифов об этом оружии гласит – готовый меч проверялся на телах казненных преступников, самым лучшим считался тот, который разрубал пять трупов, уложенных штабелем. Господи и кто в это верит…. Знаете, сколько весит нож для гильотины? А ведь он должен сделать один единственный рез, в самой узкой части человеческого тела. Попробуйте разрубить свиную тушу мечом или саблей с одного удара…. Можете сослаться на эффектные кадры, когда мастер рубит циновку, разделяя её на три части. Да вас дурят в полный рост. Циновка свернута в тугой рулон и совершенно сухая и из чего сделана…. Из тростника, легкого пористого материала. Надо взять самый обычный хворост. Желательно чтоб он был сырой, сделать вязку такой же толщины и помахать ножиком переростком. Хрен чего получиться. Вам не хватит, ни веса оружия, ни скорости, чтоб перерубить мишень пополам. Оружейники Испании и Дамаска добились выдающихся результатов в создании оружия, не отставали от них и наши предки. Я не говорю, что катана плохой меч, он хороший, даже отличный, но для своей страны и своей воинской школы, и если сопоставить европейский и японский стиль боя, последние будут в проигрыше. Девяносто процентов ударов катаны рассчитаны на рубящее – режущий удар и только десять на колющую атаку. Тактика применения европейского меча, а потом и сабли, распределяет удары равномерно.
В чем-то может я и не прав, относясь предвзято к оружию самураев и восхваляя свое оружие. На своем острове они лучшие, так пусть там и останутся, ибо на материке им нет места. </i>

На одной из ночевок подбил своих сторожей показать воинское искусство владения саблей (эту приблуду только дети не таскают) Сначала отказывались, ссылаясь на усталость, некогда мол – поперву надобно ночлег обустроить. Дожал. Мой очередной словесный наезд, прервал скрежет вынимаемой из ножен сабли. А ничего так, довольно острая железяка. Правда малость неприятно, когда острие в сантиметре от кончика носа раскачивается, а с противоположной стороны ехидный голос чего-то спрашивает.
А советчики, мать их за ногу, рекомендации выдают и комментируют….
- Семен, да ткни ты его разок, замордовал он ужо, горше редьки, язык его поганый.
- Не, лучше ухи подрезать….
- Ноздри вырвать и на лбу – вор начертать….
- Так он же не тать какой….
- Да на татя не похож, за то повадки как у пса бешеного, всякого покусать норовит….

Отбил лезвие в сторону, стукнув ладошкой по тупой стороне.- Только этим и можешь хвастаться? Себе в дупло засунь и там ковыряйся, придурок. Те слабо будет вот эту жердину с одного разу смахнуть, али сабля те нужна, чтоб порты не потерять или от собак отбиваться, когда с посиделок ночью возвращаешься?
Сделал вид что задумался. Потом выставил перед собой указательный палец и покачал им,- Мне ведомо зачем тебе сабелька. Ты когда до ветра ночью ходишь, с собой берешь, от мышей отбиваться они в потемках дюже страшно пищат. А то пойдешь пописать, заодно и покакаешь….
- А ты за мной, доглядывал что ли? – Семен упер саблю в землю и гордо выпятил грудь.- Да я пятерых татар ей срубил….
- Ну да, ну да, догнал и порубил. – Я потянулся к костру, подобрал маленький сучок, тлеющий с одной стороны. Подул на него, чтоб разгорелся и бросил в сторону стрельца, метился при этом в грудь. Семен, не ожидавший от меня такой пакости, взмахнул левой рукой, пытаясь отбить уголек. При этом видимо хотел отшагнуть в сторону, да вот сабля помешала, запуталась промеж ног и парень с размаху сел на задницу, эдакой раскорякой. Народ заржал. Ничто так нас не радует, как всякого рода нелепица случающаяся с друзьями.
Налившись дурной кровью, Сема вскочил на ноги и замер на месте, наткнувшись взглядом на дуло двадцать пятого калибра.
- Федька, сучий потрох, убери пистоль. – В круг света от горящего костра, шагнула знакомая фигура сотника и остановилась напротив,- Тебе сколько раз говорено было….
Я, молча, поднял пистолет в темное небо и нажал на спуск. Курок сухо щелкнул, но выстрела не последовало. Выставил вперед левую руку и разжал кулак, на ладони тускло блеснул медным донцем, патрон.
- А ну пошли прочь отсель….- Силантий произнес это в полголоса, я бы сказал спокойным тоном, а вот народ, словно ветром сдуло. Только что рядышком стояли, глазом моргнул и уже нет никого.
Сотник сел рядом со мной, поднял с земли пруток, по шурудил в костре, сдвигая к центру откатившиеся веточки и мелкий сор. Подбросил в огонь несколько еловых веток. Сначала поднялся ароматный дым, а потом с веселым треском, ввысь, разбрасывая искры, взвилось пламя. Старый стрелец задумчиво посмотрел на танцующие язычки, оранжево-красного огня.
- Тебе чего надобно? Ты пошто как пес на ребят кидаешься?- Силантий повернул голову и посмотрел на меня.
- Обида гложет,- Я нажал на рычаг, ствол откинулся. Вставив патрон в патронник, зарядил пистолет, задумчиво покрутил его, осматривая со всех сторон, потом убрал в кобуру. И с самым честным лицом уставился на своего собеседника.
Он усмехнулся,- И кто ж тебя обидел, сиротинушку.
- Так ты самый и есть.
- Я! – Силантий рот раскрыл от изумления. Бровки домиком, серые, еще не утратившие своего цвета глаза, словно два блюдца, артист, ей богу артист. Мне до него как до Пекина согнувшись.
- Нет, я! Кто тебе сказал, что ляхи войной пойдут, а? Ты ж не поверил мне, но в Москву на ночь глядя, поехал, дружков своих пытать. Я как проклятый в этой мастерской с утра до ночи торчал, парням жизни не давал и что толку. Ружей понаделали, а добрый дядька Силантий не разрешил из них стрелять – Негоже, припас жечь попусту, надобно для ратного дела сберечь. Твои ли это слова?
Молчи уж, - Махнул на него рукой.
- я в двух шагах от тебя стоял и сам это слышал. А ведомо ли господину сотнику, что у него половина стрельцов глаза при выстреле закрывает? – Обернулся через плечо к палатке стоящей поодаль и крикнул, - Илья! Окороков, хрен не русский, ружье мое принеси.
- На кой тебе оружье? Кого стрелить собрался? Так ежели очи не закрывать, их огнем побить может – Силантий потер правую щеку, покрытую синими оспинками от пороховых ожогов.
- Да никого, хочу, чтоб оно у меня под рукой было. – Зарядил «костолом» и поставил рядышком, в доступности.
- Силантий вот ты сказывал - что тебя учили саблей биться. Было такое?
- Ну, так оно…. – Стрелец ответил и кивнул, подтверждая свои слова. – Не одно лето ушло….
- И не в обиду тебе будет сказано – хорошо рубишься, рази до седых мудей дожил,- Я продолжал давить на нашего командира. – Так что же ты своих ребятишек на сабли польские, словно скотину на убой, ведешь. Сам сдохнешь, да и черт с тобой, значит дерьмовый ты сотник. - Последние слова я прошипел ему на ухо, ткнувшись носом в висок.
Он отшатнулся, окинул злым взглядом,- Федька, ты это…. Говори да не заговаривайся, а не то….
Я сел на свое место, - это ты, верно, молвишь – не мне. Небось ужо за все грехи, перед Николой угодником, свечку затеплил?
- Да ежели бы ты не копался, мы бы на две седмицы раньше бы вышли….
- Здорово живешь! Силантий ты с больной головы на здоровую не перекладывай. Я тебе еще, когда говорил - что с походом надобно обождать, пока все стрельцы с ружьями управляться не научаться
Тебе же шлея под хвост попала - завтрева по свету выходим. Ну вышли, ну идем. И далече нам еще шагать?
- Федор, уймись…. И тут старый пердун проговорился - Через три дня нас должны встретить и до места проводить.
- И кто эти добрые самаритяне?
- Тезка твой Федька Ухов. У него недалече от Смоленска именьице небольшое….
Услышав это, я аж взвился – Силантий, да ты в своем уме? Да больше половины смолян дворовых к ляхам переметнулась и на Москву с Владиславом пошли, и ты от такого человека руки ищешь….
Подскочил и забегал по освещенному костром пяточку, бессвязно матерясь сквозь зубы и размахивая руками.
- Сядь ушлепок, не мельтеши. – Грубые слова, сказанные спокойным, усталым голосом, остановили мою беготню. Силантий кряхтя поднялся, - Федька никогда вором не был и землю честно заслужил, а вот кто ты такой….
Он недобро глянул, нахмурив лохматые брови,- Я пока не ведаю. Но мы скоро с тобой перемолвимся, Федор?
И не дожидаясь ответа, пошел прочь. На границе света и тьмы остановился, не оборачиваясь, произнес,- С утрева, оперед как в дорогу дальше пойдем, ко мне придешь, надобно тебя на службу ставить, не то с жиру бесишься. Понял меня? – И исчез в ночной темноте.

Лета ХХХ года, Август 23 день

- Твою мать…. Силантий сука старая…. Ох, бля…. – Я слез с мерина и замер в раскоряченной позе не в силах унять дрожь в ногах и совершенно не чувствуя собственного зада, отбитого и стертого (думаю до крови) за целый день проведенный в седле. Я не профи, да у меня есть собственное средство передвижения, но поездки на пару верст это ерунда. Еще в прошлой жизни мне пришлось один раз проехать за сутки около полутора тысяч километров без остановок, всего раза четыре останавливались на пописать. Так вот ощущения те же.
Руки ноги не шевелятся, а мне еще Бабая обиходить надо. Ковыляя на полусогнутых с зависть смотрю на ребят. Бодры, веселы, шуткуют и словно мимоходом расседлывают своих коней, складывая седла и барахлишко у костра, кстати и над ним, уже в подвешенном котелке, закипает вода. Проходя мимо, заглянул. С поляны, на которой остались стреноженные на ночь кони, возвращался, ориентируясь на вкусный запах. Утром дали сожрать только плошку мутной болтушки, по правде говоря, приправленной бараниной и с большим куском мяса <i>белого медведя</i>, а так за весь день не было и крошки во рту. Кусок хлеба с огурцом, съеденные на ходу, это не еда.
Десятник, падла двугорбая, все ворчал, - Хорош жрать, по сторонам лучше смотри…. Молчи….
Так весь день и пробыл в передовом дозоре, авангарде, мать его за ногу, голодный и холодный….

Утро началось скажу вам, за темно, солнце еще не встало, когда охранники пинками подняли мою тушку и под белы рученьки поставили пред ясны очи нашего отца командира. Тот оглядел с ног до головы, посмотрел на рожу неумытую. – Поедешь с передовым десятком, ступай. – И отвернулся к своим клевретам и стал что-то с ними обсуждать.
Я постоял пять минут в ожидании и не получив больше ни каких указаний побрел к себе. Там только что и успел, наскоро перекусить, как прибежал молодой парнишка и стоял над душой пока я собирался и чуть ли не пританцовывал от нетерпения.
Десятник поставил нас по местам, рассказал в двух словах, что я должен буду делать, ежели на нас тати какие нападут али ляхи и велел без его разрешения с места не сходить.
Так и мы ехали целый день. Трое впереди, за ними отстав на пару десятков метров девять человек, и еще трое плетутся позади в переделах видимости, охраняя наш тыл.

Дорога, то расширяется, то сужается, извиваясь зеленой змеей среди высоких и густых зарослей кустарников. Я крутил головой стараясь рассмотреть все вокруг. Но очень быстро однообразная растительность приелась и уже через час стало скучно


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Понедельник, 16.04.2012, 23:03 | Сообщение # 48
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3475
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Тапками сильно не бейте.... sad

для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
проходилмимоДата: Вторник, 17.04.2012, 00:20 | Сообщение # 49
Полусотник
Группа: Ветераны
Сообщений: 619
Награды: 1
Репутация: 1496
Статус: Offline
Ура! Долго ждали, дождались. Спасибо.

Вот только есть у меня сумление, что опытный вояка в своей сабле запутается, особенно если он ее обнаженную в руке держит. Да и на летящий в грудь огонек, никто рукой отмахиваться не будет. Скорее первая реакция, - отскочить в сторону или назад. ИМХО.


Cообщения проходилмимо
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Вторник, 17.04.2012, 07:44 | Сообщение # 50
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3475
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Quote (проходилмимо)
Вот только есть у меня сумление, что опытный вояка в своей сабле запутается, особенно если он ее обнаженную в руке держит. Да и на летящий в грудь огонек, никто рукой отмахиваться не будет. Скорее первая реакция, - отскочить в сторону или назад. ИМХО.

Если читали Том Сойера там есть описание момента, его разоблачают когда он переоделся в девчонку. Ему на колени кидают предмет. Мужик ноги сжимает, а женщина раздвигает, ловя на растянутое полотно юбки.
Если в женщину бросить любой предмет, она постарается увернутся, мужик будет отбивать.


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
проходилмимоДата: Вторник, 17.04.2012, 09:18 | Сообщение # 51
Полусотник
Группа: Ветераны
Сообщений: 619
Награды: 1
Репутация: 1496
Статус: Offline
Quote (Старый)
Если читали Том Сойера там есть описание момента, его разоблачают когда он переоделся в девчонку. Ему на колени кидают предмет. Мужик ноги сжимает, а женщина раздвигает, ловя на растянутое полотно юбки.
Если в женщину бросить любой предмет, она постарается увернутся, мужик будет отбивать.

Может быть. Хотя насчет горящего уголька у меня есть сильные сомнения. Думаю в то время. когда люди проводили много времени возле открытого пламени, определенная реакция на вылетающие из огня искры у них должна была сложиться. И это отнюдь не хватательный рефлекс. smile
Да и с саблей которую он держал в руке. При защите, - руки рефлексорно поднимаются к груди или лицу. Если сабля была в руке, то и она должна была приподняться и никак уж не запутаться в ногах.
Впрочем это так, - мелкие придирки. - Коли Автору надо для сюжета, - то можно и в сабле запутаться, в жизни всякое бывает. :)))


Cообщения проходилмимо
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Четверг, 10.05.2012, 21:38 | Сообщение # 52
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3475
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Мои спутники, в отличие от меня, судя по всему, скукой не страдали, одни смотрели направо, другие налево и даже не отвлекались на всяких мелких пичуг порхающих через дорогу. Изредка кто ни будь из едущих впереди поднимал вверх руку и тогда вся наша маленькая колонна останавливалась и ждала пока спереди не дадут отмашку. Когда в первый раз так встали, было интересно, на десятый даже не стал хвататься за рукоять пистолета и так понятно, какой ни-будь пень увидели али зверье, какое. И все это молча, под шелест листьев, свист ветра в ветвях деревьев и мягкий стук копыт по серой лесной земле.
Попробовал заговорить, спросить хотел уже и не помню чего, как получил ощутимый тычок в бок да змеиное шипение десятника в ухо. Хотел возмутиться.... Не дали.... С другой стороны подъехал Илюха и посоветовал молчать в тряпочку. Пришлось заткнуться.
Бабай скотина и тот выступил против меня, повернул голову, посмотрел внимательно и ехидно всхрапнул.
Какое же это мутное занятие, высматривать всякое подозрительное и не забывать принюхиваться, а ежели учую запах дыма то не орать во всю глотку и не тыкать пальцами в сторону, а тихонечко сообщить всем кто рядом едет, идет.
Скучно это все. Если засада будет и врагов будет достаточно, нам даже пернуть не дадут, прихлопнут разом. Ради собственного успокоения полез копаться в собственных мозгах, авось всплывет чего интересного, может, и поделюсь с десятником, чем ни-будь новеньким.... Если он хорошенько попросит конечно. После некоторых размышлений и неглубоких археологических раскопок по новому взглянул на построение и то - Как мы идем и что делаем.

До сегодняшнего дня, все что происходило, воспринималось несерьезно, как-то по детски. Ну, собралась толпа небритых мужиков, ну пошли куда-то.... Ночевки в лесу, обед у костра при свете луны или это уже ужин был.... Первые дни сотню раз пожалел, что с собой нет фотика.... Турпоход блин, однако....
Подспудно, в дальнем уголочке подсознания, притаился крохотный червячок и пытался вякать иногда.
Но я его не слышал и не слушал, даже когда он вопил в полный голос. Я не чувствовал леса, опасности от него исходящей, для меня это простой поход, словно по грибы собрался. Не было ощущения, что на войну идем, но была уверенность, что нам никто и ничто не помешает.

Так вот, сравнив увиденное с тем, что когда-то было вычитано, пришел к выводу - мне нечего предложить, все, что делает десятник, сделано правильно и дальнейший разговор, вечером у костра подтвердил мои предположения. Трое стрельцов едущих впереди это потенциальные смертники у них одна единственная задача - выстрелить, крикнуть, хрюкнуть, любым способом дать знать, что на них напали. Если в засаде сидят шиши какие, которым пофигу кого грабить, эту троицу вырежут в течение пяти минут. Может, повезет, и мы подоспеем вовремя.... Но дорога петляет и к поворотам приходиться практически подкрадываться.
На основную группу малочисленный враг не будет нападать, но все равно хорошего мало, если перебьют передовой дозор, мы должны остановить предполагаемую погоню, связать боем. А вот задача тех, кто идет позади, проста до жопы, при первом же выстреле они должны развернуть коней и во весь опор нестись к основному отряду, идущему в половине версты позади. Там уже наш отец родной, батюшка Силантий, решать будет, отдать воронам на поклевание али на выручки прийти.

Лета ХХХ года, Август 24 день

Спал плохо, жутко болела спина и её продолжение. Любая попытка перевернутся во сне, приводила к тому, что я открывал глаза и скрипел зубами, чтоб не застонать от боли в натертой заднице. Как итог, тяжелая полудрема с короткими провалами в беспокойный сон и невыносимо длинная ночь.
Окончательно решил просыпаться, когда яркие августовские звезды на темном небе, стали бледнеть, предвещая скорый рассвет.
Подбросил немного сушняка на угли тлеющего костра и когда огонь разгорелся, занялся сменой повязок наложенных на мои боевые раны. Все таки моя милка умничка, как в воду глядела, в аптечке собранной лично для меня, нашелся туесок с мазью как раз для таких дел. По закону подлости я её засунул на самое дно своего рюкзака но, слава богу, нашлась пропажа. Уже заканчивал, осталось только порты натянуть да в сапоги обуться, когда рядом послышался шорох. Резко обернулся и, сплюнув, выругался,- Илья, я тебе, когда ни-будь, точно башку прострелю. Чего крадешься?
Он остановился, посмотрел себе под ноги,- Да я всегда так хожу. Как тятя в детстве приучил....
- А, ладно, садись, раз пришел,- Хлопнул ладошкой по бревну, - Чего надобно?
Он не последовал моему совету, а остановился напротив, снял с головы шапку и, пригладив рукой лохматые вихры, спросил. - Федор, возьми меня к себе в ученики.
У меня от такой заявы фигурально отвисла челюсть, а из рук выскользнул сапог и упал на землю, в немом удивлении, смотрел на детинушку, бывшего всего па пару пальцев ниже меня, и ждал продолжения.

Такому хрен подзатыльников надаешь, как бы самому не перепало....

Боец помялся немного. - Хочу оружье научиться делать, каковое ты для стрельцов удумал.
Я натянул последний сапог, встал, притопнул, чтоб ноге удобней стало. Расправил рубаху, поправил упряжь - одним словом тянул время. Из котелка стоящего рядом с костром налил в кружку теплого отвара, отпил глоток.
- С железом работал? - остановился напротив кандидата и стал рассматривать его в упор.
- Нет, но у меня батя бондарь и пока меня в стрельцы не отдали, он многому успел научить.- Илья стоял с виду спокойно и голос не дрожал, а вот руки, шапченку-то тискали и пальчики подергивались....
Я отхлебнул из посудины, посмаковал, отпил еще один глоток, потом с огорченным видом кивнул на кружку, - Хороший взвар получился, токмо вот меду маловато положил, горчит чуть. Не ведомо кто это так расстарался?
- То Роман, седня его очередь была.
- А не ведаешь, что за травы, он в котел положил?
- Нет, не ведаю, - Илья пожал плечами. Потом улыбнулся, - он их по всему лесу собирает, мы в походе бывало мимо пройдем, а он кажну былинку подбирает. Как его черед кашеварить, так котел и мыть не надо, до чиста вычерпывали.
- А давно его знаешь?
- Седьмое лето кончается.
- Откуда родом будешь?
- Каширского уезда деревня Малая, тама у меня вся родня живет.
Я допил остатки, вытряхнул остатки на землю и повесил кружку на рогульку, воткнутую рядом с кострищем. Забрал ружье и вернувшись сел на свое место. Положил костолом на колени и стал его разбирать, отсоединяя ствольную коробку от ложа. Через пару минут закончил. Взял баклажку со смесью керосина с маслом и принялся наводить марафет. Парень стоял, не подавая внешних признаков недовольства, ожидая мое слово и, дождался....
Не поднимая головы, словно весь погруженный в работу, я надраивал и так чистое ружье. Через десяток минут кропотливой неспешной работы, оторвался на пару слов, - Илья, что тебе еще Силантий велел?
- Ничего, - с удивлением в голосе ответил стрелец.
Я поднял взгляд, всматриваясь ему в лицо. Хрен его знает, вроде не врет.... А если и врет, что я потеряю? Да уже собственно ничего. Тут мне в голову пришла мысль, - Ты у сотника давно служишь?
- Ужо пять лет миновало.
- Мы с тобой люди подневольные, как Он скажет, так и будет. Испроси у него разрешения и приходи с его словом. Ступай.
Илья согласно кивнул, надел шапку и ушел. Проводил взглядом и лениво размышляя, вернулся к своему занятию.
Одно из двух, если он человек Силантия, вернется с положительным ответом, ежели нет, не придет вовсе.... На всякий случай надо будет поинтересоваться у нашего господина сотника, давал ли он добро и с какими словами к нему Илья подкатил. Заодно разузнать, когда моя ссылка кончиться.
Хотя и так все понятно. Старик обиделся и пока еще дорога спокойная, надумал сделать жизнь своего мастера ещё более приятной. Если не доходит через верх - вбивают через низ.

Лета ХХХ года, Август 25 день

Давным - давно слышал анекдот про индейца. Он только на пятые сутки заметил, что четвертой стены у сарая нет. Так вот я, этот самый краснокожий с красной рожей и есть.

Днем встретили обоз, идущий от Смоленска на Москву. Ребята из передовой тройки дали знать, что все нормально и когда мы добрались, они уже вовсю вели разговоры, выспрашивая последние новости.
Здесь нет СМИ и всяких вездесущих корреспондентов. Благодаря купцам, новости потихоньку ползут от села до села, от города до города. Вот и едут с ними также писульки и письма, кои народ просит своей родне передать, раз оказия подвернулась, а вот государственные указы и приказы возят стрельцы.
Десятник рыкнул на парней и те ломанулись вперед, освобождая место для нашей группы, сам же спешился и завел разговор с предводителем, довольно тощим мужиком, одетым немногим лучше, чем сотоварищи.
Хотел уже проехать дальше но, услышав разговор, придержал мерина.
- Люди молвят, ляхи в Смоленск пришли, так оно али нет?
- Седмицу как вышли, никаких ворогов в граде не было. Хотя на торгу народ шептался - мол, поляки скоро придут. Но когда уходили, на стенах все покойно было, в набат никто не бил.
Десятник вдруг оглянулся, бросил на меня короткий взгляд и, отвернувшись, стал выспрашивать купца - не шалил ли кто на дороге, не встречал ли лихих людишек, где какие трудные места, каким бродом шли.... Тот отвечал подробно, сыпал названием местечек и деревень с селами, именами, прозвищами.

Только я уже не вслушивался, погруженный в свои мысли, пытаясь вспомнить, когда это успел сказать Силантию о том, что поляки в начале сентября войдут в Смоленск и почему именно об этом забыл.
После некоторый раздумий пришел к выводу - что ничего про это событие никому не говорил и ни с кем не обсуждал. Либо наш Сотник предвосхитил события, выводя отряд на место заранее, либо он уже знает - где и как идут ляхи и когда они будут в городе. В этом случае он прав, а я же заигрался со своими железками.
Вот блин, ученый, на всю голову - знания, знания - ими еще надо уметь распорядиться. М-дя.

Лета ХХХ года, Август 27 день

На штурмана не потяну, но по лесу хожу без компаса и по моим скромным прикидкам мы ушли от Москвы километров на двести, таким темпом нам шагать еще не меньше недели, прежде чем доберемся до конечной цели. Но сегодня с утра мы изменили направление, и пошли практически на север.
На дневке спросил у десятника, в ответ он пожал плечами - Силантий Митрофанович велел. - И полез ложкой в котел с кашей. Прожевал, сплюнул на траву мелкую косточку.
- Федь, спроси у него сам, мне велено было свернуть, я свернул. Ешь давай, не то голодным останешься.
- Скажи хотя бы, как деревня та зовется.
- Не ведаю.
- Не знаешь, али молвить не хочешь? - Была моя очередь лезть в котелок и скрести по стенкам. Черпать из середины и вылавливать мясо считается дурным тоном, вот и загребаешь сначала кашу, а все остальное потом.
- Оно тебе надобно? - Не поворачивая головы, лениво спросил десятник, следя за порядком.
- Так может и Петруха проведать хочет, - Я ткнул облизанной ложкой в сторону рыжего, словно солнышко парня, сидящего напротив.
- Его дело телячье, обосрался и стой. Куда полез.- Прикрикнул на худенького парнишку, пытавшегося под наш разговор ухватить кусок мяса, думая, что командир не заметит.
Этот и еще двое таких же доходяг всегда ехали последними, да таких надо откармливать с полгода прежде чем на дело брать.
Сказал об этом и то что услышал в ответ, заставило задуматься.
Вы когда ни-будь видели профессиональных жокеев? Скелет, обтянутый кожей в полтинник живого веса и то после завтрака. Лошадь под таким задохликом работает практически не уставая, и выдает максимальный результат. Так вот эта троица была штатными гонцами, и служили уже пятый год.
- Да ты Федор не смотри на них так жалистно, ежели под ним конь падет ранее, чем он до заставы доберется, почитай, татары зазря десяток дозорный вырезали и в степь ушли с полоном.
- А что бывало так?
- Ранее бывало.... - Десятник достал из котла кус мяса и, подложив под него кусок бересты, ловко кромсал ножом, разделяя на более-менее, одинаковые пайки. Ссыпал обратно, перемешал с остатками каши.
- Добирай, - Кивнул одному из задохликов
Все зачерпнули по разу и ужин на этом кончился.

Лета ХХХ года, Август 28 день

Я немного втянулся и к вечеру уже не валился с копыт беспомощной тушкой. Наши полтора десятка были единственными, окромя конечно нашего сотника, которые передвигались верхом. Остальные шли пехом, на своих двоих. Силантий всячески меня избегает с тех пор как загнал на передовую. На ночевках пару раз его издали видел, даже взглядами встретились, он хмыкнул и с довольным видом отвернулся, черт старый.
Вот сегодня и устрою ему блиц допрос с пристрастием, колени вроде не трясутся и задница поджила, сижу почти нормально. Это я так думал. Обошел все становище, а деда так и не нашел. Поспрошал, народ плечами пожимает, говорит - только что здесь был. Посидел с парнями у костерка, поболтали, я все башкой крутил, тщетно, так и не дождавшись, ушел к своим (!)

Посреди ночи проснулся от того, что мне закрыли рот ладонью и на ухо прошептали,- лежи тихо, кто-то чужой рядом ходит. Понял?
Я угукнул придушенно и кивнул головой, ладонь исчезла, как и её владелец и с тихим шорохом растворившийся в ночной темноте.
Лежу с открытыми глазами и пялюсь в кромешную тьму. Небо заволокло тучами, луны нет, костер давно погас, только угли рдеют рубиновыми искорками. Вслушиваюсь. Щебечут какие-то пичуги, очень далеко про ухала толи сова, толи филин. Совсем уж не знаю, что за тварь такая, но довольно близко протрещала короткая дробь по стволу дерева, словно пьяный барабанщик взял аккорд.
Вслушиваюсь до звона в ушах, всматриваюсь в темноту до рези в широко открытых глазах. Перестал пялиться через костер и отвернулся в другую сторону. На черном фоне, серыми кляксами выделяются кусты, растущие на краю поляны, кажется там, отхожее место выкопали.
Простая яма и стопка листьев лопуха, заботливо уложенная в стопочку. Мне их поутру по всему лесу искать что ли?
Тихо. Даже как-то очень и слишком тихо. Я конечно не дитя природы как стрельцы, но к птичьему щебетанию и порханию привык. Давно уже заприметил, народ здесь не такой как мои бывшие соплеменники, во всяком случае, в разных пташек каменьями не кидается, и спортивных охот не устраивают. Тварь божья - пущай летает.

Так вот этих ночных летунов нету. Недавно еще крутились поодаль, слышно было, как крыльями вспархивают, а вот раз и не стало, как отрезало.
Парни Силантия ушлые,таких на мякине не возьмешь, на ближних подступах к поляне был раскидан мелкий сушняк, в траве не видно, а в ночи слышно за десяток шагов. Эдакое малозаметно препятствие с шумовым оформлением.
И вот слышу как в поганых кустах, едва слышный хруст.
Хрст. Пауза, словно крадется кто-то, настороженно, сделает шаг и стоит, ждет.
Во опять, тот же самый звук.... Только уже ближе....
Толи туча поредела или глаза адоптировались со страху, но в кромешной мгле, я вдруг разглядел черное пятно на темном фоне, медленно двигающееся в мою сторону. Воображение тут же дорисовало недостающие детали и стало казаться, что это некто ползущий на четвереньках, даже разглядел блеск ножа зажатого в зубах. Вот тать остановился, тяжко вздохнул и опять пополз в мою сторону.
Количество белого и коричневого адреналина зашкалило, кровь уже кипит, пульс такой, что руки трясутся как с похмела, но голова мыслит абсолютно ясно. Парадокс.
Щелчок взводимого курка заставляет тень остановиться и замереть на пару мгновений. Когда по моим прикидкам осталось пяток шагов, шепотом говорю - Стой, пся крев. Не то выстрелю.
В ответ слышу невнятное ворчание. На секунду задумался стрелять или не стрелять, а тать уже вот он, прямо передо мной и недолго думая нажимаю на спуск. В полнейшей тишине выстрел звучит как взрыв бомбы и, при вспышке вижу оскаленную медвежью пасть. Через мгновение над поляной разноситься рев раненого хищника. С противоположной стороны доносится ржание перепуганных лошадей стремящихся убраться подальше, громкие крики людей.
Все это звучат как бы вдали и ко мне не имеют отношения. Я же вижу только пятно, и с каждым мгновением оно становится больше.... Вскидываю второй пистолет ( не помню как он у меня в руке оказался) и стреляю, целясь в середину пятна. Через мгновение, сверху рушится тяжелая туша и прижимает к земле. Нос, рот, забиваются вонючей шерстью и совсем невозможно дышать. Зверь бьется в конвульсии, а мне кажется, что он начинает драть мое бренное тело на части. У меня падает планка и я начинаю орать дурным голосом. Сучить ногами, махать свободной рукой, нанося удары бесполезные удары, зажатым в ней разряженным пистолетом.
Тяжесть вдруг исчезает, чей-то сапог, заботливо наступает на руку и глаза видят свет горящего факела и нескольких стрельцов, молчаливо стоящих вокруг.
Потом как-то все очень быстро закрутилось и в какой-то момент обнаруживаю себя сидящим у костра с кружкой, пахнущей отнюдь не вином. Передо мной стоит Силантий с довольной рожей и скалится ехидной улыбкой. Не понятно, что его радует, что я жив или мой помятый прикид доставляет ему такое веселье.
Поставил посудину рядом с собой, раскинул руки, словно хотел обнять его, - Силантий, пес смердячий ты за каким хреном на меня эту зверюгу натравил? - высказался и понимаю, что пьян в стельку. Одной выпитой кружки первача хватило, чтоб окосеть. Икнув, извинился.
Трясущейся рукой поправил челку и замечаю что ладонь вся в крови, а так как боли не было, решил, это звериная.
- Парни! - Крикнул ребятам, крутившимся неподалеку, - Дайте воды морду лица умыть.
Сотник рявкнул, меня подхватили под белы ручки и потащили к ручью. Где-то через пол часа, наплескавшись по самое не балуй, чуток протрезвевший и мокрый как мышь, был препровожден на поляну. Силантий и мой нынешний командир стояли чуть в стороне от костра и вели разговор. Медвежью тушу оттащили к ближайшему дереву, подвесили, и стрелец, раздевшись по пояс, обдирал добычу.
Сотник увидел меня и махнул рукой подзывая.
- Федор, будем дома, пойдешь в церковь и поставишь свечку, видимо бог тебя хранит,- Это ж надо, прямо в сердце попал, да еще в потемках.

Лета ХХХ года, Август 30 день
Дошли до деревни. Имение!
Блин, ну у нас и государство. Познакомился с тезкой. В одном из налетов татарской банды, Федор отличился, сумел со своим десятком задержать чамбул у переправы до подхода подкрепления, когда пришла подмога, на ногах осталось всего полтора человека, сам десятник да гонец, вернувшийся обратно, остальных кого побило, кто раненый под кустом лежал.
За сие дело, дали ему двести чатей земли и деревеньку в десяток дворов. Мужик чуть ногу не потерял, чудом выжил, полгода скакал на костыле, а с него уже требуют, чтоб сам был и еще двоих привел, конно и оружно и все справное должно быть. Ежели не явится сам, на свое место должон холопа прислать. Это пол беды, на десять дворов ни одного бобыля, не будешь же отца семейства на войну отправлять, так ведь даже мужика справного не найдешь, одни старики да бабки.
Одна лошадь, Федору принадлежит, одна корова да два десятка овец. Денег чтоб купить жито на семена, нет....
Федорово подворье чуть получше, чем у остальных, отличие в заборе, он по привычке деревянный поставил. На границе то по-другому нельзя, татрва пришлая, быстро к рукам приберет.
Пока сюда шли, в голове пару раз мелькал вопрос, за каким хреном, на такую ораву, столько продовольствия тащим за собой. А это оказывается Силантий, решил поддержать бывшего подчиненного, и устроил ему босяцкий подгон, почти тонну зерна привез. Две телеги сгрузили в амбар.
Думаю что к завтрему вечеру, все это разойдется по сусекам и захоронкам, устроенным во всяких потаенных местах.

Лагерь поставили в березовой роще, в сотне саженей от деревни. За ней сразу начинается болото, достаточно топкое, пешему пройти почти нельзя, что уж там про конного говорить, с другой стороны прикрывает общаковое поле, порезанное на клочки наделов и само поселение, в котором на подворье хозяина устроен наблюдательный пункт. А мне так не по нраву, как в мешок забрались. Высказал свое фи, Силантию. Он не пожалел десять минут своего времени, отвел за дом и показал на здоровенную кучу плетеных из ивняка полотен, длинной в пару саженей и шириной в одну, сложенных стопками.
- Вот Федь и займись делом. Тезка провожатого даст, тот укажет, где на болоте островок есть, вот до него гать и уложишь. Подойди к Ионе, молвишь - что я велел людишек тебе дать. Ступай. Сроку тебе три дня.

Проводник появился приблизительно через час, мы только - только успели перехватить, что бог послал.
Им оказалась девчушка лет десяти, в сером застиранном сарафане, русые волосы прикрыты белым платком и что меня больше поразило, босиком. В городе, да и в нашей деревне народ всегда ходит в какой ни-будь обувке, сапогах или на худой конец в лаптях, а тут вот так....
- А ты чего босая? Ногу поранишь об камень али об сук какой, болеть же будет.
- Тятя молвил, что вам болото наше показать надобно, а тама мокро, лапотки разваляются сразу, лучше уж босяком иттить.
- Так ты хоть опорки какие намотала бы, тютя матютя.
- А нету,- Сверкнул белозубой улыбкой, весело ответила Дара. Об этом она сообщила с важным видом, добавив, что хоть и полное у неё имя Дарья, да привыкла откликаться на первое, так её дома зовут.
Пришлось лезть в мешок со шматьем, у меня там заготовки для носков лежали, и выделить этой пигалице одну пару. Потому что смотреть на это босоногое чудо, как-то... зябко.
Ночи уже холодные, Ильин день прошел и по поверьям после него купаться уже нельзя, а нам еще завтра поутру в болотной жиже вошкаться, блин.
Аборигену с косичкой видимо все по фиг, ухватила подарок и, краснея от смущения, поблагодарила. Насильно всучил кусок вареной баранины с горбушкой ржаного хлеба и отправил восвояси.




для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
vdanДата: Четверг, 10.05.2012, 22:25 | Сообщение # 53
Новик
Группа: Ополченцы
Сообщений: 46
Награды: 0
Репутация: 41
Статус: Offline
Спасибо!
Cообщения vdan
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
abraДата: Понедельник, 14.05.2012, 15:13 | Сообщение # 54
Полусотник
Группа: Ветераны
Сообщений: 555
Награды: 1
Репутация: 1613
Статус: Offline
а дальше? biggrin

Cообщения abra
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Вторник, 15.01.2013, 00:52 | Сообщение # 55
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3475
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Лета ХХХ года, Август 31 день
- Вот отседова и до той кочки, - Грязный палец с обгрызенным ногтем вылез из ноздри, где искал, по всей видимости, золото тамплиеров, и указал нужное направление, - мелко, мне до колен, маненько не достает….
- Э-э. Куда полезла – Остановил я проводницу, придержав за рукав, чадо решило лезть в болото и тащить нас за собой. – Стой здесь и никуда не ходи, мне еще не хватает, чтоб ты в этой болотине утопла.
- Малой, - повернулся к стоящему рядом стрельцу, - Зови сюда народ и пусть херню плетеную, сюда тащат. Отсель гать класть почнем.

<i>Местечко и вправду укромное, густо заросшее кустарником и на берегу небольшой пятачок чистой земли. Метрах в двадцати, плотная стена камыша рогоза с протоптанными аборигенами, даже знаю кем, едва заметными тропинками, насчитал шесть таких ходов. Если верить старожилам, опрошенным вчера вечером, за живой изгородью в паре сотен метров, островок и довольно вместительный. В прошлые годы, можно было дойти, не замочив сапог, но последние года выдались погаными, долго шли дожди, лета были сырым, осени с ненастьем и снежные зимы, привели к тому, что болото стало увеличиваться и перешеек затопило. Прошедший лет пять назад ураган, словно по заказу уложил деревья так, что конному сюда пробраться ни в какую, только пешим, ну, а этим таких сюрпризов можно напихать….
Есть у меня одно нехорошее предчувствие, седалищный нерв свербеть начинает, а так бывает только в преддверии большой, тяжелой и довольно грязной работы. Гадом буду, дорогой дедуля придет и скажет - что теперь все добро, нажитое непосильным трудом, для оберега от татей, надобно перетаскать на остров. </i>

- Дядька Федор, - Дарья дернула за рукав, отвлекая от раздумий,- Тятя вчерась маманьке молвил – Воевода пришел, чтоб шишей разогнать. Это правда?
- Кривда, - И улыбнулся – А что сильно докучают?
- Да, нет,- Девчушка дернула плечиком, поправила выбившиеся из под платка волосы,- тятька мой их не любит. Он и еще дядька и евонные братья, весной в соседние городище пошли. Так шиши словно тати какие, обобрали их, тяте по шее надавали, а Горластому, так, вообще карачун пришел, побили его сильно. Две седмицы пролежал в лежку на лавке не вставая и помер вконец. К нам они сюда не ходют, зимой одни пришли толпой да их….- Дарья вдруг замолчала, бросила на меня какой-то испуганный взгляд и быстренько сменила тему.
- Ну, где они тама…., - Она закрутила головой, усиленно высматривая ожидаемых носильщиков.
- А что везли то?
- Рядно в городище, что мамка с тетками за зиму наткали.- Дарья глянула на меня и снова отвернулась.
- А много?
- Не, не очень, тятька думал на жито сменять….- Она вздохнула, рукавом мазанула по сопливой сопатке, подбирая мокроту под носом, - Тятя Федору Матвеичу пожалился…. Да куда там…. Пока с поля вернулся, пока коня седлал, татей и след простыл.
- Погодь, ты же сказала - что шиши напали….
- Ну да, токмо и смогли на версту от деревни отъехать, как из кустов полезли злыдни. Дядьку Горластого, он с первыми телегой шел, по голове кистенем шарахнули. Лошадку под уздцы и с дороги поворотили, а остальные на мужиков бросились. С дрыном супротив рожна…. Побили наших, крепко побили….
И закончила свое повествование с горьким вздохом,- Фроську жалко.
- А это кто?
- Да лошадка, что тати свели, - И шмыгнула носом.
- А зимой что случилось? – Ленивым голосом спросил у Дарьи, словно меня это не интересовало, еще и отвернулся в сторону, чтоб не смущать пристальным взглядом.
- Да и не было ни чего, ляпнула, не подумавши - с досадой в голосе ответила дара
-Не было так и не было. – Согласился с ответом. Да и расспрашивать стало некогда, в кустах послышался треск и с шумом и матюгами на полянку выбрались первые носильщики.
Работа закипела.
До стены рогоза гать выстлали за десять минут, да там и так пройти можно но ребята посоветовали - сейчас уложить, опосля снять, чтоб след скрыть.
Так по мне стадо слонов в три десятка голов вытопчет все на хрен. Ладно им видней.

После укладки первой части, вместе Дашкой прошли по настилу до зарослей камыша, метров двадцать и за ним начиналась самая настоящая болотина, с кочками, окнами стоялой, коричневой воды и редкими кустами чахлого ивняка. На ровной как стол поверхности я лично не углядел никаких признаков, что могли бы указать на заветный остров.
- И где наша земля обетованная? – Спросил у малолетнего Сусанина, осматривая окрестности.
- А вон тама.- Грязный палец с траурной рамкой вокруг ногтя указал, приблизительно на одиннадцать часов.
Всмотрелся, даже попробовал привстать, насколько это возможно стоя на зыбкой почве, вытягивая шею. Ничего, все тот же унылый пейзаж.
- Не врешь? По-моему нет там ни хрена.
- Яго не видно с берега, надобно на дерево лезть.
- Мне еще по деревьям лазить не хватало, - проворчал вполголоса, - Ладно, веди, показывай дорогу.

Через час, когда мы вернулись обратно, мокрый и грязный с ног до головы, промахнулся мимо кочки и рухнул ничком в яму, заполненную болотной жижей, смело мог подтвердить, с берега остров не видно.
Разношерстый кустарник, растущий причудливо разбросанными группами, уже через полсотни метров совершенно скрыл береговую линию и только по верхушкам берез и сосен можно догадаться в какую сторону надобно идти, чтоб выбраться, из этого чертова места.
Идеальное убежище если бы не проводник, я бы не в жизнь не догадался бы о том, что буквально в сотне метров может кто-то прятаться. Небольшой, буквально сто на тридцать метров островок, находился в самой гуще растительного лабиринта. Не зная направления можно было выйти на настоящую топь и оттуда возврата, уже не было. Кроме вездесущего ивняка здесь ничего не росло, местные давно уже по вырубали все деревья, площадка довольно сухая и что меня порадовало больше всего, так это наличие двух десятков березовых и сосновых стволов, заботливо сложенных на полянке и укрытых корьем. Десяток полуразвалившихся шалашей, мусорная яма, кострище, выложенное явно принесенными, с большой земли, камнями и прочие мелкие следы пребывания тут людей подтвердили мысль о том, что местные прятались здесь от не прошеных гостей.
Хорошее место, но для всего отряда явно маловато будет, схрон, тайную базу, еще куда ни шло, а вот для все нашей банды, мало, а ежели нужда припрет (тьфу, тьфу, тьфу!) добавятся местные, стоя спать придется.

Когда взад вертались, с завистью смотрел на эту козу, прыгающую с кочки на кочки. Из прошлой жизни вспомнился анекдот.
<i>- Папа иди сюда, здесь по горлышко.
- Ну, ты сравнила…. Где твое горлышко, а где мое. </i>
В пигалице, на первый взгляд, дай бог полтора пуда будет. Она по болоту аки посуху идет, а я по колено проваливаюсь с моими восьмью десятками килограммов.
На сушу выбрался злой как черт, обматерил всех кто попался под руку, раздал ценные указания и ушел переодеваться в сухую одежку. Простуды мне для полного комплекта не хватает.
За этим добропорядочным делом меня застал гонец, доходяга с конного десятка.
- Федор, тебя сотник зовет,- завопил он с порога, - молвил, чтоб ты поспешал неме….
Запулил в него сапогом, жаль промахнулся, снаряд в печатался в притолоку, рядом с его головой. – Срань ты не умытая, тебя что, стучаться не учили?
Надо ж было этой нечисти именно сейчас припереться , токмо исподнее скинул, а он тут как тут, под дверью стоял что ли, извращенец.
Курьера словно ветром сдуло, видимо не попутным, выскакивая в сени, он что-то там зацепил, судя по грохоту.
Прислушался. Вроде тихо. Не спеша натянул кальсоны и, поддерживая их рукой, выглянул за дверь. Никого нет, только какая-то утварь деревенская разбросана по мосткам, посыльного и след простыл.
***
- Феденька,- Не люблю, когда Силантий так говорит, слащаво-приторно и смотрит, эдаким
добрым дедушкой, так и хочется закрыть глаза и почувствовать, как мозолистая рука скользит по голове, приглаживая не покорные вихры. Главный российский театрал еще скажет свое бессмертное – Не верю.
У меня уже выработался стойкий иммунитет на такое обращение, ибо гадом буду – старая сволочь придумала какую ни-будь пакость в духе господина сотника - круглое носить, квадратное катать.
Что было проделано неоднократно за прошедшее время. Ну, скажите, зачем пересчитывать припас на пятый день похода? И зачем проверять телеги кои еще даже не распечатывали со дня выхода.
При таком обращении, взбрыкивать начинаю, огрызаться, а ему , с моей колокольни так видится, подобное нравиться. Как в поход двинулись, ни дня не прошло, чтоб этот черт однорукий не доставал меня. Как его стрельцы терпят?
- Феденька, а скажи-ка мне мил человек – гать готова?
- Когда уходил, там оставалось десяток саженей застелить.
- А почто ушел, ежели такая малость осталась?
- Промок и замерз ….
- Другие значится, могут в болоте вошкаться, а Феденька у нас замерз значиться….- Пальцы на руке сжались в кулак и Силантий опершись на костяшки начал вставать с лавки.
Ну все, пора отключать слух и начинать размышлять о чем ни будь своем, девичьем, Господин воевода выходит на тропу войну, это как минимум на пол часа. Спорить бесполезно, один раз попробовал, опилки сыпались в два раза дольше и были гораздо крупнее….
На всякий случай сделал морду тупого солдафона и, поедая начальство глазами, ушел в себя. Изредка выныривая, чтоб не потерять нить рассуждения босса, а то можно невпопад кивнуть не там где надо и получить звездюлей, мешок и маленькую тележку.

Мысли лениво бродили, перекладывали сухие портянки и развешивали портки на просушку, левый сапог надо было отдать ребятам, пусть подошву перешьют, а на правом набойку где-то потерял, надобно исправить. Да и вообще за прошедшее время пообносился, давеча вон на локте клок выдрал.

Поднял голову и вставил свои две копейки маленький червячок сомнений, глодавший мозг в дни, когда было время задуматься – А что я говорил? Зачем тебе это все? Дым тлеющего костра, разъедающий глаза…. Спать на лапнике, постеленном на мокрую после дождя землю, укрывшись от мороси куском кожи, и свернувшись клубочком, иначе, либо ноги, либо голова промокнут. Ходить по нужде с ружьем, оглядываться по сторонам и прислушиваться. Не дай бог, зверье, какое выскочит…. Двуногое….
А дома ….
Теплая кроватка, милка под бочком, льняная простыня, подушка, пером набитая, одеяло ватное, банька….

- Федька! – прорвался сквозь завесу голос недовольного Силантия, - Эй, Митроха, стукни по загривку ентого супостата.
Не успел, я и мяукнуть, как кулак заехал под ребра. Блин! Ну зараза твою мать….
- Ты чавой дерешься?- Развернулся к стрельцу, намериваясь дать сдачи, тот отступил на шаг назад - Чаво, чаво – чавочка с хвостиком. – Сотник казал….
- А скажет в колодец прыгать – сиганешь не думая? – не дав договорить, попер на бедолагу буром.

<i>Первое время после своего попадания сюда мое поведение соответствовало тому какое принято в оставленном будущем – Здравствуйте – Спасибо – Дайте пожалуйста – Не будет так любезны…. Вежливость принятая там в общении с незнакомыми людьми - обращение на ВЫ, здесь смотрится довольно дико. Тыкают все, молодые старым, юноши девушкам, мужики бабам…. Первое, что с меня слетело, словно шелуха с семечки, это привычка обращаться на – вы. Меня просто не понимали и даже оглядывались, думали, что у них кто-то за спиной стоит. Здесь другие атрибуты – равный с равным разговаривает спокойно, держит себя степенно, Но стоит только обратиться к стоящему выше по иерархической лестнице как человек уже всем своим видом показывает уважение и чем выше статус, тем ближе к земле склоняется вопрошающий.
В начале своего пути, больше молчал и смотрел по сторонам, наблюдая, как общаются между собой люди на Рогачевском торжище, вот тогда и выбрал для себя манеру поведения, определявшую МОЙ статус. </i>

- Федор, а ну стой, вражья сила, не то…. – Начал грозным тоном Силантий но, не договорив, осекся и замолчал, устремившись взглядом за мою спину. Я оглянулся.
Опершись рукой на косяк, другой придерживая разодранный, со следами крови кафтан, стоял мальчишка гонец, - Наших побили у Вороней пади, - Прохрипел и ничком рухнул в избу.

***
- Тс-с! Тихо! Слухай! – Десятник прошипел полузадушенной змеей и, вскинув вверх руку замер, превратившись в одно большое ухо.
Я послушно замер. Ни хрена не слышу. Через пару минут в башке противно запищало, словно кто-то поднес микрофон к колонке и окончательно оглох, даже свое тяжелое дыхание слышу с трудом.
Десятник повернулся, снял шапку с головы и, вытерев мокрое от пота лицо, довольно осклабился,- Туточки они, бисовы дети. Осип и ты Мирон, с Федором побудьте. – Распорядившись, он посмотрел на меня и каким-то жалистным тоном продолжил,- Федь не ходи туда, побудь здесь с парнями…. А не то воевода мне уд на лоб натянет, ежели с тобой случится что.
Перекрестился, натянул на голову свой дурацкий колпак, по недоразумению называемый шапкой, шагнул и растворился в подвядающей зелени боярышника.
За дисциплину, Силантию надо поставить пять с кучей плюсов. Я только собрался шагнуть следом, как мне на плечи легли две лапки, размером думаю, с седло моего бабая и добродушный голос посоветовал обождать - маненько. Не дай бог такое предложение услышать темной ночью в переулке, отдашь все и даже портки с исподним скинешь….
Пока дергался, пытаясь вырваться, подползли еще две тени из числа приставленных ранее, обступили со всех сторон и я оказался в коробочке. А через полянку в направлении, куда ушли мои попутчики, бесшумно ступая, прошло еще десятка полтора стрельцов.
Ожидание продлилось недолго, с той стороны куда учапал народ послышался слитный залп, истошный крик смертельно раненого человека и опять наступила полная тишина.

На дне неглубокого оврага, среди листвы журчит тоненькая струйка воды. Хотелось напиться, да одна дохлая морда испоганила её своей тушкой, рухнув поперек. Невдалеке у почти погасшего костерка уютно расположилось еще четыре аборигена.
Я с шумом втянул воздух сквозь сжатые зубы задерживая дыхание и нервно сглатывая слюну, двенадцатый калибр в голову это круто….

***
Свеча высоко подпрыгнула, завалилась на бок и погасла, погрузив избу в темноту, только в красном углу под святым ликом чуть теплится маленький огонек крохотной лампадки.
В наступившей темноте шипение аспида показалось бы ангельским пением, только не проникновенно ласковый тон Силантия, - Феденька, ежели еще слово поперек молвишь….
Прошуршав по столу рукавом старик подобрал огарок , с кряхтением поднялся с лавки, перекрестился, пробормотал едва слышно, - Прости господи, - и запалил фитиль от лампады.
- В холодную посажу, на седмицу, на хлеб и воду, ежели за ум не возьмешься….

<i>Я в кои века решил проявить благоразумие, молчал как юный ленинец на допросе в гестапо. Да ну его к чертям собачим, первое, что сделал этот гад, когда в лесу встретились, съездил мне в ухо, а парням и того, от буйного сотника на орехи перепало, по возвращению выдрали всю команду. Чует седалище, быть мне под конвоем пока домой не вернемся. Хотя…. С него станется, могёт и отправить, завтра
А что такого сделал? Подумаешь, оказался чуток расторопней своих охранников . Пока они сопли жевали да вокруг гонца суетились. Выскочил во двор, благо лошадку посыльного еще не рассупонили, запрыгнул в седло и дал газу, то бишь каблуками по ребрам своему скакуну. На выезде из деревни облаял десятника и мы толпой, в пять человек на трех конях, ломанулись на выручку. Мне премию давать надо за такое быстрое реагирование…. А в качестве благодарности получил в ухо…. Тьфу на вас два раза.
Знаете, как здесь тревогу объявляют? Думаете, висит железяка с привязанной колотушкой и стоит дежурный, чтоб оной стучать в набат? Салом по губам не хотите? Глухая деревня, здесь ножи по наследству передают, один топор на десяток дворов. Если повесить что-то металлическое и не выставить охрану, можно даже об заклад не биться, утром, дай бог чтоб веревка на месте осталась.
В годы бытия в цивилизованной эпохе, мне на глаза попалась газетная заметка.
Один умелец уволок с родного толи предприятия, толи крейсера, корабельный ревун и приспособил, рядом с входной дверью. Надо же было такому случиться, забрался к нему в дом воришка….
Печальная история, домушник на кладбище отправился, помер мужик от разрыв сердца, а находчивому умельцу дали условный срок, за кражу госимущества.
Во времена застоялого социализма при каждой школе работали разнообразные кружки и детишечки проводили свой досуг очен-но разнообразно. В один из зимних вечеров далекого детства, под чутким руководством наставника мы осваивали…. Хрен его знает, не помню точно, но что-то связанное с электричеством и электромагнетизмом. Мотали на гвоздь проволоку под монотонный бубнеж учителя, объясняющего для чего это нужно и где это применяется.
Слово за слово из завалявшейся консервной банки, как сейчас помню, «кильки в томатном соусе» соорудили сирену. Простенькую такую, на девять вольт всего, она еле-еле мявчила, надо было прислушиваться чтоб вообще что-то услышать. Но мы были горды собой и полны творческого энтузазима и во все уши слушали разглагольствования нашего трудовика (трудные были времена, но за кружок шла доплата) и мотали на не выросшие усы.
Ну, так вот. Возвращаясь с занятий пытливый ум малолетнего вундеркинда, словно губка впитавший в себя информацию, искал ответы на вопросы. А что если…. А можно ли сделать так…. А попробовать….
День был пред выходной и дитятко придя домой начало искать практическое решение своих раздумий.
За основу был взят и разобран старый трансформатор в пустую сердцевину, плотно утрамбованы гвозди, и шляпки слегка обработаны напильником. В качестве резонатора малолетний стахановец взял банку из под томатной пасты, может, кто помнит, в совковое время были такие, пяти килограммовые бочонки. К первому вечеру основная конструкция была практически собрана.
Уже когда чадо ложилось спать, на ум пришла одна идея, точней вопрос – что произойдет, если будет возможность изменять внутренний объем?
Воскресенье было загружено семейно-общественным трудом и до своего изобретения удалось добраться только вечером. Оставшееся до сна время было потрачено на разработку электрической схемы, включавшей латер, пару концевых выключателей, найденных у отца в ящике с запчастями и неведомо как там оказавшиеся, изготовлением ручки для переноски и всякой мелочи.

Утро, противное холодное утро, противной холодной зимы. Ночью шел снег. Все деревья стоят в белых меховых шубах, а двор устлан еще пока белоснежным нетоптаным ковром. Редкие следы ранних пташек, затемно уехавших на работу, соседей, виднеются на снегу. В приоткрытую фрамугу слышно как дядя Вася из соседнего подъезда заводит свой старенький «запорожец» Заведет, прогреет, заглушит и пойдет с мужиками пить пиво и рассказывать, как вчера ездил на рыбалку и поймал здоровенную щуку. К вечеру она станет размером с акулу, а к пятнице подрастет до кита. Тихий безотказный дед, он частенько катал ребятню по двору, а когда ремонтировал машину вокруг него обязательно крутилась стайка добровольных помощников, исправно подающих требуемые ключи и восхищенно слушающих его мастерские рассказы о рыбалке. Через три года его не стало, пьяный подонок на самосвале выехал на встречку….
Наверно у многих их нас, живших в том дворе, с тех пор и осталась любовь к рыбалке и «горбатым запорожцам»

Первые два урока физ-ра, можно смело прогулять по справке – освобождению, тетка постаралась для любимого племянника. Школа тех лет, это не нынешние, неприступные крепости с многочисленной охраной и камерами видео наблюдения, утыкавшие каждый укромный уголок школьной территории. Тогда можно было приходить в любое время и двери пребывали в открытом состоянии.
Сразу и честно скажу, ничего такого я не задумывал…. Оно само все так получилось.
После завтрака и настойчивых пинков старшей сестрицы, был изгнан из теплого дома и направлен в сторону храма науки стоящего в двух сотнях метров от двери подъезда.
Свою поделку забрал с собой чтоб (честное пионерское) показать трудовику и вместе провести испытание (ну и похвастаться хотелось)
Школа.
В коридорах и вестибюле стоит оглушительная тишина.
Из-за закрытых дверей учебных классов, доносятся едва слышные голоса учителей, раскрывающие непутевым чадам тайны мироздания.
Одинокое чудо стоит и чешет затылок, читая объявление о том, что сегодня уроков труда не будет.
Правую руку оттягивает сверток с агрегатом, а душу гложет азарт испытателя. Прикидываю, где можно найти розетку и подключиться. По всему выходит, надо идти на второй этаж.
Короткими перебежками пробираюсь до места назначения.
Хорошо тут, тихо спокойно…. В гулкой тишине, через неплотно закрытую дверь туалета, слышны звонкие капли, с четкостью метронома, срывающиеся с плохо закрученного крана.

Кап. Кап.

Пауза.

Кап. Кап.

С легким шорохом разворачиваю упаковку и готовлю «адскую машинку» (насколько это правдиво узнал буквально через пять минут)
Вставляю вилку в розетку и включаю тумблер на латере, загорелась зеленая лампочка, аппарат готов к работе. Поднимаю свое тварение с пола и нажимаю кнопку….

Розовая птица с горбатым клювом танцует брачный танец!!
Ни - че - го! Встряхнул. Не работает! Со всей злости наподдал коленкой по самодельному трансформатору, и случилось чудо…. Заработало!
Оглушительную тишину школьного коридора разорвал рев голодного и очень раздраженного динозавра от которого зазвенели стекла.
Звук был настолько низкий, что заложило уши и как показалось, завибрировали все кости, залязгали зубы, а волосы просто встали дыбом.
Цель достигнута. Но в программе испытаний еще не выполнены два пункта. Исправляемся, увеличиваю напряжение и, потянув за рычажок, пристроенный сбоку, изменяю внутренний объем….
И падаю в бездну….
Такого я не испытывал в своей недолгой жизни еще ни разу. Умирать умирал, дважды тонул, откачивали. Ничего интересного там нет, мокро и темно, а тут, словно раскаленный гвоздь вогнали в затылок, от него вниз по хребту пробежала волна обжигающего огня. От чего все тело выгнуло, руки разжались, этот чертов механизм грохнулся на пол и заткнулся. Наступила благословенная тишина….

Дальнейшее описывать не интересно. Вопли учителей, крики одноклассников, ругань директора и завуча. Я хотел только одного, побыстрей оказаться дома. Горячая волна, окатившая с головы до пят, закончилась в мочевом пузыре…. </i>


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
проходилмимоДата: Вторник, 15.01.2013, 01:22 | Сообщение # 56
Полусотник
Группа: Ветераны
Сообщений: 619
Награды: 1
Репутация: 1496
Статус: Offline
Процесс пошел!!!
Спасибо за проду.


Cообщения проходилмимо
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ДимасДата: Вторник, 15.01.2013, 12:23 | Сообщение # 57
Воин
Группа: Ополченцы
Сообщений: 57
Награды: 0
Репутация: 42
Статус: Offline
Фёдор вернулся! ура! А прода будет?
Cообщения Димас
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Вторник, 15.01.2013, 18:27 | Сообщение # 58
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3475
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Цитата (Димас)
А прода будет?

Будет wink


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
vdanДата: Среда, 16.01.2013, 00:26 | Сообщение # 59
Новик
Группа: Ополченцы
Сообщений: 46
Награды: 0
Репутация: 41
Статус: Offline
Цитата СтарыйЦитата (Димас) А прода будет? Будет
Это хорошо!!!!
Cообщения vdan
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
RevolverДата: Суббота, 19.01.2013, 01:58 | Сообщение # 60
Десятник
Группа: Ополченцы
Сообщений: 104
Награды: 1
Репутация: 75
Статус: Offline
Старый, курилко, шоб ты был здоров! Рад видеть проду, да и твою активность, а то я уже отчаялся даже... С возвращением!

Cообщения Revolver
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Понедельник, 21.01.2013, 08:14 | Сообщение # 61
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3475
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Лета ХХХ года, Сентябрь  1 деньУра! День знаний!Силантий светМитрофанович, долгих  ему лет жизни,  снизошел и объяснил мне, сирому да убогому,
свои замыслы. Стратеги блин. Он да его штаб из таких же пеньков облезлых, коих
он возницами в обоз пристроил, разработали план. У нашей банды, какая задача?
Поправить свое материальное положение за счет врага, разжиться лошадками. Идея
здравая. Строевой мерин, ежели его продать даже за полцены, позволит мне
содержать двадцать человек в течение года. Позволит решить проблему с
транспортом и значительно повысить уровень благосостояния в отдельно взятой
деревне.
 Только вот подход к исполнению у насразный. Сотник всю свою жизнь татар по степи да буеракам гонял. Не спорю
столько лет быть на передовой, остаться в живых при этом…. Снимаю шляпу.
 Что-то из его объяснений понял исогласился, но все-таки я дитя своего века и мыслю немного другими категориями,
войны  какие знаю, они другие, более
масштабные и более сложные. А здесь все чуток проще. Как наступает
средневековая армия? Это колонна войск, идущая по дороге к главному городу
страны и встающая лагерем на больших полях. По обеим сторонам от основной
армии, на расстоянии в пять – десять верст идут фуражиры, они обдирают  найденные селения под ноль, выгребая все, что
смогут найти. Охраны у них обычно от полусотни до сотни солдат и обоз из десятка
телег, зачастую  реквизированных в тех же
деревнях. Получается, что ширина фронта составляет где – то от десяти до
двадцати верст.
 Фридрих Великий  в будущем скажет – Я не могу носить своюармию в кармане. Она должна что-то есть. Ученые – диетологи подсчитают количествокалорий потребное мужчине, занятому 
тяжелым физическим трудом, а война похлещи, будет.
 Нынешний рацион довольно громоздкий ибеден в плане ассортимента, не молотое жито, квашеная капуста, брюква, репа,
огурцы соленые из мяса доступно то, что удастся реквизировать у населения и на
всех его обычно не хватает. Даже в обеспеченных  европейских армиях в мирное время были не
боевые потери из-за скудного питания. А про военные действия и говорить не
приходиться. Тот же Наполеон тому пример. Нарвался на тактику «выжженной земли»
и потерял четверть армии, прежде чем сумел догнать русских у Смоленска.
 У солдата или правильней все-такиназывать воина, всегда должна быть еда и только потом оружие и боеприпасы.
Именно так и в таком порядке.  Многие,
прочитав эти строки, фыркнут с усмешкой – легко обладать послезнанием. И
ошибутся, это личный опыт, опыт прожитых лет.
 
Можно отказаться от табака, вина, непить пиво. Но человек это жвачная скотина, она целый день что-то жует, пирожок,
булочку конфету, сникерс хреникерс. Проведите над собой опыт, откажитесь от еды
на три дня, из питья должна быть, не соленая и не сладкая вода.  Вреда это не принесет, только здоровей
станете. Самый эффект наступит на третью ночь, когда вы во сне будете гоняться за
котлетой с ножом и вилкой, а она рычит на вас и гавкает.
 Голод, самое смертоносное оружие. Тихо инезаметно он выкашивает целые страны и что для него жалкая горстка людей
случайным образом собранных вместе под знаменем короля. Голод превращает
вышколенные, дисциплинированные армии в толпу, с которой справиться гораздо
легче, чем воевать с сытым врагом.
 Я предложил, не спеша, не торопясь,тихой сапой удушить польских фуражиров. Наших сил достаточно чтоб приголубить
сотню, а при удачном раскладе так и пара может попасть под раздачу. В стратегии
и тактике стрелковый подразделений может, я и не разбираюсь, но устроить засаду  со всеми атрибутами не известными еще здесь,
в моих силах. Да и вообще, за каким чертом надо было тащить сюда столько пороха
и прочих моих игрушек?
 Все можно сделать в два этапа. Первый нанести максимальный урон войску
польскому, заминировать путь продвижения на всем маршруте и последовательно
взрывами нервировать противника. Выработать стойкий рефлекс минобоязни, ну,
чтоб не расслаблялись. Уничтожил бы все мосты, сделал непроходимыми броды,
засеяв их «чесноком» уничтожал патрули. Думаю, что полусотня конников против
нас не будет иметь никаких шансов. (Кстати, а вот и лошадки)  Пара пропавших сотен отучит от высылки
маленьких групп. Постоянный прессинг до распутицы. Возвращение, небольшой отдых
пополнение припасов, экипироваться в соответствующие цвета и по устоявшемуся
насту, на санях в путь. ( Может лошадей перекрасить в белый цвет?)
Миномет подойдет  против зимних квартир, беспокоящий обстрел сдальней дистанции, город цель большая, в нем поляков больше, чем тараканов за
печкой, разброс не будет играть особой роли. Мины ловушки. Сани, якобы
брошенные из-за убитых, павших лошадей, нагруженные мешками с пшеницей, на дне
заряд в полсотни килограммов пороха в чугунной оболочке. Взрыватель нажимного
действия, при снятии груза, произойдет взрыв. Есть надежда, что притащат в
лагерь и там начнут разгружать….
 Была когда-то идея, мина со счетчиком.Механический привод - одна шестеренка, храповик, вал, шток, возвратная пружина
и мембрана из кожи, оклеенная всяким мусором для маскировки.  Десять раз наступили, одиннадцатому …. Не
повезло….
</i> Обчество предложило свернуть языктрубочкой, засунуть в гузку и подудеть. - Без сопливых, мол, обойдемся.Да здравствует автократия, самаяавтократичная автократия на земле. Чтоб я ещё хоть раз о чем-то разговаривал с
этими баобабами…. После знание! Да нахер оно здесь кому нужно! Меня даже
слушать не хотят….
 - Никшни, пока….- Федор помолчи…. - Федь не можно так…. - Пасть закрой сопляк, ты как со мной разговариваешь….- Феденька, иди, проверь пищали свои,коими ты стрельцов оборужил….  Чуть не расшибив лоб о низкую притолоку,в бессильной ярости выскочил из избы, с треском закрыв за собой дверь. На миг
остановился на крыльце оглядел двор  и со
всех ног ломанулся к своему дому.
 Надо срочно, что ни-будь сломать или…морду набить, кто под руку подвернется. Дальнейшее было как в тумане. Помню, какбыл в доме, брал ружье, гранаты за каким-то чертом прихватил, кидал в мешок
еду. И все это сопровождалось безудержным рычанием и бессмысленными матюгами.
Бородатые  и бритые лица стрельцов….
Чужие руки на моих плечах и вырывающие из рук оружие….
 С шумным плеском на лицо вылился потокводы, мгновенно намочив с головы до ног, даже в сапогах болото захлюпало. Доброе лицо со свежим бланшем под левымглазом склонилось надо мной и участливо спросило, дыхнув чесночным перегаром, -
Ишшо добавить али как?
 - Нет, не надо. – Я сидел на земле уколодца в луже грязной воды, а вокруг стояли стрельцы, с веселым интересом взирающие
на очередное укрощение «бешенного»
Как случайно узнал, такое прозвище мнедали парни, еще в первый день знакомства. - Тебе помочь. – Спросил стрелец ипротянул руку. Я отбил её в сторону, сам встал на ноги и побрел домой.
Переодеваться.
 <i>Я знаю много.Очень много. Просто гений по меркам нынешнего времени. Только вот парадокс,
никто гения слушать не хочет, когда он начинает совать свой умный нос в дела,
где правит бал личный опыт предков.  Как
с техником и механиком со мной никто не спорит. Слушают прописные истины (для
двадцатого века) словно молитву читаю с амвона. Стоило только заикнуться, что
Владислав в деревне Деулино подпишет мир с Москвой и этого допустить нельзя ибо
этот мир плохой и отдадим двадцать девять городов ляхам….
  Даже Силантий посмотрел на меня так,словно первый раз увидел…. Не хорошо так посмотрел…. А остальные словно с цепи
сорвались. Я вдруг в одночасье стал польским шпиеном и предателем земли русской
и меня надобно прикопать за околицей в назидание потомкам.
 Заикнулся про террор в отношении пановкомандиров…. Лучше бы я молчал….  Блин, в отряде три винтаря с прицельнойдальностью в полверсты. Да можно было бы такую сладкую жизнь устроить полякам,
они за ограду лагерей выходили бы не меньше чем в сотню рыл.
Пострелять издалека, выманить отряд изавести его на минное поле али в засаду, э-эх…. Не помню, кто сказал, - врага можнооставить за своей спиной, только его предварительно надо убить. Нет, ядрена кочерыжка, невмочно так сворогом поступать, ибо нет чести в такой победе. Тьфу, на вас, пеньки замшелые.
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Вторник, 29.01.2013, 08:45 | Сообщение # 62
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3475
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Переодевшись в сухую одежду, покопавшись в закромах, накрыл стол, чем бог послал. Вышел в сени. Там на лавке у двери сидела моя «тень»
- Пошли, поедим что ли и это… остальных позови.
Он сидел, молча, и смотрел на меня, не делая никаких попыток подняться с места.
- Вот те крест, - Я перекрестился,- ни куда не уйду. - С этими словами повернулся и ушел обратно в дом.
Ужин был в самом разгаре, когда чуть слышно скрипнули деревянные петли и в комнату вошел сотник.
Остановившись на пороге, он оглядел нашу веселую компанию, и дугой выгнув бровь, спросил – Здесь всех кормят али нет?
Один из охранников, его Андреем кличут, подхватился со своего места, - Садитесь, Силантий Митрофанович, откушайте с нами.
- Федор. Ты чего такой смурной? – Силантий сел, пододвинул к себе доску с накрошенной бараниной, выбрал кусок и, закинув в рот, стал жевать, не сводя с меня пристального взгляда.
- Надраться хочу, а нечем, у тебя вино есть? – В заначке есть спирт, для медицинских целей, но брать его не хотелось.
- Что так?
-А…. – Я покрутил рукой в воздухе.- Перегорело все, не хочу даже слово молвить об этом.
Ответил не поднимая взгляда от миски, выискивая кусок мяса попостнее. Краем глаза заметил, как Силантий мотнул башкой, один из парней сорвался с места и исчез. Пока он ходил, над столом повисла тяжелая тишина, прерываемая только чавканьем. Эх, учить и учить предков культуре поведения за столом. А что идея, может преподать им правила этикета? Ага. Только сначала самому вспомнить, как правильно есть птицу, вилкой и ножом или руками?
Вернулся гонец, с довольной рожей поставил на стол баклажку. Наивный. Думал им что обломиться. Угу, и даже два раза дадут пробку понюхать. Сотник кивком головы выпроводил всех моих гостей, вон. И сам. Сам!! Налил мне, полную кружку, отличной медовухи. Я бы не сказал, что в отряде сухой закон, вино есть, и народ его пьет, но в жутко разбавленном виде. (Все-таки приучил пользоваться кипяченой водой) Отчего напиток становился кисло-жутким на вкус, но хорошо утолял жажду и самое главное, с него нельзя было обосраться.  Тьфу, тьфу, тьфу. Я мысленно погладил себя по темечку, проблемы с диареей пока нас миновали.  В отрядной аптечке, что занимает телегу, целый мешок с травяным сбором, супротив этой болячки, милка моя постаралась.
В мозгу шевельнулась и утухла мысль – ботулизм. Заманчиво…. Вонюче, но заманчиво…. Да ну на хер, сами перетравимся.
Силантий поднял кружку, - За что пьем?
Я вытер губы, поднял свою посудину, немного промолчал и сказал, - А чтоб все враги передохли, - за два глотка осушил до дна.
Забористая штука до Никодимовской ей конечно далеко, но тоже хороша. Отломив кусочек хлеба начал жевать перебивая вкус. Силантий занюхал рукавом.
- Федь, а что ты давеча молвил про то, что мы с ляхами, мол, замириться должны. Откель тебе это ведомо.
- Так я тебе сказал – молонья в детстве стукнула….
Силантий разлил еще по одной, поднял свою – Будем….
Я отпил половину и поставил кружку на стол. Ножом отмахнул горбушку и стал сооружать бутерброд.
<i> « Эх, сюда бы помидорчика с майонезиком» </i>
Да настолько увлекся этим делом, что пропустил половину слов сказанных Силантием, услышал только окончание, переспросил, - Чего молвишь? – И откусил от трех этажной конструкции.
Сотник ладонью разгладил усы, отодвинул свою кружку в сторону и чуть прищурился, отчего взгляд стал пристально острым.
- Я на своем веку, семерых в степи похоронил, своими руками обмывал и в чистое одевал. Насмотрелся что молонья с человеком деет. Иные как головешки, словно их на костре смолили, а у тебя, - Он ткнул меня пальцем в грудь,- шкура целая, чистая, шрамов…. Только один на пузе и есть…. Чудной такой…. Не как у всех.
Он говорил глухим голосом, в паузах, гулкая тишина болезненными толчками отдавалась в висках, распугивая суматошно скачущие мысли.

Когда в первый раз попал  в баню с Силантием, меня поразило наличие просто огромного количества шрамов, из-за которых старый сотник походил на леопарда. Я тогда даже как-то возгордился, тем, что такой…. Целый что ли.  Ан вон как оно….
Инстинкты! Мать их за ногу, через колено два раза. Пока башка думала, правая рука соскользнула со стола и потихоньку поползла к кобуре, лежавшей рядом на лавке.
Разум очнулся, когда передо мной на столе материализовался кинжал. Видел как-то раз, как Силантий овцу разделывал, да ловко так, и то, что одной кисти нет, не помеха и с одной рукой за пять минут управился.

Я выставил пустые ладони перед собой и медленно опустил руки на стол. Нашел с кем тягаться…. У него личное кладбище с пять футбольных полей, и каждого второго убил вот такими ковырялками….
- А что ты проведать хочешь?  Правду молвил, вот те крест, - И я перекрестился, сложив пальцы щепотью.
Он сделал глоток из своей кружки, - Федор, а почему ты по греческому обычаю крест кладешь, тремя перстами?
- А…. А…. – И захлопнул пасть. До Никоновского раскола туева хуча лет. Когда на воскресную службу ходил, всегда помнил что надо делать и, глядя по сторонам, крестился как и все, двумя перстами, а тут…. Привычка, машинальное действие повторяемое с детства и впитанное в кровь с молоком матери. Пальцы складываются сами.
А он сидел напротив с легкой ироничной улыбкой на губах, смотрел на мои душевные мытарства и ждал моего ответа.
Пауза затягивалась. Я как рыба, выброшенная на берег, молча разевал рот и…. В кои века не знал что сказать. А голове шла переборка вариантов ответов.
Запрос – да\нет – нет.
Запрос – да\нет – нет.
На лбу капельками выступили бисеринки пота, а кончики пальцев стали подрагивать мелкой дрожью.
Силантий прервал тягостную тишину, махнул рукой,- Да крестись ты как хочешь. Токмо поведай мне, откель тебе сие ведомо.
-Что?
Он поморщился, словно съел нечто горькое,- Федь не зачинай сызнова. Про задумки твои воинские…. Может в землях аглицих и такое есть. Пистоль твоя скорострельная да пищаль…. Ты как не от мира сего. Одежку тебе бабы шьют чудную, не видал такую нигде более, исподнее - так срамнее токмо голышом ходить. Помниться как ты не в себе был, после того как  татей жизни лишил. Тебе дюже страшно было от содеянного. В церковь опять же не каждый день ходишь. А про то что ты прав оказался, когда о ляхах казал, так и молвить не хочу. Вот и любопытно мне стало, откуда ты родом, Федор? Откуда тебе все ведомо?
Силантий вдруг улыбнулся хитрой улыбкой и добил окончательно, - Внучка сказывала, что ты и милуешься не так как мужики наши.
Здравствуй осадок, я твой друг, подвинься, вместе лежать будем. Ну, Милка….
Пытаясь выиграть время и, хотя б немного прийти в себя, потянулся за своей кружкой…. Увы.
Не дал взять.
- Ты мне на трезвую голову молви, опосля допьешь, - И качнул кувшин.
- Дай глотну, а то в глотке пересохло,- Я прохрипел и протянул руку за посудиной.
Отпил глоток, потом еще один, маленький глоточек, покатал его на языке, растягивая время….
<i>А пропади оно все пропадом</i>
Я поставил локти на стол, сплел пальцы  лодочкой и положил на них подбородок. Малость помолчал и начал свою вторую исповедь.
- Меня зовут Федор, так нарекли отец с матерью. Родился в славном городе Москва в тысяча девятьсот….

Лета ХХХ года, Сентябрь  2 день
Весь день, нет-нет да ловил на себе внимательный и слегка задумчивый взгляд Силантия.
Расстались мы уже под утро. Кувшин к тому времени давно опустел и даже был выжат насухо, а ребята два раза ставили небольшой походный самовар. Мы вдвоем сожрали, всю мою медовую заначку.
Культурный шок?  Да хрен его знает. По лицу сотника, изрезанного глубокими морщинами и шрамами, ничего не понятно, каменная маска. Волосья из бороды и маковки не драл, по углам с криками и воплями не шарахался. Сидел и слушал. Внимательно слушал. Изредка задавая наводящие вопросы, если что-то было непонятно. Иногда приходилось прибегать к ручке и рисовать на бумаге всяческие предметы, когда уже просто не хватало слов. Была у нас в детстве, в школе развлекалочка, из двух листов мультик делать. Развеселил. Улыбнулся старик.
Мой рассказ о культуре, досужем отдыхе сытых людей его не заинтересовал. От этого он отмахнулся, лишь только проворчал вполголоса,- скоморохи в почете, - и криво усмехнулся, мотнув седой головой. Слово за слово и незаметно перешли на военную тему. После пары моих ответов, состоящих в основном из междометий, Силантий вынес вердикт, как припечатал, хорошо еще морду не скривил, -  так ты рукодельник, как Никодим.
И в глубине глаз, на самом донышке, мелькнули искорки - <i>штафирка ты, сермяжная</i>. Вот откуда идет нелюбовь военных к гражданским, след тянется из седой древности.
Когда небо серым рассветом подернулось, добрались и до Владислава с его Московским походом. Увы, ничего нового к тому, что сказал ранее, добавить не смог. Так, несколько мелких деталей.

***
Тот же день.
- Федя, зачем это,- Герасим стоял передо мной, держа в руках балахон, а я в это время ковырялся в мешке, выискивая коробочку с краской для морды лица.
- Это не твой размер, возьми другой, а этот отдай Панкрату, он подохлей тебя будет.- И снова нырнул в бездонную пропасть кучи вещей.
- А вот ты где…. – С этими словами нашел искомую коробушку под исподним. Надо же, в круглом мешке и за угол закатилась.

Утром, опосля ночного разговора, я подкатил к сотнику с предложением, Силантий сначала посмотрел пристально, покусывая седой ус, а потом дал добро, на то чтоб я и моя охрана, сходили потренироваться в стрельбе.
- Ишшо десяток Илюхи Окорокова  возьми, им наука впрок пойдет.
- Тогда уж два давай….
- Одного хватит…. – Подумал немного и добавил, - ступай, опосля видно будет. И это…. Не постреляй ребятишек…. – Поднял со стола лист и, отставив от себя подальше, стал читать, подслеповато щурясь.
- А какой…. – Я осекся под насмешливым взглядом сотника. Быстренько закруглился и побежал собираться, пока начальство не передумало. Не то пошлет…. болото гатить….
<i>Ну да зрение у нас нормальное, только руки короткие….</i>

- Я енто одевать не буду,- Послышался позади меня голос. Оборачиваюсь, так и есть. Самый старый из  теплой компашки моих «теней» - Иван. Ему далеко за тридцать, в прошлом году женил старшего сына, а после похода собирается выдать дочь замуж. Уже перед самым выходом, ему из деревни передали весточку, родилась внучка. Славно отметили, ножки обмыли на пять с плюсом.

<i>До девятисотых годов, это которые с тысячи начинаться будут, армии похожи на стаи разноцветных попугаев. Синие, белые, красные, зеленые, желтые…. В мундирах присутствует вся палитра. Наглы даже прозвище получат – раки, из-за мундиров красного цвета. Считалось, что на красном кровь менее заметна и это не так деморализует солдат, а то, что их становиться видно невооруженным глазом за три версты…. Это дело десятое. Вид солдата должен внушать врагам страх, а своим уважение.
Чем чаще стали стрелять ружья, тем быстрей и глубже стала закапываться  «царица полей»
Русским генералам понадобилось проиграть войну японцам, чтоб отказаться от темного низа и белого верха и переодеть армию в хаки.
Здесь и сейчас все войны идут в полный рост, стенка на стенку. И до передвижений на пузе еще не дошли. Я расспрашивал, в крайнем случае, могут к вражескому часовому подползти, а вот целенаправленно воевать лежа, такого нет.</i>

- Не хочешь…. – Я задумался на мгновение и, улыбнулся,- Ну и не надо, Вань, так пойдешь.

***

Мы шатались по лесу почти час, прежде нашли относительно приличную поляну. В меру ровную и даже почти не заросшую кустарником. Наверно чей-то бывший надел земли, некогда расчищенный от леса, он отработал свое и был заброшен своим хозяином. Навскидку до ближайших деревьев, стоявших сплошной стеной на дальней стороне поляны, было метров сто с хвостиком. Когда шли сюда, народ балагурил, подсмеиваясь надо мной и ребятами, изощряясь в словесности - кикиморы да лешаки и нечисть, самые ласковые слова, прозвучавшие в нашу сторону. Я только посмеивался и поправлял мешок, висевший за моей спиной.
В пострелушках, затеянных мной была только одна причина. Вместе с моим «костоломом» было всего три винтаря на весь отряд, остальные ружья, классический гладкоствол.  Нужны еще два снайпера или хотя бы достаточно метких стрелка, чтоб попасть в ростовую фигуру под названием «всадник на лошади» и хотя бы не подстрелить коня. Знающие и умеющие ходить по лесу и скрадывать дичь и чтоб были не новобранцы, а служилые люди. Силантий сначала скривился на эту объяву, но потом расщедрился  и отвалил с барского плеча этот десяток, сказав, что они самые опытные. Пока что кроме зубоскальства, ничего особенного не заметил.

- Илья, - Окликнул десятника,- отправь пару человек сделать затесы на деревьях, мишенями будут. Да поставь часовых, не дай бог, кто подкрадется, пока мы здесь развлекаться будем.
Пока Илюха бодрым голосом раздавал ценные указания, я с ребятами отошел в стороночку , чтоб не путаться под ногами у занятых делом людей. Вытряхнув из мешка  захваченную из дома одежку, принялся не спеша переодеваться.
Судя по тому, что гомонивший за моей спиной народ притих, нужного эффекта почти достиг. Подмигнув слегка оторопевшим охранникам ( они еще не видели меня во всей красе) покопавшись ( надо нормальный рюкзак пошить с карманами)  в долбанном сидоре, достал заветную баночку, маленькое зеркальце  и стал наносить боевую раскраску. Накрасился за тридцать секунд.
Встаю и медленно поворачиваюсь,  раскидывая в стороны руки, в стиле <i> « я черный прыщ на голой заднице, я ужас летящий….» </i>
В наступившей тишине было слышно, муху бьющееся в паутине, на дальнем краю поляны….
Стрекотание хромого кузнечика, ждущего свою лягушку, медленно подбирающуюся к своей жертве….
Кто-то из стрельцов даже сел на жопу, после того как оступился, отшатнувшись от меня любимого.
А потом эти сволочи заржали словно жеребцы перед случкой, распугав своим гоготом всю лесную живность.
Блиин, ненавижу оказываться в дураках, особенно когда прав.
Я глубоко вздохнул, припоминая все матерные слова из своего лексикона…. Медленно выдохнул и сам рассмеялся. У- у аспиды окаянные….
<i>Смейтесь ироды, смейтесь, вот ужо я погогочу в полный голос, когда вы на пузе сто метровку ползти будете….</i>
С правой стороны, туда ушли несколько стрельцов посланных десятником, раздался громкий крик  и вслед за ним по лесу прокатилось гулкое  - Ба-Бах….

« -Судя по звуку, это не моя работа, мои тявкают резко и звонко, а это херь влепила так влепила. Эдак гавкать может только пищаль или что-то ей подобное.
Это была первая мысль, которая пришла в голову, а вторая была….
- Всё бля, триндец, от кувыркался ежик на кактусе,  теперь Силантий точно домой отправит, была у него такая идея.
- Проку от тебя Федька, как с козла молока, токмо и жди, какую напасть сотворишь, надобно тебя домой возвертать от греха подальше.  – И глазки такие добрые – добрые….»
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Воскресенье, 03.02.2013, 21:28 | Сообщение # 63
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3475
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Вся эта гадость вспомнилась пока на четвереньках (споткнулся, подбирая мешок с припасами) добирался до ближайшего дерева. Плюхнувшись на пузо, взвел курок и осторожно выглянул из-за ствола. 
Позади слышу приглушенный голос Ильи, раздающего команды и треск сухих сучьев под подошвами сапогов, разбегающихся по местам стрельцов. 
Оглядываюсь назад. Вот она, местная специфика, Герасим в полный рост стоит за соседним деревом и с недоумением смотрит на мои телодвижения.
- Федь ты чего разлегся-то? – И делает круглые как у филина глаза.
М-да, для него, привыкшего и умеющего воевать холодным оружием с детства, мое положение кажется нелепым и смешным. 
Ответить не успеваю, с треском и матюгами метрах в десяти от нас, на поляну вываливаются из кустов посланные ранее стрельцы и, топоча как лоси, вовремя весеннего гона, бегут в нашу сторону. 
Один успел на ходу крикнуть, - Ляхи… Много…. – И скрылся среди листвы. 

Сунулся за ним следом и чуть не получил в лоб прикладом. 
- Илья, мы почитай до места дошли, как вдруг по правую руку, оленуха с детенышем от нас в сторону прыснула. Маклуха эвон за ней побег. Да токмо повезло дурню, об корягу запнулся да на пузо упал. Пока поднялся, она успела сажен на тридцать уйти. Он тока встал, а тут из кустов как грохнуло…. Ну и наповал …. 
- Кого Маклуху?
- Да не, олешку. То поляки и кажись немцы с ними…. – Парень стянул с головы свой малахай и вытер им потное лицо
- Не ошибся,- Десятник стоял перед ним и заряжал ружье. 
- Не по нашенски белькотали. Ляхи когда шипят их через раз, да понять можно, а энти - гыр  да быр. 
Того что стрелял, по плечу хлопали, граяли  - гад, гад. 
- Может – гут – Хорошо?- Спросил я у бойца.
- Ага, так и было. 
- Много татей видел?- Десятник уже начинал злиться, - от ты щегол грязно-жопый, двух ляхов узрел, и полны портки наложил. 
- Да как можно Илья? Опосля того как немец из кустов вышел на прогалину и пошел добычу зреть, за ним вослед ещё пятеро, что ругали али как Федор молвит - хвалили. 
Илья сделал шаг, дал подзатыльник, мнущему в руках шапку стрельцу и прорычал, - Ляхов много видел али тебе поблазнилось и ты баишь невесть что. У-у шкода….- Потянулся отвесить второго леща.

<i>Бери этот десяток, они самые опытные…. как же…. На те боже - что нам не гоже. Ну Силантий, ну пройдоха </i>

- Маклуха, - Десятник окликнул стоящего поодаль стрельца, утирающего полой кафтана, перепачканное землей лицо.
- Немцев семеро, трое из них с пищалями у остальных палаши и кинжалы на поясах. Ляхов видел девятнадцать, все огнебоем оборужены и сабля у кажного. Токмо думаю, больше их, над кустами концы пик виднелись.  – И добавил после непродолжительной паузы, - Много. 
Илья посмотрел на стоящего перед ним стрельца, - Внял Данилко, что во первую голову молвить надобно? – И оглянулся на меня. 
Я помотал головой и пальцами сделал - ножки. Мол – надо когти рвать отсель. Да и лапища, одного из охранников, размером с седло для пони, придавившая плечо и не двусмысленно намекала. Не пойду сам – понесут.
Илья озвучил мои мысли вертевшиеся на кончике языка. Отход на пару сотен саженей в сторону деревни и смотрим. Если пойдут на нас, гонца Силантию упредить наших, откатываемся дальше и …. 
Десятник назвал пару парней, которые должны были, с песнями и плясками, увести противника  за собой. Если поляки просто мимо пойдут, пусть уходят.
Хороший план, благоразумный. Но вот моя задница, не может и дня прожить без приключений. Уговорил, чтоб остаться одним из наблюдателей. На это предложение Илья коротко переглянулся с моими «тенями» пожал плечами и согласно кивнул головой.
Хотелось своими глазами посмотреть на тех, кого видел только на картинках и музейных стендах. 
Посмотрел. 

<i> Хм, люди как люди. Одеть в джинсу, побрить, постричь и не отличишь от поляков, с которыми познакомился в Варшаве, где был с туристическим визитом. Паны вообще интересные люди.
Мы с ребятами зависли в кабачке, а чего-то так нормально пиво пошло…. Поляки сначала косились на нашу компанию. Кто-то из наших что-то ляпнул, ему ответили – Курва….  пся крев….Москаль…. 
Пока эти два «горячих финских парня» мерились интеллектом и плющили сопатки, я подсел к мужику своих лет, спокойно с эдакой легкой улыбкой, взиравшему на драчку. Его звали Марек, и он довольно сносно говорил по русски. Слово за слово, перескакивая с темы на тему, мы проболтали весь вечер.
Ближе  к закрытию кабака, когда наш общий градус превысил норму, и стало штормить даже сидя, 
Марек, уже довольно пьяненький, вдруг посмотрел мне в глаза и абсолютно трезвым голосом, с какой-то злостью, сказал, - Такое королевство просрали, - И грязно выругался. 
А через три года, точно также, уже матерился я…. распалась Российская империя. </i>

А дальше случился казус. Мы, я с ребятами, оставил с десятком Ивана (переодеваться надо было)
отправились назад. Залегли по кустам и поляков по головам считаем, бдим  - одним словом.
И тут двое не в меру любознательных немца, забрели на делянку, с которой мы ушли, буквально за пять минут до них. Тощие, кожа да кости, ходячий суповой набор, не идут, попутный ветер несет, а одеты.... Даже затруднюсь описать точно. Шорты, пошитые, на пять размеров больше чем нужно нормальному человеку, подвязаны на уровне колена в своеобразную такую оборочку. У одного кафтан, (пиджак, лапсердак какой-то) хрен этот фасон поймешь, нежно василькового цвета, у другого светло-салатовый. Башмаки из грубо выделанной кожи с бронзовыми пряжками и у обоих на ногах фиолетовые чулки с кокетливо подвязанным бантиком из цветной материи, чуть ниже коленки. Из оружия, мушкет, узкий  длинный кинжал в ножнах, перевязь с натрусками и пороховницей – у каждого. 
Так бы они и прошли мимо, хоть я и облизывался на мушкеты (захотелось подержать в руках, пострелять….)Но пришлось отвесить щелкана своей зеленой жабе, не вовремя подавшей голос - <i> уходят золотые погоны</i> и просто смотреть.
Так вот, бредут себе доходяги по поляне, смотрят под ноги – может чего съестного найдется. Авось ежик из кустов выскочит, да и заяц сойдет.  
Один из них вдруг нагибается и зовет второго,  - Ганс иди ко мне, - и протягивает что-то на ладошке.
Фриц  берет и начинает рассматривать – патрон, посеянный каким-то растяпой стрельцом.
Отполз назад, подозвал стрельцов, - Надо брать немцев, но так чтоб не пикнули. 
Приятно смотреть на работу профессионалов. По шуршали кустами, привлекли  внимание «дичи» и скрутили. Правда, когда в темпе вальса притащили на место, оказалось, что наш Андрюша, бугай чертов, ненароком свернул одному трофею, тощую шею. При этом  стрелец оправдывался, - а чо он такой хлипкай? Я токмо раз и тюкнул по маковке, - и машет перед моим носом своей кувалдой, по недоразумению прозываемую – кулаком.
Если меня кто ни будь, спросит – а зачем вообще нужен был язык, если из немецкого знаю только хальт да хенде хох.
Не знаю! Хотя…. Это жаба, стерва зеленая, виновата!
Пленный меня не видел, ему сразу заткнули рот и натянули шляпу на глаза. И вот картина. 
Немец сидит у березы со связанными сзади руками, крутит башкой и что-то мычит, пытаясь выплюнуть кляп, скрученный из моей старой портянки. Три стрельца стоят и смотрят на меня, а я разглядываю жмурика. Бледное лицо, струйка крови, натекшая из уголка рта. 
И тут меня в седалище клюнула жареная перепелка. Срезаю ветку, ошкуриваю и выстругиваю два маленьких таких зубика, как у графа Дракула.  Пачкаю кровью подбородок, вставляю в рот «протезы» присаживаюсь перед немцем на корточки и даю отмашку снять с Ганса шляпу. 
Он сначала заморгал от перехода с полной темноты к свету, потом его взгляд сфокусировался на мне любимом. Зрачки расширились, суматошно перебирая ногами, попробовал отползти, уперся спиной в березу, вдруг протяжно икнул и запрокинул голову назад. Я сначала подумал, что он сомлел.
Пощупал пульс…. и со злости сплюнул на землю.
 - Сдох, зараза. – Посмотрел на стрельцов. – Что делать будем? 
Они переглянулись между собой и Андрей, сняв с головы шапку, почесал затылок.
 - Федь, я чуть в штаны не наложил, на тебя глядючи. 

Пока разбирались с этими двумя, основной отряд скрылся в лесной чаще. До того как отвлекся, насчитал семьдесят семь человек, вместе с этими. Может их, и больше было…. Мы с краю сидели.
Всю обратную дорогу, пупырчатая подруга пищала от удовольствия, крепко сжимая в своих маленьких лапках трофейные мушкеты. (Ей по приколу, а плечи-то у меня болят)
На задворках деревни, устроил шмон, на наличие боеприпасов, победителю приз – лопата и два покойника которых  требуется похоронить. Хоть и немцы, но негоже человека без погребения оставлять. 
Обладателем супер-приза становиться, Маэстро Туш, стрелец Да-ани-ила. 
Этот придурок расстегнул клапан на патронташе и не закрыл его. Один патрон нашли немцы (на свою беду) а вот где еще один, предстоит выяснить завтра. 

Уже поздно вечером, опосля ужина (и естественно, доклада биг боссу) засел, разбираться с новыми игрушками. 
Внешний вид на четверочку тянет, лакировка деревянных частей испорчена многочисленными царапинами. Приклады  довольно длинные, в передней части усиление из медной полосы, есть затыльник, вроде даже как стальной. Ствол хвостовиком вставлен в приклад и закреплен тремя болтами с нижней стороны, внутри чистые (насколько видно) а вот оксидировка(!) снаружи слезла и есть легкая ржавчина. Спусковая скоба латунная(!), курок железный. Замки тугие, винты на зажимах, кремень держат крепко, в поясной сумке нашелся десяток запасных камней. Прицел простейший, постоянный. По весу…. По весу, думаю полегче пищали будет, но тяжелей моего костолома. Калибр точно не скажу, так как пуля от моего оружия не подходила, была чуть больше, на глаз около миллиметра.
Мушкеты с первого взгляда, да и со второго тоже, выглядят довольно технологично, чувствуется рука не мастера, но хорошего производства. Со вздохом полез за инструментом.
Через час разогнул уставшую, от долгого сидения в согнутом положении, спину. Вывод не утешительный. Это заводская вещь, изготовленная по шаблонам и лекалам с применением хорошего инструмента и оборудования, а это может значить только одно, за этим оружием стоит государство. На замочной доске стоит клеймо - широкая стрела перечеркивающая аббревиатуру В.О. и еще несколько значков на прикладе, под шомпольной трубкой и на тыльной части ствола. (Авторский произвол, данная система клеймения ружей появиться в Великобритании через сто лет)
И тут мне стало тоскливо, аж до жути захотелось выпить и чего ни-будь покрепче, чем тот компот, что был налит в мою кружку, стоящую на краю стола. Из походной аптечки достал флягу со спиртом, накатил дозу и за неимением кипяченой воды, разбавил холодной заваркой.
Бр-р, от омерзения передернуло, ну и пойло …. 
Пятьдесят грамм немного прочистили мозги и чуток подняли настроение. 

<i>В любом оружии есть своя прелесть, некий шарм предельной лаконичности, эдакой хищной красоты. Можете фыркнуть со смехом и недовольством в голосе сказать. – Но оно убивает…. Создано нести смерть….
Статуэткой изготовленной великим мастером можно вышибить мозги не хуже чем булавой или простой дубиной. И это как-то не мешает всем восхищаться гениальным творением. </i> 

Я сидел, опершись спиной о бревенчатую стену, проконопаченную болотным мхом, босые ноги приятно холодила легкая прохлада, идущая от земляного пола и маленькими глотками пил разбавленное вино, тусклый свет горящей свечи, закрепленной на поставце для лучин, играл бликами и отражался на металлических частях ружей. 
Тихо и незаметно морфей принял меня в свои объятия, снился мне отнюдь  - не рокот космодрома….

«- Они попались, поверили  - что у меня слабый фланг и уходят, - Наполеон наблюдал в подзорную трубу,  русские и австрийские войска потоком спускающиеся с Праценских высот.
Взвился дымок, ударила батарея, над Аустерлицем вставало солнце, началось сражение. 
Прозвучал короткий приказ, гонец вскочил на коня и умчался.  Корпус маршала Сульта, выступил вперед и, рассекая фронт союзников, сокрушает на своем пути слабое сопротивление, стремительным броском начинает подниматься на оставленные высоты. 
В подзорную трубу видны плотные войсковые колонны, медленно и неотвратимо, словно горный поток, они накатываются  на противника стоящего в редких батальонных каре, ощетинившись штыками. В небо поднялись клубы порохового дыма. Падают фигурки убитых, но, несмотря на потери, солдаты продолжают маршировать под мерный рокот барабанов. 
Союзники не выдерживают и начинают отступать…. Наполеон сильно сжал подзорную трубу. Странно отходят, оставляя на своем месте непонятные укрепление похоже на редут, но слишком маленькие, они не способные вместить в себя достаточное количество солдат…. не видно жерл пушек….  Русские…. Они остановились и приготовились дать бой. 
Пехота Сульта только на мгновение замедлила шаг…. Золотые орлы гордо реют под лучами восходящего солнца, неся на своих крыльях отблеск грядущей славы Франции.
Колонны остановились, по неслышимой из-за расстояния команде, перестроились и приготовились к атаке. Маленькая фигурка офицера, стоящего рядом с одним из батальонов, вскидывает руку и…. 
На высоте раскрылись врата ада. Странные укрепления расцвели пульсирующими бутонами ярко красного огня, окутались густыми клубами дыма и пыли, вздымающимися в небеса.  
В мгновение ока первые ряды были скошены, словно гигантская коса прошла по французской пехоте. 
Наполеон в недоумении оторвался от окуляра подзорной трубы, оглянулся на свою свиту, а когда снова посмотрел на поле битвы…. 
Уцелевшие бежали вниз по склону, а войсковые колонны остались лежать на месте стройными рядами, там где их застала неведомая смерть. 
Под легким ветром рассеялся туман войны и над Праценскими высотами гордо развевался штандарт русской гвардии»

Лета ХХХ года, Сентябрь  3 день

- Господи, дай сил, не сдохнуть, не опохмелившись.- С этими мыслями  с трудом разлепил опухшие ото сна глаза. Во рту ночевал гусарский полк и, кажется, вместе со своими лошадьми. Почмокал губами и кажется,…они успели сделать переход на полсотни верст. Шея затекла от неудобной позы, ребра болят от того что кружка, которую держал в руке, выпала и закатилась под бок. Хорошо хоть вино допить успел. Кряхтя и охая, словно старая развалина, сел на сундуке и обхватил руками гудящий котел по недоразумению названный головой. Заветный кувшин стоял на углу стола и манил к себе, словно измученного жаждой путника, источник живительной влаги, а я сидел и тупо смотрел. Может он сам в руки прилетит? Жаль такого чуда еще не дождался ни один начинающий алкаш. Позади кувшина на столе лежала фляжечка, а пробка, между прочим, отдельно. Аккуратно почесал в затылке,- Это ж когда я успемши….Тут блин, грамм двести было…. 
Трясущимися руками нацедил половину кружки вина, вылив все до последней капли из трехлитровой посудины, поднес к губам. Резко шибануло спиртовым духом (вот ты где спиртик) Стараясь не дышать, влил адскую смесь в себя и замер, стараясь не шевелиться. Прижилось…. 
Добрался до лежанки, положил голову на подушку. Черти молотящие горох, стали стучать тише…. Тише…. Я блаженно закрыл глаза и провалился в темную бездну без всяких сновидений.

Ближе к вечеру того же дня.
- Хоть топор вешай. Иван, буди этого горького пьяницу, не то всю ночь колобродничать будет. – Смутно знакомый голос с командирскими нотками пробился сквозь серую пелену сна.
- Встаю. Да встаю уже, не тряси, последние остатки души вытрясешь,- Пробурчал, приоткрывая один глаз и рассматривая склонившегося надо мной стрельца. Как только он отвернулся и отошел, я перевернулся на другой бок и потянул одеяло, накрываясь с головой.
Голос рыкнул. Одеяло полетело на пол, в меня вцепились четыре руки и, не обращая внимание на слабое трепыхание поволокли на улицу. Тушку бережно опустили рядом с колодцем, слегка придержали, чтоб не убег и приступили к водным процедурам.  После третьего ведра, вылитого за шиворот передо мной появилось милое лицо старого сотника. 
Я так обрадовался его приходу, - С-сил-лант-тий с-сука, - что начал объясняться ему в своей любви.
- Раз лаяться начал, очухался. Тащи его в избу. – Что и было исполнено быстро и качественно
Усадив меня на лежанку, стрельцы испарились, оставив один на один с Силантием. 
Он прошел к столу, сел на лавку, не обращая внимания на мое копошение  и матерное бормотание, стал вводить в курс дела. После первых слов я сам заткнулся и растопырил уши на максимум. 
- Доглядчики, коих я разослал по округе, вернулись. В Щупарню, это деревушка на три дома  в десяти верстах отсель, на запад, заходили ляхи…. 
- А те коих мы давеча в лесу повстречали?
- То на Бражино пошли 
- Деревня далече от нас? – Я помолчал немного и спросил, - А твои доглядчики верно знают сколько поляков туда пришло?
- Четыре сотни пешцев и, - Он сделал многозначительную паузу, - тристо душ казачков. 
(Авторское отступление, казаки  гетмана Сагайдачного  и поляки соединилась под Москвой) 
- Ого. 
- Вот тебе и ого…. Ежели сунулся бы на немцев, там бы так и остался.
- Была охота их пощипать, да только слишком близко отсель мы были. Уйти бы ушли, да вот куда тати пойдут, вот это вопрос, да и патронов с собой мало было, всего по два десятка. Это на пять минут пострелять, опосля по лесу хоровод водить? Не туточки надобно их прижать крепко, а потом добить что останется. И казаков слишком много, весь табун, а это не менее пяти сотен голов, мы просто не сможем увести…. Эта орава такую просеку вытопчет, что злые казачки через день будут здесь придя  во след за нами. Ежели всех с собой не заберем, они деревенских на колбасу пустят, но дознаются – кто мы и откуда пришли. Стрельцы правильному бою необучены, ежели сунемся в открытую, больше половины побьют, – Я рассуждал, расхаживая по избе, одновременно вытирая голову полотенцем. Закончив, повесил на плечи и повернулся к сотнику. Он сидел, молча слушая мой монолог. 
- Врагов слишком много, - И горько усмехнувшись, пошутил, - очень большую яму копать придется, и то боюсь, все не влезут.
- Ну и сука ты Федька,- Вдруг с какой-то злобой произнес Силантий и грохнул кулаком по крышке стола
Вздрогнув от неожиданности, отступил на шаг назад,- Э-э, Силантий  Митрофанович, за что такая ласка? 
- А ты почто мне ваньку валял с лета? А? Я тебе людишек привел, а ты с ними разок стрельнул и в своих мастерских пропадал с утрева до вечера, а теперь жалишься – стрельцы негодные….
Меня прорвало, все, что подспудно копилось, выплеснулось наружу, и я заорал на Силантия. - Да я бл…. эти сраные ружья делал…. Чтоб…. Эти еб…. стрельцы могли из них стрелять нормально….
- Да ты почто моих людишек блядуешь? Ушлепок! ….! – Глотка у старика …. Командирская.
Мне вдруг расхотелось мериться «авторитетом», и спросил самым обычным голосом. - Пиво будешь? 
Он по инерции рявкнул. – Да! – И добавил спокойным тоном,- Наливай. 
Потом спохватился, - Откель у тебя пиво?
- Да нету его, сам уже вкус забыл. Может чайку? 
Он скривил морду лица.- Водой кишки полоскать? А…. – расстроено махнул рукой, - Покличь там робят, пущай самовар вздуют. 
(Дальнейшие  события сдвинуты на месяц и представляют собой авторский вымысел. Перехваченная грамота, реальный документ) 
Через полчаса на столе исходил паром, заварочный чайник, распространяя аромат свежезаваренного чая. На доске навалена горсточка печенья, засушенных до каменной твердости коврижек с прослойкой из уваренной, до густого состояния, кислой малины, глиняная миска с остатками меда, размазанными по донышку.  Пока суть да дело, Силантий сидел с видом индейского вождя, а когда все было готово. Достал из-за пазухи, свернутую в рулон грамоту и бросил передо мной.
- По ихнему разумеешь? – Взял печенюгу и не размачивая откусил кусок.
Разворачиваю: <i>Przez szlachecką Podskarbiyam Korony i Litwy, wysłać naszą wiadomość, tak by pieniądze jak można płacić przychylność i lojalność z ... </i>
Пять минут пялюсь на текст с видом умного барана, пытаясь вычленить хоть что ни-будь разумное среди кучи завитушек украшающих буковки и понимаю всего несколько слов - Коронный, Литва, Владислав. - Буквы так сложились, но чтоб понять оставшийся текст, ума уже не хватает. 
- Ну, и что это? – Аккуратно положил документ перед собой в развернутом виде, придавив уголки подручными средствами.
- Не нукай, не запряг еще. Стрельцы доглядчики, коих я послал к Вязьме….

- Разведчики,- Перебил сотника. Он отмахнулся от меня, как от осенней мухи.
- Доглядчики…. И не перечь мне, а то молвить не буду. Углядели как шиши на тракте, не доезжая до города несколько верст, разбили обоз польский. Там свалка была, но ляхи отбились, посекли татей, да сами урон в людишках поимели. Побили, да и бог с ними. Пока выжившие ходили промеж возов и добивали пораненных татей. Из березовой рощи выехали полтора десятка ляхов, было видно, что они едут издалека, усталые лошади шли шагом, опустив головы почти до земли. Поначалу хотели мимо проехать, но выжившие с обоза, окликнули их, те ответили…. Мои доглядчики в десятке саженей от них сидели, в кустах затаились…. Один ляшскую речь понимает …. 
Силантий замолчал, видимо припоминая, что ему поведали, потом вспомнив, продолжил.
- Десяток остался помочь побитым обоз поднять, а вот пятеро остатних поспешили к городу….
- И твои разведчики, догнали их и отняли у них грамотку…. – Не вытерпел, уж больно нудно и долго….
Однако сотник не обиделся на очередное прерывание своей речи.
- Отняли, - подтвердил спокойным голосом, - пяток разов стрельнули и отняли. 
- Погодь, у твоих ребят, ружья, что ли были? 
- Нет, Феденька, из палки стрелили, в лесу дрючок срезали, ляхам показали, они от смеха и передохли….  
Яих что,  с голой жопой на догляд отпускать должон? Пищали у них с собой были и пистоль у кажного.
Сначала коней стрелили, опосля гонцов добили.
Мне удалось сломать ровно пополам одну печенюху и, опустив в кружку с кипятком довести до приемлемого состояния. Умеют бабы вкусности готовить, вроде ничего сложного, а ты ж смотри, два месяца и не испортилось.  Мазанул кусок медом и отправил в рот. - Филантий так фто там пифано? 
Силантий отпил глоток чая из своей кружки, скривился словно от уксуса, выплюнул напиток обратно в посудину, а содержимое выплеснул на пол. -  Ганька! Иди сюда холера ходячая. 
Скрипнули петли, и в дверь просунулась голова местного мальчишки, взятого сотником себе в помощники – денщики. 
- Звали Силантий Митрофанович?
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ARKANДата: Воскресенье, 03.02.2013, 23:00 | Сообщение # 64
Сотник
Группа: Огнищане
Сообщений: 1011
Награды: 0
Репутация: 1349
Статус: Offline
Старый,  опережая авторскую выкладку , взял на себя смелость перевести часть этих завитушек . biggrin

" Через шляхтича подскарбия Короны и Литвы , высылаю уведомление о гибкой и лояльной денежной оплате ... "

Из чистого любопытства , от куда Ваши знания польского ? Или помогает , программная помощь компьютера ?


Сообщение отредактировал ARKAN - Понедельник, 04.02.2013, 01:02
Cообщения ARKAN
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Понедельник, 04.02.2013, 07:28 | Сообщение # 65
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3475
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
ARKAN
Комп, программа переводчик
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ARKANДата: Понедельник, 04.02.2013, 15:53 | Сообщение # 66
Сотник
Группа: Огнищане
Сообщений: 1011
Награды: 0
Репутация: 1349
Статус: Offline
Старый,  спасибо ! Ясно , хорошо техника нам в подспорье , up словари не надо листать , искать знакомых переводчиков smile . Ну, а  я  по старинки... , постарался передать  смысл .

Творческих успехов !


Сообщение отредактировал ARKAN - Понедельник, 04.02.2013, 20:22
Cообщения ARKAN
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Воскресенье, 10.02.2013, 21:11 | Сообщение # 67
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3475
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Силантий бросил ему ключ (размером с меч кладенец),- Корчагу из сундука принеси, - и когда подросток почти скрылся из виду, крикнул в след,- Да запереть не забудь. 
Ворчливо добавляя под нос,- а не то ходют  тута разные…. опосля кувшинЫ пропадают.  
Я прожевал кусок, - Силантий, так что там писано?- повторил свой вопрос.
Он гордо молчал, барабаня пальцами по крышке стола. Пожав плечами,  ваш покорный слуга принялся уничтожать жалкий запас продуктов находящийся в доме. Завтрак проспал, обедом не покормили, на полдник кирпичи пересушенные, того гляди последние зубы об них поломаешь. Поскреб по сусекам, нашлось - солонины шмат, половинка каравая ржаного, пяток огурцов и головка чеснока. Окинул взглядом все это великолепие…. как раз под водочку. 

<i>Надобно чтоб графинчик с холоду был, запотевший. Должон постоять немного и когда начнет слезой истекать  по граненому боку. В рюмочку, небольшую, грамм на двадцать не более, налить. Вилочкой наколоть кусочек балыка, белого, астраханского. Откусить самую малость, только для вкуса, разжевать и проглотить. Другой рукой, поднести рюмку к губам и крошечными глоточками, выпить, чтоб ощутить острую прохладу, стекающую по языку. Потом положить в рот остатнее и не жевать, а выдавливать сок из кусочка и лишь когда привкус заканчиваться начнет, вот только тогда  и можно будет прожевать и проглотить. Откинуться на стуле, опершись на спинку, прикрыть глаза на пару мгновений и подождать чуть-чуть…. Ледяная волна, прокатившись по пищеводу, ухнет в желудок, отчего приятная прохлада охватит все тело…. Не надо торопиться…. Еще одно мгновение обождать…. И вот оно! Огонь! Неистовый огонь пожара, разгорающийся внутри…. 
И только теперь можно, склониться над тарелкой, вдохнуть чудесный аромат тройной ухи,  зачерпнуть ложкой янтарного бульона и….</i>

- К-хе, к-хе. Федька, ну и рожа у тебя… словно у кобеля на суку течную. к-хе, к-хе. Глаза шалые и слюни по всей морде….  – Силантий рассмеялся, дребезжащим смешком, запрокинув назад голову. 

А я вдруг увидел, насколько он стар, наш несгибаемый сотник. Сухая морщинистая кожа  на шее, впалые щеки, заросшие седой бородой, выступающие скулы….И живые, ярко горящие, темно коричневого цвета, глубоко посаженные глаза, внимательно наблюдающие за мной из под мохнатых, черных бровей. 
Такие не умирают в постели, окруженные толпой родственников, рыдающих у смертного одра в ожидании кончины патриарха, чтобы тотчас начать грызню за наследство. Этот будет лезть на рожон, подставляя голую грудь под вражеский клинок. Первым выходить на поле боя и последним уходить с него не щадя жизни за други своя. И пусть банально звучит фраза, но это про него - Отец солдатам. 
Если мою ругань стрельцы воспринимали спокойно – небрежно, собака лает – ветер носит, то одна единственная попытка пошутить по поводу сотника, едва не стоила мне разбитой морды. 
Они просто вдруг разом замолчали, лица у них словно закаменели и, оскалившись, точно стая волков, сделали шаг в мою сторону. Все что успел, сдернуть шапку и покаянно склонить главу – каюсь, бес попутал. 

- Митрофаныч, я жрать хочу….- Последние слова произносил, с урчанием  вцепившись зубами в кусок солонины.
-Ну, поешь, токмо не обляпайся….- Скрипнула дверь и появился гонец, прижимая к груди, небольшую глиняную бутылку с залитым сургучом горлышком. Я сделал стойку, навострив уши и на всякий случай, словно ненароком сдвинул свою кружку поближе к Силантию, одним глотком допив остатки чая. 
Он только усмехнулся, заметив нехитрый маневр. Аккуратно сбив сургуч, кончиком кинжала подцепил и вытащил пробку. Шумно понюхал аромат напитка, довольно крякнул, - Э-х, хороша…. 
Налил в свою кружку, и довольно демонстративно, заткнул пробку обратно  и отставил бутылку на другой край стола, подальше от меня. Откинулся назад и с видом сибарита стал отхлебывать вино (черт, а вино хорошее, запах уже дошел и до меня)
- Так, значится…. – он небрежно махнул посудиной, содержимое плеснуло, стукнулось о край и несколько рубиновых капель, сорвались, блеснув кровавым отблеском, они упали на стол. 
У меня от возмущения пропал голос и все что я мог, это вытянуть руку в сторону бутылки, и не связано промычать. 
- Тебе Феденька нельзя, ручки дрожать с перепою будут, - Отпил маленький глоток, закатил глаза от удовольствия и сжалился. – Ладно уж, налей, токмо маненько. 
Запах - обалденный, внешний вид – великолепный, вкус …. Я с трудом пропихнул в себя кислющее сухое вино и на вопрос -  понравилось? Вымученно улыбнулся и кивнул – да. 
- Еще будешь? – Силантий сама доброта. 
Отрицательно помотал головой, - Опосля. 
На глаза попалась лежащая на углу стола грамота. – Силантий, а что в грамотке этой пишут. 
Переложил её поближе к сотнику. 
Он скосил глаз на писульку, сделал глоток и небрежно отмахнулся, - А пустое…. 

Я сначала согласился, но потом задумался, щелкнул пальцами и, поднял перст указующий к низкому потолку, вспомнил – Владислав! Да уж прав сотник - с выпивкой надо завязывать. Забыл, как зовут главного врага, это же его имя мелькало среди завитушек. 
Цапнув в руки грамоту, стал искать в ней поляка, но на глаза попалось другое слово.
 – Силантий, а кто такой.
И по слогам прочитал.
 - Под – скарб-иум. 
Сотник выпрямился, поставил кружку на стол, тыльной стороной ладони вытер усы от вина. Подумал немного и, взяв в руку бутылку, ответил:
- Казначей.
Этот старый садист, неторопливо, словно издеваясь надо мной, тоненькой струйкой влил вино в кружку. Взял ее в руку и пригубил, потом облизнул губы:
 - А пишут, в сей грамотке, что на прошедших днях уже послана часть денег из короны, а большая сумма….
- Старый черт! И ты молчишь?- Я вскочил на ноги и, едва не опрокинув стол, заметался по избе, лихорадочно собирая вещи, не зная, за что хвататься. Толи портки в мешок пихать, толи исподнее…. Схватил грязные портянки, лежавшие под топчаном…. 
- Эй, скаженный, ты куда?
Я уселся обратно на лавку и, перегнувшись через стол, почти уткнулся носом в его лицо, лихорадочно зашептал, боясь, что он перебьет, не даст сказать.
- Силантий. Надо развед…. Тьфу, доглядчиков выслать…. На Смоленский тракт….  Надо, чтоб они….
При этом размахиваю зажатыми в кулаке тряпками, словно Ленин кепкой на броневике у финского вокзала.   
Стрелец брезгливо отвел мою руку в сторону, - Ты мне в морду не тычь.  А ну - сядь на место! – Мои душевные метания прервал командный голос сотника и металлические нотки, проскочившие в нем.
И вдруг Силантий перешел на проникновенный шепот, - Федька, дурень, ежели казну повезут, там ляхов будет до жопы, не меньше пяти хоругвей, да пехоты сотни две, ежели не более…. 
- Да херня это все….- Ответил ему, понизив голос до минимума. 
- Это ты херню несёшь. Мы токмо нос из леса покажем, как нас на колбасу порубят…. 
- Силантий, у нас столько пороха…. Да я взорву их всех к такой-то польской  матери, они со страху усруться…. Помнишь, одну штуку, что у Данилы за кузнецой бабахнули, тогда  еще мужика-соглядая по кустам размазало? Ежели хоть день будет и место где….  Ты разумеешь? Там гроши повезут, не лошадей, не сраные мушкеты, за кои мы живот подставлять должны….  За один раз….  Навалимся….
-Скорей уж нам наваляют, - проворчал Силантий и потянулся за своей бутылкой.
Я это пойло точно пить не буду. 
Мне захотелось ответить окончанием из анекдота – а нам-то за что? Передумал, не поймет. Продолжил гнуть свое
- Надобно овраг большой найти, чтоб в него все вся охрана с казной вошла. Только они дойдут до выхода, я порох взорву. Тех, кого не побило, сверху дострелим…. 
Сотник поднял на меня ошалелый взгляд, - Федька, тебя не молонья, а береза по голове стукнула, в два обхвата да по темечку попала. Нет. Не пойдем. 
Метнувшись к загашнику, вытащил пару листов бумаги, взял карандаш. Вернувшись обратно, сдвинул все барахло на край стола. Разложился. Под заинтересованным взглядом собеседника набросал эскиз мины. 
- Смотри ,Силантий, вот это…. – Мысленно перекрестившись, начал объяснять устройство МОНки и  её ттх. Через пять минут меня перебил недовольный голос:
- Так ты мне про эту бомбу, - и он ткнул узловатым пальцем в рисунок, - ужо молвил, я Федя, ишшо из ума не выжил. 
- Да?- Смущенно спросил и полез проверять затылок,- Ну, извини, запамятовал. 
Но нужно было ковать железо, пока кузнец трезвый. Переворачиваю лист и на обратной стороне начинаю чертить схему минного закладки, со всеми секторами и зонами поражения и чем больше двигался карандаш, тем ниже падала кривая моего энтузазима. Количество мин начало расти  в геометрической прогрессии. 

<i>Чтоб плотно закрыть колонну, у меня получилось…. Последний подсчет, ставлю точку…. Запасов пороха, хватит ровно  на то, чтоб гарантированно накрыть только половину. Это же порох, не тол, он слабенький и его, поэтому, больше надо закладывать. Но за  тех, кто попадет под накрытие, могу ручаться …. Посчитаем, картечь свинцовая…. Сечка чугунная…. Галька и прочие камушки…. Прочий железный хлам…. Эх, шрапнельки бы бросить, десяток выстрелов….
Был случай в первую мировую, британский командир увидел как немецкая конница строится для атаки, заказал с ближайшей батареи обстрел, шрапнелью. Те ответили – йес сэр и дали всего два залпа. Правда пушки были сто пять с копейками, или было три залпа…. Роту, которая осталась от полка немецких кавалеристов, отправили в тыл на переформирование.

А если по каравану нанести два удара? Первый в лесу. Упавшее дерево, лучше ель или сосна, отличный поражающий элемент. Задача насколько возможно, проредить конницу, надо спешить латников и чем больше будет раненых, тем лучше. Это заставит, может быть, я надеюсь на это, встанут лагерем. 
Если поляки пойдут на это, тогда - минометный обстрел, не вести же мины обратно. Окружаем  стан кольцом и отстреливаем всех гонцов. Из трех винторезов устраивая райскую жизнь командному составу. Ну, это тем, кто больше всех руками машет. Провоцируем на вылазку. Ложное отступление, выводим на огневую засаду и  почти в сотню стволов гасим всех, кто дернулся. О, ежели это конные будут, так можно будет и лошадками разжиться…. 
Пупырчатая подружка, подала голос:
- И в самый решительный момент  по радиосвязи вызвать штурмовики, а там и бэтеры подойдут…. с бортов сыплются десантники…. Кр-расота! Все коники наши будут.  </i>
И я понял, пора закруглятся, меня понесло…. Так недолго и подхода днепровской флотилии дождаться.

Силантий с интересом следил за моими подсчетами,- Эт как ловко ты цифирь складываешь. А ребятишек ентой грамотке учишь? 
Я кивнул, - Да.
Продолжая расчеты. Фигово получалось. Как с той шкурой – можешь сшить три шапки, а четыре …. Нет, лучше  пять. А ладно давай семь…. 
К сожалению, порох не пластичен, порошок, ему не задашь нужную конфигурацию, а это минусы и очень существенные. Подвел черту и озвучил результат. 
- Силантий мы,- Посмотрел на него и исправился, - Я могу, собрать еще пять штук вот таких.
Указал на рисунок мины, лежавший на столе.
Он откинулся на стенку, поерзал плечами устраиваясь, отпил глоток вина из кружки, поставил на край стола,- Федор, мне туточки советовали, не слушать тебя, молвят что ты -  вздор несешь. Ежели на твое оружье глаза закрывают…. А вот то, что ты, харю словно баба красишь…. – обвел пальцем вокруг лица.
- С нечистым водишься и в лешака  перекидываться могешь….
От удивления только смог выдавить возмущенное. – Я!? Силантий, вот те крест,- размашисто перекрестился.- Ни в жисть, врут супостаты, оговаривают токмо из зависти.
 
И тут на огонек заскочила одна идейка, побродила по гулким залам черепной коробки, позвала подружек и устроила веселую дискотеку, наяривая  какой-то мотив на барабанный перепонках 
Я досадливо поморщился, от этого бедлама. 

Сотник отмахнулся от моего возмущения, - Сам ведаю - брешут. А вот то, что ты новиков путаешь, мне ужо не по нраву.  
- Не понял. Это кого я успел попутать и главное когда? – Изобразил на физиономии удивление. Хотя…. Догадывался. После неудачных стрельб, я всю обратную дорогу рысил рядом с десятком, изредка забегал вперед, прятался, а когда подходили ближе, пугал. Вставал в полный рост, и говорил,
 – Ба-бах, еще один убит. 
После этого нырял в кусты и спешил забежать вперед, чтоб заныкаться, и это не было моей самодеятельностью. Когда стало понятно, что опасность миновала, я отозвал десятника Илью в сторону и объяснил  - что хочу. Он согласился. Ну умолчал. Ну и что? Голову теперь за это снимать?
Подумаешь, провернул рекламную компанию…. Так они слово такого еще не знают и, да и знать не надо.

- Енти гаврики, со всей деревни собрали дерюгу, а кому не хватило, мешки с обозу поперли и пошили себе такое же непотребство, что у тя эвон в углу лежит. Да ладно бы эти обалдуи, ссыкуны малолетние….
- А десятник, Илья-то куда смотрел? 
Силантий хлопнул себя ладонью по ляжке, - Так и Илья умудрился от них не отстать. Да еще плат бабий на бошку нацепил…. павой по двору ходит…. жопой крутит…. Тьфу, срам один. 

Когда меня ребята спросили, по поводу банданы. Дал вводную, самому зубоскалистому, - У тебя рана на руке, вот отсель и досель. Останови руду, не то помрешь. 
Сам стал вести счет. На тридцати объявил, - умер ты братец, мужики за попом пошли, отходную заказывать. 
- А сам-то?  Али токмо языком болтать могешь?- Послышались реплики из толпы обступившей нас. 
Пожал плечами, сдернул повязку с головы и за пару секунд соорудил жгут. – Вот теперь можно и к лекарю. А руды малую толику потерял….  - Снял косынку и повязал на место. 
- А зачем морду в грязи извазюкал? 
- А это у Ильи пытайте, он скорей ответ даст. – Перевел стрелки на десятника, он, кстати, был чуть ли не единственным, кого не смутило мое крашеное лицо.
На том и разошлись по своим делам, я с трофеями разбираться, а они …. Да уж, плодотворно поработала молодежь…. 

- Силантий, - Я смущенно почесал кончик носа, – сей плат нужон, ежели, не дай бог, ворог подстрелит, али тать порежет. Руду унять, рану перетянуть, чтоб до костоправа дойти можно было.  
Он отмахнулся от объяснений, - То и так ведомо, мои ребята на поясе вервицу носят для ентого.  Ты сходи и сам погляди. Ступай, ступай ….- И царственным жестом отправил в сторону двери.
На двор так и так надо было, выпитое настоятельно просило показать местные достопримечательности,  прогуляемся, совместим полезное с приятным. 

Если бы вышел без предупреждения – уписался бы на пороге, не дойдя до отхожего места. По двору расхаживала, сидела, занималась какими-то делами, а кое-где даже дремала, накрыв шапкой лицо, толпа леших разнообразных форм видов и расцветок. Им только кикиморы для полного комплекта не хватает. И во главе это лесного воинства самый главный лешак, Илья свет батькович.

<i>М-да.  Не ведаю, из каких заначек он вытащил сей предмет, но банданой это назвать затруднительно. Это какая-то женская шаль, и кажется, чуть ли не плюшевая, да еще и с бахромой. Но в цвет, зеленая с маленькими золотистыми кисточками на уголках. А что? Довольно прикольно, Илюха накрутил её на бошку словно чалму, ему  нужно поменять лохматку на халат, ятаган на бок и с криком  - Аллах Акбар, идти пугать ляхов на тракте под Вязьмой.  Хм-м, они  же с турками воюют. 
Облом-с господин десятник, не светит вам халявная работенка пугалом, вакантные места уже заняты.</i>
Я просочился за сарай, сделал свои дела и с огромным облегчением на душе, пошел к колодцу помыть руки. На половине дороги меня заметил десятник, лениво поднявшись с чурбака, шагнул на встречу. 
Стакнулись как раз посередь двора у колодца. 
- Слей на руки, - качнул деревянное ведро, висевшее на <i>журавле</i> эдакой здоровенной слеге, с противовесом в виде обрубка бревна, на противоположной стороне. 
Под тонкой струйкой воды ополаскиваю руки, - Илья, а за каким, ты это хрень на голову намотал?
Мне Силантий сейчас всю плешь проел. 
Он махнул рукой,- А…. Вшей извожу, бабы настой сварили…. 
Вот так, а ларчик просто открывался.  
Мой дед рассказывал о народном способе – мочишь тряпку керосином, наматываешь на голову, поверх еще одну, подождать малость и все – насекомые сдохли. Воняешь потом как нефтебаза, зато эффективно. 
Не поминай черта в суе, он явится. Наш отец командир выплыл на крыльцо, прищуренным взглядом окинул воинство, набившееся на двор, хотел что-то сказать, но передумал, порысил в место, куда короли пешком ходят. 
Через пять минут с довольным видом вернулся. Подошел к нам с десятником, остановился напротив, качнувшись с пятки на мысок уставился на нас с задумчивым видом. Внимательно разглядывая, переводя взор то на меня, то на Илью. Чуется, какую-то пакость задумал. 
- Илья, - Сотник обратил свое внимание на десятника,- возьмешь ли в обучение новика Федора? 
Тот разгладил не существующие усы, выпятил грудь колесом и, выставив немного правую ногу вперед, засунул большие пальцы рук за пояс, - Ежели на то будет твое повеление…. Можно. Отрок добрый, на придумки разные сметливый. Давеча вот свою хламиду показал, с пятка шагов не видно, ежели бы лосем по кустам не скакал…. Можно рядом пройти не заметить.
Силантий задумчиво осмотрел меня с ног до головы (чувствую себя экспонатом  на выставке народного творчества) и, не отрывая взгляда, кивает головой. 
- Илья головой за него отвечаешь. Учи уму разуму, но смотри, чтоб жив остался. 
- А ежели…. 
- Вразумляй как других новиков. 
Я только башкой кручу, слушая этих двоих. Постепенно смысл до меня доходит и, даже не знаю что лучше, радоваться или плакать? Но тут Силантий добивает контрольным выстрелом.
- Пойдете на тракт Смоленский…. поглядите, что там. Это Федьке надобно, - перевел стрелки сотник. 
Илья согласно кивнул и только спросил, - сколько людей брать?
И очень удивился, услышав лаконичный ответ, - Всех. 

Здесь надо дать маленькое пояснение. Понятие десяток не говорит что в десятке – десять человек.
Это название учетного воинского подразделения. Под командой десятника может быть до двух десятков бойцов сразу, а может быть всего два или три солдата и пока он жив десяток числится под его именем. 
Так вот, у Ильи сейчас в строю двадцать три стрельца вместе с ним, четвертая часть всех наших сил. 
Сказать что новики необстрелянные, нельзя так уж прямо, каждый уже успел отмотать по два и боле лет на засечной полосе. Все попробовали чужой крови и пролили свою. Но вот с точки зрения нашего господина сотника, мы (наверно могу так говорить) грязь, и тлен под его стоптанными в хлам сапогами, ничего не умеющие делать салаги. 

- Завтрева по утру, чтоб ноги вашей здесь не было.- Отдав последнее ценное указание, Силантий двинулся прочь со двора, оставив нас с десятником переглядываться в удивлении, от такого решения начальства. 
- Это чего с Митрофанычем случилось,- Илья повернулся ко мне, одновременно махнул рукой кому-то из стрельцов, подзывая к себе.
- А я почем знаю, какая шлея под хвост попала. Давно просился отпустить с доглядчиками….
- Михась, - Перебил меня Илья, обращаясь к подошедшему стрельцу - бери народ и веди со двора. Спозаранку велено идти…. кто колобродить будет вечорой….  Ступай.– И погрозил кулаком. 
- А я тут в голову никак не возьму, - Десятник всплеснул руками от возмущения, - Чего это Силантий Митрофанович  велели у тебя на дворе быть? Эвон оно как…. 
- Федор, это не про ту писульку, что Третьяк Корнилов со товарищи, давеча с ляха снял?
Колхоз - красный лапоть, а с другой стороны запрета на подобные разговоры не было.
- Она самая. – Замялся говорить про то, что там написано или нет? А с другой стороны, чего скрывать, все равно все наружу вылезет. Тем более Илюхе, рано или поздно, но придется поведать об небольших возможных изменениях наших планов. 
- В ней много чего писано: 
 Наклонился к его уху и прошептал, - С Кракова, деньги везут наемникам Владислава, много. 
Улыбка слетела с его губ, он резко повернулся и посмотрел мне прямо в глаза, - Побожись.
Выполнить просьбу Ильи не успел. 
Створка ворот затряслась от молодецкого пинка подкованным сапогом, и до боли знакомый голос произнес, - Эй, господар,  відкривай!
Приютил один раз заяц лису…. Опосля бомжевал по углам у родственников.
- Федор ты ждешь кого? – На лице десятника появилось легкое недоумение. По округе разбросаны секреты столько дней жил тихо, спокойно. И тут такое…. Ворота средь белого вечера ломают. 
- Я, кажется, знаю, кто это может быть. – Хлопнул Илью по плечу и пошел открывать ворота. 

Вот уж кому не пропасть, так это господину Шадровитому со товарищи, шірим хохлам Панасу и Григорию. 
Распахнул обе створки настежь и три всадника и одна вьючная лошадка въехали на двор. Остановились у сарая, который на моем подворье был вместо конюшни, спешились. 
После взаимных приветствий, дружеских объятий и похлопываний по спине, гости дорогие быстренько рассупонили транспорт, и мы всей гурьбой пошли в избу.  
Панкрат, самый молодой стрелец из моих охранников, метнулся за Силантием, упредить, мол – гости прибыли. Да сарафанное радио и поставленная служба ужо сообщила, и не успел гонец шагнуть за порог, как на нем нарисовалась знакомая фигура. 
Следом за ним подтянулся генералитет из обозного штаба, еще народишко подгреб. Скоро на дворе вовсю полыхал костерок, прогорая на угли. Рядом крутились Панас с Григорием, разделывая тушку небольшого кабанчика, на свою беду нам на радость, перебежавшего им дорогу. Сунулся было помочь, сидеть в одной избе со старперами невмоготу, но был культурно послан пешим маршрутом,-, москалі не вміють смажити свинку, у них тільки підошви для чобіт добре виходять.
Нарезав с десяток кругов и успев надоесть поварам, настороженно следившим за моими передвижениями (подумаешь - с пяток советов дал) вернулся в дом.
Тут веселье было в самом разгаре, Шадровитый вещал новости, словно диктор с радио, монотонно и торжественно иногда сбиваясь на вокзальные объявления  <i> Дамочка, я таки вам третий раз повторюю, поизд на Одесу вже пишов, але особисто для вас, мадам, е НА ХЕРсон </i>  
попутно разговляясь красненьким. 
Когда все было пересказано и разобрано по косточкам, подоспело мясо, вкусные запахи уже и в дом заползти успели. Собравшиеся отдали должное жаркому и очень скоро останки бедного порося были снесены в мусорную кучу, вино допито и народ после начальственного рыка, разошелся.  
За столом остались Силантий да Архип Шадровитый, тихо переговаривающиеся о каких-то своих делах. 
Слушать их…. У меня личных забот хватает, собрать барахлишко, проверить оружие, сходить на «болотный склад» за патронами и прочими игрушками для взрослых мальчиков. 
О кстати! Со склада и начну, пока светло, не то в потемках на болоте по кочкам скакать, себе дороже. 
Нищему собраться – подпоясаться. Через пять минут бодрым шагом шагал на окраину деревни, там Илья со своими стрельцами, квартировал в старом сарае для сушки снопов.  
А ничего так домик, такие опосля дачники строить будут, дешево и сердито. Подклеть, рубленые из тонких бревен стены, крытая тесом крыша в теплое время жить можно.
Десятник обнаружился за обителью, вправлял на место мозг какому-то растрепе, подошел ближе. Ба да это старый знакомый, Данила, почетный могильщик и распи-яй по совместительству. 
Через три минуты, я и еще пяток  выделенных стрельцов, уже шагали по тропинке вьющейся среди кустов и выводящей в место, откуда начиналась гать до острова. 

Уже в сумерках, вернулись обратно с трудом переставляя ноги и сгибаясь в три погибели от тяжелой ноши. Оставив Илью разбираться с амуницией и боеприпасами, убрел к себе. 
На ночном небе уже взошла луна, когда я добрался до лежанки. 
Мысленно пробежал список уложенного в сидор имущества…. Вроде бы ничего не забыл. 
Сон уже накатывался, и вдруг вспомнились слова Фридриха Энгельса, которые он еще скажет: 
<i>В ранцах убитых русских солдат можно было найти, - только краюху хлеба, завернутую в чистое белье, головку лука…. и патроны, много патронов…. </i>
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
проходилмимоДата: Воскресенье, 10.02.2013, 22:28 | Сообщение # 68
Полусотник
Группа: Ветераны
Сообщений: 619
Награды: 1
Репутация: 1496
Статус: Offline
Спасибо за проду.

Немного, (как мне кажется), не закончен отрывок про количество людей в данном десятке. - Скока их там все-таки было?

ЗЫ. Меня, отец-геолог, помнится приучил этак по хитрому завязывать обыкновенный платок, чтобы шея, уши и часть щек, были защищены от комаров и клещей. Что при похождениях в лесу, есть вещь немаловажная.
Cообщения проходилмимо
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Воскресенье, 10.02.2013, 22:49 | Сообщение # 69
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3475
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Цитата (проходилмимо)
Скока их там все-таки было?
Двадцать три вместе с десятником. это есть в тексте.
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
проходилмимоДата: Понедельник, 11.02.2013, 09:44 | Сообщение # 70
Полусотник
Группа: Ветераны
Сообщений: 619
Награды: 1
Репутация: 1496
Статус: Offline
Цитата (Старый)
Двадцать три вместе с десятником. это есть в тексте.
И правда. Читал уже после двенадцати, и видать туговато соображал. :)))
Cообщения проходилмимо
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Понедельник, 11.02.2013, 18:26 | Сообщение # 71
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3475
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Бывает. smile
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Воскресенье, 17.02.2013, 22:31 | Сообщение # 72
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3475
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Лета ХХХ года, Сентябрь  6 день Дождь, мелкий нудный дождь. Он идет уже третий день, иногдазаканчивается и, кажется, что уже распогодилось и в просветах мелькает яркое
пятно солнца.  Но из серых туч,  похоже, что они цепляются за верхушки
деревьев, вдруг начинает сыпать мелкой пылью и в воздухе повисает туман, да
такой, что через пять метров очертания предметов расплываются.
 Вчера вышли к тракту и за весь деньнаблюдений,  по дороге проехал всего один
отряд верховых, человек сорок и больше никого до самого вечера, пока не
собрались и не ушли. Все словно вымерли.
 Переночевали в глубоком овраге, а раноутром пошли в сторону Смоленска, попутно осматривая места на предмет
организации засад. Одно нашлось буквально через час ходьбы и как показалось с
первого взгляда вполне подходило.
  Ложбина промеж двух холмов, одиндовольно с довольно крутым склоном. По дну, разделяя лощину пополам, протекает
ручей в метра полтора шириной.
 Но тщательный осмотр, показал, увы,место не приемлемо. Можно устроить засаду, но, до ближайшеголеска, полверсты заболоченного и поросшего ивняком поля, пешим  да и конным, по этим кочкам пробираемся с
трудом и в случае чего, быстро не уйдешь.
Остается только один путь для отхода –тракт. Мелькнула мысль о подвижной засаде.  Прикинул и рассмеялся её полнойнесостоятельности, от нас будут шарахаться все и даже поляки, настолько
внушительно это должно смотреться. Но такой ход можно и нужно отложить в
памяти, авось пригодиться.
 После короткого совещания двинулисьдальше и через пять верст, нашлось то, что нужно.Сосновый бор. Вековые деревья, стройные,совершенно ровные, тянули свои кроны вверх на десятки метров. Через несколько
десятилетий такие леса станут называть мачтовыми, и они будут строго охраняться
государством.
 Место для засады, словно специально созданосамой природой, практически ничего добавлять не надо, только расставить мины,
проложить провода, выкопать окопы.
 Придется поломать голову, чтоб объяснить,для чего нужно лезть в них. Хотя…. Надеюсь, с этим проблем не будет, Илья
должен знать, что при осадах крепостей сапа копается и вообще земляных работ не
меряно.
 Я облазил все, перемазался, как свинья,но остался доволен выбранной позицией.Дорога проходит через туннельобразованный растущими соснами и есть два шикарных дерева больше метра в
обхвате, как раз запереть вход и выход, а так же возможно установить несколько
зарядов наверху. Последующие после взрыва разрушения, вызовут падение крупных
веток и, если повезет, всей кроны целиком, и это, кстати, будет желательно,
снизит подвижность конницы практически до нуля.
 Надо постараться, чтоб как можно больше враговумерло сразу, иначе нас порвут на клочки.У моих планов был еще один пунктик,который надо будет обсудить с Ильей - выживших после нападения быть не должно.
Можете это называть, как вам будет угодно - 
шиза, паранойя, бзик или нечто иное….
 - Но я так хочу! – Ответил на возражениеИльи, смотря прямо ему в глаза. Он две минуты сопротивлялся, а потом отвел
взгляд в сторону. Помолчал немного и опять стал возбухать.
  - Не можно так….- Ну почему? Почему они могут приходитьк нам сюда, на нашу землю и делать все что захотят, а мы должны их в жопу за
это целовать. – Я всплеснул руками, выражая свое недоумение.
 - За полон, можно взять выкуп….- Илья, - Я приблизился к нему вплотную,практически коснувшись кончика его носа,- да что ты возьмешь с нищих немцев и
голожопых поляков. У них если и есть что ценного, так это непомерное самолюбие
да гонор – Польска не сгинела, а москали все быдло и место им в ярме.
 - Да ежели мы такое сотворим, в полон,попадать нельзя будет, ни кому из русских, ляхи нас за это на кол сажать будут.
– Десятник начал злиться, на лице выступили красные пятна, ноздри раздулись.
 - А ты хочешь жить вечно?- Я улыбнулсяироничной улыбкой. - Да! – Рявкнул он в запале  и продолжил чуть тише:- И хочу детей вырастить и внуковнянчить тоже хочу….- Да? А как же те, кого поляки жизнилишили? Они тоже хотели детей родить, внуков потешкать, а вместо этого в овраге
гниют…. Потешились с ними…, опосля, словно это овцы, а не люди, глотки им
перерезали. Ты Шадровитого поспрошай…. поспрошай и он тебе поведает, что узрел
однажды в одном селенье после прихода фуражиров польских.
 И тут уже я сорвался на крик,- Они ребеночкамахонького…. они его взяли за ноги и об угол печной…. Плакало дитя ночью…. Схватил Илью за грудь и рывком подтянулк себе поближе  и выдохнул прямо в лицо,-
Да их за такое, на месте резать надобно, всех до единого.
 Он задушено прохрипел,- ослобони,бешенный,- без успешно пытаясь вырваться.Я отпустил, ладошкой разгладил помятостина кафтане, - Извини Илья. Давай закончим этот разговор, тяжко от него как-то…. Зачерпнул из котла взвар из каких-тотрав, стрельцы больше моего знают, что можно в лесу есть, а чего нельзя. Вот и
надергали по дороге, что под руку попало. Я признал только малину да гриб
березовый, прочее…. А прочее  - надо
сначала местный диалект выучить. Чернушка, серянка, дристун и еще пара
вульгарных названий, не к столу о них вспоминать. А на вкус…. Кисленько так и
слегка вяжущий вкус, жажду хорошо утоляет. Поутру, остатки стрельцы разольют по
флягам.
 Десятник, молча, встал и ушел на другойконец стоянки, рыкнув по дороге на одного из своих подчиненных  за какую-то провинность. Проводил его
взглядом. Ничего злей будет.
 Стал устраиваться на ночь. Легкий шалашиз еловых ветвей, наброшенных на каркас из сучьев, попона, закрывающая вход,
подстилка из лапника и вроде как комфортно. Иногда редкие капли падают за
шиворот или на лицо, но это пустяки. Переночевать можно, ну и ладно….
Затеплил коптилку.Это глиняная плошка, вроде такойзажигают как лампады под иконами, залитая воском вместо масла и с толстым
фитилем внутри, в сравнении с обычной свечкой, горит в два раза дольше. Фитиль
это лебединая песня. Когда заказывал проволоку, сразу договорился и мне
намотали катушку с волос толщиной. Бабы никак не могли взять в толк - зачем в
ткань вплетать жилку медную, да еще через одну нить на утке и в основе. Зато
получилось на славу. Слегка коптит, но светит ярко и самое главное фитилек не
выгорает очень долго.
 Поставил перед собой и усевшись поудобней и занялся расчетами. Через некоторое время разогнул затекшую спину.
Протер  слезящиеся от напряжения глаза и
тихо выругался. Получалось, что мне для полного счастья не хватает маленького
пустяка, трех мин, чтоб гарантированно перекрыть участок дороги в сотню метров.
Из деревни, когда мы уходили, я забрал две заготовки, какие сумел выкупить у
аборигенов за сумму равную четырем новым котлам, одна была уже снаряженная и
ждала своего часа во вьюке на запасной лошади. В отряде у нас есть одна
посудина подходящего размера, но лишать народ горячей еды и питья…. Этот
вариант на крайний случай. Из готового  у
меня есть гранаты, много, пятьдесят штук, пока их стрельцы таскают, но если
понадобятся, заберу. Они относятся к ним с опаской и думаю будут рады
избавится.
Точно! Они могут пойти на подрывдеревьев…. Содной стороны ствол подрубаем на треть, а с противоположной плотно приматываем гранату.....Надо проверить опытным путем, а тозасветит мне же по кумполу, придется пожертвовать парочкой для науки.Полез в сидор за калькулятором, нуждазаставила, пришлось делать, не на пальцах же считать. Под руку попался кошелек
со звякнувшими в нем деньгами. Взвесив на ладони мошну, задался вопросом, а
сколько будет весить добыча?
 Защелкал косточками, перекидывая слеванаправо и обратно. Цифра получилась чисто умозрительная взятая с потолка,
однако все равно впечатляла, двести пятьдесят килограмм полюс минус пуд,
полтора.
Отложим на потом. Надо решать текущую задачу. Накинулплащ, прибрал барахлишко в мешок и пошел искать отцов командиров, надо
посоветоваться – что делать?
 Десятника нашел у костра Архипа, онсидел и с угрюмым видом слушал. Когда я подошел, Илья он мрачно посмотрел на
меня и отвел взгляд.
 Я поздоровался,- Здорово живете. Пуститек костерку кости погреть, а то так есть хочется, что переночевать негде.   Немудреная шутка вызвала улыбку на ихлицах. Архип хлопнул ладонью по бревну рядом собой:- Сидай. - Грицко! отрежь смальца Федору зцыбулей, разумиешь чоловик голодный. И протянул флягу. Хотел отказаться, но передумал иправильно сделал. Вино оказалось нормальным, не тот сушняк, которым меня
потчевал Силантий.
 Пока с аппетитом вгрызался в кусок сала,Архип и Илья тихо переговаривались, изредка бросая взгляды в мою сторону. Закончив
трапезу, пересел ближе и вкратце обрисовал нарисовавшуюся проблему.
 С имуществом десятка, Илья попросилобождать, - ежели не добудем, возьмешь. Архип просто указал пальцем на запад,самую темную сторону небосклона, - Там, в восьми верстах отсель, будет Путьково.
Показывает мне за спину. – А там Вешки иза ними Лукино, а ежели на развилке взять по правую руку как раз выйдешь к
Сомово.
- Сколько верст? К вечеру успеемвернуться? – Вопросы из меня посыпались как из рога изобилия.Архип приложился к фляжке, тыльнойстороной ладони вытер несколько капель вина оставшихся на усах и начал подробно
объяснять. Постепенно в разговор втянулся и десятник Илья.
 Под занавес решили выходить с утра,затемно, в этом случае можно было успеть смотаться туда и обратно. Лета ХХХ года, Сентябрь  7день<i>Здесь птицы непоют, деревья не растут и только мы плечом к плечу…. Бредем как ежики в тумане. </i> Морось, сыпавшая сутки, ночьюзакончилась. Тучи ушли, оставив после себя яркое от звезд небо.Утро преподнесло сюрприз. Мга, настолькоплотная, что на расстоянии вытянутой руки не видно кончиков пальцев. Свет
костров разожженных в лагере, едва просвечивался красными бликами, выход
отложили и стрельцам  разрешили поесть
горячего. Только с началом рассвета, когда поднявшийся ветерок разогнал муть,
отряд выступил в путь.
 В который раз проклял текущуюдействительность – карт  местности, как
таковых не было, нет, и не будет еще очень долго, а те, что потом появятся, у
врага будут лучше, чем в нашем родном государстве. Все странствия
осуществляются по принципу П.Н.П. (палец небо потолок) куда дует ветер и ведет
<i>Иван Сусанин</i>,то бишь проводник. На наше счастье, Шадровитый покуролесил в этих местах еще
прошлой весной и сейчас довольно уверенно вел вперед.
По внутренним часам мы шли недолго, часатри, когда наш полупроводник решил сделать привал.Отряд остановился на опушке леса,Шадровитый спешился, присел пару раз и поспешил отойти в сторонку, выпитое на
завтрак попросилось наружу.
 Илья дал команду, стрельцы выделенныестоять на страже, заспешили на свои места, коноводы нашего маленького обоза из
шести лошадок, решили подкормить своих питомцев и напоить, оставшиеся занялись
обустройством стоянки. Огня не разжигали, но холодный перекус из сала и хлеба,
всегда под рукой.
 - Вот здесь, ежели пойдем туда, - Архипуказа направо,- то через пяток верст будет Сомово.- А там,- Жест в противоположнуюсторону, - десяток верст с гаком пожалте, Вешки, от них еще восемь и Лукино,
довольно большое село, там даже церковь есть.
Я сел на корточки, очистил землю от сораи, подобрав веточку, начертил приблизительный план. <i> Здесь однадеревня, а здесь вторая…. Если пойдем так…. А ежели вот так…. Итог, хрен мы к
вечеру вернемся
</i>- Архип, а рядом еще какие ни-будьпоселенья, есть? Не то мы просто не успеем вернуться обратно. Сможем только в
Сомово сходить и все.
 Он стоял рядом с задумчивым видом исмотрел сверху вниз на мои художества. Потом присел рядом и добавил два
крестика, - Я сам не был, но слышал как в разговоре с Лукинским старостой,
мужик молвил -  что он из этих мест. Давай
пойдем в Вешки, а сами будем по сторонам смотреть, ежели с тракта съезд будет,
на него и свернем.
- Пойди туда, не знаю куда….- Неведомы мне эти мызы.- Он виноватопожал плечами, выпрямился, отряхивая ладони от налипшего сора.- А мне тем более …. Веди…. Водитель. - Илья, а ты чего молчишь? – Обратился кбывшему рядом соратнику.Десятник скорчил гримасу и сплюнул наземлю,- Моё дело телячье, обосрался и стой. Куда скажете, туда и пойдем. - А все-таки? - Ежели предложу обратно идти? – Онвопросительно поднял бровь.Я сделал отрицательный жест.- Так про то ж и молвлю,- Ильяулыбнулся, - когда идем?Вместо ответа я встал, ногой затер нашихудожества, - Сейчас. Как говорят мудрецы - дорогу осилит идущий.  И мы разошлись по своим местамсобираться, подогнать народ, и очень скоро опять двинулись в путь.  На одной из ночевок, сидя у маленькогокостерка, разожженного под навесом, мы с Ильей делись опытом, он жизненным, а я
книжно-киношным.
 Выдвинутое мной предложение, чтобвпереди шел передовой дозор, было воспринято спокойно. Десятник выслушал моиразглагольствования с легкой усмешкой и благосклонно кивнув головой, и
пояснил,- мы также на кордоне в дозор ходим, иначе ногаи быстро вырежут.
 *** <i>А дорога серуюлентою вьется….</i>Уже который час шагаем по лесной дороге,размеренно и неспешно. За спиной глухо ступают обозные лошади, тихо
переговариваются стрельцы, легкий ветерок шумит среди листвы.
 Илья решил не терять время даром ипродолжить мое обучение лесным премудростям.Он шел впереди, вдруг остановился икогда я поравнялся с ним, придержал за рукав:- Обожди.  Когда мимо нас проследовал обоз, онприсел на корточки и, сломанной заранее веточкой, указал на отпечаток сапога на
влажной земле.
 - Что ты можешь сказать об этом следе. - А ничего что мы посередь дорогирасположились? Тут, молвят, давеча ляхов видели. - Верно, этого добра здесь хватает. Алиты стрельцам не веришь? – Илья приглушенно свистнул и из кустов на дорогу вышли
два стрельца. Он махнул им, и они исчезли среди зелени.
 - Федор, Федор,- Десятник укоризненнопокачал головой,- Все, что я тебе давеча молвил, в одно ухо влетело, в другое
вылетело. Не крути башкой, нет тут из чужих никого. Попрятались.
 Молви давай. Кто прошел? Куда? Спешилали нет? С поклажей али без оной? И поспешай, а то далече уйдут, бежатьпридется, чтоб догнать.  Я стал рассматривать отпечатоксапога.  Подумал немного, вспоминая, что
было мне поведано и начал отчет,- След равномерный, мысок и каблук пропечатаны
одинаково - человек не торопился. Глубина небольшая – идет пустой или с малой
ношей. Прошел вроде как мужик, бабы не косолапят, а ентот мысок внутрь
вывернул. Ты сказывал такой след у тех, кто сызмальства на лошадях ездить
привык.
 Пошарил взглядом выискивая второйотпечаток, не нашел и сдался, - Все боле не ведаю что молвить.Илья покачал головой,- М-да. А когдамужик здесь прошел? Почесав в раздумье затылок, выдвинулверсию,- Вчера?Глянул в лицо молчавшему десятнику и, злясь,пробурчал,- не ведаю я. Он вздохнул и менторским тоном началпояснять, - Смотри, след ровный, края не оплыли. Вода что в каблуке скопилась,
мутная….
- так вчера дождь был.- Тогда бы земля размытая была бы, икрая оплыли бы, а так за ночь подсохнуть успела. И ежели водица в следе
грязная, означает недавно прошел, а вот чистая, значится путник, был тут вчера
вечером, после дождя.
Ну. Про чувяк и лапоть молвить ненадобно? Али повторить? - Не надо. -Пойдем тогда, думаю наши ушли недалече.
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СерыйДата: Понедельник, 18.02.2013, 00:59 | Сообщение # 73
Новик
Группа: Ополченцы
Сообщений: 41
Награды: 0
Репутация: 63
Статус: Offline
Тут бы пробелов ещё понаставить. wink
Cообщения Серый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ДимасДата: Суббота, 23.02.2013, 19:35 | Сообщение # 74
Воин
Группа: Ополченцы
Сообщений: 57
Награды: 0
Репутация: 42
Статус: Offline
Федя думал удивить своими талантами, а приходится проходить местный КМБ... biggrin
Cообщения Димас
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Воскресенье, 24.02.2013, 20:58 | Сообщение # 75
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3475
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Скорым шагом припустили вдогонку и, когда обогнали лошадей, нагруженных вьюками, пошли нормально. 
- Ежели торопиться кто, след, получается…. – договорить десятник не успел, подбежавший стрелец проговорил запыхавшись:
- Ляхи на дороге …. конные, много…. с полверсты до них, лошади идут шагом…. Меня упредить послали.
Илья свистнул привлекая внимание отряда и громко крикнул, - айда с дороги, уводи лошадей подальше и не дай бог, заржут, я те яйца обстругаю тупой косой. 
На тропе прокатилась волна суетливого движения. Затрещали ветки кустов, ломаемые нашим обозом и через пару минут никого не видно. Только один дуб, стоит посередке и варежкой хлопает в раздумье – умные налево, красивые направо. А куда ж ему добру молодцу двигать? 
Потом все-таки решил, что быть на линии огня, как-то неправильно и ломанулся вслед за всеми. Поспел вовремя, десятник раздавал команды и стрельцы шустро ныкались, занимая позиции. Мне выделили пенек, из-за него просматривался краешек стежки – дрожки и велели не высовываться. 
Улегся, зарядил винтарь, просунул между ветками молодой поросли растущей перед моим укрытием, стал ждать. 
Нет ничего хуже – чем ждать и догонять. Терпения пролежать неподвижно хватило ровно на одну минуту. И началось…. Тут надо почесать, там лесную тварь, не вовремя на щеку усевшуюся, прихлопнуть, пониже поясницы поскрести…. Именно сейчас приспичило и так засвербело в носу…. Аж слезы навернулись на глаза. Пришлось сдергивать шапку с головы и, уткнувшись в неё, чихать. 
Обернувшийся Илья, погрозил кулаком и, проведя характерным жестом поперек горла, указал пальцем на меня. 
Понял. Молчу. Не шевелюсь.
Послышался тихий свист -  идут.
Взял ружье наизготовку, прицеливаясь туда, где может показаться враг. Ждем-с. 
Ни черта не видно. 
Кто там едет? Сколько их едет? 
А впрочем, что я себе голову забиваю? Такая война не мое призвание, она вообще не мое дело, пусть Илюха командует.
Сквозь шелест  ветра в ветвях берез, послышался глухой звук, мерный стук копыт по утрамбованной земле. 
Пригибаю голову и стараюсь не смотреть на выезжающих к засаде поляков. Илья, когда объяснял премудрости лесные, говорил – не смотри на татя пристально, он как зверь тебя учует и бросится 
Это потом, когда все кончается, мы становимся умными…. 
А сейчас я, не отрывая взора, смотрю на едущего первым, поляка. Он сидит в седле с грацией прирожденного всадника, вольготно расположившись в удобном седле (мне до таких высот…. Эх ни когда не научусь) Лицо круглое, молодое, нос с легкой горбинкой и полные, слегка припухшие, губы под тонкой щеточкой усов. Густые брови, почти сросшиеся на переносице и темные, смолисто- черные глаза…. На голове, шапка с синим верхом и красной опушкой сбоку торчит перо какой-то птицы. Лях едет  и спокойно осматривает придорожные кусты, поляну, медленно проплывающую мимо, уходящую вдаль, дорогу.
И тут наши взгляды встретились….
Он вскинул руку, указывая на меня и, открыл рот, чтоб закричать …. 
Отдача мягко толкнула в плечо, а глазастого юнца, ударом тяжелой пули опрокинуло на круп, он только и смог всплеснуть в воздухе руками и кулем свалится под копыта своего коня. И даже металлический нагрудник не помог, свинец и не заметил преграды на своем пути.
Со стороны стрельцов послышался нестройный залп из двух десятков стволов, гулким эхом прокатившийся под кронами деревьев. Послышалось испуганное ржание перепуганных коней и несколько штук с пустыми седлами, взбрыкивая на ходу, проскакали мимо меня. Закричали люди, вразнобой грохнуло еще несколько выстрелов, и наступила тишина. 
Послышался командирский свист, и тропа наполнилась радостными голосами стрельцов. В след убежавшим лошадям, пробежала пара человек, и скрылась за поворотом. 
Я сидел на своем пеньке, в обнимку с ружьем и пытался унять дрожь в коленях. Не от страха, от избытка адреналина, трясло, словно осину на ветру. Боялся. Если встану и пойду, будут бегать и скакать, крича при этом всякие глупости. Лучше уж здесь, на коряге пережду, когда отпустит. 
Не ребята, стреляйте сами, мне бы просто взорвать, али спалить чего, мину поставить, бомбу на коленке слепить. Оно как-то спокойней выходит. Есть время все обдумать, взвесить, а тут…. 
Нет, я не спорю, надо уметь стрелять и во врага, а не только по банкам в тире.  
Некстати вспомнилось, Силантий говорил – Эх, Федька, Поставь свечку в церкви, выпей зелена вина своего и завались Милке под бочок, а дурное из головы выброси…. 
Помолчал немного и добавил глухим голосом, - Иначе самого вороги порешат. 
Конец душевным метаниям положил десятник, он подошел, остановился напротив, качнулся с пятки на мысок, правую руку заложил за пояс, а левой похлопал меня по плечу. 
- Ты зачем стрелил так рано? 
- Поляк первым ехавший, меня увидел и уже кричать хотел, вот я его и….
Илья переспросил с удивлением в голосе, - Узрел? Так ты ж в лежку лежал. Ежели бы я….
Пришлось перебить и виноватым тоном покаяться, - Я глазами с ним встретился, он меня посередь куста и разглядел. Вылупился я на него, словно юнак на титьки девичьи….  
Он покачал головой,- Плохо, да впредь умней будешь, а пока горевать не стоит….  Немцев….
- А рази это не ляхи? 
- Двое али трое, остатние немцы как есть, восемь их было
Зеленое недоразумение подняло голову и спросило с недоумением. <i> И на них потратили два десятка патрон? </i>
Озвучил этот вопрос и получил  развернутый ответ, - пораненых добили. Немчура, который последним ехал, прыткий оказался, сбежать хотел, с коня сиганул рыбкой, и в кусты, да так там и остался.


На дороге вовсю шел праздник мародера, весело, с шутками и прибаутками, народ потрошил наемников. 
Снимались сапоги, вытряхивались котомки, мешки и всяческие сумки, пристегнутые к седлам. Один кадр, ухватившись за штанины, стаскивал с трупа портки.
Но что меня порадовало больше всего, мой поляк лежал смирно и, ни пытался никуда убежать. Я хихикнул нервным смехом,- а этого чего пропустили? 
- Так это…. Его ты застрелил….
 - И что?
- Как чего, а сапоги….
- Илья! Бл…. Я покойников с детства боюсь, тем более таких свежих. Только пистоль с мушкетом возьму да порох, остатнее парням отдай.
- И саблю? 
-Её тем более, я быстрей себе кровь пущу, чем ворога зацеплю. И не смотри так, учится рубить саблей, не буду.  Поторопи этих мародеров, думаю надо рвать когти отсель, пока нас здесь за шиворот не взяли. 
Когда стрелец отошел, добавил ворчливо. - Это вам мясникам не привыкать, всяческим железом махать. 
Мода нынешняя классная штука, внутренних карманов нет, только накладные и то не везде. У данного индивидуума наблюдается только пояс и небольшая сумка, подвязанная кожаными ремешками. Стараясь не касаться тела и не смотреть покойничку в лицо, срезал ножом обнаруженный трофей.  Расстегнул на груди и снял перевязь с мерками для пороха и кармашками для пуль.
За спиной послышался топот копыт. Оглядываюсь на звук, это стрельцы догнали и ведут за собой сбежавших коней.
- Ермолка, нагнали коников? 
- Та они дурные, через кусты бросились, а поводья на сук намотало, добро хоть недалече убегли….
Переговариваясь, они вели свою добычу мимо меня, и я обратил внимание на одного мерина как раз на нем и ехал покойный лях. Вытянутая, сухая морда, белый ромб на рыжей шкуре посередке лба и правое ухо обрублено наполовину.  
-Ну кА, погодь мил человек, - остановил стрельца и, подойдя ближе, зашел на правую сторону. Так и есть. Из большой кобуры, пристегнутой к седлу, торчала рукоять длинноствольного пистолета со здоровенной круглой блямбой противовеса.  
Когда достал, не поверил своей удаче, это была модель с колесцовым запалом, много о ней слышал и наконец-то узрел воочию. 
Засунул пистолет себе за пояс, хлопнул коня по крупу и отпустил коновода, - Все. Иди.
Понукаемые зычным голосом десятника, стрельцы суетливо потащили тела убитых наемников в кусты, подальше от дороги. Из леса выводили лошадей нашего обоза. Отряд собирался следовать дальше.
Я вернулся к своему мешку, подобрал, закинул на плечо, на другое повесил ружье и двинулся к голове колонны, пора уходить отсюда и чем быстрей это сделаем, тем лучше для нас будет.
На скорую руку замели следы, присыпали опавшей листвой лужи крови, и тронулись в путь. 


Через версту, навстречу отряду выехал Архип Шадровитый, он уехал с утра пораньше, на разведку и вернулся с хорошей новостью:
 - Впереди развилка и от неё до хутора совсем недалече. Но сдается, нет там никого. Скотина не мычит, дымы над избами не курятся, людишек не видно…. 
- А может они тебя узрели, и попрятались?- С сомнением в голосе спросил Илья.
- Так близко не подходили, издалече смотрели, чтоб не спугнуть. Заедем? Али мимо пройдем?
И оба посмотрели на меня.
Я пожал плечами, - Нет, мимо проходить не будем, авось найдем, что нам нужно. 
***
Ветер разогнал низкие тучи и, на небе в разрыве облаков засветило яркое по-летнему теплое солнце.
Прикрывшись рукой от яркого света, бьющего в глаза, наблюдал за парой наших казаков, осторожно подъезжающих  к хутору. Прав был Архип, селение выглядело заброшенным. Покосившиеся плетни, вокруг заросших сорной травой огородов, просевшие крыши на низких домиках наполовину врытых в землю. 
Обернулся к десятнику, - Айда туда, думаю прав Архип – нет тут никого. Поехали.
Прижал каблуками конские бока и обученный мерин двинулся шагом вперед. Как законный трофей, мне его уступили без разговоров. Боевая лошадка, я насчитал на её шкуре, три шрама - два длинных, видимо резаных на боках и крупе и один звездочкой, от пули, на плече.
Всей толпой (отрядом нашу банду, можно назвать с большой натяжкой) лезть не стали и Илья с основным составом остался в березовой роще, за околицей поселения, дожидаться нашего возвращения. 
Ну, а мы с проводником, бодрой рысью, по заросшей травой дороге отправились в неизведанное. По крайней мере, для меня. 


М-да. такая (!) нищета….  Я заглянул ради любопытства в одну…. Один….  Одно жилище, по другому Это назвать нельзя. Земляные, утоптанные до состояния каменной твердости, полы. Все внутреннее убранство, деревянное, но больше всего поразило кострище, обложенное камнями, прямо посередине дома и абсолютно черный, закопченный до свисающей бахромы из копоти, потолок.
Григорий с Панасом успели прошерстить все укромные, с их точки зрения, уголки стащить в маленькую кучку найденное барахлишко и вид клепанного из полос котла,  лежавшего поверх всей груды радовал больше всего. 
Как они умудрились это сыскать? Тайна покрытая мраком, наверно у всех казаков, есть нюх на разные клады. На мое удивление, они только  загадочно улыбались и разводили руками.


Основное потрясение меня ждало на дальнем конце этого забытого богом и людьми селения. В маленьком сарайчике обнаружил наковальню из булыжника по типу гранитного, а клещи из оленьих рогов сделаны и молот каменный. Когда такое(!) увидел, натурально выпал в осадок. Ничего не тронул, как зачарованный ходил по этой кузнице, и было такое чувство, что попал в каменный век, там даже горн в виде очага на земле и вместо мехов, кожаный мешок какой-то.
Судя выщербленному валуну и обгорелым кончикам «клещей» все в рабочем состоянии и подернутые налетом свежего пепла угли, подтверждали это. Тихонечко прикрыл за собой дверь, когда выходил, и аккуратно подпер её, валявшимся рядом на земле дрыном. 
А вдруг хозяева вернутся?
***
В эту несчастную деревню, с громким названием Вешки, мы все-таки попали, добрались наконец-то. И в ней нас встретило такое же, вполне привычное, отсутствие людей, но с одним отличием, нет даже с двумя. Первое нас повстречало разбросанными костями, белевшими в траве у скособоченного тына, а второе весело скалилось, свисая с кола, вбитого в землю, рядом с крыльцом, во все свои три зуба.
Домов здесь больше и почему мы поехали вчетвером, один господь бог знает. Вроде бы тихое место, покойно как на погосте, птички щебечут, ветерок лениво качает верхушки деревьев. Основную дорогу, пасет Илья со стрельцами. Лепота. 
И как гром среди ясного неба, окрик Панаса,- Федор, ховайся, ляхи едут. 
А я только, только начал потрошить местную достопримечательность, кузницу, и на тебе, гости пожаловали. 
- Много? Далече? Успеем уйти? Да откуда они вообще взялись, сволочи! Где они? 
Вопросы посыпались из меня со скоростью пулеметной очереди. Вот тут и сказалось различие в опыте, вечных военных, казаков и рекрутируемых только на войну, стрельцов. 
- Трое, только из леса выехали. А зачем? Давай поймаем их да испросим. 
- Верно молвишь Панас. – Подошедший Архип, весело оскалился, - Возьмем их по-тихому…. 
Федор, - Он окинул меня взглядом, задержавшись на перемазанных в саже руках, посмотри там может найдешь накинуть на себя, кузнецом будешь. А вы…. 
Он быстро распределил ребят по местам и в двух словах объяснил мне, что я должен делать и куды бяжать. 


- Hej, to ty jesteś, czy co, kowal będziesz? 
Обернулся на окликнувший меня голос. Стоят голубчики. Молодые, здоровые, о таких ещё говорят – кровь с молоком. Один, небрежно постукивает плеткой по голенищу желтого сапога.
Второй скривил морду лица, будто ему отдавили самое ценное. А вот третий, бывший позади всех, не понравился вовсе. И без того узкие губы сжаты в тонкую линию, не мигающий взгляд серых глаз, кажется готов просверлить лишнюю дырку в моем брюхе. 
- Нет. – Отворачиваюсь и начинаю поправлять веревочную вязку, на которой висит стремя. Крестьянская лошадка, щеголяющая обновкой в виде седла из сложенного в несколько слоев войлока, меланхолично оборачивается и смотрит удивленным взглядом в мою сторону.
- Kłamiesz, pies....
- От собаки лесной и слышу,- И добавляю пару слов на великом и могучем. Не оборачиваясь, ответил в полголоса, но так, чтоб расслышал только он. 
И слышу рев оскорбленного до глубины души шляхтича, да скрежет вынимаемой из ножен сабли. 
Пора делать ноги, свою часть плана выполнил. 
Сдергиваю, обрывая веревочные подвязки, старый кожаный фартук кузнеца, позаимствованный полчаса назад. Кидаю на землю, нагнувшись, проскакиваю под лошадиной шеей, со всех сил бегу вперед и заворачиваю за угол, полуразвалившейся сараюшки, в которой была деревенская кузница. 
- Федір, сюди... – Махнул рукой Панас, выглядывающий из-за сломанной телеги, нагруженной сеном. 
Разбрызгивая грязь, пробегаю по луже и успеваю за пару секунд до преследователей. Достаю пистолеты и взвожу курки
- Почекай, спробуємо по тихому,- Панас выглянул на мгновение из-за укрытия и спрятался.


Заметил одну особенность, в момент опасности, Архиповские парни, напрочь забывают русский, и понять их бывает довольно трудно. 


- Грицько з Архипом почнуть, а ми допоможемо.... ты здесь побудь. 
Ответить не успел. Послышался топот бегущих следом людей. Через мгновение звучит залихватский свист. Панас подхватывает свое копьецо и выскакивает навстречу противнику.
Чуть присев, ловит древком рубящий удар, отводит его в сторону, бьёт ногой в живот, опрокидывает своего противника на землю, и тут же добивает.  А вот желто-сапожный поляк отбил натиск Архипа с  Григорием, отскочил назад и прижался спиной к стене кузницы.


- Федір, третій втік – Слышен крик, перекрывающий шум драки. 


Твою мать …. Наш третий «друг»  который сразу мне не понравился, увидев, что произошло с двумя первыми, ломанулся прочь со всех ног, к стоящим поодаль коням. 
Выдергиваю из-под сена «костолом» и бегу, но не за ним. Чтоб ляху удрать, ему надо добраться до лошадей, а потом еще по улице проскакать до околицы, а это метров двести. Мне напрямки полсотни всего. Да вот только мой забег происходит на поле поросшему не скошенной травой. Бегу, выдирая сапоги из раскисшей после недавнего дождя земли, и обрываю зеленые побеги. Кажется, успел. Дорога просматривается на полверсты и беглеца не видно.   
За спиной слышу приглушенный расстоянием хлопок и тут же громкий крик раненого человека. 


«Охотнички, блин. По-тихому, по-тихому….»


Укладываю ствол на развилку ивовых веток, взвожу. Слева слышен  нарастающий звук топота  копыт, из-за кустов выскакивает всадник, низко пригнувшийся к холке, он яростно настегивает лошадь. 


«Один выстрел, один труп…. Один выстрел…. О….дин….» 
Задерживаю дыхание и тяну спусковой крючок. Отдача мягко толкает в плечо, из дула вылетает облачко дыма, на миг скрывающее цель. Когда оно рассеялось, с моего места никого не видно.
Дергаю за рычаг, ловлю стреляную гильзу на лету и сую в карман. Вставляю новый патрон. 
Что попал, знаю точно, с полусотни метров пулю кладу в яблочко, размером с пятак.  Взял винтарь на изготовку и пошел глянуть на добычу. Целился в коня, так что возможно язык еще живой, если шею не свернул. Легкое облачко пыли, поднятое падением всадника, уносится прочь под дуновением ветерка, открывая взору тушу убитого мерина, руку, вскинутую в приветственном жесте…. 
Сизое облако вспухает на срезе дула пистолета  и глухой удар в грудь сбивает  меня с ног. От неожиданности заваливаюсь навзничь и слышу удовлетворенное бормотание поляка.  
Труп коня задергался, это лях яростно вырывался, пытаясь вытащить придавленную лукой седла ногу. 
А я валялся на спине и шипел, словно болотная гадюка, ощупывая себя в поисках раны. Под руку попался правый пистолет, его рукоять разлохмачена попаданием пули и раскололась вдоль. Если бы не она, этот урод прострелил бы мне печень…. 
С воплем:
 - СУКА! 
Вскочил на ноги и в несколько гигантских шагов подскочил к противнику. Он попытался сопротивляться, даже ткнул в мою сторону кинжалом, за что получил прикладом в лоб. 
Ухватив за плечи, рывком выдернул из  под убитой лошади, перевернул на живот и быстренько, его же поясом, связал руки.  Привел в чувство, поставил на ноги, не тащить же мне его обратно на себе, пущай шагает.  
Настырный гаденыш. Не успев выпрямится, хотел меня забодать, получил коленом в морду, а после того как упал, был жестоко отпиночен.  Всю обратную дорогу вел себя как шелковый, только испуганно озирался и каждый раз вздрагивал, когда взглядом натыкался, но мою угрюмую рожу.  Адреналин кончился, я шагал на автопилоте, хотелось прилечь и маненечко отдохнуть, печень просто отваливалась. 
-Случилось что?- спросил меня вышедший навстречу Архип, глядя на мою скособоченную фигуру. 
Я показал расколотую пулей рукоять пистолета и рассказал как было дело.
Он коротко присвистнул,- Хранят тебя боги, Федор. 
Схватил за шиворот мою добычу и поволок за сарай. Я сначала пошел следом, но передумал. Смотреть, как поляка потрошить будут…. Ну их. Лучше пойду, доделаю то, что помешали гости незваные, соберу барахло, какое в кузнице нашел. Мусор с примесью металла, куски шлака, запрятанные под кучей золы пара прутов железа, половинку мешка нагреб все-таки. 


Стена, построенная из тонких сосновых бревен, да еще со щелями, заткнутыми вываливающимся пересохшим мхом имеют плохую звукоизоляцию. И все что происходило на улице, было слышно внутри во всех подробностях. 
Глухие шлепки ударов, короткие вскрики, невнятное, злое бормотание пленного поляка, переходящее в истошный крик, заткнутый, по-видимому, тычком в зубы.  После этого на короткое время наступила затишье, а затем все началось сначала. Размеренный голос Архипа, задающего вопросы и надрывные, полные боли ответы поляка. 
А потом все  разом стихло, и мне вдруг примерещилось журчание ручейка…. 


Закинув на плечо мешок с собранным хабаром, поспешил на улицу. Стреноженная лошадка никуда не делась, отковыляла чуток подальше от непонятных людишек и продолжила свое занятие, поедание подножного корма. Закидываю ей на спину поклажу иду еще за одним тюком. Навстречу из-за угла выворачивает Архип, оттирая  на ходу руки сорванной травой. 
- Анджей его звали. Так вот, пан Анджей молвил, что ждут хоругвь королевских латников. Они должны были еще седмицу назад прийти, а их все нет. Слухи ходят - недалече от Смоленска, стакнулись  шиши с ляхами 
Шадровитый плюнул на маленькое пятнышко крови, обнаруженное на пальце, стер пучком травы и отбросил в сторону. Вдруг улыбнулся,- Эти недоумки, приняли их за охрану обоза, ну и навалились всей толпой…. 
- И большая толпа водилась? 
Архип мотнул головой в сторону,- Этот молвил, полтора десятка на березах да осинах поразвесили вдоль тракта, да волкам на поживу в овраг сволокли столько же, а сколько сбежало, то одному богу ведомо. 
- Немалая ватажка ….была….
- Ага, да атаман дурной. Это ж надо было, без догляду, сломя голову, на солдат кидаться….
За разговором, я снял путы с лошадки, потянул за недоуздок, сплетенный из конопли и мы неторопливо покинули селище, уводя двух трофейных коней нагруженных барахлишком. 


На поляне в лесочке на краю селенья нас ждал остальной отряд. Коротко рассказав Илье о стычке и полученные от пленного данные, быстро собрались и выступили. Идти еще несколько верст до следующего хутора, уже не надо, все, что нужно найдено и даже с небольшим перевыполнением. Теперь осталось унести ноги из этого поганого района. Враги здесь, не пуганные, шастают как у себя дома…. 
Пока их было мало…. Но искушать судьбу и ждать нечто большое.....
И как-то не лежала у меня душа, идти дальше, уж очень не хотелось. 


Как банально не будет звучать фраза, но….
Скрипит потертое седло и ветер холодит, былую рану…. 
Седло, на самом деле старое и затертое до безобразия, на нем видны следы многочисленных ремонтов. 
А вот вечерний ветерок, приятно остужает испарину, выступающую на лбу при резких движениях. Синячище, размером с суповую тарелку, закрыл правый бок и кажется стремиться заползти на спину. Так мне кажется, ибо все, что успел, это на пару минут задрать рубаху и быстро глянуть – что там? 
Радует, ребра целы, могу глубоко вздохнуть и резко выдохнуть. Но от греха подальше, на первой же остановке, попросил стрельцов и мне помогли наложить тугую повязку. 
Теперь двигаюсь с грацией робота, поворачиваюсь всем торсом, не нагибаюсь, а приседаю и шарю перед собой рукой в поисках упавшего ножа. 
***
Полная луна, забралась на самую верхотуру и весело скалиться оттуда, заливая мертвенно бледным светом лесные стежки дорожки. Зрелище ночного леса…. 
Если бы мне не было так х…. плохо, наверно оценил бы красоту по достоинству. Все приобрело, четкие грани и нет полутени, есть свет и тьма…. Чернильная темнота леса, перемежается серебреными лучами, расплывающимися в туманной дымке, поднимающейся от разогретой за день земли.
Когда заорал филин, я чуть в портки не наложил с перепугу, а мерину, хоть бы хрен по деревне, дернул обрубленным ухом, всхрапнул (наверно, выругался на своем, на лошадином). Встряхнул гривой и зашагал дальше, как ни в чем, не бывало. 
Бесплотными тенями скользим по лесным тропам, легкий шорох одежды, позвякивание амуниции и тяжелая поступь нагруженных лошадей, выдает в нас людей, а не лесных призраков. 
Я даже задремал и ненадолго провалился в бездну сновидения….
И снился мне бронежилет, даже, да так явственно, что почувствовал на плечах его тяжесть, ощутил под рукой все изгибы и влажную поверхность(!) 
Когда очнулся, первая мысль была – надо протереть, не то заржавеет. 
Потом понял, наглаживаю сам себя, а мокро, так это роса выпала. Ночной воздух просто напоен влагой, и от этого похож на густой кисель. Старики говорили – ежели такое, то быть вёдру. 
С шумом втянул в себя лесные запахи…. 


Пряно-влажный аромат прелой листвы в нем чувствуется легкая примесь грибного запаха и еще чего-то таинственного, непознанного. 
В темноте послышался стук кремня, посыпались ослепительно белые искры…. Красный свет факела разорвал ночную темноту. 
Все очарование закончилось и пришли суровые будни. Чья-то грубая рука хлопнула по ноге и хриплый голос одного из стрельцов, ласково ссадил меня с мерина.- Федор, слазь, ужо приехали.
Тяжело слез с седла, едва успел цапнуть свой мешок с барахлом, и верная коняшка исчезла в темноте, уведенная прочь. 
Спросил у первого попавшегося – где Илья? 
Движением руки был послан по маршруту, - Туды пошел…. 
Они чего все совы да филины и видят в темноте? Я пока добрался, чуть лоб не расшиб о внезапно выросшее на пути дерево и пару раз запнулся о торчащие из земли корни. 
Расположившись на бревне у костерка, горевшего в яме, засмотрелся на огонь….
На это можно смотреть вечно…. 
Мне всучили в руки кружку с горячим отваром, ломоть серого, ржаного хлеба посыпанного крупной солью и кусок вареной оленины. 
Спать расположился тут же у костра, на лапнике, подложив под голову мешок и укрывшись попоной.


Лета ХХХ года, Сентябрь  8день


Разбудили меня, можно сказать – нежно. 
Архип постучал по пяткам, мыском своего сапога, - Федор, жрать будешь? 
- А что уже дают? И чем кормят раненый?- Спросил, не открывая глаз, да еще постарался, поплотней укутаться в импровизированное одеяло. 
- Давно, ужо все поели, один ты спишь словно сурок. А пораненным, березовую кашу дают. – Со смешком в голосе, поставил передо мной плошку, наполненную, судя по долетевшему запаху, овсяной каши с мясом. Подлый желудок заурчал сердитым котом. 
Проворчал вполголоса – Вставайте граф, вас ждут великие дела. 
Сел, протер опухшие со сна глаза и, зевнув во всю широту души, потянулся, - С добрым утром, Архип.
 - И тебе не хворать.- Подобрав с земли сучок, он шерудил в кострище, что-то выкатывая из него.
Сначала подумал – картошка, а нет. Он ловко откатил камешек в сторонку, и слегка стукнул по нему.
Над поляной потек восхитительный аромат свеже запечного мяса. 
Я невольно сглотнул слюну и Архип, заметив это, снисходительно спросил, - будешь?
В ответ подставил плошку с кашей, куда он и переложил мясо. 
Первые несколько ложек, были съедены в полном молчании, блаженствовал. Либо так проголодался, либо это так на самом деле вкусно…. 
- Архип, а где Илья? 
- Спишь долго. Он еще затемно, стрельцов отрядил в наряд на дорогу, и дальний дозор. Скоро ужо должен возвернуться. 
Закончив завтракать,  пошел совершать утренний моцион. Опосля была перешнуровка моей тушки, повязка за ночь ослабла, обработка синяка настойкой бодяги и утяжка. Немного посидели с Архипом, поболтали о всякой всячине и разошлись по своим делам.  


Я сидел на разостланной, на земле попоне и матерился сквозь зубы, снаряжал мины. Несмотря, что большая часть работы была сделана еще дома, вещица все-таки трудоемкая и нудная, а я сгибаюсь с трудом.
Из-за кустов, с поляны по соседству, слышался веселый перезвон, это выделенные мне в помощь стрельцы, со слезами на глазах, портили шикарные вещи. Стальные нагрудники, снятые с убитых немцев, должны были быть расплющены и из них будут сделаны крышки на котлы. У одного из гансов в мешке, нашли даже обрывок кольчуги, невесть каким образом туда попавший. Дрянные ножи, прутки из сырого железа, сломанное оружие, рубилось на мелкие кусочки.
В пылу разрушительной деятельности даже попробовал собрать медные монеты у стрельцов, дабы использовать их в качестве картечи. После непродолжительных дебатов, был послан десятником, заниматься общественно полезным трудом и не смущать молодые, неокрепшие умы, всякими глупостями.  
Весь металлический хлам, укладывался поверх мешочков с порохом, накрывался куском кожи, поверху шла крышка из нагрудника, вся эта конструкция, стягивалась проволокой и обмазывалась смолой.
Все наличные запасы денег, как ни ворчал Илья и присоединившийся к нему Архип, я все-таки изъял. Пришлось пообещать каждому, под честное пионерское, что верну в двойном размере. Богатенькие буратины, цельный килограмм в карманах таскали, так что последняя мина получалась, денежная в прямом смысле этого слова. Польские злотые, немецкие талеры соседствовали с русскими рублями. Монеты между собой склеил смолой и уложил плотными рядами. Вот уж кому-то повезет….
А где прикажете посредине этих смоленских джунглей, найти россыпь галечника для картечи?


Вот что за жизнь такая? С утра согнутся, не мог, теперь разогнутся. Кряхтя словно старый дед, прибрал за собой инструменты, остатки пороха….  Осталось килограмма три. 
Какой-то остаток, ни рыба ни мясо, ни туда ни сюда-а…. 
 - О! – Я поднял палец кверху.- У нас остался резерв ставки главного командования, отрядный котелок. 
На ум пришла совсем дикая идея, состряпать из котелка – гранатомет. А что? Может и сработать.
На донышко кладем вышибный заряд, накрываем куском деревяшки со сквозным отверстием, через него проходит проволочный крюк, за который цепляем предохранительные кольца всех гранат. Надо будет предварительно запал обрезать, на мгновенный взрыв, иначе выкинет их вверх, а взорвутся на земле. Ежели укоротить, как раз будет. Выбросило, сдернуло чеку, отскочила скоба, хлопнул капсюль, загорелись остатки дистанционной трубки, вспышка и воспламенение основного заряда.  
По времени выходит секунда, полторы, как раз хватит, чтоб гранаты закинуло на три метра. 
На это безобразие нужно-то всего грамм тридцать, сорок пороха…. И куда девать остатние три кило? Оставим, на всякий случай.


-Федор и не проси. – Илья сидел в обнимку с котелком и смотрел на меня, словно я враг народа. 
- Илья, ну будь человеком, отдай, на благое дело прошу. Я его на дороге прикопаю, может и целым останется.
- Уйди, ирод. Который раз молвлю, не дам. Ты эвон, осемь штук спортил, еще и этот удумал…. Иди отсель. А завтра с утра, что жрать будешь? Дулю с маслом и шиш в прикуску? 


Да уж, это я как-то не подумал. Война войной, а обед-то, по распорядку. 
- Все, убедил, не кипятись, не то пар из ушей пойдет. Не дашь, так и не надо. Сейчас поем, возьму ружье и пойду на дорогу. Остановлю, какой ни-будь обоз, убью всех людишек, собак, кошек, перестреляю всех коней, возьму у них гребаный котел и подарю тебе, мой друг Илья. 
Десятник поставил предмет моей «тайной страсти» рядом с кострищем, вытер испачканные руки о портки. Знаком подозвал одного из стрельцов, случайно оказавшего поблизости, забрал у него ружье с патронташем и перекинул через плечо. – А чего ждать-то, айда….
- Э-э. Я голодным на татьбу не хожу. Пока дядя Федор, трудился в поте лица, его даже ни разу поесть не позвали.
- От вы гляньте на него…. А кто тебя два раза звал? – <i>Феденька, пойдем, кашка готова. </i>
 А что ты в ответ молвил? Я таких слов и не ведаю, а кои ведаю, повторить срамно. 
На лице Ильи была написана вселенская обида, а в глазах жгучее желание, прийти вечерком и чтоб под запись, услышать все заново…. 
Я встал и поклонился в пояс, - Прости за ради Христа, господин десятник, бес попутал. Дюже голодный был. 
- Кто? Бес али ты? 
- Тьфу, на тебя Илья, ты как Агрипина к словам чипляешся. Слово молвить нельзя попусту, враз все повернет к своей выгоде.
Дяденька, покорми сироту, сирую да убогую,- И скорчил свою коронную рожицу из шрека. 
Илья склонился к костру, откинул, накрывавший котелок, кусок коры, поднял и протянул мне:
- Токмо котел верни, да помыть не забудь.
Я одной рукой принял посудину, вторая уже тянула из-за голенища сапога, ложку, завернутую в чистую тряпицу, а задница опускалась на обрубок бревна.


<i>Маловат котелок, пять гранат не войдут, только три. </i>
Дурацкие мысли в голову лезут…. Нет бы подумать о возвышенном…. Желудок сытно мурлыкнул и зашептал на ухо, - <i>А вот сейчас, спою. </i>
Облизав ложку, аккуратно завернул и убрал на место. Потянулся, с грацией сытого кота, но, увы, спать нельзя. Надо идти на тракт, разводку делать, провода закапывать, места под мины определять, себе огневую позицию готовить.


***
- Здесь будет город заложён, - Пробормотал вполголоса, чью – то патетическую фразу, осматривая выбранное место, поплевал на ладони и начал копать.  


<i>Пан Анджей сказал много и ни чего. Воинский конвой или это отряд, идущий на пополнение армии Владислава?  Если конвой, то может и везти часть денег, а если нет…. А если нет, полякам не повезло, попадут под раздачу. Точно. Полякам…. Можно ли доверить сопровождение казны, наемникам? Я бы лично, их на пушечный выстрел не подпустил. Не думаю, что подскарбий глупый человек, и наверно назначил проверенных людей, иначе, Радомский казначейский трибунал, снимет голову на раз. Можно ли это принять за факт - это везут жалование наемникам? Если добавить оговорку пленного про королевских латников…. С некоторой долей сомнения, можно. Хоругвь может иметь в своем составе от ста до двухсот всадников. При сотне состоят также обозные слуги, которые обслуживают повозки с запасами, копьями, порохом, провизией и прочим хабаром. Таких повозок, обычно двуконных, может быть не одна или две, но гораздо больше. Ездовой должен уметь готовить еду, добывать продукты и заниматься ремонтом поврежденного снаряжения. И  могут не только коням хвосты заносить, часть из них, точно знает, с какой стороны надо держаться за саблю или куда в мушкете сыпать порох.  Сюда можно смело добавить еще с полсотни человек пехоты, не будут же родовитые паны нести охрану табуна своих коней и лагеря и прочие черные, с их точки зрения, армейские работы. 
Хотя при наличии обозников…. 
Блин, мало точных данных, одни рассуждения, гадание на кофейной гуще.  
Но обслуга представителей казначейства по логике должна быть…. 
А чего я себе голову забиваю всякой ерундой? Придет обоз, вот тогда и будем парить мозг, а пока надо яму копать…. Чтоб все гады в неё влезли. </i> 


Под лезвие лопаты попал очередной корень, хорошая штука саперная лопатка, в два взмаха перерубил и продолжил копать дальше.  Стрельцы практичный народ с хозяйственной жилкой, покрутив в руках, вынесли вердикт - вещь конечно стоящая, но в хозяйстве ненужная. 
Ну, вот и все, закончил. 
Через еще не опавшую листву куста дикого боярышника, просматривается дорога, все две с лишним сотни метров, вплоть до поворота.  Мины мои не заводские, рассеивание у них чертовски большое, а действие самодельной картечи наподдается, хоть каким-то ни было расчетам. 
Поэтому гарантировать могу только метров десять, на таком расстоянии, если не картечь, то взрывная волна точно покалечит крайних всадников. 
О! Филин заухал и стрелец из-за дерева машет веткой. Опять кого-то черти несут…. 
Достали уже, не тракт средневековый, а автобан какой-то, с регулярностью в час, какая ни будь сволочь, пылит по дороге. Шастают как у себя дома -  туда, сюда, туда, сюда….


Поздно вечером, уставший как две собаки, перемазанный сосновой смолой, землей и еще хрен знает чем, но по самые брови, вернулся в лагерь, едва волоча ноги. Долго и нудно оттирал руки и отмывал лицо. 
Когда мне сунули плошку с кашей, так едва не уснул над ней. 
Всё, абсолютно все, пришлось делать самому, даже залезать на две сосны. Прикидывал как они упадут после подрыва, ну ни как не получалась, чтоб было правильно. Пришлось поработать белкой лесорубом, лезть на самую верхотуру, обвязывать вокруг ствола веревку, перекинуть на соседнюю сосну. Спустится с этой, вскарабкаться на ту, поработать немного топором, подвязать вервицу. Ни в жизнь не полез бы, но больн
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СерыйДата: Воскресенье, 24.02.2013, 22:59 | Сообщение # 76
Новик
Группа: Ополченцы
Сообщений: 41
Награды: 0
Репутация: 63
Статус: Offline
...стёжки-дОрожки... очепятка
Cообщения Серый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
vdanДата: Среда, 06.03.2013, 19:51 | Сообщение # 77
Новик
Группа: Ополченцы
Сообщений: 46
Награды: 0
Репутация: 41
Статус: Offline
А прода где?
Воскресенье прошло! :-)
Cообщения vdan
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
RevolverДата: Четверг, 07.03.2013, 01:55 | Сообщение # 78
Десятник
Группа: Ополченцы
Сообщений: 104
Награды: 1
Репутация: 75
Статус: Offline
Терпи. я почти год проду ждал smile
Cообщения Revolver
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Воскресенье, 10.03.2013, 20:09 | Сообщение # 79
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3475
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Когда мне сунули плошку с кашей, так едва не уснул над ней. 
Всё, абсолютно все, пришлось делать самому, даже залезать на две сосны. Прикидывал - как они упадут после подрыва, ну никак не получалась, чтоб было правильно. Пришлось поработать белкой-лесорубом, лезть на самую верхотуру, обвязывать вокруг ствола веревку, перекидывать на соседнюю сосну. Спустится с этой, вскарабкаться на ту, поработать немного топором, подвязать вервицу. Ни в жизнь не полез бы, но больно удобно эти два дерева стояли - пышная крона обоих гарантировано накрывает кусок дороги.  После такого, ни о какой атаке со стороны конницы можно не беспокоиться. 
Сейчас посижу немного, отдохну, и надо сделать последнее на сегодня. Отвезти батарейку, если хватит времени, собрать и залить уксусом. 


Звезданутое небо сияет мириадами звезд, рассыпанных по черному ковру космоса. Неуловимо для глаз, мелькнула крохотная искорка метеора…. 
Поворчал немного для приличия, пока разбирался со спальным местом. Улегся, спину греет ласковое тепло, исходящее от углей костра, а лицо холодит прохлада ночного леса. Спать…. Спать…. 


<i>Мамина ладошка нежно проводит  по щеке, приглаживает непослушный со сна вихор. Она так низко наклонилась, что маленькая прядь волос щекочет мне ухо. И я слышу её ласковый шепот: – Феденька, просыпайся, в школу пора.  - целует в щеку…. </i>
- Ты глянь как лыбится, даже будить жалко. Федя, просыпайся.- Меня как кутенка, за шкирку, приподнимают и трясут. 
Опущенная голова вяло болтается, сил сопротивляться совсем нет, с трудом открываю глаза. 
В красном свете костра видны фигуры людей и две из них, теребят меня. 
- Что надобно? 
- Ляхи встали на ночевку в десяти верстах отсель.- Узнаю голос Архипа.
- И что? Они сегодня целый день по тракту шатались толпами. – Я туплю по-черному, мозг спит. 
На голову неожиданно льется поток холодной воды, ледяные струйки скользят по шее и затекают за шиворот. Пытаюсь вырваться и начинаю материться. 
Илья, узнал в потемках по голосу, дает совет Архипу:- Отпускай, кажись, проснулся. 
- Нельзя без этого? – Стаскиваю с себя  мокрую рубаху и замахиваюсь на Илью, облить меня - его рук дело: 
- У-у, антихрист. 
- Доглядчики пришли, коих я посылал, молвят – ляхи становище в десяти верстах от нас поставили.
Вспоминаю виденные фильмы и наобум задаю вопрос,- А возка, целиком деревянного, там случайно нет? И, чтоб, у него дверка была позади и с окошком зарешеченным.
Они переглянулись. Илья пожал плечами, - Сказывали, возов двуконных, беленой дерюгой крытых, почитай - два десятка. И телег, простых, с пяток будет. 
- А что телеги везут? – Илья меня не расслышал, ибо я в этот момент копался в своем мешке, выискивая сухую одежку.
Я повторил, он почесал в затылке, - Федь, я тебе стрельцов приведу, их и пытай. 
И, с этими словами, растворился в ночной темноте.
- Федор, а на кой тебе ведать про телеги? – Спросил Шадровитый.
- Архип, из Кракова оказия едет к Владиславу - что нужно для воинства? Зелье да свинец. Сколько пороха можно положить на телегу?
- Пудов пятнадцать, не боле, иначе лошадей заморишь.
- Свинца, думаю, столько же. – Я подсчитал результат,- Получается восемьдесят пудов пороха или столько же - но свинца.  Но полагаю, что все-таки зелье, оно быстрей кончается. 
Я натягивал через голову рубашку и пропустил очередной вопрос от Архипа.- Извини. Не слышал. Ты чего спросил? 
- Подумаешь, зелье везут али свинец….
Я перебил его,- Ежели в него случайная пуля попадет, или не дай бог, граната - убьет всех, кто окажется ближе сотни саженей.
В темноте послышался хруст сухих веток под подошвами сапогов, в круг света вошли двое.  Десятник и стрелец, среднего росточка, на голове надета шапка – «пирожок», из-под которой торчать два ярко малиновых уха – лопуха. 
- Федор, вот тебе Гришка, он в доглядчиках был и все тебе сам обскажет. 
- Илья, не в службу, а в дружбу, скажи ребятам, чтоб начали грузить лошадей.
Он улыбнулся, - уже. Короб с кувшинами и уксусом забираешь? Брать бережно, аки младенца….
Я над этим ящиком трясся, словно кащей над златом. На испытаниях батарея исправно зажигала запал на трех сотнях метров самопальных проводов и лишиться сейчас хотя бы одной банки, довольно рискованно, а вдруг  - не сработает? 
- Гриша, - Похлопал по бревну рядом с собой, - присядь. Не люблю так разговаривать. 
Дождался когда он, сняв с головы шапку и судорожно зажав в кулаке, сел в напряженной позе, словно кол проглотил. 
- Я спросить хотел…. – начал расспрос добродушным тоном. 


Когда, приблизительно, через половину часа вернулся Илья, мы сидели с Гришей и довольно спокойно беседовали. Я узнал, что хотел и, даже, немного больше. 
На двух подводах везли свинец, это если судить по виду груза, плоская поверхность едва выступает над низкими бортами. Плотно укутана дерюгой и перевязана веревками. Три оставшиеся, про них мог сказать с полной уверенностью, везли порох. А что можно возить в бочках?  Вино? Вино никто не будет оставлять на отшибе лагеря, ближайший костер разожгли в полусотне метров и часового выставили. Вот уже и некоторая определенность появилась. 
Поляков Григорий рассмотрел и смог описать во всей красе и лицах. По описанию, из которого, понял с пята на десята,  надето на них: железный шлем-мисюрка, стальной нагрудник, металлическая чешуя, закрывающая плечи и руки. Поверх доспехов наброшены шкуры и у всех разные, много волчьих, есть медвежьи, а у двух особо богатых, даже имеются тигриные. Из оружия: сабли, пики, мушкеты (обозвал пищалями) щиты. Спросил о пистолетах, в ответ стрелец пожал плечами:- не разглядел – далече до ворога было. И, пожалуй, самое главное - верховых они насчитали восемь десятков, может и чутка поболя будет. Так же есть пехота, этих они посчитали точно - полусотня.
Уже когда закончил расспрос и я отпустил парня, он отошел на пару шагов остановился, потер лоб, словно вспомнил что-то - вернулся:
- Федор, когда обоз на поляну выехал и возы в круг стали ставить, - Он замялся.- Мне привиделось, что пешцы сами по себе идут, - он окончательно смешался и замолк.
- Это как так? 
- Сначала ляхи на поляну из леса вышли и только опосля того как последний воз в круг стал, подводы  подъехали и с краю стали. Немцы шатер обособливо становили и свой костер жечь начали, и к соседям не ходили.
- Ступай. – отпустил стрельца заниматься общественно - полезным делом.
 - Илья,- обратился к десятнику – Архип еще не убежал на поляков смотреть? 
- Да, нет, вон со своими о чем-то молвит. 
- Зови его сюда, надобно обдумать – что делать будем. 
Время поджимало, поэтому пошли сами.
- Архип, отойдем на пару слов, - Я довольно бесцеремонно перебил его разговор с парнями. 
- Чего надобно? – С недовольным лицом откликнулся тот.
- Я смотрю, ты на войну собрался? – Кивком головы указал на пистолет и лежавший под ним патронташ. 
- А чего просто так порты просиживать, пойду, посмотрю - кто к нам в гости пожаловал? 
- Так и я про тоже. Мы с Ильей хотим…. 
- Грицко, Панас, погуляйте пока. – Архип царственным жестом указал на попону рядом с собой:
- Сидайте.  
Дождался когда уселись:
– Сказывайте. 
Мы с десятником переглянулись, и он кивнул мне –  говори.


Минут за десять я рассказал все, что узнал от разведчика, и высказал свои предложения. Архип слушал внимательно, не перебивал, Илья сидел рядом, изредка кивая в знак согласия. Потом были непродолжительные жаркие дебаты. В основном они касались тактики. Я настоятельно просил, даже требовал, после подрыва мин обождать некоторое время, чтоб рассеялся дым, они хотели сразу с криками  «ура», идти в штыковую. Я предложил закидать пехоту гранатами, меня послали к черту. 
- Сам кидай, тебе ведомо как, вот ты и швыряйся ими. 
Сошлись на том, что последнюю мину, ставить буду в крайний момент, а к стану поляков выедет разведчик и посмотрит, как они пойдут. Потом поспорили кто, где, какую позицию занимать будет. Пришлось, чуть ли не на спичках тянуть жребий (Архипу с Ильей) Мне-то по барабану, я себе уже окоп отрыл. Поговорили о людях. Здесь банковал Илья. 
Расклад получился такой. Я, мои стрельцы и еще троих дает десятник, держим голову колонны. Архип, казаки  и пятеро стрельцов по центру. Илья с пятнадцатью парнями наваливаются на хвост. 
Я еще раз предупредил - до взрыва  мин головы от земли не отрывать, и пообещал – ежели кого пришибет али поранит, поубиваю лично.  Сначала долго стреляем и только после этого идем вперед. Начало атаки Архип дает свистом. 
Илья уточнил у меня детали и ушел оправить стрельцов приглядеть за поляками да прислать мне людей на подмогу. Я собрался отправиться на дорогу, расставить мины по местам, установить батарею и залить её уксусом, пусть заряд набирает. 


Надо её вообще переделать. Вернусь, закажу гончарам квадратные банки, так будет более компактно, прослойку сделаю из войлока. Анод, катод отперфорирую для повышения площади соприкосновения кислоты с металлом. Это все должно будет уменьшить габариты и вес в сравнении с прототипом, раза в три точно, при сохранении текущей мощности. Понадобится или нет этот девайс, это дело десятое, пусть будет…. О, мысль проскочила, собрать штук двадцать в единый блок, сделать трансформатор и соорудить точечную сварку. Ствольные коробки собирать. 
***
<i>И летит маленький комарик, и в руках его горит крошечный фонарик</i>
Луна как будто специально, спряталась за тучу, а темень - стала хоть глаз коли. Сел прямо на землю и сижу, жду, когда эта звезда вампиров включится вновь, с тоской смотрю на небо в обнимку с десятикилограммовой миной. Меня начинает пробирать дрожь, от ночной прохлады. Я снял с себя исподнюю рубаху, нацепил на шест, отдал одному из стрельцов, вон чудо, стоит на дороге, отсвечивает. Вот на это белое пятно и ориентируюсь, устанавливая мины. Слава богу, это последняя. 
Смотрю вверх, темное пятно тучи медленно сползает с лунного диска. 
Всё. Установил. Теперь подсоединить провода и засыпать листвой для маскировки. Чуть ли не бегом выхожу на дорогу и, дрожа от холода, быстро переодеваюсь. 
Смотреть следы, которые натоптали …. А, темно, не видно. На всякий случай запрягаемся со стрельцом в работу, словно два дворника машем березовыми вениками. По ходу дела, из фляжки делаю маленький глоток настойки спирта на малиновых листьях. Для профилактики.  Через сотню метров согрелся, и пробило на хи-хи. Два кренделя, во мраке ночи, во вражеском тылу, лесную дорогу подметают…. 
Но половине пути до лагеря, стрелец не выдержал. 
- Федор, а зачем мы тракт мели? 
- Ты по дороге сапожищами топтался? Вот мы эти следы и ….
Он меня перебил. – Да там этих следов, словно блох на собаке. В день, почитай, обоза два, а то и три проходило.  
Или мне кажется, или на самом деле светлее стало, это мои уши запылали после его слов. 


На бивуаке у костерка, горевшего в ямке обложенной камнями, мне всучили в руки кружку с горячим пойлом, а в зубы дали кусок хлеба с салом.  
Появилось стойкое чувство, как у бомжа, который пошел в туалет вешаться, а нашел полбутылки водки, чинарик и бутерброд с сыром – жизнь налаживается. 
Не заметил, как задремал, очнулся от толчка в плечо:
 - Федор не спи. В костер свалишься, лучше приляг. 
- Я не сплю, не сплю, задумался малость.
- Ну-ну, только храпел ты, словно Ларя Иванов.- Стрелец, меня разбудивший, весело хмыкнул. 
-Он так завозит, ажно клопы разбегаются. 
Вдруг засуетился и, вставая произнес, - Вон черти аспида несут, видимо, по твою душу.
Оглядываюсь, пытаясь в сумраке наступающего утра разглядеть змею, и вижу Архипа с Ильей. Рожи у обоих до нельзя серьезные, что-то стряслось. 
Десятник не обратил внимание на мое предложение присесть, сразу начал говорить. 
Поляки свернули лагерь и выступили, на этом хорошие новости заканчивались, дальше начинались неприятные. Вперед ушел дозор и в нем около десятка человек. Это тоже можно пережить. 
А вот чертова пехота со своими телегами идет позади с отставанием в пару сотен саженей, чтоб не глотать пыль и не плестись за конскими хвостами. Я зло выругался и пнул ни в чем не повинное бревно и зашипел от боли в отбитом пальце. Классическая задачка про двух зайцев, и кого теперь бить, кого отпускать? А некого, что первые, что вторые, саблезубые. Навалишься на колонну, пехота на хвост соли насыплет. Отпустить поляков…. Слишком жирно на полсотни стрелков мины тратить, да и вернувшаяся конница нас с лесным гумусом перемешает. 
Выложив новости, отцы командиры со скорбным видом стоят над душой, молчат и ничего не советуют.  С Архипом все ясно, у него личная вендетта к полякам, им платить по счетам еще долго.
Илья…. Никто из его стрельцов не обязан рисковать головой ради моих амбиций. 
- Чего молчим, словно язык проглотили? Будем бить ляхов, али пущай едут своей дорогой? 
Спросил, больше обращаясь к десятнику, чем Шадровитому.
Илья пожевал ус, отпустил, пригладил ладонью и выдал. Да так, что я чуть не сел на землю от удивления.
- Да мочить этих козлов надобно, об чем тут молвить. 
Я скрыл улыбку, уважительно наклонив голову, и немного помолчал, собираясь с мыслями. 
- Тогда делаем так. Архип, не зазорно тебе будет ежели я….
- Федор, не зазорно, это твоя придумка, и все, что молвишь - сполню. 
- Ладушки, умер дед на бабушке. Архип, возьмешь с собой еще двоих стрельцов, вам надобно будет передовой дозор кончить. Только просьба будет, не старайтесь сохранить лошадей…. Пешему от конного – И я осекся под насмешливым взглядом старого вояки. Взор в сторону не отвел, а наоборот усилил напор и выиграл эту маленькую битву. Архип отвернулся и, пожав плечами, кивнул, соглашаясь с моими словами, но пробурчал что-то невразумительное.
Я продолжил давить:
- Я прошу, просто перестреляйте их -  и все. Сразу после того, как позади вас на дороге бабахнет, конные сгрудятся в кучу, будут успокаивать перепуганных лошадей и только опосля помчатся назад смотреть – а что там стряслося. Ни раньше, ни позже стрельбу не начинайте, побьют вас. Ваша сила в первом залпе, чем больше сшибете, тем быстрей остатних добьете. 


А взгляд-то изменился, вроде как с уважением смотрит. Мысленно перекрестился, одного, кажется, убедил. Хотя тут не креститься надо, а голову пеплом посыпать, даже моих отрывочно – киношных знаний хватит, чтоб сделать элитную команду диверсантов, способную свести на нет любые попытки поляков нормально воевать на нашей земле. Впереди зима со всеми прелестями холодного времени года и больших куч замерзшей воды. Команда лыжников-биатлонистов перестреляет издалека отряд любой численности без потерь со своей стороны. Когда снег коню по брюхо, какой же дурак пойдет в атаку на противника, который при первом же поползновении просто отходит чуть в сторону и не прекращает обстрела. У Ковпака  (точно не уверен, может, это Федоров) был случай во вторую мировую, пулеметчики прижали к земле роту немцев. Любая попытка подняться в атаку перечеркивалась парой коротких очередей, и очередной герой возносился в католический рай. Через восемь часов партизанам осталось только собрать имущество замерзших напрочь супостатов. На улице было минус двадцать градусов. 
Увы, не мои это люди, не мои…. 


- Илья, - Обратил свой взор на десятника,- У тебя работенка не из легких будет. Ежели пешцы захотят ляхам помочь и вперед по тракту к обозу кинутся, вот тогда и начинай стрелять. 
- А побегут? 
Я пожал плечами. Поведение врага…. А хрен его знает, может, в них сыграет обычная алчность, перебить нападавших и пошарить в чужих карманах. Наемники, одно слово. 
И были у меня на этих ребят свои планы…. 
- Будем надеяться, что, нет. Илья. Ваши ружья можно заряжать лежа на брюхе, а пищаль, только стоя, и стрелять вы можете в два раза чаще. Вовлеки пехоту в перестрелку и просто перестреляй. 
Постарайтесь остаться живыми, умрете, сюда лучше не возвращайтесь.  
- А ты, сдюжишь?- Спросил Илья.
- После взрыва, ляхам не до меня будет, а там уже и Архип придет. 


***
Переменчива осенняя погода, вчера светило солнце, а сейчас все затянуто плотной серой пеленой, стелющейся над самыми верхушками вековых сосен. В воздухе ощутимо пахнет влагой, возможно днем погода испортится и пойдет дождь. Бабье лето закончилось и наступает осень, со всем своим очарованием и капризами. Настроение …. Да собственно, ни какого, грустно и тоскливо. Капризная тетка, совесть, притихшая было, вдруг решила напомнить о себе. Пришлось давить в зародыше, пока самоедство окончательно не снесло крышу, и так шифер шуршит временами…. 
Выручили, как ни странно, поляки. Передовой дозор нарисовался на дороге во всей красе и блеске. Считаю и тихо матерюсь, этих гадов четырнадцать рыл на пять человек Архипа. 
- Господи, помоги ему сладить там, а здесь у меня все получится. 
Учитывая прошлую ошибку, сажусь на дно своего окопа и превращаюсь в одно большое ухо. Слышу поступь коней, позвякивание колец на удилах, бряцанье оружия, глухие голоса и жизнерадостный смех.
Когда все стихло, осторожно выглядываю и вижу спины удаляющихся поляков. Снова наступает тишина. Резкие порывы ветра шумят среди ветвей деревьев, сухо шелестит не опавшая листва….
Тревожное ожидание заканчивается, показалась колонна. 
 - Мать моя женщина!- Такую ораву конных вижу в первый раз и это производит…. Да, это производит впечатление! 
Тракт наполняется гулом голосов, лязгом железа. Конь одного из всадников вдруг заржал и пошел боком, наездник, откинувшись в седле назад, натянул удила, заставляя лошадь переступать мелкими шагами. Соседи что-то ему громко советуют, а он весело скалится в ответ.  
До вешки, обозначающей крайнюю мину, десять саженей…. 
Пять….
Меня колотит нервная дрожь, пот заливает глаза, суетливо смахиваю с ресниц соленые капли.
Четыре….
Три….
Вздрагиваю от неожиданности. С правой стороны доносится глухой хлопок гранаты, тут же второй.
С проклятиями хватаю подрывную машинку и заполошно начинаю крутить рукоять, замыкая контакты. 
Закладывая уши, рванули основные заряды, посылая на дорогу тучу картечи и тут же сверху, добивая выживших обрушились срубленные взрывами гранат деревья. Широкая, разлапистая крона сосны сработала словно мухобойка, накрыла за один раз  пять  или  шесть всадников, гарантированно ломая руки ноги и вышибая дух. Густая пелена пороховой гари накрыла все непроницаемой пеленой.
Но вот истошные крики раненых людей, вопли (!) побитых лошадей скрыть не могла. Почему-то захотелось заткнуть уши и спрятаться, словно нашкодившему пацаненку. 
С левой стороны злобно рявкнул залп ружей, приглушенный расстоянием. Вот и у Архипа началась своя война. А мы ждем…. 
Дождались.
Из серого марева, бешено вращая глазами, выскочила лошадь. Неслась она прямо на мое укрытие и тащила за собой убитого всадника, зацепившегося ногой за стремя. Хватаю сидор со своими цацками, ружье и выскакиваю наружу, успел в последний момент. Эта дурища влетает в окоп и начинает судорожно биться, пытаясь выбраться. Копыто, размером с хорошую тарелку сверкая новенькой подковой, просвистело довольно близко от лица. 
Рядом раздает выстрел, еще один и еще, а с Илюхиной стороны пока тихо. Может пехота решила уйти?  
Пороховой дым поднимается вверх, открывая заваленную трупами людей и коней дорогу.
А вот и первый клиент, вижу, как один из недобитков поднимается. Прячусь за ствол дерева, взвожу курок, ловлю мушкой середину груди, нажимаю на спусковой крючок. Поляк опрокидывается на спину. 
Еще один поднимает голову и тут же опускает обратно, только уже с пулей в черепе, пробитый шлем с веселым звоном слетает с башки.
О, совсем целенький лях с пистолетом в одной руке и саблей в другой, имея явно нехорошие намерения, идет…. Хотел идти. Откуда-то сбоку прилетел злой кусочек свинца, и несчастный, пораскинув мозгами, прилег отдохнуть. 
Высматриваю следующих поляков, а мозг анализирует ситуацию. Картечь снесла ближайшую к обочине шеренгу, на её месте настоящий фарш из конины, людей и элементов доспехов. Так и хочется похвалить себя, любимого, за удачное расположение мин, еще бы картечь нормальную, а не этот мусор….
 В воздухе начинает распространяться запах бойни, свежепролитой крови и нечистот. Спереди выживших нет, а вот в середке, придавленной рухнувшими верхушками сосен, вижу какое-то шевеление.
Еще один счастливчик? Отдача толкает в плечо, ловлю стреляную гильзу, вставляю новый патрон. 
В обозе перепуганные лошади устроили форменный погром, бросились в разные стороны, обрывая постромки и опрокидывая возы. На дороге огромная куча мала из людей, коней, сломанных оглобель, перевернутых шарабанов, и вся эта масса шевелится в безнадежной попытке удрать.
Издалека плохо видно. Но, кажется, там нашелся один герой или не шибко умный. Он встал в полный рост и выстрелил из своей аркебузы наобум в сторону леса. В ответ прилетевшие пули отбросили бедолагу на парусиновый тент опрокинутого на бок возка и он сполз по нему, пачкая ткань своей кровью.
Вижу нескольких возчиков, во всю прыть бегущих к спасительным, так им кажется, кустам. Добежал всего один. Еще двое бросились прочь прямо по дороге, назад, туда, откуда приехали…. 
Вы еще кипятите белье? Тогда мы идем к вам….
Куча перепутанных ветвей зашевелилась и из неё появляется окровавленная рука, держащая пистолет. 
Хлопает неприцельный выстрел. Словно черт из табакерки, выскакивает разъяренный лях и тут же заваливается навзничь.  
Стрельцы помнят инструктаж, близко не подходят, прячутся за деревьями и отслеживают любое шевеление, всаживая одну иногда и две пули в подозрительные тела. 
Стрельба со стороны дозора стихла. Одно из двух: или Архип ухлопал поляков, или ляхи прикончили Шадровитого и с минуты на минуту будут здесь. Смещаюсь таким образом, чтоб видеть дорогу и не поворачиваться к недобиткам спиной. Перезаряжаю оружие и прячусь под корнями здоровенного выворотня, опрокинутого прошлогодним ураганом дерева.
Только подумал - было бы неплохо чтоб пехота ушла, как раздается слитный залп из мушкетов и ему отвечает частая стрельба стрельцов. 
Вдруг все резко обрывается и наступает тишина. Она длится всего пару минут, а потом все начинается заново. Но в этот раз перерыва нет, а интенсивность еще более возросла. Наверно, зря я раздал перед боем все патроны, какие были. Даже мелькнула мысль – С таким азартом они перебьют все, что шевелиться, а что не шевелиться, расшевелят и пристрелят.  
М-да, война у Ильи, в самом разгаре…. 
Но если судить по звукам, наши все-таки побеждают, стреляют чаще, а мушкеты отвечают все реже и реже…. 
Из-за поворота конь выносит всадника, не доскакав с полсотни метров, останавливается, и наездник, приложив руку ко лбу, высматривает, что здесь твориться.
Встаю в полный рост, это свои, архиповский хлопец, Панас. 
Следом за ним лошади выносят еще четверых, и они скачут ко мне. Наши и, слава богу, все живы.
Спешились. 
Григорий  любовно поглаживает приклад:
- Гарный самопал.
Архип выражает свои чувства более бурно, со всей дури хлопает меня по плечу:
- Они так и не поняли, от чего умерли…. 


<i>Странная война. Привычка полагаться на холодное оружие послужила причиной смерти многих выживших после взрывов. Для того, чтоб оказать сопротивление, надо подойти и ударить саблей…. Но здесь все было по-другому, выстрел - и тяжелая пуля ставит крест на любой попытке сопротивления. Взрыв на обочине сродни по своему эффекту залпу картечи из пушки. Этот вид боеприпаса прослужит долгую службу и до появления пулеметов будет самым эффективным средством борьбы с наступающей пехотой и кавалерией. И в истории военного дела есть масса примеров, когда один  - единственный выстрел поворачивал ход битвы в обратную сторону.</i>


Надо идти и заняться грязной работой. Зачистка. 
На дороге лежит придавленное убитой лошадью тело. Стреляю, пуля срикошетировала от нагрудника, поляк дернулся и со стоном открыл глаза. Вытаскиваю пистолет и стреляю в черепушку, отмучился бедняга.
Оборачиваюсь на спутников. У стрельцов глаза, словно плошки, Архип безмятежно спокоен, только склонил голову набок и с любопытством наблюдает за мной. Два казака, даже не раздумывали, правильно или неправильно, подобрали с земли копья. Панас подошел к следующему ляху, примерился, и с мерзким хрустом вогнал наконечник в горло. 
Со стороны обоза вдруг послышались громкие голоса, брань. Крики прерываются выстрелом, тут же следует второй, третий. Слышу приглушенный расстоянием вскрик боли, вспыхивает яростная перестрелка.
Спешим с Архипом туда, по широкой дуге выходя в тыл.  Три гаврика устроились за поваленным деревом. Тощий хлюпик, весь взъерошенный какой-то, заряжает мушкеты, яростно орудуя шомполом, и подает двум другим защитникам бастиона. 
Я пристрелил заряжающего, Архип свалил второго, широкоплечего, тот падает ничком и не шевелится, а последнего, бросившегося бежать, прикончили стрельцы. 
Наступает тревожная тишина, нарушаемая стонами недобитых поляков и раненых лошадей. 
Ничего не слышно и от Ильи. Отогнал пехоту? 
 - Э – эх, рацию бы сюда…. Половину речи посполитной отдам. – Пробурчал, загоняя новый патрон в патронник.
- Чего тебе надобно? – Архип  перезарядил свое ружье, не отрывая взгляда от разгромленной колонны. 
- Посыльный нужон, узнать как дела у десятника. Слышишь…. Тихо-то как…. 
Он повернулся ко мне, - Федор, а ты страшный человик. 
- Вот те раз, это с какого перепугу ты так решил? 
- Придумки твои…. Не от бога....
- Ой, кто бы молвил-то, а давеча пану Анждею кто глотку перехватил? Я, что ли? 
- Не об этом речь веду. Там – он судорожно мотнул головой, - все было, как ты обсказал. Ляхи сбились кучей, разворачивая коней, а мы стреляли в них и они ничего не могли нам сделать. Оружье твое…. 
Он не договорил, перебил залихватский свист, громкий крик – ура и вопль во всю молодецкую глотку.
- Федор! Федор! 
Выглядываю из-за дерева, на дороге стоит Илья и призывно машет рукой. 
Оборачиваюсь к Шадровитому,- Пошли.


Мы бредем по лесной поляне, под сапогами хрустят опавшие сучья, прошлогодняя хвоя устилает землю плотным серым ковром. Идем молча, говорить не хочется. Я устал, морально и физически. Тяжкий груз неопределенности, давивший на меня все эти дни, стал чуток легче, но все равно пока что лежит на моих плечах. Надо теперь суметь уйти живыми и сохранить трофеи. 
Я шагаю чуть впереди, Архип на шаг позади, храня молчание. Когда до тракта осталось пройти всего несколько шагов, он кладет руку мне на плечо, останавливает. Обходит и встает передо мной, загораживая собой ото всех. Чуть склоняется, как будто хочет сказать нечто важное…. 
И вдруг начинает падать на меня, хватает за плечи, а из уголка рта выплескивается струйка крови.
Я подхватываю, ставшее неподъемно тяжелым тело и, не удержав, опускаю на землю. 
И вижу довольный оскал на окровавленном лице поляка, и руку с опущенным пистолетом, из ствола которого еще вьется тоненькая струйка дыма. 
К нам бросаются стрельцы. Я кричу, останавливая одного из них, вскинувшего вверх саблю:
 – Нет!! 
Подхожу ближе и носком сапога откидываю в сторону оружие, присаживаюсь перед врагом на корточки.  
Булькая кровавой пеной, поляк что-то говорит, а я не понимаю, да и не хочу ничего понимать. На душе пусто…. 
Словно со стороны вижу себя. 
Правая рука медленно откидывает полу кафтана, другая рука тянет из кобуру пистолет и приставляет ко лбу врага, большой палец взводит курок, а указательный давит на спусковой крючок. 
Едва успеваю закрыть глаза, как в лицо брызгает теплым….  


Возвращаюсь к Архипу. Он лежит на земле, кафтан расстегнут, исподняя рубаха разрезана ножом, над ним склонились Григорий с Панасом. Руки у них в крови, а на лицах скорбь и растерянность. 
Григорий поднимает голову, видит меня:
 - Прямо в сердце попал…. 
Кто-то подходит сзади и кладет мне руку на плечо. Сердито скидываю и оборачиваюсь. 
Илья. Вот уж кому не пропасть. 
Хватаю его за грудки, притягиваю к себе и шиплю ему прямо в лицо:
- Если сейчас на дороге останется, хоть один недобитый поляк, я тебя сам пристрелю. 
Отталкиваю и отхожу в сторону, присаживаюсь на поваленное дерево, недобрым взглядом наблюдая за зачисткой. Через десять минут все было кончено. 
Все это время десятник топтался рядом, хмуро разглядывая пистолет, который я держал в руке. Когда послышался голос одного из стрельцов, сообщающий что все сделано, подзываю к себе Илью. 
- Сказывай, что у тебя там было. 
Из его рассказа выходило, что пехотинцы, когда услышали взрывы, остановились. Сбились кучей, как стадо баранов, и уже хотели податься в бега, когда их капитан ударом кулака отправил в нокаут самого крикливого, толкнул короткую речугу и, построив людей, скорым шагом поспешил к лесу на выручку. 
Их подпустили поближе и встретили залпом в упор. Стрелки ответили. Стрельцы отошли назад и рассеялись, как им было велено. Прятались за деревьями, дождавшись, когда враг подойдет ближе, стреляли, кто с колена, а кто и лежа. Но все равно избежать потерь не смогли, принесли обратно четверых убитых и трех раненых, еще двое могут ходить сами. Немцев (а это оказались наемники) насчитали в лесу сорок четыре трупа. Сколько смогли удрать, неведомо. Все подводы захвачены и вот-вот должны подъехать, на первый взгляд, в них порох и свинец.
- Надеюсь, оружие все собрали?  - С нажимом в голосе спрашиваю десятника и получаю утвердительный ответ. 
- Илья, отправь  людей пару человек туда и туда,- указываю направление,- чтоб за дорогой смотрели. 
Не хочу, чтоб нас здесь прищучили. Остальным - поднять возы, перепрячь лошадей, собрать оружие и все что можно. 
И добавил, вставая на ноги. - Пускай поторопятся. 


***
Скрипит кожа рассохшегося от старости седла, корноухий мерин флегматично ступает по влажной лесной земле. Я еду в гордом одиночестве, впереди на лихом коне. Пустота, поселившаяся в душе после смерти Архипа, не рассеялась, а забилась в уголок, затаилась, ждет своего часа. Стрельцы стараются лишний раз не попадаться мне на глаза, не перечить и больше молчат, чем говорят. Над отрядом реет похоронное настроение. Пару часов назад, на краткой остановке надо было лошадей осмотреть, запрячь заново, если нужно, я едва не пристрелил одного говорливого и слишком веселого. Успели руку подбить. Пуля только снесла шапку с его головы, не задев придурка. А не хрена со мной спорить и учить, как мне жить. Идиот.
Из двух десятков возов смогли поднять половину. Собранным оружием, барахлом набранным в оставшихся возах, доспехами, снятыми с убитых, забили их так, что пришлось подпрягать еще по одной лошади, и все равно обоз еле плелся. 
Мрачно оглядываюсь назад. Ну, ни стоит все это дерьмо шести человеческих жизней. Один из раненых умер, пуля пробила ему грудь по касательной, видимо, сломала ребро, а эти коновалы таскали его, как мешок с картошкой, и осколки порвали легкое.  Второй под вопросом, ранение в живот, на вылет, но, может и оклемается. Третий через пару недель будет танцевать, только сначала должен поставить богу свечку размером со свою ногу. И смех, и грех, а не ранение. И не повезло Данилке Офонасьеву.
Пуля прошла в аккурат рядом с мошонкой, вырвала кусок мяса из ляжки и только чудом не задела артерию. Вот это чудо теперь ни ходить, ни верхом ехать не может, лежит на куче барахла в последнем возу и стонет. Надо пообещать сделать из него хорошего танцора, но плохого отца. 
Возница с последней телеги призывно машет рукой. Останавливаюсь на обочине, пропуская караван. 
- Чего хотел молвить? – мрачно интересуюсь, когда он подъехал.  
- Федор, за нами едет кто-то. Сам не видел, а вот кобылка его учуяла,- Он слегка тряхнул поводьями: 
- да и слышалось мне, будто жеребчик всхрапнул, а ему словно храп пережали, у ей течка….  
Словоохотливый парень продолжал говорить, а я уже глядел назад на дорогу. Чем дольше смотрел, тем увереннее было чувство, меня кто-то рассматривает через оптический прицел не хорошим взглядом. 
- Заряди ружье и держи под рукой, - Оборвал я рассказ парня и погнал коня вперед. Каждому из тех, кто сидел на возах я приказывал быть готовым к бою. 
Догнал десятника, едущего верхом на пегой лошадке, - Илья, накрути хвоста народу. Следят за нами, на душе тяжко. 
Пришпорил корноухого и погнал его вперед. По дороге задержался, слазил в один из возов, собирал нужное барахлишко. Догнав первую подводу, слез с коня  и подвязал поводья, чтоб шел следом. Ослабив вязку, вытащил один из бочонков с порохом, засунул в кожаный мешок, он туда влез с трудом. И прежде чем завязать горловину засыпал все трофейные пули от мушкетов в промежуток между деревом и кожей. Буравчиком, используемый местными умельцами в качестве сверла, проделал отверстие в бочонке. Разобрал одну из гранат, вывинтил взрыватель и укоротил запальную трубку. Сделав все приготовления, опять сел на коня и отправился вперед в сопровождении двух стрельцов, присмотреть место для сюрприза нежданным попутчикам. 
Через версту такое нашлось. Лесная дорога вывела нас на берег не широкого, всего пару метров, ручья.
Слева и справа густые заросли  какой-то колючей гадости не позволяли обойти переправу стороной, и преследователи, ежели они есть, волей неволей просто обязаны здесь пройти.  
Переехав на противоположный берег, спешился. Дождался когда подойдет обоз, забрал бочонок и все сопутствующее. Указал стрельцам на росшую неподалеку березку, метра четыре высотой. 
- Срубить. 
А сам стал прикапывать бочонок, чтоб стоял устойчиво. Дождался когда проедет последняя телега и велел положить дерево так, что тащить можно, только на себя. Подвязал веревку к кроне и стволу, второй конец к чеке запала ввернутого в бочонок. Присыпал все это художество опавшей листвой. 
Последний раз оглядел место, вроде ничего, народ здесь еще не пуганный и подвоха в лежавшей на земле ложке не увидит, а зря…. Мины-сюрпризы как раз и призваны, чтоб отсеивать умных от жадных. 
Ну, это будет следующим этапом, ежели не поймут намека.  А пока шестнадцать килограмм пороха и три сотни (навскидку) мушкетных пуль ждут своего часа. 


В тишине и спокойствии (скрип колес просто достал!) проехали версту, когда за спиной раздался грохот взрыва многократно усиленный лесным эхом. Конь подо мной вздрогнул, вскинул голову, испуганно заржал и попытался сорваться с места. Пришлось, разрывая удилами губы, сдерживать его. 
- Илья - крикнул десятнику - не хочешь со мной съездить?  Нет? Тогда ищи место, на дневку встаем. 
Разворачиваю мерина, кричу Силантьевским стрельцам: - Айда за мной. – И бью каблуками лошадиные бока. 
С некоторыми предосторожностями, как оказалось излишними, вышли к покинутой давеча переправе. 
Куста, под которым стоял бочонок, нет, вместо него яма, заполняемая водой. Березка тоже отсутствует, посередине ручья лежат в обнимку, безголовый жеребец и некое чмо в нагольном полушубке, порванным в клочья, на ветвях, висит нечто осклизло фиолетовое, кровавые ошметки разбросаны по округе, ногу, обутую в лапоть, отбросило далеко в сторону. Пищаль, с расколотым вдоль прикладом, воткнулась в илистое дно ручья. Еще па
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Воскресенье, 10.03.2013, 20:11 | Сообщение # 80
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3475
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
***Десять трофейных возов стоят на леснойполяне, образовав широкий круг. Подводы с порохом и свинцом поставлены в
середине. Сразу последовали возражения.
 -Так не можно ….Конечно не можно, если оставлять все какесть. Приказал разобрать подводы и переложить весь груз заново. Зачем хранить
яйца в одной корзине? У меня их теперь пять. Порох уложен на дно, сверху накрыт
свинцовыми слитками. Чтоб взорвать все это хозяйство, потребуется выстрел в
упор, пожар (на всех! телегах одновременно?) или должна прилететь трассирующая
пуля. Последнее из области фантастики будет, пока сам не сделаю, а первые два
не дадут сделать сторожа.
 С помощью великого и могучего вбил в головуИльи знания о часовых, подчасках и правилах караульно-постовой службы, ор стоял
на всю поляну. Стрелецкая вольница….Блин….Не зря Петр разогнал эту пародию на
войско, я их скоро отстреливать начну. Вот вернемся, клянусь, обязательно
прикончу пару особо ценных кадров. ( Если Силантий разрешит)
Задрали, на ясное внятное распоряжение,тридцать три вопроса – а зачем? почему? ежели так….  <i>“Эх, была быденег тьма, купил бы деревеньку и трахал ополчение помаленьку”А что, устроить всеобщую воинскуюповинность, зимой все равно дел нет никаких. Валяться на вонючей печи и нюхать
смрад от коз, овец и телят можно и в воскресенье. Заодно с помывкой в баньке,
будут трудиться над увеличением народонаселения в отдельно взятой деревне.
 Научить стрелять всех, от мелких пацановс девчонками до стариков и старух, чтоб любой тать, ворвавшийся в дом, получал
в брюхо заряд свинцовой каши из обреза и больше не просил добавки.
Мечты, мечты, Где ваша сладость? Где ты, где ты….</i> Передо мной сидит, морда бородатая, искалится во все свои тридцать зубов.  Смешно,
видите ли, десятнику наблюдать за тем, как я злюсь. Махнул рукой на него. Чем
больше общаюсь - тем крепче уверенность, дрессировать надо молодых.
- Илья, там осталось чего пожрать, аливсе смели подчистую? И  пока ем, поднимай
народ, уходим. Домой хочу, нам пройти всего ничего, а мы здесь вошкаемся.
 ***Скрип да скрип….Скрип, скрип, хрясь. Ось на одной из перегруженных подводломается и колесо, ехидно покачиваясь, укатываться в кусты. По обозу проноситься зычное – Сто-ой! Экипаж боевой машины с матюгами вылезаетиз кустов малины, куда умудрились скатиться с накренившегося воза. - Федор – окликает меня Илья:- тутнедалече местечко есть. Пока эти обалдуи починят, можно будет на ночевку стать.
Не каждая поляна в лесу может служить пристанищем.Должно быть как минимум одно условие, чтоб рядом была вода. Сено, овес, ячмень,
что-нибудь из этого у обозников обязательно бывает. На крайний случай сойдет и
подножный корм – трава.
 У нас с собой было все, и если полянаподходит размерами и в состоянии вместить весь наш табор, пусть располагаются,
все я равно в этом полный ноль.
Я тупо засыпал, были бы спички, наверновставил бы в глаза. Не сплю уже больше суток и держусь исключительно на одной
злости.
 Место нормальное, с одной стороны стоитгустая поросль молодых елок, они растут так густо, что пробраться через это
крупно-заметное препятствие без топора и по-тихому, не получится. Треск веток в
ночное время и мертвого подымет. Об остальных направлениях я позабочусь.
Топором нарубил маленьких колышков, заострил,нарезал бечевы, двух метровыми кусками, взял полтора десятка гранат и, обойдя
лагерь по дуге, понаставил растяжек в разных местах.
- Илья – Я нашел десятника у одного извозов, где он копался в трофейном мешке с продовольствием – Там, там и вот там,
ходить нельзя, пришибет к чертовой матери, а ежили кого неразумного поранит -
сам добью.
Сижу у костра и жмурюсь, какотожравшийся на хозяйской сметане котяра, дым попал в глаза, а поменять место,
просто нет сил.  Вот сейчас съем
последний кусок окорока, поджаривающийся над углями, и поползу спать.
 Давно себе говорил, и буду говорить –планировать  что-либо заранее, здесь,
пустая трата времени.
 Потянулся за шампуром, когда в полезрения нарисовалась пара сапог и рядом с ней еще одна встала.Поднимаю голову и вижу, стоят вполусогнутом положении два казака и со смущением на лицах, мнут в руках шапки.Увидев, что я их заметил, отвешиваютсинхронный поклон (тренировались, что ли)- Садитесь, в ногах правды нет, аразговаривать, задравши бошку, не люблю.Дождался, когда умостят свои задницы наподтащенном бревне:- Сказывайте голуби, за каким чертом, явам понадобился. Они переглянулись и Панас, пригладивбуйную шевелюру ладонью, решился:- Федір, візьми нас у свои хлопи.Я откинулся назад, опершись спиной околесо:- Насколько мне ведомо, вы Архипу, пустьземля ему будет пухом, не холопами служили. Так почто вам ко мне в кабалу идти?
- То так – Смотрит исподлобья – Архиппро тебя молвил…. что ты…. хлопов…. - Панас, Григорий - прерываю поиск слов– У вас была какая грамотка, что вы Шадровитого холопы?Переглядываются – Нет. - Ежили, спрашивал вас кто об этом, чтомолвили? - То у хозяина.- Так и молви дальше.- Глаза уже простозакатываются под лоб…. Послемоих слов наступила молчаливая пауза, они ждали продолжения, а я, кажется,
все-таки уснул.
Сработал выключатель.Щелк. Темно.  Лета ХХХ года, Сентябрь день10 (в дате не уверен) Серый сумрак предрассветного утра едвасменил угрюмую черноту ночи, когда я продрал свои очи Так и хочется добавить – косые, увы,всего лишь опухшие со сна.Как уснул, так меня и оставили, толькоприкрыли меховой накидкой из какого-то зверя, чтоб не замерз. Над поляной разносится храп спящихлюдей, подчасок, укутавшийся в трофейную шубу, бродить тенью отца гамлета возле
возов. Еще один стрелец, смешно отклячив тощий зад, туго обтянутый портками,
раздувает угли в кострище. Сизый дым вьется всю гуще и вот вспыхивает крохотный
язычок пламени. Мгновение поколебавшись он находит кусочек бересты, скручивает
её в кольцо и поджигает. Кашевар начинает подкладывать мелкие веточки, сухие травинки,
когда я вернулся из кустов, под котлом яростно бушевал огонь. Стрелец обернулся
на шум шагов, узнал меня и улыбнулся:- Снедать будешь? Туточки с вечера немного
каши осталось - протягивает котелок.
 Забрал, отхожу к своему месту, усевшисьна шкуру, приступаю к утренней трапезе. Закончив, отношу пустую посуду обратно,получаю на обмен кружку с горячим чаем, ломоть хлеба с куском меда в сотах. Королевский
завтрак.
А если покопаться среди трофеев, может икофе найдется? Я бы не отказался от черепушечки литра на полтора  с молочком и пенкой. Сглотнул слюну да пошел
пить китайский чай, заедая его литовским медом.
 - Доброго утречка – с неподражаемымукраинским говорком поздоровался Панас, усаживаясь рядом. - Федор…. - Панас, позови Гришу, чтоб язык зазряне чесать, обоим сразу молвлю – Перебил явное продолжение вчерашней оперы. Я
хоть и усталый был, но отсутствием памяти не страдал.
   Казак отошел к месту ночлега,послышалось шебуршуние, приглушенный голос и через пару минут оба были передо
мной.
 - Сколько Архип вам денег давал? - былмой первый вопрос.Они переглянулись, и Григорий озвучилсумму. Я мысленно крякнул. Дела у Шадровитогобыли, честно говоря - не ахти. Три рубля в год… на двоих…. и награбленное -
пардон, добытое в бою. Не густо.
 Сделал самое честное лицо, сподкупающими интонациями в голосе спрашиваю:- Сколько вы хотите за службу?И вижу полную растерянность нафизиономиях. Такого они, судя по всему, еще в своей жизни не встречали. Чаще
хотят дать меньше, чем больше.
 Пожалел, прервал их мучения:- Платитьбуду по два рубля, - ну сука я еще та, выдержал паузу и закончил – в месяц. Но
если узнаю что воруете или кого-то убьете, без моего ведома, выгоню к чертям
собачим.
Они согласно закивали головами сдовольными улыбками, которые несколько поблекли после моих заключительных
слов:- Всё что будет взято у врага…. даже деньги, отдаете мне.
 Григорий вскинулся было что-то сказать,но заткнулся от тычка локтем в бок и согласно закивал. Панас так же согласился.  Отпустил восвояси переваривать условия найма.Я посмотрел им вслед, на год деньгинайду, а дальше видно будет. Сумма, предложенная каждому, превышала зарплату
десятника дворянской конницы в два раза. Но я видел казаков в деле, и
заполучить двух профессиональных солдат, для меня большая удача. Чуток доучить
саперному делу, вооружить моим оружием и они дадут фору любому десятку, а то и двум,
хоть стрельцов, хоть немецких стрелков. Да приодеть их подобающим образом надо
будет.
 Улыбнувшись своим мыслям,переоделся  и пошел снимать растяжки.
Пока вел переговоры, лагерь проснулся, народ начал ходить и не дай бог, кто
забредет, куда не надо.
 Вернулся через полчаса с мешком полнымгранат, колышков, смотанной бечевой. Больше всего  при разминировании раздражало то, что веревка
за ночь разбухла, и узлы не развязывались.
 К черту, вернемся домой, заставлю Антипанаделать корпусов по типу мины помз, она как раз для минных заграждений, ставится
на растяжку, тратить гранаты на установку сторожевых заграждений не
рационально. Приходится укорачивать огнепроводную трубку, после такой операции
взрыватель становится мгновенного действия. В этот раз я этого не сделал, но
случаи бывают разные.
 Десятник с помятой после сна рожей, сиделу костра в одних подштанниках, и зашивал разодранные  на заднице порты.- Это как тебя угораздило? – приселрядом с ним на бревно. Илья обмотал нить вокруг иголки, затянулузел и, перекусив нитку зубами, сплюнул ворсинки:- с воза спрыгивал и за край
зацепился.
 Встряхнул, расправляя штанины, критичноосмотрел:- до дому доеду – и стал одеваться. - Илья, сколько нам еще плестись? - Ежили на прямки и обоз бросить, квечеру дойдем – задумчиво провел по бороде рукой - Туточки до тракта верст
шесть будет, да по нему три проехать надобно, опосля направо вертать и там
рукой подать.
  - Тогда получается что мы тракт ночью,проезжать будем?Стрелец кивал в такт моим словам.- Когда немцев ободрали, пулелейки вкакой воз побросали? Илья изобразил на лице интерес:- На койони тебе? - Раздашь стрельцам на дневке, надо пульнаделать и много.  Как с тракта свернем,
подарки хочу оставить….
- Федь, не надобно, уж больно они у тебягромкие….  злить медведя рядом с пасекой
– можно без ульев остаться.
 «Резон в его словах есть, как есть и желаниепродолжать сыпать соль с перцем под хвост Владиславу»  Я мотнул головой, соглашаясь с егословами: - Панас с Гришей теперь мне служат, учить мне их надобно – мотнул
гривой давно не стриженых волос, пятерней пригладил челку – Так мы на тракте
только приглядим, а как ты с обозом свернешь, от тогда и поучимся…. Ляхи будут
али прочие тати, так судьба у них такая.
И я мрачно оскалился, изобразив улыбкуграфа Дракула, обнажив великолепную пару белоснежных клыков. Илья вздрогнул и сплюнул:- От чтобтебя…. Прости господи, с роду матерно не ругался. Федя…. Пока он подобрал слова, я успел встать иотойти на пару шагов и продолжения уже не слышал. Мои стрельцы…. Я даже в мыслях их так называю, хотякакие они мои? Просто это люди, приставленные к моей персоне с определенным
заданием, не дать вляпаться в очередную беду. Они ни разу не пытались
отговорить от участия в вылазках. Но при любом конфликте или даже намеке на
проблему с участием  стрельцов, за моей
спиной вырастали четыре мрачные фигуры…. И почему-то чаще всего от них
доставалось именно мне…. Это Иван тогда спас придурка, успел подбить руку. Он
мне еще потом целую лекцию прочитал о взятии греха на душу.
  У каждого свои тараканы в голове, у когоони богу молятся, у других баб коллекционируют и оклеивают картинками череп
изнутри. А я своим дал карандаши и они теперь целыми днями рисуют….
За все-то время, которое парни со мной возятся,успел обучить их ускоренной перезарядке пистолета, разучить некоторые знаки из
арсенала будущего спецназа. Они  же успели
нахваться моих словечек и идиом используемых мной в разговоре и с успехом
применяли их. Плохое всегда очень прилипчиво….
 Поэтому когда я покрутил над головойкистью руки, выставив указательный палец вверх, они без разговоров стали
седлать лошадей и готовиться выступать в путь.
 За спиной был слышен бодрый рык нашегокомандира, суета и ругань стрельцов, заводящих лошадей в оглобли.  Обоз готовился к отбытию.  - Парни, - окликнул свое небольшоевоинство, привлекая внимание:-  В нашем
полку пополнение два добрых казака решили присоединиться к нам. Как их зовут,
сами знаете, называть не буду. Так что они теперь…. – чуть запнулся и продолжил
дальше – вместе с Нами против ляхов воевать будут.
 Корноухий после ночного отдыха был ввеселом настроении и попытался надуть брюхо, когда я стал подтягивать подпругу.
Пообещал пустить его колбасу. Он повернул голову, посмотрел на меня большим
фиолетовым глазом, фыркнул и улыбнулся, приподнял верхнюю губу, обнажая
крепкие, большие зубы.
 Панкрат, со свойственной молодым людямпрямотой, посоветовал дать пинка мерину, а не слово молвить скотине. Подъехал
ближе и хотел уже стукнуть, как корноухий развернулся с грацией змеи и укусил
его за ляжку чуть выше коленки. Потом повернулся обратно, дал мне затянуть
ремень и застегнуть его как положено.
 Когда я закончил, он положил голову мнена плечо и слушал выговор:- Ну, вот зачем ты его тяпнул? А вдруг он заразный? У
тебя теперь живот болеть будет – с этими словами достал из кармана кусок хлеба,
присыпанный крупной серой солью – на вот, полечись и больше не смей кусать всякую
гадость.
 От моих слов стрельцы расхохотались,громче всех веселился сам потерпевший.   ***Полтора десятка возов и подвод, набитыхвоинским хламом (некоторые панцири похожи на дуршлаг и годны только на
переплавку, но Илья настоял, но том, чтоб забрать и этот утиль.) медленно, со
скоростью беременной улитки, ползут по узкой лесной дороге. Заросли орешника  тут настолько густые, что в некоторых местах
ветви на верхушках переплелись между собой, образуя своеобразный  туннель. Несмотря на утро, здесь царит
полумрак, мелкие пичуги порхают с ветки на ветку, перелетают через дорогу, одна
особо бесстрашная или совсем безбашенная уселась на затянутый рогожей воз,
поскакала по нему, клюнула веревку и упорхнула.
   Как-то вокруг благостно и покойно,словно нет войны. Даже ребята притихли, не слышно обычного балагурства,
безмятежно покачиваются в седлах в такт лошадиных шагов.
 Расслабился и я…. <i>Порох каквзрывчатка не устраивает меня никоим образом: боится влаги, слеживается,
прессованные шашки горят, но не взрываются, фугасные свойства нормальные, а вот
бризантные хуже некуда, боится открытого огня. Список можно продолжать , порох
это вынужденная мера, а при уровне моих знаний, сплошной детский сад. (только
ресурсы зря трачу)
А для стрельцов совсем наоборот, миннаявойна для них, это новинка сопоставимая…. даже не знаю с чем.  Завалить один махом больше сотни поляков и
потерять, так мало народу,  это подвиг
сравни чему-то героическому, и они никак не могли взять в толк с чего я рычу
как собака.
 Да с того, что потери должны были быть вдва раза меньше, я надеялся обойтись вообще без убитых. На нашей стороне были два фактора –неожиданность и мощь первого удара, да скорострельность ружей.  Увы - увы, если первое сработало на все сто,
то отсутствие навыков владения и необученность тактике привела к потерям. (Поздно
посыпать голову пеплом) По результатам расспросов выяснил, все погибшие были
убиты на открытом месте в момент перезарядки, стояли в полный рост, а дистанция
боя в лесу составляла метров двадцать, а временами еще меньше.
 Вернемся к пороху. Мой самодельныйпироксилин или нечто ему подобное, исправно сгорает, выталкивая пулю, и
одновременно выжигает изнутри ствол. Знания химии у меня, несколько в другой
плоскости, я знаю, чего не хватает, но не знаю из чего и как их добыть, вот
такой парадокс.
  Могу наладить производствотринитротолуола, только где взять толуол. Могу сделать пикриновую кислоту она
же мелинит, она же шимоза, проблема та же - фенол. Добывать из шелка? Это даже
не смешно. Динамит… Возможно, если бы не одно но, эта взрывчатка не была
принята на вооружение по  причине - при
замерзании она опасна больше саперам, чем врагу. Вот так.
 Изготавливать  прессованный пироксилин прямой путьотправиться к праотцам, не настолько чисты мои химикаты, да и не знаю
технологии.
Но отказываться от идеи использованиядинамита не хочу, для его производства требуется глицерин, побочный продукт мыловарения.
Есть еще одно вещество - стеарин, а это свечной материал. Исходное сырье
животный жир из оборудования: печи для приготовления щелока, мыловаренные
котлы, формы для разливки. Механизации минимум, все  делается вручную.
 Есть у меня на примете парочкаработников, они в помощниках у завхоза ходят – Абрам и тезка мой Федор, кличут
скорохватом. Один весь правильный из себя, а второй все под себя гребет и тоже
по-своему прав. Ну, зачем скажите на милость, на задках огорода, корыто старое
валяется.  Ежили трещину заделать и вот
здесь, ремушком перетянуть, так и скотине сойдет, корм наваливать.
  А Клима над ними старшим поставлю, надопарню свое дело поднимать, вот с этого и начнет.  Котлы закажем, за деньги их сделают влучшем виде  и даже привезут. Основной
забой скотины это осень, конец октября начало ноября, сговорится с крестьянами
на покупку сала….
 В городе куча мясных лавок и у всех естьотходы, свиное идет на шпик, а вот бараний и говяжий жир нам сойдет и даже если
он будет не первой свежести, ничего страшного мы все переработаем.
 Единственное условие, отселить подальше,к болоту …. Иначе местные и меня сварят…. Живьем.   Считаем: сруб, котлы, кирпичи, известь,работа, закупка первой партии жира  -
рублей в пять все хозяйство обойдется. Зарплата с прибыли…. О! пока вспомнил –
дистиллятор, это чтоб эфирные масла для ароматических присадок сами гнали.
 Представил: Банное мыло с запахом пива исоленой рыбы…. Убью на месте.  Так, мысли словно блохи, опять ускакалине в те края. Динамита известно более ста сортов и разновидностейи даже с моими скудными ресурсами вполне по силам изготовить один из них:нитрированная древесина, селитра и сам нитроглицерин. Мне попадался на глаза способ и довольнопростой, чтоб повысить морозостойкость, по правде говоря, не намного. Можно
попробовать…. Ох ,не люблю я эту дрянь, в силу личного любопытства( и на спор)
схимичил на свою голову, точнее  на ногу….
Уронил пузырек с десятью граммами готовой нитрогадости  на каменный пол, так после этого, в течение
года осколки выходили. Молодой был, дурной, энтузиазм так и пер во все щели….
</i> Это мне так казалось – что народрасслаблен….Глаза стрельцов цепко следят за каждойпролетающей птицей, а руки лежат на поясе рядом с кобурой.   До опушки, где будем отстаиваться днем,добрались без приключений. Расставили возы, лошадям ослабили подпруги накинули
на морды торбы с овсом и над поляной стоял веселый хруст.
  Стрельцы тоже решили не отставать и вотуже роются в мешках с едой. - Илья, поставь часовых, прихватятненароком нас здесь, гавкнуть не успеем. – Я собрался сходить в места не столь
отдаленные и проходил мимо.
 Ответный взгляд десятника был достаточнокрасноречив и без всяких слов говорил – Иди куда идешь…. Не дождавшись внятной ответной реакции,мысленно сплюнул. Злиться бесполезно, они считают, что одной ногой уже дома. По
словам того же десятника пройти надо всего полтора десятка верст.
Крыша над головой, нормальная пища,горячая баня, чистое исподнее – что еще надо солдату для счастливой жизни?А вот и заветные кусты…. Оглядываюсь,сверкать голой задницей на виду всего обоза - ни есть гудОтошел еще на пару шагов, утопталвысокую траву, чтоб не мешалась, и потянулся за завязками на портах…. С громким треском ломаются сучья вверхвзлетает листва и лошадиная грудь сбивает меня с ног. Кубарем отлетаю в
сторону, чудом не попав под копыта. 
Перед лицом вижу высверк стали и легкое, практически нежное касание  груди. Конь проноситься дальше, а я лежу на
спине и жду боли. Охлопываю себя, смотрю на ладони, крови нет, но кафтан
разрезан до самой кожи….Со стоянки слышны звуки выстрелов, крики и истошные
вопли раненых  и убиваемых людей, лязг
клинков, конское ржание.  Грохнул взрыв
гранаты (Это кто же сподобился?) треск выстрелов усилился.
  На опушке кружит круговерть. Чужиевсадники, верхом, пытались достать 
саблями стрельцов, те отбивались всем, что попалось под руку, прятались
под телеги. Над телегой вспыхнуло облачко порохового дыма, и один из налетчиков
рухнул вместе с конем.  Десятник яростно
рубится сразу с двумя нападающими. 
Стрелка достали, ткнув под лопатку, кафтан окрашивается кровью, и тело
валится под копыта коней.
 Выстреломв спину убиваю соперника Ильи, второй на миг растерялся и пропустил удар в
голову.
  Рядом грохочет взрыв, осколки со свистомпроносятся мимо. Я кричу вместе со всеми и стреляю, стреляю, стреляю…. Сумасшедшая
лошадь со сдвинутым на бок седлом проносится мимо, едва задев, но этого хватило
и меня сбивает с ног.  Теряю один из
пистолетов, второй разряжен, в суете, не глядя, тяну из патронташа патрон,
загоняю в ствол и навскидку стреляю. Картечь (мать твою) с глухим визгом бьет в
конский бок. Мерин встает на дыбы, всадник, бросив саблю, отчаянно пытается удержаться,
но конь опрокидывается навзничь. Даже отсюда расслышал хруст ребер.
 Вижу, как стрелец отбивает ружьемсабельный удар, перехватывает за ствол и обрушивает приклад на вражеский череп.
Вражина падает замертво, а оружие разламывается на пополам.
 Нажимаю на курок, осечка. Заметивший этопротивник с яростным оскалом на морде бросается на меня, и я бегу от него,
спотыкаюсь о труп и падаю. Рядом звучит выстрел, мне на спину падает тяжесть, я
рычу от злости, изворачиваюсь и начинаю бить, невесть как оказавшимся в руке,
ножом.
 Всё, шторка упала, дальше толькообрывки…. .... опрокинутая на бок телега, чутьпоскрипывая, медленно крутиться колесо…..... лошадь, с окровавленным боком иседлом, сбившимся на живот, пытается встать на ноги,  падает, и каждый раз утыкается мордой, в
красную от крови траву….
 .... Кострище со сложенной шалашикомрастопкой и подвешенный на слеге котлом, полным чистой воды…. .... Стрелец, лежит на спине, запрокинуводну  руку за голову, вторую положив на
грудь, кажется, что он спит….
 .... Ствол пистолета вспыхивает облакомдыма, и маленькая фигурка падает бесформенной кучей….  Хлесть! По лицу разливается тепло и боль отпощечины, слышу голос.  - Федор ты как, живой? Фокусирую взгляд, вижу перед собойсидящего на корточках Герасима, видок у парня еще тот. Ему в сагах о вампирах
только сниматься, оскар точно будет - за лучшую мужскую роль первого плана.
  - Чуть жив, кажется, меня пропустиличерез мясорубку.- Ищу патроны, но их нет, расстрелял все двадцать штук, которые
таскаю с собой. Надо вставать и разыскивать сидор, в нем запас.
 - А наши живы? Герасим усмехается:- Живы. Токмо Ваньке плечо прострелили иАндрейке по руке полоснули – и, упреждая следующий вопрос, продолжил – с
казачками тоже порядок. Ежили не они, нас бы там всех и покрошили на окрошку.
 - А чего это? – делаю жест перед лицом. - Лях сапогом раскровянил – облизываетопухшие губы и сплевывает на траву розовую слюну – собака. Поднимаю бровь и вопрошаю: - И? - Задавил….  Встаю на ноги и от увиденного хочетсявзяться за голову и материться, материться, материться…. На опушке царит хаос. Лошадей мы нераспрягали и, когда, началось побоище, они заволновались, а после взрыва
гранат, рванули в разные стороны, опрокидывая возы, ломая оглобли, себе ноги и
обрывая постромки. Некогда чистая поляна превратилась в филиал скотобойни,
усеяна телами и залита кровью убитых людей и коней.
  Вместо этого тихо вздыхаю: - Илюху не видал? Надеюсь, он живой? - Живой, живой, сюда идет.Оборачиваюсь, перешагивая через трупы,опираясь на саблю, к нам брел десятник. 
Половина лица залита уже запекшейся кровью, левая рука безвольно висит.
Кафтан разодран да изрезан в клочья, одного рукава нет. Но вид довольно бравый,
а на физиономии светится довольная улыбка – отбились.
<i>Дать тебе вморду…. Ну уж нет, пусть Силантий с вами сам разбирается. </i>Мы с Герасимом поспешили ему навстречу. ***Нас, относительно целых и не очень,осталось тринадцать человек, всего, остальные мертвы. Положили восемнадцать лиц неопознаннойнациональности. А как сказать точней, если эти жмурики одеты словно толпа
бомжей с площади трех вокзалов. Кто во что горазд, русско, польско, татарско и
хрен его знает какие одежки, морды от чисто европейских до откровенно
узкоглазых с легкой желтизной, бородатые и без оной.  Пистолеты, сабли, железные нагрудники и то не
у всех, некоторые вообще с голой грудью на пули бросались.  Одно слов – сброд.
 Воевали мы, как выяснилось после блицдопроса нескольких раненых не успевших удрать, с лисовичками пана Чаплинского
сопровождавших фуражиров и даже указали направление, где их оставили. Панас с
Григорием и Андреем сразу же отправились туда. Но никого не застали, видимо
уцелевшие успели сообщить о неудаче и обозники дружно сбежали, бросив пару телег
и одного одра. Еще из пленных вытрясли инфу, услышав которую я сел на пень и
задумался. Разбитый отряд шел к нашей деревне и выжившие представляют прямую
угрозу для нас. Зная мстительность поляков, не имея возможности скрыть следы
прохождения нашего обоза, можно с уверенностью сказать  - они непременно заявятся. И вряд ли их визит
будет дружественным. Когда это будет? День туда, день на сборы, день обратно,
так что через трое суток можно начинать ждать гостей.
 Бросать все и мчаться в деревню спредупреждением? Отправить гонца и попросить Силантия прислать людей в помощь? Первый вариант отверг, даже неозвучивая, не для этого мы пришли сюда. А вот второй вполне живой. По времениэто займет, туда и обратно, часов шесть, тридцать с лишним верст по лесным
дорогам, это не по трассе на авто ехать. Если сотник пришлет, хотя бы десяток,
нам его хватит за глаза.
 - Илья, дай пару человек, каковые могутв седле держаться,- Окликнул десятника, смывающего кровь с лица. - На кой они тебе? - Хочу послать к Силантию, пусть подмогупришлет. Сам видишь, нас слишком мало, на все возы народу не хватает, а бросать
ничего не хочу.
Он помолчал немного и замедленно кивнул,- Илейку отправлю да Гришку Маркова, они дорогу хорошо ведают, быстро
обернуться.
 - Пусть возьмут с собой еще по двесменных лошади. - Иван, - позвал стрельца с невозмутимымвидом тащившего убитого поляка за ноги, подальше в лес.- седлайте коней и
ведите сюда.
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
Красницкий Евгений. Форум сайта » 6. Город (Творчество форумчан) » Ярмарка » Рабочее название "Записки Пиротехника" 2 (Автор Старый. Книга закончена)
  • Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск:

Люди
Лиса Ридеры Гильдия Модераторов Сообщество на Мейле Гильдия Волонтеров База
данных Женская гильдия Литературная Гильдия Гильдия Печатников и Оформителей Слобода Гильдия Мастеров Гильдия Градостроителей Гильдия Академиков Гильдия Библиотекарей Гильдия Экономистов Гильдия Фильмотекарей Клубы
по интересам Клубы
по интересам
kea,


© 2020





Хостинг от uCoz | Карта сайта