Мы очень рады видеть вас, Гость

Автор: KES Тех. Администратор форума: ЗмейГорыныч Модераторы форума: deha29ru, Дачник, Andre, Ульфхеднар
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: nekto21, Rada  
Красницкий Евгений. Форум сайта » 6. Город (Творчество форумчан) » Готовые тексты читателей (Фанфики) » "История жизни села Ратного и его жителей" (Мир Отрока, сборник)
"История жизни села Ратного и его жителей"
СтарыйДата: Пятница, 05.02.2010, 17:53 | Сообщение # 1
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3472
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Добро пожаловать уважаемые Читатели.
В этой книге Мы хотим рассказать Вам о жизни нелегкой и трудной, веселой и печальной
Жителей Села Ратное.
Если у Вас есть любимые персонажи, Вы можете и умеете о них рассказать приходите. И мы вместе напишем Историю.



подраздел в котором создаются фанфики для сборника
http://krasnickij.ru/forum/40


оглавление сборника


автор vadchema
фанфик Варвара
текст в сборнике http://krasnickij.ru/forum/22-400-21049-16-1265381598
текст обсуждается в теме
текст создавался в теме


автор Kaury
фанфик Бурей и Юлька.
текст в сборнике http://krasnickij.ru/forum/22-400-22142-16-1265381598
текст обсуждается в теме http://krasnickij.ru/forum/22-506-1
текст создавался в теме http://krasnickij.ru/forum/22-395-1


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ОльгаДата: Пятница, 05.02.2010, 17:53 | Сообщение # 2
Десятник
Группа: Ушкуйники
Сообщений: 387
Награды: 3
Репутация: 197
Статус: Offline
2 Девиз: «То, что мы делаем для себя, умрет вместе с нами. То, что мы делаем для других, останется на века»
====================================================
Мишка стоял и любовался на строящуюся Академию. Именно «Академию» - с большой буквы «А»! Его творение, то, что рождается в спорах и муках. И то, какой она будет, зависит от него. Он владеет знаниями, которых нет ни у кого. Он понимает ( возможно не все), что будет дальше. И он выживет в этом мире всеми известными ему способами. Ведь за ним стоит много людей - друзья, родственники. И все они верят в него и готовы идти за ним по той дороге, которую он выбрал. Потому что они знают - она ведет к лучшей жизни. А что такое лучшая жизнь? Она у каждого своя. И каждый знает, что рядом с Мишкой эта жизнь будет лучше.
От размышлений Мишку отвлекло какое-то движение сбоку. Он присмотрелся и с удивлением заметил, как к нему со всех ног бежал Семен (младший брат). Откуда он здесь?
- Миша, Миша. Меня к тебе деда прислал.
Мишка удивился еще больше.
- Деда велел тебе и Николаю срочно ехать в Ратное.
- Что случилось?
- Обоз пришел от Никифора Палыча. Ходок приехал с ним, бумагу привез. После этого деда меня к тебе и послал. А больше я ничего не знаю.
Обоз пришел, а мы его не ждали. Странно. Ходок приехал, бумагу привез… Что-то случилось. Надо срочно искать Николая и ехать к деду.
Мишка нашел его на стрельбище. Николай набивал руку для стрельбы из самострела,[…] попадать в маленькую мишень на большом расстоянии. Движения его были медленными, но точными. Он выглядел как человек, готовый ко всем неприятностям, которые пошлет ему жизнь.
Какое странное настроение у Николая, подумал Мишка. Какой странный сегодня день…
И он только начинается. Чем же он закончится? Какие события он с собой несет?
- Николай, надо поговорить. Заканчивай стрельбу, – крикнул Мишка.
Николай повернул голову в его сторону, кивнул и стал аккуратно собирать свои вещи. Каждую вещь он клал на свое место: болты в подсумок, тетиву ( куда ее кладут не помню), самострел повесил за спину , и подошел к Мишке.
- Я готов,- твердо сказал Николай.
- К чему?
- Ко всему. Ты же не просто так пришел ?
- А может я пришел посмотреть, как ты тренируешься?
- Нет. Ты не для этого здесь.
- Откуда такая уверенность?
- Ты можешь отнестись к моим словам с улыбкой. Но я верю в сны. В плохие сны… Я сегодня во сне видел маму. Она была очень грустная, и так на меня смотрела… Как будто хотела запомнить меня таким, какой я сейчас. Как будто видит меня в последний раз. Что может предвещать такой сон? Только плохие новости или события.
Николай медленно вздохнул. Поднял глаза на Мишку и сказал
- Я готов.
Мишка смотрел на него и не верил своим глазам. Не может, человек, измениться так за какие- то сутки. А ведь он действительно готов ко всему…
- Почему ты думаешь, что я буду смеяться? Нет. Я не знаю, какие события или новости принесет тебе сон, но одно могу сказать тебе точно. У тебя есть брат Петр, я, Роська, Дмитрий, Кузьма, Демьян. А что я всех перечисляю – нас десять человек, ближний круг. И все мы в трудную минуту тебя поддержим. Мы все родичи – одна большая семья. Ничего не бойся. Мы все с тобой всегда.
Мишке хотелось вселить в него как можно больше уверенности. Потому что теперь он мог точно предположить, что Ходок привез плохие новости.
- Нас деда просил срочно приехать в Ратное. Обоз пришел, с ним Ходок приехал, бумагу привез от отца твоего. Что в бумаге, я не знаю. Приедем, все нам скажут. Пошли.
Николай кивнул, и они направились к загону с лошадьми. Шли молча. Каждый думал о своем.
Лошадей в загоне было много. Выбирай любую. Каждый оседлал себе коня и сели в седла.
Мишка с Николаем посмотрели друг на друга и перекрестились.
- Ну, с богом,- сказал Николай
- С богом. Пусть дорога будет легкой,- произнес Мишка.

В Ратном жизнь кипела вовсю. Пахло выделанной кожей. Около колодца стояли бабы и обменивались сплетнями. У дедовых построек стояли телеги. Некоторые из них были уже пусты, какие-то разгружали. В пустые уже телеги что-то начинали складывать. Как быстро идет разгрузка, подумал Мишка. Торопятся что ли?
Николай первым въехал во двор. Глазами он окинул его и увидел Ходока. Быстрым движением соскочил с коня и направился к нему.
- Какие новости? Все ли дома здоровы? Как отец?
- Новости разные. И хорошие, и плохие,- сказал Ходок.
- Я хочу знать все,- твердо сказал Николай.
- Все – не знает никто. А то, что знаю,- расскажу.
Мишка обратил внимание, как замялся Ходок, решая какую новость говорить первой.
- Говори, плохие, – первыми, – сказал Мишка.
- Ну, плохие, так плохие.
Ходок вздохнул:
- Матушка твоя, Николай, заболела. Я не знаю насколько болезнь серьезная, но велено тебе с обозом ехать в Туров. На то в бумаге от Никифора Палыча есть распоряжение.
Мишка видел, как побледнел Николай, как пошатнулся он.
- Может все обойдется, - с надеждой произнес он, глядя на Николая.
Потом посмотрел на Ходока. Никто не ответил ему. Было и так все ясно – едет проститься с матерью. Просто так в Туров не попросят приехать. У нас тут тоже не курорт. Работаем, учимся, времени на все не хватает.
- Ну а хорошие новости есть? – тихо спросил Мишка.
- Да. Конечно,- Ходок оживился. Ему хотелось как можно быстрее отойти от мрачной темы.
-Вот купец новый с обозом пришел. Хочет лавку в Ратном открывать. Смотрит как у вас здесь. Какой товар можно здесь купить. Про школу вашу - наслышан. Посмотреть желает ее..
- Не школа у нас , а Академия.- произнес Николай.
Мишка был очень рад замечанию Николая. Значит, следит за разговором. Держит себя в руках. Не показывает при посторонних своих эмоций. Крепкий парень.
- Да, у нас не школа, а Академия Михаила Архангела! – с гордостью произнес Мишка.
- Академия? А что это такое? – Ходок с изумлением посмотрел на него.
Мишка уже собрался объяснить, чем отличается школа от Академии, но не успел. На двор степенно и не торопясь вышли дед Корней и неизвестный боярин.
То, что этот человек принадлежит к данному сословию, Мишка не сомневался. Одежда, манера держаться и говорить, всё выдавало в нем благородное происхождение. Но самое интересное - это его глаза. Правду говорят – глаза зеркало души. Они были внимательными и добрыми. Глаза человека, повидавшего в этой жизни много горя и радости. Прошедшего через потери и страдания. Познавшего богатство и разорение. Научившегося ценить саму жизнь, людей, и имеющего своё четкое представление о добре и зле.
Интересно, что у нас в Ратном он делает,- подумал Мишка. Такой человек просто так никуда не поедет, должна быть причина, но какая?
Он повернулся к Ходоку и кивнув в сторону деда и боярина, спросил
- Кто с Корней Агеечем?
- Это купец, Арсений Игнатьевич, с обозом приехал. Он школой… Академией интересуется. Ну, я вам про него рассказывал.
Тут дед увидел их и махнул рукой – подойти. Все трое поспешили.
- Вот, Арсений Игнатьевич, мой внук - Михаил Фролыч,.
А это,- дед указал на Николая,- сын Никифора Палыча, Николай.
Купец внимательно посмотрел на ребят. И неторопливо произнес:
- Очень приятно познакомиться. Наслышан о Вас, и о ваших умениях, Михаил Фролыч.
Мишка был удивлен, что к нему обратились на Вы. И произнесена эта фраза была с уважением и одобрением. В ней не было лести или заискивания.
- Спасибо на добром слове, Арсений Игнатьевич. Надеюсь, что рассказы не сильно преувеличили мои достижения,- ответил Мишка.
У боярина на лице немного приподнялась правая бровь. Выражение удивления на скромность данного отрока.
Уел я его, - подумал Мишка. Мы здесь тоже не лыком шиты. Знай наших.
- Мишаня, Арсений Игнатьевич интересуется нашей Академией, и хотел бы её увидеть,- дед внимательно посмотрел на внука.
- Можно и посмотреть. Когда хотели бы съездить? Лично буду вас сопровождать. Отвечу на вопросы. Но возможно не на все. Вы меня понимаете? Есть у нас и маленькие тайны, -Мишка посмотрел на боярина.
- Да, я вас понимаю,- с улыбкой ответил Он. – Я постараюсь избегать вопросов, затрагивающих ваши тайны. Время у меня ограничено. Дня через два нужно отправляться обратно.
- Завтра с утра свободны?
Боярин кивнул. Мишка посмотрел на деда - тот согласился.
- Вот и отлично. Значит завтра с утра и поедем смотреть.
Дед был доволен состоявшимся разговором.
Видать большая птица, - подумал Мишка. Ну посмотрим , что ему будет интересно. По интересу можно будет предположить, что ему от нас надо.
Дед пригласил всех пройти за стол, вечерело...
После ужина состоялся разговор с Николаем о его поездке в Туров. Николай держался молодцом. Но спать ушел рано.
Мишка тоже оставил деда и его гостя, и отправился на двор, посидеть, подумать. Тем более, что был повод… Что-то надо придумать для ребят, которые у них проходят обучение. Какое-то событие, которое они бы очень ждали. Чтобы настроение у них повысилось. Чему он сам был рад, когда учился в школе? Служил в армии? И тут Мишка понял, что ему надо сделать – ввести зимние каникулы. Встреча с родителями - радость для ребят, и про Академию они расскажут знакомым, родственникам. Надо с Ходоком письмо отправить для Никифора Палыча, чтобы родителей ребят из платного отделения предупредили об их приезде. Чтобы приехали в Ратное за ними . Каникулы будут длиться 2 недели (можно указать любой срок). Данная идея Мишке очень понравилась.
Утром после завтрака все собрались во дворе. Мишка, Николай, Арсений Игнатьевич и его охрана. Внушительная получилась компания. И какая солидная. Еще утром Мишке и Николаю принесли новую парадную одежду. Так что они смотрелись не бедными родственниками.

[ Что можно увидеть в Академии, я не знаю. Данный кусок надо написать кому то...]

Экскурсию Мишка провел отлично. Арсений Игнатьевич остался доволен. Вопросов он задавал мало, и Мишка так и не смог понять, чего же он хочет от них.

Утро началось с беготни и суматохи, предстояло вместе с Ильей проверить санный обоз отправляемый из Михайловска на ярмарку в Туров. Сначала предстояло заехать в Ратное, и там объединиться с обозом, отправляемым Корнеем. Мишка знал что все нужно проверить тщательно – воевода Погорынский обязательно устроит экзамен. Илья со своими двумя помощниками находились у саней с самого утра, проверяли все - и какой товар погрузили, не забыто ли что и главное надежно ли все закреплено, чтобы не испортить в дороге.

А многое было впервые. Мишка сам стал проверять сани. На первых закрепили фанерный ящик с 6-ю столами, столы были собраны на сухую, после чего отлакированы и уложены в ящик. Каждая столешница и точеная ножка тщательно переложена скрученными жгутами сена. Столы вышли на загляденье, такие хоть в княжеский терем ставь. Хотя у всех был один размер способный вместить 8 человек. Но ножки и царга были украшены по разному. Во вторые сани погрузили ящик с двумя разобранными сервантами и 48 стульями, все детали по комплектам были отдельно перевязаны в рогожу и внутри вложена берестяная грамотка с номером. Это все был дорогой штучный товар. Сверху диковинные ящики накрыли попоной, от лишних разговоров.
На следующих 4 санях так же была мебель, но уже простая без резьбы и точеных деталей, но даже эта простота у тех кто это видел впервые вызывала восторг, граничащий с оторопью. Покрыта она была не лаком, а натерта растопленным воском. Здесь были табуреты, столы, серванты, полки и тумбочки.

Мишка вспомнил как все начиналось, первое кресло подаренное в последствии воеводе Корнею пришлось делать самому. Сучек в присутствии Мишки поостерегся орать, что это очередная блажь Лиса. Когда будущее кресло стало приобретать законченные очертания, вся артель дивилась ее незнакомому виду, тогда на Руси даже кресла князей имели вид короткого сундука со спинкой, зачастую без подлокотников. После того как кресло было закончено, Мишка даже не стал предлагать сам идею производства мебели, а решил подождать несколько дней. И точно кресло произвело такое впечатление на всю артель что буквально через два дня Сучек сам пришел к Мишке и сначала издали начал разговор о том нет ли у Мишки еще идей по мебели , а потом видя лукавую улыбку, не стал ходить вокруг да около, и предложил начать изготовление мебели на продажу, и помня как дело повернулось с лесопилкой сразу обозначил - 40 % артели и 60 % Мишке. На том и порешили. Мишка только настоял на том, что заниматься мебелью будут позже, после того как возведут первый равелин. И то на первое время решили от основных работ от артели выделить всего двух человек. Вечером Мишка обсудили детали уже вчетвером Мишка, Сучек, и два плотника Афанасий и Василий выбранных на новое дело артелью. Мишка решил организовать дело сразу с размахом для чего было решено строить недалеко от лесопилки бревенчатую мастерскую. Артельщики сначала оторопели от предложенных размеров и размаха. 10 на 30 метров с двумя печами для отопления. Внутри нужно было установить 5 сдвоенный верстаков, два токарных станка с ножным приводом, два сверлильных станка и два лобзика так же с ножным приводом. Для точного распила досок поперек, кузнеца артели заставили изготовить две пилы в деревянных рамах с жесткой привязкой к суслам. В отдельном помещении предполагалось покрывать детали лаком или воском. Для работы в мастерской когда она была выстроена Мишка решил выделить еще двух артельщиков и 20 холопов приведенных из первого похода за болото. Мастерскую поставили в сентябре, холопов научили работать, не портя заготовок, уже в ноябре, и то троих пришлось заменить в виду полной криворукости. Двое артельщиков занимались изготовлением мебели с резьбой и точеными деталями, а двое учили холопов.
Одного холопа Мишка посадил резать ложки, ковши и точить на токарном станке деревянные туески. Две холопки расписывали их под Хохлому. Этой утварью загрузили еще одни сани на ярмарку, туда же загрузили уже сделанные по шаблону деревянные подсвечники.

Обоз был готов к отправке. Настало время прощаться, и Мишка еще раз напомнил Николаю, что он не один. В Ратном его всегда ждут, и рады его видеть в любое время. Николай обнял Мишку и сказал, что будет помнить об этом всегда. На том они и расстались. Он провожал глазами удаляющийся обоз и размышлял о том, какая тяжелая доля выпала Николаю. Как сложится его судьба? И то, что в Ратное вернется другой Николай, - он не сомневался. Такие события накладывают отпечаток на жизнь человека и его характер.

* * *

Николай всю дорогу ехал и молился. Просил он у бога только одного, чтобы дал он возможность увидеть мать живой. Он хотел последний раз прижаться к ней, к самому дорогому человеку, и пообещать ей, что все у него будет хорошо. Он сам не знал, что значит «хорошо», но пообещать матери – был обязан. Она всегда за него переживала, ограждала от всех проблем. А теперь ему предстоит встретиться с ними один на один. И хватит ли у него мужества и умения с ними справиться – он не знал. Да, отец поможет, но сможет ли он оказаться рядом в трудную минуту – это вопрос сложный. К нему не придешь и не пожалуешься, как матери. Да у отца и слушать его времени нет, всё торговля отнимает.
Николай только теперь чётко понял, что такое родной дом. И как важно чтобы он был. Это дом, где тебя всегда ждут. Ждут и в горе и в радости, бедного или богатого, больного или здорового. А кто будет ждать его теперь… Пусть остается дом, где они жили с матерью, и отец будет его содержать. Пусть будет и дальше жить там прислуга… Но кто будет искренне радоваться его приезду? Никто. Теперь он сам должен думать, как устраивать свою жизнь.
В дороге к Николаю с разговорами не приставали. Все понимали, что ему тяжело. Только показались очертания города, Николай отпросился у Арсения Игнатьевича, и поскакал вперед.
Дома его уже ждали, и сразу провели к матери. Она лежала на своей кровати, закутанная в одеяла. Как она постарела и похудела, подумал Николай. Он подошел к матери и обнял ее. О боже, какое это счастье – она жива!
- Я приехал, мама. Я некоторое время побуду дома.
- Как ты вырос и возмужал! Я и представить не могла, что ты вырастешь таким красивым парнем.
Николай видел, с каким восторгом на него смотрит мать. Его появление придало ей сил, и лицо светилось от радости.
- Ты только приехал? – спросила мать.
- Да. И сразу к тебе. – Николай улыбнулся.
- Иди, умойся с дороги, и приходи ко мне. Есть будешь здесь.
Как хорошо дома, - подумал он. Ему хотелось запомнить это ощущение. И помнить всегда. И когда он создаст свою семью, именно такое чувство должно его посещать всегда, когда он будет приходить в свой дом. Он умылся, одел новую рубаху, и пошел к матери.
Когда Николай зашел, его уже ждали. Маленький столик, недалеко от кровати матери, был весь заставлен едой. Он вдруг понял, какой он голодный, и немедля приступил к трапезе. Мать с улыбкой на лице наблюдала за ним. Николай не скупился на похвалу. Еда была вкусная, и приготовили ее так, как он любит.
Когда с едой было покончено, он сел поближе к матери, взял её за руку и начал рассказывать. Как живется ему в Академии, чему учат в ней, какой распорядок дня, о том, что у него появилось много новых друзей. Разговор с Мишкой последний пересказал, что братом он его своим считает. Помощь и поддержку ему обещал.
Мать слушала его внимательно. Улыбалась вместе с ним, и говорила, что все хорошо. Разговор затянулся до ночи, но Николаю не хотелось уходить. Он хотел еще немного посидеть с матерью, но она устала. Он попрощался и сказал, что как утром встанет, сразу придет.

* * *

Каждый выбирает по себе,
Женщину, религию, дорогу,
Дьяволу служить или пророку,
Каждый выбирает по себе

Он навещал мать каждое утро вот уже целую неделю. Иногда заходил и вечером.
И ему казалось , что её состояние улучшается. Мама скоро поправится и всё будет как раньше.
Приходил отец, подолгу сидел у матери. Когда выходил всегда искал Николая, чтобы с ним поговорить, спросить, чем занимается, какие новости здесь в доме. Разговаривал он с ним, как с взрослым. Выслушивал его, давал советы. А иногда они просто сидели и молчали.
И вот как-то вечером, Николай, придя к матери, обратил внимание на свитки, лежащие на столике у кровати. Никогда не видел он у матери бумаг. И весь её вид говорил о предстоящем серьёзном разговоре. Она попросила Николая пододвинуть стул к кровати и сесть.
- Я сегодня хочу с тобой поговорить о твоём будущем. Для меня этот разговор очень важен. Я очень больна, и возможно скоро умру.
Николай хотел возразить ей, но мать знаком попросила не перебивать её.
- Да, это произойдёт, вопрос только во времени. И я хочу умереть со знанием того, что ты не пропадёшь здесь, без меня. Я очень рада, что у тебя есть друзья, и что Миша признаёт тебя своим братом. Слышала о нём только хорошие слова. Ты сам очень повзрослел за время, проведенное в Академии. Вот, даже слово это запомнила, - и она улыбнулась сыну.
- Но я считаю, что этого недостаточно, чтобы устроится хорошо. Ты знаешь , что рождён в не брака, и как сложатся у тебя отношения с отцом и его детьми, после моей смерти, мне не ведомо. Я, посоветовавшись с некоторыми людьми, приняла решение, о котором тебе сейчас расскажу, - мать перевела дыхание и продолжила
-Я всю жизнь, по мере возможности, откладывала деньги, и на сегодня у меня скопилась некоторая сумма. Если я тебе оставлю их по завещанию, они перейдут к отцу, до твоего совершеннолетия. И как потом ты сможешь ими воспользоваться, я не знаю. Поэтому, я отдала все сбережения одному боярину под проценты, и оговорила с ним условия. Хотя все эти договорённости ничего не стоят, если дело дойдёт до суда. Но я верю этому человеку. Вела с ним дела не один год. И у меня осталось хорошее о нём мнение. Деньги отданы ему от твоего имени. Ты их хозяин. В любое время можешь их забрать. Меняется только сумма процентов, какой срок они отлежали. Деньги не очень большие, но это всё что я скопила. Трать их с умом. Завтра придёт боярин, и вы подпишите грамоты. Одну ты оставишь себе, вторая будет у него.
Мать смахнула слезу и протянула Николаю бумаги.
- Прочитай, всё ли тебе понятно.
Николай взял бумаги, прочитал их. Да что там было читать, составлены они были стандартно, их учили в Академии работать с бумагами. Только условия были определённые оговорены, и проценты стояли достойные. Николай сразу обратил на это внимание. Не предполагал он, что мать может заниматься финансами. Но что удивило его больше всего, так это сумма. По представлениям Николая, она маленькой не была. Он поднял на мать глаза
- Мам, откуда такие деньги?
- Я сама не из бедных была. Что-то осталось мне по наследству. Я все сберегла. Когда представилась возможность приумножить своё состояние, я это сделала. Правда с начало было очень страшно,- мать улыбнулась сыну.
- Я же женщина. Нас серьёзно не воспринимают. Дел с нами стараются не иметь.
Нам трудно пробиться в этой жизни. Я как-то встретила знакомого боярина, он был отцом одной моей подруги. Мы, разговорились с ним, и так получилось,… что организовали совместное дело. Вот оно и приносит прибыль.
Николай сидел и внимательно слушал мать. Они ни когда не разговаривали на такие темы. Она первый раз в жизни пожаловалась ему. Значит, считает его уже взрослым. И он должен что-то сказать, чтобы она не волновалась за него
- Мам, я всё понимаю, бумаги для меня не новость. Нас обучают в Академии с ними работать. О таком щедром наследстве я даже не мечтал! Для меня это приятная неожиданность. Не представляю, как тебе это удалось собрать такое СОСТОЯНИЕ!
Николай произнес эти слова с удивление и радостью. Ему хотелось, чтобы мать поняла, как он ценит её труд. И с уверенностью сказал :
- Я постараюсь приложить все своё умение, чтобы приумножить их! Ты за меня не волнуйся. Я рядом с Мишкой не пропаду. А теперь с таким наследством, тем более.
Мать внимательно смотрела на сына. Она улыбнулась. Какой он уже взрослый…
- Ещё у меня один вопрос к тебе. Есть ли у тебя девушка? Пока я ещё жива, может, и женю тебя. Мне бы хотелось, чтобы ты был счастлив в семейной жизни.
Николай опустил голову. Что ответить матери. Девушки не было, о семейной жизни он не думал.
- Так, понятно…,- произнесла мать. Подумав, добавила:
- Я постараюсь договориться с отцом, чтобы он оставил право выбора тебе. Не заставлял жениться. Постарайся найти свою половинку. Она есть у каждого, только надо, возможно, немного подождать, и она обязательно найдётся.
Они разговаривали еще долго. Николай ушел от матери поздней ночью. Уснуть он не мог долго. Все вспоминал: как улыбалась мать, как он был удивлен наследством, как спрашивала про девушку.
Утром Николай встал поздно. Все его мысли были о встрече с боярином. Он понимал её важность. Вспомнилась пословица, которую как то Мишка сказал «Встречают по одёжке, провожают по уму». Николай всё представлял себе эту встречу. Что скажет, как держаться будет. Какие вопросы задаст.
Ближе к обеду прибежала ключница и пригласила Николая к матери, предупредив, что та не одна. Николай оделся, постарался успокоиться, и направился к матери.
Открыв дверь в комнату, он замер от неожиданности. На табуретке сидел Арсений Игнатьевич. Мать увидев, что Николай стоит и не заходит, махнула ему рукой.
- Проходи. Мы тебя ждём. Вот боярин, с которым я хотела тебя познакомить. Очень уважаемый человек в нашем городе
Арсений Игнатьевич встал с табурета, поздоровался с Николаем, и, повернувшись к матери, произнёс:
- А мы знакомы. Я привёз его из Академии. Очень мне понравилось у них там,- и, предложив Николаю соседний стул, сел сам.
- Мы сейчас с тобой должны подписать договор. Ты его читал?
- Да.
- Может, есть вопросы?
- Нет. Договор составлен стандартно. Хотелось бы оговорить пункт получения денег. Возможно, я сам приехать за ними не смогу, а пришлю кого-то. Как в этом случае поступить мне, чтобы вы выдали деньги?
- Ты хозяин денег, тебе и предлагать. Но помни, что кто-то может воспользоваться этим, если будет знать о такой договорённости.
-Да, я понимаю это, но у меня может сложиться такая ситуация. Что вы можете мне порекомендовать?
- Надо придумать пароль, чтобы я знал, что этот человек от тебя. И решить такие суммы буду выдавать или сколько скажут?
- Пароль придумаем, а сколько давать… зависит от того, какой знак покажут. Я вам дам, как образцы, несколько вещей, каждая из которых будет обозначать сумму. Но будет одна, предъявителю которой вы дадите столько, сколько скажет.
- Ты можешь так доверять кому то?
- Иногда бывают ситуации, когда деньги не имеют значения, а важно сделать дело. Именно для таких случаев будет этот знак.
- Хорошо. Пусть так и будет. А если попросят больше твоего кредита? Как мне поступить?
- А как вы поступаете в таких случаях?
Арсений Игнатьевич подумал и сказал:
- По-разному. Всё зависит от человека, который прислал посыльного. И если я знаю, на что берётся такая сумма. Смогу предположить, будет ли возврат. От всего этого зависит получение денег.
- Хорошо, я предупрежу посыльного, об этом.
Они подписали бумаги. Ещё немного побеседовали, договорились о встрече и разошлись.
Николай долго думал, какие вещи придумать, чтобы меньше обращали внимание на них. Но остановился он на узлах ( морские узлы ). Каждый обозначал сумму. В назначенный день, захватив образцы узлов он направился на встречу с Арсений Игнатьевичем. Она была назначена в доме, но принадлежит ли он боярину, Николай не знал.
Придя в указанному адресу, его сразу проводили в горницу, где стоял большой стол и много скамеек. Николаю понравилась обстановка, сразу видно, деловая комната, ничего лишнего. Он сел и стал ждать.
Арсений Игнатьевич пришел быстро. И начался разговор.
- Я принёс пароли, и, расскажу, какой из них, какую сумму обозначает.
Николай достал навязанные заранее узлы и разложил их на столе.
- Да…,- произнес боярин.- Я такого не видел.
- Это иноземные узлы. Мало кто может, такие, завязывать.
- А ты откуда их знаешь?
- Мишка показывал как-то. Но мы их не применяем в школе, не пригодились.
- Общаюсь с тобой совсем немного времени, а сколько уже узнал нового.
- Да, нас в Академии многому учат. Мишка говорит, что учиться надо всю жизнь.
- Слова умного человека, я услышал.
Арсений Игнатьевич ещё внимательнее посмотрел на узлы и попросил рассказать, какой какую сумму обозначать будет. Николай спокойно начал давать пояснения. Когда остался последний, он произнёс :
- А этот на тот случай, когда важно сделать дело, и деньги не имеют значения. И еще, если ему будет нужна помощь или совет, помогите ему. Всё будет оплачено.
- Ты сам сказал, иногда деньги не важны. За такие услуги и оплата соответственная. Может и мне когда-то помощь понадобится. Могу я тоже рассчитывать на тебя ?
- Я могу очень мало и возможности мой ограниченны. Я ещё молод. Но если я смогу что-то для вас сделать, и это не будет противоречить моим принципам, я всегда помогу, или хотя бы подскажу что можно сделать.
- Это ты сейчас мал. Но если смотреть что я вижу сейчас, то мне кажется, что будущее у тебя большое и перспективное. Если конечно будешь идти по жизни с умом. Я покажу тебе свой знак, именно для таких случаев. Только ты будешь знать его значение. Тот, кто передаст его тебе, может и не знать, что оно обозначает.
Арсений Игнатьевич внимательно посмотрел на Николая, тот кивнул в ответ. Они долго еще обсуждали варианты знака и пароля. Когда уже казалось, что всё утрясли, Арсений Игнатьевич вдруг произнёс :
- Николай приезжай в гости ко мне.
- Зачем? – оторопев, произнёс он, и моментально попытался собрать мозги в кучу.
- Ты можешь приехать не один, а с ребятами из Академии. Хотелось бы посмотреть, как вы себя в деле покажите. Насколько хорошо вас обучают. Я возьму вас сопровождать обоз в другой город. Живу я сам в другом городе, а сюда приезжаю по делам. Но дом где мы сейчас находимся ,принадлежит мне.
- Интересное предложение, но истинную причину приглашения вы не назвали,- задумчиво произнёс Николай. Подумав немного он спросил :
- Что вы в действительности хотите? Я готов выслушать всё. И если мне это подойдёт, я приеду в гости. Но времени у меня будет мало. В зимние каникулы, примерно две недели.
- Этого достаточно будет.
Арсений Игнатьевич задумался, вздохнул и сказал :
- У нас у всех есть свои личные проблемы. Я не исключение. Я состоятельный боярин, и у меня есть внучка. Я потерял всех своих близких, остались мы с бабкой и внучка. Она одна кто наследует всё моё состояние. От женихов нет отбоя. Все крутятся около неё ужами. Но я то понимаю, что не она им нужна, а деньги мои. А мне очень хотелось бы , чтобы она была счастлива , и любима была. И что бы муж был с головой и не растратил все деньги после моей смерти.
Боярин подумал немного и произнёс :
- Ты мне нравишься. Человек ты серьезный. Обучение, вон какое проходишь. Тебе я доверяю. Я хотел бы познакомить тебя с моей внучкой. Вдруг что-то там срастётся. Мне хотелось бы видеть тебя своим зятем. Тогда и помереть можно будет.
- Ну…!!! Это такой вопрос, что неведомо где и когда он может решиться. Любовь – штука коварная. Когда не ждёшь, она тут как тут. А когда ищешь , можешь и не найти. Вы на меня посмотрите, я красотою не отличаюсь. И девки на меня смотрят редко. Так что шансов , что ваша затея сработает, очень мало.
- Ну… мало или много , я не знаю. Но попробовать я обязан. Вот когда у тебя будут свои дети. А лучше дочери, и в придачу любимые, вот тогда ты меня поймёшь.
- Спорить не буду. Отцовство у меня впереди, и как я буду мыслить тогда, мне не ведомо. Но приехать в гости могу. Когда не знаю. Но как соберусь, сразу извещу вас.
- Я буду ждать. Ты многое увидишь в новом городе. Может знакомства, какие заведёшь. Посмотришь как я виду дела торговые. Как хозяйство у меня поставлено. Что-то на заметку себе возьмешь, может даже еще раз приехать захочешь.
Арсений Игнатьевич подмигнул Николаю и произнёс :
-Всё возможно.
Возвращаясь от боярина , Николай не мог понять, чем руководствовался он приглашая его в гости. Ну не может любовь быть по заказу. Может боярин что-то еще не договаривает или что-то он не понимает в этой жизни . Молод еще, рассуждать на тему любви, не так много он её видел в своей жизни. Но придя домой, его сразу позвала мама. Он рассказал ей всё, что счел нужным. Умолчав о договорённости между ним и боярином. Мать вся светилась от счастья. Николай только теперь понял, как сильно она его любит. Как переживает за него. И всем его достижениям, она рада больше чем он.
Навещая мать на следующий день, Николай обратил внимание на образовавшуюся бледность на лице и тишину голоса. А к вечеру ей совсем стало плохо. Николай долго вечером сидел у постели материи и гладил её руку, понимая, что эти минуты могут быть последними. И что скоро его жизнь изменится, и какой она будет, он не знает. Неизвестность – страшила его больше всего.
Через несколько дней она умерла тихо в своей постели. После похорон Николай несколько дней не мог выходить из дома. Вся жизни за два дня промелькнула перед ним. Все что казалось раньше ему обыденным, теперь приобрело значение. И главным в его воспоминаниях была мать. Он пытался вспомнить и старался не забыть, всё что она ему говорила. Теперь для него это было руководство к дальнейшей жизни. Мать плохого посоветовать не могла. Но как бы плохо не было ему, надо было возвращаться в Академию. И он решил утром сходить к отцу и поговорить с ним.
Подойдя к дому, он встретил ( второй сын Никифора Палыча) брата и спросил где отец. На что получил грубый и наглый ответ, что сыном он его не признает. И рассчитывать на наследство с этой стороны ему не следует. И он ему не брат, так что пусть проваливает отсюда. Николай был ошеломлен таким ответом. И только теперь до него начало доходить, что значит остаться одному. Он поднял голову и четко произнёс:
- Я пришел не побираться, а сказать, что я уезжаю. Больше мне ничего не надо.
- Ну так уезжай. Тебя никто не держит.
Николай развернулся и направился к своему дому. И только тут он обратил внимание, что на другой стороне улице стоял Арсений Игнатьевич. Он перешел дорогу и подошел к нему. Поздоровавшись, спросил о здоровье и пожелав удачи , хотел идти дальше. Но боярин остановил его и тихо произнёс :
- Моё приглашение остаётся в силе. Я надеюсь, что на зимние каникулы ты приедешь в гости ко мне.
- Приехать, приеду. Но ваша затея не получится. Я в такую любовь не верю. Но посмотреть на новое всегда готов. Тем более что вы говорили ,что есть на что.
Подумав немного Николай спросил :
- Вы не знаете, кто содержал мой дом?
-Скорее всего, отец давал денег матери.
- Я хотел бы вас попросить, если вдруг ключнице понадобятся деньги , выдайте ей. Я не хотел бы потерять дом.
- Хорошо, я присмотрю за твоим хозяйством. Но я думаю, что отец не бросит тебя. Не обращай внимание на то, что говорят другие.
- Ну! Теперь я точно знаю, что обо мне думает брат . И иллюзий не имею ни каких.
- Это он свои мысли высказал. А что думают остальные, они сами тебе расскажут.
- Может быть, может быть… Если встретите отца, скажите, что я уехал в Академию. Мне здесь делать больше нечего.
На этом они и расстались.



Обсуждение данного фанфика проходит в теме http://krasnickij.ru/forum/22-351-1



Cообщения Ольга
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
vadchemaДата: Пятница, 05.02.2010, 17:53 | Сообщение # 3
Сотник
Группа: Огнищане
Сообщений: 1030
Награды: 0
Репутация: 1512
Статус: Offline
Варвара
- Варвара, сидящая на возу, вся извелась упрекая холопа Ирму в том, что он медленно едет. Сам холоп Ирма - флегматичный седой мужик только кивал головой на все высказывания хозяйки. Но лошадь которая и так тянула сильно загруженную телегу подгонять и не думал. А Варваре не сиделось все таки три недели ее не было в Ратном. Она ездила на дальние хутора к родне и теперь возращалась в Ратное. Может и дальше бы гостила у родни, но там в глуши почти не было событий. Там текла скучная размеренная жизнь. Да и сплетни о Ратном Варвара уже рассказала и не по одному разу.
Наконец, в дали показались стены Ратного. Ирм придержал лошадь.
- Ты смотри что за диво. - воскликнул холоп.
На пригорке где обычно деревенские девки водили хоровод, а парни, разведя костры прыгали через огонь показывая молодецкую удаль и красуясь перед девками, крутилась странная штука. Напоминала большую глубокую деревянную расписанную яркими красками и увешенную красивыми лентами мыску. На этой мыске были закреплены с два десятка разных резных зверюшек. Сейчас на этих зверюшках сидели девки, а парни за специальные ручки, приделанные к этой странной мыске, крутили ее. Мыска быстро крутилась, а девки визжали то ли от страха, то ли от удовольствия.
Ирм остановил лошадь невдалеке от этой мыски и спросил у смотрящего на баловство подростков пацана лет пяти.
- Эй, что это за диво.
Пацан оглянулся и сказал .
- Это Калусель, ее отЛаки Мишани бешенного два дня назад сделали, только меня не пускают говоЛят мал еще.
Таких пацанов возле карусели стояло много зависливыми глазами смотрящих на баловство старших.
- О каково каЛусель. - сам себе сказал Ирм и тронул лошадь.
Лошадь устало вздохнула и потянула воз дальше. Но еще большее потрясение вызвало у Варвары дорожное покрытие. У самых ворот с два десятка холопов под рукаводством Саида мостили дорогу белым кирпичем. Тут же стояли возы с песком и и лежал кирпич. А несколько холопок деревянными лопатами месили раствор в больших деревянных корытах. Саид был восточным инженером, ходил в дорогом халате с большой белой чалмой на голове. На ногах он носил сапоги с сильно загнутыми носками. В руках он держал ровные длинные линейки и постоянно кричал на холопов. В ратное Саида Корней привез из Турова, но все знали что Саид из свободных. Жил он в доме Корнея и два мальца постоянно таскали за ним тачку с инструментами. Был слух что Корней вроде спас Саида в Турове от чего то, но правды не кто не знал. А еще Саид носил на носу странные круглые стекляшки в серебренном оправе. Варвара первая пустила слух о том, что это сатанинские штучки и служили они для сглаза. Поэтому все незамужние молодухи Ратного старались не смотреть в глаза Саида. А еще Саид ругался да так что даже у Сучка от его ругани подымались брови. Потому как ругался Саид на пяти или семи языках сразу, вставляя такие обороты и так затейлево, что даже матерые воины иной раз краснели. Авторитетов кроме Корнея и Мишки у Саида не было вообще. Сучка он заткнул в споре о строительстве дорог в первый же день простым вопросом сколько слоев и каких ложат в Римских дорогах. Тут Сучек и поплыл. Все строительство охранял новик Антон сын ..... И хотя замостили всего немного, шагов сорок, телега въехав на на такой настил пошла плавно.
- Куда прешь?! Поворачивай в право, - закричал новик Антон.
- Ой Антоша, а что это здесь деется, - затараторила баба Варвара.
- Ты что баба Варвара на сходе не была, решили же как в городе сделать каменные дороги, что бы весной и осенью в грязи не ползать во. - И Антон поднял указательный палец вверх.
Честно сказать сам Антон в городах не разу не был. Варвара аж посерела лицом сколько она пропустила .
- Надо было не ехать на хутор. - подумала она.
Но это были еще не все потрясение. Двигаясь к своему дому Варвара заставила Ирма сделать крюк и проехать мимо Корневой усадьбы. Эх, зря она это сделала. Деревянного забора со стороны улицы возле дома Корнея не было, зато на его месте возвышался белоснежная, сложенная из белых кирпичей трехметровая стена с бойницами по верху. А на месте старых дубовых ворот в этом каменной стене стояли железные толстые ворота на масивных петлях. Как раз открытые. Через них Варвара увидела пачки аккуратно сложенных белых кирпичей и самого Корнея, ругающего кого-то из холопов. А весь двор был полон мастеровых, кто месил раствор, кто таскал на стройку камень. Тут же находился один из Туровских попов и Сучок.
- Ах, ах столько событий, столько событий, давай, Ирм домой мне срочно нужно к колодцу. - зашипела Варвара.
Фантик. Ратное глазами Бурея.
Проснулся Бурей от крика соседского петуха. Голова после вчерашнего застолья болела здорово. Хорошо с новым слугой купца Осьмы посидели. За дверью зашептались холопки, не рискуя заходить в комнату. Все стены в комнате, где спал Бурей были обвешены оружием.
- Ну че шепчетесь несите рассол, выдры.
Оббитая волчьими шкурами дверь открылась и в нее протиснулись две холопки у обоих были огромные синяки под глазами, а первой Инги еще и опухшая губа. В руках Инга сжимала большой кувшин с рассолом. Руки ее дрожали.
- Не бойся, я сегодня добрый бить не буду. - И Бурей жадно стал пить холодный раствор.
По его усам раствор сбегал на огромную волосатую грудь. Руки были похожи на толстые корни деревьев. Над его шеей возвышался огромный горб. И тут петух закукарекал вновь. Бурей с размаху разбил кувшин об стену.
- Ну все ты меня достал, Инга подай мой лук.
Обе холопки бросились к стене, Инга сняла лук, а Трима, так звали вторую холопку, достала колчан со стрелами. Бурей откинул одеяло, сшитое из волчьих шкур, натянул рубаху и штаны. Выйдя босым во двор задрал подол рубахи и стал мочится в корыто для свиней. Соседский петух опять заорал. Бурей взял у Инги лук и натянул тетиву. Об этом луке надо сказать отдельно. Лук этот достался Бурею в тот день когда он обычной оглоблей убил десятерых степняков и получил за это звание десятского. Один из степняков тогда оказался внуком хана и имел этот лук. Какой мастер сделал этот лук история умалчивает, но тот кто его делал был мастер с большой буквы. Мощный, двуплечный, длинной не меньше метра, оплетенный жилами и собранный из рога и дорогого, выдержанного дерева лук был истнинным произведением искусства и в руках урода смотрелся игрушкой.
- Ага вот ты крылатая тварь где, - сказал Бурей, выглядывая из за забора.
Дом Бурея стоял напротив дома Алены с одной стороны и десятника Глеба. с другой стороны. А петух был красавцем, Сидя на крыше сарая он перекликался с другими петухами. Бурей прицелился, стоящие вокруг холопы замерли, боясь пошевелится. Нет они знали что даже пьяный их хозяин все равно попадет в птицу, но потом... Ой не зря про жестокость Бурея говорило все село.
Лук загудел и стрела, пронзив петуха, вонзилась в стенку сарая. Из-за соседского забора выглянула испуганная голова холопки, увидев Бурея, охнула и скрылась. Пробитый стрелой петух пару раз дернулся и затих, несколько капель крови стекло на крышу. Наконец, из-за забора показалась голова десятника Глеба. сжимающего в руке деревянную ложку. На усах его были видны крошки каши.
- Бурей, ты , э-э, совсем с ума, ты зачем моего петуха убил, э-э, и стрелял зачем в мою сторону. Я это так не оставлю, я к Корнею пойду, к Аристарху! - закричал разозленный десятник Глеб.
Бурей всем телом по медвежьи тяжело повернулся к соседу и отмахнувшись, ка кот назойливой мошки, ответил.
- Случайно я, а за петуха вот тебе мой подарок. - Бурей оглянулся холопки опустили головы.
- Вон Ингу бери, она баба работящая только в постели бревно, бумаги у Аристарха сам выправишь. - заржал Бурей.
- Так , э ну тогда другое дело, иди дева сюда. - довольный сказал десятник Глеб.
- Ступай, холопка, повезло тебе нынче. - зло усмехнулся Бурей.
Инга оглянулась ей не верилось, что хозяин только что отдал ее за застреленного ради забавы петуха.
- А вещи хозяин? - робко попыталась задать впорос.
- Ха, а вот вещички твои Триме пригодятся, ха-ха! - И видя что девка стоит в нерешительности, заорал. - Пшла!
Инга, как подстреленная метнулась с опостылевшего двора.
* * *
В любом селе найдется несколько баб сплетниц, которые услышав что то или увидев какое то событие так его перекручивали ,что потом даже не понятно о чем был этот слух. Таких баб на все Ратное было трое, баба Варвара , баба Нипроська и вдова Березиха .Три женщины в Ратном которых воины нет не боялись , а так ну скажем опасались. Стоило какому нибудь воину поговорить с чужой женой или холопкой и это увидела одна из троих сплетниц , все слух готов . И попробуй докажи потом жене обратное. А уж если не дай бог все три эти бабы собирались у колодца вместе ор стоял на все село .Доходило даже до кровавых драк с вырыванием пучков волос на голове и выбиванием зубов. И все же самой главной сплетницей Ратного была баба Варвара.Сплетни которые она распускала были шедеврами. К примеру сплетя про Юльку, что у той ровно в полночь коса превращается в змею и горе той кто это увидит. Или сплетня о Мишке что он в полночь превращается в огромного рыжего лиса и бегает вокруг Ратного.На вопрос других баб зачем он это делает Варвара отвечала - Так он же бешенный. Вот с этой фразой все бабы соглашались потому как их мужики иной раз такое про Мишку рассказывали.Распускала Варвара сплетни и про Нинею. Мол видела как она голая летала вокруг Ратного на метле.Но побоялась отцов святых и близко к Ратному подлететь не смогла.А на вопрос -А что ей здесь надо было ,- Варвара отвечала . - Как что как что она младенцев крадет и ест их. Правда говоря младенцы в Ратном не пропадали умирать умирали не смотря на все старания лекарок Насти и Юльки. А вот случаев пропажи детей не было.Но эти неточности Варвару не смущали.А после того как привели в ратное столько холопок среди которых оказалось очень много красивых девок сплетницы заработали на полную.Утро у бабы Варвары начиналось с пробежки, на улице еще серело а баба Варвара уже оббегала свой участок пытаясь засеч кто от кого выходит. Ведь вдов в Ратном было много и они тоже хотели любви.Вот и вылавливала Варвара этих гуляк , что бы потом при людно кинуть их женам в лицо . - А твой то твой то к вдове такой то лазил сама видела лопни мои глаза.Попутно баба Варвара нюхала где что готовят .Холопки вставали очень рано коров подоить свиней накормить и хозяевам покушать приготовить. Вынюхав где само вкусно пахло утром Варвара нагло шла в гости на это подворье .Вроде как по делу одолжить там что нибудь . Да так там и завтракала так как хозяевам было проще ее накормить чем выслушивать ее намеки -А что это у вас так вкусно пахнет. Вот и сегодня Варвара кралась вдоль забора вдовы Ульянки пытаясь засечь кто к ней ходит . На ее беду с другой стороны брел Сучек возращяющийся от Алены в Академию. Вечером у Алены Сучек перепил кваса и вот возле самого поворота решил отлить. Развязал веревку что удерживала штаны и достал свое хозяйство. Несмотря на невысокий рост хозяйство у Сучка было ОГОГО. И только Сучек собрался отлить как из за поворота вышла баба Варвара . Крик бабы Варвары был слышен на все село . Она кричала так что на сторожевых башнях стража схватилась за оружие готовая отбивать нападение .А баба Варвара рачки улепетывала в одну сторону а Сучек матюкаясь и держа штаны двумя руками в другую. Потом баба Варвара у колодца клялась что этот смарчек Сучек пытался ее ну это опозорить. На что сонная Алена флегматично ответила. - Да хозяйство у него доброе могла бы и не кричать а подержаться он ведь от меня шел , а я его всю ночь как быка гоняла . Он бы на других коров и смотреть не стал. Связываться с богатырщей Аленой Варвара не стала побоялась и лиш когда Алена набрала воды и ушла заявила .- Ага как же не стал бы этот Сучек на других коров лезть , он чуть на меня незалез. С той поры видя Сучка баба Варвара начинала подмигивать ему и подовать разные сигналы чем в водила Сучка в сильное смущение. Так что утро для бабы Варвары началось не обычно . Второе событие случилось у нее дома одна из холопок опрокинула на ногу котелок с кипятком и пришлось везти ее к лекаркам .Хорошо хоть обе лекарки были на месте . И Настя и Юлька Варвару не любили за ее длинный язык но долг есть долг .Они быстро обработали ногу холопки и перебинтовали ее. Тут же находилась жена Лавра Татьяна . Осмотрев Татьяну Варвара сделала сама себе вывод - Загуляла сучка. Действительно выглядела Татьяна хорошо в новом зеленом платье пошитым по новым технологиям . После поездки в Туров Корней привез очень много красивой материи. Так что ателье по пошиву красивых платьев для девок Ратного процветало. Уже почти все женщины Ратного да и многие холопки ходили в новых платьях , что делало их очень привлекательными.Сплетницы видя такие платья с утонченными фигурами только шипели но вслух высказатся боялись бабы Ратного могли и ребра поломать за такое.Еще раз осмотре Татьяну в голове у Варвары пракрутились какие то недоступные всем другим мысли и бах всплыло Осьма . Точно вот кто любовник Татьяны . Во первых каждый день Осьму видят во дворе у Карнея . Там они с Татьяной и снюхались. Лавр все на выселках пропадает какие то механизмы чинит вот Татьяна и загуляла.Эту мысль Варвара обсасывала и так и эток и решила про себя все она выследит Татьяну и Осьму. Что будит дальше и к чему такие события могут привести баба Варвара даже не думала. - Юля а зачем к вам Татьяна приходила заболела что ли ,- спросила Варвара Юльку которая давала указание холопке как налаживать на опек лечебную мазь. Но Юлька была слишком опытной лекаркой что бы выдать чужие тайны. - Она у нас яд просила от крыс в сарае избавится .- ответила Юлька А сама подумала . - Тебе бы кто яда за твой длинный язык насыпал.
* * *
Ведя холопку домой и обдумывая мысль, как поймать Татьяну на горячем, Осьма то побоялся бы лазить на свидание в дом Корнея, значит Татьяна бегает к нему Варвара заметила что, возле ворот три курсанта из Академии показывали воинам из Ратного огромный арбалет на колесиках. Матерые воины слушали пацанов, а те то взводили арбалет, то разряжали его затем укладывали огромные в рост человека стрелы. Одним словом, шла учеба.
Мишка в Академии сделал три таких арбалета, два оставил у себя в крепости, один перевезли в Ратное, что бы установить на башне. Варвара увидела вдалеке фигуру мужа Фаддея и чтобы не встречаться с ним решила срезать и двинулась не по главной улице, а свернула в переулок, где была узкая тропка. Каждый из нас знает что такое эфект домино, если бы баба Варвара знала к чему приведет этот поворот то ... все равно бы повернула туда. Имея такую сплетню и стараясь побыстрей отвести хромающую холопку и попасть к колодцу, Варвара спешила. Навстречу им шла девочка Кристинка семи лет, внучка Прохора, неся в рукавицах большой горшок с кипятком, за ней бежала ее коза по имени Мила, срывая по дороге траву. Варвара пропустила Кристинку, а холопка в этот момент смотрела в другую сторону на увешанную лесами новую церковь и резко толкнула девочку, да так что та развернувшись вылила кипяток частью прямо на ногу бабы Варвары, а частью на морду несчастной козы. Варвара взвыла от боли, а ошпаренная коза ничего не видя рванулась вперед, сбив холопку, которая падая сломала руку.
Что такое разъяренная коза да еще ничего не видящая объяснять не надо - это бедствие. В эту самую минуту внук Луки Говоруна десятилетний Стан гнал с реки огромного хряка. Хряк был огромный, но очень добрый, поэтому мальчик гнал его обычной веточкой и тоже засмотрелся на строительство церкви. В этот момент из переулка выскочила ошпаренная коза и ударила хряка острыми рогами в зад по дороге сбив Стана. Теперь по Ратному бегали четверо: ошпаренная коза, обезумевший от боли хряк, а за ними Кристинка и Стан. Плюс раздавались вопли двух баб - холопки со сломанной рукой и ошпаренной бабы Варвары. В этот момент на центральной улице два десятка холопов под руководством Саида клали из белого кирпича дорогу. Удар и часть холопов вместе с перевернутой телегой лежат на земле в пыли, а Саид сидя на хряке с выпученными глазами и открытым ртом летел в сторону ворот, где как раз курсанты вновь зарядили арбалет. В этот момент на реке показалась ладья купца Никифора, возращявшегося из Академии.
Никифор привез новых учеников и припасы для них. Сам Никифор в одних штанах сидел на носу ладьи, попивая квас и покрикивая на ладейских. Небольшой ветер гнал ладью к пристани Ратного. И в этот же момент из лавки Осьмы вышел, жуя курицу, довольный жизнью Спиридон. Осьма уехал с караваном и охраной на дальние поселения и Спиридон был в главке за старшего ничего не делал только покрикивал на грузчиков и холопов. Спирька поднял голову и успел сказать начало фразы .
- Что за э.....
Когда коза на полной скорости врезалась в него, приказчик взвыл от боли (коза сломала ему пару ребер) и спиной влетел назад в лавку, сбил грузчика, упал на стелаж с дорогой посудой, разбив его в дребезги. А коза мекая бросилась бежать дальше. В этот момент обезумевший хряк сбил с ног воинов стоящих возле арбалета и выскочил из села через ворота. Саид схватился за какуюто веревку рванул ее и ....... арбалет стрельнул!
Огромная стрела понеслась прямо в ладью и встряла между ног Никифора.
- Э е о э емо что за...?! - только и смог сказать облитый квасом купец.
Огромный хряк врезался в стадо гусей, что пацаны гнали из Ратного в село, давя их, и помчался дальше, сбросив Саида на землю. Падая Саид тоже сломал руку. Может хряк бы и еще кого то сбил, но Бурей идущий от лекарок стрельнул кнутом и мертвый хряк упал.
На ту беду сам боярин Корней решил пройтись по селу посмотреть, как строится церковь и зайти в лавку Осьмы купить подарок Листвяне. Заодно посмотреть как строится дорога. Корней важно шел по селу кивая на приветствия. Одет Корней был в красивый новый кафтан с карманами который только недавно ему пошила невестка. В это время коза опрокинув веревку с бельем и запуталавшись в старой рубахе, ударила Корнея в спину.
Корней Аггеич рассматривал церковь, когда что то ударило его в спину, но воин есть воин даже падая он успел выхватить кинжал и ударил козу в горло. До самого вечера сидя в резном крксле Корней пытался разобраться в том кто же виноват во всех безобразиях. В результате виновными оказались хряк и коза. И только маленькая Кристина забившись в уголке на печи долго плакала о своей любимице козе Миле, да лекарки долго смеялись и оказывали первую помощь раненым в это день

Ратное глазами Листвяны подход по новому.
Корней сладко спал на правом боку как ребенок посапывал подложив обе руки под голову. Листвяна тихонько что бы не разбудить любимого человека поднялась с постели и нежно тихонечко погладила Корнея по седой голове. Сопящий Корней что то пробурчал. Листя зашептала древнюю колыбельную которую пели маленьким детям их матери . -За печкою сидит сверчок усни угомонись сынок бай бай баюшки пусть снятся плюшки. Начавший было ворочаться Корней опять засопел. Листя подхватила всю свою одежду и вышла тихо из комнаты. Каждый день Листя вставала не свет не заря. Привычка хуже не воли. Казалось бы спи себе рядом с таким мужчиной на мягкой перине ай нет не спится. Комната Листвяны была рядом с оружейной. Корней который уже давно доверял Листвяне передал ей ключи от всех комнат. Первым делом Листвяна взяла из оружейной свои лук и колчан со стрелами. Она таки проговорилась Корнею что хорошо стреляет и Корней разрешил ей тренироваться в спортзале. Но лук пока подождет сперва дела. Первым делом на кухню . Здесь как всегда уже суетились дворовые холопки готовя еду. Листя вдохнула воздух пахло хорошо .Главной на кухне была Дуся огромная девка под два роста и огромных размеров. Ее Листя приметила еще после первого похода в земли Журавля и упросила Корнея взять ее из доли. И не ошиблась во первых Дуся оказалась сильно благодарна Листвяне за это . Прыгнуть с обычной кухарки в доме полицейского сразу в кухарки боярина и командовать тремя кухонными холопками и холопами. Обойдя кухню Листя прошла в хлев. Здесь тоже был порядок пастухи уже выгоняли коров и свиней. Стояший у выхода поливод внимательно оглядывал каждую корову. Листя кивнула ему - Как дела спросила она его после того как поливод поклонился. - Мне матушка Зорька не нравится какой-то у нее живот твердый я попросил пастухов что бы принесли ее испражнения- ответил он. -Там Боярин выезжать собирается так ты ему Буру запряги , а то Рыкун вчера капризничал боком шел не дай бог . - сказала Листя. Хорошо матушка.- ответил полевод. Матушкой холопы Листю стали звать после того как Анна перебралась в крепость к Мишке. Ну как то само так получилось а потом все привыкли. Да и сам Корней иногда кричал зовя Листю. Матушка ты где. А уж если сам боярин так зовет то и прочие так звать будут. После конюшни Листвяна зашла в цех по пошиву одежды. Холопки еще спали и в цеху было пусто только на столах горели три свечи. Листя подошла к вешалкам и осторожно сняла с одной из них платье. Это было ее платье после одной из страстных ночей Коней оглядел ее и сказал. - Пойди в это как его бабский цех и пусть тебе платье пошлют а то ходишь в этом аж не прилично. - Кхе.Дом Корнея просыпался на улицу выходили родня и холопы. Кто шел завтракать и потом на роботы кто пока только ждал куда их сегодня пошлет Корней. Листя осмотрела каменный забор по которому ходил караул ночной стражи. Ворота уже были открыты и через них холопы завозили строй материал Корней решил после того как достроится забор вокруг дома начинать строить боярский каменный терем. Мишка уже и рисунки прислал да как ловко все продумал в стенах дымоходы узкие окна бойницы закрытые стеклом. Как всегда Мишка предусмотрел все в подвале даже колодец будит на случай осады. Листвяне нарисованный дом понравился особенно детская. Тем более пузо потихоньку стало выпирать. Наконец одна из девок тихонько свистнула из окна дав понять что Корней проснулся .Все уже было готово у дверей спальни дежурили три холопки . Одна с квасом , одна с полотенцем и одна с пивом. Не кто не знал что захочет с утра Корней. Приоткрыв дверь Листвяна вошла Корней не спал смотрел на нее . -Доброе утро боярин - низко поклонилась Листя Корнею . - Что изволите квас , пиво или в этот как его душ пойдете.- пока Корней думал что он изволит Листя ловко прицепила ему протез. Корней схватил ее сильными руками и повалил щекоча на перины большой сделанной лично Сучком резной кровати. - Батюшка Корней а вдруг кто войдет ,- притворно сопротивляясь сказала Листя ..Наконец она сдалась быстро скинула одежду и минут двадцать раздавались только ее стоны и покрякивания Корнея.

Наконец они затихли тяжело дыша . -Хитрая ты баба Листя все у тебя на готове и квас и пиво небось если бы рыбки жаренной попросил и рыбу нашла бы. Кхе - сказал потянувшись Корней . - А как без рыбки и рыбка есть и сауну на всякий случай приготовили и эта дУша готова .- Ответила Листя расчесывая растрепанные волосы . Душ в доме Корнея установили недавно отроки Мишки долго таскали огромный бак затем какие-то железяки а затем холопы долго таскали воду и наконец Мишка привел деда в душ. Корней слушал все объяснения внука что за чек крутить какой кран холодная вода какой горячая . А затем заставил Мишку первого искупаться в душе. Потом попробовал сам . Идея Корнею понравилась . И теперь по утрам боярин шел принимать душ. -Темнота ты Листвяна не дУша а душ от слова,- тут Корней замялся как то забыл он спросить у Мишки от какого слова душ. - Одним словам темнота ты Листя. Пока Корней одевался Листя быстро рассказала ему планы на сегодня нажаловалась на внучек мол Анна в крепости совсем от рук отбились. Пожаловалась на строителей мол холопки не успевают грязь убирать. А Корней обнял ее и сказал- Я в крепость к Мишке там катапу ... тьфу ты и не выговоришь по придумывают заморских слов нет что бы просто камне -металка , одним словом меня весь день не будит остаешься на хозяйстве. Та Осьма должен приехать отдашь ему эту бумагу ее Никифор оставил. Смотри с выселок должны мед привезти проверь. Да еще бабам спуску не давай пусть тренируются стрелять ну и сама берегись. И Корней погладил Листи живот. В сопровождении Корней взял десяток Луки и Бурея с десятком его людей на подводах на которые загрузили мешки с зерном. Провожать боярина вышло без малого две сотни душ родни и холопов. - Деда Мишаня куколку обещал кричала внучка. Но Корней уже не слышал. Листвяна проводила его и крикнула холопам . - Ну че собрались что работы нет. Холопы бурчя разошлись. До обеда Листвяна крутилась как белка в колесе . Мед привезли , зерно на мельницу отвезли . Кирпич привезли , всех накорми. С реки рыбу рыбаки привезли соль выдай , холопки подрались отхлестала . Свинью зарезали кровь с горла слили сами попробовали богам тайно уста помазали. Хлопот не в проворот. Наконец пообедали проверила караул. Поорала на строителей без присмотра Корнея стали плохо работать. Наведалась в ателье опять посмотрела на свое платье дала пару затрещин . Наконец собрала двух ближних девок оделись по нарядно и вышли в село.
Листвяна в сопровождении двух девок не спеша шла по селу. Да не просто шла, а шла гордо . Пусть формально она оставалась холопкой но встречаемые ее Ратнинские бабы и девки не говоря про холопок все здоровались. Да и ратники тоже кивали головами на ее приветствие. Как то вдруг всем она стала нужна, бабам села в изготовлении платьев , молодые девки бегали к нем на во двор на посиделки по вечерам .Матерые вои приходя к Корнею сразу окружались ее заботами их садили за стол кормили поили и каждому из них Листвяна находила доброе слово. Нет у нее полно было недоброжелателей и были бабы что шипели за ее спиной но в глаза говорить побаивались. Зная что Листвяна может пожаловаться Корнею. А деревня жила своей жизнью .По улице сновали по своим делам холопы , вот стайка мальчишек пробежала мимо них на речку. Возле колодца в центре была видна небольшая группа женщин в центре которой размахивала руками баба Варвара. -Ой бабаньки я вам правду говорю бегает Татьяна к Осме, да вы сами гляньте на нее помолодела а Лавр та постоянно на выселках ,- распиналась Варвара. Тут часть баб заметили Листвяну и стали толкать локтями Варвару. Но та продолжала распинаться.

Ратное глазами Бурея
Проснулся Бурей от крика соседского петуха . Голова после вчерашнего застолья болела здорова .Хорошо с новым слугой купца Осьмы посидели . За дверью зашептались холопки не рискуя заходить в комнату. Все стены в комнате где спал Бурей были обвешены оружием. - Ну че шепчетесь несите рассол выдры. Оббитая волчьими шкурами дверь открылась и в нее протиснулись две холопки у обоих были огромные синяки под глазами а первой Инги еще и опухшая губа. В руках Инга сжимала большой кувшин с рассолом .Руки ее дрожали. - Не бойся я сегодня добрый бить не буду.- и Бурей жадно стал пить холодный раствор. По его усам раствор сбегал на огромную волосатую грудь . Руки были похожи на толстые корни деревьев. Над его шеей возвышался огромный горб.И тут петух закукарекал вновь. Бурей с размаху разбил кувшин об стену. - Ну все ты меня достал Инга подай мой лук. Обе холопки бросились к стене Инга сняла лук а Трима так звали вторую холопку достала колчан со стрелами. Бурей откинул волчью одеяло сшитое из волчьих шкур и натянул рубаху и сапоги. Выйдя во двор Бурей задрал рубаху и стал мочится в корыто для свиней. Соседский петух опять заорал. Бурей взял у Инги лук и натянул тетиву. Об этом луке надо сказать отдельно . Лук этот достался Бурею в тот день когда он обычной оглоблей убил десятерых степняков и получил за это звание десятского. Один из степняков тогда оказался внуком хана и имел этот лук. Какой мастер сделал этот лук история умалчивает но тот кто его делал был мастер с большой буквы......Тут идет описание лука тут я не очень селен.... -Ага вот ты крылатая тварь где -сказал Бурей выглядывая из за забора. Дом Бурея стоял напротив дома Алены с одной стороны и десятника ...... с другой стороны. А петух был красавцем Сидя на крыше сарая он перекликался с другими петухами. Бурей прицелился стоящие вокруг холопы замерли боясь пошевелится. Нет они знали что даже пьяный их хозяин все равно попадет в петуха но потом. Ой не зря про жестокость
Лук загудел и стрела пронзив петуха вонзилась в стенку сарая .Из-за соседского забора выглянула испуганная голова холопки увидев Бурея охнула и скрылась. Пробитый стрелой петух пару раз дернулся и затих ,несколько капель крови стекло на крышу. Наконец из за забора показалась голова десятника Глеба сжимающего в руке деревянную ложку. На усах его были видны крошки каши. -Бурей ты , э, -э ,совсем с ума, ты зачем моего петуха убил, э ,э, и стрелял зачем в мою сторону. Я это так не оставлю я к Корнею пойду к Аристарху. -закричал злой десятник Глеб -Извини случайно я , а за петуха вот тебе мой подарок .- Бурей оглянулся холопки опустили головы. -Вон Ингу бери она баба работящая только в постели бревно, бумаги у Аристарха сам исправишь.- заржал Бурей. - Так , э ну тогда другое дело иди дева сюда .- довольный сказал десятник Глеб -Ступай холопка повезло тебе .- зло усмехнулся Бурей. Холопка Инга оглянулась ей не верилось что хозяин только что отпустил ее. - А вещи хозяин. -Какие вещи холопка я тебя на петуха поменял а у петуха вещей нет, ей кто ни будь сбегайте за петухом да зажарьте его.- и бурей громким грубым голосом запел. -Золотой петушок красный гребешок я тебя убил я тебя застрелил. Странно казалось бы отдав холопку Бурей должен был разгневаться а он почему то пришел в хорошее расположение духа. Но холопы все равно держались насторожено. -Давай тренироваться .- крикнул Бурей .По двору забегали холопы, а двор у Бурея был большой вмещавший большую конюшню на двадцать коней ,три десятка возов и саней стоящих под навесами , небольшую кузню и мастерскую по изготовлению саней и возов где работали три холопа .Здесь же размещались хозяйские постройки , большой склад , погреба одним словом хозяйство большое. Три холопа вынесли обычную грубо сделанную качелю и установили ее в центре двора. Остальные холопы повытаскивали из сарая мишени сделанные из мешковины и набитые спрессованной соломой и расставили их по всему двору. Бурей стал на один конец качели и три холопа навалившись на второй конец качели стали резко его раскачивать. Да не зря о мастерстве Бурея в стрельбе из лука шли разговоры. Подсмотрев в крепости у Мишки как тренируются его курсанты Бурей и себе сделал качелю. Катаясь вверх и низ он посылал одну стрелу за другой в мишени и все его стрелы попадали в глаза нарисованных углем на мишенях лиц. Холопы только успевали подносить колчаны со стрелами. Позанимавшись так целый час Бурей спрыгнул с качели и вытер рукавом рубахи пот с лица. Он тяжело дышал. Стрельба из лука требовала много сил. - А теперь бороться .- засмеялся Бурей. Холопы быстро убрали мишени и качелю. Слева от дома возле самого забора в большом из толстых бревен , в вольере жил на толстой цепи медведь . Вот к нему Бурей и пошел . Два холопа из дому вынесли кольчугу Бурея и одели ее ему. Еще один их холопов вытащил тупое копье и через специальную дырку в стенке вольера стал колоть медведя. Сам медведь попал в Ратное два года назад, тогда Бурей убил с лука его мать, а маленького медвежонка принес в село и посадил на цепь. Звали его Свин, за то, что очень сало свиней. Медведю очень не понравилось такое обращение и он заревел и вылез из вольера. И тут заревел Бурей, да так, что вышедший на крыльцо после бурной ночи с Аленой, Сучек чуть не обгадился с перепугу. - Лешечара чертов, - воскликнул Сучек и скрылся в доме. От такого рева все село вздрогнуло, а бабы стали креститься. Даже Корней наблюдающий за строительством стены возле дома покачал головой. Медведь от такого рева попытался скрыться в своем вольере, но куда -там, резким рывком Бурей схватил его за обе лапы и потянул медведя на себя, разведя лапы в стороны. Медведь попытался лапы сжать, так они стояли секунд десять, а потом медведь жалобно заскулил. Уж он то знал силу Бурея.
- Что Свин я тебя сильнее, громко засмеялся Бурей и отпустил медведя. Тот жалобно скуля залез в вольер. Накормите его сегодня да не жалейте, заслужил, - приказал Бурей холопам. Холопы сняли с Бурея кольчугу и вылили на него большое ведро колодезной воды. Не стесняясь холопов Бурей снял мокрую рубаху и обтерся, после этого одел чистую которую ему поднесли холопки. Затем он зашел в мастерскую где делали возы и сани.
- Как дела, - спросил Бурей у мастеров.
-Вот батюшка защитные руны и обереги на новых санях вырезали, - ответил холоп Сардан.
С мастерами Бурей обращался спокойно, даже вежлива. Конечно мастера его боялись, но и уважали. В ремесле изготовления саней и возов равных Бурея не было во всей округе до самого Турова


Cообщения vadchema
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
петровичДата: Пятница, 05.02.2010, 17:53 | Сообщение # 4
Группа: Удаленные





- Завтра с утра поедем смотреть, возьмем с собой Плинфу и отправимся – Мишка закончил разговор с плотницким старшиной.
Неделю назад помня о том, что к выбору места нужно относится очень серьезно, он вызвал Сучка и поручил ему, взять из плотников артели кого он посчитает нужным и найти в окрестностях Михайловска место для строительства будущей промышленной слободы. Условия он перед ними поставил следующие: находится, слобода должна на берегу реки, река в этом месте должна иметь русло с островом, берега у реки должны быть крутыми. Место для слободы надлежало выбрать по возможности ближе к Михайловску, желательно рядом с будущей слободой выход хорошей глины.
На следующее утро Михаил взяв с собой Кузьму, Демьяна и Илью, в сопровождении артельщиков отправился смотреть выбранные места.
Первое из выбранных артельщиками мест располагалось в 10 км от Михайловска. Речка Случь делала очередной поворот, и в ее русле располагался остров, длинной метров 800 и шириной метров 400. Берега реки в этом месте были круты и имели высоту метров 6. Перед рекой располагался широкий луг, а дальше стоял лес.
- А глина здесь поблизости есть – спросил Мишка Плинфу.
-Глина то есть, но с песком она здесь и мало ее, кирпичи если делать из нее, много брака будет.
- Зато дорога от сюда близко – заметил Демьян.
- Место действительно хорошее = поддержал его Сучек.
-Нужно сначала все места посмотреть, чтобы принимать окончательное решение, ну показывайте, все места которые нашли – Мишка тронул застоявшегося Зверя.
Второе место располагалось еще дальше на 2,5 км. Остров здесь был побольше, длинной с больше километра, но шириной метров 350. Берега так же были круты, с обеих сторон все заросло лесом.
- А здесь мы нашли много хорошей глины- доложил Плинфа.
- Но здесь ведь кругом лес- удивился Демьян.
- Вот и хорошо, будет из чего строить – возразил Сучек.
- Но от Михайловска далеко, случись, что подмоги долго идти – не сдавался Демьян – и до дороги здесь дальше.
Мишке после детального осмотра место понравилось. Было оно чуть дальше, чем первое, но более ровное, и дорогу к нему можно было проложить легко.
- А пристань здесь есть, где поставить? – спросил Илья.
- Да чуть подальше острова есть со стороны этого берега пологий спуск к реке, не сомневайтесь мы здесь все проверили и с лозой ходили, проверяли, нет ли подземных вод – нет, можно будет строить спокойно – сказал Сучек.
- Я за это место – заявил Мишка.
- Мне оно тоже нравится - согласился Кузьма.
- А ты Демьян, вместе с Дмитрием, объедете окрестности и определитесь, где нужно будет, выставлять дозоры, чтобы никто незамеченным сюда не добрался – Мишка принял решение, с выбором места – ну поехали в Академию, там составим план строительства.
Вечером Мишка собрал у себя Кузьму, Демьяна, Дмитрия, Илью. Из артельщиков были Сучек, Плинфа и Гвоздь.
-В первую очередь на новом месте нужно строить постоянное жилье, на первое время, для человек 30. Поставим им два дома на 15 человек, наподобие наших казарм, с печью в центре. Дома нужно будет ставить здесь – Мишка показал на песке насыпанном в ящик с контуром реки место – Затем нужно будет ставить мастерскую для изготовления кирпича.
-Какую еще мастерскую, ни где такого не делали – как всегда встрял Сучек.
- Значит мы будем первыми – продолжил объяснять Мишка – Нужно будет поставить навес для глины, чтобы не под открытым небом хранилась. А ты Плинфа сразу начинай выкладывать печь для обжига кирпича, чтобы в ней сразу по 300 штук можно было обжигать. Загрузку и выгрузку кирпича сделаем на вагонетке на подобие, той что у нас здесь, только ее сделаем открытой и всю из железа.
-Да что ты Боярич, да в Киеве столько сразу не делают, мы что строить то собрались? – удивился Плинфа.
- Строить нам многое предстоит. Рядом с печью, нужен будет склад для готового кирпича. Это строим в первую очередь, а с весны после окончания паводка, будем строить самое главное. На речке здесь и здесь – Мишка показал на песке места на реке у начала и в середине острова со стороны берега обращенного к слободе – Будем засыпать реку плотинами. Нужно это для того чтобы обнажилось русло реки с нашей стороны острова.
-Это что же такое ты опять удумал – удивился Сучек- А воду из этой запруды, мы ведрами вычерпывать будем? Сама она не уйдет.
- Нет Кузьме за это время насос соорудить придется, я тебе чуть позже все объясню. После того как русло обнажится мы начнем строить вот в этом месте плотину . Плотину будем делать из дуба, устройство ее я вам вот здесь начертил – Мишка достал берестяные грамотки – Вот с этой стороны у плотины будут деревянные затворы, а здесь в тоннелях установим колеса для вращения приводов в слободе. Это нужно будет и в кузнецу и много еще куда. Речка у нас медленно течет, а через эти туннели, она с большим напором течь будет.
- Да, что же это такое, я такого даже представить не могу – Сучек удивленно почесал лысину.
- Ну мы с тобой макет сделаем, что бы все понятно было- Мишка не сомневался в успехе- Вот такой план на первые полгода. Работы предстоит много, вы хорошо все обдумайте, может предложите еще что то дельное.
-А тебе - обратился Мишка к Кузьме – предстоит сделать вот такой поршневой насос. Смотри, я на грамотке все нарисовал. Приводится в движение, он будет от лошадей, которые будут ходить по кругу и вращать вот эту ось, через этот шатун качать поршни в насосе. Трубы сделаем из дерева, а щели промажем смолой и подоткнем дерюгой.
Когда Кузьма и Мишка остались одни, младший брат спросил:
-Миша, ты что задумал, зачем нам столько кирпича и плотина такая?
- Ты пойми и Академию дальше строить нужно, и крепость каменная нужна, и самое главное нам железа хорошего много понадобится. А для этого свою большую домну строить нужно. Высотой ее сделаем метров 7.
- Да ты, что отродясь таких ни кто не делал, самое большее 4 м.
- А в большой домне и металла больше получим, и качество у него лучше будет. И сложит ее Плинфа из хорошего отожженного кирпича в три ряда толщиной. А один привод мы с плотины приспособим воздух в домну и для горна в кузнице качать, для этого меха большие сделаем. Про плотину потом поговорим, на ней нужно будет пять тоннелей делать – три на основные приводы, четвертый с резервным приводом и пятый без привода для сброса избытка паводковых вод.
-Лучше тогда несколько мехов подсоединим к одной трубе, чтобы воздух не прерывисто шел, а постоянным потоком.
-Молодец здорово придумал. А еще нам нужно будет печь для выжига торфа построить, из него кокс получится. Если его вместо древесного угля использовать - железо лучшего качества выплавим. Я с Плинфой посоветуюсь как такую печь лучше сложить.
-От куда ты про это все знаешь?
- Да я в книге у Отца Михаила прочел. А еще нужно будет болотное железо промывать, для этого мы насос, который ты для строительства плотины делать будешь и приспособим.
-Да, удивил, это сколько же мы железа получим?
- Ты сам понимаешь, лишним оно ни когда не будет, а сколько его получим я не знаю, пробовать нужно. В книге про это не было написано.
-А людей что бы все это работало, где возьмем и на какие средства кормить их будем?
- Я думаю советоваться с Осьмой и Ильей нужно. На первое время у нас люди и продукты есть. Нужно свою ладью строить, что бы она постоянно от нас в Туров и обратно ходила. Туда кирпич, доски и другие товары повезем, а обратно продукты. А потом как денег больше будет, придется холопов в Турове покупать.
-Вот это размах, это сколько же народу всего работать будет?
- Ты сам посчитай, а потом все вместе обсудим.
- Завтра с утра поедем смотреть, возьмем с собой Плинфу и отправимся – Мишка закончил разговор с плотницким старшиной.
Неделю назад помня о том, что к выбору места нужно относится очень серьезно, он вызвал Сучка и поручил ему, взять из плотников артели кого он посчитает нужным и найти в окрестностях Михайловска место для строительства будущей промышленной слободы. Условия он перед ними поставил следующие: находится, слобода должна на берегу реки, река в этом месте должна иметь русло с островом, берега у реки должны быть крутыми. Место для слободы надлежало выбрать по возможности ближе к Михайловску, желательно рядом с будущей слободой выход хорошей глины.
На следующее утро Михаил взяв с собой Кузьму, Демьяна и Илью, в сопровождении артельщиков отправился смотреть выбранные места.
Первое из выбранных артельщиками мест располагалось в 10 км от Михайловска. Речка Случь делала очередной поворот, и в ее русле располагался остров, длинной метров 800 и шириной метров 400. Берега реки в этом месте были круты и имели высоту метров 6. Перед рекой располагался широкий луг, а дальше стоял лес.
- А глина здесь поблизости есть – спросил Мишка Плинфу.
-Глина то есть, но с песком она здесь и мало ее, кирпичи если делать из нее, много брака будет.
- Зато дорога от сюда близко – заметил Демьян.
- Место действительно хорошее = поддержал его Сучек.
-Нужно сначала все места посмотреть, чтобы принимать окончательное решение, ну показывайте, все места которые нашли – Мишка тронул застоявшегося Зверя.
Второе место располагалось еще дальше на 2,5 км. Остров здесь был побольше, длинной с больше километра, но шириной метров 350. Берега так же были круты, с обеих сторон все заросло лесом.
- А здесь мы нашли много хорошей глины- доложил Плинфа.
- Но здесь ведь кругом лес- удивился Демьян.
- Вот и хорошо, будет из чего строить – возразил Сучек.
- Но от Михайловска далеко, случись, что подмоги долго идти – не сдавался Демьян – и до дороги здесь дальше.
Мишке после детального осмотра место понравилось. Было оно чуть дальше, чем первое, но более ровное, и дорогу к нему можно было проложить легко.
- А пристань здесь есть, где поставить? – спросил Илья.
- Да чуть подальше острова есть со стороны этого берега пологий спуск к реке, не сомневайтесь мы здесь все проверили и с лозой ходили, проверяли, нет ли подземных вод – нет, можно будет строить спокойно – сказал Сучек.
- Я за это место – заявил Мишка.
- Мне оно тоже нравится - согласился Кузьма.
- А ты Демьян, вместе с Дмитрием, объедете окрестности и определитесь, где нужно будет, выставлять дозоры, чтобы никто незамеченным сюда не добрался – Мишка принял решение, с выбором места – ну поехали в Академию, там составим план строительства.
Вечером Мишка собрал у себя Кузьму, Демьяна, Дмитрия, Илью. Из артельщиков были Сучек, Плинфа и Гвоздь.
-В первую очередь на новом месте нужно строить постоянное жилье, на первое время, для человек 30. Поставим им два дома на 15 человек, наподобие наших казарм, с печью в центре. Дома нужно будет ставить здесь – Мишка показал на песке насыпанном в ящик с контуром реки место – Затем нужно будет ставить мастерскую для изготовления кирпича.
-Какую еще мастерскую, ни где такого не делали – как всегда встрял Сучек.
- Значит мы будем первыми – продолжил объяснять Мишка – Нужно будет поставить навес для глины, чтобы не под открытым небом хранилась. А ты Плинфа сразу начинай выкладывать печь для обжига кирпича, чтобы в ней сразу по 300 штук можно было обжигать. Загрузку и выгрузку кирпича сделаем на вагонетке на подобие, той что у нас здесь, только ее сделаем открытой и всю из железа.
-Да что ты Боярич, да в Киеве столько сразу не делают, мы что строить то собрались? – удивился Плимфа.
- Строить нам многое предстоит. Рядом с печью, нужен будет склад для готового кирпича. Это строим в первую очередь, а с весны после окончания паводка, будем строить самое главное. На речке здесь и здесь – Мишка показал на песке места на реке у начала и в середине острова со стороны берега обращенного к слободе – Будем засыпать реку плотинами. Нужно это для того чтобы обнажилось русло реки с нашей стороны острова.
-Это что же такое ты опять удумал – удивился Сучек- А воду из этой запруды, мы ведрами вычерпывать будем? Сама она не уйдет.
- Нет Кузьме за это время насос соорудить придется, я тебе чуть позже все объясню. После того как русло обнажится мы начнем строить вот в этом месте плотину . Плотину будем делать из дуба, устройство ее я вам вот здесь начертил – Мишка достал берестяные грамотки – Вот с этой стороны у плотины будут деревянные затворы, а здесь в тоннелях установим колеса для вращения приводов в слободе. Это нужно будет и в кузнецу и много еще куда. Речка у нас медленно течет, а через эти туннели, она с большим напором течь будет.
- Да, что же это такое, я такого даже представить не могу – Сучек удивленно почесал лысину.
- Ну мы с тобой макет сделаем, что бы все понятно было- Мишка не сомневался в успехе- Вот такой план на первые полгода. Работы предстоит много, вы хорошо все обдумайте, может предложите еще что то дельное.
-А тебе - обратился Мишка к Кузьме – предстоит сделать вот такой поршневой насос. Смотри, я на грамотке все нарисовал. Приводится в движение, он будет от лошадей, которые будут ходить по кругу и вращать вот эту ось, через этот шатун качать поршни в насосе. Трубы сделаем из дерева, а щели промажем смолой и подоткнем дерюгой.
- Итак, господа Совет, надлежит нам обсудить, как Академии развиваться, как деньги зарабатывать на всё потребное для того, и как нам самим нужное изготовить в полном объеме и в срок. Что есть сейчас? Кузнеца и лесопилка.
В Кузнице работает с Кузьмой Лавровичем еще три человека. Кузня справляется с подгонкой и починкой оружия и амуниции, и еще самострелы делает по семь штук в месяц.
На лесопилке работают шестеро – два плотника из артели и четыре холопа. Одно бревно из-за того что пилы толстые распиливают чуть меньше часа и того за день получаем двенадцать распиленных бревен или ХХХ досок.

Кирпичи Плинфа производит, обжигая в печи, в день делает в среднем сто двадцать штук. С учетом того, что нужно время глину привести, отмыть ее, замесить, выложить в формы, потом достать и обжигать.
Вот то, что мы делаем сейчас. Всем понятно, что если делать больше, то и сами строить быстрее сможем, и на продажу товары будут. И потому так важно наметить, что будем строить еще, где и в какие сроки. Давайте высказывайте свои мысли. Первым ты, Кузьма.
- Чтобы кузница лучше работала, нужно и молот с приводом от водяного колеса ставить и меха в горне тоже от колеса качать. А колесо у нас одно, от него лесопилка работает. На него вода с верху падает и колесо быстро крутится, а если еще одно ставить, то придется его ставить, так что бы вода с низу колеса была. Молот и горн от него работать будут, но не так быстро как хотелось бы. Ну и людей мне еще нужно будет. И железо в Турове нужно будет больше покупать.
- А сам выплавлять железо ты сможешь? - спросил Илья, – покупать то дорого и возить хлопотно.
- Выплавлять можно. Требуется добрая, дельная болотная руда, у нас она не очень хороша, а вот у Журавля куда как лучше. Из такой руды металл отличного качества получится. Доменку из глины сделаем, и будем выплавлять потихоньку.
- А потихоньку, это сколько в день получим? – спросил Мишка.
- Скажешь тоже… в день … Бери больше - два дня нужно железо выплавлять. И получится его пуда два. А когда в кузнице его перекуем так и того меньше, чуть больше пуда останется.
- Нам железа хорошего много больше нужно – и мечи с бронями, шеломами да щитами делать, на следующий год новый набор Академии вооружать нужно. И инструмент нужен хороший да и в хозяйстве железо требуется. – Чуть помолчав, твердо добавил. - Железо это основа всего нашего хозяйства. Давайте поставим себе задачу получить сотню пудов (почти 1,5 тонны) хорошего железа за полгода и подумаем, как этого добиться, – поставил Мишка перед Советом задачу.
-Ну, ты замахнулся, да не выйдет у нас ни чего, – высказался Демьян.
-Все отвергать легче всего, – не согласился Кузьма, – если поставим несколько доменок, то получить железо конечно можно. Давайте посчитаем, сколько нам доменок понадобится.
-А я предлагаю доменку строить 7 метров в высоту и строить ее не из глины, а из отожженного кирпича, в три ряда толщиной стены ставить, – предложил Мишка.
-Отродясь такого никто не делал, – снова встрял Демьян.
- Значит, мы первыми будем, а ты вот лучше подумай как нам организовать добычу зимой болотного железа на бывшей земле Журавля, у села ……, доставку его сюда, сам понимаешь конвой на первое время нужен будет, пока еще все не успокоилось. Нужно рассчитывать на обоз саней в десять. И на болоте избушку какую-то ставить нужно будет для житья работников.
- Надо местных заинтересовать, – предложил Никола, – зимой у них немного работы, поэтому заработку они рады будут. А если заставлять, то получим одни неприятности.
- Верно, вот ты о том и подумай особо – с ходу откликнулся Михаил. - По прибытии сюда обоз нужно будет разгрузить в отдельный склад и отправить обратно. А железо отогреть и промыть водой, значит, печь нужно выкладывать, а может и две, – продолжил Мишка. - А горны тоже нужно делать, что бы от колеса водяного работали.
- Больно много колес нужно и на кузницу, и на лесопилку, и на доменку – Петр тоже решил поучаствовать в обсуждении.
- Поэтому нам для всего этого строительства новое место нужно выбрать и главное условие, что бы там на речке остров был и берега высокие, тогда мы одно русло сможем перегородить и выстроить плотину, что бы затем всю воду через эту плотину пустить. А в плотине сделаем несколько тоннелей с колесами, тогда колеса очень быстро крутиться будут, – высказал Мишка новую мысль.
- А если в эти тоннели коряга попадет, то ведь все сломает? – Демьян как всегда не удержался от критики.
- А перед каждым тоннелем нужно будет решетку из бревен ставить и заслонки до и после туннеля, что бы можно было и решетки чистить и колеса ремонтировать – у Кузьмы родилась отличная идея. – Да имея такую плотину, мы все свои механизмы закрутим.
- А еще я в латинской книге в Турове прочел, что железо качественней получится, если его в доменке выплавлять не на древесном угле, а на пережженном, коксос именуемом, его выжигать из торфа можно. Пусть только Плинфа печь сложит, там где торф нагревать через стенку кирпичную можно будет. В книге написано было, что качество сильно повысится.
- Посмотреть бы и мне в ту книгу, - задумчиво протянул Кузьма.

Cообщения петрович
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
vadchemaДата: Пятница, 05.02.2010, 17:53 | Сообщение # 5
Сотник
Группа: Огнищане
Сообщений: 1030
Награды: 0
Репутация: 1512
Статус: Offline
Фантик на тему Ратное глазами Лавра. Лавр закончил стучать молотком по заготовке, когда услышал разговор на улице. Опустив заготовку в бочку с холодной водой остудил ее и положил на стол. Затем снял старый весь прожженный фартух и повесил его на крюк у дверей. Выселки жили своей жизнью , вот трое холопов прокатили бочку с медом. Лавр устало вытер пот с лица и огляделся. Через ворота во двор въезжали три телеги с холопами. - Видно отец за медом послал, - подумал он. Из дома вышла холопка Катря с кувшином кваса и поднесла Лавру .
- Выпей, Лавруша, кваса устал поди в кузне, а ну весь день железками стучать.
Лавр улыбнулся. Катря была очень нежной в постели а уж стонала так что все выселки слышали. Вообще тут Лавр чувствовал себя хозяином. В Ратном на него постоянно кричал отец и то не так и то не то. А бывало и бил. Зато тут никто и слово молвить не мог. Хотел мечи ковал, хотел косы да лопаты, а хотел пруты железные гнул на потеху холопок. А уж холопки слова поперек не скажут хоть пьяный к ним лезь, хоть трезвый. А выпивать стал Лавр часто. Да и как не выпить ВОЛЯ ему тут была. А вот достроит он летающую машину, что Мишка начертил и полетит в небо к богам в гости. Вот тогда все Ратное ахнет. Вот тогда и посмотрим .....
С прибывших возов к Лавру подошел холоп и низко поклонился .
- Ну че там зачем приехали
Холоп еще раз поклонился Лавру и передал ему пакет от отца.
- Иди грузи мед, холопки покажут тебе где лежит готовое оружие. - сказал Лавр углубившись в чтение.
Прочтя написанное вздохнул и пошел в дом собираться. А холопы в-четвером быстро закатывали по доскам бочки на возы.
В своей комнате Лавр достал кольчугу и другую амуницию и стал одеваться. В приоткрытую дверь просунулась голова Катри:
- Лавруша ты надолго в село едишь, - тихо спросила она.
Лавр опять вздохнул и сказал:
- Не знаю ,мы в поход идем.
Теперь вздохнула Катря помялась и прошептала:
- Лавруша я непраздная, детятко твое ношу. - И потупила голову.
Лавр долго думал и вдруг улыбнулся.
- Это хорошо, сына родишь, признаю люба ты мне, дочь родишь там видно будит. - И одев снаряжение и оружие вышел.
Катря усевшись на пол заплакала. Один из холопов подвел коня. Лавр потрепал верного жеребца по шее, угостил его яблоком и, вскочив в седло, огляделся. Холопы закончили погрузку меда и телеги тронулись в путь. Лавр сидел в седле и думал о .... власти. Нет он с детства не был лидером старший брат близнец всегда был заводилой, но он погиб. Затем пока отец был немощен, он стал во главе рода. А сейчас, а сейчас ... он запутался в своих мыслях делах и поступках. Всю дорогу до Ратного он молчал, то сжимая рукой меч, то разжимая руку. Холопы чувствуя состояние Лаврв тоже молчали лишь изредка покрикивая на лошадей. Вдалеке Лавр увидел Ратное. Первое что бросалось в глаза это новая церковь вся облепленная лесами и людьми что как муравьи ползали по ним. Да новые башни у ворот со стороны реки. На самой реке возле причалов стояло не меньше семи ладей.
- Кто это к нам пожаловал, - спросил Лавр, кивая на корабли. Холопы видя что настроение Лавра улучшилось начали рассказывать про купцов из Турова, что приплыли новую МЕБЛЮ покупать. Мол, так в Турове понравились резные кровати и стулья что теперь от купцов отбоя нет.
- А то что за здание на холме стоит. - Снова спросил Лавр.
- Так то Никифор построил постоялый двор для купцов, боярин не разрешает купцам ночевать в Ратном. - Наперебой рассказали холопы и эту историю.
Продолжение Ратное глазами Лавра фантик.
Лавр подивился мудрости отца семь купцов да у каждого по 30 ладейских которые если надо и мечем хорошо владеют. Нет такую силу в село на ночь пускать нельзя. Да и днем за ними нужен глаз да глаз. Ладейские всегда славились буйным нравом.
- Ай да Никифор, ай да родыч, смотри нигде своей прибыли не упустит. Видно с разрешения отца построил постоялый двор. Да небось еще отца в долю взял или Мишку. - подумал Лавр.
Тут его мысли перескочили на Мишку мысль была хорошой. Лавр пожалел, что ему Татьяна такого сына умного не родила. Свои тоже при Мишке вверх пошли вон в последнем шутейском поединке в борьбе чуть руку ему не сломали. Теперь мысли Лавра перескочили на сыновей. На его лице появилась улыбка. И тут он увидел белую дорогу.
- Ничего себе два месяца меня тут не было и вот те раз что за чудо. - Лавр подъехал к дороге и спрыгнул на нее. Будучи мастером Лавр сразу увидел дорога сделана на совесть, камень был пригнан так близко один к одному, что между ними не пролезло бы и лезвие.
- Саид делал только восточный человек мог так сделать на белой дороге кирпичем красного цвета были выложены красивые узоры с хрестами по средине. - Подумал Лавр
Продолжение фантика про Лавра .
У самых ворот в доспехах стоял Фадей Чума, а на стенах виден был его десяток и много новиков. Лавр кивнул воинам и хотел уже проехать через ворота когда Фадей поднял руку и сказал.
- Ты вот что, Лавр, ты .... не подумай, бабы они ведь дуры, ну мало что моя сплетница сказала ты же знаешь у нее язык сам по себе живет.
И Фадей замолчал. Лавр нахмурился с Фадькой у них отношения не скадывались с детства Фадей был старше, дрались они часто хотя в бою спины прикрывали друг другу.
- Ты Фадька не мути, а прямо скажи, что твоя баба на этот раз выдумала, - молвил Лавр.
Фадей почесал нос и ответил.
- Ну мол это мол Танька твоя и Осьма, ну, не знаю как тебе это сказать. - И Фадей развел руки. Пальцы Лавра сжали мечь.
- Э ..Э.. ты это Лавр не балуй тебя там Корней ждет, - Фадей был не на шутку встревожен он знал как мужи из рода Лисовинов впадают в ярость. Поэтому и запер Варвару в погреб подальше от греха. Пусть баба и дура но все же она мать его дитей.
....... Тут надо у Автора узнать есть у Варвары дети от Фадея.......
В это время в ворота с полным лукошкам трав вошла лекарка Настя. Ей хватило двух взглядов, чтобы все понять да и в курсе она была сплетни про Татьяну и Осьму.
- Здраствуй Лавр а я к вам иду Татьяна твоя захворала вот травы ей несу.
Голос лекарки враз успокоил Лавра. А упоминание про болезнь жены уняло агресию.
- Что с ней? - спросил Лавр.
Он соскочил с коня и они пошли рядом по новой дороге.
- А то ты не знаешь? - Удивленно вскинула голову Настя.
Лавр остановился и спросил.
- О чем о ее походах к Осьме?
Лавр опят набычился. И тут такое получил, что чуть не остолбенел.
- Ты кабель драный о ней так не смей. Ты думаеш о том как ты на выселках юбки задирал никто не знает?! Да ребенка она ждет уже четыре месяца как, от тебя, а ей нельзя, а ты драный кобель бросил ее тут одну и все по бабам шастаешь! Все вы мужики кобели.
- Так что у нее опять дети будут? -ошарашено спросил Лавр.
- Похоже опять двойня, я два сердца слышу, - ответила Настя.
Теперь Лавр почухал нос.
- Вообшим слушай сюда если Татьяну обидишь я тебя силы мужской навсегда лишу понял, - и Настя топнула ногой по дороге. Лавр аж дернулся уж он то знал как сказала так и сделает.
А жизнь в Ратном била ключом. Холопы катили мимо них бочки, от кожевных мастерских как всегда воняло. Встречные здоровались с ними, уже был виден новый забор вокруг родного дома, когда с башен зазвонили колокола. Колокола звонили не умолкая, а на воротах раздались ревы рогов. Это означало одно - на Ратное напал враг и он у ворот села.
Время вдруг для Лавра остановилось. Он видел как открывается рот Насти, как из домов выбегают полуодетые воины, сжимающие в руках оружие. Как за ними бежали их жены и дети. Туда на стены, где сейчас ревел рог стражи и били колокола. Там сейчас решалась все - отбить первый штурм, дать воинам облачится и сесть на коней, а потом ......Время обтекало Лавра вот мимо него промчалась Алена, сжимая в руках свой гиганский лук, а за ней что-то крича и размахивая топором бежал Сучек. Вот из кожевных мастерских выбежали холопы и сжимая топоры бросились к стенам. Вот из ворот дома в доспехах выехал Отец за ним бежала не меньше сотни родни вооруженной кто чем. Отец на полном скаку подлетел к Лавру и ударил его в грудь и тут время пошло нормально.
- Лавруха, ты что ... на стены ... быстро.
Лавр с трудом разогнулся выдохнул воздух и вскочил на коня бросился за отцом. Он видел как из раскрытых ворот селяне вытаскивали телеги с оружием и тянули их к стенам. В каждом доме стояла такая тревожная телега. Паники не было разве что Пентюх упал, переципился через строительное бревно.
- Ляхи, ляхи пришли,- кричали на стенах стражники.
Из Башни выстрелил большой арбалет. Огромная черная стрела ушла за стены. Корней, наконец, подскакал к закрытым воротам и крикнул стреляюшему из лука куда-то за стены Фаддею.
- Фаддей что там?
Фаддей закрыв лицо бармицей посылал вниз за стены одну стрелу за другой.
Чума! - рявкнул снова Корней.
За спиной сотника выстраивались уже одетые в броню воины. Наконец Фадей оглянулся и заорал.
- Все плохо их слишком много пол тьмы пришло на берегу уже три ладьи захватили остальные смогли отплыть многих побили. Наши дети, что гусей пасли в реку в попрыгали эти уроды в них из луков стреляют. А на стены уже лезли бабы с копьями и холопы с топорами.
- Корней на стены надо, - крикнул подбегающий Лука.
- Становись в строй где твой конь, - заревел на него Корней.
Слева от ворот послышались удары о дерево это нападающии приставляли лестницы готовясь к штурму. К Корнею подбежала с луком Листвяна. За ней стояла не меньше сотни родни с арбалетами. На самой Листвяне была надета большая по размеру кольчуга.
- Корнеюшка куда нам? - крикнула она.
Одна из девок вдруг задергалась и из ее рта хлынула кровь, черная стрела пробила ей шею. Корней оглядел стену и крикнул.
- Листя, веди девак вон туда, где Бурей с родней дерется не давайте им через стены перелезть и береги себя.
Слева от ворот возле башни с которой непрерывно стрелял большой арбалет Бурей одетый в полный доспех работал огромной булавой буквально сметая уже лезуших на стену ляхов. Как не странно спину ему прикрывал ....Сучек виртуозна рубая своим топором головы врагов. А рядом с Сучком стреляла из лука Алена.
Продолжение.
- Сынок, бери вон тех новиков и скачи к вторым воротам, там стражи мало сейчас и там ударят. Удержи ворота по дороге всех туда тащи моим именем. Мы немного их вымотаем а потом ударим конницей да и Мишка скоро своих приведет. Скачи сынок с Богом.
Глаза Корнея горели он весь был в битве. Лавр развернул лошадь и подскакал к новикам. Это были отроки что не пошли в Академию а занимались под руководством родни.
- Все за мной и шиты на спины,- приказал Лавр.
Пока отроки стояли под прикрытием стены и башни стрелы просто пролетали над ними. Развернув коней бойцы рванули за Лавром. Лавр несся к вторым воротам но его глаза все замечали. Убитых пока было мало, хотя раненых хватало. Ляхи видно понадеялись захватить Ратное внезапно с открытыми воротами, но стража их вовремя засекла. Вот из улицы выскочили с копьями трое святых отцов, а за ними бежали с два десятка холопов что строили церковь.
- Все за мной, - только и успел крикнуть Лавр. А у вторых ворот шел бой, тут как не странно умело командовал Аристарх и .... баба Варвара. В руках у Бабы Варвары была длинная поварежка и она лила на головы лезущих по лестницам ляхов кипяток, который черпала из огромного котла стоящего на стене.
- Все на стены и смотрите я лично опоясаю вас мечем, а кто побежит убью сам.
Дальше Лавр был как в тумане он бил ляхов лезущих на стены мечем. Рядом с ним падали убитые Ратнинцы. Но ворота не отдавали. Уже три стрелы вонзились в грудь Лавру и одна похоже сломала ребро. Наконец он увидил, как Ляхи дрогнули и побежали, а из-за угла вылетела бронированная лавина воинов. Перед Лавром остался последний лях. Видно было что это наемник. Огромного роста на голову выше Лавра этот воин усмехался своими гнилыми зубами. Он поманил Лавра пальцем приглашая на честный бой.
- Ну что ж смотри как дерется кузнец из рода Лисовинов, - прошептал Лавр и хромая пошел на ляха. Это была битва. Видимо наемник тоже был кузнецом или имел большую силу с детства.
Раненый Лавр отбросил изрубленный шит, он очень устал. И тут лях прыгнул и ударил в грудь Лавра обоими ногами. Лавр подскользнулся в крови и упал на помост, меч из его руки выпал. Последнее, что увидел Лавр это жену с арбалетом и арбалетную стрелу в глазе наемника. Его губы прошептали.
-Та.... - и тьма поглотила его.

Фантик на тему пожар в Ратном .
Событие происходит после того как отбили нападение ляхов на Ратное .И уже состоялась пьянка Бурея с Сучком. Или снова отличилась Варвара. Кроме того Ратное после эпидемии не получало не какого урона . Вот я и решил его немного попалить.
Крики боли слышались даже в сарае. Инга закрыв уши руками вздрагивала от каждого крика. Бурей опять воспитывал холопок .Наконец крики боли стихли. Инга сама прошла через такое воспитание отчего на ее коже остались три шрама. Бурей умел убеждать своих холопов. Сегодня Инга убирала в хлеву за коровами. Нет жить у десятника Глеба было в сотни раз легче чем у Бурея, здесь к холопам относились терпимо. Хотя работали на совесть. Фамилия у Инги была Хабло .Отец Инги был купец из Чернигова. Плавал торговал далеко и к ляхам и ....... Однажды когда Инге исполнилось четырнадцать лет она упросила отца взять ее в Киев на торг. Ну и нарвались на ладью с воинами Журавля. Сеча была жестокой в неравном бою нурманы убили всех кроме Инги . А ее привезли Журавлю.Так она попала в холопки . А потом был поход Мишки и Ингу которую волхвы Журавля собирались принести в жертву освободили и по жребию отдали Бурею. А уж он натешился с ней . Так что Бурея Инга не ненавидела. Да и Ратненцов тоже поэтому решила сегодня ночью спалить Ратное. Кресало она украла заранее , на кухне незаметно взяла горшочек с маслом. И стала ждать. Бурей обычно после того как поиздевался над холопками шел пить и напивался до свинячащего состояния и поэтому спал очень крепко. Инга все подготовила . Зная что по следам могут найти собаки она нашла кусок волчьей шкуры и сделала онучи. Спала Инга одна в хлеву возле коров. Бурей отдал ее без вещей и поэтому у нее ничего не было. Понимая чем для нее может закончится поджег она долго молилась и наконец в полночь решилась . Сняв с себя всю одежду она обмотала вокруг ног онучи из шкуры волка вышла из сарая. К ней из темноты выбежали две огромные собаки охраняющие двор Глеба и уселись виляя хвостами возле Инги. Инга которая кормила собак дала им по куску хлеба . Собаки улеглись на землю и перестали обращать на Ингу внимание, своя. Тихонько Инга перелезла через забор, здесь была дорога на гульню иногда холопы или холопки да и вольные тихонько бегали без ведома хозяина на сенвалы . Вот и Инга вылезла по такому пути. Хорошо что она разделась иначе точно облила бы одежду маслом. Сжимая кувшин в руке а огниво во второй Инга кралась под темной стороной забора. Наконец она подкралась к забору Бурея . Здесь за забором сарай с соломенной крышей примыкал прямо к дому Бурея. Облив солому маслом. Инга стала черкать огнивом . Пару искр попали на крышу и стали тлеть . Видя что пламя начало потихоньку лизать крышу Инга бросилась к себе и за поворотом нос к носу в темноте столкнулась с бабой Варварой. Понимая что только темнота и страх спасет ее она зашипела и чужим голосом заговорила - Я смерть твоя пришла за тобой. Варвара направлялось к дому Осьмы все таки пытаясь выследить Татьяну или другую жертву увидала как на нее бежит голая с распушенными волосами фигура и шипит - Я смерть твоя. Бросилась удирать с криком. - Помогите , сметь пришла. В одном месте она поскользнулась на коровьих лепешках и рачки полезла продолжая кричать. Инга успела перелезть через забор и спрятаться в сарае когда из дому выбежал в одной рубахе десятник Глеб . А на башнях уже во всю били колокола и ревели тревожные
Глеб сжимая меч сразу понял пожар. Бывалый воин не растерялся зная что такое пожар а Ратное уже горело однажды из Пентюха он закричал. -Все на улицу ведра прихватите. А из дома уже выбегала родня и холопы. А дом Бурея и сараи уже был объят пламенем. По двору бегали холопы пытающиеся спасти имущество .Инга выкопала в навозе глубокую яму и зарыла пустой горшок и волчьи онучи. А затем как была голая выскочила из хлева. Игнат командовавший людьми заорал на нее -Куда дура срамоту прикрой мы пока не горим. А к дому Бурея уже бежали ратнинцы тащья багры и ведра . А огонь уже распространился на мастерскую Бурея жадно пожирая крышу. Пипочки людей стали выстраиваться от колодцев к дому передовая ведра с водой.К горяшему дому на коне подскакал Корней и заорал - Где Бурей , кто его видел. Один из холопов весь в обгорелых одеждах крикнул. - В доме он пьяный был. Из горящего хлева вырвалась скотина мыча и ревя. - Возы вытаскивай-. орал кто то из мастеров Бурея. Сидящий в клетке медведь наконец выломал клетку и жалобно ревя бросился на улицу сбивая всех на своем пути. Казалось бы все смерть Бурею в горящем доме но вдруг раздался рев и горящая стенка одной из стен рухнула . В огне сжимая в руках огромный сундук стоял Бурей и одежда на нем горела . Размахнувшись он выбросил сундук и тот упав раскрывшись вывалил горы золотых и серебренных монет.

Лука ты воинов на стены послал-. перекрикивая рев огня спросил Корней десятника . - Три десятка и сорок новиков , что я младенец понимаю что могут под пожар напасть - обиженно ответил Лука. -Растаскивайте сарай Анны - снова закричял Корней. А дом бурея и все пристройки полыхали как гигантская свеча.Огонь перекинулся на сарай Анны. На крыше дома Анны стоя Сучек и выливал на крышу ведро за ведром воду . А Алена таскала вещи из дома спасая их от пожара. -Коров , коров выводи - орала она на холопов. Сучек понимал дом не отстаять сильный ветер разносил искры и угли от дома Бурея в сторону дома Алены . Наконец крыша дома вспыхнула. Сучек слез с крыши на по следок опалил себе бороду и волосы. А в стороне стояла на мешках с вещами и горько рыдала Алена. Сучек обнял ее и стал гладить по голове успокаивая ее.Народ продолжал тушить дома . Коней с Лукой и Аристархом отошли подальше от пожара и Корней спросил у Луки.- Как думаешь подпал это или Бурей сам спалился.Лука вытер локтем черное от сажи лицо и сказал . - Не похоже на подпал не вижу смысла вот если бы у тебя зажглось то там бы точно был подпал.- Ну ты поговори у меня по стенам караул ходит , может Бурей кого обидел а,- угрюмо спросил Корней . - Подпол или не подпал а вы видели сколько у него золота в сундуке было-, спросил их Аристарх. - Да золота много, даже у меня столько нет, буркнул Корней. - Бурей последнее время сдружился с Осьмой.- может они того - начал было Лука. Но Корней его остановил - Ладно разберемся Бурея к Настене понесли говорят лицо обгорело. О кажись пожар на убыль пошел. Общими усилиями огонь и правду удалось притушить.Но еще долго растаскивали и заливали водой пожарище. Наконец народ грязный и мокрый стал расходиться по домам. Зато утром возле колодца собралось не меньше сотни ратненских баб. А Варвара махая руками рассказывала.- Иду я значить ночью по делам и вдруг вижу Бурея первая жена Летит голая , глаза ее огнем горят из рук когти как у оборотня торчат между ног метла меня увидела и как змея зашипит . Ох и страху я натерпелась а она ко мне а из ушей ее огонь валит и враз весь дом Бурея вспыхнул..... Бабы перекрестились .-И как он смог из огня выпрыгнуть спросила кто то Варвару. А варвара рада что ее слушают и давай заливать.- Так он сам от лешего зачат вот да плюс спал на золоте вот это его и спасло. Бабы закивали головами . Золото большую силу имеет оно могло пьяного Бурея из огня и спасти.- А с Аленой что будит-опять спросил кто то. Варвара и тут знала ответ. - А ее Сучек в Крепость к Мишке бешеному повез там она теперь жить будит.


Cообщения vadchema
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
KauryДата: Пятница, 05.02.2010, 17:53 | Сообщение # 6
Группа: Удаленные





Бурей и Юлька.
Юлька развернула коня и снова попыталась пустить его в галоп. Огромный жеребец не желал слушаться, еле плелся шагом, прядал ушами, бока ходили ходуном, потом и вовсе остановился, а то вдруг взвил голову на могучей шее и издал пронзительное ржание.
Юлька упрямо сжала губы и, потрепав коня по холке, нагнулась к самой шее и заговорила с ним своим лекарским голосом. Жеребец прекратил вращать глазами и вроде бы прислушался. Рассказывая могучему животному, какой он сильный, какой храбрый, какой добрый, она потихоньку понукала его сапожками вперед. Не прошло и пятнадцати минут, как благородный жеребец распластался в галопе, летя по полю вдоль реки. Маленькое тельце лекарки будто слилось с телом коня. На фоне далекого леса и первых лучей наступающего утра, конь, летящий с юной ведуньей на спине, казался призрачным и нереальным.
Бурей вздрогнул, отгоняя странные мысли и замахал рукой. Возвращайся, мол, довольно.
Юлька подлетела прямо к нему, с горящими глазами и широкой улыбкой на лице.
-Ну, как, дядька Бурей? – воскликнула она, с трудом восстанавливая дыхания, - Я победила?
Бурей неопределенно хмыкнул и придержал коня, не решаясь предложить Юльке помощь. Вечно она злится, что он относится к ней, как к ребенку. Будто взрослая очень!
Юлька ловко соскользнула на землю и встала перед Буреем, сунув кулаки в боки и притоптывая ногой. Ну вся в мать!
- Дядька Бурей! Отвечай же. Я тебе не отрок из младшей стражи, над которым ты можешь куражится, как вздумается. Говори прямо: ты победила и мне понравилось.
- Хм, - Бурей усмехнулся, - Ты победила, и мне понравилось, Ягодка. Но больше на него не садись. А то увидит кто. Никто не может сладить с ним кроме меня.
- Но я же только что!... – взвилась Юлька.
- Ну, ягодка! Мала еще, чтобы понять, да и не женского это ума дело…
Юлька гордо вскинула голову, резко развернулась и легко вскочила на спокойную кобылку, которую ей выделили в крепости.

Бурей почти сразу ее догнал и поехал рядом, искоса на Юльку поглядывая.
Они представляли собой очень странную пару, однако в Ратном никто бы не удивился, увидев их вместе. Все знали об отношении Бурея к дочке Настены.
Некоторое время они ехали молча, направляясь в сторону Ратного.
- Чего хотел видеть? – наконец спросила Юлька все еще сердитым голосом.
- А что, Ягодка, я уж просто так и повидаться с тобой не могу?
- Некогда мне просто так видаться, - буркнула Юлька, - Там у меня знаешь как, за всем пригляд нужен, холопки вечно напутают что-нибудь. А сколько тяжелых! Глаз да глаз!
- Прямо никуда без тебя!? – хмыкнул Бурей.
- Никуда.
- А дядька Бурей пусть пропадает, как хочет!?
- Ну, прям! Ты пропадешь!
- Хм. Ну а Матвей как? Вроде соображает.
- Очень хорош, только язвит много.
- Ух! А ты, наверное, совсем мало!
- Ну, дядька Бурей! – Юлька обернулась и скорчив умильную рожицу, заглянула ему в глаза, - Что позвал-то? Я же чувствую – не спроста!
- Чувствует она!
- Ну, правда! Поднял в такую рань!
- А малец сказал, что ты не спала уже.
- Ну, дядька Бурей!
- Вот заладила! Ладно, Ягодка. Подарок у меня для тебя есть.
- Какой? – всполошилась Юлька, - где он?
- Увидишь. Как раз за ним и направляемся.

Юлька с любопытством огляделась и поняла, что, скорее всего, они едут к медвежьей пещере, которую Бурей ей когда-то показывал.
И что за подарок ее там может ждать! Спрашивать бесполезно – раз сказал «увидишь» значит, пока не доедут, ничего от него не добьешься. Упрямый, как бык.
Юлька решила зайти с другого бока:
- Мы едем к пещере?
Бурей искоса на нее глянул и ухмыльнулся, не пожелав ответить. Юлька заерзала на седле и проговорила:
- Давай наперегонки!
- Хороший день,- не поддался Бурей,- куда спешить.
- Меня, между прочим…
- Да, да, знаю, раненые ждут. Ничего, успеешь ты к раненым.
Вообще-то, Юлька редко себя так вела, но с Буреем могла себе позволить побыть маленькой любопытной девчонкой. Редко он баловал ее подарками. Юлька подозревала, что Настена ему не позволяет. И теперь любопытство, которому она дала волю, все сильнее ее разбирало. И чего Бурей развел такую таинственность. Что это может быть!?
Наконец, они подъехали к пещере и Бурей спешился. Не успела Юлька остановиться, как он ловко сдернул ее с седла, словно пушинку и поставил на землю.
- Знаю, ты не маленькая, - пресек он ее недовольство. И взяв за руку своей огромной лапищей, повел к густо разросшимся кустам, закрывающим вход в пещеру.
Место это было глухое, вдали от жилья и одна Юлька, наверное, побоялась бы сюда явиться. Но рядом с Буреем было совсем не страшно. Деревья здесь росли так густо, что полумрак царил даже днем. Пещеру можно было увидеть, только подойдя совсем близко и раздвинув кусты. Если точно не знать, то и не найдешь. Юлька сомневалась, что кто-то, кроме Бурея, о ней знает.
Чтобы пройти внутрь, Юльке пришлось нагнуться, а Бурею и вовсе вползать. Однако внутри было просторней, и Бурей снова поднялся в полный рост, лишь немного пригнув голову. Пока Юлька пыталась привыкнуть к темноте, Бурей высек огонь и запалил лучину – пещера осветилась тусклым светом. Юлька снова обвела взглядом пещеру и вдруг ахнула.

В глубине пещеры, у дальней стены стояла небольшая квадратная клетка, грубо сколоченная из тонких бревен, в которой находилось что-то живое. Через мгновение Юлька поняла, что это ребенок и бросилась к клетке, но Бурей быстро схватил ее за локоть и удержал.
- Его волки воспитали, - сказал он, - настоящий звереныш. Стаю я прикончил и этого тоже хотел, но решил тебе показать – что в жизни бывает!
- Но это же ребенок, зачем его так!
- Уже не человек, зверь!
Существо в клетке вдруг зарычало действительно по-звериному, обнажив зубы в оскале. Юлька отшатнулась. Теперь, когда Бурей поднес лучину совсем близко, она смогла разглядеть его подробно. Мальчику, вероятно, не было еще пяти лет. Его тощее тельце покрывал слой грязи, кое-где виднелись раны с запекшейся кровью, Черная грива волос, никогда не знавшая ни расчески, ни ножниц, торчала во все стороны. А на грязном лице выделялись большие, пронзительно синие глаза.
- Ну что, насмотрелась, - спросил Бурей,- поехали уже. А то тебя раненые ждут.
У Юльки сжалось сердце.
- А с ним что?
- Вот тебя провожу и прикончу. Нехорошо его в клетке держать.
- Отдай его мне, дядька Бурей! Я его выращу.
Бурей вздохнул и вывел ее наружу. Помог забраться в седло и ласково потрепал ее по спине.
- Из него только волк может вырасти. Знаешь, что люди скажут? Что это оборотень и охоту на него устроят. Ты этого хочешь?
- Я его воспитаю, я смогу, он снова станет человеком! Мне мама поможет!
Бурей отвернулся и одним мощным прыжком взлетел на своего коня.
- Каким человеком ты его воспитаешь? – наконец глухо спросил он, - Таким как я?
Дальше они ехали молча, каждый задумался о своем. Когда крепость уже была недалеко Бурей остановил коня.
- Дядька Бурей, - решительно повернулась к нему Юлька, - не убивай его пока. Дай мне подумать до завтра.
- Ладно, Ягодка, - вздохнул Бурей, - только о пещере никому не рассказывай.
- Даже маме? – лукаво спросила Юлька.
- Матушка знает.
- И про него тоже?
- Нет, про него тебе первой сказал. Сама решай, кому поведать. Только будь осторожней.
- Знаю. Не маленькая.

К себе Юлька вернулась в глубокой задумчивости. Ох, как не просто - решать самой судьбу человека! Убить его или оставить жить…

Ну и подарок Бурей придумал. И где ж тут подарок, скажите на милость? Вот и пойми после этого мужчин!

К Настене она смогла вырваться только ближе к вечеру. Мать выслушала проблему молча, не перебивая, а потом спросила:
- А сама-то что думаешь?
- Думаю, что себе заберу и воспитаю, - решительно сказала Юлька, - Я смогу. Я справлюсь! Ты же знаешь!
- Знаю. А нужно ли это? И как люди посмотрят. Бурей-то прав. Окрестят оборотнем и все равно убьют. А о тебе при этом что скажут?
- Что же теперь – пусть помирает? Ты бы видела его глаза! Если отмыть, мне кажется, он очень красивым будет.
- Красивым! Это что, игрушка тебе?
- Не игрушка! – Юлька нахмурилась и задумалась, подперев щеку кулачком.
Настена подвинула ей тарелку с едой, Юлька рассеяно отхлебнула и тут же взвилась:
- А он там голодный уже сколько дней! И вообще, раз Бурей его захватил, значит это его холоп. А раз сам мне сказал, что подарок, значит теперь это мой холоп. Значит, мне и решать, что с ним делать. Я его к себе заберу, и прятать буду, пока в приличный вид не приведу. Никто о нем и знать не будет.
Настена ласково улыбнулась:
- Будто дел у тебя других нет! Ну а знать, все равно узнают. Иголку в сене не утаишь!
- Мама!
- Пора тебе самой решения принимать. Вот и думай! Раз взрослой себя считаешь!

В крепость в этот день Юлька решила не возвращаться, стемнело уже. Настена ей напомнила, что утро вечера мудренее, и посоветовала, утром подумать на свежую голову.
Спала Юлька беспокойно. То снилось, как Минька бьется с огромным врагом из последних сил, а она бестолково мечется за его спиной и ничем помочь не может. То Бурей, почему-то очень веселый вытаскивал клетку из пещеры, а в ней вместо мальчика, матерый волк сидел, только глаза были синие-синие…
Проснулась она в слезах.
Настены не было – видно по делам уже ушла. Юлька ахнула, выглянув за дверь – солнце то уже высоко – как же ее угораздило так долго спать. Надо срочно к Бурею и сказать все, что матери сказала! Что это теперь ее холоп, раз подарок, и она его себе забирает.
Бежать по деревне не хотелось, а добраться до Бурея нужно быстрее. Юлька выскочила из дому и увидела Серого, привязанного у крыльца, на котором из крепости приехала. Мигом отвязала и вспрыгнула ему на спину.
Около дома Бурея остановилась с бешено бьющимся сердцем, окликнула холопку:
- Где Бурей?
- Так с утра уехали, с луком – на охоту верно!
У Юльки сердце и вовсе остановилось, но руки и ноги уже сами разворачивали коня и пускали по улице галопом, а в голове билась мысль: «Успею! Должна!»
Серый, почувствовав настроение юной наездницы, несся во весь опор. На улицах Ратного люди расступались, качали в след головой, мол, к больному спешит лекарка. А Юлька и не замечала их.
Как домчалась до пещеры, как все кочки в лесу и коряги перепрыгивала, от веток уворачивалась, сама не осознавала.
У пещеры вздыбила коня, останавливаясь, соскользнула с потного боку. Краем глаза увидела коня Бурея и на подгибающихся ногах бросилась ко входу.
Внутри теплилась лучина, воткнутая в стену. Бурей резко развернулся к ней с ножом в руке, но, узнав Юльку, нож отпустил и ухмыльнулся.
- Что, ягодка, пожар где?
Юлька не ответила, пытаясь заглянуть за его спину, что было сделать довольно сложно. Бурей посторонился, и она увидела, что клетки нет. Точнее, лежат бревнышки от нее, да часть стенки. Видно Бурей как раз ее разбирал. Глаза Юльки заметались по полутемному пространству пещеры. Тельце найденыша лежало у дальней стены, маленькое и неподвижное. Юлька охнула и опустилась на землю на подогнувшихся ногах. Как будто все силы ее оставили.
- Ну что ты, Ягодка, - Бурей опустился возле нее на корточки и погладил по голове своей огромной рукой, - сама не своя! Что случилось-то?
- Ты… ты же… обещал! - срывающимся голосом крикнула Юлька, на глазах выступили злые слезы.
Бурей неловко прижал ее к себе и продолжал гладить вздрагивающие плечики.
- Ну-ну, - бормотал он, - ну хватит, Ягодка. Будет тебе убиваться-то. Будто кого родного потеряла. А что я обещал? До завтра тебе подумать? Так и думай! Времени до вечера еще вон сколько. Столько всего передумать можно!
Юлька и порыдать могла в его объятиях, потому что с ним наедине никогда не стеснялась свои чувства показать, но, когда последние слова добрались до ее затуманенного сознания, резко отстранилась.
- Так ты ж его… Дядька Бурей!
- Нет, жив еще. Только успокоил малость. Очнется скоро. А ты что ж, Ягодка, надумала чего?
Юлька, не отвечая, вскочила и подошла к маленькому найденышу. Стала деловито его осматривать, как будто перед ней обычный больной, ждущий ее помощи.
- В порядке он, - буркнул Бурей, внимательно за ней наблюдая.
- Вижу, дядька Бурей. Теперь он мой холоп. Ты мне его подарил.
- То есть как – холоп?.. Звереныш это и больше ничего!
Юлька вскочила перед Буреем и подбоченилась, как накануне.
- Подарил или нет, дядька Бурей, отвечай!
- Я ж, это… Только показать хотел!
- Нет. Ты сказал: подарок меня ждет!
- Сказал.
- Значит, он теперь – мой! – Юлька решительно сверкнула глазами.
Бурей глядел на нее угрюмо и задумчиво, потом махнул рукой:
- Твоя взяла, Ягодка. Только зря тогда я клетку разобрал.
- Не зря. В клетке он не будет жить!
Бурей вздохнул. И потянулся за веревкой, брошенной на полу.
- Ты чего, дядька Бурей!... – вскинулась Юлька.
- Свяжу его. А то вишь, очухается скоро. Глазом моргнуть не успеешь, как в лес кинется!
- Я его усыплю, - сказала Юлька.
- На здоровье, - откликнулся Бурей, - но только связанного.

Пока Бурей связывал приходящего в себя пленника, Юлька вышла, поискать нужных трав. Когда вернулась, найденыш уже лежал спеленатый как младенец, с кляпом во рту, и бешено вращал глазами.
Юлька опустилась рядом с ним на колени и начала говорить ласковым голосом медленно, певуче, поглаживая мальчишку по голове. Пленник стал прислушиваться и страх и ярость стали постепенно уходить из его глаз.
Бурей смотрел, смотрел, потом плюнул и стал выбираться наружу.

Когда Юлька вылезла из пещеры, Бурей заканчивал обтирать ее лошадь травой.
- Почти загнала беднягу, - попенял он Юльке.
- Ну не загнала же!
- Хм. Как там звереныш, уснул?
- Конечно. Поможешь мне его довезти?
- А куда ж мне деваться, Ягодка, - тяжело вздохнул Бурей. – Только у меня условие – сначала матушке покажи.
- К ней и повезем, - решила Юлька.

Настена долго осматривала нового Юлькиного холопа, пока девчонка поила Бурея квасом. Оба ждали, что скажет Настена. Бурей – угрюмо, а Юлька с тайной надеждой, которая проскальзывала во всех ее торопливых движениях.
Настена вышла к ним неспешная и величественная, села напротив и улыбнулась:
- Ну что, рты пораскрывали? Кваску мне налейте, что ли.
Юлька, сдерживая рвущиеся вопросы, встала и налила матери квасу.
Настена пригубила и обратилась сперва к Бурею:
- Что, Буреюшка, правда ли, что ты Юльке холопа этого подарил?
- Правда, матушка! – покаянно вздохнул Бурей.
- Налей, Юлька, пива, что ли, своему благодетелю – отблагодарить надо.
Юлька, зная мать, засветилась вся, бросилась за пивом. Бурей смотрел ошеломленно, не понял – хвалит его Настена, или наоборот хочет сказать «Что ж ты натворил, дуралей!»
- Пей, Буреюшка. Хоть и глупость совершил, да все обошлось. Не совсем это звереныш. Недолго он пробыл в стае, наверное, одну зиму. Все исправить можно, точнее Юлька сможет. Двух месяцев не пройдет, как с детьми будет заводилой бегать. Сильный мальчишка оказался, не смогли его волки в своего оборотить и ума не лишили. Может, даже детство свое вспомнит, хотя это не обязательно. Ему ж пяти еще нет.
Бурей залпом выпил пиво и шумно поднялся.
- Благодарствую, матушка. Ну, я пошел тогда.
- Иди, Буреюшка!
Оставшись вдвоем с дочерью, Настена покачала головой:
- Повезло тебе, Юлька. Видно почувствовала ты его сущность, хоть сама не поняла. Вот и боролась за его жизнь вслепую, как котенок. Учиться тебе еще, доченька!
- Спасибо мама,- Юлька порывисто ее обняла.
- Ну-ну, как звать-то его будешь?
- Пусть будет пока Волчонок, а потом посмотрим.
- Смотри, дочка. Не собачку себе завела. Человека взялась воспитывать.
- Знаю, мам. И Минька говорит: «Мы в ответе за тех, кого приручили!».
- Прав твой Минька.
- Я справлюсь, мам.
- Должна. А сейчас забирай Волчонка и езжай в крепость. А то опять до темноты дотянешь. И не бойся. Полюбил он уже тебя своим детским сердечком. Чувствует, что жизнь ты ему спасла. За мать тебя почитать будет. А уж остальное от тебя зависит.
Волчонок, вымытый и одетый Настенной, опять спал. Настена помогла Юльке устроить его перед седлом, закрепив концы ткани на спине дочери.
- Я его покормила, не переживай, - сказала Настена напоследок. А спать будет еще долго – много пережил за последние дни. Может даже несколько суток.
- Мам, - нерешительно спросила Юлька, - а я, правда за два месяца его вылечу?
- Не знаю, Юль, может и быстрее. Но учить говорить и ходить заново придется.
Ну, езжай уже, заждались там тебя в крепости.
Юлька ехала не спеша, не хотела растрясти Волчонка, хоть и знала, права мама, не проснется он ни сегодня, ни завтра.

В крепости ее действительно ждали. Холопки загомонили разом, рассказывая, что без нее делали, Матвей отодвинул их плечом, предложил помочь с Волчонком, сказал, что без нее никаких серьезных происшествий не случилось, но надо ей глянуть на двух раненых, так, на всякий случай. Юлька передала ему Волчонка, указала, где его положить, и порадовалась, что вопросов не задают. Так только, посматривают с любопытством, но не более.
На лавочке сидел Мишка и с ленивой улыбкой на нее поглядывал. Видно от дел отдыхал перед ужином. Юлька спешилась и отдала коня подбежавшему отроку. Подошла к Мишке и села рядом.
- Привет, Юль! – поздоровался боярич,- Откуда дровишки?
- Привет, Минь. И не дровишки это вовсе. Это холоп мой новый. Бурей подарил. Сказал, что ребенок хилый и больной, к тому же круглый сирота, а я его вылечить смогу. Будет у меня помощник.
- Будет у тебя обуза, - возразил Мишка, но тут же, поспешно добавил, - но дело твое. Нравится – возись.
Юлька услышала за спиной шуршание и поняла, что замысел ее удался. Холопки явно подслушали и теперь разнесут по всему Михайловску, а там и до Ратного дойдет. И никто вопросов каверзных не задаст.
- Хороший мальчишка, Минь. Только болел долго. Придется заново разговаривать учить. Помнишь, как тебя.
Мишка пожал плечом и поморщился.
- Угу. Плечо меня, Юль, со вчерашнего дня беспокоит. Посмотришь?
- А что же Матвей? – всполошилась Юлька, - Ладно уж, пойдем, посмотрю.
* * *
Уже через месяц маленький Волчок сносно изъяснялся и вполне прилично ходил. Ребенком он оказался очень смышленым и серьезным. Хвостом за Юлькой не таскался, но следил издали преданными глазами, готовый в любой момент броситься на ее защиту. Матвей к нему привязался и относился как к младшему брату. Роська стал требовать, что бы ребенка окрестили. Юлька была не против. Таким образом, как только Волчонок выучил пару молитв, с легкой руки Роськи, Юлькиного протеже торжественно отвезли к отцу Михаилу. Волчонка окрестили Владиславом, а крестным стал Роська. В связи с чем, Роська взялся активно обучать Влада грамоте.
Впрочем, многие продолжали звать его Волчонком, когда Роськи не было в пределах видимости.
Храбрый и независимый Волчонок, кроме того, оказался очень красивым ребенком. И Юлька как коршун следила, чтобы девки его не тискали, и не относились как к игрушке. Впрочем, самому Волчонку больше нравилось толкаться среди опричников, где ребята потихоньку его обучали всяким военным штукам. А Мишка обещал, что определит его в десяток к Сеньке, когда те переедут в крепость.
Продолжение.
Одинокий волк бежал от погони. Погоня длилась уже несколько часов. Сил почти не осталось, а бешеный лай собак и крики людей звучали теперь совсем близко. Впереди была река, справа лес, такой густой, что не только коню, но и человеку с трудом пройти можно. Слева болота. Можно было конечно рвануть к болоту, но только Одинец чужой был в этих краях, не знал тайных тропок. А вот лес - это спасение. Только бы добраться, а уж там...
Над головой пролетела стрела. Чуть не задела ухо. Волк от неожиданности сделал большой прыжок и почувствовал такое сильное желание жить, что каждая клеточка тела рванулась к спасительному лесу. Еще немного, еще чуть-чуть продержаться в этой безумной гонке. Дыхание с хрипом вырывалось из груди, пот заливал глаза, отчего Одинец уже почти не видел леса, да это было и не нужно. Звериный инстинкт не подведет!
Внезапно где-то впереди взвыла волчица, голос Одинец узнал безошибочно - это она, его жизнь, его любовь. Зовет его, хочет сказать - я здесь, держись, я верю в тебя!
Сзади нагонял пес, захлебываясь в собственном лае. На бегу, Одинец повернул голову и огрызнулся. Пес тут же отстал. Не соперник, трус, повезло. Это придало еще сил. И собаки обреченно завыли, чувствуя, что добыча ускользает.
Один миг, другой, третий, спасительная ветка хлестнула по морде, колючий кустарник оцарапал бока, но Одинец не почувствовал боли. Он понял, что теперь уже все, он спасен.
Волчица возникла из темноты спустя несколько мгновений. Теперь уже она выбирала путь, уводя его от врагов. Даже сейчас, побывав на пороге смерти, вконец измотанный погоней, Одинец восхищался своей верной подругой. Как она невозмутима, какие сильные ноги, какие плавные движения!
Бег остановился нескоро, когда последние отголоски людей и собак остались далеко позади. Ничто теперь не нарушало покой дремучего леса.
Одинец лег на землю, положив голову на лапы, и с благодарностью почувствовал, как прижалась к его боку подруга. Но долго лежать было нельзя. Нужно было уходить. Чужой лес, чужие владения, чужие стаи. Настал час, когда мысль о возвращении в родные места, перекрыла все остальные желания. Да, да, вернуться. Туда, где волчонком играл с братьями на поляне перед логовом, где мать обучала видеть мир, выживать. Туда, где встретил подругу, которая теперь последовала за ним. Туда, где потерял всю семью, детей, стаю и Маленького Друга - в тот роковой час, когда дикий зверь в образе человека, напал на них и всех уничтожил, а Маленького Друга забрал с собой. Одинец с подругой остались живы по прихоти судьбы, но в страхе бежали от места гибели стаи.
Да, пора возвращаться! Надо узнать, что сталось с Маленьким Другом. И если он еще жив - постараться спасти!

***
Волчок проснулся и сразу открыл глаза, сквозь щель над дверью виднелось ночное небо, усыпанное звездами. Яркий свет луны будил полузабытые ощущения, вызывал неосознанную тревогу. Вот уже месяц он спит в этой коморке, которую специально для него построили, среди людей.
Волчок немного помнил, как до этого жил рядом с Юлькой, девушкой ставшей самым близким для него существом. Кажется, он болел, и она долго его лечила. Сколько? Волчок не помнил, но долго.
Вчера Роська стал его крестным и сказал, что теперь его зовут Влад. Странно. Но наверно ему, Роське, так надо. Он будет его учить чему-то хорошему.
А Юлька обещала ему утром показать щенков. Волчку стало немного не по себе. Вспомнил, как шарахнулась от него Митькина Сестренка. Его никто не любит. Только Юлька. Ну, может еще Роська – немножко. Но к щенкам пойти придется, раз Юлька этого хочет!
Глаза Волчка стали закрываться. Надо спать, до утра еще далеко. Человек ночью должен спать. Это Юлька сказала. Она очень умная и все знает. Все…
Волчок сонно заворочался, свернулся клубочком и затих.

***

Юлька склонилась над раненым отроком и поправила повязку. Заснул. Намучился бедняга. Ранение, конечно не слишком серьезное, но неприятное. Она обвела взглядом остальных – все спали. Один постанывал во сне. Подошла, погладила по голове. Затих.
Скоро утро, надо поспать. Юлька зашла в свою коморку и улеглась поверх волчьей шкуры. Как там Волчок? Проверять не стоит – проснется. Итак, с трудом приучается спать по ночам.
Славный малыш. Страшненький, конечно. Но он же парень. Зачем парню красота.
Так, с мыслями о Волчке, Юлька и заснула.

***

Бурей резко проснулся. Что за странный сон ему приснился! Как будто он был волком и от кого-то убегал! Что бы он, Бурей, от кого-то бегал! Даже смешно! Он хрипло рассмеялся, и рядом испуганно дернулась холопка.
От нее пахнуло таким ненавистным запахом самого страшного врага - человека! Губы Бурея раздвинулись в волчьем оскале, в горле заклокотал зарождающийся рык, но человеческое тело уже само совершило привычные движения, коротким тычком сбросив холопку с лавки, а вместо рыка, выплюнув слова:
- Пошла вон, тварь.
Холопка взвизгнула, вскочила и бросилась к выходу. Какими медлительными и неуклюжими были ее движения, по сравнению с плавным и в тоже время стремительным полетом над землей серой лесной подруги! Но как бы ни была неловка человеческая самка, брошенный ей вслед сапог ударился об уже захлопывающуюся за ней дверь. Звук удара громом отозвался в мозгу. Сон отлетел окончательно.
Бурей сжал голову руками и застонал. Как же больно! Голова болела второй день, и настроение обозного старшины было отвратительным. И ведь никакие отвары не помогают! Убить что ли кого! А тут еще этот сон!
Бурей поднялся и подошел к окну. Ярко светила луна. Так ярко, что глаза резало. Или это от боли. Завыть что ли на луну, как тот волк! Бурей ударился головой о стену. Один раз, другой. Вроде полегчало. Только теперь болел лоб. Будет шишка. Ничего, красоту не испортит. Бурей злобно усмехнулся, и голова снова отозвалась болью.
В полном изнеможении он повалился на лавку.
Только спустя час по дому прокатился богатырский храп Бурея.



Обсуждение данного фанфика проходит в теме http://krasnickij.ru/forum/22-506-1

Создание данного фанфика происходило в теме http://krasnickij.ru/forum/22-395-1


Cообщения Kaury
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
KESДата: Пятница, 05.02.2010, 17:53 | Сообщение # 7

Князь
Группа: Авторы
Сообщений: 2283
Награды: 0
Репутация: 1955
Статус: Offline
А у меня получилось так.

– Эй, кто-нибудь!!! Ох… Эй… Всех убью, один останусь… Эй!!! Ох…
Против обыкновения, никто не нес Бурею рассола, никто вообще не являлся на его крик! При тех порядках, которые завел у себя в доме обозный старшина, это было чем-то, вроде стартового этапа конца света и совершенно не укладывалось в голове, тем более в голове, трещавшей с похмелья.
– Да что ж такое-то? Ох… Эй!!! Ох… Уй… Поубиваю… и сам убьюсь…
Со двора доносились звуки какой-то суматохи, потом, словно по покойнику, запричитал женский голос. Бурей прислушался… нет, вроде бы не по покойнику… но причитает… Собака еще гавкает… как-то непонятно гавкает…
– Гр-рр… Ох… С-сучок, зараза… Мелкий, мелкий, а пьет… как будто насквозь через него протекает…
– Лестницу, лестницу несите! – донеслось со двора. – Да не ту! Эта короткая!
– На кой вам… Ох… лестница?
Бурей на всякий случай огляделся – не на сеновале ли он заночевал? Нет, на своей постели. А зачем тогда лестница?
– Э-э-эй!!! Ох… не успею поубивать… так сдохну…
– Дурак!!! – донеслось с улицы.
– Что-о-о? Да я тебя… Гр-р-р… Ох…
Бурей попытался встать, но его повело в сторону, он запнулся за что-то и повалился на пол.
– Дурак!!! Уронишь!!! – снова раздался тот же голос.
– Так уже ж уронили!!! – взревел Бурей. – Мать вашу так-растак… Ох… Да помогите же кто-нибудь!!!
– Не-а! – донеслось со двора. – Без лестницы не выйдет!
– Да на кой вам… Ох… Ну, я сейчас выйду… я сейчас так выйду! Вот только сапоги надену…
Сапоги никак не желали попадаться на глаза… перед глазами вообще плавала какая-то муть, а свет, проникавший через волоковое окошко казался ослепительным до боли. Бурею вдруг стало жалко самого себя до слез – лежит тут один, всеми позабытый, и сапоги, стервецы, куда-то смылись… наверняка сговорились промеж себя…
– Ну, я вам, задрыги, каблуки-то… Ох… поотдираю, только попадитесь!
Бурей приподнял край свесившегося одеяла и заглянул под лавку. Оба сапога, перемазанные в навозе, обнаружились там… воняло от них… Бурей ощутил подкатывающую дурноту, но полностью прочувствовать ее не успел, через окошко долетел, теперь уже женский, голос:
– Ты куда заглядываешь, охальник?!!! Ты куда глазищи свои…
– Э? – удивился Бурей и торопливо опустил приподнятый край одеяла.
– Да чего у тебя там смотреть-то, коровища? – донеслось из окошка.
– А-а-а! – Бурей расслабленно ссутулился. – Так бы сразу и говорили… Ох…
– Глаза твои бесстыжие! И рожа у тебя гнусная!! Жеребец стоялый!!!
Сквозь ругательную бабью скороговорку стали прорываться звуки воспитательного физического воздействии и, совершенно непонятно почему, участия в этом воздействии дворовой псины.
– Гы-гы-гы-ы-ы! Ох… Не там искал, дурень… Ох… Сапоги-то здесь спрятались…
Бурей снова попытался подняться на ноги, но получилось только на четвекреньки, зато поле зрения расширилось…
– Э? А это… зачем?
Наискось через горницу разлеглась искомая холопами лестница.

Путь до двери сегодня оказался примерно впятеро длиннее, чем обычно, раз в десять продолжительней по времени, и многократно труднее и опаснее. Как так получилось, для Бурея осталось совершенно непостижимым, но проклятая лестница попалась по дороге раз пять или шесть, и дважды, при этом, так ловко подставляла ему подножку, что он один раз просто упал, а во второй раз, пытаясь сохранить равновесие, добежал до стены, оборвал с нее висевший на колышке в углу тулуп и упал только после этого. Тулуп накрыл обозного старшину с головой, тот поворочался в темноте, несколько раз треснулся лбом и похолодел от ужаса – стены были со всех сторон сразу!
Бурей еще повозился, осознал всю тщету своих усилий найти выход, длинно и тоскливо простонал, потом пристроил голову на согнутую руку и уснул.

Проснулся Бурей от удушья. Под тулупом было жарко, как в бане, воняло чем-то до предела мерзостным, глотка аж скрипела от сухости, а в голове бил копытами целый табун коней… или два табуна? Рука, исполнявшая роль подушки, затекла до полного онемения, а глаза не желали открываться ни в какую. То есть, веки-то поднимались, но ни одного, даже самого махонького, лучика света зрение не уловило.
– Эй! – позвал обозный старшина.
Вернее, попытался позвать – то, совершенно неубедительное кряхтение, которое была способна воспроизвести пересохшая глотка, умерло, едва оторвавшись от губ. Впрочем, Бурей не услышал и его, так грохотали в голове копыта. Удушье не оставляло времени на размышления, надо было как-то выбираться. Несколько, сопровождающихся стонами движений, и суровая правда жизни предстала перед обозным старшиной во всей своей ужасающей неприглядности – выхода не было! Дом обрушился и завалило? Нет… наверно воз опрокинулся и придавило мешками с… с чем? Судя по запаху, в одних мешках нестиранные портянки, а в других… да не возят это в мешках! И в коробах тоже не возят! И вообще не возят! Да куда обозники-то смотрят? Старшину придавило, а они… Шерсть!!! Медвежья!!! Хозяин в берлогу затащил и придавил!!! Нож!!! На поясе… правая рука не шевелится… покалечил, зверюга, как не убил-то? Ничего, мы и левой… вот сейчас… Доски? В берлоге пол дощатый?
Голоса? Люди!!!
– Куда поперлась? Хозяин раньше полудня не проснется!
– Ой! Стой, куда?
– Чего такое?
– Да собака в дом забежала!
– Ну и ладно! Не шуми… не буди лихо, пока тихо!
Бурей напряг пересохшую глотку:
– Эй! Люди!!!
Не слышат… ушли… бросили на погибель…
Доски, к которым обозный старшина приложил пылающий лоб, донесли какое-то клацанье. Что-то знакомое… Когти! Так клацают волчьи когти по камню!!! Обоз побили, люди ушли, теперь волки собираются на поживу… Вот, один уже и босые ноги лижет, сейчас вцепится…
– А-а-а!!! Гр-р-р…
Бурей, позабыв о том, что замурован, вскинулся, отбросил тулуп и схватил волка за горло… почти схватил – волк вырвался с истошным визгом и метнулся в угол горницы.
Горницы? Волки в доме!!! Топор!!! Вон, в углу стоит… лестница какая-то… а, что б тебя… Что за хозяева? Лестница в горнице валяется, собака… Собака? А где волки?
Бурей медленно начал приходить в себя. Обвел глазами помещение, опознал собственное жилье, рыкнул, ощерясь на собаку, та в панике кинулась под лавку… что-то там важное было под лавкой… не вспомнил, плюнул и нетвердой походкой направился к двери – пить хотелось неимоверно. Уже собрался толкнуть дверь, как та сама распахнулась и за ней обнаружилась, собравшаяся входить холопка.
– А-а-а!!! – глаза молодой бабы распахнулись чуть ли не шире орущего рта.
Было с чего. Хозяин (и без того не красавец) с диким взглядом, опухшей и перекошенной на одну сторону рожей, волосы дыбом… и топор в руке!
– Стой, дура!
Бурей зацепил топором за плечо уже нацелившуюся сбежать холопку и подтянул к себе.
– Рассол неси! Воды неси… ну, хоть что-то…
– А… а…
– Чего?
– А… Аист…
– Какой аист? Дура! Пить подай!
– Ребеночек… хозяин…
– Совсем охренели? Я говорю, пить… Какой ребеночек?
– Так это… в гнезде…
– Что-о? Ты в уме? Ты… да ты что несешь?
– Пяточка… хозяин…
– Какая пяточка? Издеваешься? Убью!!!
– Розовенькая!!! Хозяин!!! Из гнезда торчит!!! Без лестницы не достать, а лестницу-то ты вчера с собой унес!
– А?.. Я?.. Зачем?
– Да, хозяин… не убивай!!! Ты сам… спать с ней лег и ругался, что баба костлявая попалась…
Бурею очень хотелось кого-нибудь убить… ну, очень! Однако кто-то уже совал ему ковш с водой, а правая рука еще не отошла и топор пришлось бросить… кажется, кому-то на ногу…

В желании заиметь жизнеспособное потомство Бурей не пренебрегал никакими средствами, в том числе и весьма сомнительными, что уж там говорить про народные приметы! Так и появился у него на дворе высоченный шест, увенчанный тележным колесом. В положенный срок на этом колесе свила гнездо пара аистов, вывела птенцов, и, вот уже много лет каждую весну возвращалась на насиженное место. Своих-то птенцов они выводили ежегодно, а Бурею помощи от них что-то не было видно. Раз десять обозный старшина собирался перестрелять пернатых обманщиков из лука, раз двадцать сулил им награду (начал с ведра лягушек, потом обещал корзину, потом целую телегу и, в конце концов, дошел до обещания изловить всех лягушек во всех окрестных болотах). Аисты ни на угрозы, ни на посулы не реагировали, может быть потому, что Бурей всегда озвучивал свои намерения в пьяном безобразии? Один раз он даже выдернул шест с гнездом из земли и, не удержав равновесия, уронил его прямо на ворота, отчего колесо с гнездом соскочило с верхушки шеста и чуть не убило Варвару, наблюдавшую за процессом с улицы через щелку. Правда, это было зимой, и аисты о таком вопиющем акте вандализма ничего не узнали.

Сейчас Бурей стоял на крыльце и, щуря слезящиеся от яркого солнышка глаза, пытался разглядеть торчащую из гнезда пяточку. Действительно, что-то торчало… и даже, вроде бы, розовенькое. В то, что аисты принесли ему ребеночка, обозный старшина не поверил ни на секунду – не привык он к подаркам судьбы. Тяжкое похмелье тоже не способствовало мечтаниям о внезапном счастье, а только что пережитая им отчаянная борьба за жизнь (не то под развалинами дома, не то под опрокинутым возом, не то и вовсе в медвежьей берлоге) настраивала, скорее, на мрачную решительность, чем на мечтательность. Но разбираться-то было надо!
– Лестницу давайте!
– Дык… в горнице…
– Несите сюда, чувырлы!
– Дык, хозяин… ты ее поломал вчера – в горнице не помещалась!
– Гр-р-р… убью, мать вашу…
– Хозяин!!! У соседей попросили… вон, смотри, несут уже!
– Ох… тогда не убью… рассолу мне!

Под взглядами разинувшей рты челяди, Бурей, со стонами и кряхтением полез по приставленной лестнице к гнезду. Едва он поднялся над уровнем забора, как сделался объектом пристального наблюдения еще и со стороны соседей. Преодолев примерно две трети пути, обозный старшина не выдержал и огласил окружающее пространство ревом:
– Чего вылупились? Лестницы не видали?.. Э!!! Погоди!!!
Последние слова адресовались уже не соседям, а шесту, который начал медленно крениться, выворачивая свой нижний конец из земли. Бурей рванул по лестнице вниз, но было уже поздно – шест кренился все больше и больше, и, в какой-то момент, окрестности огласило дружное «Ах!» – из гнезда выпал ребеночек! Лысый!!! С бородой!!! Зовут Сучком!!!
Холопы и холопки дружно кинулись ловить «младенца», а Сучок падал камнем, в той же позе, в какой и спал – свернувшись клубочком. Проснулся он, надо понимать, только тогда, когда сшиб с ног сразу двоих, пытавшихся подхватить его мужчин. Высота была уже невелика, да и «спасатели» смягчили удар, поэтому Сучок не разбился, а заметался – сунулся туда-сюда на четвереньках, натыкаясь на ноги окруживших его людей, ничего не понял, уселся на землю, и, с совершенной очевидность для окружающих, озадачился вопросом: «Где я, что я, и зачем?».
– Сучок!!! – взревел все еще стоящий в раскорячку на упавшей лестнице, Бурей. – Стебать тя оглоблей!!! На хрена ты туда залез?!!!
– А?
– Я говорю… Ох… Чурбан треснутый! Чего тебя в гнездо занесло?
– Сам просил уважить, – поведал Сучок – место под ребеночка пригреть…
– Врешь!!!
– Сам ты чурбан треснутый! Я бы без помощи туда взобрался? Ты же и подсаживал, жопа конячья!
Над подворьем обозного старшины повисла напряженная тишина. Молчал Бурей долго, но зато вопрос, заданный им после паузы был, что называется, не в бровь, а в глаз:
– Опохмелиться хочешь?


Cообщения KES
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
KauryДата: Пятница, 05.02.2010, 17:53 | Сообщение # 8
Группа: Удаленные





Продолжение. Эпизод 4.

Возвращаясь от тяжелой больной, уже на подходе к своему домику, заметила Настена огромную фигуру обозного старшины, который явно поджидал ее, прислонившись могучим плечом к бревенчатой стене.
- По здорову будь, Буреюшка, - окликнула его лекарка.
- И ты здрава будь, матушка, - отвечал тот, словно очнувшись от глубоких раздумий.
-Проходи, Буреюшка, - сказала Настена, распахивая перед ним дверь, - по делу ко мне, или просто проведать решил?
Бурей тяжело вздохнул и прошел в тесную горенку, слегка наклонив голову.
- Не знаю даже, как и сказать, - признался он, тяжело опускаясь на лавку, - вроде и по делу, матушка, только дело это такое свойство имеет, что вроде и быть его не должно!
- О чем это ты, Буреюшка? – Настена быстро поставила перед ним кружку кваса и пристроилась напротив, глядя на жуткого старшину с ласковым вниманием.
Бурей казался мрачным и действительно выглядел удрученным, что очень мало было на него похоже.
- Как и начать не знаю, - произнес он, нахмурившись, - только плохо мне так, что как волку дикому на луну завыть хочется! Да и сон мне снился, - вспомнил он вдруг, - где я этим самым волком и был.
- Случилось что? Не просто же так тебе плохо и сны про волков снятся? – заинтересовалась Настена. – Может Юлька моя, чем тебя огорчила?
- Ягодка? – удивился Бурей, - да разве может она огорчить кого! От нее, напротив, на душе теплее становится!
- Ой, может, - усмехнулась Настена, но дальше эту мысль развивать не стала, - тогда кто же?
Бурей опять вздохнул и глотнул квасу, вытер рукавом усы. И тут Настена вдруг поняла, что еле сдерживается обозный старшина. И ох как нелегко ему себя в руках держать. Не привык он нрав свой укрощать, а тут пришлось. Значит, в самом деле, что-то серьезное случилось. Но выпытывать не стала. Ждала, когда сам скажет.
Бурей откашлялся и начал:
- Вот велела ты мне, матушка, внука Корнеева не трогать и даже думать об этом не сметь.
- Велела! – твердо подтвердила Настена.
- Я и не думаю. Очень мне это надо! Своих забот хватает. Только заметь и то, что я без особой нужды, в душу чужую не лезу и порядки там свои не устанавливаю.
Настена кивнула, гадая, к чему бы он это, уж, не на нее ли так тонко намекает.
- И тут такое, - Бурей поднял огромный кулак, будто по столу ударить хотел, но сразу опомнился, опустил медленно, хоть пальцев и не разжал. – Был я на днях в крепости, знаешь верно, с Корнеем ездили. Вот и столкнулся я там со зверенышем Юлькиным. Ты еще, помнится, говорила, что вольную Юлька ему дала.
- Перепутал ты все Буреюшка, - покачала головой Настена, - никто на ребенка обельную грамоту не выправлял. Юлька прибегала, просила меня не делать. А я то знала, что попросит, потому и не стала. Да кто ж на ребенка ее писать будет, сам подумай. Разве так делается? Я же тебе говорила только, что не холоп он ей. Так потому и говорила, что обельную грамоту не выправляла.
Бурей замер, задумавшись, и кивнул:
- Прости, матушка, не подумал. Твоя правда. Так о чем это я?
- О том, Буреюшка, что Волчка в крепости повстречал.
- Повстречал, - хмуро согласился Бурей, - знаешь, что поведал мне этот Волчок?! Что отчество он себе выбирает из двух. Боярич, дескать, ему присоветовал.
- Почему же из двух? – удивилась Настена.
- И я так же спросил, матушка. А малец этот смотрит мне в глаза, ну чисто звереныш, будто броситься хочет – это на меня-то! И дерзко сообщает, что, либо Василичем зваться будет, в честь крестного, либо Серафимычем – это в честь меня, значит! Будто кто честь эту ему предлагал!
Тут Бурей аж зубами заскрипел.
Настена ахнула.
- И ты, - спросила она испуганно, - что ты сделал?
- Ничего не сделал, – сурово ответил старшина, - будь передо мной воин – за оскорбление подобное кровью бы умылся, а тут мелочь совсем. А Михайлу ты трогать не велела. А ведь это он ребенку сказал, что раз я жизнь Волчку подарил, то и …
Бурей махнул рукой.
- Забыть я хотел, хоть и против это моей натуры, только не получается. Днем-то еще ничего, недосуг мне, дел много. Но по ночам мысли одолевают! Прибить, что ли звереныша? Или оставить так? Что мне делать, матушка, посоветуешь, может?
Настена вздохнула.
- А о Юльке подумал? Убиваться же будет! Любит она Волчка как родного.
- Подумал, - Бурей пожал плечом, - потому и советуюсь!
- Может, сам имя свое ребенку дашь?
Бурей даже вскочил.
- Матушка! Теперь что же, каждому сопляку, кто пожелает, имя свое раздавать? – взревел Бурей, потом глухо добавил: - А он еще выбирает!
- Вот, что я скажу тебе, Буреюшка, - Настена тоже решительно поднялась, - Дай мне время. Поговорю я и с Юлькой и с Волчком. А ты забыть постарайся.
- Да разве такое забудешь!
- Сам говорил – других забот у тебя, что ли нет, чтоб о словах дитя малого думать целый день!
Бурей поклонился:
- Прости, матушка, если что не так. Только сказал я тебе все, и словно бы легче мне стало. Прощай же.
Бурей вышел быстрым шагом, словно невмоготу вдруг стало здесь оставаться. Настена проводила его взглядом и покачала головой. Ох, Бурей! Непонятно, что тебя больше злит – то, что отчество Серафимович Волчок себе взять желает, или то, что не очень то и хочет? И куда ж Юлька смотрит!

***
Если к Настене Бурей пришел в праведном гневе, то вышел от нее, еще более себя накрутив. И дел, мол, много, сказал. А какие дела, когда из рук все валится! А больше всего на себя злился. И чего поехал к зверенышу! Не ездил бы, и не было б этого разговора, что душу ему теперь каленым железом выжигает.
Как дошел до дому даже не заметил. Холопы при виде него испуганно посторонились, боясь даже взгляды поднять. Чувствовали, что страшен сейчас Обозный старшина. Жизнь научила угадывать его настроение.
Бурей окинул их взором, ища на ком бы зло выместить, но от испуганных лиц и угодливо опущенных голов – воротило. Удовольствия что-то не доставило. Боятся его – эка невидаль! Насмотрелся!
Вот кто в глаза ему смотрел, так это Волчок! И не отступил, и отвечал дерзко! А ведь пяти лет нет, так Настена говорила! И про Ягодку так говорил, понятно, любит ее. А как же ее не любить! Только видел Бурей прекрасно, что не слишком Ягодку любовью балуют в Ратном. Заболеют, тогда да, но это он и по себе знает. А здоровы, так и не вспомнят.
Правда, в Михайловске ее шибко уважают. А почему? Дураку ясно, что из-за внука Корнеева! Друзья они с детства. И в обиду Ягодку никому не даст, это Бурей давно понял. Потому и спокойно ему было, что она там, в крепости.
Боятся Михайлу, хоть и мальчишка совсем. А сколько поубивал уже, сколько раз нрав свой бешеный показал. Оттого и Бешеным Лисом кличут! Как деда его Аггея, будь он проклят! А вырос бы он, Бурей, таким, если бы не Аггей? Если б не жалкий отец за него заступался, а вот такой – Михайла.
Бурей вдруг осознал, что давно уже в горнице сидит один и сума сходит.
Напиться надо, что бы хоть как-то успокоится! А все этот звереныш!
Бурей вскочил и, ударив по столу кулаком, так что трещина пошла по дубовой столешнице, проревел страшным голосом:
- Ко мне!
Отошел к окну и вцепился в подоконник. Никого видеть не хотелось. Не сдержаться боялся. Услышал скрип, рявкнул, не оборачиваясь:
- Вина мне, пива, много и быстро! А потом не беспокоить или поубиваю всех!
За окном уже звезды начали загораться, хотя небо было еще светлым. Что там есть за этими звездами? Кто решает, кому счастье даровать, а кому одну тьму беспросветную!
За спиной услышал, как на стол накрывают, суетятся. Повернулся только когда ушли.
И выпить то не с кем!
Бурей сел, опрокинул в себя полную кружку и, поставив ее на стол, сжал голову руками, будто разрывалась она на части.
Дверь опять заскрипела и Бурей, не веря, что кто-то посмел нарушить его запрет, удивленно поднял голову. И замер, забыв, что собирался сделать. В дверях стоял Волчок! И смотрел на него во все глаза!
***
Прошлой ночью Волчку опять не спалось, он встал, открыл дверь своей каморы. Жарко вот и не спится. Вроде и устал, а сна ни в одном глазу. Даже Ворон притомился и дрыхнет рядом. А Волчка всё мысли одолевают. А ночь красивая, тонкий серп луны висит прямо над крепостью, звезды мерцают так таинственно! Волчок любил такие ясные ночи. Любил вылезать во двор и смотреть на спящую крепость. Другие почему-то боятся ночной темноты, а Волчку она в радость. Тихо, спокойно, можно просто сидеть, смотреть на звезды и размышлять о чем душе угодно. И не помешает никто.
И сегодня ночью разные мысли приходят. О Юльке, например. Какая она хорошая. Как его любит, хотя ничем Волчок это не заслужил. А работает постоянно, как пчелка, поесть забывает. Вот сегодня не обедала, травы собирала, а потом и забыла. Слышал, как об этом Полина со Сланой говорили. А они не такие, как Юлька. Другие совсем. И не очень-то ее любят, если за спиной о ней шепчутся. Волчок слышал и удивлялся. Вот Михайла Фролыч Юльку любит! Смотрит на нее ласково! И он, Волчок, вырастет, станет сильным, как … как Бурей…
Это Юлька сказала, что Бурей ее любит. А она это чувствует. Волчок же чувствует Юлькину любовь. И она так может! А Бурей сильный, страшный и очень храбрый! Может защитить Юльку от кого угодно! Роська сказал, что Серафим Ипатич сильнее всех. Даже медведя голыми руками задушил и не испугался! Вот бы вырасти таким же сильным!
Волчок вспомнил, как разговаривал с ним. Странно он спрашивал, словно интересно ему было!
С Волчком только Юлька много разговаривает, ну это не считается, это потому, что любит его!
Ну и Прошка еще, а еще Роська. Только они не о Волчке говорят, а о щенках или о буквах. А Бурей о нем говорил и слушал внимательно, что он, Волчок, ответит. Почему?
Только разозлился отчего-то! И ушел! Нехорошо как-то вышло! Чувствовал Волчок, что неправильно что-то было! Только что?!
Юлька сказала, что неправильно, что он про два отчества хвастался. Не любит Бурей, когда мальчишки хвастаются! А Волчок просто так сказал! Как же ему выбрать, если он Бурея не знает!
Волчок заснул только под утро. А проснулся оттого, что Ворон его лицо лижет. День был воскресный, тренировок не намечалось и хотелось еще поваляться, подремать, раз уж завтрак все равно пропустил! Только Ворон не дал, стал ноги покусывать, требуя внимания. Пришлось вставать.
Юльки нигде не было. Полина сказала, что на весь день уехала, а куда не известно. Наверное, в Ратное! Там где церковь. Там у Юльки мама! Там еще дед Михайлы Фролыча живет. А одна нога у него деревянная! И Бурей там живет! Наверно, у него дом большой. Он же сам очень большой. Вот Волчок маленький и камора у него маленькая.
Никто за ним сегодня не следил, Юльки - же не было, и Волчок решил поплавать. Потому что не только завтрак, но и купание он сегодня пропустил, а Ворон очень любил купаться.
А тут отроки как раз коней к реке повели. Волчок и увязался за ними. Любил смотреть, как лошади купаются, как блестят от воды мощные бока, как косят на него глазом, словно спросить хотят: кто таков?
Вода в реке оказалась прохладная и бодрящая, вся в солнечных бликах. Волчок плавать уже долго мог и Ворон от него не отставал.
На том берегу, где дорога в Ратное идет, Волчок заметил заросли малины. Привязал одежду к шее и снова переплыл реку. Оделся, хоть трудно это было, так как портки и рубаха намокли основательно. Впрочем, одежда быстро подсохла на ветру, пока они с Вороном резвились на траве, чтобы согреться.
Ягод на кустах нашлось много, Волчок ел и Ворона угощать не забывал. Подальше к лесу нашлась и черника. Вскоре Волчку это занятие прискучило и он лег на траву и стал смотреть на небо, как плывут по синей глади легкие белые облачка.
Непоседливый щенок дергал его за рубаху, снова играть приглашал. Волчок уступил, вскочил, побежал вприпрыжку, а у дороге в Ратное остановился в задумчивости. Интересно стало, что там за поворотом. Как ездили крестить его, он помнил смутно, да и не разглядел ничего ни по дороге, ни в Ратном. Не до того было. А сейчас любопытно стало. Позвал Ворона и пошел по дороге. Совсем чуть-чуть решил пройтись, до поворота, или еще немножко.
И щенок рядом радовался, что так далеко гуляют. Лишь изредка отвлекался на пролетающих бабочек или стрекоз, а потом снова шел рядом, помахивая хвостом.
Идти было хорошо. Солнце вовсю светило. Только иногда его закрывали кроны деревьев. Под ногами песок шуршал. Подошвам было горячо.
- Знаешь, Ворон, - сказал Волчок, - скоро Юлька назад поедет, увидит нас и обрадуется. А мы пойдем ей навстречу!
Ворон словно понял, тявкнул что-то и раскрыл пасть в улыбке.
Шли долго. Юльки все не было видно, а вокруг было столько интересного. Дорога все вдаль убегает, а по обе стороны, то полянки с цветами увидишь, то деревья совсем близко подступят, свесят свои лапы над головой. Две белки перескакивают с дерева на дерево. Орехи ищут. Бегут вдоль дороги, по нижним веткам, будто провожают их с Вороном. Птицы разные щебечут, одна даже на дорогу перед ними выскочила, но Ворон ее спугнул, погнался за бедняжкой. Так и в Ратное скоро добраться можно! А там так много всего!
Ратное выросло вдалеке внезапно, прямо из травы высокой, на которую засмотрелся Волчок, и он заторопился, ускорил шаг. Только бы поспеть все увидеть, пока с Юлькой не встретился. А то, когда еще сюда попадет!
Бабы у колодца его заметили, и Волчок услышал, что они о нем говорят. Неприятно стало. Так Полина со Сланой про Юльку шепчутся!
- Эй, малец, - окликнула одна, - тебя Волчком кличут?
Волчок остановился, кивнул. Думал еще что спросят, а они засмеялись и дальше о своем заговорили.
Мальчик отвернулся и пошел к церкви – очень хотел ее увидеть. Двери были открыты и Волчок осторожно заглянул. Внутри так тихо было, прохладно и запах вкусный. Крестный говорил, это от ладана. Неловко перекрестился, как его Роська научил, поклонился, но дальше не пошел, побоялся. Да и с собакой туда нельзя, а Ворон ведь не отстанет.
Волчок вышел из церкви и решил еще прогулять и хоть издали дома разные посмотреть. Собаки лаяли на Ворона, и тот сперва отвечал им тем же, но когда Волчок попросил его этого не делать, он перестал.
Дома были все разные. Во дворах люди переговаривались. Волчок вдруг заметил, что начинает темнеть, а он дом Бурея так и не увидел! Хотел уже обратно поворачивать.
И вдруг увидел самого Бурея, тот шел, не глядя по сторонам, и Волчок заторопился, пошел следом. Издали увидел, как Бурей в ворота зашел. Волчок немного подождал и подошел ближе. Дом в самом деле был большой. Красивый. Во дворе много людей. Говорили они тихо, словно боялись кого-то разбудить.
Волчок заметил, что ворота немного приоткрыты и просунул в щель голову – рассмотреть получше.
Одна женщина, несущая к крыльцу ведра с водой на коромысле, заметила мальчишку, спросила:
- Малец! Ты к кому?
- К Бурею! – ответил Волчок неуверенно.
- А от кого? – спросила другая, которая белье на веревку вешала.
- От Юльки! – от кого же еще он мог прийти!
Женщины переглянулись и одна пригласила:
- Ну, проходи тогда. Вон на крыльцо ступай. А как войдешь, вверх по лестнице, не заблудишься.
Ворон крутился рядом.
- Только собаку здесь оставь. Нельзя ей в дом.
Волчок присел на корточки, попросил Ворона подождать. Тот понял, уселся у крыльца, как сторожевой пес.
- Ну что же ты, - поторопила его женщина с бельем, - Иди уж скорей! Что не идешь?! Или чего ждешь? Али боишься? – Говорила она спокойно, почти ласково и совсем не обидно, но все же…
И Волчок пошел. Не чуя под собой ног, взобрался по лестнице. Сердце сильно стучало в груди. Подошел к двери, постоял немного. Вздохнул глубоко, словно перед прыжком в воду, и вошел – быстро, чтоб не передумать.

Волчок? В его доме... И как посмел!
В мозгу Бурея это с трудом укладывалось. И он некоторое время просто смотрел, изучая маленькую фигурку мальчика, стиснутые кулачки, и отчаянное желание казаться храбрым, которое Бурей теперь ясно увидел в этих широко распахнутых глазах.
- Пришел? – глухо спросил он.
Волчок молча кивнул.
- Ну, проходи, коли пришел, садись.
Не мог старшина не оценить эту смелость, и то, с каким достоинством и твердостью держит себя малыш.
Про брагу Бурей забыл, движением локтя едва не опрокинув корчагу со стола.
Под внимательным взглядом Бурея, мальчишка сглотнул, и в его животе явственно раздалось бурчание. Только сейчас старшина отметил, какие голодные глазки у Волчка.
- Есть будешь? - спросил он.
Мальчик снова безмолвно кивнул, но видно было – обрадовался. А потом о чем-то вспомнив, спросил с беспокойством:
- А Ворона покормишь?
- А это еще кто? – удивился Бурей.
- Мой друг. Щенок. У крыльца сидит.
- А-а-а. Ну, зови его сюда.
Волчок живо вскочил и бросился к двери. Кликнул Ворона. И снова устроился на лавке напротив Бурея. А прибежавшему щенку указал место у своих ног.
- Послушный пес, - заметил Бурей и громко, но все же без надсады и ора окликнул прислугу:
- Эй! Там!
Еду принесли быстро, как будто ждали.
Бурей, вяло жуя перышко лука, рассеяно наблюдал, как Волчок ест сам и пса кормит.
Только когда мальчик отодвинул тарелку, спросил:
- Тебя прислал кто или сам пришел?
- Сам.
- Зачем?
Волчок нахмурился, словно вопрос оказался слишком сложным, а может Бурея копировал неосознанно. Честно признался:
- Не знаю… Увидеть хотел. – И вдруг оживился, - а, правда, ты медведя голыми руками задушил и не испугался?
Бурей опешил:
- Это какого?… Ну, было такое.
- И не боялся? – уточнил Волчок – Ни капельки?
Бурей не знал, то ли ему рассмеяться, то ли зарычать, но в глазах мальчишки он заметил такой неподдельный интерес, такое восхищение, что решил ответить:
- Не боялся.
- Ничего не боишься?
- Нет.
И был вознагражден благоговейным вздохом.
Никто и никогда так не смотрел на Бурея! И что-то дрогнуло в его душе. Вопрос сам сорвался с губ:
- Может, еще чего узнать хочешь?
Волчок посмотрел на него, приоткрыв рот, собрался что-то ответить, но видно не решился. Пожал худеньким плечом.
- Не знаю.
Не этого ждал Бурей, и реакция Волчка словно разочаровала. Старшина начал злиться. Не знал он, о чем нужно с ребенком разговаривать, а с этим – тем более. Отчество он себе выбирает!
А о чем говорил с ним отец? Вспомнить Бурей не мог. Говорил ли вообще? Или только кричал, срывая злость на маленьком Бурейке?
- Так чего тебе нужно? – грубо спросил он. И тут же поморщился. Не то! Изменил вопрос, пояснил:
- Не просто же так пришел. Посоветовал кто?
- Нет. Гуляли мы с Вороном, - вздохнул Волчок.
- Это как же гулять надо, чтобы в Ратное случайно забрести!
- Юльку думали встретить. Уехала она куда-то.
- Ягодку? А кто же сторожил тебя?
Мальчишка вскинул голову:
- Не зверь я, что б меня сторожить!
Бурей впился в него взглядом:
- А кто ты?
- Не видишь разве? Людь я. Человек то есть!
- И в лес убежать не хочешь? – осклабился старшина.
Волчонок задышал возмущенно, нахмурился, сказал наконец:
- Не хочу, - и пояснил. – Здесь Юлька, она меня любит. Еще Роська, он хороший. А еще… - и закончил совсем тихо, - ты…
Бурею показалось, что он не расслышал или понял не так.
- Кто?
Малыш совсем смутился, посмотрел на него горящими глазами и воскликнул с каким-то отчаянием:
- Я просто так про отчество сказал! Я не хотел хвастаться!
Кровь бросилась в голову старшины. Это на что щенок мелкий намекает! Будто Бурею дело до него есть! Он вскочил, ногой отшвырнув лавку.
- Ах ты щщщенок! Еще издеваться вздумал! Не позволю!
Пшел вон!
Волчок вскочил и попятился, не отрывая от него недоуменных глаз, опять кулачки сжал, вытянулся во весь свой маленький рост.
Такой гнев в старшине поднялся и на себя, и на мальчишку, и на нелепость этого разговора, что захотелось совершить что-то страшное. А тут холопка заглянула, лицо бледное, видно за ребенка испугалась. За зверя его тут держат! И Волчок в дверь юркнул, выскользнул на лестницу мимо холопки.
- Убью! - заревел на девку Бурей.
Одним прыжком оказался возле холопки, схватил ее своими ручищами выкинул обратно на лестницу, услышал, как она закричала, как покатилось тело по ступенькам.
А потом зарычал страшно, как раненый зверь, поднял тяжеленный стол, швырнул его о стену с такой силой, что щепки полетели в разные стороны и стал все крушить, что попадалось под руку, пока в горнице ничего целого не осталось. Что привело его в чувство, так и не понял. С удивлением огляделся вокруг, прошел к окну и уставился на звезды. Почувствовал себя измученным.
А потом услышал вой волка где-то далеко, за Ратным. И вспомнил: Волчок! А на дворе ночь. Как он мог его отпустить! Куда он пошел? В крепость? Один, через лес! И ведь давно уже. Кровь у старшины заледенела в жилах от представших перед глазами ужасов, поджидавших Волчка в лесу.
Бурей бросился вон из комнаты – в чем был, прыгая через ступеньки, побежал вниз, отшвырнул холопа, оттаскивающего девку с окровавленной головой, не успевшего отскочить. Отметил краем сознания – жива! Через забор просто перепрыгнул и побежал.
Гулко раздавался его бег по пустынной улице, залаяли потревоженные собаки, но Бурей их не слышал. Тело вообще ничего не ощущала, а душа будто на части рвалась. Мальчишка доверился ему, а он прогнал. А как доверчиво он смотрел, с каким любопытством расспрашивал про медведя, будто не уродливое чудище перед ним было, а отец родной. Такой отец, на которого похожим хочет стать!
И что-то окончательно сломалось в его душе, и такой ужас его охватил от самого себя, что волосы стали дыбом. И вспомнил маленького Бурейку, каким он тогда был, который так же как Волчок, любил свою маленькую собаку. И как он плакал, когда мальчишки соседские закидали ее камнями. Бурейка пытался его спасти. Бежал вот также к Настениной бабке, со всех ног, а щенок уже не дышал. И мальчишки кидали камни ему вслед, и никого не нашлось, чтобы защитить, чтобы утешить маленького Бурейку.
И так смешалось в голове старшины настоящее и прошлое, что казалось, будто бежит и мальчик Бурейка и большой Бурей самого себя спасать.
А потом вспомнилось лицо Волчка, как храбро он пришел к нему, сколько мужества потребовалось этому маленькому человечку, чтобы пойти к нему, Бурею. К тому, кто хотел убить его, а за что? За то что зверенышем считал, сам будучи страшнее зверя. За то, что в честь Бурея назваться хотел!
И бежит теперь маленький Волчок по темной дороге, может плачет. Это при старшине он страх свой показать не мог, держался, пытался увидеть в нем что-то хорошее, ... Будто трудно ему было понять ребенка! Рассказать про медведя, развеселить забавной историей!
А еще этот волчий вой! Да мало ли ужасов подстерегает мальчишку на лесной дороге! И теперь Бурей мог бы по другому ответить малышу. Да есть на свете то, чего он боится. Боится так, что все остальное меркнет в этом свете. Боится, что не успеет, не найдет, не сможет спасти. И не станет больше маленького Волчка. И некому будет рассказать про медведя, некого обнять и прижать к сердцу, утереть слезы, научить… Он мог бы всему его научить.
И что ему эта сила, богатство, эта власть! Эта никчемная жизнь, которая никому радости не доставляет! Никто, кроме Волчка, не интересовался за всю жизнь Бурея, чего он боится! А Волчок узнать хотел. Так хотел, что пешком из крепости пришел, весь день, наверное, не ел. А Бурей его оттолкнул! Человечка, который мог бы его полюбить, вместо сына стать, о котором он так мечтал.
И что-то поднялось у старшины в сердце, от мук душевных и страданий, что осознал он, как важна жизнь человеческая, даже такая как у маленького Волчка.
И понял Бурей, что если не спасет этого ребенка, то жить ему больше незачем!
***
А Волчок бежал назад в крепость по лесной дороге. И не важно ему было, что наступила ночь. Ему это даже нравилось - ночь в давней дружбе с волками да и луна освещала дорогу. Только жаль было Ворона, который устал и, наверное, спать хотел. А приходилось ему догонять Волчка, не отставать.
А еще обидно было, что не смог поговорить с Буреем подольше, узнать все что хотел. Струсил от громкого крика. А ведь он его накормил. И Ворону позволил рядом сидеть. И расспрашивал, и слушал внимательно, что Волчок отвечает.
И ждал чего-то от Волчка. А он так и не понял, чего. Так и не решился сказать самое главное. Что уже выбрал отчество, что хочет стать таким, как Бурей, таким же сильным и бесстрашным. Что хочет дружить с ним …
И так тоскливо стало у Волчонка на душе, что остановился он посреди ночной дороги, стал оглядываться вокруг, не зная что предпринять, а потом бросился на траву, закрыл лицо руками и то ли заскулил, то ли завыл жалобно.
А потом Ворон тявкнул и мальчик услышал, что бежит кто-то.
Вгляделся в темную дорогу, узнал огромную фигуру Бурея.
За ним бежит, убивать, пронеслось в голове.
Ну и пусть, уж лучше так.
Вскочил и вышел ему навстречу.
А Бурей замедлил бег, увидев мальчишку, остановился шагах в десяти, опустился на колени, будто силы его все покинули и руку протянул.
Не стал Волчок разбираться в своих чувствах, испугался, что с Буреем случилась беда, рванул к нему, заливаясь слезами.
А старшина подхватил его, прижал к своей широкой груди.
Произнес хрипло:
- Все в порядке, малыш. Устал я немного. И испугался. За тебя!

создание данного фанфика происходило в теме http://krasnickij.ru/forum/22-395-1
обсуждение данного фанфика происходит в теме http://krasnickij.ru/forum/22-506-1

Cообщения Kaury
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
Tigra_cashДата: Вторник, 09.02.2010, 02:20 | Сообщение # 9
Полусотник
Пани
Группа: Ветераны
Сообщений: 856
Награды: 0
Репутация: 849
Статус: Offline
"Звероведка"
Тоня стояла на пороге чистой, просторной горенки. В голове носились отрывочные мысли, сердце билось в ушах набатом, на лице отражалось полнейшее непонимание и .. радость.
- Это мне? .. Я?.. Как?... С ума сойти, за что, зачем?!...
Горница была светлая, несколько притолочных окошек смотрели как раз на юг, а на балке над столом висели причудливо изогнутые ветки.
-Новомодные штуковины для свеч...- одна из мыслей задержалась подольше и была ухвачена за хвост.- А стол-то! Именно как надо! Надо для чего?... -вторая мысль вернула память и дар речи, и сразу же всплыла заученная фраза, подобающая случаю -"Премного благодарствую, буду служити во имя Младшей Стражи, Академии Архангела Михаила и всего рода Лисовинов верой и правдой, работой своей помогу усилению и процветанию Ратного и МИхайловского!" .. про себя добавила "-аминь..."
Провожатые что-то ответили и ушли, но Тоня уже была опять во власти скачущих мыслей и воспоминаний.
"это ж меня тогда упырем дразнили, видели бы сейчас ..."
"А у стены еще стол, и на нем береста странная"
"Боярич говорил слово система, это я буду делать здесь?"
"Рисовать есть чем, а примеры повесим на эту стенку"
"Ой, мамочки, с чего начать-то???"
"И Прохора надо сюда, и Митю.. он такой… сильный"
"Дочка мясного, упырка, холопка, кухонная девка а теперь звероведка?"
...
Тоня в Ратное попала с холопами из Отишия, ее отец был умелым мясником, забивал и разделывал скотину. Своей скотины было пару голов, только на прокорм - молоко да яйца, но по приказу смотрителя - к нему водили целые стада, для заклания. Не повезло ему с детьми, дочь старшая ушла замуж в отдаленный поселок, среднюю забрал Журавль за Горку, младшая тоже не могла продолжить отцовское дело, девченка же, хоть и старалась помочь и посмотреть. Родился наконец и мальчик, и второй, и третий, да не успели дорости, младшего болезнь прибрала, а те, постарше, дело не продолжат, в Ратном другие порядки.
Тоня была всегда большим подспорьем матери - готовить умела отменно, а особенно - разделывать мясо и птицу, сама забивала курей, топориком могла и кости хряка разделить. Знала, куда бить надо, чтобы легко разрубалось. Тайком на прогулках за ягодами - ловила лягушек и птенцов, смотрела как же они внутри устроены, как работают ножки и крылышки. Тайком - да не тайком, детвора ее иногда видела, и слухи у кумушек выросли до небывалых размеров - отцу всерьез угрожали убить колдунью и упырку, пьющую кровь зверей...
Отец защищал Тоню как мог, но дома ругался на нее и жену, в очередной раз выкидывал из сундучка Тони кости курей, скрепленные кожаными полосками, палил бересту с рисунками... "схемами" - пронеслось в голове- "Боярич Михаил сказал что это "схемы"...
А на столе значит береста для схем... какая белая и мягкая - странная береста, и ровная, рисовать будет удобно.. вот и угольки.
Все свободное время Тоня проводила с животными... В лесу, на выпасе, дома. Тайком ходила смотреть на бойню, не испытывая ничего, кроме холодного интереса - почему на этот раз коза с перерезанным горлом брыкалась так долго, а когда отец стукнул по затылку - мгновенно обвисла. После бойни осматривала уцелевшие остатки. Даже собирала косточки от мелкой твари, и сцепляла так, как они были в теле, рисовала требуху и так и эдак, чтобы было ей понятно, как оно внутри лежит. Давно поняла Тоня, что все зверушки внутри похожи, хоть и разного размера и цвета и формы. Даже птицы и лягушки между собой, и, скорее всего, человек. Вот с человеком было очень интересно, но так и не пришлось девчонке внутрь заглянуть. Тоня даже втайне мечтала, хотя, и корила себя за такие мысли, чтобы была какая-то стычка, после которой останется несколько мертвых - "..врагов конечно..."- на которых-".. и в которых.." можно будет посмотреть, и чтобы не погнали и не называли бы злой ведуньей. "Какая из меня ведунья? Я ж ни трав не знаю ни отваров.. а болезни так и вовсе не чувствую, наговоры знаю но не понимаю, как они помогают.. наверное неправильно все учила или не..не верю, что помогают! Да, да, теперь можно самой себе честно сказать что не верю в слова, которые должны исцелить, что и Боярич тогда говорил - знание, самая сильная вера..."
Взгляд упал на три плошки с глиной разного цвета. Рядом много свечей, тут можно сделать очень светло, а если свечи приделать к этим рогаткам над столом.. Ага! Тогда будет хорошо видно что лежит на столе, и если что-то разрезать- то будет видно и внутрь! Ай да Боярич, откуда знал, что это так надо? Как же мог вперед выдумать приспособы и.. а- а- а- а, лекарки ведь тоже так больных пользуют, свет-то нужен всегда... Тьфу, аж вспомнила, что о Бояриче девки шепчут, будто он волхв и знает все на свете... А вот и не все!! Сколько ребер не знает, пока на себе не пересчитает...
- Здрава будь, Тоня! Говорят, ты на кухне лучше мужика с мясом управляешься, зверей разных рассматриваешь и схемы внутренностей делаешь?
Здесь он в первый раз сказал про "схемы"
- Косточки вываренные собираешь и ремешками связываешь правильно, - "как он узнал? папа? .. больше некому..." - Знаешь куда бить скотину надо чтобы не мучалась и не рвалась? -"ой-ой-ой..."- грамотная?
На последнее легче всего было ответить, вот и ляпнула:
- Да!
- Вот и отлично, будешь работать с Прохором, нужно сделать точные схемы, -"опять они",- внутреннего строения всей домашней скотины, систематизировать их, -"что-что?", - и составить сборник анатомии и лечения животных.
Тут Боярич Михаил остановился, посмотрел на меня.. а надо добавить, что тогда его слушала в самом деле раскрыв рот.. и пояснил
- АНА - так греки говорили - часть, ТОМИ - резать. Но это не сало в суп крошить, а тело разделить на части, чтобы понять, как каждая часть работает отдельно, и как все - вместе. Просто сначала надо все отделить, отрезать, сделать схему, а потом уже не резать, а по схеме смотреть.
- А ситима....тировать?
- Систематизировать? Кхе.. мухи отдельно, котлеты.. Короче, надо рядом сложить схемы одних животных, рядом схемы похожих животных, записать, чем они подобны, в чем разнятся, эээ.. да, схемы - это рисунки, но не совсем обычные. Все схемы должны быть одинаковы по виду, одни и те же ..э-э-э... кости, допустим, должны быть на всех рисунках одного цвета и размера. Если что-то очень большое, можно уменьшить, но написать в сколько раз. Если совсем сложно будет - иди к мастеру Кузьме и спроси про схемы.
- Так я ж лечить не умею, заговоров и трав не знаю!
- Это Прохор знает и Юлька с Матвеем. Они тебе все расскажут подробно, но надо точно записать. Ты ж знаешь, как узнать, что и как болит у коровы?
- Ну, она и ходить по-другому будет, и есть.. может вообще не есть, или...
Михайла перебил мысли.
- Так вот, это очень важно знать, ВСЕМ знать, а не только Прошке и лекарям, случится, что с конями в походе, скотина падет в селе, как понять беду и помочь - расскажет сборник. Записано должно быть все, первые признаки, лечение, нужные травы, и даже как утихомирить буйное животное.
- А наговоры?
Тут Боярич усмехнулся и, скосив глаза вниз, хмыкнул
- Какие посчитаешь нужными.
Тут-то и стало ясно, что он ни в какие наговоры не верит. Это было странно и отрадно, впервые встретить единомышленника. И конечно, вся отрада явственно проступила на лице, отчего Михайла наклонился поближе, и тихо сказал:
- Знание, самая сильная вера. Узнай все точно, изучи и запиши.
И уже громче.
- Прохор обычно в конюшне, Юлька в лазарете, все что нужно для работы спроси у этих, с перьями, что Илье Фроловичу помогают, место тебе сегодня обустроят, еда, - улыбнулся, - сама знаешь.
Встал, и уже в дверях вдруг повернулся, как будто вспомнил:
- Нужна сравнительная характеристи... кхе, опиши и зарисуй заводных, тягловых и обычных коней, если будет возможность проверь быстроту, подъем грузов коней из нашей конюшни, только ради бога не загони насмерть, у Прохора спроси, какие годятся для потомства, запиши почему. У Анны - матушки моей попроси ленту измерительную, скажи я разрешил, обмеряй лучших коней, а потом на рисунках добавь цифры с ленты в нужные места. Работы будет много, а помощников тебе из парней я не дам, но если найдешь и Демьяну покажешь, буде тому. Советую девок с собаками поспросить, кстати, собак тоже надо сис-те-ма-ти-зи-ро-вать.
Ушел. А разброд в голове остался.. и продолжается до сих пор, Тоня стоит рядом со столом с берестой-бумагой...
Чтобы начать что-то делать - напишу-ка я список что надо сделать! Сразу и порядок в голове образуется, и работа пойдет. Отныне я – зверовед-ка.

Мелкими буковками Тоня исписала пол-листа, пару раз зачеркнув и опять вписав важнейшие дела..
Огляделась, приписала снизу "грифельная доска, миска с водой, тряпка".
Осторожно откинулась на спину стула, как называют это новое сиденье, с кривой доской за короткой лавкой. И впрямь удобно, как раз спина на "спине" лежит. "надо бы назвать подспинник или спинодержатель, спинодоска, нет это все длинно, такая штука должна коротко и удобно называться... а ведь спина, или спинка, как ее ласково кличут - лучше всего подходит! Ай да боярич, говорят он сам названия новым вещам придумывает, и точно как!" Мысли опять потекли про Михайлу. Странный он, умный, как старый Пахом, сосед, что учил ребятишек писать и читать. Скрюченный дед всегда сидел на завалинке и рассказывал то ли сказки,то ли быль. Был он раньше ловким охотником вот и истории его были больше о звере лесном. И так интересно было Тоне, что просила его рассказать еще и еще, допоздна сидела с дедом, а тот и рад был разговору... И чем больше расспрашивала девочка о различиях между похожими животными, тем сложнее было деду объяснять, брал он веточку и чертил рисунок на земле... и название писал. Так Тоня с буквами познакомилась, а за несколько лет, которые еще прожил дед Пахом, очень сильно с ними сдружилась. Не много времени есть у девочки в большой семье, особенно если есть младшенькие, дел много, все не успеть, да и не упомнить! Пыталась Тонечка всем угодить- и к деду сходить, и в лес, и на кухне помочьи братьев поглядеть, а уборка и скотина и еще... Тогда и родился первый дом - на день. Дом - потому что из бревнышек состоит, и когда все бревнышки положишь - дом готов. Когда дом надо переносить, для быстроты на бревнах хитрые зарубки делают, чтобы в новом месте сложитьвсе как было, бревна -то по себя промялись как им удобно. Да и писала работы себе Тоня на бревнах своей комнатушки. Теперь то она стала все успевать, ничего не забывать и каждый день радоваться, что опять получилось буквенный дом достроить.
В Михайловске девочка увидела такой же порядок, видела "списки" и "планы", узнала, что именно Боярич это придумал, и прониклась к нему прямо-таки благоговением. Отныне на него смотрела только как на Наставника, хоть и младше он был ее на год.
А с Прошкой отношения сразу не заладились. ПО возрасту он был как братец младший, а нос задирал - ого-го. Его и Прохором величать надо, а язык не поворачивается. И говорит со всеми как с дурачками или с детьми малыми, на записи фыркал, дескать скотину слушать надо и чуствовать, а не на куски резать и схемы рисовать, это, мол, не Кузькины неживые приспособы. А разве не поможет записать какого цвета становятся зубы у старой лошади? НУ и что, что "все знают", вот и не все, да и не всегда такое от старости, от болезни или травы порченной даже молодая лошадь без зубов останется, вот и запишем, какая трава дает такой цвет, а какая болезнь- эдакий.
Прошка откровенно ехидничал и негодовал, что нужно рассказывать такие мелочи нелекарке, которая не видит причину сразу. Тоня молча страдала, но упрямо писала и выспрашивала, сносила придирки и поправки..
-Это ведьправда, никакая я не лекарка! - кричало и плакало что-то внутри. -Не смогу я это сделать, это много, это сложно!.. и .. важно, очень важно для боярича. Это было видно даже по тому, что он сам лично с ней, кухонной девкой, говорил. ПОдвести его нельзя, это ведь важно не только ему..- перед глазами вставала картина МИхайловска через много лет, светлый терем на острове, а около - гуляют стада, и если что-то идет не так - любая пастушка(почему-то именно девушка) открывает большую книгу "анатомия и лечение" и легко находит по признакам - что со скотом и как лечить. Мечта летела далеко и уже лекари и травники имели свои книги и лечили, лечили, лечили...
Красивая картинка помогала проглотитЬ обиду и опять спрашивать, уточнять. Очень тяжело было, никому не поведаешь о сложностях и мечтах. Михайла бы понял, наверное, но он слишком занят. Юлька ... с нй хорошо работать. Все мелочи и даже свои чувства при осмотре ран проговаривала, даже то, что только показалось, называла места на теле, даже поясняла, почему травы надо собирать именно тогда и тогда. Тоня про травы сама немного знала, пробовала на вкус даже побеги ядовитых ягод, весной, летом и осенью, по чуть-чуть, но и так.. ох, стыдно вспоминать. Зато как будто подсмотрела, как яд течет и копится именно в ягодке, а листиков надо много для отравы, зато очень лечебные.. а теперь и Юля говорит, что яд разбавленный часто - лечит.
Шушукались и смеялись они над наговорами, вместе разбирали косточки для сплетения в "скелеты", но Тоня знала, что нельзя при Юльке упомянуть Михайлу, даже в шутку. Первая беседа о сис-те-ма-ти-зи-ро-ва-нии чуть не закончилась выцарапанными глазами! Стоило только восхитится его умом и дальновидностью в вопросах лечения - как маленькая лекарка в рысь обратилась и глазищами засверкала.
Опять неприятное положение оправдыватся перед маленькой девчонкой, за то, чего не было, и она еще неделю волком смотрела.
Да только разве у Тони есть другое на уме? Тяжко было сначала, мало знаний, все урывками. Да и Прошка этот... Каждый раз сама себя утешала лишь тем, что со временем будет узнавать признаки болезни заранее, может даже лучше, чем он, вот!
Матвей смотрит как на пустое место, хорошо, что на вопросы отвечает, но Юлька тоже всегда рядом с ним, и старается ответить раньше, да лучше, только не того Тоньке надо, а не откажешь.
У кого душа отдыхала, так это у Кузьки в мастерской - балагур и веселун, придумки свои налаживает, и не устает языком чесать, хороший, добрый, недаром девки всегда находят, что бы в мастерскую принести или новость передать. Кузьма их не гонит, а оттуда все с улыбками возвращаются, Тоне сделал досочку ручную для письма, на нее бумагу можно положить, а сбоку на гладкой палочке глубокая чернильница висела, да так хитро, что как доску не наклони, чернильницу не перевернешь. Кузька говорил, что сам придумал, и все помощники Ильи с такими теперь ходят - даже в лес или на огороды. Сзади досочки крючок - вешать можно на ремешок на шею. А чернильницу винтовой крышкой заворачивать- это уже Михайлова придума. У Кузьки Тоня и подсмотрела, что делать дальше.
Кузька частенько что-то мастерил или рисовал угольком на широком столе, бормотал про себя обрывки слов, весь чумазый - стирал нарисованное рукавом, и тут же утирал потный лоб. Казалось, что чертеж на доске отнимает больше сил, чем пробежка в полном доспехе, и только Тоня знала, что это так и есть. В такие моменты Кузьма не слышал и не видел ничего вокруг, девки уходили ни с чем, но Тоня находила, чем себя занять. На грифельной доске под трехфитильной масляной лампой были записаны задания на сегодняшний день, сколько и чего надо выточить и выковать. мастерская была большая, полосой голой земли разделена на кузню с горном ручным(еще был горн с лошадью, но снаружи дома) и точильню. Большая грифельная доска и стол Кузьмы находились как раз в торце этой полосы, так, чтобы Мастер видел что делается, а работники видели доску с заданиями и грозные очи Главного. Хотя "главный" сейчас не заметил бы даже наваристой похлебки перед носом, пока бы в нее этот самый нос не окунул. Много было интересного Тоне, и длинный стол с несколькими токарными станками, и желоб с водой, который открывался заслонкой, когда надо новую воду набрать для захолождения ярко-красной железной закорюки, вытащенной из горна, новые штуки для строительства.. или это для оружия? Но самое главное - каждый работник делал все хорошо и правильно. А ведь Кузьма не командовал ими, весь над столом порхает...
А все потому, что над каждым стулом - "со спинкой - хе-хе" на стене или столбе висела грифельная доска или лист бумаги, где каждая мелочь нужная была написана. Вот для подсвечника "ин-струк-ци-я", как раз над пустующим станком висит -"удобно смотреть, отметил внутренний голосок" - тааак... красную ручку на 3 деления влево, ага, влево это сюда значит, синюю ручку до упора назад, вставитЬ в ложе заготовку номер 8 черным концом вниз. Огляделась - между столбов были прибиты 2 широкие доски, на них лежали куски дерева разной формы, все грубо отпиленные "чудо-пилой на берегу оврага.. как она визжит, прямо как коза на забое".. на нижней доске выжжена восьмерка, а над ней ровная горка коротких палок. Один конец и правда был запачкан углем, но если бы не ин-струк-ци-я, Тоня бы не обратила на это внимания, хоть он был и потолще. "Такие уточнения значит очень важны.. правда еще не знаю почему." Вставив заготовку, она опять подняла глаза на доску - "крутить белую ручку до тех пор, пока конец заготовки не дойдет до цифры 2... передвинуть красную ручку на 2 деления вправо... белая ручка.. до цифры 8 .. красная на 1 деление влево.. белая... цифра 10 .. ой! закончилась палка.. оо, уже не палка, а красивый фигурный круглый кусочек, а толстым основанием, тонким телом и расширенным концом. Отнести заготовку к столу со сверлами и выточить сверлом 24 уг-луб-ле-ние на 2 деления? Нет, не пойду и так уже все понятно."
Положила почти готовый подсвечник возле станка и в полнейшей задумчивости, не обращая внимания на оклик "проснувшегося" Кузьмы пошла в свою горенку.

Зайдя в горницу, ставшую почти родной за пару недель, Тоня сразу села за стол, зажгла измерительную свечку и начала писать. Вскоре на листочке четко и разборчиво были написаны действия для измерения коней со всех сторон. Даже дядька Простыня бы смог обмерять коня? "так, зачеркнем" любую скотинку, если бы умел читать. Нижняя часть листа разделилась чертой на список нужных знаний и пустое место, куда надо записывать цифры с линеек и ленты. В самом низу надо было вписать кличку и название животного. Бумажка получилась красивой, если не считать зачеркнутого коня, но обычной радости от сделанной работы на лице Тони не отразилось. "Кони, собаки... кто еще, может и коровы, у них правда нужно другое считать, но почти так же, а если свиней и ..." Девушка обхватила голову руками. Хотелось все бросить, убежать хоть и в лес, только бы не видеть своего позора и укора в глазах Михайлы. "Нет! Надо разобраться, разделить тяготу на кусочки, как тушку - и из каждой сделать отдельное блюдо, по порядку. Приходилось уже матери помогать в этом, а свинья -то была в 2 раза больше самой Тони. "
На каждое животное нужен свой список, всех надо обмерять, переписать числа так, чтобы были все рядом и понятно. Нарисовать на большом листе "каменный домик"с рядами и столбиками, и выбрать потом лучших зверей. Лучшие нужны были для потомства. Дети не всегда берут лучшее от родителей, но недаром же только самому сильному жеребцу зверовед Отишия дозволял покрывать всех кобыл, и хряка только самого большого водил. "Постой, а если самого сильного жеребца, да самую быструю кобылу... или.. или наоборот.. это ж может.."
Перо мелко и неразборчиво заскрипело по первому попавшемуся листку.
... Измерительная свеча уже оплыла на три риски, а Тоня все прикидывала так и эдак, что можно улучшить в породе и какие признаки искать. Икота вернула ее с небес на землю, и заставила выйти за водой. В коридоре она мельком увидела Машку, дочь Анны, она ходила с досочкой для письма по пустующим светелкам, поздоровалась. Машка сказала, что зайдет потом и к ней.
Ай-яй, нельзя, нельзя так надолго увлекаться, три лишних деления, четыре , а потом рраз и утро? Когда-то приходилось у деда Пахома считать лучинки, чтобы не засидется, а Михайловске свечки с рисками помогают вечер поделить. Так, вот она - большая тушка.."вола"- хмыкнула Тоня. Как же сьесть вола? Первое - списки для обмеров - надо их много-много, писать самой? Да скот уже падет к тому времени, как она первую сотню закончит.. Надо к Кузьке, а пока отложим. А еще выкинем всю требуху моего "вола". Мерять надо НЕ ВСЕХ, только тех, кто в нужных летах для случки, на ком видно сразу, что признак хороший есть, о многом можно парней просто расспросить. От таких мыслей Тонька раскраснелась. В родном селе с ней держались обособленно, бабы шептались, что -де пьет в лесу кровь лягушек и летучих мышей, а детвора по науське родителей травила "упырку" до горючих слез. Какие уж там парни, Тоня находила утешение в работе как дома, так и на поле, запретив себе даже смотреть в сторону дома с лавками под дубом, где летними вечерами собиралась молодежь.
В Михайловске кроме нескольких наставников, да строителей, были одни молодые, много парней и "батальон" девиц. Тоня замечала заинтересованные взгляды, но все себя одергивала, не сейчас, не время, надо дело делать, а потом...Что будет потом, было как-то страшновато представить себе, и Звероведка вернулась к исписанному листочку. "Я сама не буду осматривать всех, нужны люди. Все заняты, наверняка же никому не захочется тратить летний час на ползанье под брюхом у коров.. каждому не обьяснишь, что это для общего блага. Нет! Михайлу отвлекать нельзя, да и говорил он, что не даст парней. Девицы в конюшню, да в новых платьях, не пойдут ну за какие коврижки! О, коврижки! Надо что-то взамен... У девчонок хорошие щенки, но можно найти еще лучших для случки, выбирать коней по красоте, как выбрал зверовед в Отишии пышногривую кобылу для жены, кумушки от зависти лопались. Даа... кумушки тут такие же, по платьям видно было. Но Тонька не могла сама пообещать такое-назревал разговор с Боярыней Анной.
Скрипнула дверь, зашла Маша.



Я - неправильная женщина и делаю неправильный борщ!
Cообщения Tigra_cash
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
Tigra_cashДата: Среда, 10.02.2010, 17:08 | Сообщение # 10
Полусотник
Пани
Группа: Ветераны
Сообщений: 856
Награды: 0
Репутация: 849
Статус: Offline
Машка выглядела усталой, уже поздний вечер, а она все переписи составляет, кому чего не хватает, как убрали сенные девки покои. К Тоне она забрела с теми же вопросами.
- Спасибо, боярышня Мария, чисто у меня, воду для смывания мела меняют, чернила и глину дополняют, как сыр у вас тут в масле катаюсь.
- Это не удовольствия ради, а для работы, - Машка изо всех сил старалась придать голосу строгость. Оглянулась и расслабилась, - да я и вижу, что ты и не отдыхаешь.. я присяду?
Тоня кивнула. Маша рассматривала стены горницы этой странной девчонки, Прошку она всегда видела с щенками или в конюшне, а эта сидит сиднем здесь, или у лекарки, или у Кузьки, но не праздно, а деловито ходит по Михайловску со своей доской и бумагой. Мишка маме уже говорил, что Тоня не простая помощница Прошки, а работник науки. Пока эту науку никто не видел, да всего-то три недели прошло, но в тониной комнате кое-что поменялось. На широких полках внутренней стены появились страшные костяные звери, но так забавно связанные кожанными ремешками с бантиками, что даже в пляшущем пламени свечей - вызывали улыбку. Маша улыбнулась им, и вздрогнула, пальцы Тони легли на затылок..-тише, тише, сейчас тебе легче станет, это от усталости, боярышня. Мягко-мягко давила Тоня, кругами пальцы водила, а Маша только чувствовала, что сон уходит, пелена с глаз... - спасибо, Тонь.
- Что ты на доске пишешь? Учить тебе некого вроде бы?
- Я сама себе пишу, задания, что надо сегодня сделать и не забыть. Бумагу жаль на это переводить, да и лучше так видно, крупно.
- И что же, больше не забываешь?
- Не-а. Когда подумаешь, да проговоришь вслух, да еще запишешь, точно не забудешь, даже если не смотреть на доску. Зато потом как сладостно вечером видеть, что все готово и сделано, и можно все стереть. Исправлять тоже можно легко.
- Знаю, Мишка и Кузьма свои придумки так до ума доводит..
- Ага, и свою рожу до нужного цвета, - вырвалось у Тоньки. Обе прыснули, - ха-ха, и правда!
Обе девушки стали уже почти подругами...
- Слушай, а если я так свои дела запишу, то их смогу даже не вытирать, каждый день делаю одно и тоже, ужас... Вроде и девок много, но им пока все растолкуешь, да и не все работают хорошо, отлынивают. Не проследишь никак за ними, одна на другую спихивают.
- А ты им отдельно списки приспособь? И себе такие же запиши, а на них имя. Если непорядок, будешь знать с кого спрос. Вот я для лошадей список умений и величин составила, а на каждом кличка будет...
- Так это что ж мои девки как лошади? - Машка не знала, обидеться ей или смеяться, - а.. а они читать не умеют!
- Так лошади тоже...
Покатывались со смеху уже вдвоем, утирая слезы, попытались еще
- Девки смогут заучить, им немного надо делать, главное чтобы я сама знала.
Маша задумалась... глядела на танцующий огонек свечи.
- А чего ты, Тонька к нам на посиделки не ходишь? У нас весело, тебе понравится!
- Так.. работала я и .. "ну не могу я, НЕ МОГУ!!!!!" вечером совсем устаю, утром надо с Прошкой перед выпасом стадо осмотреть, а там уже больше тридцати голов, а будет больше...
- Вот с Прошкой и приходи! - прямо приказным тоном закончила Машка. И, уже смягчив голос, добавила, - он тоже никогда не ходил, стесняется, что его занудой зовут.
- Он зануда? Да он! С ним идти? Никогда! - Тонька почувствовала, что даже оскалилась, будь на шее шерсть, стояла бы сейчас дыбом..
Машка удивилась и захихикала.
- Ты первая, у кого он вызывает что-то кроме зевоты.
Тоня так и застыла, раскрыв рот. Маша внимательно посмотрела на нее и перевела разговор на дело:
- Так всего ли тебе хватает, мать говорила, что может помощь понадобится?
- ..да-да.. Ой! Да, конечно! Вот у меня тут эту бумажку надо - но это к Кузьме, сама договорюсь, а, вот. У некоторых животных в Михайловске, да и в Ратном бы.. эх... надо мерки снять, да записать все точно, как на ленте будет написано. Рядом с меркой сюда циферку записать. И кличку. Потом, когда таких бумажек наберется по каждому мужному зверю - много, надо будет на ммм...кирпичики ..перенести все важные цифры, чтобы рядом было, так лучше видно, кого из них выбрать для хорошего потомства. Просто когда берешь самого быстрого коня и самую быструю кобылу...
- Нет-нет, не продолжай, ты уже как Прошка говоришь, с этим надо к маме идти, давай завтра?
- Спасибо, я как раз напишу, что надо еще спросить..
- Тфу ты, точно вторая Прошка! - смеялась Машка уже в коридоре.
Боярыня Анна , предупрежденная Машкой, нервно постукивала по столешнице в ожидании Тони.
Многое в этой девушке, ровеснице ее дочек было непонятно, а вчера Маша так за нее просила, что впечатление стало еще запутанней. Как к ней относится, даже нет.. как величать? Эдакую птицу, науковую.
Перед заселением Тони в дом Мишка конечно пришел спросить разрешения, хотя давно ясно, кто здесь руководит.
- Матушка, позволь мне кухонную девку к себе забрать, она умная, для дела полезная.
- Для какого такого дела? - насторожилась Анна... сразу почему-то вспомнилась Юлька... Но Мишка развеял сомнения
- Она зверей знает, как устроены, как живут, почти как Прошка, но по другому, научно.
- Научно?
- Да, она записывает, что видит, и проверяет потом, это самое главное в науке, чтобы проверка совпала с предполагаемым результатом.
- Мишаня!
- Ну ты ждешь, что будет, потому что в записях так есть, и оно случается.
- Ты у меня самый умный научник, зачем тебе еще кухарка?
- Мам, я не могу еще и скот лечить!
- А, она лекарка?
- Нет, но станет, когда много симптомов.. эээ - признаков болезни запишет, а потом с записями сверятся будет и лечить. А по ее записям любой сможет лечить, и не только скотину. Это полезно для всех, с собой в поход Юльку не возьмешь, и далеко не все воины знают о ранах и болезнях. А буквы знают, бумажная книга немного весить будет, а Кузьма как раз разрабатывает способ копир.. делать много одинаковых книг - в каждой деревне будет одна.
- Это и впрямь полезно.. не будет здесь Юльки, вдруг что случится, всего-то я не знаю.
- И никто не знает, мама, а книга соберет опыт и знания всех. Тоня для этого мне и нужна, у нее будет порядок, пишет она быстро и хорошо, и .. работящая, продыху не знает. А еще знания любит. И это важно.
- А она холопка? Как мне с ней держаться? Они ж из Отишия, всей семьей.
- Ее отец в Ратном на забое работает - полезный и сильный муж, когда тут поголовье увеличится, возьму его в крепость.. если разрешишь, матушка. - Анна только поморщилась и махнула рукой. "Зачем только спрашивает? Блюдет порядок? Так мы одни здесь, мог и не..."
- .. а Тоня себя холопкой не ощущает, ее отрада - учиться, кланятся будет, но не душой, так что решай сама, надо тебе это или нет, не пугайся только, если чего странного попросит, пусть расскажет, зачем, может быть интересно.
И Машка вчера... Я думала, что спит уже, ан-нет, прибежала, щечки розовые, я уж подумала что с гуляний, а она говорит, давай матушка, твою усталость сниму, Тоня звероведка показала. И так голову намяла, что и вправду подумаешь, что лекарка дивная.
С чем же она сейчас пожаловала?

- Ты хорошо и много работаешь, молодец.
- Спасибо, боярыня Анна.
- Меня все матушкой кличут.
Девушка поняла, что под словом ВСЕ Анна не подразумевает холопок, и дала понять, что Тоня для нее уже не прислуга.
Но все еще сомневаясь, она промолвила:
- Да, матушка боярыня, - и виновато улыбнулась.
Да она очень даже хорошенькая... Анна так удивилась, что пропустила мимо ушей непослушание.
- Расскажи, как тебе живется у нас? - а сама постаралась рассмотреть Тоню повнимательнее. Знание души и чаяний домочадцев - помогает сладить самых разных людей в одном жилище.
"Она все о работа да о работе, совсем не отдыхает, бедная... Пятнадцать лет девке, а от дум тяжких уже борозда на челе.. что же это она, из-за сестры, что Журавль увел? Непохоже, по-другому бы было. К Нинее не поведу, сама, чай, не дура."
- ... а он может быть и большой, грузный, но кости тонкие, а сразу и не видать....
"Кости.. что там холопки шушукались? Что Тоня в лес собаку увела, сьела, а кости забрала, и теперь они по ночам по двору бегают и воют... Это они про хребты у ней на полке, дурищи. А если она и дома такое делала, диву даюсь, что не забили совсем девчонку..."
- Досочки Кузька ... мастер Кузьма пообещал, а списков я восковой печатью наделаю, сколько нужно будет. Надо бы только помощников... А я и не знаю что взамен за работу дать. Коней породу красивую можно вывести, но это ж когда еще будет, жеребятся они раз в...
"Красивая порода вещь нужная, платья вон как пошли, соображает правильно, но права, долго это. И важней кони боевые, да и не такие холеные, как трофейные..."
- Девки из батальона пойдут. Но не обмерять лошадей - а парней расспрашивать, это им только повод дай, сами побегут с радостью. Тебе же не всех зверей надо осмотреть?
- Кобыл всех, по возрасту, а коней надо только самых лучших по разным признакам..
- Поверь мне, парни из кожи вон вылезут, коняг расхваливая... После наших - пошлю лучших в Ратное, и там все выведают. Только поболе списков понадобится.
А как у Юльки, справляешся? Хворей разных много у людей, трав лечебных тоже видимо-невидимо.
- Да, матушка, одна из Юлькиных девок мне травы рисует, я ей глины разноцетной дала. Только писать она не очень-то, сама буду...
- Нет, пусть пишет, разберем, зато скоро наловчится как надо, глядишь, еще одна умная помощница будет! И тебе только готовые записи будет приноситЬ - такое подспорье!
-Ага.. Тоня опять расплылась в улыбке.
Нет ну вы подумайте, просто красавица, и возраст! Моим, конечно женихов не отобьет, но ведь мне ее замуж выдавать. А такую разумницу просто так невместно, хоть и полон вроде как. Мишка их как новых жителей представил, да только что старшим ратнинцам его наказы. Хоть и умен, а молод, не уважают и не любят его в Ратном.
Так..
--Тоня, а приходи-ка к нам на посиделки с девами вечерком.

Графческая доска заполнялась буквами. Тоня обдумывала предложение Анны, но не могла найти место, куда приткнуть такую бесцельную трату времени. А тут еще и Кузька.. Намекнул, что за все новоделы хочет что-то в ответ. Вспомнилось как в мастерской висела ин-струк-ци-я... А ведьвсе инструкции тоже надо в книгу занести! и со всеми делениями и с рисунками! Да и делать-то самой не понадобится, только Кузьке сказать- каждый подмастерье сделает рисунок того с чем рабоает, и списочек приложит. Дела много, но и парней много. работа даже не встанет.
- Кузька будет рад. Но его задумки тоже надо записать.. а он -то все на столе сочиняет, посмотрю-ка я завтра, кому первому он новое растолковывает..

У Кузьки было людно. У каждого столика толпилось по 2-3 человека, сам Кузьма летал по проходу с несчастным лицом и причитал- тут стоя надо! Он же уронит! Смотри сюда - ох! К воплям примешивались треск, звон железа, удары, все густо сдобрено многоголосым гомоном. По другую сторону "рисовального" стола в полутьме Тоня разглядела Демьяна, который презрительно осматривал это брожение.
-Кривит свою губу, скоро так мышца и приживется, будет даже на любимую презрением пыхать.- Тоня попыталась представить себе влюбленного Демьяна, получилосЬ плохо так, что аж прыснула. Дема зло покосился на нее
-Чего пришла, не видишь - торжище тут у нас, а ты без денег!
- А я с грамоткой зато - товар переписать! - нашлась с ответом девушка и помахала списком. В том уж были написаны все задания для работников Кузьмы.
- Гы, чай, мытник что ли? -Усмехнулся, но внимательно посмотрел на нее Демьян.\
- Ага, сейчас десятину у Кузьмы Лавровича стребую, и ... Тут подбежал сам хозяин мастерской
- Демка, что я с ними делать-то буду, там - махнул в сторону кузни - сила и ловкость нужна, а они и на ногах-то еле держатся, а места за станками для всех нет! Да и то, на самострел дугу сгибать сила хоть в руках нужна, а у Вальки спина того, тяжелее пера не поднимет ничего! А у Ивашки...
"не повезло парню, если под лопаткой перебили, да так что руки еле поднимает - быстро такое не затянется. А что за вой без рук? Постой... тяжелее пера?"
- А Валька, он как, сильно плох? - перебила словесные излияния Кузьки невозмутимому брату Тоня.
Ему, чтобы ответить, пришлось поскрести в затылке, поелозить глазом по залу, а Демка удивленно хмыкнул и спросил
- А зачем тебе?
- Мыто себе заберу - сьязвила Тоня, но , спохватившись, ведь с городовым боярином говорит, добавила серьезно - помощники мне очень нужны, списки переписывать и из них.. эээ... сборники составлять. Чтобы порядок был в знаниях, ну.. А это не тяжело, сидеть да писать, пером, вот. И Валька мог бы...
Под пристальным взглядом Демьяна Тоня почему-то страшно смутилась, язык начал заплетаться, мысль, такая яркая и прямая вдруг потерялась. Виноватая улыбка сложилась как-то сама собой.. и мир вокруг пропал.
Кузька с разгону налетел на зачарованную Тоню и потащил ее по проходу, что-то тараторя. Перед поворотом внутрь полок, ей удалось вывернутся и кинуть взгяд назад. Дема смотрел на нее
Споткнувшись о стул, девушка чуть не упала на отрока, который сидел как раз за знакомым станоком для подсвечников. Тот со вздохом отцепил руки от рычага и они как плети упали ему на колени. Взгляд, полный немой мольбы подтвердил, что даже такая простая работа ему в тягость.
-Забирай добра молодца, Валька -Валентин! Парень явственно напрягся и скрипнул зубами, но бодрый Кузька этого не заметил. Тоня наградила его укоризненым взором, да только этому веселуну как об стенку горох. ПОбежал осматривать другие рабочие места, там галдеж не прекращался. Дева поняла, что это увечные парни, которые уже не сядут в седло ближайшее время, но и не хотят к мамке на кухню возвращатся. Все это очень правильно, мужу себя понимать чтобы - надо пользу большую приносить, наибольшее уважение в бою снискать можно, но для них это пока заказано, значит в работе отличимся, думают. Стараться будут за десятерых, только бы ненужными калеками не прослыть. А Валька похоже себя уже похоронил, великая тоска в глазах плескается. И Кузька этот - в технике умен, а тут дураком выставился, лучше бы стукнул его.
-- Валентин, я Тоня, Звероведка тут, помоги мне пожалуйста с работой.
"Недоуменный взгляд.. он наверное думал, что его как телка поведут? "
- Мне без тебя не справится одной!
"Вот, то что нужно - уверенность и боевой настрой, даром что руку поднять не может, о .. руку, руки? "
На-ка, поводи по столу как будто пишешь - дала Тоня ему в правую ладонь круглый недоточенный подсвечник.
"так, локоть на столешнице, но кисть держит, пишет в опилках буквы, так, мелко, хорошо."
-Давай и левую - потянулась девушка за бруском, но Валя с натугой быстро передвинул правую к левой, и уже левой начал корябать стол.
- Молодец, с неподдельным восхищением молвила Тоня, и эта искренность придала новые силы отроку. Валентин встал, взял "ВЗЯЛ!САМ!" деву за локоть и повел к выходу в проход. Там пробегал опять взьерошенный Кузька, ничего не слыша и не замечая на пути. Тоне пришлось схватить его за рубаху..
-Постой! Я ж с делом к тебе пришла, ша-блон принесла, что твои умельцы писать будут!
-Ага, только это, не сейчас, видишь, че творится, вон туда на стол положи, ээ, на доску нацепи, не, Демке отдай, пусть глянет, что тут порядок будет получше чем..."Демьяну? Эта мысль с собой принесла горячую волну, заливающую лицо - НЕТ! "
-На, Валя отнеси этот листок.... Демьяну.. Лавровичу..
Парень медленно, аккуратно но твердо шел к столу, а Тоня смотрела ему в спину, и судорожно пыталась перебить ненужные, совсем ненужные думы. "Идет хорошо, но спина .. тяжко будет ему усидеть" Словив спасительную мысль, она опять повернулась к Кузьме, который, пытаясь вырвать рукав из ее рук, кому-то вглубь кричал ругательства.
- Для Вали нужен стул, особый. Он спину долго не сможет прямо держать- а писатьтолько сидя можно. На спинку надо бы как обруч без переда что-то насадить, чтобы под мышками держало, а то и что бы подвязать можно было. Как бы ему постель но сидя сделать? Еще бы мягко как постель.. тюфячок небольшой или подушку прикрепить на этот стул.
-А это можно! Мгновенно забыв о всех невзгодах Кузька сунулся было к столу, но углядев там брата, воровато завернул в ближайший пустой проулок, схватил бумажку с полки и отрешился от мира.
А на Тоню опять нахлынули видения очей Демьяна, но, к ее счастью "счастью?" он увидал маневр Кузьмы и уже прощался с Валентином в дверях.
-В терем? - явствнно взял на себя роль ведущего Валька. Вот тут Тоня на самом дела радостно улыбнулась - парень-то выздоравливает, хоть и не телесно, да и голос прoрезался.
________________________________________

Пoка шли к горнице звероведки - Тоня с Валькой успели подружится, шли и смеялись. Валентин был сыном охотника из Ратного, знал зверей и травы непонаслышке, это было великой удачей, и у Тони не стискивалось сердце при мысли о скелетах на полках. Но получилось еще краше, Валька заявил, что у него дома сохранился череп тура, пробитый стрелой, дедов трофей. Поохав над таким охотничьим мастерством - пробить кость толщиной в большой палец да навылет не всякий сможет, девушка принялась рассказывать и показывать, что и к чему в ее горнице служит. Начала было обьяснять что надо будет делать Валентину, но тут вбежала встревоженная сенная девка и затрещала, что, дескать, зовут срочно Тоню в кузню.
Она оглянулась вокруг, не забыла ли чего там, пожала плечами и пошла обратно.
Причиной нового переполоха стал ... боярыч Михаил! Он да несуразный стул, который стоял посередине открытого постранства мастерской. Михайла был грозен, все вокруг от непонимания жались по углам, только Кузьма держался за спинку нового изделия с явным намерением защитить свое творение любой ценой. Как только Тоня вошла, Мишка вперил в нее пристальный взгляд.
-Ты... это сама удумала иль кто подсказал?
Не ответить было невозможно.
-С-сама.
- Как? Михайла не отрывал глаз, забираясь прямо в душу.
- В-вальке спину держать, на твердом тяжело вот и подумала .. а Кузьма Л-лаврович помог..
Мишка опустил глаза и вздохнул, вслед за ним и все вокруг расслабились и переглянулись. - Давай посмотрим что тут наш улучшатель наваял.
-Хм,- уже усмехнулся довольный Кузька - вот , как и говорила - на верху ручки приделаны, они крепкие, только тряпицами обмотаны, чтобы не намозолить, а эти подушки я пока только веревочками подвязал, конечно перетерется, но это чтобы быстро было, а там я удумаю как закрепить. О как сидеть-то хорошо, точно барин!
-Барыня ты беленая!, с улыбкой шугнул Кузьму боярич, потрогал веревки, крест- накрест перетягивающие нетугие подушки, пробормотал
-никуда не годится так- и уже погромче сказал, показывая на края спинки - Края подушек надо в расщепленные деревяшки заталкивать, по всему обводу, так чтобы центр был мягким, не перетянутым, или как-нибудь по-другому зацепить, но только скраю. Будем делать такие стулья, кресла и длинные лавки. Надо измыслить надежное закрепление и .. не холщовые подушки, а кожу натягивать, только сверху, внутрь мягкое набить. И не смотрите на меня так, я в Турове такое в книге заморской видел - мебель называется. олько у нас получше будет - мастер Кузьма не подведет.
-А кто ж сидетьна таком будет - только матушка боярыня чтоль? - послышалось сбоку - Гы, Роська опухшим задом! - Ему перья надо устлать! - Легче дыру вырезать! - загомонили остальные. Михайла тоже улыбнулся, а потом опять построжел, подошел к Тоне и чутьпоклонился.
- Спасибо тебе, Тоня, за придумку, ты молодец! - и , уже обращаясь ко всем сразу - Она не только вещь полезную измыслила, но для помощи увечному брату нашему во христе Валентину, брату нашему, раненому в бою отроку 4(?) десятка Младшей стражи. - повернулся обратно к заалевшей девушке- все, что еще придумаешь, будет мастером Кузьмой исполнено по мере возможности скоро, не стесняйся , обращайся к нему. И к боярыне Анне.
Еще раз кратко поклонившисть он в сопровождении удивленно поглядывающих отроков - удалился.
Тоня, вся во власти бешено скачущих мыслей сама не заметила как добраласьдо горницы и уселать за рабочий стол.



Я - неправильная женщина и делаю неправильный борщ!
Cообщения Tigra_cash
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
RevolverДата: Воскресенье, 14.02.2010, 04:14 | Сообщение # 11
Десятник
Группа: Ополченцы
Сообщений: 104
Награды: 1
Репутация: 75
Статус: Offline
За два года Ероха вымахал в здорового широкоплечего парня. Ростом до полновесного ратника еще не доставал, но стать обещала быть богатырской. По краснощекому русоволосому красавцу уже не одна девка томно вздыхала в подушку, все бы ничего, да вот только мучил его червячок недовольства...
Причина была проста — Бешенный Лис Мишка. Той позорной драки, когда Мишка с братьями побили шестерых его приятелей, считая с ним самим, Ероха никак не мог забыть. И рад бы, да вот только дела Минькины пошли круто в гору, его, Ерохины — как были, так и остались на том же уровне забияки и драчуна. А тут и разговоры пошли, дескать, чего — чего, а старый Корней нового сотника растит, дикого да горячего. Да и отец, бывало, нет-нет, да и попрекнет Лисом, - Корнея внук хоть и одногодок Ерохи, а уже чуть ли не сотню отроков в подчинении имеет. Ратного дела понюхал, с боем знаком, а у него здоровый лоб, а еще воинскую справу не освоил как следует, а все ходит да с репьями хворостиной воюет.
С командой своей Ероха уже не так часто виделся как ранее, кто по хозяйству помогал, кого по воинской справе гоняли, а Паньку вообще дома чуть не за холопа держали, воинской справе не учили, и на последней вечорке тот угрюмо заявил что пойдет к Миньке в академию проситься. Ох и знатная тогда у них с Панькой ссора вышла... За грудки хватались, даже по разу в ухо друг дружке заехали, да замирились потом. Потом, когда уже расходились, Панька сказал Ерохе — Тебе то что, вон Корней Агеич вам боярство пожаловал, а я кем буду? Сестрин муж меня ничему не учит, я в обозники не хочу, мне бы хоть в ратники попасть, а тебе гляди, отец и десяток пожалует... На том и разошлись.
В тот день Даниле понадобилось о чем то сообщить сотнику, а он как на зло уехал в новую крепостицу, строительством которой руководил — кто бы мог подумать — Минька Бешенный. Доскакав до стройки, Ероха был не то чтобы удивлен — поражен ее размахом...
За мостом стояли ворота, и охраняли их - кто бы мог подумать - такие же отроки как и Ероха, да только с самострелами, и в доспехах, как самые настоящие ратники. Видно было, что жара им докучает, но шлемов отроки не снимали, и зорко смотрели на Ероху. Как только тот ступил на мост, стражники оживились и потянулись за самострелами, которые взведенными стояли рядом. От вида самострела, направленного ему в живот, у Ерохи взмокла не только спина, но и то место где благородная спина уже теряет свое название и начинает зваться по другому.
- Кто таков и куда идешь? - грозно спросил один из отроков.
- Э-э-ээээ, я это, меня отец к сотнику, э Корнею Агееичу послал с срочным сообщением - чуть ли не по козлиному проблеял напуганный молодец.
В этот момент Ероха себя чуть ли не возненавидел, да вот только когда самострел в брюхо смотрит, тут даже у взрослого ратника ладони вспотеют и в горле пересохнет.
Второй отрок пронзительно свистнул, и откуда-то из пристройки сбоку от ворот выбежал еще один отрок в таком же доспехе, как и первые два.
- Значит так, паря, ты ждешь возле караулки, к господину сотнику пошлем гонца, че он скажет так и будет, примет - значит проведут тебя к нему, а не примет - значит проведут тебя отсюда.
От кого гонец пожаловал, что передать господину сотнику?- требовательно спросил вышедший отрок.
Самострелы стража уже отвела, но из рук не выпускала, и малость, успокоившись Ероха, ответил - с вестями от десятника Данилы.
В то же самое время Ероха глазел на стражников. чувствовалось в них что-то такое, что наводило на мысль что и выстрелили бы, если служба того потребует, хотя и были на вид послабее ратников. В вышедшем из караульного помещения юноше Ероха безошибочно угадал старшего, и его догадка подтвердилась, когда тот громко окликнут - Панько!
Из двери караулки высунулось еще одна голова, но без шлема. - Слушаю господин десятник!
Ишь ты, росту меньше чем во мне, а уже "госпадин" - завистливо подумал Ероха - Мои дружки кроме как Ероха меня и не кличут...
- Сбегай к бояричу, доложи, что к господину сотнику гонец пожаловал
- Слушаюсь, господин десятник!
Голова скрылась за дверью, и через несколько мгновений, натягивая шелом, мимо Ерохи промчался еще один юноша.
- А тебя попрошу пройти к караулке, вон видишь лавку - можешь посидеть подождать, да и коня к коновязи привяжи, пусть скотина отдохнет. - буркнул десятник.
Привязав коня, Ероха уселся в тени на лавку, и с интересом рассматривал что творится в крепости и стражников на воротах. Ребята при постороннем оружие из рук не выпускали, хотя и вели себя пораскованней чем при его приезде . А посмотреть было на что. Где то раздавались удары молота по наковальне, гулкие удары копров которыми забивали сваи, стоял перестук топоров плотницкой артели. Но поверх всего этого выделялись короткие как удары меча, и резкие как щелчок кнута команды где то на задворках двухэтажного здания, иногда слаженный ответ многих юношеских голосов. Иногда пробегали или проходили холопки, еще от одного здания во дворе шел восхитительный запах готовящейся пищи, судя по чему Ероха безошибочно угадал кухню.
Однако долго высматривать ему не дали, вернулся отрок, которого посылали к Мишке.
- Господин Сотник велел провести гонца к нему, а господин Воевода примет его у боярича.
Старший караула задумался и сказал - бери Варфоломея и встанешь на стражу, а эти двое пусть сопроводят - как тебя звать? - Ерофей - Ерофея к бояричу....
Разрядив самострелы, но, оставив тетиву на взводе, довольные сменой и тем, что можно будет пройтись развеяться, подобревшая стража ворот повела Ероху к бояричу. Путь в детинец пролегал мимо здания, за которым, судя по звукам проходило обучение воинской справе, и Ероха наконец то узрел обучающихся отроков.
Занималось во дворе десятка два молодых отроков, ни одного из которых в Ратном Ероха ранее не видел. Судя по виду и по обрывкам разговоров, которые удалось услышать, это были молодые лесовики, которых привела в обучение бабка Нинея.
Не особо прислушиваясь к разговору сопровождающих, Ероха во все глаза смотрел на кипучую деятельность и ее следы на постройке крепости. Вот под навесом лежат бревна, возле которых что-то делают два холопа, в отдалении слышится лай собак и звонкий голос Прошки.
Многое удивило Ерьку, и кузница, и пи-ло-ра-ма, как назвал один из отроков длинное здание, из которого два холопа выносили полную корзину опилок, чистые опрятные холопки возле кухни и прачечной. Но самое большое удивление ждало Ероху в детинце. Пройдя еще одни ворота, он увидел двухэтажный терем.
- Пришли. - сказал один из отроков, которого, как понял Ероха из разговора звали Любечко, а крестили Степаном. Поднявшись на второй этаж, Степан сказал
- посиди здесь, в приемной, а я доложу бояричу о твоем прибытии.
Пока стражник докладывался, Ероха во все глаза смотрел на убранство приемной, да на своего второго сопровождающего. Точеные лакированные подсвечники, специальная лавка для посетителей, и другие мелочи заставляли думать, что он попал на прием к самому князю.
Тут как раз вернулся Степан - Господин сотник и Боярич скоро тебя примут, а пока велели подождать.
Через некоторое время раздался голос Мишки - Давайте сюда посланца!
Дежурный отрок кивнул Ерохе - давай, заходи.
Войдя в кабинет, Ероха оторопел, в который раз за сегодня.
Беленый потолок, обшитые светлыми досками стены, лакированная мебель – столы, поставленные буквой «Т», стулья, шкаф для бумаг (пока пустой, но за дверцами не видно), шкаф-картотека, в углу маленький столик в окружении трех кресел. На письменном столе керамическая чернильница (вместо чернил, увы, разведенная в воде сажа), стаканчик с гусиными перьями, пачка навощенных дощечек и костяное стило, пачка выделанных берестяных листов под прессом. Мишка, как смог, воссоздал интерьер рабочего места топ-менеджера, и на неподготовленного зрителя кабинет производил впечатление, просто-таки, неотразимое. (не мое, спер у автора в "экзамене", но зачем придумывать велосипед)
За столом в кресле восседал Корней Агеич, а Мишка стоял сзади и справа от сотника.
Увидав, Ероху, Мишка удивленно поднял уцелевшую бровь, но виду сильно не подал.
После того как он сообщил все что нужно, Мишка распорядился покормить гостя, и отпустить, благо что как раз подходило время обедать унотам.
В столовой Ероху ожидало еще одно потрясение - В одном из десятков он увидел Паньку! Сначала Ероха подумал что обознался, но тут и Панька, увидев его, сильно смутился, Ероха понял - таки не обознался...

Уже возвращаясь домой, Ероха вспоминал подробности его приема.
- Корней Агеич...
- Господин сотник - прервал его речь Минька (Шоб ты здох, подумалось Ерохе) - Уж если послали тебя гонцом, то будь добр и веди себя как гонец, а не как баба на базаре.
- Кхе...
- Господин сотник, тятька велел сказать...
- Не "тятька велел сказать", а десятник Данила велел передать - Опять грубо оборвал его Мишка.
Уши у Ерохи уже цвели, как маки. "У-у-у, змей подколодный, сколько ж ты измываться то будешь" - опять мелькнула мысль в голове у бедолаги.
- Михайла, угомонись, а то он мне к вечеру не доложится, чего там Данила велел передать.
- Слушаюсь, господин сотник - бодро ответил ему Мишка.
У Ерохи немного отлегло от сердца.
- Господин сотник, десятник Данила велел передать что к обучению пешцев из холопов он сможет приступить не ранее чем через месяц, а после жатвы и сможет начать.
- Добро. Передашь отцу что после жатвы чтоб немедленно начал обучать пешцев, да я и сам с ним потолкую, когда свидимся. А сейчас ступай.
- Яков - кликнул Мишка.
- Слушаюсь, боярич! - в дверь заглянул курносый дежурный.
- проводи гостя, да заодно распорядись чтоб его накормили.
- Слушаюсь, боярич! - и, уже обращаясь к Ерохе, - Пойдем, проведу.
Проделав уже знакомый путь обратно из детинца, Ероху отвели в столовую.
По сравнению с Митькиным кабинетом, столовка не блистала, но вот с обычной избой...Начищенный дощатый пол, беленые потолки, четыре стола, за каждым из которых сидело по десятку отроков. В столовой стоял веселый шум, создаваемый парнями. Ероху провели к одному из двух отдельно стоящих небольших столов, на четырех человек.
- Садись, а я пойду распоряжусь чтоб тебя покормили - сказал ему Яков, и сам ушел в сторону кухни.
Сев на один из стульев у стола, Ероха по достоинству оценил удобную спинку, да и вообще сидеть было удобно, удобнее чем на лавке. Пока несли еду, Ероха заинтересованно оглядывался. За вторым таким же столом сидели уже знакомые Ерохе наставники Академии. - Немой Андрей, дядька Илья, обозник, Рудный воевода, которым бабы пугали непослушных детишек, и дядька Стерв. Отроки иногда заинтересованно поглядывали на Ероху, но особо на него внимания не обращали, чувствовалось, что им не до него, и жадно поглощали пищу.
Ерохе принесли щи с требухой, гречневую кашу с куском масла, салат и большую крынку кваса. Бросив взгляд на соседний стол, Ероха увидел что отрокам Академии подали то же самое. Пока он ел, ученики академии доели, встали и дружно гаркнули - Спа-си-бо! Ероха аж поперхнулся с непривычки.
И тут в одном из учащихся он узнал - кого бы вы думали - Паньку, своего дружка, с которым несколько дней назад ссорились. Судя по пунцовым ушам, Панька его тоже узнал, но не подошел.
От каждого стола один из отроков скомандовал - Десяток, стройся, на выход ступай! и организованно, а не толпой по два человека двинули на выход.
Ероху аж зависть пробрала, в его компании даже его так никто не слушал, а тут гаркнул - и целый десяток по твоей воле топает куда ты скажешь... И никто даже слова, против не вякнет.
Доедал Ероха в гордом одиночестве, не считая двух отроков в фартуках, которые убирали посуду, и холопок, которые протирали столы и подметали пол
.

Перед тем как идти к отцу, Ероха еще раз собрал своих друзей да поговорили на тему Младшей стражи.
Долго рассуждали об оружии, о будущих походах, то да се.
- А что если нам пойти в стражу, да не по одному а всем вместе? - внезапно подал мысль Ульян.
- А ты думаешь, Мишка нас туда возьмет? Да после того как мы его принижали? - Возразил Ероха.
- ну мало ли что, за спрос, как говорят, не бьют в нос, а у нас чуть ли не пол десятка, да и мы ж Ратнинские, а не какие лесовики, тех и то Мишка учит, Вон и Панька несколько дней как убег от Илюхи к Миньке, а дед Корней его там приветил.
Тут ребята вспомнили, как ратник Илья собирал скарб Паньке по наказу Корнея, после чего его жена два дня носила платок,низко надвинув на глаза, а сам Илья ходил с поцарапаной мордой лица, и захохотали.
- Ох и бурчал же Илюха на Паньку, когда вел коня с скарбом на Михайловск - утирая слезы от смеха припомнил Борька.
- Ну так может сходим к родителям, да упросимся на обучение? Пусть бы переговорили с сотником, все таки свои же, должен взять.
- А что, внезапно согласился Ероха, завтра же пойду к отцу, авось упрошу, а то все Минькой попрекает, а обучать по человечески времени то у него нету, все тольк собирается да собирается.
- И я, И я - загалдели ребята.
Как назло, отец целый день пропадал на промыслах, но вечером приехал хоть и уставший, но довольный.
После ужина Ероха подошел к Даниле
- Тять, а тять, дозволь спросить?
- Чего тебе? - Спросил тот.
- Слушай, тятька, мы тут с приятелями говорили, что всех нас родители дома Минькой попрекают, а воинской справе нас учить некогда.. Вот и решились мы проситься на обучение в Младшую стражу, к Миньке.
Данила оглядел своего первенца, и призадумался.
После Ерохи жена рожала еще, но вот с сыновьями как то не очень повезло, ажно четыре дочки произвели, пока второго сына Бог послал. Да и Ероха вырос отцу на радость - крепкий, здоровый, к любой работе способен, только малость задиристый, но для воя это в самый раз. А вот с боярством у Данилы не вышло, подумать только, Корней даже Нинее боярство пожаловал, а вот ему, с которым в походе хлебом делились - боярского места не нашлось. Так что и надобно надобно бы и обучать Ероху да все некогда. Нееет, надо таки что-то делать а то глядь, будет Ероха в сотне, но не десятником, а простым ратником, а это убыток роду, в котором целых четыре сотника было!
А может и взаправду отдать Ероху учиться? Дык скоро уборка урожая, а рабочие руки ой как нужны...
Ероха смотрел как батько думает, и переживал про себя - а вдруг не удумает ничего? Аль откажет ли еще чего...
- Тять, а, тять? мы тут думали с ребятами, а может нам своим десятком вместе идти?
Жена Данилы, пораясь возле печи слушала-слушала, и тут не утерпела.
- К Бешеному в обучение!? Не отпущу! мало вы с ним в Ратном цапались, ты вон сколько побитый приходил, а тут, после казни он мне сына со свету сживет!
Жена Данилы, родив ему шестерых детей все еще оставалась красивой женщиной, и тут внезапно всхлипнув заголосила
- Ой куда ж ты сыно-о-оче-е-ек удума-а-ал, сведет теба со свету лиииис акаянны-ы-ый, на кого-о-о ты ж нас посиротиииишь! Я же ноченьки не спала все тебя ж приглядывала....
Тут Данила не вытерпел
- Цыц, баба, дай мужикам подумать, а то завыла как на покойника!
Мать Ерохи замолкла, но продолжала тихо всхлипывать в уголке.
Наконец Данила решил что-то про себя и буркнул - Иди уже спать, а я еще подумаю, может и придумаю чего к утру.
Половину ночи Данила ворочался, думал думу горькую, как бы ему и сына обучить, и в сотне десятком обеспечить.
Внезапно в голову пришла мысль - У Корнея своя Младшая стража, так почему бы и ему, который и сотником побыл, и ратников учил, не создать свою Младшую стражу?
Подумав еще немного, Данила отказался от мысли про целую стражу, не потянет он того размаха, что коренй, а вот десяток научить - вполне способен. С тем и уснул.
На следующий день друзья вновь собрались, обговорить вступление в младшую стражу.
Оказалось, что у всех родители выступили против, если отцы еще подумывали над определением своего чада в учебу, то бабы встали стеной против Мишки, виной чему послужила недавняя нашумевшая казнь.
И тут Ероха огорошил приятелей заготовленым решением, которым с ним поделился отец поутру
- А что, мы же и сами собирались свою младшую стражу создавать, а тут и отец меня поддержал да сказал что десяток непременно выучит, и если хотите, возьмем еще с хлопцами переговорим, так и десяток точно доберем!
...


Cообщения Revolver
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
Красницкий Евгений. Форум сайта » 6. Город (Творчество форумчан) » Готовые тексты читателей (Фанфики) » "История жизни села Ратного и его жителей" (Мир Отрока, сборник)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Люди
Лиса Ридеры Гильдия Модераторов Сообщество на Мейле Гильдия Волонтеров База
данных Женская гильдия Литературная Гильдия Гильдия Печатников и Оформителей Слобода Гильдия Мастеров Гильдия Градостроителей Гильдия Академиков Гильдия Библиотекарей Гильдия Экономистов Гильдия Фильмотекарей Клубы
по интересам Клубы
по интересам
Водник, Andre,


© 2021





Хостинг от uCoz | Карта сайта