Магазин КотА. Книги от Автора
Мы очень рады видеть вас, Гость

Автор: KES Тех. Администратор форума: ЗмейГорыныч Модераторы форума: deha29ru, Дачник, Andre, Ульфхеднар
Страница 1 из 11
Красницкий Евгений. Форум сайта » 5. Академия (Реальная история) » Политика и Религия » Даниил Заточник (Жизнеописание, книги и комментарии.)
Даниил Заточник
AndreДата: Понедельник, 21.09.2015, 21:42 | Сообщение # 1
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 1992
Награды: 3
Репутация: 2303
Статус: Offline
В эту тему все о Данииле Заточнике.

"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
olesayДата: Понедельник, 21.09.2015, 21:42 | Сообщение # 2
Воин
Группа: Ополченцы
Сообщений: 99
Награды: 0
Репутация: 120
Статус: Offline
Краткая биография - ДАНИИЛ ЗАТОЧНИK

Высказывания и афоризмы Даниилa Заточника

Даниил Заточник - древнерусский писатель, просветитель, которому, как считается, принадлежит два произведения, известные под названиями «Моление Даниила Заточника» и «Слово Даниила Заточника». Они написаны в форме послания к некоему князю и представляют собой поэтические сочинения афористичного содержания, снискавшие славу настоящего кладезя житейской мудрости. В литературеи религиозно-философской мысли древнерусской эпохи личность Даниила Заточника является одной из самых таинственных – по той простой причине, что достоверно неизвестно о нем практически ничего, кроме имени и века, в который он жил (и то называются два варианта - XII или XIII столетия). Ученые предлагают самые разнообразные и противоречивые версии возможного социального происхождения Даниила Заточника, в нем видели воина младшей княжеской дружины, ремесленника, слугу боярина, дворянина, думца князя. Прозвище «Заточник» может говорить о том, что это был человек заточенный, лишенный свободы, сосланный. Если согласиться с этим предположением, то возможно, местом этого заключения было упоминавшееся в «Молениях» Лача-озеро. Кроме того, относящаяся к XVI в. Симеоновская летопись содержит упоминание о попе, который «с мешком зелия» пришел с Орды и был сослан на озеро Лача, где в то время «бе Данило Заточник». Не исключено, что это прозвище означает, что человек добровольно согласился стать подневольным работником. Оставшиеся после Даниила Заточника «Слово» и «Моление» практически не проливают свет на то, что за человек был их автором, на обстоятельства его биографии. Он горюет о своей несчастливой судьбе, молится о том, чтобы она к нему была более милосердной, но при этом не описывает причин и характера своих злоключений.
Исследователи отмечают наличие в текстах его работ большого количества цитат из современных ему книг нравоучительного содержания наподобие «Стословца» или «Пчелы». Как и личность автора, его произведения давно являются предметом научных дискуссий. Ученые не могут прийти к единому мнению по поводу века их написания, последовательности появления на свет, взаимосвязи, существующей между «Словом» и «Молением» (являются они редакциями одного произведения или представляют собой хоть и связанные, но разные произведения), и даже подлинности авторства. Есть мнение, что «Слово» и «Моление» написаны разными людьми или и вовсе являются плодом коллективного творчества, а Даниил Заточник - это не историческая личность, а литературный персонаж. Однако, как бы там ни было, не подвергается сомнению, что художественное послание, под которым значится имя Даниила Заточника, знаменует собой формирование нового социального слоя «лишних» людей, начало нового этапа в древнерусской религиозно-философской мысли. В ней появляется новый образ – отдельно взятого образованного, мыслящего человека, который остро ощущает оторванность от своей социальной среды; он зависит от превратностей судьбы, но свободен внутренне.
Источник: http://www.wisdoms.ru/avt/b70.html

Даниил Заточник Перевезенцев С. В.
Даниил Заточник (кон. XII – нач. XIII вв.) - одна из самых загадочных фигур в древнерусской литературе и религиозно-философской мысли. Кроме подписи под посланием князю, известном под двумя названиями "Слово Даниила Заточника" и "Моление Даниила Заточника", об авторе ничего не известно - ни точного времени жизни, ни времени написания послания, ни даже того, какому князю оно адресовано. Вокруг послания Даниила Заточника уже долгие годы в науке продолжаются дискуссии. Оно известно в пяти редакциях, опубликованных Н.Н. Зарубиным, наиболее известные из которых "Слово" и "Моление". Едва ли не все вопросы возникновения этого документа до сих пор не решены окончательно. Неясно, историческая ли личность Даниил Заточник, или же литературный образ (иногда вообще отрицается существование реального Даниила, который считается чисто литературным персонажем), не выяснено и время создания памятника (называют и XII, и XIII века). Спорным является вопрос и взаимоотношения между собой "Слова" и "Моления". Последняя точка зрения на этот вопрос высказана Л.В.Соколовой, которая считает "Моление" литературным откликом на "Слово". Однако и само "Слово", дошедшее до нас в более поздних списках, значительно дополнено и расширено позднейшими вставками.
И это при том, что послание Даниила Заточника - одно из самых ярких произведений древнерусской литературы домонгольского периода, в котором столь сильно и однозначно выражено авторское, личностное начало. Ведь главный герой этого сочинения, центр притяжения всего внимания - сам автор, с обостренной чувствительностью буквально кричащий о своем "я", и повествующий некоему князю о своей горестной судьбе. И в этом смысле, сочинение Даниила Заточника - исключительное явление в древнерусской духовной мысли.
Даниил, видимо, неслучайно назвал себя "Заточником". Мы не знаем, был ли "заточен" он в прямом смысле этого слова, но его страстное послание свидетельствует, - он был "заточен" обстоятельствами жизни. Высокообразованный, литературно одаренный, ироничный человек, каковым представляется Даниил, оказался лишним человеком в своем времени. Его интеллект, его образование, его литературный талант оказываются никому не нужными. Даниил "выпадает" из обычной жизни, остается невостребованным и, следовательно, несчастным. Ведь он настолько одинок, что даже друзья и родственники "отвергли" его от себя, а те, кто не гнушаются его, - на самом деле, в сердце своем, осмеивают страдальца Даниила:
"Друзи же мои и ближнии мои и тии отвъргошася мене… Очима бо плачются со мною, а сердцемъ смеють ми ся".
Интересно, что в "Слове" опять, как и ряде других памятников древнерусской мысли центральным образом становится символ сердца - именно сердце Даниила страдает от одиночества. Но, в данном случае символ страдающего сердца дополняется еще символом страдающего ума: "Имею бо сердце - аки лице безъ очию, и бысть умъ мой - аки нощный вранъ на нырищи". При этом сам образ бодрствующего филина заимствован из Псалтири (Пс. 101, 7–8). Как заметила Л.В. Соколова, вполне возможно, что в данном случае Даниил стремится объяснить свои страдания тем, что руководствовался в поступках не сердцем, а разумом. Такое объяснение вполне возможно, ибо сам Даниил не только не разделяет два символа, но даже стремится объединить их в один, своего рода, "смешанный символ" "сердце бо смысленаго", т.е. "сердце разумного", утверждая: "Сердце бо смысленаго укрепляется въ телеси его красотою и мудростию". Следовательно, при всем уповании на сердце, Даниил Заточник вполне осознанно подчеркивает и значение разума в жизни каждого человека, и ниже всячески подчеркивает собственную "мудрость" и "разумность". Впрочем, именно это и становится источником всех его бед. Для самого Даниила - это настоящая личностная трагедия, из которой он видит только один выход - наняться на княжескую службу. Поэтому его послание внутренне противоречиво - вынужденный самоуничижительно "молить" князя о предоставлении ему службы (недаром же одна из редакций его послания носит название "Моление"), он, одновременно, красочно расписывает собственные достоинства. С одной стороны, Даниил не щадит ни сил, ни красок, похваляясь своим умом и многочисленными дарованиями - он и "разумом обиленъ", и мысль его парит "аки орелъ по воздуху", и красноречив так, что с уст его слова капают "слажше мёду". А с другой стороны, - он и нищий, и одинокий, и "всем обидимъ есмь". И все эти стилистические и смысловые ухищрения нужны Даниилу лишь для того, чтобы князь избавил его от нищеты. "Княже мой, господине! Избави мя от нищеты сея, яко серну от тенета, аки птенца от кляпци, яко утя от ногти носимаго ястреба, яко овца от уст лвовъ", - восклицает он. Но вот что важно. В своем самоуничижении Даниил не опускается до самоуничтожения, до признания своего полного ничтожества. Нет, жалуясь на жизненные обстоятельства, он с небывалой ранее в древнерусской литературе силой, отстаивает право образованного человека на достойное существование. Да, он нищий, но - это нищий мудрец, а даже нищий мудрец стоит достойного к себе отношения, ибо обладает несомненным богатством, мудростью: "Нищь бо мудр — аки злато в кални судни". И здесь, чтобы совсем не впасть лишь в слезливое попрошайничество, и, одновременно, стремясь защитить собственное достоинство, Даниил Заточник призывает на помощь иронию. Сколь выразительны его метафоры и сравнения, сколь свободно обращается он и с библейскими аллегориями, и с народными поговорками, вплетая их в свое повествование! А в итоге, даже самые уничижительные характеристики, которыми Даниил награждает себя, превращаются в образчики прекрасного литературного стиля, лишний раз подчеркивающие его таланты. И это снова совершенно осознанный прием - Даниил, прекрасно понимающий нравы тогдашнего высшего общества, хочет вызвать у князя к себе уважение, а не одну только жалость. Ибо убог и нищ он в силу несправедливости судьбы, а не из-за собственного убожества. Так и кажется, что Даниил Заточник восклицает: "Дайте мне возможность проявить себя, и я займу самое достойное место в обществе! А все мои "плачи" и "моления" - от безысходности!".
Явление в Древней Руси послания Даниила Заточника - это свидетельство того, что в древнерусском обществе на рубеже XII–XIII веков появился новый социальный слой, состоящий из образованных, но невостребованных людей. Эти люди уже стремились опираться на свой разум, и строить свою жизнь в
зависимости от собственных интеллектуальных способностей. Для нас же важно, что впервые в истории русской религиозно-философской мысли идея свободного разума в произведениях Даниила Заточника зазвучала столь ярко и определенно. Более того, образ Даниила Заточника оказался близок и тем тысячам русских людей, которые, может быть, и не были одарены талантами, но, в результате социального расслоения древнерусского общества, оказались "выброшенными" из привычного для них мира. Это те самые "русские скитальцы", о которых столь пронзительно писал через семьсот лет Ф.М. Достоевский. И личность Даниила Заточника крепко врезалась в народную память, а его послание было воспринято в народе как свое кровное произведение. На протяжение столетий оно неоднократно переписывалось, дополняясь, при этом, новыми сюжетами, ибо каждый переписчик стремился поделиться и собственными горестями. А послание Даниила Заточника предоставляло для этого самую благодатную почву. Поэтому, в конечном итоге, не так важно - жил ли на самом деле некий Даниил Заточник, и был ли он автором "Слова" или "Моления". В любом случае, послание, подписанное именем Даниила Заточника, - это определенная веха в развитие отечественной религиозно-философской мысли, отмечающая появление идеи отдельной человеческой личности, живущей плодами своего разума, как в духовной мысли, так и в общественной жизни Древней Руси.


Cообщения olesay
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
olesayДата: Понедельник, 21.09.2015, 21:42 | Сообщение # 3
Воин
Группа: Ополченцы
Сообщений: 99
Награды: 0
Репутация: 120
Статус: Offline
"Моление" Даниила Заточника Кириллин В. М.

Как можно судить по древнерусским летописям и многим другим литературным памятникам, писателей Древней Руси весьма волновали проблемы гражданского содержания, например, проблемы сильной княжеской власти, междукняжеских отношений и взаимоотношений князей и боярства. Те, кого заботило будущее Руси, видели в сильной княжеской власти необходимое условие, обеспечивающее успешную борьбу Руси с внешними врагами, а также преодоление внутренних противоречий. Особенно сильны подобные умонастроения были в эпоху феодальной раздробленности Руси и монголо-татарского нашествия. Именно с ними и связано сочинение некоего Даниила Заточника - один из довольно
загадочных фактов древнерусской литературы. Творение Даниила было открыто и впервые частично опубликовано Н. М. Карамзиным в примечаниях к его "Истории государства Российского". Это памятник, по сути - публицистический памфлет, а по форме - послание, весьма загадочен. Изучение его сопряжено с большими трудностями, поскольку ни один из его списков, дошедших до нас от XVI-XVII вв., не воспроизводит его первоначального текста. Кроме того, все списки четко делятся на две редакции, существенно отличающиеся одна от другой по составу, текстуально и идейно. Один вариант сочинения бытовал с названием "Слово Даниила Заточника, еже написа своему князю Ярославу Владимировичу". Другой вариант - с названием "Моление (или Послание) Даниила Заточника к своему князю Ярославу Всеволодовичу". Соответственно, от решения вопроса о изначальном адресате Даниила зависит решение вопроса о времени появления самого сочинения. Отсюда одни исследователи доказывали, что Даниил писал правнуку Владимира Мономаха князю Ярославу Владимировичу, княжевшему в Новгороде с 1182 по 1199 г., а другие, что он писал князю Ярославу Всеволодовичу, правнуку Владимира Мономаха, княжившему в Переяславле Северном с 1213 по 1236 г.
Высказывались и другие предположения. В настоящее время утвердилась мнение о том, что произведение было создано после первого столкновения русских с монголо-татарами, то есть после 1223 г. Намек на это событие можно усматривать в заключительных словах "Моления": "Не дай же, Господи, в полон земли нашей языком, не знающим Бога, да не рекут иноплеменницы: где есть Бог их…". Текст сочинения, с названием "Моление", отличается большей исторической конкретностью и фактологичностью, а также личностными чертами или признаками авторской индивидуальности, тогда как в тексте "Слова" все эти особенности стерты в результате литературного обобщения. Различаются тексты и своей социальной направленностью. "Моление" связано с заметным антибоярским и антимонашеским пафосом, тогда как в "Слове" означенные акценты сняты, зато усилена тенденция обличения "злых жен". Большинство исследователей справедливо полагают, что к первоначальному варианту произведения ближе все-таки текст "Моления". Текст "Слова", видимо, появился позднее как результат духовной цензуры.Известное затруднение вызывает и вопрос об авторе сочинения. Никаких сведений о нем не сохранилось. Правда, в рассказе Симеоновской летописи о битве на реке Воже в 1378 г. сообщается о каком-то попе, который явился из Орды "с мешком зелия" и был за это сослан "в заточение на Лаче озеро, иде же бе Данило князем обличают его как человека невысокого и зависимого положения. Возможно, он принадлежал к младшей княжеской дружине или был членом княжеской канцелярии.
Каково же содержание "Моления" Даниила Заточника? Его текст представляет собой просительное письмо, челобитную. С этим письмом некто Даниил, будучи в заточении или же в весьма тяжелом положении,
обращается к князю (согласно всем спискам, Ярославу). Он просит князя облегчить его горькую участь, взять к себе на службу в качестве советника, княжего думца, всячески демонстрируя при этом свой ум и
образованность. "Княже мои, господине! Аз бо не во Афинех ростох, ни от философ научихся, но бых падая аки пчела по различным цветом и оттуду избирая сладость словесную и совокупляя мудрость, яко в мех воду морскую". Все "Моление" построено на сцеплении остроумных изречений и
афоризмов. С одной стороны, они характеризуют плачевное положение и нужду автора, а с другой, как бы призваны склонить князя к милости.
Вот как начинает он свое послание: "Вострубим, братие, яко в златокованные трубы, в разум ума своего и начнем бити в сребреные органы во известие мудрости своея! Востани слава моя, востани в псалтыри и в гуслях, да разверзу в притчах гадания моя и провещаю в языцех славу мою! Сердце бо смысленного укрепляется в телеси его красотою и мудростью. Бысть язык мой, яко трость книжника скорописца, и уветлива уста, аки речная быстрость. Сего ради покушахся написати: всяк союз сердца моего разбих зле, аки древняя младенца о камень. Но боюся, господине, похудения твоего на мя. Аз бо есмь, аки оная смоковница проклятая: не имею плода покаяния; имею бо сердце, аки лице без очию, и бысть ум мой, аки нощный вран на нырищи забде (пробудился), и рассыпася живот мой, яко же Хананейских царь буесть; и покры мя нищета, аки Чермное море фараона. Се же написах, бежа от лица художества моего, аки Агарь рабыняьот Сарры, госпожи своея. Но видих, господине, твое добросердие к себе и притеках к обычней твоей любви. Глаголеть бо Писание: просящему у тебе дай, толкающему отверзи, да не лишен будеши царствия небесного...".
Далее Даниил, восхваляя свой ум и книжность, создает искусную словесную мозаику из изречений и афоризмов, которые он заимствует из самых разнообразных источников: из библейских книг ("Премудрость Иисуса, сына Сирахова", "Притчи" и "Премудрость Соломона", "Песнь песней", книга Иова, Псалтирь и Евангелие), из "Повести об Акире Премудром", из сборника изречений "Пчела", из "Стословца" патриарха Геннадия, из разных" Слов о злых женах", из русских летописей. Он действительно демонстрирует блистательную начитанность. Многие заимствованные у других авторов мысли Даниил цитирует на память и при этом переплетает их с народными поговорками и пословицами (например: "Кому Переславль, а мне гореславль; кому Боголюбово, а мне горе лютое; кому Бело озеро, а мне чернее смолы; кому Лаче озеро много плача исполнено"). Надеясь на добросердечие и сострадание князя, Даниил просит его: "Княже, мой господине! Помяни мя во княжении своем!". Все, кто окружает князя, пишет Даниил, как солнцем, согреты его милостью; только он один подобен траве, растущей в тени, над которой не сияет солнце и которую не поливает дождь; и днем и ночью он отлучён от света княжеских очей. Все питаются, как от источника, от обилия пищи в княжеском дому; только он один жаждет милости князя, как олень источника водного. Даниил уподобляет себя сухому дереву, которое стоит "при пути" и посекается
проходящими мимо: его все обижают, ибо он не огражден страхом грозы княжеской, как твердой оградой. Далее следуют первые, пока ещё в общей форме выраженные, заявления социального протеста, восходящие к книге "Премудрость Иисуса, сына Сирахова": "Княже мои, господине! Богат муж везде знаем есть и в чюжем граде; а убог муж и во своем граде неведом ходит. Богат муж возглаголет - вси молчат и слово его до облак вознесут; а убог мужь возглаголет, то вси на него воскликнут. Их же бо ризы светлы, техъ и речи честны".
Даниил, при этом, призывает князя не обращать внимание на его внешний облик, а присмотреться к его внутренним качествам: "Аз бо есмь одеянием скуден, но разумом обилен; юн возраст имыи, но стар смысл вложих во нь. И бых паря мыслию своею, аки орел по воздуху". Даниил и в других местах послания говорит о своей мудрости: "Аще есмь не мудр, но в премудрых ризу облачихся, а смысленных сапоги носил есмь". Дабы расположить к себе князя, Даниил, не скупится на лесть, расточает хвалы ему словами, заимстованными из "Песни песней": "...глас твои сладок, и уста твоя мед истачают, и образ твои красен; послания твоя яко рай с плодом; руце твои исполнены яко от злата аравийска; ланиты твоя яко сосуд араматы; гортань твой яко крин, капля миро, милость твою; вид твой яко ливан избран; очи твои яко источник воды живы; чрево твое яко стог пшеничен, иже многи напитая; слава твоя превозносит главу мою, и бысть выя в буести, аки фарсис в монисте". От похвал Даниил вновь переходит к прошениям, изображая отношения между собой и князем в идиллически-сентиментальных тонах: "Не зри на мя, аки волк на агнца, - говорит он, - но зри на мя, яко мати на младенца!". Он заклинает князя
быть щедрым по отношению к убогим, ибо сказано: "Просящему у тебя дай, толкущему отверзи...". Даниил откровенно признается князю, что он не слишком храбр на рати, зато он в словах крепок. Но ведь, по его мнению, умный советник куда полезнее для князя, нежели храбрый и глупый воин. Эта мысль иллюстрируется далее рядом цитат и изречений на тему преимущества умных советников перед храбрыми, но не богатыми умом воинами. Даниил сообщает, что до сих пор служил у бояр и при этом испытал немало "зла" от них. Больше он не хочет находиться от них в зависимости. Он хочет служить князю. "Или в червлене сапозе на боярстем дворе; лучше бы ми в дерюзе служите тебе, нежели в багрянице в боярстем дворе. Не лепо у свинии в ноздрех рясы (бахрома) златы, тако на холопе порты дороги. Аще бо были котлу во ушию златы кольца, но дну его не избыти черности и жжения; тако же и холопу: аще бо паче меры горделив был и буяв, но укору ему своего не избыти, холопья имени. Лучше бы ми вода пити в дому твоем, нежели мед пити в боярстем дворе; лучше бы ми воробей испечен приимати от руки твоея, нежели боранье плече от государей злых". Даниил говорит, что некогда был богат, и тогда многие дружили с ним. А теперь он в беде, и прежние друзья отвернулись от него, либо притворно сочувствуют ему, смеясь над ним в сердце. Свои жалобы он сопровождает просительными обращениями к князю: "Избави мя, господине, от нищеты, аки птицу от кляпцы (силков), и исторгни мя от скудности моея, яко серну от тенета, аки утя, носимо в когтях у сокола" или: "Насыщаяся многоразличными брашны, помяни мя, сух хлеб ядущаго; веселяся сладким питием, облачаяся в красоту риз твоих, помяни мя, в неизпраннем (немытом) вретищи лежаща; на мягкой постели помяни мя, под единым рубом (рубищем) лежащего, зимою умирающаго, каплями дождевыми, яко стрелами, пронизаема". Иногда образная риторика этих обращений достигает искусственной напыщенности и витиеватости: "Обрати тучю милости твоея на землю худости моея!" или "Но обаче послушай гласа моего и постави сосуд сердечный под потоком языка моего, да ти накаплет сладости словесныя паче вод араматских". Даниил уверен, что князь не останется глух к его просьбе, ибо князь благ и мудр: "Орел птица царь надо всеми птицами, а осетр над рыбами, а лев над зверми, а ты, княже, над переславцы. Лев рыкнет, кто не устрашится? а ты, княже, речиши, кто не убоится? Яко же бо змий страшен свистанием своим, тако и ты, княже наш, грозен множеством вой. Злато красота женам, а ты, княже, людем своим. Тело крепится жилами, а мы, княже, твоею державою". Даниил предполагает далее, что князь может посоветовать ему либо жениться на богатой невесте и тем самым изменить свои материальные обстоятельства; либо уйти в монастырь. Но ни тот, ни другой варианты поправить свое положение ему не подходят. Мысль о женитьбе приводит Даниила в ужас, ибо он даже не допускает, что жена может оказаться хорошей и в связи с этим пускается в рассуждения о злых женах. "Лутче бо ми трясцею болети: трясца бо, потрясчи, пустить, а зла жена и до смерти сушит". Перспектива оказаться в зависимости от собственной жены отнюдь не улыбается Даниилу, ибо "Глаголет бо ся в мирских притчах: ни птица во птицах сычь; ни в зверех зверь еж; ни рыба в рыбах рак; ни скот в скотех коза; ни холоп в холопех, хто у холопа работает; ни муж в мужех, кто жены слушает, ни работа в работех под женами повозничати". Тему о злых женах он развивает в духе средневековых представлений: "Что есть жена зла? Гостинница неуповаема, кощунница бесовская, мирской мятеж, ослепление уму, начальница всякой злобе, поборница греху, засада от
спасения". По мнению Даниила, женщина совершенно недостойна того, чтобы ради нее жертвовать своей свободой: "Лутче есть во утле лодие ездити, нежели злой жене тайны своея поведати: утла лодиа порты помочит, а злая жена всю жизнь мужа своего погубит. Лутче камень долбити, нежели злую жену учити; железо уваришь, а злой жены не научишь". Уход в монастырь также не устраивает Даниила. Он критичен по отношению к монашеству, требователен к себе формальное восприятие ангельского образа для него не допустимо: "Лучши ми есть тако скончати живот свой, нежели, восприимши ангелский образ, Богу солгати. Лжи бо, рече, мирови, а не Богу: Богу нельзя солгати, ни вышним играти. Мнози бо, отшедше мира сего во иноческая, и паки возвращаются на мирское житие, аки пес на своя блевотины, и на мирское гонение; обидят села и домы славных мира сего, яко пси ласковроде. Иде же брацы и пирове, ту чернецы и черницы и беззаконие: ангелский имея на себе образ, а блудной нрав; святительский имея на себе сан, а обычаем похабен". Без достаточной связи с предыдущим Даниил далее отмечает, что милостью господ пользуются даже их слуги, которые лишь своей физической ловкостью способны увеселять их. Заканчивается послание пожеланием князю удачи во всех его делах, особенно ввиду грозящего ему нашествия иноплеменников.
Что же представляет собой "Моление" в контексте древнерусской литературной традиции? Как давно замечено, это произведение есть причудливая мозаика риторических формул, юмористических реплик, народных изречений; сплав иронии, сарказма и самонасмешки, направленный лишь к одной цели - вернуть себе благорасположение господина. В этом отношении "Моление" является редчайшим документом светской культуры. Других, подобных ему древнерусских сочинений, мы не знаем. Возможно, потому, что
весь литературный процесс в Древней Руси вплоть до XVII века подчинен был, прежде всего, интересам Церкви.Однако науке известны западные и византийские литературные аналоги "Моления", например, просительные послания-поэмы византийских хронистов XII в. Михаила Глики и Фёдора Птохопродрома, просительная элегия монаха IX в. Эрмольда, отправленная им из заточения сыну Людовика Благочестивого, "Пословицы" некоего итальянского заточника XIII в. в Бари и др. Авторы этих произведений так же в остроумной форме, с помощью пословиц (гном, афоризмов), вымаливают себе прощение за проступок,
приведший их в тюрьму или навлекший на них другие несчастья. Однако отличие этих гномических текстов состоит в совершенно светском характере их стиля, тогда как древнерусское "Моление" Даниила Заточника пронизано светом церковной культуры - цитатами из Священного Писания и других памятников христианской книжности. Таким образом, никак нельзя говорить о прямой литературной зависимости автора "Моления" от указанных литературных аналогов.
Замечательна стилистика Даниила, его речь насыщена примерами, поясняющими  его мысли, перемежается пословицами, афоризмами, подходящими к случаю цитатами и одновременно "мирскими притчами", то
есть простонародными выражениями. Подобный строй текста позволяет думать о том, что "Моление" было создано как сборник нравоучений, для которого форма послания была лишь литературным приемом компилятора. Вместе с тем манера изъясняться "готовыми формулами" вполне характерна именно для
книжного человека средних веков. Книжность автора сказалась в ритмической организации текста. Его основу составляют постоянные повторы ("Княже мой, господине…"), отдельные сентенции оформлены в виде стихов с простыми рифмами и четкими ассонансами. Между прочим, указанные особенности (наличие ритма и чередования рифм и созвучий) сближают "Моление" с народной поэтической традицией. Таким образом, это произведение родилось как сплав книжной и народно-поэтической культур.Своеобразно "Моление" и своим отношением к человеческой личности. Вообще в этом произведении, как ни в каком другом памятнике древнерусской литературы, очень сильно проявилось личностное начало автора. Ирония над самим собой и непомерные похвалы князю, шутовство и попрошайничество обличают оскорбленное человеческое достоинство Даниила, для которого наивысшим значением в жизни общества имела лишь сила интеллекта, мало кем ценимая в этом самом обществе. Примечательна, в связи с этим, его мысль о том, что, несмотря на все могущество князя, его деяния всегда оказываются зависимыми от ближайших советников: "Не корабль топит человека, но ветр. Тако же и ты, княже, не сам владееши, в печаль введут тя думцы твои. Не огнь творить разжение железу, но надмение мешное". Поэтому князю и надлежит окружить себя мудрыми и преданными советниками независимо от их социального или имущественного положения. Размышляя в связи с этим о личности Даниила, исследователи относили его к числу древнерусских интеллигентов, остро ощущающих недуги своего времени. Но, на мой взгляд, подобная квалификация является идеологической натяжкой, обусловленной современным светским мировоззрением. Думается, нарочитое искание выгоды для себя лично мало сочетается с интеллигентностью, тем более, когда речь идет об обществе, жизнь которого регламентировалась исключительно христианскими ценностями.
Личностные проявления Даниила (самолюбие, честолюбие, гордость, высокая самооценка, активная устремленность деятельной натуры), скорее, можно соотнести с психологией ренессансного типа. О трагическом самоощущении и движении по жизни людей такого типа в связи с автором "Моления" замечательно точно отозвался В. Г. Белинский: "Кто бы ни был Даниил Заточник, - можно заключить не без основания, что это была одна из тех личностей, которые, на беду себе, слишком умны, слишком даровиты,
слишком много знают и, не умея прятать от людей своего превосходства, оскорбляют самолюбивую посредственность; которых сердце болит, снедается ревностью по делам, чуждым им, которые говорят там, где лучше было бы молчать, и молчат там, где выгодно говорить, словом одна из тех личностей, которых люди сперва хвалят и холят, а потом сживают со свету и, наконец, уморивши, снова начинают хвалить" (Русская народная поэзия - Полн. собр. соч. Т. V. М., 1954. С. 351).




Сообщение отредактировал Andre - Вторник, 22.09.2015, 00:18
Cообщения olesay
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
olesayДата: Понедельник, 21.09.2015, 21:42 | Сообщение # 4
Воин
Группа: Ополченцы
Сообщений: 99
Награды: 0
Репутация: 120
Статус: Offline
Моление Даниила Заточника, написанное им своему князюЯрославу Владимировичу" - памятник, возникший в начале XIII века -
представляет собой послание некоего Даниила к князю Переяславля северного
Ярославу Всеволодовичу.Публикуется в двух вариантах: древнерусский текст и в переводе Д.С.Лихачева. МОЛЕНИЕ ДАНИИЛА ЗАТОЧНИКАСлово Данила Заточеника, еже написа своему князю ЯрославуВолодимеровичюВъструбим, яко во златокованыя трубы, в разум ума своего и начнембити в сребреныя арганы возвитие мудрости своеа. Въстани слава моя, въстани въ
псалтыри и в гуслех. Востану рано, исповем ти ся. Да разверзу въ притчах
гаданиа моя и провещаю въ языцех славу мою. Сердце бо смысленаго укрепляется въ
телеси его красотою и мудростию.Бысть язык мой трость книжника скорописца, и уветлива уста, аки речнаябыстрость. Сего ради покушахся написати всяк съуз сердца моего и разбих зле,
аки древняя - младенца о каменьНо боюся, господине, похулениа твоего на мя.Аз бо есмь, аки она смоковница проклятая: не имею плода покаянию; имею босердце, аки лице без очию; и бысть ум мой, аки нощный вран, на нырищи забдех; и
расыпася живот мой, аки ханаонскый царь буестию; и покрыи мя нищета, аки
Чермное море фараона.Се же бе написах, бежа от лица художества моего, аки Агарь рабыни от Сарры,госпожа своея.Но видих, господине, твое добросердие к собе и притекох къ обычней твоейлюбви. Глаголеть бо въ Писании: просящему у тебе дай, толкущему отверзи, да не
лишен будеши царствия небеснаго; писано бо есть: возверзи на Господа печаль
свою, и той тя препитаеть въ веки.Аз бо есмь, княже господине, аки трава блещена, растяще на застении, на нюже ни солнце сиаеть, ни дождь идет; тако и аз всем обидим есмь, зане огражен
есмь страхом грозы твоеа, яко плодом твердым.Но не възри на мя, господине, аки волк на ягня, но зри на мя, аки мати намладенец. Возри на птица небесныа, яко тии ни орють, ни сеють, но уповають на
милость Божию; тако и мы, господине, желаем милости твоея.Зане, господине, кому Боголюбиво, а мне горе лютое; кому Бело озеро, а мнечерней смолы; кому Лаче озеро, а мне на нем седя плачь горкий; и кому ти есть
Новъгород, а мне и углы опадали, зане не процвите часть моя.Друзи же мои и ближний мои и тии отвръгошася мене, зане не поставих предними трепезы многоразличных брашен. Мнози бо дружатся со мною, погнетающе руку
со мною в солило, а при напасти аки врази обретаются и паки помагающе подразити
нози мои; очима бо плачются со мною, а сердцем смеют мя ся. Тем же не ими другу
веры, не надейся на брата.Не лгал бо ми Ростислав князь: "Лепше бы ми смерть, ниже Курскоекняжение"; тако же и мужеви: "Лепше смерть, ниже продолжен живот в
нищети". Яко же бо Соломон рече: "Ни богатества ми, ни убожества,
Господи, не дай же ми: аще ли буду богат - гордость восприиму, аще ли буду убог
- помышляю на татбу и на разбой", а жены на блядню.Тем же вопию к тобе, одержим нищетою: помилуй мя, сыне великаго царяВладимера, да не восплачюся рыдая, аки Адам рая; пусти тучю на землю художества
моего.Зане, господине, богат мужь везде знаем есть и на чюжей стране друзидержить; а убог во своей ненавидим ходить. Богат возглаголеть - вси молчат и
вознесут слово его до облак; а убогий возглаголеть - вси на нь кликнуть. Их же
ризы светлы, тех речь честна.Княже мой, господине! Избави мя от нищеты сея, яко серну от тенета, акиптенца от кляпци, яко утя от ногти носимаго ястреба, яко овца от уст лвов.Аз бо есмь, княже, аки древо при пути: мнозии бо посекають его и на огньмечють; тако и аз всеми обидим есмь, зане огражен есмь страхом грозы твоеа.Яко же бо олово гинеть часто разливаемо, тако и человек, приемля многиябеды. Никто же может соли зобати, ни у печали смыслити; всяк бо человек хитрить
и мудрить о чюжей беди, а о своей не можеть смыслити. Злато съкрушается огнем,
а человек напастьми; пшеница бо много мучима чист хлеб являеть, а в печали
обретаеть человек ум свръшен. Молеве, княжи, ризы едять, а печаль - человека;
печалну бо мужу засышють кости.Аще кто в печали человека призрит, как студеною водою напоить во знойныйдень.Птица бо радуется весни, а младенець матери; весна украшаеть цветы землю, аты оживляеши вся человекы милостию своею, сироты и вдовици, от велможь
погружаемы.Княже мой, господине! Яви ми зрак лица своего, яко глас твой сладок и образтвой красен; мед истачають устне твои, и послание твое аки рай с плодом.Но егда веселишися многими брашны, а мене помяни, сух хлеб ядуща; или пиешисладкое питие, а мене помяни, теплу воду пиюща от места незаветрена; егда
лежиши на мяккых постелях под собольими одеялы, а мене помяни, под единым
платом лежаща и зимою умирающа, и каплями дождевыми аки стрелами сердце
пронизающе.Да не будет, княже мой, господине, рука твоа согбена на подание убогих: ничашею бо моря расчерпати, ни нашим иманием твоего дому истощити. Яко же бо
невод не удержит воды, точию едины рыбы, тако и ты, княже, не въздержи злата,
ни сребра, но раздавай людем.Паволока бо испестрена многими шолкы и красно лице являеть; тако и ты,княже, многими людми честен и славен по всем странам. Яко же бо похвалися
Езекий царь послом царя Вавилонскаго и показа им множество злата и сребра; они
же реша: "Нашь царь богатей тебе не множеством злата, но множеством воя;
зане мужи злата добудуть, а златом мужей не добыти". Яко же рече Святослав
князь, сын Олъжин, ида на Царырад с малою дружиною, и рече: "Братиа! нам
ли от града погинути, или граду от нас пленену быти?" Яко же Бог повелить,
тако будеть: поженет бо един сто, а от ста двигнется тма. Надеяся на Господа,
яко гора Сион не подвижится въ веки.Дивиа за буяном кони паствити, тако и за добрым князем воевати. Многаждыбезнарядием полци погибають. Видих: велик зверь, а главы не имееть, тако и
многи полки без добра князя.Гусли бо страяются персты, а тело основается жилами; дуб крепок множествомкорениа; тако и град нашь - твоею дръжавою.Зане князь щедр - отець есть слугам многиим: мнозии бо оставляють отца иматерь, к нему прибегают. Доброму бо господину служа, дослужится слободы, а злу
господину служа, дослужится болшей роботы. Зане князь щедр, аки река, текуща
без брегов сквози дубравы, напаяюще не токмо человеки, но и звери; а князь
скуп, аки река въ брезех, а брези камены: нелзи пити, ни коня напоити. А боярин
щедр, аки кладяз сладок при пути напаяеть мимоходящих; а боярин скуп, аки
кладязь слан.Не имей собе двора близ царева двора и не дръжи села близ княжа села: тивунбо его аки огнь трепетицею накладен, и рядовичи его, аки искры. Аще от огня
устережешися, но от искор не можеши устречися и сождениа порт.Господине мой! Не лиши хлеба нища мудра, ни вознесе до облак богатанесмыслена. Нищь бо мудр, аки злато в кални судни; а богат красен и не
смыслить, то аки паволочито изголовие соломы наткано.Господине мой! Не зри внешняя моя, но возри внутреняя моа. Аз бо, господине,одением оскуден есмь, но разумом обилен; ун възраст имею, а стар смысл во мне.
Бых мыслию паря, аки орел по воздуху.Но постави сосуд скуделничь под лепок капля языка моего, да накаплють тислажше меду словеса уст моих. Яко же Давид рече: "Сладка сут словеса твоя,
паче меда устом моим". Ибо Соломон рече: "Словеса добра сладостью
напаяють душу, покрываеть же печаль сердце безумному".Мужа бо мудра посылай и мало ему кажи, а безумнаго посылай, и сам не ленисяпо нем ити. Очи бо мудрых желают благых, а безумнаго дому пира. Лепше слышати
прение умных, нижели наказаниа безумных. Дай бо премудрому вину, премудрие
будеть.Не сей бо на бразнах жита, ни мудрости на сердци безумных. Безумных бо нисеють, ни орють, ни в житницю сбирают, но сами ся родят. Как в утел мех лити,
так безумнаго учити; псом бо и свиниам не надобе злато, ни сребро, ни безумному
драгии словеса; ни мертвеца росмешити, ни безумнаго наказати. Коли пожреть
синиця орла, коли камение въсплавлет по воде, и коли иметь свиниа на белку
лаяти, тогды безумный уму научится.Или ми речеши: от безумна ми еси молвил? То не видал есмь неба полъстяна, низвизд лутовяных, ни безумнаго, мудрость глаголющь. Или ми речеши: сългал еси
аки пес? Добра бо пса князи и бояре любят. Или ми речеши: сългал еси аки тать?
Аще бых украсти умел, то толко бых к тобе не скорбил. Девиця бо погубляеть
красу свою бляднею, а мужь свое мужество татбою.Господине мой! То не море топить корабли, но ветри; не огнь творитьражежение железу, но надымание мешное; тако же и князь не сам впадаеть въ вещь,
но думци вводять. З добрым бо думцею думая, князь высока стола добудеть, а с
лихим думцею думая, меншего лишен будеть.Глаголеть бо в мирскых притчах: не скот въ скотех коза; ни зверь въ зверех ожь,ни рыба въ рыбах рак, ни потка въ потках нетопырь, не мужь в мужех, иже ким
своя жена владееть, не жена в женах, иже от своего мужа блядеть, не робота в
роботах - под жонками повоз возити.Дивней дива, иже кто жену поимаеть злобразну прибытка деля.Видех жену злообразну, приничюще к зерцалу и мажущися румянцем, и рех ей:"Не зри в зерцало, видевше бо нелепоту лица своего, зане болшую печаль
приимеши".Или ми речеши: "Женися у богата тьстя чти великиа ради; ту пий ияж?" Ту лепше ми вол бур вести в дом свой, неже зла жена поняти: вол бо ни
молвить, ни зла мыслить; а зла жена бьема бесеться, а кротима высится, въ
богатестве гордость приемлеть, а в убожестве иных осужаеть.Что есть жена зла? Гостинница неуповаема, кощунница бесовская. Что есть женазла? Мирский мятежь, ослепление уму, началница всякой злобе, въ церкви
бесовская мытница, поборница греху, засада от спасениа.Аще который муж смотрить на красоту жены своеа и на я и ласковая словеса ильстива, а дел ея не испытаеть, то дай Бог ему трясцею болети, да будеть
проклят.Но по сему, братиа, расмотрите злу жену. И рече мужу своему: "Господинемой и свете очию моею! Аз на тя не могу зрети: егда глаголеши ко мне, тогда
взираю и обумираю, и въздеръжат ми вся уды тела моего, и поничю на землю".Послушь, жены, слова Павла апостола, глаголюща: крест есть глава церкви, амужь - жене своей. Жены же у церкви стойте молящеся Богу и святей Богородици; а
чему ся хотите учити, да учитеся дома у своих мужей. А вы, мужи, по закону
водите жены свои, понеже не борзо обрести добры жены.Добра жена - венець мужу своему и безпечалие; а зла жена - лютая печаль,истощение дому. Червь древо тлить, а зла жена дом мужа своего теряеть. Лутче
есть утли лодии ездети, нежели зле жене тайны поведати: утла лодиа порты
помочит, а злая жена всю жизнь мужа своего погубить. Лепше есть камень долоти,
нижели зла жена учити; железо уваришь, а злы жены не научишь.Зла бо жена ни учениа слушаеть, ни церковника чтить, ни Бога ся боить, нилюдей ся стыдить, но всех укоряет и всех осужаеть.Что лва злей в четвероногих, и что змии лютей в ползущих по земли? Всеготого злей зла жена. Несть на земли лютей женской злобы. Женою сперва прадед
нашь Адам из рая изгнан бысть; жены ради Иосиф Прекрасный в темници затворен
бысть; жены ради Данила пророка в ров ввергоша, и лви ему нози лизаху. О злое,
острое оружие диаволе и стрела, летящей с чемерем!Не у кого же умре жена; он же по матерных днех нача дети продавати. И людиреша ему: "Чему дети продаешь?" Он же рече: "Аще будуть родилися
в матерь, то, возрошьши, мене продадут".Еще возвратимся на предняя словеса. Аз бо, княже, ни за море ходил, ни отфилософ научихся, но бых аки пчела, падая по розным цветом, совокупляя медвеный
сот; тако и аз, по многим книгам исъбирая сладость словесную и разум, и
съвокупих аки в мех воды морскиа.Да уже не много глаголю. Не отметай безумному прямо безумию его, да неподобен ему будеши. Ужо бо престану с ним много глаголати. Да не буду аки мех
утел, роня богатство в руци неимущим; да не уподоблюся жорновом, яко тии многи
люди насыщают, а сами себе не могут насытитися жита; да не възненавидим буду
миру со многою беседою, яко же бо птиця, частяще песни сдоя, скоро
възненавидима бываеть. Глаголеть бо в мирскых притчах: речь продолжена не
добро, добро продолжена паволока.Господи! Дай же князю нашему Самсонову силу, храбрость Александрову, Иосифльразум, мудрость Соломоню и хитрость Давидову и умножи, Господи, вся человекы
под нози его. Богу нашему слава и ныне, и присно, и в век.

 МОЛЕНИЕ ДАНИИЛА ЗАТОЧНИКАПеревод Д.С.ЛихачёваСлово Даниила Заточника, написанное им своему князю ЯрославуВладимировичу
Вострубим, как в златокованные трубы, во все силы ума своего, и заиграем всеребряные органы гордости своею мудростью. Восстань, слава моя, восстань в псалтыри 1и в гуслях. Встану рано и расскажу тебе. Да раскрою в притчах загадки мои и
возвещу в народах славу мою. Ибо сердце умного укрепляется в теле его красотою
и мудростью.Был язык мои как трость 2книжника-скорописца, и приветливы уста мои, как быстрота речная. Того ради
попытался я написать об оковах сердца моего и разбил их с ожесточением, как
древние - младенцев о камень.Но боюсь, господине, осуждения твоего.Ибо я как та смоковницапроклятая 3: не имею плода покаяния; ибо имею сердце -как лицо без глаз; и ум мой - как ночной ворон, на вершинах бодрствующий; и
закончилась жизнь моя, как у ханаанских царей, бесчестием; и покрыла меня
нищета, какКрасное море фараона 4.Все это написал я, спасаясь от лица бедности моей, как рабыня Агарь отСарры 5, госпожи своей.Но видел, господине, твое добросердечие ко мне и прибег к всегдашней любвитвоей. Ибо говорится в Писании: просящему у тебя дай, стучащему открой, да не
отвергнут будешь царствия небесного; ибо писано: возложи на Бога печаль свою, и
тот тебя пропитает вовеки.Ибо я, княже господине, как трава чахлая, растущая под стеною, на которую нисолнце не сияет, ни дождь не дождит; так и я всеми обижаем, потому что не
огражден я страхом грозы твоей, как оплотом твердым.Не смотри же на меня, господине, как волк на ягненка, а смотри на меня, какмать на младенца. Посмотри на птиц небесных - не пашут они, не сеют, но уповают
на милость Божию; так и мы, господине, ищем милости твоей.Ибо, господине, кому Боголюбове6, а мне горе лютое; кому Белоозеро 7,а мне оно смолы чернее; кому Лаче-озеро8, а мне, на нем живя, плач горький; кому Новый Город, ау меня в доме углы завалились, так как не расцвело счастье мое.Друзья мои и близкие мои отказались от меня, ибо не поставил перед нимитрапезы с многоразличными яствами. Многие ведь дружат со мной и за столом тянут
руку со мной в одну солонку, а в несчастье становятся врагами и даже помогают
подножку мне поставить; глазами плачут со мною, а сердцем смеются надо мной.
Потому-то не имей веры к другу и не надейся на брата.Не лгал мне князь Ростислав, когда говорил: "Лучше мне смерть, нежелиКурское княжение"; так и мужи говорят: "Лучше смерть, чем долгая
жизнь в нищете". Как и Соломон говорил: "Ни богатства, ни бедности не
дай мне, Господи: если буду богат, - гордостью вознесусь, если же буду беден, -
задумаю воровство или разбой", как женки распутство.Вот почему взываю к тебе, одержим нищетою: помилуй меня, потомок великогоцаря Владимира, да не восплачусь, рыдая, как Адам о рае; пусти тучу на землю
убожества моего.Ибо, господине, богатый муж везде ведом - и на чужбине друзей имеет, абедный и на родине ненавидим ходит. Богатый заговорит - все замолчат и после
вознесут речь его до облак; а бедный заговорит - все на него закричат. Чьи
одежды богаты, тех и речь чтима.Княже мой, господине! Избавь меня от нищеты этой, как серну из сетей, какптицу из западни, как утенка от когтей ястреба, как овцу из пасти львиной.Я ведь, княже, как дерево при дороге: многие обрубают ему ветви и в огонькидают; так и я всеми обижаем, ибо не огражден страхом грозы твоей.Как олово пропадает, когда его часто плавят, так и человек, когда он многобедствует. Никто ведь не может ни пригоршнями соль есть, ни в горе разумным
быть; всякий человек хитрит и мудрит о чужой беде, а в своей не может
рассудить. Злато плавится огнем, а человек напастями; пшеница, хорошо
перемолотая, чистый хлеб дает, а человек в напасти обретает ум зрелый. Моль,
княже, одежду ест, а печаль - человека; печаль человеку кости сушит.Если кто в печали человеку поможет, то как студеной водой его напоит взнойный день.Птица радуется весне, а младенец матери; весна украшает землю цветами, а тыоживляешь людей милостию своею, сирот и вдовиц, вельможами обижаемых.Княже мой, господине! Покажи мне лицо свое, ибо голос твой сладок и образтвой прекрасен; мед источают уста твои, и дар твой как плод райский.Когда услаждаешься многими яствами, меня вспомни, хлеб сухой жующего; иликогда пьешь сладкое питье, вспомни меня, теплую воду пьющего в укрытом от ветра
месте; когда же лежишь на мягкой постели под собольими одеялами, меня вспомни,
под одним платком лежащего, и от стужи оцепеневшего, и каплями дождевыми, как
стрелами, до самого сердца пронзаемого.Да не будет сжата рука твоя, княже мой, господине, на подаяние бедным: ибони чашею моря не вычерпать, ни нашими просьбами твоего дому не истощить. Как
невод не удерживает воды, а только рыб, так и ты, княже, не удерживай злата и
серебра, а раздавай людям.Паволока, расшитая разноцветными шелками, красоту свою показывает; так и ты,княже, множеством своей челяди честен и славен во всех странах являешься.
Некогда ведь похвалилсяцарь Иезекииль 9 перед послами царя вавилонского ипоказал им множество злата и серебра; они же сказали: "Наш царь богаче
тебя не множеством золота, но множеством воинов: ибо воины золото добудут, а
золотом воинов не добыть". Как сказал князь Святослав, сын Ольгин, когда
шел на Царьград с небольшою дружиною: "Братья! нам ли от этого города
погибнуть или городу от нас быть пленену?" Как Бог повелит, так и будет:
погонит один сто, а от ста побегут тысячи. Тот, кто надеется на Господа, не
дрогнет вовек, как гора Сион 10.Славно за бугром коней пасти, так и в войске хорошего князя воевать. Частоиз-за беспорядка полки погибают. Видел: огромный зверь, а головы не имеет, так
и многие полки без хорошего князя.Гусли ведь настраиваются перстами, а тело крепится жилами; дуб силенмножеством корней, так и град наш - твоим управлением.Ибо щедрый князь - отец многим слугам: многие ведь оставляют отца и матерь ик нему приходят. Хорошему господину служа, дослужиться свободы, а злому
господину служа, дослужиться еще большего рабства. Ибо щедрый князь - как река
текущая без берегов через дубравы, поит не только людей, но и зверей; а скупой
князь - как река в берегах, а берега каменные: нельзя ни самому напиться, ни
коня напоить. Боярин щедрый - как колодезь с пресной водой при дороге: прохожих
поит; а боярин скупой - как колодезь соленый.Не имей себе двора близ царева двора и не держи села близ княжого села: иботиун его - как огонь, на осине разожженный, а рядовичи11 его - что искры. Если от огня и устережешься, то отискр не сможешь устеречься и одежду прожжешь.Господине мой! Не лиши хлеба нищего мудрого, не вознеси до облак глупогобогатого. Ибо нищий мудрый - что золото в грязном сосуде, а богатый разодетый
да глупый - что шелковая подушка, соломой набитая.Господине мой! Не смотри на внешность мою, но посмотри, каков я внутри. Я,господине, хоть одеянием и скуден, но разумом обилен; юн возраст имею, а стар
смысл во мне. Мыслию бы парил, как орел в воздухе.Но поставь сосуд гончарный под капельницу языка моего, да накаплет тебеслаще меду слова уст моих. Как Давид12 сказал: "Сладки слова твои, лучше меда они устаммоим". Ибо и Соломон13 сказал: "Слова добрые сладостью напояют душу,покрывает же печаль сердце безумного".Ибо мудрого мужа посылай - и мало ему объясняй, а глупого посылай - и самвслед не ленись пойти. Очи мудрых желают блага, а глупого - пира в доме. Лучше
слушать спор умных, нежели совета глупых. Наставь премудрого, и он еще мудрее
станет.Не сей на межах жита, ни мудрости в сердцах глупых. Ибо глупых ни сеют, нижнут, ни в житницу не собирают, но сами себя родят. Как в дырявые меха лить,
так и глупого учить; ибо псам и свиньям не нужно золота, ни серебра, а глупому
- мудрых слов; мертвеца не рассмешишь, а глупого не научишь. Коли пожрет синица
орла, коли поплывет камень по воде и коли начнет свинья на белку лаять, тогда и
глупый уму научится.Неужели скажешь мне: от глупости все мне это наговорил? Не видел ты небахолстяного, ни звезд из лучинок, ни глупого, говорящего мудро. Неужели скажешь
мне: солгал как пес? Но хорошего пса князья и бояре любят. Неужели скажешь мне:
солгал как вор? Если бы украсть умел, то к тебе бы и не жаловался. Девица ведь
губит красоту свою прелюбодейством, а муж свое мужество - воровством.Господине мой! Ведь не море топит корабли, но ветры; не огонь раскаляетжелезо, но поддувание мехами; так и князь не сам впадает в ошибку, но советчики
его вводят. С хорошим советчиком совещаясь, князь высокого стола добудет, а с
дурным советчиком и меньшего лишится.Говорится ведь в мирских пословицах: ни скот в скотах коза, ни зверь взверях еж, ни рыба в рыбах рак, ни птица в птицах нетопырь, ни муж в мужах,
если над ним жена властвует, ни жена в женах, если от своего мужа
прелюбодействует, ни работа в работах - для женок повозвозить 14.Дивней дивного, кто в жены возьмет уродину прибытка ради.Видел жену безобразную, приникнувшую к зеркалу и мажущуюся румянами, и сказалей: "Не смотрись в зеркало - увидишь безобразие лица своего и еще больше
обозлишься".Неужели скажешь мне: "Женись у богатого тестя, чести ради великой; унего пей и ешь"? Лучше бы уж мне вола бурого ввести в дом свой, чем злую
жену взять: вол ведь не говорит, ни зла не замышляет, а злая жена, когда ее
бьешь, бесится, а когда кроток с ней - заносится, в богатстве гордой
становится, а в бедности других злословит.Что такое жена злая? Торговка плутоватая, кощунница бесовская. Что такоежена злая? Людская смута, ослепление уму, заводила всякой злобе, в церкви
сборщица дани для беса, защитница греха, заграда от спасения.Если какой муж смотрит на красоту жены своей и на ее ласковые и льстивыеслова, а дел ее не проверяет, то дай Бог ему лихорадкою болеть, и да будет он
проклят.Вот и распознайте, братия, злую жену. Говорит она мужу своему:"Господине мой и свет очей моих! Я на тебя и взглянуть не могу: когда
говоришь со мной, тогда смотрю на тебя, и обмираю, и слабеют все члены тела
моего, и падаю на землю".Послушайте, жены, слова апостола Павла: крест - глава церкви, а муж - женесвоей. Жены, стойте же в церкви и молитесь Богу и святой Богородице; а чему
хотите учиться, то учитесь дома у своих мужей. А вы, мужья, в законе храните
жен своих, ибо нелегко найти хорошую жену.Хорошая жена - венец мужу своему и беспечалие, а злая жена - горе лютое иразорение дому. Червь дерево точит, а злая жена дом своего мужа истощает. Лучше
в дырявой ладье плыть, нежели злой жене тайны поведать: дырявая ладья одежду
замочит, а злая жена всю жизнь мужа своего погубит. Лучше камень бить, нежели
злую жену учить; железо переплавишь, а злой жены не научишь.Ибо злая жена ни ученья не слушает, ни священника не чтит, ни Бога небоится, ни людей не стыдится, но всех укоряет и всех осуждает.Что злее льва среди четвероногих и что лютее змеи среди ползающих по земле?Всех тех злее злая жена. Нет на земле ничего лютее женской злобы. Сперва из-за
жены прадед наш Адам из рая был изгнан; из-за жены ИосифПрекрасный в темницу был заключен 15, из-за жены пророкаДаниила в ров ввергли 16, где львы ему ноги лизали. О,злое, острое оружие дьявола и стрела, летящая с ядом!У некоего человека умерла жена, он же по смерти ее начал продавать детей. Илюди сказали ему: "Зачем детей продаешь?" Он же ответил: "Если
родились они в мать, то, как подрастут, меня самого продадут".Но вернемся к прежнему. Я, княже, ни за море не ездил, ни у философов не учился,но был как пчела - припадая к разным цветам и собирая мед в соты; так и я по
многим книгам собирал сладость слов и смысл их и собрал, как в мех воды
морские.Скажу не много еще. Не запрещай глупому глупость его, да не уподобишься самему. Не стану с ним много говорить. Да не буду как мех дырявый, роняя богатство
в руки неимущих; да не уподоблюсь жерновам, ибо те многих людей насыщают, а
сами себя не могут насытить житом; да не окажусь ненавистным миру многословною
своею беседою, подобно птице, частящей свои песни, которую вскоре же ненавидеть
начинают. Ибо говорится в мирских пословицах: длинная речь не хороша, хороша
длинная паволока.Господи! Дай же князю нашему силу Самсона 17,храбростьАлександра 18, разумИосифа, мудрость Соломона, искусность Давида 19, иумножь, Господи, всех людей под пятою его. Богу нашему слава, и ныне, и присно,
и вовеки. ПРИМЕЧАНИЯ Л.А.Дмитриева1 Псалтырь - здесь: названиемузыкального инструмента.
2 Трость - здесь: орудие письма.
3 Евангельский сюжет: Христос, входя в Иерусалим, проклялсмоковницу (фиговое дерево), не приносящую плодов.
4 Имеется в виду библейский рассказ о гибели войскегипетского фараона в водах Красного моря. Перед преследуемыми египетским
фараоном израильтянами воды Красного моря расступились, и они прошли по дну
моря. Когда же вслед за ними в пределы моря вступили войска фараона, морские
воды сомкнулись и потопили их.
5 Библейский сюжет: бесплодная жена Авраама Саррапредложила Аврааму взять в наложницы свою служанку Агарь. Агарь, зная, что
скоро будет матерью, стала презирать Сарру. Сарра, с позволения Авраама, решила
"смирить" Агарь. Обиженная Агарь убежала, но встретившийся ей на пути
ангел вернул ее к Аврааму.
6 Боголюбово - резиденция (осн. в 1158 г.) князя АндреяБоголюбского в 10 км от города Владимира.
7 Бeлooзepo - на западе Вологодской области.
8 Лaчe озеро - в Архангельской области, на его берегурасположен город Каргополь.
9 Иезекииль - еврейский царь; согласно библейской легенде,вместо того чтобы прославлять бога за свое чудесное выздоровление, показывал
свои богатства послам вавилонского царя. За это вместе с потомками потерпел
кару от бога.
10 Сион - гора близ Иерусалима.
11 Рядовичи - закабаленные люди, заключившие договор("ряд") со своим господином и работающие у него.
12 Давид - царь Израильско-Иудейского государства (конецXI-начало Х в. до н.э.). Его деяния отличаются отвагой, мудростью и хитроумием.
Отец Соломона.
13 Соломон - третий царь Израильско-Иудейскогогосударства (ок. 965- 928 гг. до н.э.), сын царя Давида, изображается в Библии
величайшим мудрецом.
14 Повоз возить - обязанность доставлять дань или оброк вназначенное место.
15 По библейской легенде, Иосиф Прекрасный, оклеветанныйженой своего господина Потифара, к которому он попал после того как был продан
братьями в рабство, был заключен в темницу.
16 По библейской легенде, пророк Даниил был брошен в ровсо львами, которые стали лизать ему ноги. Но мотива женской клеветы в
библейском рассказе нет.
17 Самсон - библейский герой, наделенный необычайнойсилой.
18 Имеется в виду величайший полководец древностиАлександр Македонский (356-323 гг. до н.э.).
19 Иосиф отличался остротой ума и прозорливостью; Соломон- см. примечание 13.;Давид - см. примечание 12..




Сообщение отредактировал olesay - Понедельник, 21.09.2015, 13:16
Cообщения olesay
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
Красницкий Евгений. Форум сайта » 5. Академия (Реальная история) » Политика и Религия » Даниил Заточник (Жизнеописание, книги и комментарии.)
Страница 1 из 11
Поиск:

Люди
Лиса Ридеры Гильдия Модераторов Сообщество на Мейле Гильдия Волонтеров База
данных Женская гильдия Литературная Гильдия Военно-Историческаягильдия Гильдия Печатников и Оформителей Слобода Гильдия Мастеров Гильдия Градостроителей Гильдия Академиков Гильдия Галеристов Гильдия Библиотекарей Гильдия Экономистов Гильдия Фильмотекарей Клубы
по интересам Клубы
по интересам
kea, Водник, latawiec,


© 2017





Хостинг от uCoz | Карта сайта