Мы очень рады видеть вас, Гость

Автор: KES Тех. Администратор форума: ЗмейГорыныч Модераторы форума: deha29ru, Дачник, Andre, Ульфхеднар
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: nekto21, Rada  
Красницкий Евгений. Форум сайта » 6. Город (Творчество форумчан) » Готовые тексты читателей (Фанфики) » Походы и битвы (Мир Отрока, сборник)
Походы и битвы
СтарыйДата: Понедельник, 08.03.2010, 07:00 | Сообщение # 1
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3475
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Добро пожаловать уважаемые Читатели.
В этом Сборнике Мы хотим рассказать Вам о верности и чести. О Воинской Доблести.
Если у Вас есть любимые персонажи, Вы можете и умеете о них рассказать приходите. И мы вместе напишем Историю

В сборник входят рассказы:
Хорь
Автор - Кержак
обсуждение - http://krasnickij.ru/forum/44
Битва за Журавляндию
Автор - совместное творчество форумчан
Часть - за месяц до похода
часть - возвращение Мефодия, поход тороков на земли журавля
разговор Михаила с Корнеем.
часть -Доклад Стерва
Часть- Бой в лесу
Обсуждение - http://krasnickij.ru/forum/45
Случай на кордоне
Автор- Старый
Обсуждение- http://krasnickij.ru/forum/45


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
КержакДата: Вторник, 09.03.2010, 07:41 | Сообщение # 2
Группа: Удаленные





Полусотник Хорь сидел в дружинной избе и мрачнел. Тоску навевали мысли. одна другой темней и жутче. Трусом он никогда не был, но Боярина (именно так, с большой буквы и с придыханием произносил он даже в мыслях звание Хозяина) боялся до жути. А то что тот, вернувшись, спросит со всей строгостью и именно с него - не подлежало сомнению. Когда проклятые Ратнинцы ушли обратно за болото, вдоволь награбив и поубивав, Хорь вздохнул с облегчением, все позади, он ни при делах, во всем виноват Эрик, который тоже погиб. Оставалось дождаться Журавля и с честью сказать - смотри, я сберег крепость и землю, хоть они и мешали.
Но вышло иначе. Передышка оказалась не долгой и вдруг, как из-под земли в самую страду навалилась на Журавлевы земли беда - пришли торки, черные, с луками на быстрых неутомимых конях, они были повсюду, не давая продыху, грабя все что было можно.
Полусотник попытался было их раскидать, но посланные стражники вернулись в уполовиненном составе, да и те что вернулись оказались большей частью побиты - изранены стрелами калеными торочинскими. Потому сидел и не высовывался более Хорь. Ждал Боярина. Ждал рать лодейную с гор Угорских, вот ужо дождемся, тогда посмотрим, кто кого...
И вот с недавних пор один их отряд появился освсем рядом, расположившись в сельце старожилов. Ведут себя нагло, даже дозоры толком не выставляют, часть отряда увела полон и обоз с награбленным и осталось, как доложили ему, всего два десятка торчинов, командир у них мальчишка совсем, пьют, веселяться, девок всех преепортили и на крепость смотрят да посмеиваются.
То, что там может быть ловушка Хорь понимал, но также понимал, до тошноты ощущая смертную муку грядущую, что Журавль прознает про все и не пощадит за бездеятельность, значит, выхода нет, надо идти и вырезать торчинов проклятущих.
идти надо сегодня ночью, все уже разведано, все известно. Подойдет ортяд скрытно, старожилы врата и двери отворят, впустят мситтелей в избы и начнется кровавая месть. Делать нечего, Хорь, всем телом ощущал что смерть его неминуемо приближается и все же воинского хараткетра хватило, надел шелом боевой, вложил меч в ножны и пошел к выходу, где у ворот его уже дожидался специально отбранный отряд из самых надежных и крепких дружинников - три десятка воинов-латников.
В крепости же он после себя оставлял лишь два десятка дружины и два десятка стражи, совсем мало сил, но что делать?

Полусотник Хорь сидел в дружинной избе и мрачнел. Тоску навевали мысли. одна другой темней и жутче. Трусом он никогда не был, но Боярина (именно так, с большой буквы и с придыханием произносил он даже в мыслях звание Хозяина) боялся до жути. А то что тот вернувшись спросит со всей строгостью и именно с него - не подлежало сомнению. Когда проклятые Ратнинцы ушли обратно за болото, вдоволь награбив и поубивав, Хорь вздохнул с облегчением, все позади, он ни при делах, во всем виноват Эрик, который тоже погиб. Оставалось дождаться Журавля и с честью сказать - смотри, я сберег крепость и землю, хоть они и мешали.

После возвращения боярина Хорь три дня пролежал пластом где-то посерёдке между исконным, светлым, славянским Ирием и мрачно-змеиным нурманнским царством Хель.
Он очень рассчитывал первым встретить Журавля, но хитрые гвардейцы-варяги сумели упредить. И на Горку хозяин въехал чернее тучи. Хоть и был полусотник человеком крепким и смелым, даже рисковым, но увидав тяжело шагающего через ворота боярина, понял, жизнь выходит на край. Никакого доклада и не получилось. После пары ничего не значащих фраз, Журавель ухватившись за какое-то слово, разом освирепел и зверино зарычав со страшной силой ударил Хоря кулаком в челюсть и другой рукой поддых, опрокинув его наземь и начисто выбив из полусотника дух. Потом долго топтался ногами по омертвевшему телу.
Так бы и сгинул дружинник, но не допустили Светлые боги, пришли на помощь духи предков, защитники рода. Привели они под руки белые спасительницу, лекарку, единственную, кто мог в безумии кровавом боярина укротить. Подошла она бестрепетно, взяла его буйну голову в ладони и зашептала слова тайные, одной ей сведомые. И ушла лютость ярая из господина, смирно пошел он вслед за ней в свои хоромы каменные.
А братья-дружина сволокли беспамятного старшого своего в гридницу. Обмыли раны, перевязали и стали ждать какая судьба выпадет Хорю – жизнь или смерть. И куда бы оно вывернуло? Не знает никто, но на второй день привел отрок Хоря – взятый им недавно паренек из рода дреговичского-новосельского знахаря, который сумел одолеть лихоманку, ломавшую душу и тело бравого воина. На четвертый день открыл Хорь глаза и вспомнил себя.
Щедро одарил знахаря, ничего не пожалел. Тот отказываться от даров не стал, но сказал – мол, все в руках божьих.
Спустя несколько дней Хорь и вовсе поправился, крепкое тело воина победило хворобу и жаждало движения. Но не спешил полусотник выходить на свет белый, дожидаясь слова боярского, решающего участь его. И вот на седьмой день пришел к нему посланец от боярина с наказом взять десяток всадников и отправляться набирать ополчение на севере земель Журавлевых. Собрались вои вборзе, а по-другому и невместно, при таком то господине! Скача по лесным дорогам во главе отряда, Хорь думал о том, что теперь ему предстоит. Вспоминал он и прошлые времена и точила его Дева-Обида на боярина, ни в чем не был он – Хорь виноват, все сделал по уму, сохранил Крепость и боярство для хозяина. А как оценил, чем отблагодарил господин верного воина своего? Эххххх!
Но и мести-крамолы не ковал в мыслях своих воин, может, просто потому, что и не видел, как такое свершить?
Вспоминал себя и отроком, только пришедшим поступать в дружину боярскую. Как испытания проходил и первым во многих оказался, и хоть был из новоселов, и телом не шибко велик, а ловкостью, быстротой и упорством, сумел доказать свое право на дружинный меч.
Все эти годы хранил он в душе тайну. Тайну своих предков. А был Хорь потомком воинов-хозяев верховьев Горыни и когда пришел Журавель и убил до смерти всех прежних владык земли этой и сел на их место, бабка с дедом Хоря сумели укрыться в чащобах и болотах полесских от смерти, а с ними и внучек годовалый. Крепко учил мальца дед-воин. И вырос парень настоящим бойцом. А когда настала его пора, то назвался новоселом и сам пришел к высокому боярскому крыльцу, желая служить в его дружине.
Долго потом верой и правдой нес он службу хозяину, ходил с ним в походы, не раз и свою и чужую кровь проливал, сначала сумел десятским стать, после и полусотником. Но знал, никогда не быть ему ни сотником, ни воеводой словянской дружины. Не верил ему Журавль до конца, как и всем новоселам.
Таких как он набралось в дружине три десятка, всего ничего, зато настоящие орлы и служили, так уж сложилось, все в его, Хоря, отряде. А уж то, что его полсотню надменный глупец Эрик не взял с собой, так то судьба. И помстилось воину, а не нарочно ли боярин так жестоко с ним разделался? Ведь выходило, что отныне у него, Хоря сила не меньшая, чем за боярином стоит, да и уважали своего старшого и за смелость, и за ум хитрый, и за надежность – никогда своих в бою Хорь не оставлял, сам на клинки шел, а товарищей выручал… так не в том ли суть? Только думать теперь поздно. Назначили иного полусотником, из нурман-гвардейцев…
Что же теперь? Может и уйти совсем? Все равно не забудет боярин ударов своих, будет черно думать о Хоре, подозревать его в измене. А уж тут хоть изменничай, хоть нет, а от расправы не уйти. С другой стороны, может потому и пустили в поход, дали дело, чтобы проверить, что он – полсотник славянской дружины делать сбирается? И ведь десяток – самый наивернейший дали, но кто поручиться, нет ли среди них предателя, посланного следить за ним, Хорем? Да и пойдут ли молодцы за ним?
А все же и десяток сила не малая… Можно и с ними не мало дел понаделать…
Ох, трещит голова от мыслей тяжких, раскалывается от дум не веселых. Съездить бы домой к деду, но давно уже ушли в светлый Ирий вместе с огнем погребального костра и дед и бабка. А сам Хорь так семьей и не обзавелся, больше по молодкам бегал, но в жены никоторую не взял.

Добравшись до северных земель, начал собирать ополчение, благо уже страда уборочная к концу подошла. Дело шло хорошо и вот в один из дней остановились бывший полусотник и еще пятеро воев (остальные были вместе с ополченцами отосланы к Горке) в малом займище. Попарившись в бане и поужинав, завалились спать, выставив сторожу.
Проснулся Хорь рано, не спеша сел на лавке, откинув одеяло. Следом проснулись и остальные. Не громко переговариваясь и потягиваясь пошли умываться, по привычке все же надев воинские пояса. Только первые двое – Сохач и Секач – два брата-близнеца вышли, чуть толкаясь по извечной привычке – кто первый, как раздался еле слышный гул хлопков, и в просветлевший дверной проем влетело два черных болта, тяжело ударивших в идущего следом Неждана, разом повалившегося наземь.
- Эй, журавлевские, выходите или дом пожжем. Вас там двое осталось, смотрите, коли не сдадитесь, то вашего дозорного и этих одинаковых – прирежем. Выбирайте.
Хорь скользнув к входу ногой толкнул дверь и обернувшись к Неждану, осмотрел тело.
Выяснилось, что били по нему особыми болтами с деревянными насадками. Одна стрела угодила почти точно в лоб, вторая ударила в живот, так что сейчас Неждан пребывал в глубоком отрубе, но жить, коли из переделки выкрутится – будет.
- Это кто там гавкает? - прокричал, стоя рядом с открытой дверью.
- Это ты пес, гавкаешь - раздался тот же голос, - а с тобой боярич Михаил Фролович говорить будет.
В голове Хоря быстро прокрутились воспоминания и он понял – случай свел его с Бешенным Лисом, «Все, точно пожгут, как дед его» вспомнилась уму давняя и страшная история гибели хутора изгоев от рук Ратнинцев.
- Ну жги, живыми не дадимся!
- Что и побратимов своих не пожалеешь? – Послышался спокойный, хрипловато-насмешливый голос.
- Все равно перережете, после того как выпытаете все, что знают!
- Тоже верно. А весело ли тебе будет полсотник сидеть в избе как трус и слышать крики и предсмертные стоны друзей твоих? Может выйдешь? Поговорим как мужчины, а то за дверью прятаться – не велика храбрость.
Насмешливый тон просто взбесил дружинника. Захрипев от душившей его ненависти, он безумным, побелевшим взглядом слепо зашарил по стенам, сам не зная зачем…
- Вот что, Хорь, я тебя убивать не хочу, хотел бы – сразу всех бы и положил.
«А ведь верно» проскользнула змейкой холодная мысль. «Хотел бы убить – все бы уж лежали рядком, тогда что ему нужно? Боги, за что караете? Неужели не праведно жил пред вами?! Подскажите ответ, помогите в смертный час!»
- Ты, Хорь, зря там зубами скрипишь, разговор у меня к тебе серьезный и без дураков. Потому и предлагаю, выходи и поговорим.
- Нет! Не пойду к тебе, Лис! Приходи лучше ты ко мне, испробуй угощения! – Заорал свирепо, и уже не колеблясь, Хорь.
- Хорошо, иду. Заметь, иду один, и даже самострел с собой не беру. Раз ты такой недоверчивый. – Откликнулся спокойный голос. И уже совсем близко, из-за двери невидимый пока боярич снова продолжил.
- Ну, вот я здесь, открывай, негоже так гостей встречать, не по-людски.
Один долгий удар сердца и Хорь решился. Отклонившись от двери и по крепче сжав рукоять меча, он потянул створку на себя. И сразу же увидел одоспешенного воина с непокрытой шлемом головой, спокойно стоящего за порогом.
- Ну что ждешь? Али забоялся? – Настала очередь Хоря поскалить в усмешке зубы.
- Не хочу я, чтобы ты полусотник, глупостей наделал. Потому и жду твоего дружелюбного приглашения, тем паче я не пустой пришел, а с баклагой доброго хмельного из запасов твоего хозяина, пивал поди? Или он вам такое не наливает?
Мишка не спеша вошел в избу и без лишних приглашений уселся на лавку, сделав приглашающий жест, мол, садитесь, в ногах правды нет.
Хорь качнул головой, показывая последнему из уцелевших воев – Стодоле, приглядывать за входом, а сам также уселся на лавку напротив своего непонятного врага.
- Ну что? Пить то будешь? - Мишка потряс перед носом Хоря сладко забулькавшей корчагой.
- Отчего не выпить, давай. – Смелость и уверенность молодого воина почему-то очень понравилась дружиннику.
Михаил вытянул небольшую братину, заблаговременно прицепленную им к поясу, и налил ее доверху золотистым, дурманящее-сладким напитком.
- За тебя и твоих воев, полусотник! – и основательно приложился к братине и передал ее Хорю. Тот привычно перехватил емкость и только после этого осознал – он взял у врага братину! Полную хмельного стоялого меда, из которой тот отпил, да еще и за здравие его, Хоря и его воев! Еще миг колебания и уже отбросив все сомнения, он приник к ковшу. Пил жадно, как в последний раз. И все же стоялого меда много не выпьешь, а братина оказалась не маленькая, и когда он оторвался от края, в ней еще плескалась волшебная жидкость.
- Будешь, - спросил Стодолу, который лишь вполглаза следил уже за дверью. Тот кивнул, крупный кадык на шее воя дернулся. Приняв братину в обе руки, Стодола также жадно, как только что его старшой, приник к чаше. И только когда на дне осталась последняя капля, остановился и передал ее снова Мишке.
После круговой смотреть на Мишку как на врага ни Хорь, ни Стодола уж не могли, настало время приглядеться к человеку. И увидел отрока – почти мальчишку со шрамом на лице, но с воинским поясом, увешанным смертельным железом. И спокойный, не по возрасту сильный взгляд серо-голубых глаз, в которых и сейчас плясала этакая безумная смешинка настоящего победителя.
- Здрав буди славный витязь Хорь и ты, прости, не знаю как кликать, - Мишка вопросительно посмотрел на полусотника и тот подчиняясь настрою, который задавал боярич, откликнулся.
- Дружинник мой, Стодола.
- И ты, воин Стодола, - так же размеренно–речитативно текли слова из уст Михайлы, - Здрав будь.
- А вот о чем я с вами, доблестные мужи поговорить хотел. – Откладывая в сторону братину и сильно опустевшую баклагу, продолжил Мишка.
И Хорь, и его воин разом напряглись ожидая…. Сами не зная чего.
- Хотел я с вами познакомиться. Слышал я, что есть у Журавля дружинники-славяне из местных, дреговических да древлянских родов, вот и подумалось мне – интересно на них будет посмотреть, да и поговорить. Все же не чужие мы, одного корня славянского, на одной земле живем и даже одним богам веруем.
- Не правда твоя, - воскликнул Стодола, - мы в своего Бога веруем! А ты – в Христа Распятого.
- А кто же твой Бог, Стодола? Сварог ли? А может Перуну – водителю дружин молитвы возносишь? Ты не отвечай, я – Мишка выделил это «Я», - Тебе скажу. В Ратном тоже есть помнящие Перуна и я – один из них!
Передать изумление расцветшее на суровых лицах воинов было сложно, Мишка, не будь он так сосредоточен сейчас, наверное, рассмеялся бы в голос…
- И братина, из которой пили мы мед не простая, громовой знак на ней! Так что много меж нами общего. Потому слушайте слово мое боярское – отпущу я вас на все четыре стороны и ваших побратимов отпущу и всю справу воинскую отдам. А вы подумайте сами, кому служить достойно и по чести следует впредь. Если захочешь со мной встретиться – буду чрез три дня на этом же месте, понял ли полсотник?
- Понял, - враз осипшим голосом вымолвил Хорь.
- Вот и добро. Поедем и мы, прощевайте, воины!
Михаил поднял баклажку и братину и какая-то мысль мелькнула в его глазах.
- Осталось тут, на донышке, уж допить следует, чего оставлять? Или при следующей встрече, а, полсотник?
Взгляды воинов встретились. Хорь ничего не ответил на вопрос Мишки, но и молчание было его красноречивей слов.
- Хорошо, тогда допьем в другой раз.
Мишка не спеша вышел на крыльцо и на миг остановился. Сразу, с порога негромко скомандовал.
- Развяжите пленников и верните все, пусть идут, они свободны. А мы на конь!

Cообщения Кержак
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Вторник, 09.03.2010, 17:59 | Сообщение # 3
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3475
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Написано по материалам, любезно предоставленным Огнищанином АЗИЯТ и
Десятника Ульхеднар , Наместника Кержак, и Доблестного защитника сотник [BOOM]er
Переработан в соответствии с сюжетной линией и согласно манере поведения персонажей. Что -то оставлено, часть претерпела изменения, вставлен новый текст, для расширения. Изменился акцент предложения о продолжении похода, Мефодий только хочет только принести Вассальную присягу, от себя и обещает привести подкрепление виде полусотни своих родственников. Изменились условия, по которым Викинги должны наняться на работу и сама работа, вместо штурма, абордаж подходящего по реке подкрепления.
На основании этого ГГ, принимает решение о новом походе

За месяц до похода
Мишка задумчиво сидел на своей любимой лавочке, поджидая Юльку. Откинувшись на стену от которой исходило ласковое тепло сам не заметив, чуть задремал на еще жарком августовском солнышке. Облака лениво ползущие по голубому небу, бросали на землю тень скользящею невесомым покрывалом по земле. Проснулся от ощущения что тень набежавшая на лицо не проходит, остужая нагретое солнцем лицо- рядом кто-то есть. Открывая радостно глаза и поворачиваясь к Юльке...
Мефодий! Торк спокойно стоял рядом терпеливо дожидаясь, когда Боярич очнется.
- Что тебе, - не скрывая недовольства бросил Мишка.
- Дело есть, Боярич. - спокойно и уверенно откликнулся Торк.
Внимательно посмотрев на Мефодия Мишка уловил нечто... и сменил гнев на милость.
- Садись и говори.
Мефодий присел рядом, оставаясь таким же напряженным, что то внутри не позволяло расслабится и получать наслаждение от теплого и беззаботного солнца. Мишке была знакомо такое чувство, когда человек принимает важное для себя решение и от ответа который ты получишь зависит твоя судьба или жизнь.
- Поход у нас вышел удачным!
- Да уж, удачным,- с сарказмом ответил Михаил подавив желание почесать шрам на подживающем животе, до сих пор, Юлька, каждый раз пеняла ему за его безалаберность по отношению к себе.
- И что у тебя за дело? - С неприязнью Мишка посмотрел на отрока сидящего рядом.
- Ты послушай, Михайла Фролыч, есть одна мыслишка. Даже … просьба к тебе. Глаза и голос Мефодия были так спокойны и уверенно-твердыми, что Мишка сразу поверил - есть у того что-то стоящее в голове.
Услышать такое от гордого Торка, ни перед кем не склонявшего головы высокомерно смотрящего на других, было довольно интересно. Мишка сел прямо и повернув голову внимательно посмотрел на собеседника.
Мефодий под этим взглядом встал и отойдя на чуть в сторону повернулся и …
Сняв с головы шлем , опустился на одно колено.
- Я, Мефодий сын старейшины рода ХХХ, на правах дарованными мне по праву рождения хочу служить тебе, Михаил из рода Лисовинов в чем и клянусь перед небом и землей, перед богами смотрящими на меня и пусть боги покарают меня если я замыслю измену
Покараешь меня смертью лютой. – И замолчал смотря на стоящего Мишку.
И многое можно было увидеть в этом взгляде, но самое главное, надежда, надежда на то что Он, он примет службу и от ЕГО слова зависит судьба рода, рода погибающего там в степях под ударами ненавистных половцев.
Услышав первые слова, Михаил встал, растерянно смотря на Мефодия, склонившего голову и лихорадочно вспоминая все, что он видел и знал. Решился.
- Я, Михаил сын Фролов из рода Лисовинов беру тебя на службу, обязуюсь всемерно защищать тебя, клянусь в этом, пусть бог покарает меня, если нарушу я эту клятву.
Мефодий встал с колена, сделал пару шагов, держа в руке шлем, сел на лавку повернувшись к Михаилу спокойно продолжил начатый разговор.
- В степи, у моего племени, наступили черные дни, ПОЛОВЦЫ, жгут и грабят, наши кочевья убивают мужчин, угоняют скот и продают в рабство наших женщин и детей. Отец мой – вождь племени послал меня и других отроков к разным князьям с тем что б принять службу рода нашего, Я видел что ты делаешь, наблюдал как тебе люди служат, вижу дела твои и принял решение перейти на службу к тебе. Я могу привести своих родных и побратимов на службу твою правда немного всего человек пятьдесят. Тут Мефодий замолчал, подумал и продолжил, - Отец пришлет две сотни если Ты готов заплатить им… И замолк поскольку Михаил поднял руку призывая его к молчанию.
- Все что ты сказал…-Посмотрел Михаил своему собеседнику в глаза, - звучит заманчиво, но … у меня нет денег что б оплатить их службу и мне даже нечего им предло…
- Червяк сомнений глодавший Михаила после похода на Журавля проснулся и с новой силой стал выталкивать мысль о том что они в прошлый раз вместо того что б идти на крепость и за горку, пошли брать пасеку. Который раз вспоминая то что он видел в землях Журавля, вспоминал допросы пленников и только сейчас понимая что шанс пройтись огнем и мечом и обескровить соседа предоставляется один раз, один раз все удалось с такими малыми силами и такой малой кровью выполнить рейд. И то что сейчас к нему пришел Мефодий с предложением службы, службы могущей дать пятьдесят отменных всадников и не только этих … -
- жить,- закончил Мишка.
- Служить тебе они могут и за то что позволишь жить на землях твоих, это и будет платой.- Мефодий, чуть улыбнулся,- знаешь Боярич,- продолжил он,- заметил ,Я, что лошадки ВАШИ,- Выделил он слово,- только на мясо годятся, на таких клячах у нас только старики ездят, да детям дают что в седле держатся учатся, зазорно воину на таких лошадках ездить, а наши кони лучшие в степи!- тут он гордо выпрямился посмотрев на Михаила и сразу же погрустнел вспомнив о врагах идущих по пятам.
- А сколько в роду твоем, народу?
- Мало осталось нас, войны и голод унесли много жизней, все кто выжил в одно кочевье собрались, две тысячи,- на скулах Мефодия заиграли желваки, при воспоминаниях о ненавистных врагах - степь большая но враг по следам идет.
- Я понял тебя и службу твою принял, но службу рода не могу принять, -
При этих словах Мефодий вскинул голову и открыл рот, что б что то сказать, но замолк остановленный Михаилом.
- Службу рода может принять, Воевода Погарынский ,Корней Агеевич Лисовин, о твоем предложении я расскажу ему. Только Он может это решить.- Мишка помолчал и продолжил, - За какой срок ты сможешь воинов привести?
- Месяц, две недели туда и две недели обратно.
- Значит через месяц ты будешь здесь,- повторил Мишка, закинул голову словно что то подсчитывая,- значит так, Мефодий, - И чеканя каждое слово, глядя ему в глаза произнес,- ТЫ, Твой Отец и пятьдесят воинов и больше ни кого, должны быть здесь через месяц. И запомни все что сейчас делается это тайна, никто больше не должен знать. После завтра, вечером, отправляешься в дорогу, возьмешь с собой пять отроков, каких тебе скажет Ростислав. Завтра едем в Ратное дашь присягу от себя Воеводе и предложишь то что говорил мне, понял?
- Да! – Кивнул Мефодий.
- Иди, увидишь Ростислава скажи что б нашел меня, скажешь разговор есть. – жестом отпуска отрока.
Мефодий встал, прижав к груди правую руку, склонил голову в поклоне, - Да, Боярич, будет исполнено.- И пошел выполнять первое приказание своего господина.
Мишка откинулся, на теплую стенку и прикрыл глаза, с наслаждением подставляя лицо под лучи теплого солнца.
- Итак что у нас получатся, Пятьдесят воинов приведет , Мефодий, здесь я смогу взять всю сотню отроков, черт, недоучки в первом бою такие потери были … - печально вдохнул и продолжил свои размышления,-
Сил у нас на каменную крепость просто нет... близок локоток... Подумать тут надо.
- Ополчение собрать? Обучить не успеваем!
- Из христиан беглых от журавля или из местных язычников? – то же не годится,
- Хоть и свои мы для Погарынья стали но такую силу собрать и вооружить, да они нас вместо Журавля раскатают, не все ж роды приняли нас, не совсеми мы породнились могли враги остаться которые только время ждут что б с обидчиками дедов своих посчитаться.
Ну что мистер Фокс, хотите войны? Хотите мира? Откуда в вас такие кровожадные мысли или Мефодий на вас так подействовал? Со своим предложением о том приведет полтинник воинов, что еще не навоевались, крови захотели?
Со стороны угла послышались шаги, Мишка раздраженно вскинул голову, собираясь рыкнуть, на незваного визитера и смолк. Но Алексей вышедший из за угла опередил.
- Вот ты где, собирайся пошли там Никифор с гостями приплыл,- Алексей загадочно улыбнулся, - пошли не пожалеешь.
- Пойдем посмотрим,- Мишка встал ,шагнул и вдруг остановившись спросил Алексея,- погоди, какой Никифор и какие гости, Никифор только через месяц должен быть?
- Пойдем, пойдем, - поторопил его Алексей и развернувшись зашагал в сторону пристани.

Когда они пришли на берег случи , то ладья Никифора уже покачиваясь стояла рядом с причалом и Ходок громогласно подгонял работников швартующих Ладью.
С борта , грохнув о настил причала ,упала доска ,заменяющая на ладье сходни, по ней спустился Никифор.
- Мишка! Здорово Племяш, - громогласно на всю пристань закричал Никифор.
- Здорово, Дядька Никифор, а что ты так рано мы тебя не ждали.
Никифор огляделся по сторонам, посмотрел на растущую крепость, на воду, плескавшуюся о пристань, на отроков с любопытством смотревших на эту встречу.
- Отойдем, - и направился в сторону от ладьи туда где были сложены какие то короба , бочки, те что не успели отправить в Ратное и которые должны были вечером забрать.
Мишка сел на бочку и хлопнув по соседней рукой предложил дядьке присесть, посмотрел на Алексея, но тот покачав головой остался стоять в пол оборота что б видеть реку и ладью что покачивалась у пристани.
Никифор присел рядом с Мишкой.
- Знаешь , - тот он замолчал, - да же и не знаю с чего и начать то.
В общем так,- Никифор провел рукой по бороде как бы снимая последние сомнения.
– Слушай, племяш. Встретил я в походе своего давнего знакомца. Теперь он Пинский боярин Волк. Чем-то его судьба похожа на судьбу боярина Федора, также семью потерял – ляхи убили в отместку за удачный поход.
– Ну да это не главное, главное, племяш, то что совсем недавно объявился его племянник. Ему уже семнадцать. Отец у него настоящий нурман, только парень похож не на него, а на бабку со стороны матери – грекиню. Такой же чернявый.- Усмехнулся тут Никифор.
- Нурман и чернявый, - продолжил ,
- Родился он на корабле посреди моря в бурную ночь. Мать вскорости умерла, отец его воспитывал при помощи няньки, а последних пять лет все в походы брал. Но полгода назад погиб в морском походе. Вот его ярл и отправил парня к дядьке на Русь вместе с его отрядом. Отец его, Эйнар Черный, приходился каким-то дальним родственником местному хевдингу, а борьба за власть между родственниками вот ,-
Тут Никифор сделав паузу, посмотрел на Мишку, - вот Аттли и спихнули подальше. Их всего полсотни, воины отчаянные.
-Теперь понимаешь, кого я тебе в помощь привел. Я бы их себе взял…
Тут Никифор развел руками, - денег у меня не хватит, что бы нанять их , а по отдельности служить пока не хотят молодые все друг к другу жмутся, родня они все.
- А я где денег возьму? – до сих пор не мог простить Никифору ту разводку.
- Ты же меня по миру пусти … и не договорив замолчал.

Неясные мысли вспыхнувшие после разговора с Мефодием стали приобретать более четкие контуры, перед внутренним взором пронеслась картинка виденная в прошлой жизни.
-Из туманной пелены медленно появилась голова деревянного дракона с яростью смотрящего вперед. Отряд рослых, увешанных оружием, с ног до головы в рогатых шлемах валится через борт вражеского кнорра, сметая все на своем пути, машут, мечами и секирами, как мясники топорами, Потом в конце с дики криками, восхваляя Одина, выкидывают все за борт. Его всегда интересовало зачем было на абордаж брать если все равно, все ко дну пустили.
АБОРДАЖ, - всплыло в голове. Щелкнув, все встало на свои места.
- Дядька Никифор, - Мишка спрыгнул с бочки и пройдясь по пристани остановился напротив,
- А твои викинги за долю в добыче за любое дело берутся?
-Не викинги , а Нурманы, - поправил его Никифор,- За любое, не даром их зовут - Волками морей!
- А если я им дело предложу, битву, правда не морскую, а речную, как думаешь согласятся?
- А какое, - Теперь уже и Никифор встал, заинтересованный таким разговором.
Мишка повернулся , посмотрел на Алексея и решившись произнес,-
- Журавль, должен скоро возвращаться из похода, он уходил на двух Ладьях с двадцатью людьми, но не известно за чем он ходил, может пополнение везет, а может и добычу.
И здесь такой момент дядюшка,- с ерничал Мишка, - Журавля ждать время тратить, рать воинскую на реке его ждущую кормить поить надо, возьмешься за половину добычи что на ладьях будет, содержать их?
Никифор остановился в задумчивости глядя на племянника и открыв рот хотел задать вопрос, - А …
Но Мишка перебил его, - Дядька Никифор все просто, у меня нет денег нанять их но как оплату могу предложить половину того что будет на Ладьях у Журавля и содержать их три недели то же не смогу, нет у меня столько запасов что б такую толпу здоровых бугаев кормить, но здесь еще другое не хочу показывать что здесь у нас и что мы строим, как ты однажды говорил, - Деньги родства не помнят,- не хочу я их сюда привечать, они мне нужны, но делать им тут нечего.
Так как? Возьмешься за это дело? Или мне с другими купцами говорить надо.
Никифор стоял, задумчиво глядя на Михаила, оглаживая рукой бороду, потом словно что решив, слегка сжал и дернув её произнес, так как будто это было последнее его решение.
- Согласен, по рукам, - и протянул Михаилу руку.
Мишка протянул в ответ свою, - И где же эти чудо воины?
Никифор отступив на шаг назад выставил перед собой обе ладони, - Михайла я …
- Ты что их СЮДА, притащил? - Мишка почувствовал, как к затылку подкатывает волна тихого бешенства.
ДА!, я же не знал что не захочешь их здесь видеть, - Никифор отступил еще на шаг, подбираясь как перед боем.
- Ну, Мишаня, успокойся, - легла на плечо тяжелая рука Алексея, до этого момента молча стоявшего за его спиной.
- Мы их дальше пристани не пустим здесь переговорим , да разойдемся они службу нести, а мы из вестей от них ждать.
Первым Мишкиным желанием было скинуть руку, но сумел сдержать себя и уже спокойно выслушать Алексея.
- Всё нормально Дядька Алексей, - глянул он через плечо. И обращаясь к Никифору, -
- Так где они?
Вместо ответа Никифор подошел к краю пристани и сунув пальцы в рот издал залихватский свист, повторив его два раза.
Сначала ничего не происходило. Потом раздался далекий плеск весел, и из за поворота показалась Ладья.
Подошедшая ладья пристала к пристани и на берег по сходням прошли нурманы. Все, как один, были в полных бронях с набедренниками и наголенниками, у некоторых сверху были наброшены серые волчьи шкуры. Ульфхеднары!
Голова волка была расположена так, что воин смотрел прямо из пасти.
Мишка попробовал понять, кто из них Аттли. Но когда присмотрелся – понял. Он стоял впереди всех, прямой и нерушимый, словно каменный истукан. На поясе у него висел только нож, а за спиной круглый щит. В руке воин держал длинное копье. И только присмотревшись получше, Мишка увидел у юного нурмана за плечами рукояти мечей. Он-то первым и нарушил молчание.
– Здрав будь, воевода!
– Здравы будьте и вы. Как добрались?
– Успешно. Тихие у вас тут места, толком-то и размяться не пришлось ни разу, окромя как на веслах.


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Вторник, 09.03.2010, 18:01 | Сообщение # 4
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3475
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Возвращение Мефодия, поход Торков на земли Журавля.
Разговор Михаила и Корнея.

Мерный топот коней ступающих по усыпанной хвоей траве, тихое позвякивание сбруи, да тихий говор переговаривающихся людей. Лесные обитатели, завидев отряд конников едущих по лесной тропе, спешили убраться у них с пути, провожая их внимательными взглядами. Мерно покачиваясь в седле, Мефодий вспоминал историю своего рода.
Все они были потомками древнего и некогда могущественного рода, насчитывавшего десятки тысяч человек и способного выставить до трех тысяч воинов. Род, после поражения, нанесенного славянскими князьями более полувека назад, не стал присягать Киеву и ушел на Дунай в числе еще нескольких. Но потом в Степь пришли ненавистные кыпчаки ... Много было славных битв, были победы и поражения. Греки-византийцы то принимали Торков на службу и ходили с ними на половцев, а то и наоборот – нападали на кочевья вместе с половцами, видимо, пытаясь таким образом регулировать численность опасных степных соседей. Спасаясь преследования, решил Род идти к славянским землям, зная, что оставшиеся на службе у русского князя обосновались там основательно и живут вполне неплохо.
Пять лет назад из Степи вышли остатки прежде сильного Рода, продравшиеся через половецкие кочевья - Меньше двух тысяч их осталось от некогда сильного и гордого рода. Из всего, что можно было спасти, сумели вывести из половецких,
- Мефодий горько усмехнулся этой мысли, - Табун коней в четыре сотни голов сохранили,
И за прошедшие после исхода, годы даже увеличили, смогли торговать в городах Русских быстроногими конями степными, а однажды когда были в Турове на ярмарке видел Мефодий и выступление Мишки на площади, по сравнению и с ними степняками, бледно они выглядели. Но Отец его усмотрел в мальчишке что то… Был потом и разговор с отцом ругались долго,- Мефодий вспомнил его, улыбнулся,- прав был Отец. Ох как прав.
Этот мальчишка, князем станет, прозорлив и мудр, не даром старейшиной стал, весь род его слушает.
По возвращению из степей Род принес присягу киевскому князю, но относились к пришельцам княжьи люди подозрительно. А давно осевшие, на землях Великого Княжества Киевского, другие роды воспринимали пришельцев плохо, почти враждебно до стычек не доходило, все таки могли старики договорится, но молодежь иногда дралась с соседями и даже кровь лилась, мало в степи мест пригодных для пастбищ, негде растить коней быстрых и стал старейшина задумываться о том что б сменит место, найти князя достойного и предложить ему службу рода. Когда стало известно что Воевода Погарыньский, школу воинскую организовал и учит отроков делу воинскому вот и решил он Мефодия туда послать, что б поучился он у ратников искусству воинскому да и осмотрелся.
О том что Мефодий принес клятву Михаилу…
Отец, сказал,- Сын мой ты выбрал свой путь, путь ВОИНА. Это дорога трудная и опасная, не каждый её может пройти до конца, но те, кто ступил на неё, становятся великими людьми и им покоряются, - тут он словно вспомнив, что -то оборвал разговор и отпустив Мефодия остался один в Юрте. На следующий день получив от Отца благословление, Мефодий во главе отряда из таких как он, не желающих быть пастухами, отправился в обратный путь.
Вечером перед отъездом, Мефодия позвали в юрту в которой собрались старейшины рода, был у с ними разговор, рассказал им что и чему учат и что там происходит. Потом старики выставили его из юрты, велев ждать. Когда первые звезды что горели на небосклоне, стали тускнеть, а тонкая линия на краю небосклона наливаться призрачным светом, его позвали обратно и Отец, глядя на стоявшего перед ним сына, -
Не могу я сейчас оставить род и идти с тобой но мы,- чуть усмехнулся,- решили что ты достоин того что б принести присягу от имени рода, ибо будешь ты Воинским предводителем рода нашего, а теперь иди, тебя там ждут, службу начинать с обмана своего Воеводы, позорно для Воина.
***
Когда Мефодий вернулся в Михайлов Городок, - так теперь называлась школа.
Михаил встретил его недалеко от крепости, в одном дне пути.
- Здравствуй, Боярич, вот как и обещал, - повел он рукой показывая на строй всадников за своей спиной,- Я получил от старейшин своего рода, право принести клятву рода на верную службу.
- Даже так, я честно говоря думал, что приедет твой отец,- разглядывая пополнение ответил Михаил.-
Все на хороших конях, у всех легкие кольчуги и железные шлемы. Сабли частью прямые, слегка загнутые в конце клинка, а частью не так давно пришедшие с Востока полностью искривленные и более легкие клинки. У каждого воина степей был еще и лук которым они владели мастерски, как все кочевники.
Большей частью в полусотне были молодые воины немногим старше Мефодия, жаждущие битв и воинской славы. Но десятка составляли оставленные для пригляду, за лихой молодостью, матерые степные волки, прошедшие страшный, залитый своей и половецкой кровью, путь от Дуная до Руси.
- Отъедем, в сторону и поговорим, - Михаил развернул коня, отъехав на край поляны, остановился.-
- Мефодий, - повернулся к отроку, - В месте со старшим наставником Алексеем, - указал на него,- пойдете в рейд на земли соседа нашего, Боярина Журавля. Задачу и что делать Старший наставник знает, по мере выполнения будете присылать гонцов с докладом.
В крепость не пойдете останетесь пока здесь. Все что нужно Вам привезут сегодня вечером. Старший наставник, - Мишка усмехнулся тавтологии,- будет старшим, все что он говорит должно исполнять. Задача для, Вашего,- выделил он слово,- отряда будет такая.
- Вы должны пройти на землю соседа незамеченными, всех вооруженных людей истреблять, в стычки с противником равным вам по количеству в бой не вступать. Можете устроить пару нападений на деревни, жителей старайтесь не убивать, но кто будет сопротивляться убивайте. В одном месте не задерживаться, старайтесь
Вы должны посеять на землях Журавля хаос и перебить как можно больше конных противников, которые будут попадаться вам на пути. Короче налет, но … еще раз говорю,-
-Тут Мишка вперил взгляд в Мефодия,- кто без оружия не убивать, запомните они могут быть Вашими соседями,- ты меня понял?
- Да, Боярич, соседей не убивать, только воинов.
- Мефодий я знаю что тебе хочется показать себя и завоевать славу, умерь свой пыл и свой гонор. Ты будешь правильно и четко выполнять то что скажет Наставник Алексей.
-Оставь за себя человека, который будет здесь в стане, а сам со мной поедешь, в Ратное, к Воеводе Корнею Агееичу.- развернув коня, поехал в сторону дороги.
- Господин наставник, - Обратился Мефодий, а что это Боярич такой …
- Тебя долго не было, за это время много чего произошло, ляхи на Ратное напали есть погибшие, да и в семье неприятности. Так что злится Наш Боярич, очень злится.
Тебя ждали, время поджимает, скоро может Журавль вернутся если опоздаем,- Его лицо скривилось,- кровью умоемся как нашей так и вашей, смотри Мефодий не подведи, от тебя жизнь рода твоего зависит.-
Остановился ,- глянул в сторону стоящего строя всадников, - кто из них за тебя останется?
Мефодий повернувшись сделал знак. От строя отделился немолодой мужчина с глубоким шрамом на щеке, в добротной кольчуге, явно сработанной киевскими мастерами.
- Мой, дядя,- указал на него Мефодий.
Алексей внимательно посмотрел на подъезжавшего воина, уверенный, чуть прищуренный взгляд, ловкая посадка присущая коренным степнякам, конь выученный на управление коленями, колчан со стрелами и лук выглядывающий из богато украшенного нулуча, указывали на превосходного стрелка, имевшего на своем счету не одного противника. Он сталкивался с такими в прошлом, опасные противники.
Да, мальчик, а Отец твой не промах, отправлять сына одного не рискнул, догляд приставил, не удивлюсь, что в случае твоей смерти он права имеет.
И обращаясь к подъехавшему воину, - С вами здесь останутся два отрока,- указал на стоящих чуть в стороне,- на всякий случай, места здесь хоть и глухие но… - и оборвав разговор повернул коня кивнув, Мефодию,- догоняй,- отправился вслед за Михаилом.

Разговор Михаила с Корнеем.
-Ну, ядрена – Матрена, что на этот раз удумал, - Корней отодвинул в сторону плошку со щами, - рассказывай. И потянул на себя корчагу с пивом.
Мишка повертел в руках ложку, начинать этот разговор было муторно, только неделя прошла, как схоронили три с половиной десятка народу.
- Банда ляхов в четыре десятка душ. Прошла огнем и мечом по выселкам, разорив на своем пути весь, и выйдя к Ратному попыталась с ходу ворваться в село. Их заметили вовремя, успели закрыть ворота не допустили в село, а то жертв было бы больше. Пока они под воротами кричали да пытались ворота срубить, ратнинцы, что в селе были вместе с Корнеем, успели вздеть брони и построились перед воротами, девки с арбалетами дали залп, распахнулись ворота, и все было законченно за десять минут. Ни один Лях не ушел, среди ратников убитых не было, двое раненых не в счет, а девок … одну стрелой убило. Легко отделались. Когда Мишка с опричниками прискакал, Злой как черт Корней ходил перед воротами и распекал народ.
Пленных лях не долго сопротивлялся и рассказал все что знал. А знал он мало, сказал только, что наняли их для того что бы пощипать соседа, сказали что воинов тут нету, пока с Погоста доберутся они со скарбом уйти успеют.
На вопрос кто сказал, что здесь есть чем поживится, - ответил, -что высокий дородный мужик, щека обожжена, да и не прислушивался мельком только видел как командир с ним договаривался, а он вино пить пошел.
На этих словах Мишка, Корней и Алексей переглянулись.
- Деда, - Мишка запнулся, - надо Журавля кончать, он жизни спокойной нам не даст.
- А Князя киевского заодно не хочешь воевать? Или Туровского? – Корней откинулся к стенке, - А что давай Внучок! Давай, всех кончим, никто больше мешать нам не будет!
- Корней Агееич, - Алексей попытался вставить слово.
- Что? Не навоевались еще?- Корней все сильней распалялся, шрам на щеке наливался дурной кровью.
- Деда, мы проверили слова того ляха, он сказал правду. Жураваль был там в ТО время и это он разговаривал с ляхами и договаривался с ними. Это Жураваль натравил на нас Поляков! – Перебил Мишка дедовы крики, - через Осьму мы послали гонца туда, вчера он вернулся. Дед пойми нам надо кончать Журавля.
-Корней Агеич, - вступил в разговор Алексей,- ты же с нами вместе был когда Лях рассказывал.
- Что? Рассказывал то что мы услышали или то что хотели услышать,- Тут Корней запнулся, -так вы через Осьму пытали где ляхи Журавля видели?
- Ну да, - Мишка посмотрел на Алексея в недоумении,- деда, а что так?
- Не ничего, и что узнали? – подвинувшись к столу, Корней внимательно посмотрел на Алексея, и тот чуть заметно кивнул головой.
- так что эти два интригана от меня скрывают, что-то им про Осьму известно, а мне говорить не хотят – Подумал Мишка, заметив эти переглядки и кивки.
- А узнали Деда,- тут Мишка сделал паузу и потянулся к пиву стоящему на столе.
- Да не томи говори как есть,- Дед отодвинул корчагу с пивом, - не заслужил ещё пива, не томи , Ядрена- Матрена.
- В общем Деда жить нам осталось только до того дня как лед на реках встанет, - Мишка привстал и дотянувшись до корчаги, сел, налил себе в кружку пива, - вот такие новости пришли , Деда!
- О- ох ядрена –Матрена, вот с этого и надо было начинать, а то кончать, кончать. Что ж из вас как клещами каждое слово тянуть надо.
- Ну а ты то. Воевода Рудный,- набросился Корней на Алексея, - должон же главную новость сразу сказать, этот соловей болотный, - указал он на Мишку, - все вокруг да около ходить будет, вот вояки хреновы, - Продолжал бухтеть Корней ,
- пришли к Воеводе и молчат как лях на допросе. Ладно, что делать будем и когда точно и можно ли верить этим новостям?
-Можно Корней Агееич, те данные что из Ионы вытрясли то же подтвердились, ушел Журавль с полусотней на двух Ладьях, по разговорам, собирал охотников и люд разный, разбойный. И ещё, - Тут Алексей запнулся,
- не вели казнить воевода, но без твоего ведома, посылали мы с Михаилом за речку Стерва с охотниками, завтра вернутся должны.
- Так и что Я еще не знаю, господа Воеводы, - начал ерничать Корней, подпуская в голос сарказма, - Когда выступать, будем, Сотник Корней с войском ратным всегда готов,-
И грохнул со всей силы кулаком по столу, корчага с пивом подпрыгнула, опрокинулась на бок. – Отвечайте оба ЧТО Я ЕЩЕ не знаю, -
Алексей с Мишкой переглянулись и …
В этот момент отворилась дверь и вошла Анна, следом за ней в горницу прошмыгнули две сенные девки и стали быстро убирать со стола и вытирать лужу.
-Батюшка Корней Агеич!,- что стряслось …
- Анна прибрались здесь? ну и иди , иди, дай мужам воинским поговорить.
- Деда!- Мишка встал и пошел к дверям. - погодьте я сейчас приду.
Выйдя в из светелки Мишка заметил в полумраке Мать заворачивающую за угол, - МАМА,- позвал он её,
- Да Мишаня,-
-Мама что с дедом случилось, он как с цепи сорвался, думать не хочет, на нас с Алексеем собаку спустил,-
- Ну Вы то не знаете все в своей крепости живете, да и сегодня приехали да сразу за стол,
- Листвяна при смерти. Горячка у неё, Настена ничего сделать не может, не получается, не берут её отвары и лекарственные сборы, как будто грехи искупает что накопились за ней за всю её жизнь, рожала она долго и тяжело, Братец твой ,- Мишку при этих словах передернуло, - крупный слишком, порвалась она вся. Крови много потеряла.
- Не вам одним на орехи достается, неделя уже, мне он только не перечит, а так целыми днями у неё сидит. Вот и сегодня …
Тут в разговор ворвался тихий женский плач.
- О- ох ты, Господи!, - перекрестилась Мать, и бросилась в светелку где лежала больная Листвяна. Когда они вошли в светелку, сенная девка приставленная матерью ходить за больной, сидела на полу и прижавшись к лежаку тихонько выла сквозь зубы с каждой минутой набирая голос,- Цыть лихоманка, - прикрикнула она на девку и дав пинка погнала её из комнаты,-
- Ну вот Мишаня и кончились твои горести.
* * *
Прошла неделя.
- Так что делать будем господа Воеводы, - Корней прохаживался по светелке, поскрипывая деревянной ногой, - Надо ополчение собирать да рать готовить.
- Деда, - Мишка подал голос, - тут за неделю еще одно случилось, - замолчал подбирая слова.
- Не томи, рожай давай,- скривился Корней, - как чего так не остановишь ,а тут как девка на выданье жмешься.
- Деда,- Мишка решился,- тут отрок Мефодий …
- Торк что ли, шибко гордый, которого твои поколотить хотели, а Первак под защиту взял. Это за него твой братец с синей мордой ходил?
- Да, - Мишка в очередной раз удивился дедовой осведомленности.
- И чего он хочет?, Дед остановился напротив Мишки заложив руки за спину.
- Он присягнул мне и хочет клятву за своих родичей Тебе на службу, дать,- Мишка увидев что Корней собирается что то сказать, зачастил, - Но я сказал что не гоже мне от него службу Рода принимать, что не воевода я , а Боярич и что только воевода Пограньский может его на службу принять.
Корней закрыл рот и пройдясь по комнате хмуря лоб, остановился напротив Мишки.
- А как они дорогу сюда прознав, подходы изведав, на нас изгоном пойдут? Об этом думал?
- Думал Деда, думал. Он предлагает всего пятьдесят человек своей родни под нас привести и ручается что все клятву дадут, служить верно. Но для того что б жить безопасно, мы для них станицу поставим когда Журавля скинем, в Отишие они стоять будут и ещё Деда, он сказал что эти Люди со всем скарбом и родом придут.
Рассказывал он мне что Плохо сейчас в степи, очень плохо, половцы их как овец режут, вот они под разные руки княжеские и разбегаются.
Да он здесь, во дворе ждет, если хочешь сам с ним переговорить можешь.
Дед прошелся по комнате, сел на лавку и откинувшись к стенке, - Говоришь душат их половцы.
- Да!
- Ну что ж, зови. Поговорим посмотрю что он сказать сможет.
Мишка встал и вышел за дверь.
Корней посмотрел на закрывшуюся дверь и повернулся к Алексею, - Ну , а ты что сказать можешь,
- То, что мы про Осьму думали, Корней Агееич, все подтвердилось,- Алексей поскреб в бороде, - даже и не знаю, что с ним теперь делать.
- Да ничего, помнишь говорили о том что жирного карася ловят на жирного червя,
Так о Осьма, служить он будет честно и долго, только ему надо будет дать Очень, очень жирного червяка и тогда он будет наш по гроб жизни.- Корней замолчал, потом на его губах появилась улыбка,- а если мы дадим ему …
Раздавшийся скрип прервал деда и в открывшуюся дверь вошли сначала, Мишка, а за ним Отрок Мефодий.
Мишка пройдя в угол остановился и повернувшись остался стоять.
- Господин сотник … ,- начал Мефодий доклад.
- Погодь с этим, - прервал его Корней, - мне Боярич.- Кивнул он на Михаила,- рассказал что ты хотел предложить, и что ты хочешь на службу воинскую наняться.
- Да, господин сотник!
(Здесь Господа должен последовать рассказ, Мефодия, о превратностях жизни в степи о злодеяниях, что творят половцы. Но к сожалению мои познания касаются только монголов, они кочевники, торки и половцы вели другой образ жизни и боюсь что то напутать, слабо знаю их образ жизни. И не знаю правил и законов по каким происходил наем на службу и принятие и отдание вассальной клятвы на Руси.)
- Ну ступай, подожди во дворе, - отпустил Корней Мефодия когда тот закончил свой рассказ.
Корней встал и заходил по светелке из угла у угол. Пройдясь так несколько раз, подошел к двери и выглянув крикнул что б принесли пива. Прошел к столу, сел на место и молча стал смотреть, на сидящих перед ним Алексея и Мишку.
Со скрипом открылась дверь, сенные девки внесли две корчаги с пивом, плошку с квашеной капустой и копченого карпа. Дед протянул руку налил пива в кружку и взяв карпа с треском оторвал тому плавник, принялся пить пиво.
Алексей последовал за Корнеем, когда Мишка решил налить и себе, дед стукнул его по руке рыбиной проворчав что еще не закончили разговор по Мефодию и вообще надо решать все дела , а только потом можно и пивка попить.
Мишка от такой обиды и несправедливости, насупился и отодвинув от себя плошку с капустой уставился в угол. Размышляя о том что чуть- что так ему тыкают в нос его малолетством, а когда дело до спроса доходит так три шкуры деруть как со взрослого.
Смотря в угол, не заметил ехидного подмигивания, которым обменялись Корней с Алексеем.
- Ладно тебе дуться, Михайла!- дед толкнул его локтем в бок, и пододвинул кружку с пивом.
- Давайте друже воеводы, прикинем, сколько людей мы сможем набрать на поход против Журавля. И где их вообще брать. Надо и здесь что то оставить, те ляхи могут не последними быть, из того отряда мы всех успокоили но могут и другие нагрянуть, вот и нужно решить так, что б было куда прийти, а не к уголькам на пепелище.
- Давай Михайла,- дед откинулся к стенке .
- Младшая стража может выставить 100 отроков, все стрелки из арбалетов, владеют мечом, правда пока не очень, против ратника не устоят но ополченца кого так и …
Против строя копейного можно как и при Яруге сначала стрельба потом удар конницы, но здесь надо думать что б не допустить конницу до нас все таки слабоваты пока против копейного.
Арбалетов правда пока что только пять десятков. Но Лавр, - при этих словах Корней скривился, - обещал за месяц доделать все остальное, сказал, что посадит на цепь всех своих кузнецов, но кровь из носа все будет как надо.
Из ста стрелков нужно и Мы, - Мишка указал взглядом на Алексея, - отдали Стерву два десятка и он учит их как тех пятнистых, а Алексей учит их рукопашному бою.
Так что стрелков восемь десятков, разведчиков два десятка.
В крепости остаются купеческие дети и Петр с ними для пригляду.
Корней задумчиво почесал подбородок, отхлебнул и кружки пива, поставил на стол.
Ну, Ратников у нас 67 человек осталось, что можно выставить под копье. Да и здесь оставить надо для обороны, так что только пол сотни можно будет на Журавля повести.
- Деда,- Мишке на ум пришла одна идея, - только оставлять надо, кто нам предан, а то можно после похода и не …
- Не глупей тебя буду, - ехидно ответил Дед.
Корней Агееич,- подал голос Алексей надо еще пешцев для строя набрать, только вот где их взять?
Все задумались, стараясь не встречаться взглядами.
- Деда,- подал голос Мишка,
- О головастик заговорил, ну что придумал, на столе рожать войско будешь, али как?
Дед судя по всему успел не только пивом набраться, но и к вину приложится.
- Знаешь Деда, - Мишка покрутил рукой, - я тут разговор с Нинеей вспомнил когда она говорила что за столько лет Мы своими на погарыньи стали, со столькими родами породнились. Как думаешь, сколько мы сможем людей набрать, если к родам за помощью обратимся?
Дед как сидел так и замер открыв рот, потом стал медленно наливаться кровью.
- Ты что удумал? Мы столько лет … ,- и замолчал вспоминая прошедшую историю, историю рода.
Мишка молча смотрел на Деда, который сидел молча с закрытыми глазами, кровь постепенно отливала, лицо белело принимая естественный цвет.
- И тут обскакал, - и опять замолчал, продолжая сидеть с закрытыми глазами, только на этот раз борода шевелилась как будто он что- то считал.
- Я думаю что, - опять замолчал что подсчитывая – пять сотен пешцев набрать можно.
Услышав такую цифру Алексей с Мишкой переглянулись, это превосходило их самые смелые ожидания раза в три.
Корней выпрямился, посмотрел на своих собеседников,- так что у нас свойском выходит?
Корней Агееич, если все пойдет как надо и роды дадут людей то расклад по войску будет такой.
Пешцы – пять сотен
Стрелки – восемьдесят отроков.
Разведчики – двадцать отроков
Конные – пятьдесят Ратнинцев.
И Мефодий приведет пятьдесят.
Итого мы будем иметь войско в семь сотен душ.
- Это конечно хорошо, что там с походом стерва, за реку?
Мишка с Алексеем переглянулись, решая кому из них выкладывать новости какие принес стерв. Алексей кивнул и Мишка, вздохнув начал.
- Сходили удачно, нашли христиан, проводники по земле Журавля будут, по войску, что у Журавля осталось пока неясности, Пол сотни что с ним ушли на двух ладьях, должны к ледоставу вернутся, полсотни в крепости сидят, да сотня стражников по округе шарится, по селам разъезжает, меньше чем по полусотне не ходят.
- Погодь, ядрена –матрена, что там с крепостью, стерв видел её или нет?
- Видел и рассказал - Каменный дом на горе в три поверха окружен каменной стеной в два роста, перед стеной ров выкопан в два роста глубиной, По углам стоят деревянные башенки с открытыми площадками, а на них ратники стоят за округой наблюдают.
Дом большой, больше нашей казармы, что у себя выстроили, оконца маленькие человек в них не пролезет, Крыша крыта плиткой кирпичной, что б зажечь нельзя было, в крепость по утрам из соседнего села приезжает подвода с продуктами, караульные каждые два часа сменяются, искал подземный ход но не зная где и куда выходит можно искать до белых мух. По подсчетам выходит что в крепости сидит всего человек двадцать, да и крепостью, этот кирпичный дом можно назвать с натугой.
Тут мишке на ум пришла мысль о том что журавль не имея никаких знаний как строить правильную крепость , построил то что знал – блок пост , только увеличил его раз в десять.
- Ну точно вот оно!!! Да, мистер Фокс, уж что, что , а поклонником древней архитектуры Сан Саныча не назовешь. И как уважаемый мистер Фокс вы собрались штурмовать блок-пост, - прилетит тут волшебник в голубом вертолете-
Черт, надо думать.
- Деда, - Мишка поднял на Корнея просветленный внезапной догадкой взгляд, я понял сколько людей в крепости всего может жить и могу сказать сколько там сейчас осталось.
- Ну и сколько,
- Там сейчас всего двадцать человек!
- Михайла Ты не ошибаешься? – Алексей вскинул на Мишку внимательный взгляд.
- Нет Дядя Леша, не ошибаюсь, можно ведь подсчитать.
- Сколько было на переправе? Сколько потом добили под Яругой? Сколько ушло с Журавлем?
- Считаем, всех кто на реке были мы положили, те кто утек мимо яруги пройти не могли их там то же положили, Стражники псы, - если сейчас двинутся то они разбегутся, Журавля нет, а без кнута воевать они не станут …
- Погодь Михайла ты сказал что знаешь сколько народу в крепости той жить может.
Остановил Мишкин монолог, Корней, про это ты ещё ни чего не сказал.
- Так я к этому Деда разговор и веду. Личной гвардии Журавля всего Двести пятьдесят человек, пятьдесят он с собой забрал, сто восемьдесят, сто семьдесят полегло в двух боях.
Сколько осталось всего у Журавля ратников? И еще деда, помнишь я рассказывал что отпустил христиан при яруге, они по домом пошли, и точно можно сказать что с этих сел ополчения не будет, они такого расскажут что у тех уже поджилки трясутся.
Предлагаю тех мужиков что из под яруги пригнали то же к делу приобщить, им можно сказать что те села которые не окажут сопротивления, разорятся не будут, а те кто выставит ополчения после разгрома Журавля будут разорены, а жителей продадут в холопы. Как думаете после такого сколько будет у Журавля ополчения?
Мишка посмотрел на своих собеседников и по внимательному взгляду понял что ляпнул что такое что здесь еще не применялось, описал тактику диверсий которая будет в ходу только спустя столетия.
- А если они предупредят Журавлевцев, что в крепости сидят,- Алексей сидел выпрямившись и напрягшись как струна, мы же тогда реки крови своей прольем когда её брать будем, да и никто холопам на чужой земле такого никто не обещал, не делали так никогда…
- Леха !- окрикнул его дед не горячись, Михайла, дело говорит, когда мы Журавля , сковырнем, там все наше будет и они это понимать должны если мы какое село за помощь и накажем то другие о нем сожалеть не будут, а радоваться что не пошли с ополчением, под наши мечи.
Дед помолчал, вздохнул обреченно, - Значит так, завтра собираю совет старейших и решаем с ними вопрос с войной и ополчением.
Ладно давай поедим что ли, -Эй там неси что поесть можно, да пиво не забудь!
***
Торки. первое дело
Алексей и Мефодий стояли на верхушке небольшого холма, скрываясь за густым кустарником, разглядывая сквозь заросли Маленький отряд Журавлевцев, едущий по дороге петляющей у подножия холма.
Сегодня разведка раскинутая во все стороны заметила это конный отряд который патрулировал окрестности. Десяток воинов с плохеньким вооружением , стеганном доспехе, луков не обнаружилось, только щиты да копья, еще мечи на поясах. А вот шлемы стальные, хорошие, спокойно ехал, переговариваясь между собой.
- Смотри, Мефодий, к чему приводит беспечность. Как видно то что мы прятались и старались никому на глаза не попадаться сыграло свою роль, мы на землях Журавля, а никто еще об этом не знает.
- Да господин наставник, теперь я вижу что есть отличия, войны в степи от лесной войны. Так близко подобраться к врагу в степи не получится,- И он только собрался дать сигнал к атаке как Алексей остановил его.-
- Постой, не торопись, рано еще пусть они пройдут дальше , а мы посмотрим за дорогой еще. Что то мне не нравится эта беспечность с которой они едут , здесь какой то подвох.
Послышались голоса приближающихся людей, если вслушаться можно было разобрать отдельные слова.
- А эта сучка …
- так я её …
- Ха-ха-ха- раздался дружный хохот здоровых мужиков.
- И что?
- Да ничего наклонил и …
- Смотри Мефодий,- Алексей указал на поворот из – за которого недавно выехали стражники.-
Сквозь редкие кусты, растущие по краю дороги, тускло просвечивало железо второго отряда, идущего следом.
- Ждем! Пока ждем.
- Не обманул пленник, взятый вчера, полсотни стражников в этом селе было, вовремя мы успели сюда прийти.
Тем временем первая группа всадников уже проехала мимо холма, заворачивая за него и скрываясь из вида второй половины отряда.
- А вот теперь давай,- дал команду Алексей.
Мефодий свистнул, подражая крику дрофы, степной птицы.
От туда, куда уехала первая группа раздался крик человека, исполненный боли и смертной тоски, щелчки тетивы, брань. Из за поворота, выскочил всадник, нагнувшийся к самой гриве, в надежде уберечься от стрел летевших следом. Выскочивший за ним следом Торк догнал уходящего от преследования стражника, настигнув, ткнул саблей в бок и противник кувырнувшись с коня остался лежать кучей на краю дороги.
Второй отряд увидев перед собой противника только что убившего одного из них, стал разгонять своих лошадей что б догнать противника. Кони пошли галопом в надежде достать одинокого всадника уходящего от них. С левой стороны от дороги, в поле, заросшем высокой травой, вдруг стали вставать кони и всадники сидевшие на них стали пускать стрелы в спину мчавшегося мимо них врага. Не видя что смерть позади, всадники с упоением скакали за уходящим, не замечая что их с каждым мгновением становится все меньше, но вот стрела ударила в широкую спину одному из стражников скакавшего впереди, всплеснув руками он завалился назад и зацепившись за стремя стал скользить по траве. Стражники оглянулись, часть, из них видя, у себя в тылу врага бросились врассыпную в надежде, что удастся спастись. Но оставшиеся, развернули коней и перебросив щиты наклонив копья пошли на встречу. Торки привычные к маневренному бою легко ушли от импровизированной копейной атаки просто рассыпавшись в стороны, все что удалось стражникам, так это свалить одного молодого Торка конь которого, попав ногой в яму захромал, резко потеряв скорость и пока воин соображал вражеское копье, ударив в бок пробило кольчугу и выбило его из седла. Напрасно стражники пытались гонятся за противником, те постоянно держали дистанцию ведя непрерывный обстрел из луков. То один то другой стражник клонился в бок, выпадал из седла, все больше лошадей с пустыми седлами скакали по полю создавая лишнюю суету, мешая стражникам отбиваться. Наконец не выдержав стремительной карусели, закрученной вокруг них, стражники по одному стали пытаться выскочить из смертельного круга. Не всем это удалось, большая часть осталась лежать на поле.
Но десятка два стремительно мчались по дороге обратно к селу.
- Мефодий!
-Да!
- Надо их перехватить и не дать дойти до села, если они уйдут, мы их от туда не выбьем, они мужиков подымут.
Тем временем добивавшие на поле противника Торки видя что враг уходит разделились и часть из них бросилась следом за уходившими.
Погоня стремительно приближалась к повороту. Следом за ними преследуя противника по пятам неслись Торки. Боле сильные кони воинов с каждым скачком догоняли лошадей противника.
-Мефодий, давай за мной и … ,- Алексей сделал паузу,- и не вылезай вперед будь позади меня.
С этими словами он пришпорил своего коня вывод его вниз по склону, в вдогонку уходящим стражникам. Оглянувшись назад приметил Мефодия который держась чуть позади старался не отстать и не вылезти вперед.
- Добрые у них кони – проскочило в голове у Алексея.
Погоня нагоняла уходящих которые, понимая всю бессмысленность попытки оторваться, решили дать бой, что б подороже продать свои жизни. То один то другой придерживали коней и развернув их пытались врубится в строй преследователей, но первые из них не обращая на внимания продолжали преследование, зная что теми кто повернул займутся те кто шел позади. Постепенно все стражники оказались втянутыми врукопашную схватку. Но не имея опыта войны, один за другим кончали свои дни свалившись на траву под копыта коней. Только один продолжал уходить яростно нахлестывая своего коня, отбросив копье и сбросив мешавший щит, он неистово колотил коня пятками стараясь что б он скакал еще быстрей.
Мефодий, скакавший за спиной Алексея видел этого стражника.
- Ну что он делает ,а? Ну зачем так колотить, дыхание собьет коню. – только он это подумал как конь, этого наездника, рухнул, перевернувшись, остался лежать на боку, а всадник в последний момент успев выпростать из стремян ноги, соскочил с коня и пробежав по инерции несколько шагов, остановился выхватил меч и повернувшись остался ждать подъезжающих всадников.
Алексей окинул взглядом дорогу где заканчивали добивать последних стражников и повернувшись к Журавлевцу,
- Сдавайся и будешь жить, но можешь не сдаваться, лисы сегодня очень голодны.-
С этими словами он перебросил ногу через холку коня спрыгнул с него, достав мечи пошел по дуге разминая кисти перед схваткой. Стражник молча стоял, держа в одной руке меч в другой кинжал. Алексей сделал вперед шаг, удар. Блок. Левая рука со вторым мечом опускается на плечо. Рука стражника еще сжимающая кинжал начинает падать, Рот открывается в крике, продолжив движение, Алексей вбивает в раскрытый рот, рукоять правого меча, выбивая зубы и вбивая обратно рвущийся крик боли.
Стражник падает на спину от кинув в сторону целую руку. Алексей шагнув вперед наступил на неё, - Я же. Тебе. Предлагал. – с такими словами, полоснул того по горлу.
Отступил в сторону посмотрел на Мефодия, - Когда. Я. Прошу. Надо исполнять.-
Раздельно, по словам произнес Он.
Видя молниеносную расправу и оценив Алексея как воина, Мефодий, похолодел, еще там у себя дома в степях ходили страшные легенды о Рудном воеводе.
И сейчас он увидел это воочию, такой стремительной расправы он не помнил за всю свою
Жизнь. Два удара сердца и враг лежит .
- Мефодий, МЕФОДИЙ!,- наконец услышал он крик с которым Алексей пытался дозваться до Торка сидевшего и молча смотревшего на убитого стражника.
- Мефодий, теперь надо сделать так что б они исчезли. Все убитых собрать, переловить коней, за тем холмом хороший овраг туда скинут все трупы, лошадей стреножить и загнать в овраг. Давай Мефодий торопись. – с этими словами Алексей вспрыгнул на соего коня и поехал к небольшой группке деревьев что отделяла дорогу от того что её было видно из села.
- Да уж, как же нам повезло , догнать последнего почти на пороге еще немного и ушел бы.- Думал Алексей, разглядывая тын села расположенного саженей за четыреста от того места, где он стоял.


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Вторник, 09.03.2010, 18:02 | Сообщение # 5
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3475
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Река.

Растущая на самом берегу, ива склонила ветви до самой воды, надежно прикрыв маленькую заводь, образованную упавшим прошлой весной деревом.
Рыбак очень любил это место. Тихое и спокойное. Когда приходил сюда и садился на берегу, рассматривая широкую гладь расстилающеюся перед ним, медленно текущую воду, рыбу, вспыхивающую серебряными искорками, шумных уток суетящихся на соседней отмели. Отсюда спокойно можно наблюдать за всем, что происходит, оставаясь незамеченным. И так же легко ускользать от своих врагов, если бы они вздумали напасть. Да и не было их здесь, Хромой остался далеко в прошлой жизни, когда пришлось стремглав убегать что б спасти шкуру. Рыбак не любил вспоминать, что произошло, тогда он проиграл, пришлось бежать, Хромой долго следовал позади, сердито крича. Его вопли слышала вся река. Любопытные взгляды провожали их, отворачиваясь, когда они, пробежав мимо, скрывались в кустах, густо растущих по берегам реки. Да, славная тогда была битва.
Скрип, раздавшийся в утренней тишине, насторожил, заставив замереть на месте, туман, клубившийся над рекой, раздвинулся, из него показался высокий борт проплывающей мимо ладьи. Рыбак принюхался, пахло смолой, деревом, но сильней всего воняло кислой кожей и ржавым железом, как от той длинной палки, что покоилась на дне соседней заводи, где любили собираться утки. Каждый раз, придя туда, любил ковыряться под камнями, в придонном иле выискивая вкусных раков. Это было, когда он только попал в это место, проплывая мимо в поисках еды, ощутил запах, нежной сладковатой мякоти раков, которую можно добыть, если разгрызть панцирь. Их тогда много копошилось на дне вокруг этой не понятной палки. Три дня пировал на этом месте, пока они не расползлись. Голоса, зазвучавшие с проплывающей мимо ладьи, испугали. Припав на мгновение, к теплому , влажному илу, поплыл прочь рассекая длинным мускулистым телом водную гладь, проплыв немного, нырнул и только расходящиеся круги говорили о том что здесь только что была речная выдра.

- Кшиштоф, Кшиштоф, смотри выдра!
- Где?
- Да вон под берегом, а черт, нырнула.
- Ну, тебя, Анджей, вечно тебе всякая живность мерещится.
Анджей повернулся и сел, откинувшись на борт, согнув ноги в коленях, положил на них руки. Откинув назад голову, мечтательно прикрыл глаза,- Какие же здесь места!
- Слушай Кшиштоф, а боярин позволит здесь жить? – открыв глаза и склонив набок голову, посмотрел на белобрысого парня сидевшего рядом с противным скрипом точившего меч.
- Кшиштоф!
Вжик, - проскрипел точильный камень по лезвию.
- Кшиштоф!
Вжик, - прозвучало в ответ.
-Кшиштоф, холера ясна, ты меня слышишь?- толкнул соседа локтем вбок.
- Да слышу, слышу, Анджей, хватит пихаться, а то сейчас по сопатке получишь, - И посмотрев на деревья лениво проплывающие мимо, продолжил - НЕ, не хочу я, тут оставаться.
- Почему? Перебьем схизматиков, на которых нас ведет Боярин, да и займем их земли,
Ты только посмотри, сколько здесь зверья, а рыбы, так и норовит в ладью запрыгнуть. Помнишь, какого осетра вчера выловили? Мм, пальчики оближешь, а стерлядь, стерлядь аж во рту тает, а вон на тех перекатах … - Анджей встал, вытянул руку и … вздрогнув всем телом опрокинулся навзничь от удара арбалетного болта попавшего ему в грудь.
Кшиштоф пытался подхватить падавшего друга, но не смог его удержать, сам упал на бок, придавленный телом Анджея. Со стороны высокого берега послышались отрывистые слова команд и град стрел, болтов обрушился на ладью, сметая все живое.
- Засада! - Пронесся над рекой истошный крик испуганного человека.
Ладью, потерявшую управление стало разворачивать боком по течению, река подхватила, протащила и ткнула с размаху в песчаную отмель, намытую за прошедшие годы.
Подхватив валявшийся рядом щит, Кшиштоф, прикрылся им и осторожно приподнял голову над бортом.
С обрыва в воду прыгали и бежали по мелководью, направляясь к ладье, нурманы.
Этот кошмар, который терроризировал, все побережья выходящие на северное море были подвержены нападением этих морских волков. Проходя огнем и мечом по деревням и весям, они проводили налеты, как призраки, появляясь ранним утром из предрассветного тумана. Собрав все, что можно унести, так же быстро уходили на быстрых драккарах и только горящие дома говорили о том, что здесь произошло. И горе было тому купцу, который видел на горизонте красно-белый парус. Прекрасно зная море, его повадки, свирепый и добрый нрав. Нурманы могли днями и ночами идти следом за своей жертвой, брали её на абордаж, когда казалось, что все кончилось и купцу удалось уйти, тьма расступалась и горящий злобой взгляд, дракона, говорил,- что всё только началось.
- Матерь Божья! – Кшиштоф в ужасе отшатнулся от борта, не вставая в полный рост на карачках, быстро пробрался к противоположному борту, перевалился через него и нырнул в теплую речную воду. Проплыв сколько смог вынырнул, жадно втянул свежий воздух, услышав крики, раздавшиеся на берегу, снова нырнул. Прямо перед лицом, с шипением прорезав зеленоватую толщу воды, воткнулся арбалетный болт в окружении пузырьков, замедлился и стал медленно всплывать хвостовиком вверх. Памятуя о том, что стрелки будут выслеживать его вниз по течению, Кшиштоф, стал усиленно продвигаться против течения, когда от недостатка воздуха в глазах стала разливаться темнота, почувствовал под коленями илистое дно. Медленно перевернулся на спину и выставил из воды лицо. Сладкий с привкусом жизни, воздух ворвался в легкие, разгоняя подступавшую темноту. Отдышавшись, медленно, что б не выдать себя, стал подгребать к берегу. Не доплыв до берега несколько саженей, осторожно приподнял голову, осмотрел реку и противоположный берег.
На ладье шел яростный бой, Рослые фигуры нурманов, размахивающие мечам и секирами продвигались по палубе, казалось, что они сметают все на своем пути. С ладьи стали прыгать люди, вплавь, направляясь к берегу у которого в воде лежал Кшиштоф.
На том берегу из кустов стали выбегать воины , вскинув к плечу арбалеты расстреливали спасающихся бегством. То один то другой беглец, получив болт, уходили под воду, кто-то пытался нырять, но, вынырнув, получал свою крылатую смерть, мутные воды реки навсегда смыкалась над ним забирая его в своё лоно. Весь караван подвергся нападению,
Расположившиеся по кустам и высокому берегу стрелки с лучниками, засыпали палубы проплывающих внизу ладей, кучей стрел и болтов стремясь в первую очередь выбить рулевых. Стрелкам это удалось, три ладьи потеряв управление беспомощно скользя по течению, попали на отмели, остановились и тогда на них обрушились нурманы вброд атаковавшие суда.
Кшиштоф смотрел как последняя ладья на которой плыл Боярин со своей дружиной вдруг покрылась разноцветными щитами , отгородившись от стрел летящих с высокого берега.
На площадку к рулевым метнулось несколько человек державших большие ростовые щиты, один из бежавших запнулся, выронил щит, упал на палубу, пробитый сразу двумя болтами. Воины встали вокруг рулевых, прикрывая от стрел. Раздалась громкая команда, весла с правого борта поднялись вверх, ладья стала быстро разворачиваться.
Был один опасный момент, когда вся палуба простреливалась вдоль всей длины.
И командир не видимых стрелков не упустил своего шанса, десяток арбалетов, издав громкий хлопок, послали на корабль свою смерть. По раздавшимся крикам залп достиг цели , но… . Но этого оказалось мало ладья закончила разворот, весла вспенили воду и с каждым гребком всё быстрей и быстрей судно двинулась в обратный путь.
Из-за речного поворота навстречу выплыла ладья противника, подошла в плотную с неё взвились в воздух, крючья с привязанными к ним веревками ,в надежде зацепить и остановить беглецов. Но у боярина был опытный рулевой, последний момент успел отвернуть и крючья, не долетев, упали в воду, только одно зацепилось, пролетев над выставленным щитом, воин стоящий рядом перерубил веревку. Арбалетный болт прилетевший с ладьи опрокинул его на палубу. Нападающие развернулись, и началась погоня, главным призом в которой была жизнь.
Кшиштоф смотрел на все происходящее, ему казалось, что он видит страшный сон.
Как будто все что сейчас происходило, происходит не с ним. Но речная вода, стремительно выпивающая тепло из его тела напомнила ему что он все еще лежит отмели изображая из себя убитого. Откинув в сторону болт, который он держал у груди, Кшиштоф, перевернулся, пополз к берегу, стараясь быстрей достичь берега. Увидел иву, растущую на берегу, подполз под неё, спрятавшись за ветвями. Здесь он осторожно сел, стал смотреть, что делается на реке.
Весь противоположный берег покрылся сотнями вооруженных людей, которые бежали к реке. Постепенно сопротивление на атакованных ладьях стихло. Над водной гладью разнесся протяжный волчий вой, вперемежку с другими ликующими криками.
Все было кончено.
Кшиштоф медленно встал и, повернувшись, замер на месте, в лицо ему смотрел арбалетный болт.
-Эй ты, вылезай,- и воин отступил на шаг, продолжая держать расстояние.- И без дурости, а то получишь болт в кишки.- Воин отошел еще на шаг.
За его спиной раздался треск ломающихся сучьев и на берег вышел еще один.
- Федор что здесь?
- Да вот лягушку нашел, думал дохляк к верху брюхом плавает. Знаешь, что этот Лях удумал?
- Ну?- второй воин встал чуть в стороне, что бы не мешать первому при стрельбе.
-Эта жаба взяла болт, приставила его к груди и держала, как будто он в него воткнулся, представляешь?
- Хитер,- судя по интонации говоривший усмехнулся.
Кшиштоф вышел на сушу, вода стекала с него вперемешку с грязью, облепленный тиной он напоминал водяного.
- Давай чудо речное иди вперед,- воин повел в сторону леса арбалетом.
- стой!- раздалась команда,- ложись, руки за спину.
Кшиштоф лег и закинул руки. Рядом лицом появился сапог, облепленный глиной.
Проворно и быстро стянули запястье, веревкой плотно примотав, друг к другу. Сильные руки подхватили за плечи, поставили на ноги и повели в лес.
Вечерело, солнце склонилось к закату. Стихал ветерок, беспокойно качавший заросли камыша, растущий в утиной заводи. Догорали костры на берегу реки. Стихли последние звуки людей. Послышался плеск, крупный лещ, высоко подпрыгнув, сверкнул в воздухе серебристой чешуей. Жизнь возвращалась в это распуганное войной место.
Рыбак вылез из кустов, куда он забился. Лесные обитатели не любят шума. Запах крови витал в воздухе, но все перебивала отвратительная вонь железа. Недовольно покрутил головой, чихнул и побежал дальше по своим делам.


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Вторник, 09.03.2010, 18:04 | Сообщение # 6
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3475
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Доклад Стерва.

Утро туманное, утро седое…
-Как там дальше то?- Мишка наморщил лоб, пытаясь припомнить строки из известного романса.- Ни хрена не помню!
-Михайла, ты что уснул, что ль? – окликнул его Корней.
Мишка поднял взгляд, посмотрев на деда, ехавшего чуть впереди.- Да, деда.
- Что да? Я тебя уже третий раз спрашиваю, что придумал, а ты молчишь как не свой.
-Да, о завтрашнем думаю, что завтра будет?- Ответил внук и замолчал.
- А что думать? чем больше думаешь, тем больше себя заводишь, накручиваешь, думаешь, как лучше сделать, а ни хрена не выходит. Завтра будет завтра, Ядрена – матрена! Михайла. я с тобой таким же болтуном становлюсь.- Корней сплюнув, потянув повод, придерживая коня. Повернувшись к ехавшему Луке – говоруну.
- Лука! Помнится мне …
Дальнейшее Михаил не слышал погруженный в свои воспоминания.
- Евстратий Кондратьевич,- Мишка посмотрел на Стерва,- расскажи, что ты там видел,- как вообще прошла разведка? И как все случилось?
Стерв глянул на Мишку, поморщился при упоминании христианского имени, отвел взгляд в сторону, покопался в суме висевшей на поясе, достал из неё какой то хитро загнутый сучок, повертев пальцами и начал свой рассказ.
- На следующий день после разговора, с тобой и Алексеем. Пошли мы, рано, еще светать не начинало. Болото прошли спокойно, никого не встретив, в избушке оделись в сухое и пошли к броду, ну туда к острогу. То же дошли нормально. Ребята молодцы, хорошо шли. Так вот у брода засели и стали наблюдать, я ребят разослал налево и вправо от переправы, что б можно было сразу все просмотреть, послал по пять человек с наказом, - смотреть в оба. Разошлись по местам залегли и стали наблюдать. Долго смотрели, в остроге тихо никого, никто на берег не ходить с мостков не прыгает,- Тут Стерв улыбнулся, вспомнив Иону,- волосатые ляжки не мелькают.
Рассвело, уже совсем солнце поднялось высоко. Только собрался я ребят позвать, да и на ту сторону переправится как из кустов напротив брода, где мы лежали, вышел мужик, не молодой уже, борода с проседью, порты до колен засучены, рубаха на груди расстегнута, на плече бредень свернутый, ну как рыбак будет. Решил посмотреть за ним. Мужик тот снасть свою по траве раскинул, уселся на траву, сорвал лопух, голову прикрыть, солнце уже припекало и давай веточкой комаров гонять, как будто ждет кого. Долго он так сидел всё по кустам на нашем берегу зыркал. Никого он дождался, посидел и оставив бредень пошел в лес.
Думал, что его ни кто видит. Пока он по лесу шел, синицы из кустов выскакивали, да пара сорокопутов вылетела, потом раз и всё, кончили птички из кустов выскакивать.
Не далече он ушел метров так на двадцать. Мне это очень подозрительным показалось что он не ушел , а свернул и по берегу пройдя опять на реку смотреть стал, как будто продолжал ждать кого то. И при том с нашего берега. Я свистнул Ростиславу, он и остальные позади были, когда пришел сказал ему, - Возьми отроков и отойди немного назад спрячьтесь, как я вас учил и ждите, если кто пойдет, пропустить к реке но за реку не пускать и сказал что б Петра с собой взяли, он справа выше по течению был.
Тут Стерв криво усмехнулся, - Правильно я сделал, что Петра с ними послал, хорошим он стрелком оказался,- посмотрев на Мишку, продолжил Рассказ.
Разошлись ребятки и попрятались, ждем, что же будет. Прошло еще время и тут со стороны Ратного, идет кто то, тихо так, почти не слышно, наше счастье, что мы раньше пришли, практически затемно. Его зверье выдало. Сначала лисица проскочила, потом барсук пробежал, не бегают они к реке в такое время дня. Стали смотреть за пришельцем. Он к берегу подошел и спрятался, наблюдать и ждать собрался, мужичок серенький такой, невзрачный, мимо такого пройдешь и не запомнишь его, одет как холоп.
В общем сидит он там и по сторонам зыркает, башкой крутит. Тут мужик, который рыбачёк, из кустов вылез и к воде подошел, ну и наш пришелец то же на берег двинулся.
Тут ребята и сплоховали.
-Э -эх,- досадливо махнув рукой Стерв. - надо было подождать чуток мож чего и услышали бы. Короче, парни из кустов выскочили навалились на нашего, к земле его придавили и взять хотели. Он как -то хитро извернулся и в лес бросился, ребята за ним, а тот на том берегу увидел такое дело и только собрался в кусты нырнуть, как Петр ему болт под лопатку загнал, рыбачёк свалился ничком только пятки задергались.
Тут Стерв посмотрел на Михаила, - догляд то был, после нашего похода на острог его здесь поставили. Я так думаю.
Нашенский долго от ребят бегал, чисто лесовик какой, если бы отроков не учил, как по лесу быстро бегать ушел бы догляд.
- Взяли? Спрашивали его? Что он видел? - Алексей даже привстал, задавая вопросы.
- Ага, два раза, утек гад.- Сучок, который он вертел в руках с хрустом сломался.
- Как упустили? За ним же целый десяток в погоню бросился? Что так хорош, догляд оказался?- тут уже и Михаил не выдержал.
- Почто коришь, Михаил Фролович, парни обучены и знают что делать,- с укоризной спросил Стерв Мишку.
Тут другое дело получилось. Когда он в лес побежал, отроки за ним бросились и стали разбегаться, охватывая его с боков, постарались к реке прижать, тут бы мы его и перехватили бы. Это лешачий сын, к ельнику бросился, там тропы звериные протоптаны по ним бы он и ушел бы. Иаков решил ему ногу прострелить, что б не бегал шибко, ну и…
- И что убил его вместо того что б ранить, - Спросил Мишка думая что Стерв выгораживает сына.
-Нет! Попал как надо, с десятка саженей на вскидку в ляжку засадил, догляд только хрюкнул.
- Стерв не томи! – Поторопил охотника Алексей.
- Его подстрелили, когда он почти до бурелома добежал, а там выворотень, он с разбегу и туда, а там елка сухая валялась, наполовину в землю вросшая, но ветки как копья острые, ну и … когда добежали да в яму к нему слезли он и не дышит.
Стерв зло сплюнул,- Вот так Михаил Фролович поход наш начался.- Догляд за крепостью смотрел и Журавлю доклад делал.
При этих словах Мишка с Алексеем переглянулись.
- осмотрели мы беглеца, ничего у него не нашли, я потом по следам прошелся , думал может он что на ходу выкинул, но ничего не нашел, значит на словах передавал, когда на берегу с рыбачком встречался.
Собрались мы, сначала я хотел тебе одного отрока гонцом послать, но подумал что, догляда мы изловили, значит, никто не следит. В общем пошли мы дальше.
Перешли брод и того что в кустах валялся то же осмотрели и ничего у него не было.
Разошлись по берегу стали искать откуда рыбачок на берег приходил, шагов за триста от воды есть меленький овражек вот в нем и нашли, шалашик маленький что б непогоду переждать, в нем котомка с едой, мешок с вещами, справа воинская. Но мне интересно стало как этот, до дома ходил, ведь в округе на десять верст ни каких селищ нет , не считая острога. Вот и решил круг по шире сделать, через полсотни шагов нашли тропу хоженую, а на ней орехи конские, подсохшие, тогда три дня дождя не было, значить раз в седмицу к догляду кто то на коне приезжал и еду привозил, рассказ выслушивал и обратно ехал. А рыбачок, к себе в шалаш возвращался.
Вернулся я на стоянку и еще раз внимательно осмотрел все там. Могу сказать, что смотреть за крепостью стали как две седмицы, листва пожухла, но не совсем еще мягкая и соком руку мажет, он там яму отхожую выкопал, одну всего, не полная она.
Вот так у меня получается.
Стерв смолк, продолжая вертеть между пальцами обломки веточки.
Тяжко вздохнул и продолжил, переходя к трагической части.
На третий день пути мы вышли крепости Журавля. Она, из камня строенная, дом большой в три поверха, стоит у задней стены, на реку выходящую, ворота широкие, трое конных рядом через них проедут, башен по углам нет, есть срубы деревянные под крышами, что б стража под дождем не мокла. Стены в три роста будут перед ними ров выкопан, какой ширины не скажу, но если по мосту перед воротами судить, то саженей пять будет. Посада нет поле ровное, но камнями большими усеяно, что б конница скакать не могла, дорога широкая подходит.
Памятуя о том, что ты просил за горку заглянуть, двинулись с отроками туда.
Пришли, не доходя версты две, поставили шалашик, дозоры расставили. Оставил Я там Ростислава, сам и три отрока пошли посмотреть, что там происходит. Лесом прошли всего версту где то, потом поредело, пней много попадаться стало, видно порубка здесь на дрова шла, стволы поваленные, сучья в кучи собранные, следы кострищ, проверил холодные, и сырые. Пока шли, третьего дня с утра до полудня дождь шел, так что на вырубке с позавчерашнего дня никто не появлялся. Вот и решил я поближе селищу подойти и все подробно рассмотреть. Пошли Отроки твои в накидках, что по твоему указанию сделаны были,- Тут Стерв усмехнулся,- Как лешаки какие. На землю ежели, какой и ляжет то наступить можно, с двух шагов никого не видно.
Подобрались мы к селищу тока ничего и не видели толком, тын высокий, вокруг, над ним трубы кирпичные, штук пять. На воротах стражники стоят, пешие и конные человек пять, ворота открыты были, через них и разглядел, что дом перед въездом стоит.
Поперек дороги палка полосатая лежит и ежели кто пройти хочет то стражники, на руку посмотрев и в свитки заглянув, палку ту подымают и людей пропускают.
Хотел я как стемнеет до селища пробраться и через тын заглянуть. Прождали мы до вечера, а как темнеть стало, - Тут Стерв посмотрел на Мишку и в его взгляде сквозило недоумение,- стражники, трое, идут по тропе, что вокруг селища проходит и ведет собаку на сворке. Много их там ходит, всю ночь мы под селищем провели, а под утро уходить решили.
Мишка смотрел на Стерва и думал,
- Да, Евстратий Кондратьевич, для тебя это в новинку контрольно- пропускной пункт, паспортная система, проверка документов, всех впускать, ни кого не выпускать,
Парные патрули в ночное время, с собаками, скорей всего эти твари натасканы на охрану и признают только проводников. Что же ты там прячешь Сан Саныч?
Что у тебя ТАМ ЗА ЗАБОРОМ! Эта мысль бившаяся в голове с того момента как взяли Иону, тот раненый, что на переправе был в бою взят, много рассказал но ничего не прояснил. И сейчас на этот рейд Стерва Мишка, честно говоря, очень рассчитывал, но паранойя, с которой Журавль прятал и хранил свои секреты…
Оставив на потом свои размышления Михаил стал слушать, что говорит Стерв.
На следующий день мы пробрались к самой крепости с той стороны, пришли за полночь.
Видели поле на котором стражники Журавля гоняли мужиков, те строем стояли, вместо копий палки простые, щиты плетеные и кожей обтянутые, по полю ходят по разному , то так станут, то сяк, там один всё бегал суетился на ополченцев с плеткой кидался, если кто то чего путал то он его плеткой лупцевал. Одному мужику по голове так заехал что тот с ног долой, его за ноги к краю поля оттащили и там бросили.
Долго этот бедолага лежал , думал что прибили его , ан нет смотрю вскорости, зашевелился ,сел, за башку держится, а между пальцами кровь течет.
Долго их так гоняли с самого утра и до полудня. Потом построили. Стражники по Бокам встали, и они в селище поехали. Мы еще там побыли, но ничего интересного не видели, так телеги только ездят из крепости в селище, каждую стражник на коне сопровождает. До темноты пробыли, как стемнело, к себе вернулись.
Так мы еще два дня вокруг ходили, всякого насмотрелись, но за тын заглянуть так и не сумели.
- Ага еще бы, сумели! Не Стерв, ты не разведчик ты Охотник, ловкий, умелый, смелый, но охотник. Не удалось бы тебе пробраться за забор и глянуть что там есть, можно было бы с биноклем да на дерево повыше да где -ж его взять. Тут по хорошему группу ОМОНа с дубинками этих конвоиров разогнать к чертовой матери, да глянуть что ТАМ есть.
Сквозь Мишкины размышления пробился монотонный голос, которым Стерв вел свой рассказ.
Мы уже возвращались назад, до реки оставалось всего полдня и мы будем на своей земле, дома. Скорей всего это и погубило ребят. Устали они за неделю, - Стерв по смотрел на Мишку.- Я то же устал.
Отроки Андрей и Фома шли впереди всего отряда саженей так пятьдесят.
Они хорошо помнили уроки Стерва о том как надо ходить по лесу, скользящим шагом, как бы раздвигая листву, ногу ставить с мыска на пятку, так шаг тише, стопа по земле не стучит. Шли, посматривая по сторонам, вот уже впереди показалась просека, ведущая до шалаша в котором жил догляд. Все вокруг дышало тишиной и спокойствием.
Проходя мимо растущих вдоль тропинки кустов, Андрей повернул голову в сторону просеки, ему показалось, что там мелькнула какая то тень. Присмотрелся и не заметив ничего подозрительного стал отворачивать голову, когда с боку раздался хруст ветки,
Остановившись, развернулся в сторону подозрительного шума.
Это спасло ему жизнь, стрела предназначенная ударить его в шею пролетела мимо, повезло, но не повезло Фоме, стрела ударила сзади в шею, пробила, вышла наружу под левой скулой зацепив на выходе личину слегка приподняв её. Отрок выронил арбалет , схватился руками за шею и сделав вперед пару шагов и рухнул в траву лицом вниз.
С права раздался треск, из кустов выскочил мужчина одетый почти в такую же накидку
какая была на Андрее. Метнувшись вперед сделал выпад целясь коротким копьем в живот, отшатнулся в сторону вскинул арбалет и спустил курок, тетива хлопнула посылая болт к цели , мужик извернулся пропуска его мимо себя и сделав еще один шаг оказался почти вплотную к отроку. Андрей успел громко крикнуть – Засада- удар в живот сбил дыхание, опрокинул его на спину, сверху навалилась тяжесть, он попытался выхватить засопожник, но удар с боку в голову, от подбежавшего второго пятнистого погрузил его во тьму.
Крик услышали позади, он тут же наложили болты на взведенные арбалеты и рассыпавшись в цепь, побежали вперед. Отрок Матфей самым первым добрался до того места, где лежал убитый Фома. Кусты еще распрямлялись в том месте, где, подхватив беспамятного Андрея, прошли пятнистые. Он выставил перед собой заряженный арбалет, раздвинул заросли и шагнул и тут же опрокинулся на спину от удара стрелы.
Больше стрелок ни чего не успел два болта от набежавших сбоку пробили ему грудь.
Потом была не продолжительная погоня, двое пятнистых тащившие пленного, добив Андрея, бросили труп и попытались скрыться, ребята озверели, забыв все хитрые науки правил хождения по лесу, как стадо лосей в весенний гон они гнали пятнистых до самой реки и когда те захотели уйти за реку их просто перестреляли как уток.
Вот так поход, удачно начатый, закончился кровавой бойней на пороге дома.
Стерв встал перед Михаилом, - Ты прости меня Михаил Фролович не сберег, Я , Отроков.
-Стерв! - прервал охотника Алексей,- ты мне вот что скажи, а чем были вооружены пятнистые, что на отроков в лесу напали.
Охотник посмотрел на Воеводу, потом на Мишку, сел и продолжил рассказ.
-У них сулицы были , короче обычных , где то вершка на два, с такими удобно в лесу ходить. Короткий меч, нет, скорее длинный кинжал в две с половиной ладони, засопожник- Стерв почесал поясницу вспоминая, глянул в потолок, продолжил-
Мы когда пятнистых потрошили, лучника и на берегу одного, интересные ножики у них нашли, первый раз такие вижу, - Покопавшись в сумке на поясе охотник вытащил из неё железную полоску в палец длиной, - случай помог, кто-то из отроков рукав плаща сильно прижал или облокотился рукой на него, не знаю, стали смотреть, а там ножны маленькие под стать ему шитые - С этими словами Стерв протянул Мишке узкую полоску металла. – Я попробовал, её из рукава достать, плащ накинул на себя, кисть в рукав втянул, под пальцами этот ножик сам оказался, если руки свяжут, им любую веревку за порежешь. Но САМОЕ , - голосом выделил Стерв, - интересное нашли в сапоге, - Я, такого еще не видел,
Покопавшись в суме еще раз, достал на свет божий, большую длинную иглу с утолщением на конце, где рукоять должна быть. Сжав кулак Выставил его, явив на всеобщее обозрение тонкий штырь торчащий между пальцами.
- Эта штука запросто пробивает кольчугу, я так думаю что в драке они очень опасны будут, одоспешенного одолеть могут, ведь никто и не догадается что, - потряс кулаком воздухе,- эта игла оружие, подлое и коварное.
- Дай, гляну, - Алексей встал, протянув руку забрал иглу у Стерва. Примерил к руке, сжав кулак, со вставленным оружием, пару раз махнул кулаком в воздухе, подойдя к двери, коротким ударом пробил дверь, чуть крутанул, легко вытащил, осмотрел, бросил на стол. Мелодично звякнув, круглая железка прокатилась по столу, остановилась, замерев на краю.
Мишка потянулся, что бы её взять, Стерв тем временем продолжал свой доклад.
- Андрея они такой штукой добили, я посмотрел потом, ткнули под лопатку.
- А кольчуга что? - Спросил Мишка покручивая шило в руке.
- Да ничего, эта железка раздвигает кольца у кольчуги и входит в тело, а что б не застряла, - Стерв кивнул на руки Мишке,- её надо повернуть она легко выходит.
- А откуда знаешь? – Алексей посмотрев на охотника, перевел взгляд на оружие, - за всю свою жизнь,- криво усмехнулся, - такой подлости не встречал.
- Откуда, откуда, - проворчал, Стерв, - вот на пятнистом как ей бить и опробовал. Под плащами у них кольчуги оказались, чудные такие. Шею не закрывает, рукавов нет, по самые плечи кончается, короткая, выше пояса будет, по бокам кожаная шнуровка идет, изнутри тонкой кожей подшита, думаю на голое тело носить можно, на груди и спине пластины железные, толстые, в лезвие меча, будут. Так вот этой штукой пластину пробить не смог, в бок бил там кольца кольчужные и кожа. Я думаю что эти железки и стрелу с болтом выдержат, если с далека…
Ой–ё, - Взгляд Стерва стал встревоженным, - вот дурак старый, что б тебя леший полдня по болоту кругами водил, - Михайла, ведь одного пятнистого, отроки болтами истыкали, а все болты ему в БОК попали, он на берегу когда обернулся, туту его подстрелили. А второго уже в реке на середине почти добивали, я сам не видел, мне Ростислав рассказывал, а на той стороне камыша много ивняк густой к самой воде подходит, отроки саженей на двести в сторону от брода загнали пятнистых и там как бы кончили. Второй мог и уйти, - Тут Стерв зло сплюнул, - за этими сопляками глаз да глаз нужен и Ростислав хорош, - и успокаиваясь произнес,- да и Я то же, гусь лапчатый.
Посмотрев на Алексея и Михаила сказал.
- Мы же только Два трупа нашли, ДВА. Лучника в лесу и второго на берегу, так что третий уйти мог.
Алексей выслушал причитания Стерва, молча встал и вышел. За закрывшейся дверью послышались команды, под окнами пробежал отрок. Алексей вернулся и сел на лавку.
- Я послал за Ростиславом, - посмотрел на Мишку, продолжил, - и Дмитрием, - потом глянул на Стерва, - Рассказывай дальше, что еще из оружия у них было.
- Луки однодеревки, стрелы короткие все с бронебойными наконечниками, по двадцать штук у каждого…
Раздался короткий стук, дверь распахнулась, в светелку вошли Дмитрий и Ростислав.
- Звал, господин страший наставник, – обратился Митрий к Алексею.
- Да звал, погодь чуток. - И обращаясь к Ростиславу, добавил, - Ростислав расскажи, что на берегу произошло, куда ты с отроками пятнистых выгнал?
Ростислав, отступив на шаг в сторону от двери, остановился, задумчивым взглядом обвел людей собравшихся в светелке и начал.
- Мы шли позади, когда раздался крик Андрея предупредившего о засаде, я тут же побежал вперед, крикнув младшему уряднику Филиппу, что б он со своими отроками заходил справа, что он и сделал. Когда добежали нашли убитого Фому, ему стрела шею пробила. Кусты с правой стороны тропы были изломаны, как будто там что то протащили, бросились туда, в это время бежавшие правее отроки младшего урядника Филиппа подстрелили лучника пятнистых. И мы вместе побежали догонять двух других. Они были впереди, саженей за тридцать, их можно было рассмотреть. Бежали они медленно, так как тащили отрока Андрея. Потом, бросив его, побежали быстрей. Догоняя их, нашли труп Андрея, которого, видя, что погоня близко, пятнистые убили. Я как увидел Андюху, - тут Ростислав отвернулся к стене, шмыгнул носом и медленно перкрестился, помолчал секунду и повернувшись к слушателям твердым голосом продолжил,- Я приказал бежать быстрей не скрываясь что б как можно быстрей догнать пятнистых. Бежали недолго, скоро лес стал редеть, мы добежали до края и увидели что пятнистые, один уже на середине реки, второй подбегает только, видя что догнать не сможем и они вот-вот уйдут приказал стрелять, в первого стреляли отроки младшего урядника Филиппа, во второго все оставшиеся. После залпа, тот что у воды, был убит он ничком рухнул в воду и так лежал пока мы не подошли. Краем глаза видел что в пятнистого бегущего через реку попало три болта, один в ногу, в бок и в спину, он взмахнул руками, упал и скрылся под водой, там не очень мелко ,где то по пояс будет. На поверхности он так и не появился, я думаю, что и он был убит. Ростислав умолк вопросительно глядя на Михаила, смотря на которого вел свой рассказ.
Тут дверь открылась, в светелку вошел Илья с ним двое отроков несущих деревянный чурбак, на который была одета броня, снятая с убитого пятнистого.
-Алексей, куда ставить?- обратился Илья с вопросом к воеводе. Прибежавший посыльный переполошил весь склад, требуя то, что они сейчас принесли.
- А вот сюда, - ткнул в угол, Алексей, вставая и беря в руки Мишкин арбалет.
Отроки поставили в указанное место чурбаки отошли. Алексей, держа в руке взведенный арбалет, отошел в противоположный угол, наложил болт, вскинул оружие к плечу и выстрелил.
То что произошло потом, можно было прочитать на лицах собравшихся людей.
Чурбак качнулся от удара, замер, упершись в стенку, а болт коротко и обиженно как-то, звякнув,… УПАЛ на пол.
В комнате воцарилась мертвая тишина. Потом раздался скрип взводимого арбалета, щелчок с которым тетива встала на место, голос Алексея, - Дай, - с этим словом он протянул руку к Ростиславу. Тот вложил в протянутую руку болт.
Скрип тетивы, щелчок стопора, хлопок, удар, звяканье болта на полу.
- Дай!
Скрип тетивы, щелчок стопора, хлопок, удар, звяканье болта на полу.
- Все понятно! - с этими словами Алексей прошел к столу положил арбалет и шагнув к стене уселся на лавку вопросительно глядя на Ростислава.
Тот на глазах наливался смертельной бледностью понимая что совершил ошибку, не проверил убит или нет второй пятнистый не стал его искать.
Михаил до этого молчаливо сидевший и слушавший рассказы, встал и подойдя к чурбаку стал рассматривать загадочный доспех пятнистого. То что он увидел…
- Мама дорогая! Сэр Фокс вы посмотрите, что наш Сан Саныч придумал!-
Перед Мишкой был классический бронежилет в средневековом исполнении. Пластина, которая выдержала три удара болтов, представляла из себя бутерброд из металл и кожи, кожаная шнуровка по бокам, позволявшая затягивать броник так что он сидел на фигуре как влитой, позволяя прыгать, бегать и лазать по деревьям, накладка на груди и спине была толщиной около двух сантиметров, непривычно массивно для этой эпохи. Присмотревшись, Мишка обнаружил завязки которыми она была подвязана к кольцам, достав кинжал, срезал и взвесив на руке, продолжал рассматривать это новое древнее изобретение прошедшее через века. Пластина была изогнута по спине, повторяя её форму, разделенная на четыре части отдельные куски, соединенные кожаными вставками, проложенными между стальными пластинами склепанными друг с другом. Посмотрел с боку, сталь, кожа и так три слоя стали, четыре слоя кожи.
- Достопочтимый Сэр вы имеете честь взирать на первый в этом мире композит.
Классическое сочетание твердого и вязкого. Пробив первый слой попадает в кожу, потом попадает во второй слой и … и все сила удара кончилась.
Что же еще может придумать этот …- Мишка задумался,- что же напихали в голову Сан Санычу когда отправляли сюда? Отложив на потом эти мысли Мишка повернулся к двум отрокам, стоящим в дверях.

- Берите и кладите на стол.
Отроки исполнили приказание, Мишка приложил на место пластину брони и повернувшись к Алексею,- Дядька Алексей, ударь по нему Журавлевским мечом, да с оттяжкой.
Все расступились, Алексей встал напротив чурбака и чуть присев в момент удара рубанул по броне. Раздался глухой стук, скрипнула сталь, пролетел короткий всполох искр, качнувшись, чурбак стал падать со стола. Илья придержал его, не дав упасть.
Мишка взял покореженную пластину и повертел в руках, сабельный удар прорубил три слоя кожи и два слоя стали, но не нанес повреждений дальше, в глубине слои остались целыми. Перевернул и посмотрел с обратной стороны, там все было целым и невредимым. Да такой удар Алексея мог сломать ребра, но боец точно оставался в живых и после лечения мог продолжать службу.
Раздавшийся Мишкин голос заставил, всех отвести взгляд от поделки Журавля, что была у него в руках.
- Забирайте и несите обратно на склад, потом найдите Кузьму Лавровича и позовите ко мне, - отроки собрали все, вышли из светелки, закрыв дверь.
Мишка уселся на лавку и погрузился в размышления.
Алексей проводил его взглядом, потом на Ростислава. Тот вытянулся в полный рост, побледнел еще больше. Посмотрев на отрока Алексей окликнул Дмитрия.
- Возьмёшь свой десяток и этого,- последовал кивок головой в сторону виноватого ,- пусть он покажет где была стычка, осмотреть всё, тщательно, искать малейшие следы, пройти по течению не меньше чем на версту. Оглядеть оба берега, проверить дно, где упал пятнистый. К вечеру быть здесь и доложить, что нашли, если найдете следы то последуете по ним, куда они приведут, возможно, доведут до лагеря пятнистых, в бой не вступать, на той стороне смотреть в оба, а не как два этих трупа. Ступайте.
Когда отроки в ответ на приказание, развернулись к выходу, Алексей уже в спину, добавил.
– Ростислав будет лучше для тебя если, Ты, его найдешь.
- Зря ты на Ростислава так, он не знал же про такую броню у пятнистых вот и думал что, второй убит и его течением снесло.- Проговорил Мишка, глядя на Алексея.
- Это еще одно из обучения доглядчиков, мелочей в лесу нет, если бы сейчас поспрашивать можно было двух покойничков, то выяснили бы что шли они и болтали, по сторонам плохо смотрели. Вот и заплатили самую дорогую цену. – С этими словами Алексей прошел и уселся на лавку, рядом с Михаилом.
Мишка покосился на него и посмотрел на Стерва.
- Продолжай Евстратий Кондратович, - и словно вспомнив, что-то добавил, - ты собак упоминал там.
Стерв слегка ошалелый от всей этой круговерти продолжил.
- Собаки там были, рослые, здоровые, шерсти на них, правда нет, знаешь как у крота такая же черная и блестящая. Башка крупная, тяжелая. Окрас пятнистый - черные и белые круги по всему тулову раскиданы, как олешка мелкий, что по лесу бегает, вот и этот такой же. – Тут он усмехнулся, - хвост у него чудной, как веревка тонкий, загибается слегка. Но зверюга сильная, стражник, что с ним ходил, с трудом его держал, когда тот со сворки рвался. Таких зверей я четырех видел, три кобеля и сука.
Мишка сидел откинувшись к бревенчатой стене.

Вот это да! Мастер Фокс, вы поняли какую породу описал Стерв? Откуда Журавль мог взять этих Догов? Это с кем же у него контакты, Куда он каждый год на ладье плавает и все лето проводит? Кто же ты ЖУРАВАЛЬ!

- Спасибо тебе, Евстратий Кондратович, иди пока, если что вечером позовем.
Стерв, встал, поклонился и вышел из светелки, аккуратно закрыв дверь.

Вечером того же дня.

Сумерки уже накрывали темным пологом крепость когда Михаилу сообщили что вернулись десятки, посланные на поиски.
Отдав необходимые распоряжения, Мишка пошел в светелку, в которой слушали утром доклад Стерва. Когда он пришел, Алексей уже был там. Буквально следом появился Стерв, поздоровался и скоромно сел в уголочке. Со стороны сеней донеслись звуки и в дверь вошли Дмитрий и Ростислав. Пройдя на середину, Дмитрий начал доклад.
- Боярич, по указу, старшего наставника … - Тут Мишка его оборвал, - Мить здесь все свои давай попроще.
Старшина младшей стражи кивнул головой и продолжил.
- Когда мы прибыли на место где стычка была, Ростислав показал, кто, где, как стоял и откуда каждый стрелял.
Потом я разделил десятки на пятерки. Объяснил каждому уряднику, что нужно делать, и послал их по тем местам, что советовал Дядька Алексей. - Тут он сделал паузу и посмотрев на наставника, сказал, - А ты прав оказался, нашли мы этого беглеца, живым нашли, но тут дело такое …
Алексей перебил Дмитрия.
- Где нашли?
-Он под водой кольчугу сбросил и под ивняк заплыл, там, когда он из воды выбирался, ветки были обломаны, Потом с простреленной ногой и с болтом в боку он вполз на берег.
Подобрал палку сухую, заковылял, по течению вниз, вдоль реки. Пройдя так с пол версты, свалился и пролежал какое то время без памяти, - в ответ на недоеменные взгляды, пояснил, - пятна остались от натекшей сквозь повязку, крови, потом видно очнувшись, перевязал ногу, заново. Там тряпки с кровью остались. Пошел дальше, пройдя опять, свалился и довольно долго лежал там. В общем, когда мы его нашли, он еще дышал, перевязали. Пришлось везти на носилках, меж двух коней.
- Так он что жив что ли? - Мишка даже привстал произнося эти слова, - где он?
Дмитрий посмотрел на Мишку.
- Плох он, кровью истек, думаю, что до утра может и не дожить, у Юльки он.
И посмотрев на встревоженное лицо, Михаила, успокоил.
- Я там двух отроков оставил да и по дороге на кузне у Кузьмы, цепь с замками взял, его к лежанке прицепить.


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Вторник, 09.03.2010, 18:05 | Сообщение # 7
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3475
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Доклад Стерва. окочание

И посмотрев на встревоженное лицо, Михаила, успокоил,- я там двух отроков оставил да и по дороге на кузне у Кузьмы, цепь с замками взял, его к лежанке прицепить.
- Он говорил? - Спросил Мишка, направляясь к двери.
- Боярич, он сказал, что нападение будет, на Ратное!
Мишка остановился в дверях, уже взявшись за ручку, медленно повернулся к Дмитрию.
- Повтори!
- После нашего похода, там за старшего остался полусотник Хорь. От него пятнистые получили задачу установить посты и наблюдать за бродом, когда бы подошло войско, надо было снять дозор. Они следили за нами, Мишань.
Мишка стоял, молча, слушая доклад, наклонив голову. Повернувшись, посмотрел на Алексея, вернулся обратно и сел на лавку.
- Мить, садись, хватит стоять, теперь думать надо.
В распахнувшуюся после стука дверь вошел отрок.
– Боярич! Дозволь, к старшине обратится.
- Господин старшина, раненый, что мы привезли из леса, помер.
Дмитрий посмотрел на гонца, кивнул.
- Ступай.
Скрипнула закрываемая дверь и в светелке наступила тишина.
Мишка невидящим взглядом смотрел на противоположную стену.
- Да, черт возьми, и что же делать теперь, Сэр Фокс. Пленный сдох, все что сказал надо подтверждать и надо деда предупредить, пусть Ратное готовит, а мы здесь подготовимся. Реванша захотели, поквитаться, значит, ну-ну.
Перед мысленным взором всплыла картинка виденного, когда-то фильма.
- Янек! Смотри, - воин стоящий рядом показывал на дорогу. Янек привстал, посмотрев сквозь густые ветви кустарника. Из-за поворота показались передовые всадники вражеского отряда. – Отходим,- пригнувшись, они побежали к привязанным не вдалеке коням. Ухватившись за поводья потянули лошадей в лес, отойдя в глубь так что их стало не видно вспрыгнули в седла.- Янек,- воин повернулся к юноше,- скачи к нашим и предупреди, а я проеду в перед и прослежу за ними.- Кивнул он в сторону дороги.
Вышли на лесную тропинку, сели и поскакали в разные стороны.
- Миш, - раздался голос Дмитрия, - я думаю надо дозоры выставлять, а у брода заслон поставить. Вдоль реки, где мы искали, - тут он поморщился, - пятнистого то же дозоры выставить.
- Погодь, Дмитрий, - С этими словами Алексей посмотрел на Мишку и продолжил, - Правильно дозор послать к броду, но вдоль реки, где переправы нет, нет смысла людей ставить, только разгоним всех волков по округе, да силы свои распылим. – Миша, что скажешь?
Мишка взглянул на собеседников смотревших, на него с ожиданием.
Вот ведь, у одного опыта столько, что его кровавая слава впереди идет, врагов распугивает, другой в седьмом колене воин. Сам имеет всего один грабительский поход на пасеку, да бой у яруги и то под управлением опытного десятника, который своими вопросами заставил принять правильное решение.
- Я,- тут Мишка не надолго смолк, но потом решительно начал.- Согласен с тобой дядька Алексей, распылять силы нам не нужно. - Встал, прошел к комоду, в котором лежала карта, взятая в остроге. - Нам нужно определить по какой дороге они пойдут или могут пойти. - Вернувшись обратно, расстелил её на столе. – Так откуда они могут пойти
[И здесь наступает полная ж*па, не хватает знания местности. Так что будет импровизация в названиях, описании дорог и населенных пунктов.]
- Смотрите, - три головы склонились над картой, Мишка покопался в подсумке, доставая загогулину служившую ему циркулем. – Мы имеем три брода, через которые можно попасть на нашу сторону, Ставница, Заборола и Поставок, четвертый очень далеко и через него к нам не попадешь, верней дойти можно через, месяц.- С этими словами Мишка прошагал циркулем по карте. - Ого, шестьдесят вёрст! Так что с этой стороны они не пойдут, а вот здесь, здесь и здесь, - Мишка поочерёдно ткнул веточкой в точки обозначающие остроги, - они могут пройти от самого дальнего, Ставницы, тридцать шесть верст, от Забаролы, двадцать восемь и самый ближний Поставок до него… девятнадцать верст. – Подняв голову, Мишка посмотрел на собеседников, - как думаете где Хорь, начнет собирать войско, что б на нас походом идти?
Дмитрий с Алексеем переглянувшись ответили в один голос
- В крепости.
- Вот, - Потянул слово Мишка, покачивая перед собой веточкой.
- Для того что б из крепости дойти до дальней переправы он должен пройти, тринадцать верст. Тринадцать и шестьдесят равно семидесяти трем. Такое расстояние он будет шагать полторы - две недели. Но если он пойдет по этой дороге, то сможет выйти прямо тракт между Ратным и Княжьим погостом.- Мишка поднял взгляд на собеседников и с увлечением зашагал циркулем по карте. – Так у нас здесь получается… туточки почти столько же, а вот это уже интересней, - бормотал он вполголоса. Закончив подсчитывать начал дальше рассказывать.
- Вместе с дорогой от крепости до бродов то будет, Ставница - сорок семь верст, Заборола тридцать девять верст и Поставок двадцать восемь верст.
- Дядька Алексей, как по степи в поход ходят? – задал Мишка вопрос.
- Как, как, собрались, людей вперед послали дорогу смотреть и пошли. Дозоры впереди идущие проверяют, что б засады не было, путь к воде смотрят …
- Вот к воде, - остановил Мишка Алексея, затем кивнул для продолжения.
- Ну да, от воды к воде по степи ходят. Это только кажется, что степь бескрайняя и по ней в любую сторону идти можно, нет там тоже свои дороги проложены вот по этим тропам и ходит народ степной. А ежели надо набег, какой сделать то берется запас воды, еды и уходили прямо через степь, но трудно это можно от жажды помереть, хорошие проводники нужны без них, туда лучше не соваться. – Замолчал, глядя на Мишку.
- Вот! - Михаил поднял палец, - самое главное дороги, по хорошей дороге войско быстро идет и обоз за ним катится. В набег ходят только конные и идут тропами тайными.
- Сколько у Хоря конных осталось, человек пятьдесят, с такими силами на Ратное нападать равносильно самоубийству, значит это не набег, пойдет войско, а в войске у него ополчение пешее. Пешцы если все на себе тащить будут, то к концу дня устанут, значит, обоз надобен будет что б оружие, еду с собой на время пути везти. По узкой тропе они не пройдут, что широкое надобно, а таких путей всего да ничего.
И посмотрев на своих собеседников торжествующе произнес Мишка.
- ДВА! Два пути по которым можно дойти до Ратного с пешим войском, что б рать всегда в кулак собранная была, а не растянутая по тропе лесной. Войско всегда в полки собрано должно быть, иначе из засады его перебить легко можно будет.
В лесу засаду сделать и когда мимо проходить будут, ударить по первым идущим из кустов, залпом из полусотни арбалетов да в упор, потом из кустов конники выходят и бьют уцелевших, те кто по середке был могут на помощь бросится, а тут с другой стороны еще полсотни, залп сделают и отступят. На тропе лесной бойня будет пешцы боем не обстреляны, насильно собраны, чуть ли не под арестом на Ратное ведут.
- А ну как в лес бросятся, а там отроки малообученные, представь, что с ними ополченцы сотворят, вспомни Яругу, там один с мечом, сколько отроков порубил? - и Алексей, продолжил, глядя на загрустившего Мишку.
- Всякое бывает, кто-то со страху прочь бежит, но есть такие, что навстречу опасности кидаются, разные под моим началом люди были, так вот Мишаня, те кто прочь бежит их не стоит боятся, а вот те кто на тебя бросился вот это и есть самые опасные. Обычно самые опытные, хитрые, понимающие как себя вести в таких переделках
- Они знают что враг, видя, что противник в панике бежит, теряет осторожность выходит из укрытия. Тут они на него и бросаются. И в моей жизни бывало, что в засады попадали, только так мы спасали себя, на врага нападая. - Алексей замолчал, глядя на отроков сидевших рядом.
- М-да, но … мы… - потянул Мишка, пытаясь хоть что то придумать.- Митрий, - повернулся он к Дмитрию, - помнишь наш разговор, когда обоз с детишками сопровождали? – Тот кивнул в ответ. - Какой разговор? - спросил Алексей.
- Мы тогда понять пытались, почему у нас так много убитых на хуторе было. - Мишка посмотрел на Алексея.
- Я, до сих пор помню слова тобой сказанные: Всего не предусмотришь, в бою дело по-всякому поворачивается, а воеводами и другими начальными людьми не рождаются! Этому учатся, так же, как и другим искусствам. Искусствам, а не ремеслу! воинское дело — искусство. Решили мы с Митькой отроков разделить в пятерках на стрелков и добивающих, что б не все стреляли, по команде урядника. Тогда всегда в пятерках будут заряженные арбалеты и выстрел в запасе. Два болта в одном убитом это плохо, другой до тебя добежать может, вот под яругой это и случилось, забыли отроки, что делать их и порубили, ежели по новому рыжий бы тогда и разу махнуть не смог бы.
- Да, Михаил, - начал говорить Алексей, глядя прямо в глаза. - Слова я слышу не боярича, а воеводы, достойные слова. Начинаешь расти как человек воинский, вот новое придумал, врагам не известное.


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Вторник, 09.03.2010, 18:06 | Сообщение # 8
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3475
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Бой в лесу

Неторопливо бежавший по тропе волк остановился, едва уловимый запах, запах еды витавший в воздухе, будоражил и волновал. Впалый живот, облезлая шерсть, свалявшаяся в неопрятные колтуны, свисавшие по бокам, слезящиеся, чуть на выкате глаза, подслеповато осмотрели округу. Ароматная струйка мазнула по ноздрям, поманила вглубь соснового бора. Облезлые уши зашевелились в попытке услышать подозрительные звуки. Только шум леса. Старый волк повел носом, поймав путеводную нить, не спеша, затрусил вперед. Широкий и глубокий овраг, открывшийся взору, густо зарос кустарником, поваленные деревья образовали непроходимые дебри. Сладковатый, чуть терпкий запах свежей крови, накрыл голодного волка с головой, утробно рыкнув и оскалив пасть в предвкушении, он начал спускаться вниз.
- Обходят слева, смотри!
- Бегом туда! Да шевелись, волчья неясыть! Бего-о-ом! Быстрей же давай, уйдут, ищи их потом по всему лесу. – С хрустом, ломая упавшие сучья несколько человек бросились вслед за убегающими. Один из бегущих вскидывает арбалет, хлопает тетива, отправляя в полет болт. Промах. Приостановившись, воин дергает за рычаг, взводя оружие, после щелчка припускает вслед своим товарищам. Личина спасает от ударов ветвей, хлещущих по ней. Бегом! На ходу отодвинуть рукой ветку, откинуть другую… Впереди саженеях в десяти на узкую просеку, пересекающую лес, выскакивает рослый ополченец, коротко обернувшись, бежит дальше вдоль растущих по краю зарослей крушины.
Шагнуть из кустов.
Опуститься на колено.
Поймать, поверх болта светлое пятно спины убегающего.
Затаить дыхание.
Выстрел.
Болт догоняет беглеца и силой бьет под лопатку, входя практически на всю длину.
Бессильно раскинув руки, он падает на землю.
- Молодец! - с лязганьем латная рукавица опускается на плечо,- зарядишь, догоняй.
Зашелестели кусты и говоривший растворился в них.
Встал, зарядил арбалет, держа перед собой, подошел к лежащему. Наступил на спину, наклонившись, уцепился за хвостовик, потянул. Правая рука умирающего судорожно сжалась в кулак, по телу пробежала крупная дрожь.
Отложив в сторону выдернутый болт и арбалет, упёрся коленом промеж лопаток, левой рукой ухватившись за волосы, оттянул. Вытащил из голенища правого сапога нож. Посмотрел вверх на солнце, светившее над просекой, провел клинком поперек горла. С глухим бульканьем устремилась наружу кровь. Встал, подобрал оружие, зарядил, собрался бежать дальше в лес где его соратники добивали рассеявшегося по лесу врага.
-Никита, Никита, ты здесь. - С этими словами сквозь кусты с треском вываливается
отрок Трифон, напарник Никиты.
– О! С почином. - Посмотрел он на убитого.- Здоровый дядька.
Никита взглянул на подошедшего и, наклонившись, стал оттирать кровь о рубаху покойника. Выпрямился, убрал нож в сапог.
- Зубоскал. Ты хотя бы видел, куда наши побежали?
Трифон повертел головой осматриваясь. Оглянулся назад на кусты, из которых вылез.
- Оттуда пришел, туда бежал, - последовал кивок в нужном направлении.
- Пошли тогда.
И отроки, вновь зарядив оружие, побежали дальше.

Серые накидки с пришитыми капюшонами, измазанные соком травы и навешенными пучками повядшей зелени делали отроков незаметными.
Пять десятков стрелков притаились на небольшом взгорке, густо поросшем высокой травой. Пригорок простирался на сто метров вдоль дороги, поднимаясь над ней метра три-четыре. От поросшего боярышником гребня до пробитой за многие годы тележной колеи было где-то десять метров . Когда Михаилу стало известно, что войско из земель Журавля двинулось в поход, они с Дедом и Алексеем еще раз продумали, откуда смогут прийти вороги. Дмитрий и Алексей вместе со Стервом, проехались по окрестностям и выбрали это место.
За увалом имелась небольшая поляна, на которой могло разместиться до полусотни всадников построенных для удара. Самое главное, дорога отворачивала в сторону, атакующий бил как бы в тыл идущего. Но для этого требовалось рассечь противника надвое.
- Деда, - Мишка посмотрел на Корнея, - когда они будут проходить мимо, ударим в бок.
- А как на вас бросятся, у вас самострелы разряжены, да и мало вы готовы, что б со здоровыми ратниками в поле ратица, кхе-кхе.- Тут он призадумался,- Окромя первой полусотни. Те еще могут помаленьку, а остальные супротив воинов не выстоят, порубят их, ежели набегут. А набегут обязательно, всех сразу убить-то нельзя. Которые у дальнего края, всяко, живыми останутся, кхе-кхе. Так что скажешь, воевода? - Корней хитро прищурился, глядя на Михаила, ожидая, как он отзовется на подначку.
– Воевода у нас один это Корней Агееич Лисовин, - ответил Мишка.
- Кхе, уел, ну, рассказывай, что удумал.
- Стрелять мы будем деда пятерками, значит, из полусотни выстрелит только двадцать пять отроков, остальные будут стрелять по указанным урядниками целям.
- Как все просто половина стреляет, половина смотрит, а побегут как, что делать будете? Вторая полусотня что делать будет? Яйца чесать?
- Вторая полусотня вместе со мной будет там, где будут конники Журавлевские. – Рассудительно ответил Мшка. – Помнишь, деда, бой в лесу после переправы, когда Эрика разбили? Вот также и хочу помочь вам, когда их бить будете.
- Мне рассказали о твоем геройстве, кхе, повезло тебе тогда, что с вами десяток Егора был.
- Так удачно все получилось, пока журавлевцы на ратников нападали, мы их перестреляли. Вот и сейчас так же хочу - вы впереди идете, а мы позади и там где кто сопротивляться начинает, отстреливаем.
- А как дозор, впереди идущий? С ним как поступишь?
Мишка наморщил лоб, задумавшись, вскоре лицо его прояснилось, как будто он что придумал,
- Точно! Знаешь, деда, сделаем также как и тогда, я выделю десяток и ты десяток, они на дозор и нападут , когда он в лес войдет с дороги

Это все было вчера, а сегодня Мишка лежал под кустом на взгорке, осматривая ползущую понизу колонну. Всадники со щитами, перекинутыми на спину, ехали впереди, пешцы из ополчения шагали в середине колонны, держа в руках копью. Как он и рассчитывал, щиты везли на телегах обоза, едущего позади. Между конными и пешими было, где-то полста саженей, последние приотстали, чтоб не глотать пыль, поднятую копытами коней. Мишка мысленно перекрестился, все шло, как он задумывал. До окончания гряды оставалось всего десять метров, когда от строя ополчения отделился один, и побрел в их сторону, держась руками за живот. Мишка покрылся холодным потом, если этот засранец выйдет на увал, то увидит лежавших отроков и конников, готовых к удару. Но как видно в тот день судьба была на стороне Михаила. Страдалец, не дойдя до кустов с пяток метров, спустив портки, присел, скрывшись в высокой траве.
- Минь, я уж подумал, что нам задница, - тут он хихикнул, поняв, что скаламбурил.
- Дмитрий, помнишь, когда начинать? - оглянулся на развеселившегося старшину, Мишка.
-Да! Минь, когда головные доедут во-о-он, до того дуба, как сравняются - сигнал к атаке. – Хи-хи-хр, - придушенно, прижавшись лицом к траве рассмеялся Дмитрий.
Мишка глянул на дорогу, головному всаднику до заветного дерева оставалось всего с пяток метров. Спустившись с бугра и ухватившись рукой за луку седла, услышал громкий свист, которым Дмитрий начал атаку. Вскочив в седло, разобрал поводья и, оглянувшись на десяток Демки стоящий позади, скомандовал:
- За мной.
Чуть с боку и впереди проносились ратники, нацеленные в спину ничего не подозревающего врага.
На бугре ухнули хлопки, с которыми арбалеты посылал во врага свои болты. С дороги послышался многоголосый вой, крики ярости, стоны умирающих, вопли раненых, кричали командиры, собирая своих людей, над всем этим стояли гулкие хлопки арбалетов. Мишка пришпорил Зверя, посылая его в галоп, чтобы догнать ушедших вперед. Когда они выскочили из-за бугра на дорогу, Мишка оглянулся.
Находившийся в паре саженей ополченец вскинул длинное копье, намереваясь метнуть его в проносящихся мимо всадников, когда прилетевший с горки болт ударил в раскрытый от крика рот, опрокидывая на землю. Десятка два тел лежало и корчилось в пыли. Многие как Михаил и рассчитывал, бросились бежать, спасая свои жизни, всего пяток лежал головой к засаде, большая же часть остальных убиты в спину. Конь набирал ход и вот впереди появились спины ратников взмахивающих мечами. Направив Зверя сбоку от места сражения, Мишка внимательно следил за тем, чтобы никто из Журавлевцев не вырвался из смертельного кольца, сомкнувшегося вокруг них. Один все-таки решился, отбив направленный в голову удар щитом, ударил ратника в грудь, посылая своего коня вперед, тот плечом опрокидывает лошадь на землю и … И на этом все кончилось, два болта ударили практически одновременно в грудь всаднику и коню. У жеребца подломились ноги и оба мертвой грудой покатились по земле. Мишка посмотрел на истребление журавлевцев то тут, то там слышался вскрик…
Объехав вокруг сражающихся, десяток выстрелил всего один раз. Журавлевец, сбив щитом удар, ткнул острием в храп коня и когда тот заржав от боли отшатнулся назад, хотел рубануть ратника потерявшего стремя. Привстав, замахнулся и … повалился вперед вслед за мечом, от болта, попавшего в затылок. То ли убит, то просто оглушен, Мишка так и не понял, заслонили, оттеснили. Осмотрел еще раз место битвы.
«Так здесь и без меня справятся, что там, на дороге, как у Дмитрия дело идет. Один против двух сотен ополченцев остался, нам удалось разорвать отряд на две части и отрезать голову у колонны, связав её боем… Если там сейчас еще один Перхун найдется, да сколотит строй, трудно придется».
Повернувшись к Демке, скомандовал.
– За мной.
Пустил коня галопом, за бугор, на котором Дмитрий держал оборону. Проскакивая поперек дороги, увидел не вдалеке строй. Прикрывшись щитами, которые они похватали с возов, ополченцы двигались, выставив вперед копья. От обоза в сторону гряды летели стрелы. Самые худшие ожидания начали сбываться, пришпорив зверя, Мишка погнал его вперед.
Влетев на позицию Мишка, резко осадил жеребца, так что тот жалобно вскрикнув присел на зад, соскочив с седла, бросился вверх по склону. Старшина, стоял пригнувшись, выглядывая из- за куста барышника, на дорогу. Михаил, подойдя ближе, стукнул его по плечу, шагнув вперед, хотел выглянуть на дорогу. Но Дмитрий задержал его,- Стой, лучше не надо, лучники так бьют, что головы не поднять.
- Так выбейте, а то житья не дадут.
- Уже не дают, после второго залпа, обнаружили и обстреляли, охотнички хреновы.
- Потери? – сухо задал такой страшный вопрос Боярич.
- Минь, двое убито.
- Выдели десяток, кто стреляет лучше и пускай они на них охоту устроят. Надо продержатся немного, наши скоро кончат конников и придут на подмогу, присматривай за левой стороной, - махнул сторону рукой Михаил.
- Я с той стороны пойду, меня смотрите не подстрелите. - И уже тронув коня, придержал. - Дмитрий, если что отходите, помни наша сила в дистанции.
Проехав с полсотни метров, Мишка остановил Зверя, соскочив, вытащил из подсумка болт, наложил на взведенный арбалет, посмотрел на спешившихся отроков.
– Демка бери пятерку и давай наверх, залечь и если будет видно лучников в первую очередь их, понял? - Оглядел свое воинство. - А мы пройдем подальше и попробуем обстрелять обоз.
- За мной, - с этими словами он бросился наверх, взбираясь на довольно крутой склон.
Ноги скользили, и чтоб удержатся, пришлось, закинуть арбалеты на спину, придерживаясь за ветки крушины начать восхождение.
- Черт, другого места не нашел, - пыхтел Михаил карабкаясь по крутизне.
Плюхнувшись на живот, осторожно выглянул на дорогу.
Ополченцы плотным строем медленно шаг за шагом приближались к позиции Дмитрия, отроки стреляли довольно хорошо, но количество противников было пока что очень велико. Командовавший атакой мужик, одетый в тигляй и державший в руках лук, громкими криками подгонял свое войско. Вдруг в середине строя один вздернул щит вверх, как бы пытаясь остановить болт, ударивший его в лицо, постоял, и упал навзничь, остальные расступились, обходя убитого, продолжая наступление. Справа от Михаила раздался слитный залп, командир, получив болт в шею, скрючился от боли и исчез из виду.
Одновременно с ним упали три ополченца посередине строя атакующих. Мишка повернулся к уряднику, показал тому три пальца и ткнув в сторону строя, перевел взгляд на обоз до которого было около восьми метров. И вовремя. Над крайней телегой сначала показался край лука, а потом лицо стрелка пристально оглядывающего кусты на гряде. Мишка не стал ждать, пока он выпрямится и прицелился. Выстрел, сорвавшийся с ложа болт под ударом тетивы, разогнался за мгновение, с хрустом пробил лобную кость, опрокинул лучника навзничь.
- Климентий, - окликнул Мишка урядника.
Рядом раздалась команда. - Бей! - Арбалеты щелкнули, отправляя в полет посланцев смерти.
- Климентий! Ты, что там оглох? - В раздражении повторил Михаил
- Да Боярич!- отозвался урядник.
- Климентий, выслеживай лучников и бейте их. - Отдав приказание, Мишка посмотрел в сторону ополченцев. Попав под перекрестный обстрел и начав нести потери строй остановился и начал пятится отступая под ударами. Михаил начал приподниматься, чтобы посмотреть на Демку и его стрелков, как, срезая ветки, над головой просвистела стрела.
Мишка уткнулся лицом в землю, чуть не разбив нос о личину.
- Что б тебя два раза перевернуло. - Выругался Мишка.
- Климентий, Климентий!!! - Протянув руку ткнул урядника в бок. Лежавший рядом отрок не отозвался. Сдвинувшись, ближе Мишка увидел, что из глазницы маски торчит дрожавшее древко. – Твою Мать!!! - выматерился от души Михаил.
- Вот сука! Кто-нибудь видит, где эта падла, найдите и бейте, не давайте ему стрелять.
Напротив гряды у дальнего края дороги раскинулись пышные кусты волчника, усыпанного красными плодами. На дороге стояли телеги с лежавшими вокруг убитыми. Ополченцы организованно отходили назад, мастерски прикрывались щитами, громко перекрикиваясь между собой.
- Ну, где же ты, гнида? Выгляни дружок, подарю пирожок, - сквозь зубы процедил Мишка, осматривая поле боя. Внимание его привлекло движение ветки, похоже, кто-то стукнул по ней снизу и волна от удара сотрясла весь ствол. Выходило так, что охотник присел с той стороны и выглядывает в просвет, посылая свои стрелы.
Передвинув арбалет, нацелил в то место, где должен был быть стрелок. Нажал на спуск. Выстрел. С громким криком над кустами приподнялся человек, державший в руке лук, левая половина его лица была располосована ударом болта. – А–А! – донеслось с той стороны и сразу стихло, после попадания сразу двух стрел выпущенных отроками, мстившими за смерть своего урядника.
- Не расслабляться, смотреть внимательно, на каждое шевеление посылать болт, а потом смотреть есть там кто или нет.- Скомандовал Михаил.
Вдалеке послышались победные кличи, это добили конников Журавля .Ополченцы, слыша это, ускорили шаг, отступая. Но один из них не выдержал, отбросил тяжелый щит в сторону, пригнувшись, сиганул в кусты. Над строем пронеслись тревожные крики, смолки и… вдруг построение рассыпалось на отдельные кучки людей стремящихся спрятаться в лесу. То тут, то там трещали заросли расступавшиеся перед беглецами. С глухими шлепками падали в грязь щиты, а кто-то более умный бросал и оружие. Мгновение, и на придорожной поляне не осталось никого кроме убитых и раненых. С громким топотом пронеслись конные ратники, проскочив мимо обоза, поскакали по дороге, преследуя беглецов.
- Все за мной, - Мишка спустился бегом вниз и вскочил на коня.
Сверху кубарем скатился отрок Серафим, ногой зацепив торчавший корень, встал, проворчал, что-то очевидно ругаясь. Когда все собрались внизу, Михаил глядя на Серафима сказал: - Принимаешь пятерку.
Дождавшись подтверждающего принятие команды кивка, продолжил.
- Демка, Демка!!
- Что Минь? - послышалось поблизости.
- Демка, не уходи я сейчас у тебя буду,- и, поворачиваясь к четырем отрокам,- Серафим, делитесь на двойки и бегом в лес, всех кто не хочет сдаваться убивать. Не подпускайте к себе никого, все разговоры только издалека. Смотрите внимательно по сторонам, идти, так что бы видели друг друга, если что шли за помощью. Серафим, понял меня?
- Да, Боярич. - Кивнула безликая маска.
- Так вперед.- Скомандовал Михаил, отпуская воинов.
Отроки дружно вскочили на своих коней, поскакали в погоню. Мишка посмотрел им вслед, повернул зверя и отправился на встречу с десятником.

- Всё, оставляем лошадей, дальше пойдем пехом,- Серафим соскочил на землю, накинув повод на сук, повернулся.
- Дементий - со мной. Расходимся, как сказал Боярич. Трифон и ты, Никита, идете по правую сторону. Мы, - кивнул он на своего напарника, - идем на левую. Вперед!
Зеленая стена всколыхнулась и сомкнулась, поглотив ступивших в неё отроков.
Трещат под сапогами сучья. Низко висящие ветки острыми кинжалами царапают по кольчуге, хлещут по руке держащей арбалет. Впереди, чуть в стороне, мелькнуло и скрылось светлое пятно рубахи убегающего человека.
- Обходят слева, смотри, - раздался рядом крик Дементия. Оглянувшись, Серафим махнул, напарнику, побежал в сторону беглеца. Пробежав, услышал впереди за зарослями, хлопок тетивы. Проломился сквозь кусты, увидел лежавшего на просеке мужика с болтом в спине, отрока стоящего на колене. Проскочил мимо, хлопнул по плечу,- Молодец, зарядишь, догоняй.
Густой подлесок, выросший под сенью величественных сосен, казалось, растет сплошняком, не оставляя ни единой лазейки, в которую мог бы проскочить кто-нибудь крупнее собаки. Запутанный лабиринт, стал постепенно заканчиваться и вот под ногами наал похрустывать сухой мох, густым ковром покрывший землю. Отроки, преследующие беглецов, вбежали в сосновый бор, привольно раскинувшийся посреди леса. Маленькими островками то здесь, то там был разбросан можжевельник
Отроки, преследующие беглецов, вбежали в сосновый бор, привольно раскинувшийся по середине леса. Маленькими островками то здесь, то там был разбросан можжевельник.
Никита бежавший в стороне вдруг запнулся, упал на землю. – Лучник, слева,- закричал Трифон, вскидывая к плечу арбалет и нажимая спуск. Выстрелил, откинулся за дерево, стал перезаряжать. Упавший Никита зашевелился, отполз за дерево, сел, откинулся на ствол, перчаткой перемазанной в земле откинул личину. Из разбитого носа стекала ручейками кровь, рисуя на юном лице красную маску, собираясь на подбородке в крупные капли, падающие на нагрудник. Обломок сломанной при падении стрелы торчал под левой ключицей. Ухватившись за древко, Никита потянул, зашипев от боли, отпустил. – У-у сука.- Трехгранный наконечник, разорвав два кольца, пробив поддоспешник, разрезав на своем пути кожу, проник в плоть. Маленькие насечки как на рыболовном крючке затрудняли вытаскивание, его надо было только проталкивать вперед до выхода со спины.
-Никита! Никита ты как там сильно зацепило? Куда тебя?- Перезарядившийся Трифон, перевернувшись на живот, оглядывал заросли, из которых стреляли. – Никита ты Жив? Чего молчишь?
-Да, живой, живой,- в голосе отвечающего слышалась боль.
- Идти можешь?- Трифон, пытаясь рассмотреть, что там произошло с Никитой стал привставать, что бы выглянуть из -за укрытия. С громким хрустом напротив лица в ствол воткнулась, задрожав оперением, стрела. Пригнувшись, посмотрел на неё и туда, откуда она прилетела, выходило, что лучник смещался в сторону, обходя их под прикрытием можжевельника.
Со стороны зарослей послышался треск сушняка разбросанного по поляне и негромкие разговоры.
-Антип, попал?- послышался хриплый голос.
-Одного вроде как зацепил, вон валяется, другой, непонятно, я никогда не промахиваюсь, вроде бы то же попал. Ну-ка погодь. – Послышался скрип сгибаемого лука, щелкнула о кожаный наруч тетива. Над лесом раздался крик раненого.
-От, один отбегался - удовлетворенно произнес лучник, привставая, что б лучше рассмотреть результат. Хлопнул арбалет, схватившись за хвостовик болта попавшего в грудь, стрелок опрокинулся навзничь.
В кустах раздался как будто рев раненого медведя, в облаке листвы и сломанных сучьев на поляну выскочил здоровенный мужик, стремительными скачками несущийся на отроков, сжимая в руках подобранный сук.
Трифон лихорадочно давил на рычаг, пытаясь взвести арбалет, добежав, детина, взмахнув над головой дубиной, обрушил её на лежавшего. Трифон вскинул оружие, прикрывая голову, с громким треском отломился приклад. Громко крича нападавший, взмахнул еще раз. Потом ещё. Отбросив в сторону еловый сук, наклонился и обламывая о кольчугу ногти, поднял рыча от ярости, со всей силы ударил о ствол дерева, Обшарил, выхватил из ножен кинжал, потом придержав одной рукой занес вторую, блеснуло зажатое в кулаке лезвие. Икнул и повалился на свою жертву, придавливая её к земле.
Никита, отпустил арбалет, бессильно откинувшись на правый бок. Сильно болела простреленная в бедре нога и еще сильней грудь с торчавшим древком. Сжав зубы и постанывая, пополз к напарнику лежавшему в пяти саженях. Казалось, что прошла целая вечность пока смог преодолеть это расстояние. И когда добрался, то при виде огромной туши придавившей Трифона, готов был расплакаться от собственного бессилия, перевернуть этого бугая в одиночку, действуя одной здоровой рукой, да еще с раненой ногой. Отложив в сторону разряженный арбалет, подполз ближе, ухватив за плечо, стал тянуть на себя, короткими рывками стаскивая мужика с Трифона. По не многу это стало удаваться. Тело сдвинулось, показался шлем, еще усилие и открылась грудь с последним рывком, казалось на него ушли все силы, труп был откинут в сторону.
Переползая через него, взглянул на лицо, искаженные в предсмертной судороге черты в которых запечатлелось ярость, оскаленный рот и не чего не выражающий взгляд мертвых глаз, казалось что они смотрят с укоризной на своего убийцу.
-Тьфу, на тебя, сволочь, какой же ты здоровый, тварь. – Ругался Никита.
Переполз, подобравшись к Трифону, снял и откинул в сторону шлем. Под личиной открылось бледное, с окровавленными губами, лицо, в чуть приоткрытых глазах виднелись только белки. Наклонившись стал вслушиваться в дыхание, ни чего не услышав откинулся назад всматриваясь, пытаясь разглядеть признаки жизни. Тонкая жилка на виске ритмично пульсировала, показывая, что отрок еще жив. Потянул из за спины сдвинувшуюся туда баклажку, вытащил зубами затычку и плеснул на Трифона, ухватив за ухо, стал накручивать, что бы привести в сознание, усилия увенчались успехом, сначала раздался стон, потом открылись глаза, Бессмысленный, блуждающий взгляд оглядел все вокруг, собрался в кучу, посмотрел Никите в лицо.
- Фто слушилось?- говоривший с трудом Трифон как видно не помнил ничего,- Пофему мы стесь? Фто со мной?
Отрок не успел ответить, как в стороне послышался шум. Никита оглянувшись вокруг в поисках арбалета увидел его лежащим в двух шагах, застонав от боли стал переворачиваться что б дотянутся до оружия.
-Трифон, Никита!- послышались окрики приближавшихся,- Это мы!
Почти рядом хрустнула сломанная ветка, попавшая под сапог, из-за дерева вышли
Серафим и Дементий.
- Оп па, да вас братцы надолго одних оставлять нельзя, что здесь было, - задал вопрос, присевший на корточки Серафим, оглядывая лежавшие перед ним тела.
- Там в кустах должен быть лучник , его Трифон подстрелил, этот, гад, две стрелы в меня загнал.- лежавший на спине Никита сглотнул пересохшим ртом. Заметив это Серафим, протянул ему свою баклагу, Одновременно посмотрел на Дементия. Тот кивнул и пошел в сторону, где лежал убитый стрелок.
- Когда меня подстрелили, я, упал, выронив арбалет, пока пытался подобрать, эта сука, загнала еще одну стрелу в ногу. Тут Трифон его грохнул, а из засады выскочил этот бугай,- последовал взгляд в сторону,- набросился на Трифона и отлупил его вот той дубиной, сломал ему арбалет и … ,- В кустах хлопнула тетива,- Собеседники повернули головы на звук но увидев идущего обратно Дементия, продолжили разговор,- не знаю чего еще, он только что очнулся и вы подошли.
- Ну что там?- спросил Серафим у Дементия, который, остановившись около дерева, стал перезаряжать оружие.
- Ранен он был, когда подошел, отползти пытался, - Отложив оружие, стал осматривать Трифона, который лежал на земле, оглядываясь. Довольно грубо ощупал руки и ноги, покрутил голову,- Похоже, ни чего не сломано, - ответил на немой вопрос Серафима,- давай подымим его.
Подхватив с двух сторон, подняли отрока на ноги. Поставленный прямо тот стоял, покачиваясь, громко икнув, упал на колени, рвота сотрясла тело.
Присев рядом Дементий, придерживая за плечо, спросил,- голова не кружится?- получив ответный кивок, посмотрел на Серафима – Ему мозги стряхнули, я, когда ущупывал голову, нашел здоровенный шишак сбоку, повезло дураку, шлем спас. Подхватив Трифона, под руки оттащили в сторону, усадив под деревом.
- Ну, воин давай и тебя осмотрю,- с этими словами Дементий присел рядом с лежавшим на спине Никитой.
- Так что тут у нас, царапинка поцарапалась дитятко, пальчик прищемило, ты не плач малыш, мы сейчас вытащим занозку, что тебя за ножку кусает. Вот сейчас, чуток потерпи,- говоря все это, доставал из сумы, висящей на боку холст, для перевязки, склянка с притертой пробкой в котором была настойка зверобоя. Вытащив засопожник взрезав порты вокруг раны, завернул ткань, освобождая ногу. - Никита,-- позвал отрока, - на вот прикуси,- с этими словами вставил тому в рот круглую деревяшку которую достал из развернутой тряпицы, сейчас будет немного больно но зато идти сможешь. – Серафим придержи его - взявшись за обломок древка, с силой надавил на него, протыкая насквозь через ногу. Никита издал протяжный стон, который оборвался, когда, прорвав кожу, обратной стоны бедра, из раны вышел наконечник, хлынула кровь. Дементий, зубами выдернул пробку, стал поливать настоем на рану. Прижав тряпицу, забинтовал.
-Ну, вот почти как новенький с девками на посиделки пойдешь, когда вернемся, ни кто и не заметит.
Никита выплюнул палку, зажатую между зубами,- Тефе, тока шкатину лешить, коновал френов, бойно, то как!- и ухватился здоровой рукой за раненую ногу
-О!, раз ругается, значит жить будет, лапу убери, не трогай. – Подсев ближе посадил раненого прямо и оттянув край кольчуги, не обращая на шипение боли, ощупал рукой спину. Покачал головой.- М - да.
- Что там – Серафим попробовал заглянут и ничего не увидев посмотрел на Дементия.
- К Юльке с этим, здесь я не рискну доставать, стрела пробила броню и вошла в тело, но остановилась где-то здесь,- С этими словами он ткнул пальцем в середину плеча, - Да и вошла она как-то странно, если её выталкивать как эту, - Он указал на ногу, - То можно не туда загнать. Так что здесь ничего делать не будем, кровь не течет, вот и ладушки. Так что надо тащить этих бедолаг на дорогу.
- Понятно отвоевались на сегодня, - Серафим посмотрел на Трифона, - Сможешь идти или лучше носилки сделать –
- НЕ! Сам пойду, я смогу,- пытаясь встать, облокотился на корень, привстал, лицо побелело, закатились под лоб глаза, и Трифон завалился на бок.
-Сам пойду, сам пойду,- проворчал Дементий глядя на упавшего,- отходился, ходок, тащить надо, ну а ты то же свалишься? Двоих не утащим, одного здесь бросим,- оскалился в улыбке Дементий , - потрепав по здоровому плечу Никиту.
Тот сморщился от кольнувшей боли, стал вставать. Ему помогли и облокотившись на ствол спиной утвердился на здоровой ноге.
- Стой так,- Дементий достал из сумы кусок полотна, перекинул через шею стоящего,- согни руку, ага, вот так,- подвязал,- Чтоб плечо не бередить, да и шагать так удобней будет.- отступил на шаг, - ну вот теперь точно как новенький. Счаз мы тебе подпорку срубим и пойдем отсюда.
Серафим вернулся, притащив срубленные жерди. Отроки быстро связали их ремнями, накинули сверху накидку, положили все еще не пришедшего в себя Трифона.
Разместили на носилках собранные вещи, Осмотрели поляну, на которой произошел бой, пустились в обратный путь.
Пролезая под поваленными стволами деревьев, пробираясь сквозь кусты, старый волк следовал за манящим запахом. Над головой раздавалось противное карканье, с которым пролетавшие в выси вороны провожали серого. Прошел еще немного, деревья расступились, открыв широкую поляну с лежавшими на ней телами двуногих. От них струился, манил, просто обволакивал, восхитительный аромат свежего мяса. Толстые, наглые, жирные крикливые галки прыгали на кустах в ожидании начала. Из глубины бора донеслось стрекотание, с которым сорока спешила, боясь опоздать. Деловые муравьи спешили урвать свой кусок, медведь жравший малину, приподнял морду и вскинув несколько раз уловив в воздухе убоинку вылез из кустов, отряхнулся и побрел туда откуда тянуло. Вечерело, ветер, с самого утра гнавший по небу облака стал стихать, успокаиваться. Перестали качаться кроны, величественных гигантов подпирающих небосклон. Наступала ночь.


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Вторник, 09.03.2010, 18:22 | Сообщение # 9
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3475
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Случай на кордоне.

Светало. Призрачный рассвет с трудом разгонял ночную тьму, которая окутывала лес, черными тенями держась за стволы деревьев Серебристый туман, струившийся водопадом, из лесной чащи растекался невесомыми ручейками по траве, клубился в зарослях калины. Растекался ровной рекой по прогалине разделявшей бор напополам.
Весело щебетавшая на черемухе птаха, замолкла и насторожилась и вспорхнув метнулась прочь. Не вдалеке раздался хруст валежника, насыпанного для того что б слышно было если там кто то ходить будет. Федор насторожился. Ни когда проверяющие не заходили с той стороны, хотя, вредные люди, так и норовили поймать бойца на нарушении устава.
Может лось? Да нет слишком узко там. Рогач не пройдет. Медведь? Не слышно как сопит, кряхтит, косолапый. Кто же? – Сходить глянуть? Нее, уж лучше здесь в секрете под кустом в окопчике отрытом притаится , да и подождать, того кто бродит.
О-О ЕЙ - . Присел в окопе Федор. - Мать моя, пресвятая богородица! Перекрестившись, привстал и выложив на бруствер арбалет стал наблюдать за незваными гостями.
Через лощину, рассекавшую бор на две части, ехали, покачиваясь на конях человек десять половцев, каждый, ведя на поводу вьючную лошадь, нагруженную вьюками. В мохнатых лисьих малахаях, скуластые лица, тонкие усики. У каждого сабля, лук в саадаке за спиной… - Окликнуть – не истыкают стрелами и уйдут тати.- пронеслось в голове Федора .- хотя лошади усталые головы опустили, идут походкой тяжелой, только изредка какая вскинет голову и опять понурится. Можно хитрости использовать, что в академии учили. Опустившись наклонился в угол окопа секретного, там вчера веревку протянутую на колышек намотал. Потрогал рукой, натянута крепко, только потяни. Оглядел окоп под левой рукой стоит второй арбалет, заряжен, не положено, хотя и ругали проверяющие за это но несильно. Всегда заступая в секрет, заряжал он его и ставил рядом, что б под рукой был. Вот и пригодилось. Охлопал себя по поясу кинжалы метательные на месте, взглянул в нишу стенную там еще два кинжала запасных лежат. Протянул руку взять – Э не, прав был наставник в академии, у бойца должно быть ровно столько оружия сколько он может использовать- вспомнил Федор.
Невелика тяжесть но бегать по лесу не удобно будет. Так если дернуть за веревку то в лесу стоящее дерево должно упасть с шумом сильным, и вороги должны, на звук туда повернутся. Два выстрела у меня есть, посмотрев на запасной арбалет, передвинул его ближе, что б удобнее схватить и выстрелить. На звук тетивы повернутся, но откуда стреляли пока не поймут, так что два арбалета зарядить смогу. С той тропы, на которую они из леса вышли только два пути вперед или назад. По левую руку от них кусты для конного непролазные с моей стороны бочага набралась за неделю дождей, непролазной кажется. – Четверых успокою – а дальше как они себя поведут ? Придется кричать что б сюда внимание привлечь. Начав привставать, Федор, замер, услышав говор людей. Помедлив, надвинул глубже капюшон на лицо, выглянул из окопа то что он увидел его не обрадовало, враг разделился. Двое повернув коней двинулись в сторону секрета.
А-А что б тебя – выругался Федор и наклонившись дернул за бечеву из всех сил.
Веревка натянулась и с легким сопротивлением поползла. В лесу раздался треск и оглушительным, для раннего утра, шумом упало дерево.
Выглянув Федор убедился что все началось как и рассчитывал. Половцы встали, обернувшись на шум. Прицелившись выстрелил в ближайшего и тут же отбросив использованный арбалет схватил второй и привстав в окопе выстрелил во второго который открыл для крика рот. Присев в окопе облокотившись на стену стал лихорадочно перезаряжать арбалеты. По доносившимся гортанным вскрикам половцы еще не поняли что произошло, но с минуты на минуту кто то должен был обратить внимание на двух опустевших лошадей стоящих метрах в 5 от тропы. Раздавшийся вопль подтвердил его предположения. - Тек – с, двое готовы – осталось восемь. - подумал Федор приподымаясь в окопе. Половцы оставшиеся на тропе ускорили движение но вьючные лошади уставшие не меньше ездовых, не понукаемые человеком тормозили разгон. Федор прицелившись спустил курок глухо хлопнула тетива, мгновение, удар, вскрик и еще один всадник валится в траву перегораживая движение остальным. Отбросить арбалет, перехватить второй, прицел, выстрел и еще один покатился в траву. Трое соскочив с лошадей нырнули в заросли, оставшиеся достав луки, настороженно водили взглядом по зарослям выискивая место, откуда стреляют. – У ссуки, что б вас… – Ругался Федор перезаряжая арбалеты. В очередной раз выглянув, замер пытаясь понять, Куда могли деться три половца, только лошади с опустевшими седлами стояли по среди тропы.
Трое сидевших в седлах лучников пристально наблюдали переговариваясь между собой.
Федор, сполз вниз, повернувшись сел на корточки, прижав лоб к арбалетному ложу.
- Господи Пресвятая Богородица Спаси и Сохрани – Резко встал в окопе на вскидку выстрелил в Половца повернувшегося в его сторону, Оттянув лук от себя половец выстрелил одновременно с Федором но, Святая молитва и Святая дева хранили бойца, стрела половца, ударила в арбалет, а половец молча завалился на спину оставшись лежать на конской спине. Как в лихорадке схватил второй арбалет и выстрелил на вскидку, промах. Все позиция засвечена надо уходить. Жаль, убойная. Да пока не убили надо валить от сюда. И присев змеей просочился в узкий проходи не вставая в полный рост на четвереньках пополз на право к соседней запасной позиции. Остановившись на минуту зарядил арбалет и не доползая до запасной выглянул из под куста. Да правильно сделал Половцы время не теряли, один на дороге сторожил настороженным луком место откуда только что сбежал Федор, второй понукая коня продирался через бочагу. Расплескивая грязь, поднимая кучу брызг, он накатывался на Федора. Перехватил арбалет прицел выстрел, шлепок и всадник молчком валится с коня головой вниз. – Спрятаться, присесть
- промелькнула и пропала мысль. Злым шершнем в кустах прошумела стрела.
- Так и отсюда бежать надо – Подбадривал себя Федор, шустро передвигаясь на коленках.
Отбежав метров на пять и перезарядив арбалет, Привстав выглянул из за здоровенного в два обхвата вяза.
-Упс! А где лучник то? На тропе было пусто, только стояли лошади, пощипывая траву.
- Так в кусты нырнули в обход пошли и этот наверно за ними следом.- пронеслось в голове. Окидывая взглядом кусты на противоположном краю опушки стал пятится задом не опуская арбалета. И это спасло ему жизнь. Из кустов вылетела стрела и готовый к этому Федор завалился на спину и раздвинув в падении ноги держа арбалет на вытянутых руках выстрелил туда от куда она вылетела. По вскрику и ругани раздавшемуся от туда, понял – попал. Как не понятно! Откатившись обратно за дерево стал заряжать арбалет, по плечу которое высунулось из за ствола чиркнула стрела разодрав кожаный доспех,
У-уй – блин- придушенно матюгнулся Федор, щелкнул стопор и арбалет встал на боевой взвод, наложив болт выглянул из под кустиков черники росших у корней вяза. Лисий малахай одного из преследователей мелькнул в кустах заходя ему за спину проводив взглядом и прикинув где он может пройти, прицелился и … - Опустил арбалет. Из кустов на него смотрел … - Десятник Никита прижимая палец к губам. Все отбился. В лесу раздались крики, хлопки тетивы …
Солнце уже поднялось высоко, и утренний туман медленно истаивал, оставляя после себя прохладу. Встревоженный лес успокаивался. Защебетала одна птаха, вторая и скоро лес опять наполнился звуками жизни. И скоро уже ничего не напоминало о разыгравшейся трагедии. Жизнь Продолжалась.
Случай на кордоне.
Продолжение.
Теплые лучи ласково скользили по лицу, согревая и успокаивая. Как же хотелось сидеть так, не вставая, откинувшись на ствол вяза и отдыхать. Рядом послышались шаги, открыв глаза и повернув голову, Федор увидел подходящего Десятника Никиту. Облокотившись на землю, попытался встать. – Сиди, сиди – остановил его Никита и присел рядом.
- Молодец, хорошо справился – Никита замолчал, посмотрел на верх где в ветвях деревьев застрекотала белка, и повернувшись продолжил – по прибытию на кордон пойдешь выгребные ямы чистить.
- За что - о? - Взвился Федор. – что я такого сделал что б меня на нужники ставить, в чем моя вина?
- Хочешь услышать, в чем вина? – Никитка посмотрел на свою ладонь усеянную бугорками мозолей, и, потерев ладони продолжил – Ты же друг мой устав нарушил. Прегрешение мелкое, но наказанье не отменяет. Ты что должен был в первую очередь сделать, когда татей на тропе увидел? Горлицу с ленточкой выпустить! Выпустил? Нет! - и сдвинув подшлемник на глаза, откинулся на дерево. - Тебе вообще то повезло, дурню,
пока ты здесь как, лось, по кустам скакал, мы с той стороны дороги трех татей успокоили и сюда побежали. Промазал ты, в последнего, не попал, только по плечу резануло, вот он и за белькотал по своему, да побежал, в обход тебя взять хотел. Ну да ладно, в общем взяли его. Шли мы за ними от самой …
Тут Никиту прервал треск в кустах. Кусты раздвинулись, и на поляну вышли два ратника, тащившие за связанные сзади руки, половца. Стриженая голова моталась из стороны в сторону. И не дотащив до дерева, бросили на землю по середине поляны.
- Давай вставай, иди барахлишко свое подбери, а мы пока с татем побеседуем. – вставая сказал Никита.
Два здоровенных парня разводили костерок , разложив половца на земле, оголив по пояс. Оглянувшись на поляну, Федор побрел в сторону прогалины.
Резанувший по ушам дикий вскрик, перешедший в мучительный стон, только подстегнул его, заставив ускорить шаг. Он недолюбливал опричников. Хотя и понимал то, что они делают, как и то, что с ворогам по другому нельзя. Заболело ушибленное плечо, стала саданить содранная на ладонях кожа. Дойдя до брошенного арбалета, поднял и, перебросив через здоровое плечо, пошел дальше. Выйдя к окопу осмотрел место бывшее полем боя. Там было пусто. Опричники успели утащить побитых ворогов с дороги и увести караван по тропе в лес.
Присев на край окопа, Федор задумался – Повезло, сегодня, ей богу повезло. – стянув подшлемник Федор закинул голову к верхушкам деревьев и перекрестился.
- В храме свечку надо поставить Николе угоднику. –Промелькнуло в голове- и еще раз перекрестившись натянул на голову подшлемник, закряхтев, встал. Еще раз, оглядев прогалину, развернулся и пошел обратно.
Лесная тропинка медленно извиваясь вела караван через лес. Зеленая стена вставала в плотную, и иногда приходилось нагибаться под ветки, протянутые деревьями поперек тропинки. Ветер шумевший в вышине заглушал поступь копыт. Мерное покачивание в седле расслабляло и успокаивало…
«- Слейся с оружием, Воин! ощути себя им, почувствуй его биение, жажду крови, познай его голод, ненависть к врагу, любовь к тебе, и потянись за ней, соединись, и оно ответит тебе верностью.- Позади строя стоял наставник Никодим старый стрелок из за раны попавший в наставники. Сухая рука висела не перевязи, во второй был зажат арбалетный болт. – Слева по одному, Бей- раздалась команда Никодима.
Федор затаил дыхание. Вслушался в себя, по телу растекалось неизвестное до селе чувство, арбалет живым существом забился в руках, норовя выскользнуть из рук – Я люблю тебя, мой хороший, я с тобой и буду всегда – шептал Федор.
Мишень, ранее видимая тусклым размытым пятном, резко скакнув оказалась на расстоянии вытянутой руки предстала во всей своей красе и Федор понял что он может попасть болтом куда угодно. Плавно потянув за спуск , выстрелил и болт воткнулся в мишень. Точно по середине центральной отметки. Наваждение схлынуло. Но в душе осталось чувство, что арбалет улыбнулся ему, ласково толкнул в щеку, прижатую к прикладу.» Как давно это было. Сколько нас от того десятка учебного осталось? Весельчак и балагур Андрюха – сгинул вместе с купеческим караваном в землях польских. Сергия тати покалечили - жилы под коленями перехватили, что б не сбежал. Так он на руках уполз ночью до ручья, и там спрятавшись, нас дождался.
Егор в опричники подался. Говорят, большим человеком стать может.
Да и раскидало нас по кордонам, только трое вместе со мной и служат…
Толчок в плечо заставил отвлечься от дум горестных – Эй – Боец – донесся голос Десятника Никиты – о чем задумался?
- Да мысли всякие в голове крутятся, дурные.- Повернув голову, ответил Федор
- Выкини и жизнь медом покажется. – Поправив ножны на поясе, взглянул на него Никита. - Ты не задумывался о том, что б в опричники перейти?
- Нет, пока не готов к тому, что Вы делаете.- Выделил голосом Федор
-А что Мы, делаем? – переспросил Никита. – За что ж вы армейцы нас опричников не любите, а?
- А за что вас любить? Звания у вас на два выше чем в строевой части, денег за службу в трижды больше получаете… - Начал распалятся Федор.
- И убивают Нас в пять раз больше – закончил это глупый старый спор Никита.
-Оставь это бабкам, если серьезно, посмотрел я как ты, сегодня действовал. Четко грамотно, но самое главное! - Скажи как у тебя, получается, так стрелять, на сорок метров
В сердце, и что интересно все шестеро точно в одно место, как на мишени, и как ты это делаешь?
- Ну, смутился Федор, я просто представляю себя продолжением, ну … вот ... запутался окончательно Федор. И смущенно улыбнувшись, развел руками.
- Понятно - Ответил Никита и, повернув голову, свистнул сигнал к остановке.
- Отъедем в сторону – бросил он, поворачивая коня в просвет в зарослей, окружавших тропу. Выехав на поляну, спешился, подождав Федора, протянул тому два кинжала.
- Видишь на сосне затес, попади.- И отступил на шаг назад.
Взяв кинжалы, Федор взвесил их в руке, попробовал соединится как с арбалетом и …
Кинжалы потянулись, подталкивая в руку забившимся пульсом - покажи, метни, и мы сами найдем цель. Перехватив кинжалы за острое хищное лезвие, метнул один, второй.
- Ого –раздалось над ухом, - без подготовки, без прицела, да на пятнадцать саженей, да в самую серединку, между кинжалами и палец не пройдет.
Сходив за кинжалами, Федор протянул их десятнику.
- Не оставь себе, а мне твои отдай – отстранив кинжалы рукой сказал Никита.
- Так это ж не принято так, да и не могу я мои то казенные - Возразил Федор продолжая держать в вытянутой руке кинжалы. – У тебя кто сотником – десятник потянулся и вынул кинжалы Федора из-за пояса – Я с ним сам все улажу – И, пристроив кинжалы на пояс сел на коня.
- И все-таки, Парень, Я, Тебе, – выделил он голосом - еще раз предлагаю идти в Опричники.
И не дожидаясь ответа, двинул коня вперед, выезжая на тропу.
Звякает, в такт шагов коня, кольцо на удилах, глухо шлепают копыта по тропе, присыпанной опавшей листвой. Так же шумит ветер, в высоких деревьях. И так же сумрачно на душе Федора. – Господи ну что он ко мне прицепился, да знаю я сколько их гибнет, сколько не возвращается из дальних походов, и то что служба у них бессрочная по гроб жизни. Э- эх всего три месяца осталось, и домой к маме, им там сейчас хорошо за меня тягло сняли, послабление князь дал, как приду, братишку молодшего готовить буду.
Как срок пойдет тягло на род накидывать так, младший на службу уйдет, опять тягло скинут. А там глядишь, племяши подтянутся. За старшего брата, - тут Федор перекрестился, пусть земля ему будет пухом – который под ( тра-та-та) сложил главу за князя семья половину тягла платила. Суров Князь но справедлив. Сказывали что когда академия еще только на ноги вставала Дед его, Михаил Фролович, двух отроков казнил
за непослушание. Вот времена были жестокие, как только сердце не ополчилось.
Монахи что грамоте и слову божьему учат сказывали, что Ростислав Михайлович первый настоятель обители воинской , до принятия сана верой и правдой служил Князю опричником, был правой рукой и духовником, Князя Михаила Корнеевича. Опричником был. Опричь других - воин. И остался Воином. Вон, люди какие опричниками были, а я что? Все сомневаюсь, смогу ли я быть тем кто я есть? Или пусть будет то, что будет и случиться то, что должно случиться. Да именно так – и пусть будет то что будет!
Федор встрепенулся оглядываясь,
- Господин десятник, позвал он – Никита обернулся на голос – Я согласен!
Продолжение следует.
Случай на кордоне.
Продолжение.
Скрип, надоедливый выматывающий душу скрип. – Господи ну за Что такие муки!
Федор с трудом открыл глаза – Филька зараза, смажь колесо, уже всю душу вынуло – Толкнув в спину возницу, проворчал он.- Так, это, дегтя нету, Федор Андреевич!
- Так воды полей, все скрипеть не будет. – Продолжал ворчать Федор, - ежели счас не сделаешь, я тебя вместо колеса под телегу загоню.
- Так, Федор Андреевич, нельзя, сгниет колесо то - ответил Филька, почесав затылок.
- Стой зараза – не выдерживая эти мучения, прикрикнул Федор, пытаясь сесть.
- Тпр- у – Натягивая вожжи, остановил телегу Филька. Соскочив на землю, потопал ногами и согнулся и выпрямившись потянулся до хруста, - О- ох, хорошо- и пошел к лошади осматривая упряжь. – О ! воскликнул он – ,а ежели сала туды запихать все едино скрипеть не будет.
-Пихай чего хочешь только что б не скрипело- Все таки сел Федор, оглядывая округу.
- Так я тогда один не справлюсь, колесо скинуть надоть, а енто телегу разгружать, поднимать – Проговорил Филька, останавливаясь напротив Федора.
- Помогу, и разгружать не надо, бери топор и сруби березку длиной в две телеги. – Федор потянулся за сапогами. И крикнул в след удалявшемуся Фильке- колоду какую посмотри,
Да и быстрей давай, шевели поршнями. ( Поршнями называлась обувь из куска шкуры обернутой вокруг ноги и подвязанной веревкой)
Натянув сапоги, спрыгнул с телеги. За лямки вытащил мешок и покопавшись достал тряпицу с салом.- Вот изверг, надо же салом мазать - проворчал Федор понюхав духовитый пахнущий чесноком шматок. За спиной раздались глухие удары топора и треск упавшего дерева. С кряхтением Филька тащил к дороге целую березу.
– Вот дурень- Федор взял топор и шагнул на встречу – стой, бросай, ты еще длиннее бы приволок, что было лень на месте верхушку срубить обязательно всю целиком тащить?
- Так побыстрей хочется – Федор Андреевич - просипел Филька, скидывая березовый ствол с плеча.
Быстро, в два топора, обрубив верхушку и сучья, подвели слегу под заднюю ось телеги и приподняв скинули колесо.
- У – у – потянул Филька носом, принюхиваясь к салу, и сглотнув слюну начал набивать ступицу.
Закончив, они установили колесо на место и продолжили путь. Откинувшись на мешки, Федор, прикрыл глаза, и воспоминания нахлынули волной.
- Федор Андреевич . Воин в третьем поколении. Двадцати зим от роду. Назван в честь прадеда, младшего урядника Федора служившего в четвертом десятке первого набора. Обучение проходил на куньей базе. Шестой десяток, четвертой учебной сотни. Взысканий нет. Наград нет. Три месяца до окончания службы. – Так что ли или что - то добавить хочешь? Спросил высокий седой мужчина, опуская Лист с записями на стол.
- Да, все верно. Господин десятник - вытянулся Федор.
- Ну что боец, рекомендации которые тебе десятник Никита дал я прочитал, впечатляют. Один остановил банду, положил шестерых.- и прихлопнув лежащий лист рукой – Иди, устраивайся, завтра будет проверка, опосля и решим окончательно. Ступай.
Федор повернулся, открыл дверь и шагнул.
Даже сейчас по прошествии девяти месяцев Федор не мог без содрогания вспоминать те измывательства, что учинили над ним на базе опричников.
Ну да все что было, то было, сейчас Федор направлялся к своему первому месту службы.
Явиться надлежало …
- Федор Андреевич!- тревожные нотки, прозвучавшие, в голосе Фильки заставили Федора поднять голову - кажись беда!
Федор приподнялся на колено, заглядывая Фильке через плечо, и то, что он увидел, не понравилось ему. На опушке леса стояла подвода, рядом с ней, среди разбросанных мешков, лежал человек.
- Стой здесь, - скомандовал Федор и, спрыгнув с телеги, пошел к опушке.
Подходя, Федор смотрел по сторонам, пытаясь определить, что же здесь произошло.
Мужик лежал на спине, закинув голову навзничь, раскинув в стороны руки, в правой руке зажат обломок ножа, левая присыпана сеном. Обойдя вокруг телеги, Федор приблизился к мужику, и присев рядом протянул руку потрогать тело. Вскинулся ворох травы с левой руки, сверкнул на солнце нож. Федор отпрыгнул назад, споткнувшись, опрокинулся на спину и, откатившись в сторону, вскочил на ноги. Мужик успевший встать на одно колено ощерился и глухо ругнувшись, попытался достать Федора. Перехватив руку, Федор выбил нож и дарив локтем в шею сбил противника на землю. Со стороны дороги послышался тревожный крик Фильки. Оглянувшись, увидел набегающего с колом в руке второго мужика и, отступив в сторону, пробил ногой в грудь.
- Ты что ж делаешь окаянный- раздался с земли крик первого мужика.
- А ты, чего ножом машешь, я только проверить хотел, жив ты или нет. – Федор отступил на шаг, держа в поле зрения обоих мужиков.
- Да у нас ось сломалась на телеге, Сенька пошел новую тесать, а я прилег. А тут Ты –продолжал гундеть мужик сидя на земле и держась за шею.- Подошел как тать тихо, я и не слышал, чувствую только что сопит кто то.
- Тьфу, на вас идиоты, я ж вас чуть не поубивал.- Федор в сердцах сплюнул на землю и повернувшись пошел к дороге – не надо было все таки надавать по шее обоим, тюки разбросаны, мужик валяется и что я должен был подумать – ворчал Федор подходя к телеге. Запрыгнув, с досады влепил, Фильке подзатыльник, - Поехали.
И завалившись на мешки, закрыл глаза.- Вот зараза и не лежится на голодный желудок – заворочался Федор
- Филька, сучий потрох, ты все сало в колесо засунул или сожрал что осталось. Федор ткнул кулаком в спину возницы.
- Федор Андреевич, не единого кусочка не взял, там ещё половина куса осталась.- Филька повернувшись указал на мешок в который положил сало- там еще хлеб есть.
- Все то ты знаешь, и где сало лежит, и где хлеб находится – злость на дорожное происшествие, потихоньку покидала Федора- Может ты еще знаешь где гроши храню?
Филька, чувствуя по голосу, что гнев покидает молодого господина – Не, Федор Андреевич вы этого еще не показывали,- радостно осклабился в улыбке.
Раскачиваясь вместе с телегой, Федор нарезал сало и хлеб.
-Филька , - позвал он слугу и протянул тому хлеб с салом - Благодарствую,- ответил тот.
Федор улегся, обратно держа в руке хлеб с салом. Откусывая и запивая из баклажки взваром, смотрел на дорогу, которая медленно накатывалась, проходила мимо, и оставалась позади. Вот и жизнь как дорога тянется, проходит мимо и остается позади.
И только встречи на дороге остаются в памяти навсегда
Случай на кордоне.
Продолжение
Тягучий, будоражащий душу звон, расплывался в вечернем воздухе, казалось, что он обволакивает тебя со всех сторон. Проникает в каждую клеточку , во все потаенные закоулки, заставляя душу волноваться, в ожидании. В ожидании чуда, чуда которое, казалось, медленно всплывало над лесом. Сначала показался крест, ослепительный в своей золотой красе, окрашенный лучами заходящего солнца, в цвет красного золота , цвета крови. Над лесом поднялся купол золотисто голубоватого цвета . Дорога извиваясь повернула и … .Остановив телегу Федор и Филька слезли с нее и сняв шапки перекрестились. Перед ними в полной своей красоте стоял Монастырь. Воинский Монастырь. Высокие стены из красного кирпича казалось, вырастали из земли и тянулись до самого неба.
Подъезжая, Федор увидел вдалеке, на взгорке , у кромки леса деревянные кресты которые казалось, росли из самой земли, - стой, остановил он Фильку - Подожди , сейчас приду.
И по прямой дороге через луговину по пояс в разнотравье пошел к кладбищу.
Дойдя до погоста, он свернул в сторону вековых сосен, которые как часовые на посту охраняли последний приют павших воинов.
Пройдя еще немного и остановившись у неприметного бугорка уже почти сровнявшегося с землей. Преклонил колено и коснулся земли ладонью - Здравствуй Деда.
склонил голову – Спасибо тебе, за все чему ты меня научил.
Встал, и оглянулся на погост, на котором были захоронены ветераны прошедших войн.
Погибшие в бою, умершие от ран, скончавшиеся от старости.
Но все еще в строю, в последнем строю перед лицом Господа нашего, павшие, но чести не уронившие.
Вернувшись к телеге, забрался - Поехали,- и тягостно вздохнув, откинулся на спину.
Скрипнули колеса, стукнули копыта, и мерно поскрипывая, телега покатила к монастырю.
Построенный сто лет назад, приземистый, массивный с уже позеленевшими у земли кирпичами внушал уважение к себе. За всю историю враги не разу не смогли взять твердыню православия. Построенный сначала как крепость, через двадцать лет был отдан под мужской монастырь для воинов ушедших со стези воинской, но вставших на путь служения богу. В монастырь принимали только воинов в битвах покалеченных которые не желают быть обузой семьям своим, но могут пользу принести.
Ежегодно в монастырь принимались до 200 мальчиков в возрасте 7-10 лет, которые воспитывались здесь 2-3 года. Подростки-"годовики", направлявшиеся родителями в монастырь на обучение, находились на полном обеспечении обители. Группы учеников по 20-30 человек жили в больших комнатах специального общежития под присмотром десятников. В трехклассном училище они осваивали основы грамоты, арифметики, истории, Закона Божьего, другие науки.
Параллельно в особых трудовых школах дети осваивали основы ремесел, выбирая специальность по желанию и способностям. Существовали косторезная, иконописная, столярная, сетная и прядильная, каменотесная, слесарная, малярная, бондарная, переплетная, портная, чеботарная школы. Наставники внимательно следили за успехами учеников, определяли их способности и склонности к разным видам работы.
Самые яркие представители, продолжали обучение по выбранным специальностям в академии постигая науки. После окончания академии по государству разъезжались молодые специалисты спеша в разные города и веси. Что б трудом своим славить Академию.
Вдалеке показался строй отроков бегущих трусцой, позади строя на лошади ехал наставник. Одетый в рубаху с расстегнутым воротом, закатанными рукавами,
Окладистая борода, гордая посадка и все тот же суровый взгляд из под густых бровей.
- Стой Филька, - остановил Федор телегу и скорым шагом направился на встречу набегающему строю. Подойдя ближе остановился на обочине, снял головной убор и когда наставник подъехал ближе склонился в поясном поклоне.
- Здравствуй наставник.-
- И тебе здоровья, Федор! Смотрю к нам в обитель приехал, опричником стал.
- Откуда Вы знаете?
- Эх- юноша, Вас как только за ворота выпустят так разбегаетесь, калачом вас сюда не заманишь стариков проведать, только калеки и возвращаются, а на своих двоих на новую учебу приходят. – И помолчав, добавил - Никакой тайны в этом нет, Те из Вас кто жив остался и опричником стать согласился, здесь доучивается будут. - И улыбнулся – Добро пожаловать домой!
И глядя на эту улыбку, искреннею, светящеюся добром улыбку своего старого наставника
Понял что ЗДЕСЬ он дома.
Согнувшись в поклоне, Федор дождался пока наставник проедет и только после этого, выпрямился и долго смотрел в след пока строй отроков и едущий позади наставник не скрылись в воротах ведущих в обитель. Потом повернувшись к Фильке махнул – Подъезжай , - А сам остался стоять и молча разглядывать красоту величественного монастыря.
Случай на кордоне.
Продолжение
Треск ломающегося копья, скрежет меча о кольчугу, хруст ломающихся ребер.
Земля, надвигающаяся на встречу и темнота, спокойная темнота, обволакивающая.
Тихо. Спокойно. Некуда спешить. Некуда торопиться. Уютно. Ни что не тревожит.
- Федор Андреевич, мне караванщики сказывали что тати на дороге шалят. По ночам
Купцов режут. –Филимон поддернул вожжи понукая лошадь.- Позавчера на тутошней дороге обоз разбили. Всех поубивали.
Дорога медленно пробирается между холмами причудливо петляя. Кустарник густо разросшийся по верхушкам бугров откидывает замысловатые тени. Стайки мелких птиц с веселым щебетанием вьются над ними. Солнце, прячущееся за тучами, подгоняемые неторопливым ветром, согревает, приятно лаская кожу.
- Так то ночью, но все равно посматривай, прикорну пока. – Федор откинулся на навзничь.
Подтягивая под руку взведенный арбалет, проверяя как лежать кинжалы на поясе.
Тихо поскрипывали колеса, белые облака медленно плыли по небу.
Ветер лениво перебирал волосы, ласково скользя по щеке. Тихо шелестел листвой.
Приподняв голову, Федор осмотрел заросли на обочине дороги. – Филька умеешь ты настроение поднять – заворочавшись в попытке сесть, проворчал Федор.
- Что -то мне, это все, не нравится, слишком как то тихо и спокойно.- и потянувшись к мешку с кольчугой, достал её. Встав на тряской телеге, стал надевать поддоспешник,-Стой, Филька ,- приглушенно прохрипел запутавшись в рукавах. – Стой же Зараза!
- тпр-у. – донеслось спереди и повернувшись Филимон придержал рукой за подол, помогая надеть. – Вот сука – выругался Федор просовывая голову в ворот.- Ты что совсем оглох.- накинулся он на Филимона. – Чуть не удавился, говорил тебе, расставь что б шире была, а ты что?
– Так я и расставил.
-Где, Расставил? Счаз тебе расставлю поперек шире, и будет в самый раз!
- Федор Андреевич так это села после стирки.
- Сам вижу что села, почему не лезет?
- Кушаете много!
- Сам жрешь в три глотки! – закончил спор Федор влепив подзатыльник.
- Придержи! – и с этими слова стал одевать кольчугу.
Одев броню Федор почувствовал себя более уверенно. Привычная тяжесть доспеха расползлась по плечам. – Поехали и давай смотри по сторонам внимательней, тревожно как то. – Телега тронулась и опять затряслась по дороге.
Солнце поднялось выше по небосклону. Припекало. Федор, сидя в кольчуге, обливался потом, но стоически терпел. Осознавая, что лучше так, чем на погосте, домовину костями греть. – Ий –ё - донеслось спереди – Федор Андреевич!
-Что? – повернулся Федор на голос.
- Смотрите там за поворотом что происходит! – Проговорил, Филимон, останавливая телегу.
- Ну вот и началось – промелькнуло в голове у Федора когда он соскочив с телеги стал обходить лошадь. В просвет кустов за поворотом стояли телеги, и какой то народ ходил, промеж телег шерудя внутри.
- Давай потихоньку назад, и стой там – и, хлопнув по боку лошади, пригнувшись, побежал к кустам.
Возле телег стоящих суетились трое лихорадочно раскидывая тюки , разворачивая рогожу в которую была упакована кладь, перетряхивая короба.
На обочине, раскинув руки, лицом вниз в луже крови лежал человек.
На дороге, на коленях стояли два мужика. – Ну и где гроши? - Спрашивал стоящий перед ними мужик, одетый в драную рубаху, поигрывая саблей. – Да мы, это возчики. Отколь у нас гроши? Мы только подрядились, расплату он обещал на месте, как доедем, вот мы и…
- зачастил один из мужиков, указывая на лежащее тело.
- Говоришь, нету – угрожающим тоном потянул Атаман, вскидывая саблю.
- Семен! – раздался голос со стороны телеги – иди сюда, ты только глянь что здесь!
Мужик с лицом заросшим бородой до бровей, радостно осклабился вскидывая на головой отрез голубой ткани. – У-у – восхищенно протянул он вытаскивая из короба шитый кафтан.
- Хорош рыться, давай заводи лошадей в лес потом разбирать будем. – Махнув рукой в сторону неприметной тропинки уходившей в лес. - Не дай бог, кто проедет, шевелись.
Перестав копаться в пожитках, мужики разобрали лошадей и, покрикивая на них, стали разворачивать телеги, заводя их в чащу.
- Ну а с вами, что, голуби мои делать будем? – обратился атаман к возчикам .
- Не губи, не бери грех на душу! – запричитали возчики – оставляй деток малых сиротами.
- Так вставайте и дуйте в лес, бегом – прикрикнул на них Семен.
Перекрестившись, оба подскочили и бегом рванули в лес по тропе, на которой последняя телега уже заезжала в чащу, заворачивая за деревья.
Оглянувшись на дорогу и внимательно посмотрев по сторонам, Семен двинулся следом.
- Пора решил Федор и вскинув арбалет спустил курок. Глухо стукнула тетива и Семен, всплеснув руками, молча повалился в траву.
- Один готов - проговорил Федор и, наступив на стремя, нажатием на рычаг взвел арбалет.
Держа его на готове, побежал следом в лес. Ступив за кусты остановился и прислушался.
Не вдалеке раздавался скрип телег и голоса разбойников подгонявших лошадей, стремившихся отойти подальше от дороги, что б спокойно заняться благородным делом, дележом добычи.
Перебегая от дерева к дереву, Федор выбирал момент, когда можно было нанести удар.
Лес расступился, и обоз вышел на поляну.
- Надо сейчас начинать – мелькнула мысль в голове - пока Семена не хватились.
Вскинул арбалет выцеливая звероватого мужика с мордой, заросшей бородой.
И не успев выстрелить, опустил арбалет, один из возчиков встал, закрыв бородатого.
- Что б тебя – выругался Федор- отойди , дурак, чего встал, иди дальше –
Шипел он, вглядываясь в то, что происходило на поляне.
Возчики, встав, загородили собой бородатого, а остальные разбойники были видны не полностью и что б не промазать Федор не стал в них стрелять.
Момент был упущен. На поляне раздались радостные возгласы и из кустов вышло еще трое таких же оборванцев. Подойдя к телегам вся компания начала стаскивать груз телег.
Возчики потоптались на месте и, переглянувшись, начали потихоньку пятится, задом отходя к кромке леса.
- Быстрее, дурни, шевелись давай- продолжал шипеть сквозь зубы Федор.
Возчики добрались до края и нырнув в кусты оказались перед ним.
- ТИХО –прошептал он и махнув рукой в сторону – идите к дороге и побыстрей.
- А Семен? – спросил один из возчиков
- Нет его, готов на дороге валяется, давай, давай не задерживайся – торопил он их .
С поляны донеслись крики и приглушенные восклицания. Возчики, подхватившись, порскнули в разные стороны, и только треск сучьев сопровождал их бег.
Взглянув на поляну, увидел что разбойники, перестав потрошить телеги, бросились попятам , за возчиками спеша перехватить свидетелей своего разбоя.
Вскинув арбалет, выстрелил в первого, который набегал. В упор практически.
Тать, выронив дубину, завалился вперед. Раздались злобные крики, и Разбойники, разбегаясь, стали охватывать кольцом кусты, за которыми прятался Федор.
Выхватив кинжал, метнул его в бородатого, тот, схватившись за рукоять кинжала, остановился, открыл рот что б что то сказать и ни чего не сказав, завалившись на бок, упал на землю. Треск сучьев справа и в просвет между ветками проскользнул наконечник копья, уклоняясь Федор вскинул арбалет и с размаху опустил его на древко, раздался
треск ломающегося копья, его хозяин, выкрикнув что то неразборчивое полез было вперед но, получив прикладом в голову успокоился и затих.
Противный скрежет меча о кольчугу, в боку зажглось пламя, и чертыхнувшись сквозь зубы попробовал отмахнутся арбалетом от владельца меча, ото отскочил назад, угрожающе выставив клинок. Швырнув в него арбалет, Федор отшагнув назад подхватил сломанное копье и шагнув в сторону нанес удар в живот не ожидающему нападения разбойнику, выронив топор тот схватившись за брюхо выбыл из боя.
Владелец меча с размаху нанес секущий удар и концом меча достал в бок, хруст ломающихся ребер, и звезды в глазах Федора осветили весь лес. . Отскочив, развернулся на встречу и припав на колено ткнул шагнувшего мечника в пах. Дикий крик разорвавшийся после удара подтвердил что – Попал!
Быстро оглядевшись по сторонам, не увидел больше противников, тати бежали, оставив поле боя за Федором. Выбравшись из того бурелома, что пять минут назад бывшего кустом Федор подобрав арбалет и опираясь на сломанное копье как на посох медленно побрел назад к дороге, ежеминутно оглядываясь и прислушиваясь к звукам доносившимся из леса. Выйдя на дорогу и почти дойдя до телеги, увидел Фильку спешившего на встречу и … Земля, надвигающаяся на встречу и темнота.
Темнота мягкая и обволакивающая. Тихо. Спокойно. Некуда спешить. Некуда торопиться. Уютно. Ни что не тревожит.


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Вторник, 09.03.2010, 18:23 | Сообщение # 10
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3475
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Случай на кордоне.
Окончание


Федор очнулся от прикосновения влажной тряпицы, которую положили на лоб.
- Ну что очнулся воин, сказывал твой слуга. Что ты изрядно татей побил. На, испей водицы.
Напившись, Федор откинулся на изголовье и утомленно прикрыл глаза.
- Да что там, сам то не уберегся, вот страдаю теперь. А вы кто будете? и где я нахожусь?
- ХХХХ обитель, привез тебя сюда слуга твой, третий день как идет, а зовут меня Филорет. Ты спи, сон лучшее лекарство, мы еще поговорим с тобой, тебе теперь не меньше чем три недели у нас гостить, испей отвара и спи. – Напоив Федора, высокий ростом худощавый и уже не молодой монах, встав с лавки и забрав плошку, вышел из кельи.
Федор повел взглядом осматривая помещение, свет проникающий через узенькое отверстие в стене освещал, кирпичную грубую кладку стен, икону в красном углу, лавку на которой сидел монах, и маленький приставец стоящий у оконца, от напряжения закружилась голова и Федор закрывая глаза, решил что совет монаха правильный и сон действительно лучшее лекарство.
В один из дней когда, напоив Федора отваром, Филарет отправился к выходу, тот остановил монаха вопросом – Я слышал что ваша обитель, была основана Арсением одним из первых отроков, которые были при Михаиле Фроловиче?
- Похвально, сейчас мало кто про это помнит- остановившийся Филарет повернулся к Федору.- Да это так, после завершения своих дел мирских, обратился он к богу и создал сию обитель своим и братьев своих, трудом.
-А правда, Отче, что у вас большая библиотека? И что Арсений всю жизнь свою посвятил собиранию книжной мудрости? И что разумником за это его братья называли?
- Да! и про это знаешь? Отколь ты такой взялся?
- От мамы, отец то в боях главу сложил, а мама каждую зиму в приход в школу посылала
Грамоте учится, да только не долго ходил, как отец погиб пришлось хозяйство на себя брать. Но буквицы различаю, и слова составить могу. Так священник наш что грамоте учивший упоминал про Вашу обитель и историю как она строилась рассказывал.
- Как его зовут?
- Звали, представился три года уже как, в моровое поветрие по дворам ходил людям помогал, многих спас да сам не уберегся, сожрала его болезнь одночасье. Отец Серафим. -
Перекрестился Федор.
Монах стоявший в дверях как - то весь выпрямился и напрягся, поиграл желваками на скулах.- Прими душу, Господи, раба твоего. И повернувшись, вышел из кельи.
На следующее утро, после утренней трапезы, Федор лежал на топчане рассматривая потолок и скучая от безделья, в дверь раздался стук и испросив разрешения вошел отец Филарет.
- Ну как себя чувствуешь?
- Нормально, грудь почти не болит, но разминаться не рискнул, тянет в ребрах.
- Это хорошо что не болит, я тут переговорил о тебе с ХХХ он разрешил показать тебе нашу библиотеку, только с одним условием.
- С каким? - Федор сел на топчане и внимательно посмотрев на Монаха.
- Все то, что ты здесь узнаешь, ты никогда не будешь ни с кем обсуждать!
- Странное условие, ну да в чужой монастырь со своим уставом не ходят, согласен.
Клятвы давать или слова достаточно?
- Слова достаточно, ибо нет крепче обета, чем слово даденное самому себе.
Так библиотека тебя все еще интересует? Монах посмотрел Федору в глаза.
- Все интересует, Отче.
- Что ж пойдем, покажу тебе кладезь премудрости.- И повернувшись, вышел из кельи.
Федор последовал за монахом, который не спешным, но каким то широким шагом следовал по коридору. Каменная кладка чередовалась с кирпичной, стены, отделанные деревянными плахами, спуск вниз, поворот, еще вниз, прямо по длинному извилистому проходу, низкая обитая железными пластинами дверь в конце пути.
- Постой здесь – с этими словами монах открыл дверь и, шагнув за порог, исчез в темноте.
Сухой чистый воздух, с какой то примесью чего- то знакомо неуловимого витал в воздухе, тишина, растекшаяся по проходу. Скрип за спиной заставил обернуться и встретившись взглядом с монахом, шагнуть за порог.
- Господи!, вырвалось из груди Федора, от видения того, что он увидел.
Огромный сводчатый зал уходил в темноту, маленький светильник стоявший на маленьком столике казалось не освещал , а только выделял величественную тьму царившую вокруг, оттеняя своим маленьким мерцающим огоньком стол со стоящей на нем чернильницей и пером лежавшим рядом. Деревянные шкафчики уходили рядами во тьму отблескивали стеклянными дверками, за которыми на полках лежали свитки и книги, стопки бумаг, перевязанные веревочками.
- Вот здесь можно читать, - и повернувшись к Федору, усмехнулся - Я так же стоял рот разинув, когда ЭТО первый раз увидел.
- И до каких пределов идет этот храм? Спросил Федор, поворачиваясь лицом к монаху.
- Сто саженей в длину и двадцать в ширину, и несколько приделов более поздних. Здесь собрана. Вся мудрость Земли русской и не только есть труды греков и латинян. – монах повел рукой отступая в сторону, - пойдем покажу ЧТО читать тебе можно. - И пошел по рядам, освещая себе путь взятым со стола светильником.
Пройдя несколько шагов остановился перед шкафом и сняв замок, открыл дверцы.- Вот это можешь читать.- и оставив Федору светильник покинул библиотеку.
SEXTVS IVLIVS FRONTINVS. STRATEGEMATA- Взял в руки первый свиток Федор.
- Это что ж здесь написано, непонятно как - то, – и положив обратно взял другой.
- Искусство управления конницей, Маврикий, – Прочитал он в начале свитка – О это по- нашему. И взяв свиток, отправился к столу.
- При фронтальных столкновениях, в особенности кавалерийских, только неопытный полководец и сам страстно желающий ринуться навстречу опасности, будет иметь неосторожность строить войско только в одну линию – развернутым фронтом, да притом, не в исключительных случаях, а во всех, какие только могут представиться. Сражения выигрываются не превосходством в числе над неприятелем, не безрассудной храбростью, не рукопашной схваткой, как попросту некоторые думают, но, кроме Бога, опытностью в военном деле и искусством. При опытности, и хорошей разведывании можно и не вступая в открытый бой победить неприятеля, если только время, местность, внезапность и пр. т.п. способствуют предупредить неприятеля. Предупредить неприятеля необходимо, выгодно и явно выказывает знание и доблесть вождя. Когда боевой порядок строится так искусно, что во всех случаях соответствует войску, бои и сшибки с неприятелем устраиваются осмотрительно, то неприятелю этим противопоставляется не только храбрость, но и искусство.-
- Не, это что- то совсем старое. – проворочал Федор сворачивая свиток.- Пойду еще посмотрю может и найду что прочесть про доблесть предков, Наших.
Взяв светильник, осторожно пошел по рядам, заглядывая в шкафы. Закрытые на замок, они надежно хранили свои тайны. Шум от шагов разносился гулким эхом, сталкиваясь со стенами причудливо переплетаясь, превращался в таинственный шепот, сопровождающий каждый шаг. Решив уже было возвращаться Федор вдруг увидел в проходе между шкафами дверцу ведущую в придел. Подойдя, без всякой надежды, что она может быть открыта , толкнул и. И дверца скрипнув приоткрылась. Шагнув за порожек Федор высоко поднял светильник, освещая комнату. В ней было пусто, не считая маленького столика стоящего у дальней стены, роскошного деревянного кресла, украшенного замысловатой резьбой, перед столиком и масляного светильника стоящего на нем. Подойдя ближе Федор замер, со спинки кресла на него смотрели в упор два звериных глаза.
ЛИС вздыбленный державший в лапах крест смотрел на него.
- Господи- прошептал Федор – так это…
- Да это он! - раздался голос от двери, неслышно подошедший Филарет стоял и смотрел на Федора. – Да это трон Михаила, стоял ранее, до пожара, в крепости.
- Чадо, тебя и на мгновение нельзя оставить одного,- с укоризной в голосе продолжил он,
- ты знаешь что любопытство сгубило кошку?
- Отче в том месте были свитки …
- Там только свитки по военному делу на латинянском, греческом и в переводе, ты же военный и тебе это должно быть интересно.
- Интересно, - Федор смущенно почесал затылок,- только захотелось прочесть еще что ни будь из истории. Вот я и .и . и пошел, увидел.
- Пойдем, - отошел в сторону Филарет приглашая Федора следовать за собой.
Вернувшись обратно, он усадил того за стол и велев ждать ушел не надолго.
Вернувшись он положил перед Федором книгу в кожаном переплете с тиснением в виде Лиса державшего в лапах крест.
- Вот ЭТО тебе точно очень понравится, чадо. Но Ты помнишь условие?
- Да, отче,- ответил Федор не отрывая взгляда от книги.
- Тогда, тогда я оставляю тебя.
Федор протянул руку и на секунду задержавшись, перевернул обложку, и прочел первые слова.
- Я Михаил Андреевич Ратников родился в 19…
Случай на кордоне.
Продолжение
- Ты уверен что Он поймет? Те, кто приходил до него называли это ересью и пытались уничтожить рукопись.
- Уверен! Он ученик Серафима, а он умел разбираться в людях. Жаль такого человека потеряли.
- Он избрал свой путь и прошел его до конца. Не нам сожалеть о делах господних!
Господу было угодно поступить так.
- Я сожалею о том, что расстались мы как -то … нехорошо.
- Он сам этого захотел. Что можешь сказать про Федора.
- Осторожен, грамотен, физически силен, имеет способность мыслить логически.
- М-да, маловато. Может стоит проверить еще раз и …
- Нет времени, Они уже идут, а у нас пока что совсем нет ни кого кто смог бы принять его в себя, отдать свое тело и душу.
- Может не получится вспомни что Он говорил про то как были неудачны засылки из прошлого к нам и что из этого получалось. Один Журавль чего стоит, не произошло замещение и в как результат раздвоение личности и последующая деградация с полным распадом обоих. Остался пустой труп с минимальным набором базовых рефлексов.
Для нас прошло очень много времени, а для него, для него мы можем только догадываться…
Пролог.
– Это у них Вы гипнозу не поддавались, а у меня… В этом-то я, как раз, специалист.
– Стойте! Куда Вы? У меня еще куча вопросов. Блин, сразу и не сообразить…
– Извините, пора. Я пошел заказывать машину.
– И что, Вам позволят меня вот так просто вывезти?
– Почему бы и нет? По документам Вы, уважаемый, уже почти сутки как покойник. Я ведь Вас на труповозке повезу.
Раннее утро следующего дня.
- Максим Леонидович, это Степан из лаборатории, Ратников очнулся
- КАК? , как очнулся?
- Очнулся и требует Вас.
- Он что же в сознании?
- Да! И поторопитесь, пришлось вколоть успокоительное, вырывался кричал что ему надо срочно назад, что много что недоделал, в общем приезжайте поскорей.
Максим Леонидович сел на диван на котором он спал и попытался собратья с мыслями.
- Что же произошло? В чем причина? Все предыдущие отправки прошли удачно, а с этим человеком что то пошло не так, но что ? – думал он обхватив голову руками.
Потом встал растер лицо руками и стал собираться.
- Как он?
- еще спит, господи, мы его еле успокоили, такое впечатление что он там прожил целую жизнь, сыпал такими словами что я и не слышал не разу.
- О чем он говорил? – Степан не тормози, ЧТО? ОН. ГОВОРИЛ?
- Максим Леонидович…
- Я уже кучу лет Максим Леонидович, Степан, выпей спирту, успокойся и спокойно мне расскажи ВСЕ по порядку
Степан налил в мензурку спирта, выдохнул, залпом выпил и скривившись начал грызть сухарь, завалявшийся с обеда. В его обязанности входило следить за телами, уложенными на койки и по мере того, как жизнь покидала тела, отправлять их по известному пути в крематорий. И когда одно из тел село на койке и громко крикнув – НЕТ!
Степан, зябко поежился, тогда с перепугу чуть в штаны не наделал, - Нет!
Когда подошел ближе что б уложить , тот схватил за отворот халата и силой притянув к лицу выкрикнул – Где Максим? Почему Я еще здесь? – Степан трясущимися руками налил себе еще. – Максим Леонидович почему это произошло?, что пошло не так?
Ведь до этого все проходило нормально. А тут такое… Вроде бы и не первый год работаю с Вами, всякого повидал, но такое первый раз.
Максим Леонидович сидел и глядя на помощника не видел того вспоминая вечерний разговор -
– Только так и могу, я же не специалист. Представьте себе информационное поле Вселенной… Оно существует с момента ее возникновения и будет существовать до ее конца. Вернее, не так. Оно существует все время. Одновременно и в прошлом и в будущем – всегда. Наши физики, каким-то образом, в этом разобрались, но я – медик, так что, за объяснениями – не ко мне.
Наши личности или, если хотите, информационные матрицы, это кластеры общего информационного поля. В момент смерти этот кластер не исчезает, а интегрируется в общее поле, или растворяется в нем. Не знаю. И физики не знают, нам этот процесс отследить не удалось.
– Ага, еще один аргумент в пользу существования бессмертной души! К лику святых быть причисленным не планируете?
– Да прекратите же! У нас, между прочим, не так уж много времени!
– Пардон, доктор, продолжайте, пожалуйста.
– Так вот: некоторые кластеры или личные информационные матрицы, называйте, как хотите, резонансны относительно друг друга. Обнаружить пару таких взаимосвязанных кластеров очень трудно, вы – четвертый случай. С первыми двумя ничего не получилось. Потом один раз перенос удался. Теперь вот Вы.
– Аналогия ясна: приемник и передатчик, настроенные на одну частоту, передающая среда – информационное поле Вселенной. Что останется от меня после передачи?
– Оболочка без признаков мысли и сознания. Овощ.
- Ни фига себе ОВОЩ, чуть Степана не угробил, хотя этого мерзавца давно пора по тропе пустить.
В чем же ошибка?

конец.


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
al1618Дата: Вторник, 09.03.2010, 22:32 | Сообщение # 11
Сотник
Группа: Огнищане
Сообщений: 2379
Награды: 0
Репутация: 1590
Статус: Offline
Гнев небес

Пролог

Война - это пот и пыль, войско громадной полусваренной змеей ползет по дороге еле переставляющая ноги пехота, запеченная в собственной броне конница смотрит на нее с мечтательной завистью – эти хоть и топают пешком, тянут на себе оружие но разделись до рубах, могли б и их скинуть, но те кто так сделал теперь едут в обозе в виде плохо прожаренных кусков мяса, тяжелые брони с щитами в телеги сложили и неча от добра добра искать.
А коннику хош не хош а кольчужку накинь, местные всадники имеют свойство из под земли вырастать, стойкости у них тоже никакой – наскочили и отскочили, а против одоспешенного в рубке вообще не тянут, но то против одоспешенного, а броню скинувшему любая стрела - смерть. И броня – смерть ежели нет возможности хоть ее на час скинуть или воды напиться.
Вот и тянутся бесконечные обозы и колонны в местной пыли – хвали бога что она несмотря на то что по щиколотку, в верх поднимается гораздо неохотней степной. Но все же поднимается, через час после начала движения на лице страшная маска из засохшей соли пота и грязи. Не христианское воинство, а черти из пекла – правда почему «из» пекло здесь, вокруг.
Война – это кровь, изредка - противник сдает эту пропыленную землю, где тень – самое большое богатство, без боя. Наскакивающие конники даже не пытаются нанести серьезный вред, просто держат в напряжении не давая скинуть броню и отдохнуть.
Война это кровь изредка, понос – гораздо чаще, это вода которую можно пить только прокипятив и заварив в ней местную ядовитую траву, пить это можно только горячим – дождаться пока остынет, верный способ оказаться в обозе с занемогшим брюхом.
Но вот впереди появляется, сначала просто в виде новости, а потом и вживе конец этого ада. Как и положено просто одно пекло сменяется другим. Перед утомленным воском громадный город, местные военачальники не рискнули дай бой в поле, и верно – слабоваты они супротив, и решили предоставить вторгшемуся войску осаждать стены, за которыми войск столько же сколько и вторгшихся. Вот и рассчитывают отсидеться за стенами предоставив противнику удовольствие разбивать себе голову на штурмах да терять людей от болезней и непривычной еды.
Но это – позже, а пока пока глотая пяль надо строить лагерь, рыть траншеи чтобы избежать внезапного удара конницы, расставлять обоз , готовить еду, складывать припасы и детали пороков, ремонтировать сломанное, искать потерянное – да когда ж этот день наконец кончится?


"Кто может - делает, кто не может - учит, кто не может учить - управляет" (с) Народ
"Учу управленцев управлять - искренне Ваш, бизнес-консультант" (с) :)
Cообщения al1618
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
al1618Дата: Вторник, 09.03.2010, 22:32 | Сообщение # 12
Сотник
Группа: Огнищане
Сообщений: 2379
Награды: 0
Репутация: 1590
Статус: Offline
Гнев небес
Парламентеры удалились плохо скрывая насмешку над незадачливым противником сунувшим голову в нору степной гадюки. Войско осадившее город в котором только воев было столько же – весьма такого напоминало. Вои конечно некудышние, местный князь предпочитал наемников да еще подешевле – пришедшим они на один зуб, а вот стены это войско укрывавшие …
Да уж стены – из утрамбованной местной глины имели толщину под три сажени, башни – в полторы. Многие русские городки окружала стена такой высоты. А уж на отсутствие высоты местные стены и башни пожаловаться не могли никак – приземистыми они казались исключительно из-за толщины.
Страшно подумать – сколько займет времени чтобы разбить их из привезенных с собой пороков. Которые уже успели собрать и испытать, сами обалдели от такой скорости – противник же вообще пришел в мистический ужас. А что делать - если не успеешь собрать за утренние часы и светлую часть ночи, то придется продолжать когда поднимется зной – это понимали все.
И вот четыре требуше с шеститонными противовесами грозно стоят за восемь десятков сажень от ворот охраняемых двумя превратными башнями. Грозно – и совершенно беспомощно, пока они разобьют стену или пробьют башню – защитники могут вполне построить за ней еще одну, в двое выше и толще, или заполнить башню изнутри превратив в монолит. Глина не камень – она от удара не лопается, а плющится.
Не убоялись парламентеры «гнева небес» которым пугал их Князь, дескать падут стены и сойдет на головы грешников огонь с неба.
Так что теперь, «колдунам» предстоит доказывать, что все было не зря – и эти тысячи верст политые потом, и протащенный через эти версты обоз из четырех телег, который берегли пуще даже этих самых пороков.
«Колдуны» -прозвище прицепилось к ним само. А как еще прозвать странных людей, которые всегда на особицу и при охране, когда даже князь-воевода посреди войска без нее? Да и охрана – непроста, по всему ясно – былинки сдувает и живота за подопечных не пожалеет, но если безвыходь препрет – перережет, хоть и неполюдски это.
Как относится к людям, которые покупают у местных, когда можно просто отобрать – война всеж, всякую всячину? На что еще кроме колдовства может сгодится разом краска для волос, мука, уголь для горна, «китайский снег», камни или «сладкие головы»? Ну или даже не разом – по очереди или в любом сочетании – для чего?
Вот и ходили крестясь мимо шатров, в который заносили каждый вечер содержимое этих странных телег, прикасаться к тому что там везли никому окромя колдунов было нельзя. А крестится, было с чего – из шатра часто раздавался мерный толи гул, толи приглушенный грохот.
Рустам усмехнулся – что сказали бы косящиеся если б узнали, что среди вполне знакомых любому кузнецу, или скажем портному, инструментов ехали … камни или окованная железом бочка с рукоятью? В нее родимую и сгружали все, что удалось найти за день, там эти камешки при поворачивании и перетирали все в мелкую пыль, оттель и шум странный.
А сырья годящегося для дела найти удалось не много, но удалось. И вот теперь предстоит последняя проверка – в бою.
Пора прекращать пустопорожние мысли, штурмовые колонны построены и готовы, теребуше пристреляны и заряжены. Начнем.
По команде выбивается стопор и пока еще пристрелочный снаряд уходит по дуге вверх чтобы повиснув в верхней точке начать путь в низ чтобы сгинуть где то за левой башней, с стен несутся крики и оскорбления, колонны за спиной хранят молчание боясь нарушить колдовство. А Рустам и двое старост над расчетами все это время не отрывно считавшие удары собственных сердец собираются вместе и пока перезаряжают требуше – прикидывают «хрен к пальцу».
- Три пяди и вершок! – Рустам подвел итог камланию и наводящие, отчекрыжив нужный кусок пропитанной «китайским снегом» веревки, начали подвязывать его к снаряду. Снаряд тоже выглядит не ахти – обычный мешок с пришитыми лямками за который он прицеплен к крюку, мешок правда из шелка. К нему сверху приторочен хитро сложенный кусок льняного полотна. Вот и все чародейство, а если б знали что внутри… но такие мысли надо сразу гнать – лучше сразу самому себе язык откусить.
Остальные а расчетах замерли в готовности – от их четкости и слаженности в последующие секунды будет зависеть многое.
- Пали!, и через секунду – Бей!
Разом распрямившиеся выи требуше метнули в сторону крепости четыре мешка. После прохода верхней точки они начали падать вниз и где то на высоте тридцати аршин догоревший фитиль освободил парашют, тот попытался притормозить стремительное падение мешка, но был привязан не к лямкам а к тонкой проволоке охватывающей мешок вдоль – она мигом распорола шелк на две половины.
От куполов вниз потянулись белые потеки быстро превратившиеся в подобие небесных облаков. А тем временем две пары, лошадей по паре на каждую сторону требуше, бодро стягивали канаты с барабанов – взводя для нового выстрела, тут главное не прозевать и успеть остановить скотинок, а то от усердия можно и выю переломать. Секунда после взвода – прицепить лежащий в том же желобе второй мешок и следует второй выстрел. В этот раз из мешка в низ на глазах обалдевшего гарнизона сыпется нечто черное как душа ростовщика – портя предыдущую белизну, ан нет – одно облако веселого рыжего цвета.
Но Рустаму не до красот искусственных облаков. Снова раздается:
- Пали!, и через секунду – Бей!
И со стоящих рядом скорпионов в облака уходят сулицы, унося вместо наконечников все ярче разгорающиеся и начинающие сыпать искрами звездочки - белые, синие, красные.
Дальнейшее было удивительно красиво – совершенно бесшумно над крепостью образовался быстро расширяющийся совершенно невозможный огненный шар окруженный белой пеленой. Снизу он был как бы сплюснут. В следующий миг стены башен начали отодвигаться друг от друга, будто в них был заточен некий великан, и теперь он выходил наружу раздвигая стены своего узилища. Но вид наклонившихся стен можно было счесть предсмертным бредом – потому что в следующий миг наступила тьма и безвременье.


"Кто может - делает, кто не может - учит, кто не может учить - управляет" (с) Народ
"Учу управленцев управлять - искренне Ваш, бизнес-консультант" (с) :)
Cообщения al1618
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
al1618Дата: Вторник, 09.03.2010, 22:33 | Сообщение # 13
Сотник
Группа: Огнищане
Сообщений: 2379
Награды: 0
Репутация: 1590
Статус: Offline
Танцы на руинах
Сознание возвращалось медленно, все норовя соскользнуть обратно – по дальше от мучительно ноющего как больной зуб тела, а то болело так что и разобрать было нельзя – где же на самом деле. Но все же вернулось – рывком, а вот открыть глаза так и не вышло, тут же вернулись остальные чувства, и приятных среди них не было. Рустам понял, что он лежит на носилках из двух копий лицом вниз лоб при этом упирается в ремень, во рту болтался бесформенный отекший и пересохший язык, мимо воли пришло сравнение с колоколом, но сил даже усмехнутся не нашлось. В ноздри бил неприятный запах, горло нестерпимо саднило, сильно мутило, хотелось пить – просто нестерпимо.
- Очухался наконец, раздался знакомый голос, узнать который не было сил.
- На, прополощи рот, только не пей, - к губам была поднесена мокрая губка, ну и ясно что соблазн оказался сильней – часть воды он попытался проглотить, о чем мигом пожалел – вода свинцом упала в желудок и от туда моментально поднялась муть в голову, а затем тело скрутил жесточайший позыв, но желудок то был пустой, корчило его несколько раз – пока из желудка не прокотилось волна горечи чтобы выплеснутся наружу.
- Вот дурень, прокомментировал голос князя, - Дал бы по шее, да нельзя.
- На выпей, это выскочить не должно, хотя и на вкус гадость невероятная.
Голову аккуратно повернули в бок и к губам приставили горлышко местной тыквы. Невероятно горькая и вяжущая жидкость потекла по горлу, но желудок, о чудо от нее успокоился и прекратил попытки покинуть тело.
Рустам попытался хоть что то прохрипеть пересохшим горлом, уж очень удивительной была ситуация – князь в качестве сиделки. Ему сейчас было положено штурмом командовать.
-Цыц, сам все расскажу, а ты лежи и не трепыхайся. Штурм закончен, город взяли. Все твои целы, хотя им досталось как тебе, но однак все же по менее. Вы как ты говоришь «опять перехимичили», тебя о чем, просили? Запорошить лучникам глаза, еще лучше – оглушить чтоб они стреляли по мене пока на стены по лестницам лезть будем.
- А вы что за демона как местные говорят, ифрита вызвали, а? Башни просто раздавило – как великан на муравейник наступил, ворота рухнули. Вместо славного боя вышло какое то безумие. Ваших побило, а штурмовым колоннам что на сорок сажень далее стояли – только глаза запорошило. Но мозги похоже встряхнуло знатно, они должны были с лестницами на стены лезть, а прошли по тому месту где башни были, как по ровному, но лестницы бросить не догадались – так и перли их через весь город до дворца, там правда разчумались и попытались их к стена приставлять, но тоже не сгодилось – башку местного князя его собственные ближники вынесли, дескать слишком мальчиками увлекался, вот и прогневил аллаха.
- Словом, боя не вышло, нет были воины, что пытались биться, но что можно сделать если большинство в пыли валяется – грехи перебирая, а те кто оружия не бросил просто кидаются на строй как бешенные, свой строй сбить даже не пытаясь? Одиночка строю даже урона нанести не может. Так что город, наш и между прочим уже давненько – тебе перепало здорово, но дальше будет нормально, я немело с лошади навернувшихся видел, как и полбу отгребших – сей час поспишь, а проснешься уже почти здоровым но еще два дня лежать – вставать только до ветру, а там поговорим… Спи.
Два дня спустя
Разговор обещал быть весьма неприятным. Рустам и князь-воевода рассматривали руины левой башни. Выглядело произошедшее действительно чистым колдовством – толстенные стены просто престали существовать, разбросанные по округе. Будто действительно кто то громадный наступил на нее сверху так что стены рухнули наружу.
Как не странно, но сопровождавший войско батюшка не только не обвинил Рустама в колдовстве, но и решительно встал на их защиту – что не удивительно, и к исповеди все ходили к нему, и знаний ему было не занимать. А вот князя придется убеждать, если б еще и самому понять – как так вышло.
- Ты не думай, - князя тоже мучают сомнения, - Я видел как мельницы разносит – за сотни саженей бревна в два обхвата улетали, и что с домом и людьми в нм может сделать загоревшаяся в «борове» сажа, если ее вовремя не вычистить тоже видеть приходилось. Но тут … глянь какая толщина, а развалило как – изнутри наружу, но ведь сажа наша горела то не внутри, а над маковкой и высоко весьма.
Тут наконец увиденное наконец сложилось в единую картину.
- Вода, холодная вода! – раздался крик мальчишки водоноса, сорванец вынесся из за угла и резко встал увидев двух страшных чужаков, не зная что делать. Показанная мелкая серебряная монетка все решила – перед ним не грабители а клиенты. Купив два кувшина воды слегка освежились и продолжили.
-Вот смори,- Рустам показал князю кувшинчик с длинным узким горлышком – ты его разбить одной рукой сможечь.
- Даже об голову, - сказал князь, и веселые искорки в глазах явно свидетельствовали – о чью голову он намерен разбивать кувшин в случае попытки взять «на слабо».
- а если бить нельзя?
- ну, горлышко наверно отломаю,- с князь с сомнением покрутил кувшинчик в руках.
- а одной рукой раздавить сможещь?
- Понял, чертяка? Нука, показывай.
Рустам перелил остатки воды во второй кувшинчик, так чтобы вода стала вровень с краями горлышка.
-Держи на весу, -сказал он князю, - чтобы почувствовал что я не сильно ударю.
И хлопнул по горлышку ладонью левой руки – в руках у князя осталось одно горлышко, а все ниже него превратилось в осколки, горячая пыть мигом впитала воду.
Князь не спеша нагнулся, поднял черепки, состыковал несколько между собой ипосмотрел как развивался раскол. Огляделся вокруг
- Да, похоже на столько что так оно и было.
- Тут еще и форма влияет …
- Ну, ты уж меня совсем за рубак с отбитыми мозгами не считай. Я тоже в Академии учился, вместе с тобой между прочим. Про то что яйцо не всякий воин раздавить может помню, и то что это снаружи, а вот цыпленок новорожденный тоже яйцо изнутри разламывает без труда – помню тоже.
Глянул на получившуюся грязь и черепки и хмыкнул.
- Много я тебе плачу, серебром разбрасываешься.
- Так то на «вразумление князя» - значит за счет казны.
Князь грустно улыбнулся и неожиданно ошарашил.
- Знаешь, я бы предпочел чтоб это был ифрит.
- Против нечистой силы действенны молитвы и святой крест, а вот от обычной сажи ничего не оборонит… Я ведь смотрел на погибших здесь, и до сих пор отойти не могу. Причем обгоревшие – неприятно, но знакомо – смолой обваренные при штурмах и по хуже выглядят. Тех кого по стенам размазало тоже – кто же не видел что с человеком может сотворить добрая булава, или упавших под копыта не видал. А вот те кто погибли в той башне, - князь махнул в сторону угловой башни.
- Там часть была с синими лицами и вываленными языками – будто удавились или утонули, прямо на суше. Причем взаправду утонули – у них легкие полны крови были. А другие были лицом черны – я такое у своего покойного дяди видал, он старый греховодник, после хорошего пира еще и разом с двумя молодками кувыркаться решил – так и умер от счастья, вот только что то в гробу он сильно счастливым не выглядел…
- а у третьих – лицо белое, восковое – губы синие, будто их упырь высушил… Может скажешь заодно и от чего они померли?
- Ну я вобщем-то не лекарь, но догадаться можно – от удара они все померли, одним он легкие в клочья разорвал, другим – сосуды в голове.
- А третьим выходит, -продолжает князь. – что то в брюхе, печень например, так что вся кровь во внутрь вылилась, может так и есть. Но понимаешь, что мы с тобой натворили?
- Мы может последние кто в поле выходил, клинки пляской порадовать. Дальше – какой смысл десяток лет учить воя, если его может убить также легко как любого ребенка? Так что кто может выставить большее войско из тех же пахарей хоть с вилами, хоть с кольями, и заставить его двигаться на убой – тот и выиграет.
- Но что самое поганое, в поле в основном гибли те кто такой путь для себя выбрал сам. При покорении ясно без резни не обходилось, но победителя тоже кто то кормить должен, так что многие могли уцелеть. А с новым оружием – да то место где два войска грудь в грудь сходятся самым безопасным станет.
- с чего бы это?
- А ты про «крылья ангела» слыхал?
Рустаму показалась что немочь разом вернулась, комок подкатил к горлу а голова закружилась.
- Вижу знаешь. Хоть и не положено тебе… Вот прилетят сюда четыре таких «ангела» и скинут пару твоих игрушек и пару про которых ты знать недолжен. И куда всему этому люду деваться? Под землю жить переселятся – в пещеры? Так «гнев небес» их и там достанет – вспомни угловую башню… Какой смысл с войском связываться если можно города противника в пепел и руины превратить. А смердов можно и своих потом заселить.
- На ангелов найдутся и ястребы.
- Быстро соображаешь. Найдутся конечно, но раньше ошибка воина стоила жизни только ему самому – в строю может и не так, но там есть кому заменить оплошавшего, встать на его место. И только князь за ошибку платил не только жизнью, но и своей семьей и жизнями его люда. А тут – в руках любого «ястреба» тысячи жизней да не воев, а баб с детишками.
- Ладно, все одно ничего не сдееш, - махнул рукой князь. Выпустили мы твоего ифрита. Осталось только на то надеяться – и ангелы и «гнев небес» пока есть только у нас, глядишь у других и не появится, а у государя хватит воли не устраивать ад на земле. Людство они никогда ни от чего нового не отказывалось, вот только почему «новое» обычно окакзывается новым способом убийства, а?
- Пошли выпьем, чего по крепше водицы княже. А то ты вопросы задаешь, не вою в пору а философу. «В каждом знании много скорби, ибо знания умножают скорбь»
- Пошли, уж ты то точно княжий пир заслужил – и за стену и за выслушивание моих метаний. Так что пошли – отпразднуем очередную победу ума над здравым смыслом.


"Кто может - делает, кто не может - учит, кто не может учить - управляет" (с) Народ
"Учу управленцев управлять - искренне Ваш, бизнес-консультант" (с) :)
Cообщения al1618
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
al1618Дата: Вторник, 09.03.2010, 22:34 | Сообщение # 14
Сотник
Группа: Огнищане
Сообщений: 2379
Награды: 0
Репутация: 1590
Статус: Offline
_

"Кто может - делает, кто не может - учит, кто не может учить - управляет" (с) Народ
"Учу управленцев управлять - искренне Ваш, бизнес-консультант" (с) :)
Cообщения al1618
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
al1618Дата: Вторник, 09.03.2010, 22:34 | Сообщение # 15
Сотник
Группа: Огнищане
Сообщений: 2379
Награды: 0
Репутация: 1590
Статус: Offline
_

"Кто может - делает, кто не может - учит, кто не может учить - управляет" (с) Народ
"Учу управленцев управлять - искренне Ваш, бизнес-консультант" (с) :)
Cообщения al1618
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
al1618Дата: Вторник, 09.03.2010, 22:34 | Сообщение # 16
Сотник
Группа: Огнищане
Сообщений: 2379
Награды: 0
Репутация: 1590
Статус: Offline
_

"Кто может - делает, кто не может - учит, кто не может учить - управляет" (с) Народ
"Учу управленцев управлять - искренне Ваш, бизнес-консультант" (с) :)
Cообщения al1618
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
al1618Дата: Вторник, 09.03.2010, 22:35 | Сообщение # 17
Сотник
Группа: Огнищане
Сообщений: 2379
Награды: 0
Репутация: 1590
Статус: Offline
_

"Кто может - делает, кто не может - учит, кто не может учить - управляет" (с) Народ
"Учу управленцев управлять - искренне Ваш, бизнес-консультант" (с) :)
Cообщения al1618
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
Красницкий Евгений. Форум сайта » 6. Город (Творчество форумчан) » Готовые тексты читателей (Фанфики) » Походы и битвы (Мир Отрока, сборник)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Люди
Лиса Ридеры Гильдия Модераторов Сообщество на Мейле Гильдия Волонтеров База
данных Женская гильдия Литературная Гильдия Гильдия Печатников и Оформителей Слобода Гильдия Мастеров Гильдия Градостроителей Гильдия Академиков Гильдия Библиотекарей Гильдия Экономистов Гильдия Фильмотекарей Клубы
по интересам Клубы
по интересам
serGild, Andre,


© 2020





Хостинг от uCoz | Карта сайта