Мы очень рады видеть вас, Гость

Автор: KES Тех. Администратор форума: ЗмейГорыныч Модераторы форума: deha29ru, Дачник, Andre, Ульфхеднар
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Модератор форума: nekto21, Rada  
Красницкий Евгений. Форум сайта » 6. Город (Творчество форумчан) » Жители Ратного » "ВЕРСИЯ-1 и ВЕРСИЯ-2 " (Тема для творчества Andre)
"ВЕРСИЯ-1 и ВЕРСИЯ-2 "
NamejsДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:07 | Сообщение # 1
Ближник
Хранитель
Группа: Огнищане
Сообщений: 2824
Награды: 0
Репутация: 3408
Статус: Offline
Тема создана по просьбе Andre и, если честно, его творчество уже давно заслужило отдельную ТЕМУ. Жду новых текстов и поболее.

Если никто не может повторить Ваших ошибок — значит Вы оригинал!
Cообщения Namejs
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:07 | Сообщение # 2
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
Народ, помогите отправить этот кусочек фанфика туда, где подобное хратится. На самом деле текста гораздо больше, толко у меня не получается его весь целиком отправить.

Фрагмент фанфика «Версия»
Но, узнав от Филимона о просьбе боярыни Анны и решении наставников воинской Академии, Ари-старх очень обрадовался. Он ходил по дворам, разговаривал с хозяевами, присматривался к отрокам и прикидывал, кого можно отправлять на учебу. Даже назначил дату ближайшего сельского схода на бли-жайшее воскресенье.
Анна, узнав о назначенной Аристархом день смотра будущих кандидатов в воинское обучение, прие-хала в село еще накануне, в субботу рано утром. По дороге не утерпела, попросила сначала заехать к ле-карке Настене. Ее домик находился не самом селе, а рядом возле моста через Пивень. Настена была еще дома, как раз собиралась на лисовиновское подворье посмотреть в лазарете раненых отроков.
Дочь ее, Юлька, переговорив с матерью, сразу же и вернулась к своим подопечным. Хотя за нее оста-вались Слана и Полька, юная лекарка чувствовала ответственность за свое дело и надолго их не покидала.
Вот по дороге давние подруги – соперницы и переговори. Анна специально попросила Андрея, управ-ляющего телегой ехать чуть помедленнее.
- Что, Анна, решила сыну новое войско набирать?
- Ну, новое - не новое, а пополнение в Младшую Стражу готовить надо. Сама ведь знаешь, раненых ты всех смотрела. Потери уже есть, а дальше еще будут, хоть и нелегко мне об этом говорить.
- Да, подруга, вижу я все это. Но, вижу еще также и то, что раны тяжелые, получают и гибнут, в пер-вую очередь, те, кто плохо воинской науке обучался. Я специально смотрела и убитых и раненых. Из опоясанных воинов и опричников очень мало, кого ранят и убивают. А Нинеины ребята хуже обуча-лись и среди них потери больше.
- Все ты верно говоришь, Настена. Потому мы с наставниками посоветовались и решили. Начинать учить новых отроков уже сейчас надо, чтобы в будущем их жизни сберечь.
- Не мне бы это тебе говорить, но когда я раны твоего Алексея осматривала, после того похода, он го-ворил, что предчувствует большую войну, и жалел очень, что не все отроки хорошо воинской науке выучены. Опасался, что может вернуться - только половина.
Обе женщины ненадолго замолчали.
- И что же делать, подруга, - напряженно спросила первой Анна.
- Молиться. Ты – молись своему Богу. Я – Мокошь Пресветлую за всех ребят попрошу. Может и ус-лышат нас Светлые боги. Так и будем молиться и надеяться. А за своего сына и Алексея не волнуйся – вернутся.
Настена перевела разговор на другое.
- Я вижу, Андрюха, уже не только вставать стал, но и сюда с тобой приехал.
- Да, спасибо тебе, подруга выходила ты его.
- Да что меня благодарить. Арине вашей спасибо скажите. Она, как услыхала там у болота, что он тя-жело ранен, так и побелела вся. Все из рук валилось, за что не возьмется. И потом, когда его достави-ли, не днем ни ночью от него не отходила. Пока он здесь в Ратном, в лазарете лежал, она и по селу ни разу, наверное, не прошла. Все возле него была. Но и других раненых отроков смотрела хорошо. Я видела.
- А как она тебе?
- Толковая помощница у тебя, Анна. Много от нее добра и пользы людям. Не сладко ей пришлось и дома и замужем в Турове. Но не озлобилась.
- А как у нее с детишками? Сможет ли?
При этих ее словах Андрей, правивший лошадью, как-то еще больше притих, нгапрягся и, казалось, что начал слушать даже спиной. Настена улыбнулась, кивнула на Андрея и громко сказала:
- Все у нее будет ХОРОШО. Мы с ней поговорили, смотрела я ее, подсказала, что надо делать. А нам всем молиться надо. А Светлые боги помогут. А больше ничего тебе не скажу.
- А мне, Настена, больше и не надо. Поверишь, но за это время, что я ее знаю, она мне во всем так по-могла, девчонки мои все от нее прямо не отходят и к другим наукам прилежнее стали и забот с ними меньше.
- Вот и хорошо, подруга. И дальше так будет.
Разговор прервался. Они въехали в Ратное.
Анна не была в селе всего несколько дней. Последний раз приезжала еще перед нападением ляхов. Вроде бы все такое же, люди те же. Но как все изменилось. И уж чего Анна не ожидала. Так это того эф-фекта, который произвели рассказы ратненских баб и детишек, побывавших в крепости. Пока они не-спешно ехали по селу до ворот лисовиновской усадьбы с ней здоровались и почтительно раскланивались ВСЕ !, а несколько солидных женщин прямо сходу напрашивались зайти к ней на разговор. Многие ее и к себе в гости приглашали, да Анна отговаривалась пока тем, что с дороги дома дел много.
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:07 | Сообщение # 3
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
У меня этот фрагмент фанфика "версия" - примерно 22-я страница машинописного текста. Есть еще большой по объему рассказ о Никифоре (сборы купецких отроков на учебу).

"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ПростакДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:07 | Сообщение # 4
Полусотник
Группа: Ветераны
Сообщений: 891
Награды: 0
Репутация: 801
Статус: Offline
Этот раздел как раз подходит. См. сообщение 1 на каждой странице этого раздела.
Можно сделать несколько сообщений подряд. Скопировать в Ворде и вставлять по несколько страниц.



Век живи, а дураком помрешь!!!!
Cообщения Простак
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:07 | Сообщение # 5
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
ВЕРСИЯ-1 Пополнение
В приложении т.6 (Отрок. Богам - божье, людям - людское., Алексей и Осьма) мы с Вами, уважаемые читатели-форумчане, узнаем о том, что давние друзья-соседи Корней и Федор собрались как-то однажды в селе Ратном в большой усадьбе Лисовинов. Решили они вместе подумать и посоветоваться о своем ближайшем будущем да вместе и прикинуть, как будут развиваться события в Туровском княжестве. В качестве экспертов-консультантов, опытных в различных военных и политических делах, они пригласили на ту беседу еще и двух новых помощников в делах боярина Корнея – воина Алексея - Рудного воеводу и опального купца Осмомысла, возглавляющего, с недавних пор, новый филиал большого купеческого предприятия родича Никифора в этом вот селе.
Много разных тем они тогда подробно обсудили, и княжьих и своих боярских, политических и военных, но, под конец той беседы, был, ими затронут еще один немаловажный вопрос, который в том приложении ПОКА еще не был описан.
Суть его в том, что друзья-бояре: Корней и Федор, прикинув, обсудив и спланировав все свои ближайшие и отдаленные будущие дела и поступки вместе со своими помощниками-сподвижниками Алексеем и Осьмой. Еще важно то, что перед совместным походом против союза ляхов и полочан вознамерились они отработать боевое взаимодействие своих дружин и, воспользовавшись представившейся возможностью, основательно пощипать своего соседа боярина Журавля.
Алексей на том же боярском Совете подробно доложил боярам обо всем, что ему уже стало известно после допроса пленного - «смотрящего» Ионы. Родич боярина Корнея, охотник-разведчик Стерв-Евстратий, специально привезенный Алексеем для этого разговора в Ратное, подробно поведал им всем еще, как очевидец, что он там видел своими глазами на землях соседнего боярина.
По всему выходило, что за болотом в ближайших соседях у Корнея оказался очень опасный сосед-недоброжелатель. Этот вот сосед, угрожая всей мирной жизни села Ратного, еще и язычников активно поддерживает, а правильных христиан на своих землях сильно притесняет.
Перед дальним походом, который, похоже, становился уже неизбежным, надоб-но было немедленно устранять эту опасность и сделать этому враждебно на-строенному соседу серьезную острастку. Аргументы: лазутчиков от него засы-лают, планы села Ратного и окрестностей его люди для чего-то рисуют, в пись-ме он явно угрожает, еще и холопов ратненских зачем-то баламутит, да, кроме того, и на Михайлу – старшего и любимого внука боярина Корнея какие-то, непо-нятно, как одетые люди, присланные соседом, коварно напали, – однозначно, за болотом -враг.
Поход за добычей туда, в его земли, мог также преследовать сразу несколько целей:
Необходимо было заново сплотить воедино всю, разболтавшуюся было без пригляда Корнея, ратненскую сотню, и показать ВСЕМ, а ее воинам в особенно-сти, КТО и КАКОЙ у них был и есть Сотник. Надо было вдоволь насытить обильной добычей и полоном всех ранее недовольных Корнеем и его властью сотника, воинов. Просто необходимо было, посмотреть уже в реальных боевых условиях, чего стоит эта, вновь созданная Мишкина Младшая Стража, или, хотя бы, более боеспособную ее на том момент, часть. Кроме того, надо было изба-виться, наконец, от угрозы нападения на Ратное и строящуюся крепость МС с той, соседской, стороны. Да и отработать взаимодействие между такими раз-ными по навыкам и выучке воинскими формированиями, как Ратнинская сотня, ее будущая смена - Младшая Стража и Погостные ратники, также очень бы не помешало.
У самого сотника Корнея и еще один повод был, и тоже очень важный и нужный. Надобно ему было крепко пристрожить своего, заигравшегося в крепостное строительство внука, и остальных его отроков хорошенько припугнуть. А то за-были, паршивцы этакие, Кто над ними Главный. Внука Михайлу - за его самовольное отречение от всего боярского наследства рода Лисовинов. И еще за проведенное, без его, главного в Погорынье боярина, указаний на то, несогласованное с ним, назначение Демьяна городовым боярином, чтобы толк от наказания этого был не только для одного внука Михайлы, но и для всех его отроков
Вот и организовали для зарвавшихся отроков первой полусотни МС реальную разведку боем с задачей захвата, для начала, одного, только лишь, Заболотного хутора. Их наставнику, Алексею, был дан строгий наказ, после этого далеко вглубь одним не соваться, но действовать, все же, решительно, сообразно сложившимся обстоятельствам.
Сами же друзья-бояре также скрытно готовиться к выступлению в поход приступили. Бояре тогда приговорили – походу на земли боярина Журавля быть, советники поддержали это решение. Ратники в их двух селениях готовиться к вы-ходу тайно начали, да их обозы подготавливались.
Старшина Младшей Стражи боярич Михаил тогда больше в крепости своей строящейся находился, в Ратном бывал редко. Вместе со всеми наставниками с отроками учебой и другой воинской подготовкой очень плотно занимался. Перед самым этим походом еще и в торговый вояж вместе с купецкими учениками сходил, надобно было и ему самому посмотреть, как они обозную науку на практике усваивают. В том вояже они, вместе с Андреем Немым, отроками и людьми Луки, молодую вдовицу Арину с сестренками от лютой беды спасли, село Дубравное от нападения разбойников защитили, а сирот-погорельцев еще и с собой в крепость привезли. Как-то все это обернется в дальнейшем, пока не ясно.
Всех вот этих хитрых боярских раскладов, известных лишь его деду - сотнику и боярину Корнею, он, Михайла, пока не знал и, даже и не догадывался о многих из них. Даже приказ ему и МС выступать в боевой поход за добычей привез и передал старший наставник МС Алексей.
После уж были первые шикарные проводы его дружины в первый военный по-ход. Даже тетка Татьяна приезжала правильно проводить родного сына Демьяна и своих приемных сынов Артемия и Дмитрия. Привезла с собой также необходимые серебряные обереги на всех ребят: как бывших куньевсих, так и своих ратненских, кто в тот поход в составе МС уходил. Это она по домам этих ребят прошла, с матерями говорила, обереги получила. Значит, о самом походе в селе Ратном уже его многим жителям к тому времени известно было.
Уходящих в поход отроков очень хорошо тогда проводили. В селе Ратном тоже все готово было, только дождались прихода Федоровых людей из Княж. Погоста и совместно с ними выступили. Потому и прибыли старшие воины на нужное место гораздо раньше, чем Алексей с Михайлой примерно предполагали.
Помощь взрослых опытных ратников оказалась очень даже вовремя. Корней и Федор, стараясь не показывать соглядатаям Журавля всех своих воинов, появились сразу же, как только Михайловы отроки с наскока Острог взяли. Весь захваченный в том Остроге полон и прочую добычу, они грамотно собрать и сопроводить очень МС помогли и многому, при этом, отроков, полезному, научили.
На том же совете, что упоминалось ранее, одного из своих новых помощников - советников, умудренного в различных торговых и посольских делах, - Осьму, после того Совета (см. приложение т.6) Корней решил отправить на малой ладье в города Слуцк и Пинск с товаром сходить. Родича своего, купца Никифора, о возможной будущей войне и грядущей опасности на водных путях предупредить надо было, да и другие важные поручения необходимо было выполнить.
Осьма, купец умелый и изворотливый, со всеми порученными ему делами неплохо справился. Нужные весточки приказчикам купца Никифора в этих городах передал. Для того, чтобы его словам у тех торговых людей больше веры было, старший сын их хозяина Петр, будущий наследник всех отцовых дел, при разговорах старших непременно присутствовал, все сказанное при нем Осьмой под-твердил и горячо одобрил. Речь ведь тогда шла об обязательном ими извещении его отца, купца Никифора Павловича о возможной опасности в пути, на его обратной дороге из Прибалтики через земли полоцких князей, которые затевали военные действия против Туровского княжества.
И еще одно важное дело тогда же хорошо исполнили. Через тех же приказчиков передали весточку родичу сирот, брату отца вдовицы Арины и отрока купецкого отделения Григория, в одночасье ставших сиротами и погорельцами, купцу Ни-ките Григорьевичу, давнему приятелю Никифора, обо всем, что происходило в селе Дубравном с их семьей и их делом – постоялым двором.
Кроме того, привезли свой товар на продажу, доски и другую продукцию искусных умельцев из ратненских и крепостных мастерских. Все, привезенное ими ладьей, распродали очень хорошо и закупили на обратный путь то, что необходимо было для МС и лавки в селе Ратном. В общем, все данные им поручения, выполнили. Да вот на обратном пути попали в беду – уже в устье р. Пивени на ляшские ладьи с воинами и напоролись.
Только тут что-то во времени не сходится. Господа Совет, помогите подсчитать, сколько дней в ТОЙ реальности могла занять такая прогулка на ладье вниз по рекам Пивени и Случи, потом по реке.\ Пине вверх по течению до града Пинска, и потом обратно. При этом, сколько б там ни было: но, когда наш ГГ Михайла вернулся из своего первого, можно даже сказать, успешного похода по землям Журавля (начало Августа 1125 г.), те купецкие дети были ВСЕ ЕЩЕ в ладейном походе, в который они отправились еще ДО этого похода (предположим, конец июля). В кн. ЖО-1 об этом не говорится. Почему, кстати, заботливая обычно, старшая сестрица Арина своих братьев в долгий путь не провожала (родного Григория и двоюродного Леонтия Никитича)? Или они в ладейный поход одновременно с первой полусотней МС ушли?
Дальше, в конце августа - начале сентября 1125 г., объединенное войско Ратного, МС и погостные десятки отбивают нападение ляхов; затем Михайла дерзко штурмует вотчину боярина Федора Кн.Погост и там же берет на абордаж ладью, на которой находит подлого предателя Спиридона.
А вот что такое важное делает в крепости и Ратном в августе 1125 г. приказчик Осьма, ушедший ранее в важный ладейный поход (см. кн. 7 “Сотник”). Именно ОН там передал Михаилу известие, что обозный старшина Бурей по просьбе ключницы Листвяны ее «сына» Первака-Павла удавил, чтоб он не мучился и других своей болезнью не мучил (“эвтаназию”, провел, блин). Как-то надобно эту небольшую ошибку нам исправлять. Либо это был не Осьма, либо это был его дублер, или ладья с купеческими ребятами ходила в плавание 2(ДВА) раза.
Ладно, с этой малой нестыковкой, со временем, мы с вами как-нибудь да разберемся, можно даже сказать, что это просто ЕЩЕ ОДНА Опечатка Издательства была, а скорбную весть бояричу Михайле передал наставник Алексей. Вот тут тогда совсем все просто и понятно.
А куда купецкие уноты потом подевались? Сначала то их природный степняк Мефодий, леса отродясь не знающий, в незнакомые дебри лесные завел.

Ребята, каюсь, начал исправлять этот кусок, давно его не правил, а получается все время мелким шрифтом. ПОМОГИТЕ!


"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник

Сообщение отредактировал Andre - Понедельник, 08.10.2012, 22:54
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:08 | Сообщение # 6
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
Одна из версий (явно сырая): А потом они в плен к лесным разбойникам могли попасть. К любым лесовикам-язычникам или даже к тем самым (остальная часть банды), что Дубравное грабили или на другую подобную банду напоролись.
На них тогда сначала прирученного(?) и прикормленного(?) медведя натравили. Доблестные купецкие уноты его смело болтами утыкали и, смело же, убежали подальше от ими подраненного злого и страшного зверя. А их неподалеку от того места сверху с деревьев сетями закидали и крепко повязали всех, чтоб не рыпались. Автор, наверное, не будет возражать, что на широком пути интермодального коридора могло сидеть НЕСКОЛЬКО различных ватаг совсем разных по специализации татей…
Михаил об этом в ЖО-1 подробно рассуждал, кто-то из тех татей дорожных просто всех встречных грабил и убивал, а кто-то и выкуп за богатых пленных стремился получить.
После уж, запугали и дотошно выспросили все у своих пленных. При этом захватчики выяснили все интересовавшие их подробности, что все эти чудно вооруженные отроки – купецкие сынки самых богатых Туровских купцов и их раненый предводитель Осьма - старший приказчик одного из этих купцов. За них всех и богатый выкуп с их родителей стрясти решили? Или, может быть, все же, они попали в плен именно к тому таинственному хозяину, чьи люди нападение ранее на село Дубравное организовали и кто постоялый двор у Арины и Григория откупить собирался…
Наставник МС, опытный охотник Стерв, посланный разыскать купецких унотов, по мнльчайшим следам их нашел, разведал, что там и как. Он даже помог им освободиться. Корней, (или Алексей? по его приказу) напал на разбойников и освободил отроков. При этом кто-то из ребят мог пострадать и даже погибнуть. Жалко конечно, но... Вдобавок, их могли еще и травануть чем-то жестоко, дав выпить сильную дозу сонного зелья, чтобы не мешались… (это мог сделать еще один лекарь-травник, м.б. Юлькин отец ?).

В многочисленных обсуждениях на форуме я посмотрел-почитал мнения, многих, мною уважаемых форумчан, по поводу холопов и их использования. В основном, как я понял, обсуждалось – будут ли поднимать бунт куньевские и бывшие журавлевские крестьяне, оказавшись в Ратном.
Один только вопрос, а зачем им ЭТО? Да, для многих сильно изменился их статус, но все они перевезены уже на новое место, пересортированы и продолжают, в основном, заниматься знакомым им делом. При этом большинство их самых сильных и воинственных мужчин, выбиты в разных боях и захватах.
У меня здесь несколько другой аспект той проблемы с холопами. С Куньевским населением, в общем-то, хорошо, с точки зрения ратнинцев, весной получилось. Большинство жителей того городища и еще каких-то беглых селян-язычников, захваченных тогда же, удачно похолопили и на доли новые холопские семьи воинам раздали, распределив эти доли лишь только среди тех, кто в захвате Кунеьго городища участвовал, по их боевым заслугам.
Обозникам Ратного холопов, кроме таких как удачливых как Илья и Бурей, м.б. еще кого-то, только это вряд ли, ничего из тех воинских долей тогда и не досталось. Заплатили им всем чем-то из добычи за помощь, поблагодарили за поддержку и все. Уже ранее в ЖО-1 и Отроке-Сотнике говорилось, что, в целом, обозники жили небогато. По признанию жены Ильи – Устиньи, им и голодать, порой, приходилось. Поэтому такое значительное внезапное повышение статуса Ильи из простых обозников в Начальники и даже Родичи клана Корнея Лисовина всех ратненских жителей задевало сильно. Обычные рядовые обозники Ратного были небогаты. Небольшое исключение составляли всего лишь несколько, увечных в боях и перешедших потом в обоз, воинов. Эта бедность и крохоборство обычных обозников хорошо видно по поведению самого Ильи в начале нашего знакомства с ним (т.2), такие как он готовы были подбирать любые крохи добычи, следовательно, большим достатком похвастать, ну никак, не могли и своих холопов в хозяйстве не имели.
Часть населения Куньего Городища Корней уже сам распределял. Одних не холопил, а, воспользовался родством своей невестки Татьяны и взял к себе в родню, значительно усилив этим свой род. Другие семьи, и себе оставил, и бояр своих справными холопскими семьями знатно наделил. Разобрались с ними со всеми и распределили толково, одним словом.
А вот после похода на земли б. Журавля в селе Ратном и его ближайших окрестностях, в распоряжении боярина и его воинов, появилось еще множество разного, зависимого от ратненской сотни, народа. И не только семейного. Были и несемейные мужчины – пленные воины, взятые на переправе, обозники, насильно мобилизованные вместе со своими телегами людьми Егора, и приведенные Михайлой из его рейда на винзавод и пасеку, когда телег вывозить все добро даже и не хватило, рыбаки и охотники и др. Как с ними со всеми в селе обошлись? Нигде в тексте Отрока-Сотника об этом вообще пока не говорится. Возможно, об этом будет нам рассказано в ЖО-2 (предлагаю свое название «КРЕПОСТЬ – ЛЮБОВЬ»).

Вот тут и идет воплощение слов в дело. Правильное управленческое решение, вовремя принятое на семейном боярском совете властным дедом Корнеем и его разумным, не по годам, внуком Михайлой в глубине земель боярина Журавля. Тогда они оба долго перебирали и перекладывали из кучки в кучку наглядные пособия. Теперь надобно было все это ими намеченное - выполнять, не откладывая. Тут в походе и проще было это все довести до сведения всех ратных сил, участвующих в походе. Надо было скорее переходить от наглядных пособий и слов к реальному делу, пока между всеми союзными войсками не возникли большие разногласия и непоправимые обиды.
Сам-то Михаил, сразу же, после того боярского совета в свой отдельный рейд вместе с людьми Егора отправился.
Хорошо сходил, удачно. Правда, обратно вернулся весь, как всегда, израненный и контуженный. Зато с огромным обозом, загруженным большим количеством богатой добычи. Ее было столько, что все взрослые ратники опять на него обижаться стали, но он об этом не думал и был очень окрылен своими победами. Да, конечно, его старший друг и первый воинский наставник Андрей Немой был очень тяжело ранен, но, ведь, не смертельно же, жив он будет, а тяжелые раны ему не в первый раз достаются. Так вон, даже и более опытный в битве на мечах воин и сотник Алексей и то, нарвался на равного ему в мастерстве старого обоерукого воина и в живот свой рану словил. Хорошо, хоть, рану ту не смертельную, как другой наставник МС - Анисим. Кроме того, привезли и еще убитых и раненых отроков - опричников, их особенно жалко. Но, зато все, кто вернулся, получили ТАКОЙ бесценный опыт - они побывали в СВОЕМ настоящем бою. И его ребята показали там себя не хуже, чем в бою на переправе и в Отишии. Еще раз явно выявились все преимущества и недостатки в обучении отроков только лишь как стрелков. Но, в целом, и десятник Егор и воины из его десятка ребятами и их стрельбой были очень довольны, хотя старались и не показывать этого.
Поэтому, за этими вот важными и неотложными делами, на ближайшем Совете среди всех начальных людей Михайлы в этот раз и не было. А за время Михайлова рейда Сотник и походный Воевода всех старших людей вместе собирал. Совет этот должен был проходить обязательно, и он был!
Присутствовали на нем все: боярин Федор, его десятники, все десятники ратненской сотни, кроме Егора, обозный старшина Бурей, все здешние наставники Младшей Стражи - Алексей, Глеб, Илья и Стерв. Если к воину Алексею – старшему наставнику молодежи, Глебу - десятнику и Стерву – разведчику и родичу Корнея у собравшихся десятников сотни особых претензий как бы и не было, то к обознику Илье они были, и очень немалые.
Это мнение большинства воинов еще в самом начале встречи выразил его бывший начальник Бурей. Он так и вызверился на «своего», как ему казалось, обозника:
- Что этот пенек ….. болтливый здесь делает?
Но Сотник Корней, воин и политик опытный, это его отношение к своему Илье заранее предполагал и Старшего Обозника на место живо поставил. Так и сказал:
- Я - среди вас всех, здесь на совет собравшихся, Самый Старший Воинский Начальник. Я - БОЯРИН и СОТНИК! И Мне лучше знать, Кого и Куда приглашать. Раз кто-то из Вас здесь сейчас присутствует, значит это Мне зачем-то - НАДО. Понял меня, Серафим Ипатьич?
Бурей забурчал что-то неразборчиво и примолк, заметно обиженный сотником и его столь гневной отповедью. Корней на него так голос обычно не повышал. А сам сотник Корней, раздосадованный таким его поведением, и объявил для всех:
- Поход сей пора заканчивать окончательно. Пора нам уже направляться к дому. Добычи и полону нахватали немерянно, ее здесь столько, что мы и не чаяли даже в самых смелых мечтах и планах. Довезти бы нам все взятое и не потерять ничего.
Серафим Ипатьич опять начал что-то бурчать по поводу того, что уж у него-то ничего не потеряется, а вот у других… Корней опять нетерпеливо перебил его недовольное бурчание:
- Ты мне сам, Бурей, и вчера вечером и еще сегодня утром жаловался, что уже сейчас нам не хватает ни людей на охрану, ни рук, ни телег. Для того и собрал вас здесь, чтобы все это обсудить вместе.
- Что пора заканчивать - все согласны – поддержали его вразнобой ратненские десятники, довольные удачным походом. Как же, вроде бы здесь, за ту, давнюю, когда вся сотня чуть не погибла, переправу и обиду, хорошо нынче рассчитались.
Федор угрюмо промолчал. Его люди еще хотели было что-то свое сказать, но злой голос сотника и перекошенная, красная от злости, морда Бурея удержали их от громких высказываний.
- Вижу, что все вы согласны. Даст Бог, переживем нынешнее воинское лихолетье, еще не раз за добычей СЮДА наведаемся.
Присутствующие заинтересованно заворочались, осмысливая только что услышанное.
- Какое еще такое воинское лихолетье? - высказал Фома общее недоумение.
- А такое, Фомушка. Мы ведь сюда НЕ за добычей шли. Добыча воинская, конечно, дело очень хорошее. От этого никто и никогда не отказывается. Но не это, сейчас, главное. А главное, ребятушки, то, что ждет нас всех скоро БОЛЬШАЯ и тяжелая война. Полоцкие князья опять спокойно жить не хотят, воду мутят, с ляхами сговариваются


"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник

Сообщение отредактировал Простак - Воскресенье, 29.04.2012, 20:05
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:08 | Сообщение # 7
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
. Того гляди они - Всеславичи опять с Мономашичами резаться за земли и уделы начнут. И начнут, как мы с Федором полагаем, именно с нашего Туровского княжества. Да так, что нам с вами, даже у себя в Ратном за лесами, от этой беды не уберечься. Как бы самим родные хаты от сильного врага не пришлось оборонять.
А тут еще и с этой стороны угроза неожиданно возникла. Люди отсюда к нам не раз приходили, наших же холопов еще и на бунт подстрекали, планы нападения рисовали. Зимой, помните, их люди холопов беглых с семьями куда-то вели, не сюда ли. Ладно, отбились тогда наши воины, на их засаду угодив. И волхва куньевского кто-то тогда отбить пытался. Похоже, что здешние. Вон и Лука и Алексей Рябой это хорошо помнят, их люди с ними схлестнулись, и как они от нашей погони тогда уходили, тоже не забыли.
Вы только представьте себе. Вот мы бы все с вами в большой поход ушли, князь Туровский сотню нашу призовет себе в помощь против ворога обязательно, а в селе только наши семьи, бабы да ребятишки остались, да без нашей охраны. Все ЭТО себе хорошо представили? Вот то-то же. Им бы чьей чужой добычей не стать…
Потому-то мы сюда и сходили и хоть эту угрозу, но отвели. Всех воинов, кого вы на той переправе покрошили, до ваших же баб и детей не допустили.
Здешнему ворогу мы тут крепко хвост прищемили, не скоро в нашу сторону сунется. Да и вместе нам с людьми Федора надобно было повоевать. И дальше вместе действовать будем, присматривайтесь друг к другу. А, вы – погостные, учитесь у настоящих воинов, как правильно воевать надо, это вам не по чужим амбарам шарить.
И еще на ребятишек наших, что в смену себе готовим, посмотреть в настоящем деле тоже надобно было. Чего стоят эти ребятишки с самострелами все вы, чать, видели. И в Остроге, и в Отишии, и на переправе. И это они еще только учатся. А когда выучатся, да прикроют плотно нас своими выстрелами. Да никакой враг нами тогда не страшен!!!
Ратники загудели, осмысливая все услышанное. Федор попытался что-то возразить:
- Что-то, ты, Корней, развоевался. Стрельнули разок, другой, третий, ну попали в кого случайно. Бывает. Прямо так уж ты и победил всех врагов и даже мечом не махнул.
- Ты мне, Федя, конечно, друг давний, но у тебя под рукой из ТРЕХ, приведенных сюда тобой десятков в строю сейчас еле-еле ДВА неполных осталось, а у меня тут их ШЕСТЬ. Да еще с полсотни пацанов с самострелами здесь и под сотню - в крепости. Ты хоть представляешь себе полторы сотни точных выстрелов в упор? Да если бы не эти вот отроки с самострелами, нам бы не сидеть тут ВСЕМ. Сколько наших и ваших жизней они теми выстрелами сберегли, даже считать не хочу... Так что сиди и внимательно слушай, Федя.
Больше недовольных и желающих высказаться не нашлось.
- А вот со всем тем, что уже нами здесь взято, намерен я распорядиться так. Примерно прикинуть, кому и что придется на долю в добыче можно, конечно, даже и сейчас. Но лучше всего это делать уже ПОСЛЕ болота, на СВОЕЙ земле. Хоть мы всех ратных врагов тут и побили, а остальных далеко разогнали, но у себя нам всем, все же, намного безопаснее будет.
И с этим опять все согласились. Резонно, возражать нечего. Добычу ту еще до дома довезти надо и полон, тут набранный, у себя дома пристрожить, чтоб не разбегался, намного легче.
После этого Корней, уже намного спокойнее, объявил, что во время похода он, как самый старший ЗДЕСЬ Воинский Начальник (он даже произнес понравившуюся ему Мишкину фразу «военный вождь») в своем праве и может распоряжаться ВСЕЙ добычей по Своему разумению и при этом не нарушает никаких старых обычаев.
И опять нашлось несколько недовольных его словами воинов. Никто из них ничего еще даже и не сказал, но по унылым их лицам уже и так все было понятно, что они о нем думают. Корзень их и спросил грозно:
- Кто-то тут еще возражает ПРОТИВ СТАРЫХ ОБЫЧАЕВ?
При этом кхекнув, добавил, уже тише, что самый главный и святой воинский обычай - кто в бою врага сразил, и что им с того врага взято, то это его законная добыча, и нарушать Такое он никак не намерен.
ВСЕ недовольные десятники сразу притихли.
Вот после этого Корней и объявил:
- Все, захваченное и насажанное на болты отроками Младшей Стражи в Моей, Сотника Ратненской Сотни и Боярина, ту Младшую Стражу содержащего на своем обеспечении, по праву в МОЕЙ власти. Это все - Моя доля.
Десятники молча согласились и головами кивнули в знак своего согласия. Что тут скажешь – прав сотник.
- И все добытое так отроками оружие и лучшее вооружение в моей, Сотника, Власти - тоже. А получить его лучшие наши ратненские воины, крепко, как я знаю, на него рассчитывающие, от меня получат. Обязательно получат, да вот только из моих, Сотника, рук и никак иначе. А я, ваш Сотник, прежде чем его хоть кому-то давать, крепко посоветуюсь с опытными старшими воинами с серебряными кольцами и своим старым другом Аристархом. Все еще помнят, КТО у нас староста Аристарх?
И опять на его слова не согласных с ним не нашлось. Все присутствующие были Воинами и Хорошо понимали, чего оно может стоить ЭТО оружие. Да, пожалуй, ОНО куда как дороже всего остального здесь будет. Ведь, если бы даже в битве у брода у них у ВСЕХ было бы такое оружие, потерь было бы еще меньше. А тут Сотник Корней ИМ его ОТДАЕТ! А впереди у них множество тяжелых боев. Все, достаточно, все согласны. И, по сравнению с этим, все остальное уходит в сторону и уже не так важно. А со всей здешней добычей Корней разберется и НИКОГО из них при дележе ни в чем не обидит. Ее тут взяли столько, что на всех с лихвой хватит. Это и так ясно. Как Корней и Аристарх Куньевское добро и холопский полон тогда делили, все десятники помнили и на сходе все были..
А боярину Федору и его людям Корней объявил, как и что предлагает им из своей доли добычи поделить и на что поменять. Он и пересказал при всех ВЕСЬ расклад, ЧТО сейчас нужно ратнинской сотне, воинской школе Младшей стражи, и ЧТО нужно Федору и его людям. Это его предложение было намного больше и дороже, чем даже сам Федор хотел. У того и вопросов, по существу, не осталось, и глупая обида на давнего друга бурной юности сразу же прошла. А поделить все окончательно они, действительно, смогут и дома, там у себя, за этим большим болотом, да и раненых своих тяжелых скорее надо туда переправлять, быть может, кого из них удастся довезти живым до настоящего лекарского присмотра.
Поладили, одним словом.
Все было понятно, пора было расходиться, десятники начали вполголоса переговариваться, обсуждая между собой:
- Да, хитер и мудер, наш сотник, Корней Агеич, опять смог всех так удивить. Не зря с большими туровскими купцами и князьями дело имеет. Серебро свое законное лихо на порты меняет и еще и в прибыли оказывается…
Но собрание это еще и не закончилось. Алексею, как пришлому и чужому для всех в Ратном, специальной доли в добыче вроде бы, по обычаю, не полагалось. А хитрый Корзень и тут смог всех сильно удивить. Он продолжал вести собрание и вдруг резко скомандовал:
- Наставники Академии, ВСТАТЬ! Выходи на середину.
Алексей, Глеб, Илья и Стерв удивленно вскочили и вышли вперед.
- Господа Наставники Академии. Объявляю свою боярскую волю: всех наставников воинской школы, за участие в походе, за раны Вами в бою здесь полученные, из своей доли добычи и полона награжу еще и специально. И не только ВАС, но и ВСЕХ тех наставников, кто в крепости остался и смену нам достойную готовит – тоже. Наделю, не скупясь, за участие в обучении наших отроков.
Пока было все понятно. Старшый Боярин Лисовин опять что-то чудит, но тут он в своем праве и со своей добычей может делать что хочет. Но и это, оказывается, было еще не все.
Сотник Корней Агеич опять грозно оглядел всех остальных воинов.
- Господа Десятники! Как стреляли наши отроки на переправе и в Отишии, все видели? А сколько Ваших жизней те отроки сберегли, кто из вас считал? Поэтому и ПРИКАЗЫВАЮ считать впредь ВСЕХ Наставников воинской Академии – ВОИНАМИ. И, как Воины, они отныне Имеют полное Право присутствовать на советах десятников. ВСЕ все поняли?
Никто такого не ожидал, но, в общем-то, он прав, подумали десятники, все это наставниками молодежи заслужено и никаким старым порядкам не противоречит.
А Корней все продолжал раздавать награды и привилигии. Алексея отдельно поблагодарил за руководство воинской школой, за науку воинскую.
- Для тех из Вас, кто еще не знает, наш Алексей Дмитриевич – побратим моего покойного сына Фрола. Он в порубежной страже на границе со Степью в Переяславском княжестве Сотней командовал. И теперь он назначен мною Старшим Наставником всей Младшей Стражи. И впредь прошу принимать его, как моего СЫНА.
Тут опять вылез со своим ехидным вопросом неугомонный Фома:
- Что, Корней, Зятя нового себе приискал или еще одного цепного Кобеля, как твой Андрюха?
Алексей только собрался сам резко ему ответить, но более опытный Сотник придержал его. Сам Корней, не глядя на Фому, и сказал для всех:
- Со всеми СВОИМИ бабами и СВОИМИ семейными делами и со всем Лисовиновским родом мы с Алексеем БЕЗ ПОСТОРОННИХ разберемся. И у нас, недовольных этим, в роду нашем - не будет!
Все вокруг дружно заулыбались, понимая, что боярин фактически объявил о своем решении непременно женить этого Алексея на вдове покойного сына, своей невестке Анне Павловне. Тут уж ничего не скажешь, остается только позавидовать неожиданному счастью обоих немолодых людей. Эта горячая [size=10]новость для всех мужчин была даже интереснее, чем выделение из всего Лисовиновского наследства доли Андрея Немого.
Алексей, хорошо помня их с Корнеем тот тяжелый разговор и свои, данные на нем обещания, состоявшийся прямо накануне этого похода, поклонился до земли Старшине Рода:
- Перед всеми Воинами подтверждаю свои слова и клянусь. Я, благодарю за оказанную мне Честь и Доверие, и принимаю на себя обязанность беречь весь Лисовиновский Род. Старшего мужчину этого рода, Корнея Агеича, почитаю отныне, как Отца родного. А если кто по злобе или недомыслию будем делам Рода или его Людям мешать, да будет он Мне враг.
Алексей положил руку на оголовье боевого меча, медленно, всем телом, повернулся ко всем присутствующим и оглядел всех строптивых ратненских десятников тяжелым взглядом.
Промолчали. И взгляды свои отвели. Такую клятву принятия в Род сейчас уже редко услышишь. И на пути у такого грозного воина, за которым стоит теперь сильный боярский род Лисовинов лучше никому уже не становиться.
А сотник и боярин Корней продолжал:
- Наставник Младшей Стражи - Глеб. С тобой – так. Будешь пока и дальше также хорошо отроков обучать. В дальнейшем, подумаю, как тебя обратно в сотню вернуть и дать тебе взрослый десяток. Тут вот один молодой олух опять облажался по полной. Если еще раз с порученным ему делом не справится, буду тогда снимать его с десятка, не дожидаясь обещанного срока. Только и ты, Глеб, на наших лисовиновских баб больше уж не заглядывайся. Андрей о том узнает и, просто не так, что про тебя подумает – живым тебе не бывать. А понадобится, и мы с Алексеем тебе еще сверх того добавим. Все понял?
Глеб молча поклонился. Десяток старших ратников был ему все же интереснее чем любые бабы.
Стерва боярин Корней просто поблагодарил за науку и хорошее знание отроками лесных навыков. А вот после этого и к Илье обратился. И впервые, на людях, поименовал его при всех по имени-отчеству. Да еще и сказал, что впредь он должен именоваться Начальником обоза Младшей Стражи и Воинской школы.
При этом сказал, что ОЧЕНЬ доволен его наставничеством и рассказал всем, что Илья Фомич, в прошлом простой обозник, которому раньше на сходе и слова не давали, ныне даже бывалого купца Осьму в деле учета имущества Младшей Стражи превзошел и посрамил! И еще добавил, что Родич его Илья Фомич специально приглашен им на этот сбор, как Начальный человек. Вот Бурей – Серафим Ипатьич, хоть ныне и сердит на Илью, но и он не возражает.
Бурей заворчал что-то недовольное. Но он всегда так ворчит.
- Видите. Не возражает. Серафим Ипатьич наш – Начальник над всем обозом ратнинской сотни во время походов и только. А уважаемый Илья Фомич – трудится неустанно и всех отроков ежедневно учит и с хозяйством крепости управляется и вот с нами в походы ходит, как Воин! И по заслугам своим мною награжден будет. Вот и теперь на посаде у крепости Илья Фомич и наставник молодежи Евстратий будут строиться на лучшем месте, как родичи Лисовинов, возле подворья нового БОЯРИНА Андрея Немого. Всем ясно?
Присутствующие воины, которых грозный Корзень обвел суровым взглядом, вразнобой ответили, что, мол, ясно, раз уж такое дело. Бурей просто отвернулся, он такого даже и слышать не хотел, и с грозным Сотником сейчас спорить не стоило.
Илья на протяжении всей этой речи Корнея о нем, все более наливался краской. По окончании ее, по примеру Алексея и Глеба, поклонился сотнику в пояс и сказал, что благодарен за оказанную ему Честь и все сделает для того, чтобы отроки Академии ни в чем недостатка не испытывали и все свои знания им передаст.
На этом бы ему и ограничиться, но Илья уже разошелся и, с ходу, попросил, чтобы все, что привезет из рейда Михайла, досталось, как добыча, только Младшей Страже…
Корней не выдержал и перебил его:
- Вот всем ты, Илюха, хорош. И отроков и даже девиц всему толково обучаешь, и порядок надлежащий у тебя в обозе, да того и не знаешь, ЧТО должен из похода наш Михайла привезти. А привезет он такое, к чему ни тебя, ни отроков твоих разлюбезных, по их молодости, и подпускать-то близко нельзя. Ты, Илюха, похоже, издалека знакомый запах почуял, насторожился и вот развыступался тут перед нами.
Илья забеспокоился:
- А что там такое опасное для них должно быть, Корней Агеич?
- А ВИНО, касатик.
Илья покраснел еще больше, махнул рукой и молча сел.
- Вот когда Егор с Михайлой благополучно вернутся, даст Бог, все в целости, тогда мы с вами все вместе и разберемся, что там у них за добыча. Будет еще у нас такая возможность - и опробуем. А пока все. И за дело.
Все радостно загудели, заранее предчувствуя будущее угощение, и начали, довольные, расходиться. Да, было что нынче обсудить и рассказать им в своих десятках.
Поэтому и возвращения из похода Егора и Михайлы ждали с еще большим нетерпением. И понятно сразу стало, что такая редкая и интересная добыча, как вино, требует вдумчивого изучения.
Обратный путь домой по болоту был уже хорошо обозначен специальными вешками. В самых трудных местах болото было даже превращено плотниками и обозниками в проходимую гать. Перед тем болотом и состоялось углубленное изучение этой части добычи. Хорошо приложились все взрослые, и воины и обозники. А уж после этого и болото как-то легко преодолели, быстрее что ли, и насекомые не так настойчиво одолевали и раны старые в воде не так ныли.
А всех раненых так наобезболивали, что никто из них тряски даже и не почувствовал. Да все они раненые, и взрослые, и отроки, так крепко спали, что даже лекарка Настена на той стороне болота только ругаться и могла. Но и она, не смотря на свою ругань, понимала, что для раненых без этого средства не обойтись тут было.
Всю эту длинную историю про совет десятников начальник тыла Илья поведал Михайле и его ближникам уже в крепости, после возвращения, когда они все собрались обсудить результаты этого похода.
После возвращения из похода в Ратном состоялся благодарственный молебен. Там сотник Корней еще раз сказал, что всех наставников отблагодарит особо из добычи МС. Семьи наставников, кто еще не решался на переезд, активнее засобирались на новое жилье в крепость или Михайлов городок, как ее все чаще называть стали. А сами господа-наставники, услышав это, еще активнее, днем и ночью, готовы были заниматься учебой с отроками.
Михайла потом деду даже сказал, что примерное материальное стимулирование отдельных индивидуумов и заинтересованность их близких в повышении статуса оказалась не менее важной компонентой, чем горячее желание наставников почувствовать себя не увечными обозниками, а полноценными опытными воинами, да еще и Начальными людьми. Дед, узнав, это его соображение, плюнул, кхекнул и послал его с его заумью подальше и тоже также длинно и красиво, но слова эти его услышал, понял и как бы одобрил.
К вдове Анисима Корней, Алексей и Михайла зашли тогда вместе. Михайла и Алексей рассказали ей и ее дочерям, как погиб их кормилец. И тогда же ей предложили, если хочет, перебираться на жительство в крепость. Обещали, что и холопов из добычи выделят, и дом новый поднять семье помогут. Вдова, убитая свалившимся на нее горем, поблагодарила и ответила им, что подумает об этом обязательно, но потом.
И здесь должно быть описание еще одного схода в Ратном – надо делить добытое, распределять приведенный полон, кого из них куда. Это мероприятие должно было состояться сразу же через день-два после возвращения всех воинов и пересчета всей добытой добычи. Значит примерное время схода – начало августа 1125г. А принятие опричников и Михайлы в Перуново воинское братство и награждение их воинскими поясами – ближе к середине августа. На том сходе Корней еще раз должен был заявить, что добыча МС - его добыча.

Еще одно соображение. Вот наш ГГ Михаил Ратников – Мишка Лисовин, с первой полусотней МС в поход в Журавляндию сходил. В крепости (Михайлов городок) его достойно проводили.
Те отроки, кто там остался на хозяйстве, тоже в бой рвутся; девицы об ушедших парнях, которых только что проводили, хлеба с оберегами вручали и т.д, грустно мечтают, ведут себя тихо. У многих из них среди ушедших парней не только симпатии, но и братья или соседи (большинство опричников – куньевская родня). Юлька новых лекарок –помощниц в крепостной лазарет привезла. Ее мать Настена помогает Татьяне в Ратном на Лисовиновском подворье еще один лазарет организовывать (для тяжелораненых). От боярыни Анны пришла просьба-приказ это сделать, и сделали. Корней перед отъездом в поход даже одобрил эту разумную инициативу любимой невестки.
Мастерские в крепости под руководством Кузьмы успешно работают, выдают продукцию. Сам Кузьма мечется между всеми мастерскими и, попутно, что-то еще продолжает изобретать, совершенствовать и внедрять. Купецкие уноты, как мы уже говорили – в ладейном походе с Осьмой и Спиридоном. Они все в Слуцк и Пинск отправились с ними.
Кстати, а КТО в это время в сельской лавке остался за продавца, если оба приказчика в столь длительную командировку укатили? Ленивые работники? А они хоть на что-то способны? И им что-то важное можно доверить? Или Осьма кого-то из местных жителей с лисовиновского подворья УЖЕ всему научил?
Мастера-плотники бригады Сучка и сами плотно заняты и нещадно гоняют, как могут, вплоть до мордобоя, нинеиных людей – подсобников. Они все сами работают сразу на нескольких важных участках: во всю строится ограда и башни крепости, ладится мост через протоку к посаду, возводится жилье - сразу несколько домов для семей наставников, закладывается основа под фундамент для хором Андрея Немого и Арины, начали возведение терема в три этажа для боярича Михайлы.


"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник

Сообщение отредактировал Простак - Воскресенье, 29.04.2012, 20:04
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:08 | Сообщение # 8
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
Арина под чутким руководством Главной Наставницы боярыни Анны Павловны девичей десяток женским премудростям и хитростям продолжала учить, а у самой то у нее сердце-вещун не спокойно, беду с Андреем загодя чувствует. Того гляди, к болоту отпросится (я еще расскажу об этом чуть позже).
Боярыня Анна Павловна – Старшая по гарнизону. К ней отроки уже и охрану наладили из числа отроков дежурного десятка – двое всегда под рукой.
Кстати, вот удобный момент, ввести новшество – отличительные повязки для дежурных. Допустим, во время торгового вояжа Михайла задумался о приведении одежды отроков к единому образцу. Пока еще до шевронов и нашивок дело не дошло, но дежурных по крепости чем-то выделять среди остальных отроков было надобно. Вот он и придумал ввести простейшие нарукавные повязки.
Сама по себе нарукавная повязка ничего сложного собой не представляла. Полоска чистой ткани, обметанная по краям яркой цветной ниткой, чтобы края не махрились с несколькими пришитыми тесемками. Трудность была в том, что именно на ней изобразить. От изображения вышитой буквы Д (дежурный) или ДД (дежурный десятник) или ДУ (дежурный урядник) он сразу же отказался. Представил, до чего может дойти буйная фантазия его безбашенных отроков, и сразу же от этого отказался. Наилучшим ему показалась вышить на повязках МС. И понятно и красиво. Такой заказ он матери и оставил для изготовления.
Софья быстро заказ такой исполнила и, вот этим-то отрокам охраны боярыни, посчастливилось первыми примерить обновку. За изготовление остальных повязок боярыня засадила уже весь девичий десяток. Обещала: у кого из обучаемых девиц важное рукоделие окажется ровным и красивым, наградит желудями в их туески, самых нерадивых из них – щедро наделит горохом туда же. Девченки старались все. Даже малолетние Стешка и Фенька выпросили такой же лоскут ткани и вдвоем шили повязку для своего друга Дударика. Старшая сестра их Арина, правда, потом все за ними заново переделала, но за терпение и труд сестренок похвалила. Анна Павловна даже в пример их старание старшим девицам поставила. В результате всех этих девичьих забот, у всех ребят дежурного десятка появились яркие обновы. Довольны были все. И толк от такой учебы был явно виден.
Господа-наставники приметную новинку одобрили и, вообще, живо помогали и должный порядок по гарнизону поддерживали, особенно гоняли отроков нинеиного контингента, да так, чтобы им никаких новых каверз выдумывать и некогда было.
Вроде бы все при деле. Чинно, осмысленно и от всего результат есть.

А вот поход МС по тревоге? Прикинем, кто в крепости под рукой Боярыни остался? Ведь, всех боеспособных парней МС их командир Михайла бить врага увел. Больные и легко раненые отроки – на излечении в крепостном лазарете, под присмотром Юльки. Тяжелые (?) – в Ратном. В ее, Боярыни распоряжении – всего лишь пацаны Детского десятка Сеньки (10-15 парней), + воспитываемые девицы (15-18), да увечные ветераны-наставники. Даже проведение полноценного дежурства по крепости –проблема. Ну, с этим делом как-нибудь справятся, в случае чего на переправе взрослых холопов можно поставить. А если какой враг нечаянно нагрянет? Время то военное, а войско все ушло…
Кстати, а были ли у уходящих в тяжелый и трудный, полный различных опасностей, поход, отроков, такие же шикарные проводы? Хлеба с оберегами для тех, у кого их еще не было, успели напечь?
Но, вроде бы, тревожный гонец из села Ратного в крепость еще с вечера прибыл. С приказом от Сотника явиться всем войском, конно и оружно. Как и когда только все собраться успели. Конечно, все прошло хорошо, но только в ТОМ случае, если на это заранее проводились специальные тренировки.
Руководство крепостного гарнизона Михайла, Алексей, Филимон, Илья и др. должны были подготовить «дежурные чемоданчики», или их тогдашний аналог. Все отроки МС, или хотя бы их урядники, должны были знать, что где брать по такому случаю. Кони, боевые и запасные, должны были быть готовы, амуниция и оружие содержаться в надлежащем порядке, болты самострельные в комплекте. Даже съестной припас к походу должен был быть на всех УЖЕ подготовлен.
Илья Фомич - Обозник опытный и бывалый, да и остальные наставники ничего плохого не посоветовали бы. Но, все же интересно, как оно было. Возможно, все это в мелких подробностях будет во 2-ой книге ЖО (предлагаю название «Крепость-Любовь») или даже в 3-ей кн. ЖО («Троевожная Осень»).
Объясняю свою версию – во 2-ой кн. ЖО наша Арина (неизбежно!) выхаживает своего тяжело раненого Андрея, идет дальнейшая подготовка девиц лучше владеть видами женского оружия: красотой, обаянием, молодостью, и т.д. Шьются новые платья для наставниц, женщин Дома Лисовинов, боярских жен. Идет дальнейшая борьба за умы с патриархальным обществом. Возможно даже подготовка свадьбы охотника –разведчика Герасима на любимой им девушке Софье (оба –вовремя вывезены опричниками МС с земель соседа Журавля) и т.д. Наконец, после коллективного прослушивания занимательной и актуальной «вечерней сказки» сюжета «Ромео и Джульеты», молодежь в Михайловске друг друга по иному увидела.
Ладно, МС по тревоге из крепости ушла. Походная мастерская Кузьмы в обозе, руководимым Ильей за ними отправились. Это мы знаем.
А заместители по всем хозяйственным делам у ближников, спешно отбывших по тревоге, в крепости назначены? Кто из них, как, какие дела и кому передал? Или все на одну б. А.П. свалилось? Рискну предположить: Начальник тыла Илья мог часть немалых своих обязанностей Макару (?), Филимону(?), (Прокопу?) передать. По возрасту и опыту его, Ильи, сыновья – еще малы. Пашку Мытника только что на учебу поставили, его даже в поход не взяли – не готов еще, начальной военной подготовки не освоил. Других специалистов по экономике, что на платном отделении учатся, в крепости и вовсе нет, все они в ладейном походе. Ну, может еще Арина (она по работе на постоялом дворе опыт имеет и ее дед Семен). Ну, если уж боярыня Анна может управлять всем гарнизоном и экономикой крепости, то и Арина, купецкая дочь и вдова, с помощью других страших женщин и наставников сможет управлять всем ее хозяйственным обеспечением. Тем более что, к этому времени, она стала чуть свободнее - ее Андрей начал уже заметно поправляться, и даже часть важных дел на себя взял (об этом я тоже скажу чуть позже).

Вот еще одно направление, обозначенное, но до конца не раскрытое. Не главное, конечно, куда ему до нашего ГГ, но и об этом человеке забывать бы нам не надо. Молодой охотник Герасим из Журавляндии и его дальнейшая судьба после встречи с Михаилом.
По тексту Отрока он, в начале, возле старшего наставника Алексея, как временный не то денщик, не то адъютант пребывает, раны ему перевязывать помогает, за пищей для него бегает. А после того, как ему пришлось активно участвовать в качестве знающего местность и толкового проводника в михайловском отдельном рейде, наш Михаил им заинтересовался. После его помощи в захвате винзавода и пасеки ему могло быть Предложено вступить в МС. Причем не просто вступить, как еще один отрок, а сразу же зачислить его в отделение охотников и разведчиков Якова. Наставник Стерв –Евстратий тоже парня за сметку и владение лесными навыками похвалил, а это – серьезная рекомендация. Если Автор не возражает и Совет одобрит, то попробую предположить дальнейшую судьбу этого парня.
Герасима зачислили на довольствие в МС. Вместе с другими «добровольно» присоединившимися к обозу христианами, которых не могло быть много (2-3 семьи), вывезли. Затем, не расписывая их семьи на доли в добыче, не стали холопить, а оставили свободными. Этих «свободных» поселили на посаде или на росчистях возле крепости. Они бежать дальше никуда и не подумают, наоборот, за правильных христиан-ратнинцев еще крепче держаться станут. После «гулаговских» порядков Журавля, им, даже если их и закупами объявят, такое - свободой покажется.
Михайла, мог, конечно, и сразу важное поручение Герасиму дать. По землям боярина Журавля еще внимательно походить, да с другими тайными христианами бр. Ферапонт, о. Моисей и др., повстречаться. Нужно было наладить правильную подрывную работу и постоянный сбор разведданных на той территории.
Но, скорее всего, этого пока не произошло. Не было этого потому, что после того рейда Михайла был сильно контужен и ранен. Да еще и подавлен, что его ребята вновь погибли и раненые есть, а Андрей Немой сильно изранен. Не до того ему было. А вот уже после похода, тщательно все эти задачи, обдумав и проанализировав, вполне мог дать поручение толковому парню - исполнять такое приказание.
Значит, привезли тех христиан и Герасима с ними в крепость. Затем и в Ратное на подробную беседу и Молебен их всех сводили. Молебен тот о счастливом избавлении из-под жестокой власти язычников-угнетателей верных христиан, даже и под холопским ярмом не склонившихся, проискам лукавого не поддавшихся и Света Христианской Веры не отринувших. Да если все это мероприятие еще и при скоплении других холопов, бывших крестьян Журавля, грамотно провести. Вот для них для всех еще и показать, в чем различие между своими - христианами, которым свободу и землю дают, и просто язычниками, которых здесь насильно крестили и от одних хозяев к другим просто перевезли. Тогда им всем самое место в крепости.
А какой это все яркий Пример и стимул для остальных холопов. Христианский пастырь - Священник села Ратного о. Михаил должен был быть очень рад такой стороне своей информационной войны с язычниками и радоваться еще одной своей немалой Победе в ней.
Если бы еще описать, как выполняется обещание Михайлы, данное Герасиму - женить того на любимой им девушке Софье из семьи этих свободных поселян. Свадьба для них по христианскому обряду да в настоящей церкви…
Да после всего этого парня хоть куда угодно засылать можно. И другим отрокам пример. И сам он постарается обязательно вернуться, и задания в тылу врага выполнит и других за собой приводить станет на свободные земли под защиту Сотни.
Все эти вопросы Михайла мог и должен был с дедом Корнеем обязательно обсудить ДО схода, когда решалась судьба большинства новых холопов. А невесту Герасима Софью – к Боярыне, определить на обучение в девичий десяток под присмотр на время. Обучится – и вперед, замуж за героя-разведчика Герасима.


"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник

Сообщение отредактировал Простак - Воскресенье, 29.04.2012, 20:04
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:08 | Сообщение # 9
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
А самого Герасима учить не просто как охотника и разведчика, а как разведчика – шпиона, а, порой, и диверсанта. Своих Максимов Исаевых – Отто фон Штирлицев и Р.Зорге, Абелей и Маневичей учить надобно в своей Академии и учить. Учить хорошо, самим, и ОЧЕНЬ тщательно!
А уж обо всем, что на землях соседа Журавля происходит, после такого похода, знать надлежит обязательно. Для охотника Герасима и еще одно важная задача есть. НАДО обязательно точные подробности про промышленное производство Журавля за Горкой собирать. Да и о других новинках из будущего, уже внедренных на соседних землях другим попаданцем, сведения собирать. Корнею и Лавру очень интересен секрет и все подробности производства стального оружия. Ради узнавания одного этого секрета с помощью Герасима можно не только свободу «добровольцам»- христианам и землю дать, но еще и многое другое пообещать. Дело это - многого стоит.
Да и возможность, в дальнейшем, при всех будущих разборках и взаимодействиях с княжьей и церковной властями Турова и Киева использовать такой мощный козырь, как поддержка ратненской сотни угнетенных христиан – подпольщиков – должен обязательно пригодиться.
А во время начала военных действий всех прогрессивных сил Погорынья против набега ляхов и полочан юного охотника и разведчика Герасима в крепости уже не было. Он УЖЕ был заслан на внедрение в тыл врага и, под прикрытием хитрой легенды, успешно действовал там по специальному заданию деда Корнея, о.Михаила и нашего Михайлы. Вот такой он оказался молодец. И это он еще только учится!

Июль – август 1125 г. База МС в Михайловске.
На следующий день после прибытия из удачно завершившегося похода 1-ой полусотни МС за болото, Михайла решил обсудить его подробности со всеми своими ближниками. Ребята его там неплохо себя показали, но и на этом нельзя было останавливаться. Надобно было переосмысливать все увиденное, добавлять в обучение то, что он там понял и придумал. Прежде чем действовать дальше, надо было услышать мнения об этом от своих самых надежных, в этом он не раз уже успел убедиться, ребят. Так и сделали.
На собравшемся Совете Академии были почти все. Не хватало лишь купеческих братьев Петра и Николы. Все купеческое отделение в полном составе под руководством Осьмы участвовало в ладейном походе. Настало время, когда и ладья, оставленная дядей Никифором в селе Ратном, пригодилась для ведения торговых дел. Вроде бы даже и не хватало их взгляда, как будущих торговцев на все эти дела. Но ведь и разговор сегодня должен был идти больше о делах военных, а не торговых. (см. кн 6, когда Михаил вернулся из похода –их всех не было в крепости).
Сначала Михайла предложил всем высказаться, доложить собранию свои соображения, кто что заметил интересного.
Дмитрий, новый Старшина МС, как всегда по военному, четко доложил, что, по его мнению было сделано не правильно, и где можно было сделать все лучше.
Артемий высказал дельную мысль, что среди захваченного полона, есть несколько семей, которые неплохо было бы в крепость получить. У них есть толковые специалисты и перспективные, для обучения в МС ребята. Он кое с кем уже успел переговорить и в оркестр кого-то присмотрел. Да и Кузьме – оружейному мастеру МС кое-кто из новых холопов мог бы в будущем пригодиться. Пока сход не прошел и доли ратникам не выделены, неплохо было бы этих людей в крепость получить.
Демьян, после похода был не такой хмурый. Он порадовал собравшихся интересным соображением, что многим ребятам их войска не хватало должных умений в рукопашном бою и сил в одиночку справляться с взрослыми воинами.
Крестник Роська-Василий, посетовал, что при большой загруженности отроков воинскими дисциплинами, у них не остается сил и времени хорошо изучать грамоту и закон Божий, от этого и остальное страдает.
Матвей доложил о потерях, об убитых и раненых, кто из раненых отроков и где сейчас находится на излечении и когда сможет вернуться к обучению. Постепенно его толковый доклад опять свелся к тому, что много крови кругом льется, и своей и чужой. На этом Илья его справедливо прервал, попеняв, что войны и добычи без крови никогда не бывает. Раз уж пошли воевать, значит и кровь, обязательно, будет литься. Приходится и свою и другую проливать. Хотя ребят, в том по ходе погибших, очень жалко и ему.
У самого Ильи были дельные замечания о том, что всем отрокам МС надобно лучше уметь проводить сбор захваченного, конвоировать пленных. Эти его предложения прямо таки совпадали с мыслями самого Михайлы об этом же. Он его и дополнил
Дмитрий и Демьян, чуть не в один голос, ему возразили, что любых пленных и различный груз конвоировать-то они, как раз могут, и даже неплохо. И рассказали, всем еще раз, что из-за дурной ошибки десятника Тихона - племянника Луки, чуть было не понесли больших потерь, не получив вовремя правильный приказ сотника и не зная всех его хитрых задумок. Михайла это подтвердил, рассказав, из-за чего это Тихон так перед всеми облажался. Илья зачесался, хмыкнул и согласился.
После чего сам Начальник обоза МС – наставник Илья Фомич надолго заинтересовал ребят своим рассказом о проходившем без участия Михайлы собрании десятников. Совет тот состоялся, когда Старший боярич был в отдельном рейде и потому всех подробностей не знал. Тем более было любопытно услышать обо всем от очевидца и участника.
В рассказе Ильи было очень много важной информации, которая могла быть ими правильно использована. Мудрый и дальновидный политик Сотник и Боярин Корней умудрился в одну встречу поведать всем начальным воинским людям, а через них и остальным воинам Ратного и Княж.Погоста столько всякого… И время и место удачно подгадал и всей добычей правильно распорядился. Он объявил о грядущих военных годах, которые вот-вот начнутся. И о принятии наставника Алексея в Лисовиновский Род, как его Сына, и о повышении статуса всех наставников Академии в глазах ратнинцев.
Да много чего еще предстояло, потом, подробно обдумать управленцу Михаилу Ратникову.
Повышение статуса Алексея от изгоя-беженца и пришлого чужака, до близкого родича боярского рода меняло все расклады в иерархии Ратного. Это как минимум. Это была очень серьезная заявка. Корней не просто ввел опытного воина - Алексея, Рудного воеводу, в состав семьи и рода. Так он сделал его своим и понятным для всех ратненских жителей и определил Его стезю и место. Да, правильно там десятники говорили: «мудер Корней».
Одно лишь увеличение авторитета всех наставников делало их еще более преданными помощниками и защитниками всего нового, что исходило из крепости и от обучения в Академии.
В свете знания о скорой и затяжной войне необходимо было совершенствовать боевую подготовку. А не все еще отроки в таких разных десятках одинаково хорошо были подготовлены.
Михаилу только и оставалось, как и раньше, озвучить всем ближникам свою мысль, что грозный сотник Корней зря ни чего не делает, раз сказал так, значит, у него на это были свои резоны, до конца ему, бояричу, пока еще не известные.
После подробного рассказа Старейшины Совета Академии Ильи Фомича, Михаил предложил, первым делом, увеличить для всех без исключения, отроков МС количество и интенсивность боевых тренировок. Учить ребят, на его взгляд, боевым навыкам, надо было даже в ущерб всему остальному обучению.
Вот на этом то вопросе, в общем-то, резонном, мнения ближников резко разделились, и хотя все были и за, но проголосовали большинством голосов против. Михайла от них не ожидал этого.
Мнение всех несогласных просто объяснил его крестник Роська-Василий. Да, учить воинскому делу ребят еще больше и лучше надо, но и грамоте и Закону Божьему и всему остальному надо тоже. А уж как это все совместить, пусть лучше Михайла сам думает и всех наставников к этому привлечет обязательно, раз их Боярин Корней так ценит. На этом все и разошлись.
На следующий же день был проведен большой или даже «расширенный» педсовет. Присутствовали все господа-наставники, кроме тяжело раненого и находившегося на излечении в Ратном Андрея Немого и Арины, за ним там ухаживающей. После похода они пока находились сейчас в лазарете на лисовиновском подворье. Андрей, раненый и контуженный, после долгой тряски на телеге через болото был в таком тяжелом состоянии, что лекарка Настена его решительно направила в Ратное, под свой неусыпный присмотр. Даже добавила, что в этом случае только она сама и сможет помочь, дочь ее пока еще с такой болезнью самостоятельно не справиться. Ну, Арина живо и собралась с ним, куда теперь уж ему без нее. Он, ведь, только ее голос и слышал в забытьи. Настена девушку обнадежила, поведала, что все с ним будет хорошо - вылечится, но сначала – Ратное и лазарет для тяжелых, а там видно будет.
Как всегда, в последнее время, на этом педсовете присутствовала и мать Михаила, боярыня Анна Павловна. Да еще было одно отличие. Боярич Михаил впервые привел на сбор всех наставников Дмитрия, назначенного вместо него старшиной Младшей Стражи.
Боярич коротко доложил собранию наставников Академии о результатах похода за болото, как это ему представлялось, поведал о явных удачах и недостатках, подмеченных им и его ближниками. Рассказал всем еще о задуманнных им изменениях в методике обучения, особенно упирая на приобретение отроками тех навыков, что особенно не хватало в походе. Затем дал слово своему начальнику тыла Илье.
Илья Фомич, необычно кратко, и, пока еще стесняясь, что ему на таком важном собрании дали слово, сжато изложил такие интерсные подробности совещания десятников. Он докладывал только главное. Михайла специально попросил его об этом накануне. Суть его рассказа: Сотник Корней объявил, что впереди у всей ратненской сотни несколько тяжелых военных лет. Возникла угроза всей мирной жизни Туровского княжества. Появилась серьезная опасность нападения на города и села союза ляхов и полочан.
Еще начальник обоза МС поведал, что Боярин Корней Агеич обещал наградить ВСЕХ наставников Академии из добычи МС за толковое участие в обучении отроков, показавших в походе неплохие результаты. А Сотник Корзень на собрании десятников приказал признать ВСЕХ наставников – ВОИНАМИ и


"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник

Сообщение отредактировал Простак - Воскресенье, 29.04.2012, 20:03
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:08 | Сообщение # 10
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
еще сказал, что они, как воины, имеют право присутствовать на советах десятников и на сходах в селе ИМЕЮТ права голоса.
Алексей, тоже бывший на этом же совете, все рассказанное Ильей подтвердил, сказав, что все так и было. Наставники Глеб и Старв только головами кивнули - да, это так.
Завершил тот педсовет Михайла:
- Как Старший здесь, в крепости, Боярич из рода Лисовинов, благодарю Вас и низко кланяюсь Вам, Господа-Наставники, за хорошую учебу отроков Младшей Стражи, будущую смену воинов ратненской сотни. И еще, кланяюсь Вам, за Вашу науку и заботу, от себя и от всех вернувшихся из похода отроков, сберегших в бою свои жизни.
И поклонился до земли дважды. А потом добавил, что матушку свою - боярыню Анну Павловну очень благодарит за правильное руководство всем воинским поселением и если вдруг доведется отрокам и ему вскоре в новый поход отправляться, все оставшиеся действовали по обстановке, помогая и советуясь.
Наставники его приветливые слова и вежливость оценили, прониклись и все, им сказанное, очень одобрили. Обещали не подвести и ЕЩЕ ЛУЧШЕ отроков учить воинским навыкам.

После этого происходило множество разных событий, больших и не очень, но, так или иначе, влиявших на судьбы множества самых разных людей.
Ребят опричников, так удачно участвовавших в боях за болотом и хорошо свою выучку там показавших, принимали в воинское Перуново братство. Староста Ратного Аристарх, оказавшийся жрецом Перуна – Туробоем, назвал Михайлу своим учеником и нарек ему имя – Окормля.
В крепости произошла стычка, оказавшаяся не просто ссорой двух повздоривших из-за внимания парня девченок, а конфликтом между двумя представителями различных языческих культов. Среди отроков нинеиного контингента вспыхнула дуэль. Для показательной казни упрямого Бориса-Плоста и разборки ситуации в Михайловск приезжал грозный дед Коней с членами комиссии по наведению порядка. Все это происходило одно за другим и обрастало еще все новыми и новыми сопутствующими событиями.
Мне кажется, что тут уместно было бы включить и сцену Тренировки (из неопубликованного) и приход на учебу Паньки - сына погибшего Мытника (оттуда же).
За время отсутствия в крепости Михаила и первой полусотни отроков, ушедших в боевой поход, Оружейный мастер всей Младшей Стражи Кузьма тоже без дела не сидел. На все изделия из своих мастерских и идущие на продажу, и предназначенные для своих нужд, по общему решению Совета Академии, начал ставить свой фирменный знак. Михайла назвал его «торговая марка» – лиса с крестом. С ним вся продукция мастерских стала смотреться как-то строже и привлекательней. Дошло до того, что по просьбе поварихи Плавы даже на обычную посуду, из которой кормили отроков, нанесли этот знак. Почему-то все признали, что пища, после этого, стала еще вкуснее.
Вскоре к этому делу и швейная мастерская боярыни Анны Павловны присоединилась. Мастерица Софья такую же вышивку на все платья начала ставить. Эту идею матери Михайла подсказал. Как увидел в день проводов новое платье на красавице Арине, во время похода за болото обдумал и, по возвращении, посоветовал. На недоуменный вопрос матери для чего это нужно, он сразу же высказал серьезный и не убиваемый аргумент. С таким товарным знаком даже большие иерархи Православной Церкви Турова и Киева ее платья скорее одобрят, чем запретят. Да и продавать их после этого в городе еще дороже можно будет. Вроде бы те, кто с таким знаком, так и под сенью креста православного пребывает, и языческие чары и козни на них уже и не действуют. Не бог весть, что, конечно, но матери почему-то все это понравилось. Но, прежде, чем делать такие вышивки на всех платьях, необходимо было проконсультироваться у ближайшего представителя церкви, показав ему образцы.
Анна Павловна нашла удобный повод, съездила в Ратное, встретилась с о.Михаилом и поинтересовалась его мнением. Причем приехала не одна, а вместе с несколькими девицами и Артемием с его музыкантами. Все вместе они отстояли обедню и исполнили несколько церковных песнопений. Невзначай было продемонстрировано и это новшество с вышивкой.
Отец Михаил, поразмыслив и осмотрев несколько раз получившиеся вышивки и эскизы женских платьев с ними, пространно высказался в том смысле, что это, в целом, хорошее начинание и одобрил, благословив на благое дело свою верную прихожанку и в этом элементе придумавшую как языческим проискам противостоять. Так и пошло. Раз уж и священник одобрил, мастерская заработала. Заказчики появились.
Михайла, глядя не это все это, стал всерьез подумывать о введении воинских знаков различия, которые можно было бы обозначать на повседневной одежде вышивкой. Стало совсем интересно. Такие заманчивые перспективы нарисовались. Все отроки в крепости были одеты, в общем-то, одинаково, никаких особых изысков. А так, с введением в обиход знаков различия, посвященным сразу становилось видно, кто младший урядник, кто урядник и так далее. Вспомнился армейский опыт.
Первым результатом его напряженных размышлений на эту тему стала просьба к матери дать указание портнихам. На всех рубахах отроков надобно было нашить на рукаве одинаковые шевроны с лисовиновским фирменным знаком - лиса с крестом.
(А правильные воинские знаки различия, их размер, место и цвет, для отроков МС, если они необходимы, - мы с Вами, ГОСПОДА СОВЕТ, давайте вместе изобретать. За их основу, предлагаю, взять привычные нам знаки Советской или Российской Армии).
Глядя на это, господа-наставники попросили и у них на рукавах подобное изобразить. И, получив уже просимое, гордо носили в Ратном свои рубахи со знаком принадлежности их к воинской Академии. Когда уже и Илья пришел просить о том же для обозников МС, Михайла понял, что эта его задумка удалась. Так и до создания единой формы одежды, да при наличии отличной швейной мастерской было недалеко.
Сотник Корней, увидел все это по приезде в крепость. Он, оценив отношение ратнинцев к наставникам, стремительно набиравших уважение, авторитет и достаток, тоже озадачился этой проблемой. Посмотрев на образцы нашивок, обозначавших воинские звания отроков МС, тоже заинтересовался, как это можно сделать для всей ратненской сотни.
Окончательно его добило, когда невестка Анна прислала из Михайловска новые платья с лисовиновской вышивкой для Татьяны и Листвяны. Обе, женщины, хоть и были беременны и, насколько, стеснялись своих располневших фигур, от примерки нарядов отказаться не могли. Надевать их помогала мастерица и рукодельница Софья, и пошившая эти самые платья. Оказалось, что ею была придумана хитрая система лямочек и тесемочек, позволявших подогнать эти платья по любой фигуре. В новинках обе главные женщины лисовиновского боярского подворья смотрелись уже совершенно по иному, как-то значительнее, что ли. Весь куньевский «курятник», высыпавший посмотреть на боярыню Татьяну и ключницу Листвяну в обновах, сразу же оценил эти изменения. Стало явственно видно, что те, кто в новых платьях – люди Лисовинов или их ближайшая родня, а те, кто не в них – родней пока не является, хотя и назван.
Сама Анна Павловна, специально не поехала смотреть, как Татьяна и Листвяна примеряют обновки, она лишь позже от Софьи узнала все подробности. Не поехала, потому что поняла, что у нее появился еще один свой женский способ влияния на все отношения в большом лисовиновском роду. Вея, жена наставника Стерва, старшая сестра Татьяны и большая помощница ее, Анны, делам в крепости – в ближайшее время платья была достойна, и вскоре получила бы его, а Дарина, бывшая Славомирова большуха, сосланная по ее настоянию в Выселки, наверное, – никогда. И так - со всеми. Она даже пока и не подозревала, что это ЕЕ женское оружие может быть применено не только к женщинам своего рода, но и ко всему Погорынью, а, возможно, в недалеком будущем и ко всему Туровскому княжеству.
Вручение и примерка платьев состоялось буквально за неделю до прихода ляхов, так что результаты своего воздействия на умы ратненских женщин боярыня Анна Павловна смогла увидеть еще не скоро. Но, когда через несколько дней после получения сообщения о взятии отроками штурмом вотчины боярина Федора – Княж. Погоста, прибыла по важным делам в Ратное – первые результаты пришли к ней сами. Ими с просьбами пошить подобные платья прибыли жены Корнеевых бояр ( , , ). Пришли и дружно заявили:
- Хотим такие же платья с такими же вышивками. Они пошиты столь красиво и значительно, что вызывают уважение, показывают статус, и о. Михаил, вечная ему память, перед смертью благословил тебя, бярыня Анна Павловна, на их изготовление. Вот в память о нем и хотим тебя простить. Сделай и нам такие. И о цене не спрашиваем, понимаем, что - ТАКОЕ - дешево стоить не может.
Позже оказалось, что еще и лекарка Настена, увидев знатные обновки на беременных Лисовиновских женщинах, сказала, что те, кто их носит и детей сможет родить здоровых.
Анна Павловна тогда и поняла, – началось! (Наш современный человек бы воскликнул на это – «ЙЕС!»). Но и она могла и умела радоваться своей удаче и пользоваться ее расположением. А тех, кто ей в этом помогает, и людей и всех Светлых Богов, она еще сумеет достойно отблагодарить.

Конец августа –начало сентября 1125г.
А потом была тревожная весть о возможном скором нападении ляхов на Ратное. Сборы по тревоге, уход всего боеспособного состава МС на большую войну. В крепости после их ухода остались только раненые в лазарете и десяток пацанов Сеньки.
Но всем оставшимся взрослым скучать и печалиться было просто некогда. В крепость вечером того же дня и на следующее утро пришли обозы с детьми и беремеными бабами из Ратного.
Все отроки МС по тревоге отбыли из крепости оборонять Ратное. Оставлено немалое хозяйство. Кузьма, как оружейный мастер также за войском в обозе Ильи отбыл вместе со своими помощниками – отроками Киприаном и Назарием. Как дальше мастерские и кузня в крепости без него работает? Допустим, кузней один из людей Сучка – мастер кузнец Неклюд присматривает, хоть это и не его основная забота, а остальное? Кто и над чем старший. Холопов на все дела ставить? Конечно, что-то мог и сам Сучек и его люди (Нил, Гвоздь, Плинфа и другие) курировать, что-то другое Аринин дед Семен мог на себя принять,


"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник

Сообщение отредактировал Простак - Воскресенье, 29.04.2012, 20:03
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:09 | Сообщение # 11
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
хотя бы часть хозяйственных дел по крепости и посаду. Но он не коренной ратненский да еще и недавний холоп, как господа-наставники еще к этому отнесутся?
Допустим, и Макар в обозе Младшей Стражи отбыл, вслед за Ильей трофеи собирать. Он, кстати и до Княжьего Погоста мог потом с обозом сходить, пленных оттуда вывозить. Но дальше КняжПогоста отдельный обоз МС вряд ли ходил. После обратного отбытия из крепости в Ратное всего детсада с их сопровождением, плотников Сучка, возможно, опять, временно для большего спокойствия женщин в крепость попросили перебраться.
А тем временем и пленных начали подвозить. Их кто пасет? Работой то их обеспечат, чтоб зря хлеб не ели. И Крепость строить – тяжелой работы на всех хватит, сколько б их не было, и самом Ратном тын обновлять нужно.

А с детсадом - вот как могло быть. (Если в текст Книги войдет, может интересно получиться).
Начну издалека. После героического взятия силами михайловых отроков (1-ая полусотня) заболотного хутора и подавления сопротивления оказавшихся там вражеских стражников было отправлено письмо -доклад. Наставник Алексей тогда диктовал, старшина МС Михаил писал на трофейной бумаге «От Алексея – Корнею».
Был с тем письмом отправлен бравый гонец. Кто? А сигнальщик Дударик. Вот так вот он и в свой первый поход сходил самовольно, даже в первом бою побывал и рангеных перевязывал. И после похода своих старших уже в крепости радостно встречал («Едут!!!»). Ох и вспыпала ему мать – повариха Плава, за все его подвиги … Но он не сильно обиделся, понимал, это она - любя, не зря же его звали –Любим.
Болото то он за вьючным обозом перешел. Дорогу уже знал. Вот его то, сразу же обратно с письмом и отправили. Он болото вновь героически форсировал. Один! Хоть Любим и малец еще, но ни на лесной тропе, ни на болоте заблудиться не мог. (Он - не Лиза Бричкина из фильма «А зори здесь тихие…»). Перебрался и двинулся в сторону Ратного и Крепости. И вскоре встретил на марше ратненских воинов.
Бояре Корней и Федор со всеми своими воинскими силами и обозами уже были в дороге и лихого гонца встретили в пути. Потому вовремя и прибыли к Острогу. Удалого гонца подробно расспросили и отправили дальше в Ратное и крепость с поручениями. Отправили, чтоб обратно не повернул, а то он очень рвался и просил его взять с собой, доказывая, что дорогу он хорошо запомнил.
В Ратное – подтягивать обозы и привезти скорее к будущему лагерю у болота («эвакопункт» по-нашему) лекарку Настену. У Младшей стражи после первого же боя и убитые и раненые. Есть и тяжелые, такие как Первак, которым помощь специалиста очень нужна. Могут и еще быть. Поход на соседние земли только начинается.
В Крепость – срочно готовить к выходу нескольких плотников для изготовления гатей и плотов и сколько могут выделить для этого же досок с лесопилки.
С тележным обозом их крепости отбыл наставник Макар. Это ему верхом тяжело, а на телеге – очень даже неплохо и при деле человек. А с крепостным обозом Арина увязалась. Все время, как Андрея проводила, сердце-вещун покоя не дает, ноет и ноет, беду предчувстует. Как Дударика пораспросили, так и засобиралась. Анна Павловна помошницу отпустила, не смогла удержать. А чего ж не отпустить. До пограничного с соседними землями болота со своими доедет, а дальше под надежным присмотром Настены будет, при необходимости и поможет с ранеными воинами и отроками обращаться. И, между делом, без посторонних и все свои вопросы женские задаст и решит. Потому только и отпустила.
Настена помощнице очень обрадовалась. Тут же и познакомились. Тут же и разговор на медицинские темы опытной лекарки с Ариной произошел. Арина, под воздействием лекарского голоса Настене о себе подробно рассказала и свои тайные женские вопросы задала. Лекарка все выспросила, внимательно выслушала, осмотрела и правильные советы дала, что делать, что принимать, какие травки и когда пить.
Обозники Бурея и люди Федора (?) перед болотом уже целый лагерь образовали. Настена передвижной лазарет организовала. Бурей с частью обоза вперед ушел. На той стороне всех сам смотрел. Постепенно начали тяжелораненых и убитых доставлять, переправлять всякое добро и т.д.
После захвата Острога переправа через болото заработала в полную силу. Из-за болота все новых пленных, добычу и все новых раненых и убитых повезли. Дело это оказалось небыстрое. Тяжело груженые возы по дну не проходили, застревали. Приходилось разгружать и гонять их полупустыми. В самых топких местах кое-где даже гати устраивать.
После болота груженые заново возы шли в Ратное. Настена всех доставленных раненых осматривала и лечила, определяла, кого куда отправить. Отроков, более легких, кто вскоре поправиться мог – в крепость, тяжелых, таких, как, например, Первак, которому очень не повезло – в Ратное.
Ну и всех пленных и холопов тщательно досматривала, не везут ли какой болезни, мало ли … Моровое поветрие летом прошлого года серьезной косой по Погорынью прошлось, Из-за болезни тогда все старики и маленькие дети повымирали по всей округе, и взрослых тогда не мало ушло. Настена тогда и делала все, что могла и жизнями и своей и дочкиной безоглядно рисковала. Они ведь заходили во все дома к больным, выхаживали всех. Но выходить стариков тогда не удалось. Сделала что могла, но до сих пор чувствовала за собой профессиональную вину, хоть и не виновата была ни в чем. Поэтому и смотрела весь полон очень тщательно. Обозники ей не мешали, даже грозили побить тех, кто пытался сопротивляться осмотру. Повторенья морового поветрия никому не хотелось.
Арина была рядом и во всем, в меру своих сил и способностей, помогала. За многочисленными заботами и некогда было о плохом, что с ее Андреем произойти может, думать, так к вечеру уставала. И лишь когда, и в правду, не зря сердечко о нем болело, доставили тяжело раненого и избитого копытами ее Андрея, все другие дела бросила. Она начала выхаживать своего мужчину и была с ним отправлена сначала в Ратное. Потому то и не было ее при встрече молодых ратников из первого похода. Это уж потом, к концу августа, когда ему лучше стало, лекарка Настена сжалилась и разрешила его в Михайлов городок отвезти.
А вот до того, как Андрея то к ней привезли, Арина вполне могла еще и временныи детсадом из пленных детишек заведовать. Я просто уверен, все это наверняка как-то в следующей части ЖО будет.
Там ведь (в «Отроке») как было: Михайловы отроки детишек из Острога ночью к заболотному хутору сопровождали. При этом в ночном бою с их отцами – рыбаками и охотниками участвовали. И там некогда было разбираться, вот они и взрослые ратники кого-то из отцов тех детишек и убили, да и не одного.
На хуторе ребята сменились, живой груз - детский полон от них, забрали. Подопечных их напоили и накормили, да, с утра, не мешкая, начали переправлять за болото. Кто-то из взрослых обозников этим занимался и присматривал за порядком. Допустим, люди Бурея и Федора из обоза. А за болотом их встречали Настена и Арина. Лучше их в той ситуации никто бы, с напуганными всем происходящим, детьми не справился бы. Потом, постепенно, и большинство родителей этих детишек перевезли. К тому времени возле болта уже большой лагерь шумел. Плоты и обозы кто-то гонял, обозы в Ратное формировались, пленных и холопий полон сторожить надо было, кормить всю эту ораву тоже было необходимо.
Ратненский староста Аристарх, который в курсе всех этих важных дел был, на все это мобилизовал, кого только смог. Тут уже из крепости еще полсотни отроков в охранение привели для сопровождения грузов и охраны обозов. (Кто – Филимон, Макар, Прокопий?)
Кроме того, во всем, что из-за того болота поступало, была не только своя, ратненская добыча, но и доля боярина Федора и его людей. А все это отдельно грузить, складировать, охранять… Мороки разной много.
Позднее и вообще грузы пошли разногабаритные. Необмолоченный хлеб в снопах, рыба в ларях, бочках, кадках, круги воска, ульи с пчелами, бочки с вином, … возы, возы, возы, кони, строевые и тягловые, люди, добыча, воинская справа и оружие… . Надолго обозникам этой колготни хватило. Но народ как-то и не роптал, работали дружно. Все понимали – такая добыча – большая удача и дело очень хорошее. Из нее и им за труды что-то да перепадет. Зимой голодать уж точно не придется.
Так вот, среди этих и других захваченных детишек могли, таким образом, и вовсе сироты оказаться. А куда потом этих сирот. Не у всех даже и родня нашлась. Значит их, этих детишек – не на доли в добыче, а в крепость. Часть детишек (или даже всех) потом по семьям в посаде разобрали, кого куда (помогите имена и семьи придумать).
А те, кто в крепости поначалу, да и после, этими детьми занимался, могли оказаться востребованным и позже, когда с ляхами война началась и из Ратного своих ратненских детишек эвакуировали.
Сюда бы к этой работе приставить молодых вдов из куньевской Татьяниной родни Лисовинов. Надобно убирать их с Лисовиновского подворья, чтобы и голову Лавру не морчили и при стоящем деле были. И «добрая» Вея, как их старшая тетка, покажет им, КАК ее беременную сестру, КУЗЬКИНУ МАТЬ, своими дурацкими разговорами и намерениями обижать! И Анна пристрожит так, что мало никому из них не покажется и «ботинком стучать» по трибуне не придется.
А потом, ее любимый Алексей Дмитриевич, уже получается, ТОЖЕ Боярин, СВОЮ ДРУЖИНУ приведет, тех, кто ему в походе присягнул, как боярину. В Крепости им, его воинам и молодым вдовам, по возрасту и желанию в самый раз друг друга повстречать. Еще и не хватит тех вдов на всех его воинов, придется им ратненских многочисленных девок-перестарок сватать, которые «табунами ходят». И это тоже дело. И переженить их всех до кучи. А там уж можно и на землю осадить. Хоть в Куньем на пепелище и росчистях. Хоть еще где, да хоть и в Прибалтике. Как Автор и форум решат, а Сотник Корней наше решение озвучит и выполнит!

Так вот, из Ратного подальше от войны и вражеских стрел в ближайший укрепленный тыл в крепость Михайлова городка по приказу Корнея и решению десятников большинство ратненских жителей своих и холопских детишек и отправили. Не всех, правда (см. т.6).
Ратник Арсений из десятка Егора этот приказ Сотника Михайле сообщил, удивленно встретив на берегу Пивени у мостков всю конную сотню МС (110 + Наставники). Старший наставник Алексей через лихого Сенькиного гонца в крепость этот приказ передал дальше и добавил своих инструкций. Чтобы готовились к встрече и пустых больше телег вместе с обозом Ильи пригнали.


"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник

Сообщение отредактировал Простак - Воскресенье, 29.04.2012, 20:02
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:09 | Сообщение # 12
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
И этот приказ Сотника и Боярина Корнея был ВЫПОЛНЕН!
Сам-то Михаил в предчувствии будущего боя и заботами о лучшей обороне Ратного от неприятеля всеми этими делами не заморачивался, даже и не вникал. Голова другими заботами была занята. Да и без него обозники Бурея и Ильи управились, дело понятное.
Вот Илья, он во время штурма ляхами Ратного где был? Есть версия, что это было так:
Пришла весть о взятии ляхами Княж.Погоста, появилась угроза нападения ими на Ратное. Для обороны села Корней вызвал всю МС. Михаил доложил начальству о прибытии МС и сказал, что обоз и походная кузнечная мастерская Кузьмы прибудет чуть позже с обозом. Вот его, разгрузив, обратно с детишками и направили. Если в тот день не всех перевезли, наутро еще один обоз отправили.
Но Корней не был бы Сотником, которому крутые ратненские мужики подчинялись бы и дальше, а он им был. И давно, и оставался им дальше, даже став Воеводой всего Погорынья, если бы рискнул отправить этот важный для всех воинов обоз в тыл без должной охраны. Значит, и отправил под охраной. Кто сопровождал?
Но это даже неважно, довезли, передали и обратно вернулись. Скорее всего, обозники Бурея и Ильи, да и они сами тот обоз сопровождали по знакомой дороженьке и еще кто-то из рядовых воинов (десятка 1,5-2).
В крепости же самой и на посаде возле нее, хоть и рядом она находилась, большинству ратненцев бывать пока не приходилось. Мало кому в сторону Нинеиной веси по своей воле ездить и ходить хотелось. В общем-то, в ту сторону, где жила непонятная волхва и колдунья большинству ратненских христиан не очень-то стремилось направляться и раньше. Мало ли….А вдруг злая колдунья волхва осерчает или еще что…. Вот и не совались туда без большой надобности.
Но приказ сотника и боярина, решение совета десятников об эвакуации своих детей и беременных баб в связи с близкой опасностью выполнили беспрекословно.
Вот в крепости всех прибывших встретили, им на удивление, радушно. Разместили детишек в хорошо натопленных казармах, баб на посаде, в домах наставников. Позже, кое-кого в баньке удалось попарить. Кормилица Плава расстаралась, знатно попотчевала детишек и горячим и сладким.
Все девицы, что на обучении у Анны Павловны состояли, большинство в новых красивых платьях, во всем вновь прибывшим помогали. И Арина и Юлька тоже были заняты размещением и сопутствующими хлопотами.
И вот тут то, боярыня Анна Павловна и поняла, что для нее это хороший, прямо таки, уникальный, шанс серьезно изменить и повернуть, по-своему, многое. На пути к той большой цели, которую ей показал, ее разумный и рассудительный сын Михаил – выбраться в большие люди в Туровском княжестве, ей нужна была поддержка ВСЕЙ ратнинской сотни.
В этот же вечер на совещание в большой комнате боярского Михайлова терема были собраны все наставники, кто в поход еще не ушел, и в крепости находился. Притащился даже, держась за перевязвнный зажывающий, бок, даже десятник МС Андрей Немой. Его Арина была против, чтобы он уже вставал и занимался делами, но повод был слишком важный и удержать его она не могла. Так и пришли на сбор вместе. Андрей, пока еще, с трудом передвигалс, а она подпирала его, чтобы он не падал при ходьбе. Даже скандального сучка привлекли для поддержки Андрея с другой стороны. Еще для наставников-воинов было неожиданно увидеть здесь же старших женщин крепости и посада. Устинья, жена Ильи, пришла по просьбе боярыни вместе с ним, Вея, Верка Говоруха и Плава тоже присутствовали.
Анна Павловна оглядела всех собравшихся в совещательной белой комнате михайловского терема и начала:
- Господа Наставники и Вы, Старшие Женщины Крепости! Дело, по которому я вас собрала сегодня, для нас с вами очень важное и необычное. Наши воины отправились на защиту Ратного от коварного врага. Для нас иная задача. Я хочу вас попросить помочь мне изменить отношение ратненцев к нашему Михайлову городку и крепости, да и отрокам нашим. Все вы знаете, как к ним в селе относятся. Уважают, но и боятся. Боятся так, что многие даже их ненавидят. В самом Ратном есть и такие, кто боится не только их, но и всего нового, необычного, что тут у нас делается.
И нам с вами предстоит сделать так, чтобы все поняли, что отроки наши и девицы, здесь обучаемые - это не угроза привычной ратненской жизни, а надежная защита ее от всех опасностей и будущая смена ратненских воинов. Надобно сделать так, чтобы еще больше молодых ребят и девок стремилось сюда в крепость на учебу, тогда и с остальными легче будет.
Наставники переглянулись и завозились.
- Подумайте над этим.
Все притихли и запереглядывались. Дело, по которому их всех здесь собрали, было, и впрямь, сложным и необычным. Наконец, встал пожилой и опытный воин, десятник Филимон и, как старший здесь по возрасту, первым предложил:
- Задачу ты нам задала, боярыня, трудную. Но мы постараемя - подумаем. Пока же, предлагаю, устроить и занять наших неожиданных гостей так, будто бы их ВСЕХ на ратную службу призвали.
Наставники его поддержали, а бабы возмущаться стали. Верка Говоруха первая начала громко высказываться:
- Да опомнись, ты, вояка старый, кого на службу то. Баб беременных что ли или детей малых. Совсем со своей военной учебой с ума сдвинулся…
Филимон досадливо махнул на нее рукой:
- Да-да, бабы и не спорьте. И детей малых и баб беременных. И не трещи тут как сорока. Вот здесь у нас. Да, без, домашнего окружения, привычного им, без мамок и нянек, раз уж они тут оказались и надо им показать, как тут что.
Врага наши отроки и воины сотни, с Божьей помощью, отобьют, не зря мы их учили. И Корней хороший Сотник, знает что делать. А мы тут ребятишкам ратную службу так покажем, что, когда домой вернутся все уши своим родным проедят, но захотят сюда вернуться снова. Это про мальцов. А с девками да бабами сами думайте, как поступать, раз собрались тут. Тут мы не советчики, чем их занимать.
Другие наставники его поддержали. Да, дело верное, ребятишки от войны подальше увезены, а тут им всю воинскую службу и показать. А Сенькин детский десяток в пример поставить.
Верка предложила беременных баб занять каким-нибудь рукодельем, показать им еще дома новые наставников, теплое и чистое просторное жилье, удобства и мебель. Самых молодых из них подучить бы еще, как Анна Павловна и Арина девиц учат, можно и в лазарет сводить, показать, как раненых обихаживать.
Вея сказала, что можно молодых девок и женщин поучить большое домашнее хозяйство вести, еще какие травки и для чего в хозяйстве использовать можно. Можно показать еще, как можно готовить еду на множества народа
Обе они, почти в один голос, дополняя друг друга, поведали, что, когда сюда приехали, чуть не обалдели от всего увиденного. И другим также все будет интересно.
Устинья взялась показать, как лучше хозяйство обустроить, домашние дела вести.
Все женщины дружно попросили Сучка, на малых детишек не орать, если вдруг сунутся куда, под руку, да и вообще в крепости поменьше материться. Если вдруг, кто-то из детишек к взрослым с вопросом каким, обратится, чтоб разъясняли все толково.
Программа встречи наметилась. На этом и решили - все так и сделать.
После приезда, дали детишкам привыкнуть на новом месте пару дней, по крепости побегать, осмотреться. Столько интересного. Новые, необычные, большие и красивые дома, другие диковины. Дали время на все это посмотреть и потрогать и все вместе, используя все возможности, дружно приступили к изменению отношения жителей Ратного к крепости. Нашлось дело всем.
Это уже после того, когда стало известно, что враг от родного села отброшен, большинство взрослых семейных баб скорее обратно домой, в Ратное засобирались. Надобно было им достойно проводить мужей в дальний поход. Кое-кто из женщин из семейств наставников Академии, кто еще раньше в чем-то сомневался, насовсем остаться здесь захотели, так им понравилось на новом месте. Даже дочери и вдова погибшего за болотом Антипа приходили к Анне Павловне и спрашивали, действительно ли возможно и им на посаде поселиться. Вдова сказала, что после сообщения ей о смерти мужа, она о переселении и думать тогда не могла. Теперь вот посмотрела все и надумала. Боярыня ей обещала. Сказала, что, как только отгонят ворога, озадачит плотников новый дом поставить. Ее известят и помогут переехать, имеет право.
Принесли радостную весть в Крепость два юных участника обороны Ратного –Прошка и Дударик. Они же привезли и раненых отроков. Их же самих, как они не рвались в дальний поход вместе с отроками МС и ратниками, оставили пока, по малолетству, дома. Эти юные вояки своими восторженными рассказами здорово изменили настроение всех находящихся в крепости и на посаде людей. По их словам вражеское ляшское войско, пришедшее пограбить село и похолопить его жителей, было полностью выбито из болтами самострелов отроков и стрелами луков боевых ратненских баб.
Анна Павловна взрослых беременных баб из крепости отпустила в сопровождении нескольких обозных холопов и людей Сучка. Взрослых баб отвезли, а молодых с детишками пока оставила. Надо было воспользоваться случаем и подготовить и их всех к будущему, к неизбежным переменам в их жизни. Показать будущим воинам и их юным подругам интересную перспективу.
Пока же, Анна Павловна сказала, что отправлять детей воинов ратненской сотни обратно в село от Сотника и Боярина приказа не получала, а когда станет окончательно ясно, что угроза нападения полностью устранена, тогда детейц и можно будет домой отправлять и без приказа. Так и сделала.
Всех детишек отправили по домам только после того, как стало окончательно ясно, что все ляшские отряды в этой части Погорынья перебиты или взяты в плен и даже большое поселение Княжий Погост от врага освобождено. Оттуда привезли новых раненых и убитых отроков, привели первых пленных. Воз


"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник

Сообщение отредактировал Простак - Воскресенье, 29.04.2012, 20:02
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:09 | Сообщение # 13
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
главлял тот обоз Лавр. Стало окончательно ясно, что передвигаться в ближайших окрестностях можно уже безопасно.
Сенька и его детский десяток, которых наставник Тит обучал еще и на гонцов, до участия в настоящем бою допущены не были. Как только пришла окончательная весть, что враг - к ратному приближается и даже заночевал в ближайшем лесу, ученья закончились. Они все учебные болты собрали, и всех юнцов и гонцов отправили в крепость. Поэтому, им то слушать рассказы Прошки и Дударика еще обиднее было. Они все, как один, считали, что, хотя, и только-только начали учиться пользоваться самострелами, изготовленными специально под их детские руки, более слабые, чем у старших ребят, но уж они бы врагам показали… От обиды и зависти, конечно, будущие воины не померли, но Прошку и Дударика еще сильнее зауважали. Потом и им всем дело нашлось по силам.
Всех детишек Сенькиного возраста, оказавшихся в крепости, собрали в тот вечер в трапезной, не разбирая, свободные они или холопские дети. В присутствии всех наставников и всех взрослых. Кому по статусу можно было тут находиться. Юные ветераны Прохор и Любим у карты Ратного, растянутой на стене (Михайла после боя Дударику, находившемся все время возле него сунул и сказал, чтоб берег, еще пригодится.) еще раз подробно рассказали и показали, как проходил бой. Кто и где находился, кто, чем и кем командовал и где стоял, куда и как стрелял. Слушали их все дети и взрослые, очень внимательно. Наставники правильные воинские вопросы задавали, уточняя подробности.
После такого подробного рассказа и показа Анна Павловна поблагодарила ребят, перекрестила и расцеловала. Сказала, что они оба молодцы, настоящими воинами растут, родители ими гордиться могут и хорошим примером для других являются. Так и сказала:
- Благодарю за службу, ВОИНЫ.
Ребята, раскрасневшиеся от Такой похвалы, дружно воскрикнули привычный воинский ответ:
- Рады стараться, матушка-боярыня!
После этого скомандовала младшему сыну:
- Урядник детского десятка, Семен. Встать!
- Я! – выскочил вперед, услышав знакомую команду, ее младший сын.
- Ты, теперь, боярич Семен, здесь в крепости Старший Лисовин мужского рода, не раненый и не увчный. Урядником назначен. Боярич Михаил и Сотник Корней тебя старшим на десяток поставили и утвердили. Десяток твой при тебе, все здоровы. Со своим десятком справляешься, молодец. Вот теперь и командуй здесь тем, что у тебя есть. Вот вам подопечные - и указала на всех притихших от такого зрелища мальчишек, собранных здесь – они все - будущие воины. Командуй, Урядник, наводи в своем войске порядок.
Настали, видать, такие времена, когда каждый мужчина в Ратном – Воин. Старшие наши отроки в поход ушли – Тебе, Семен, теперь здесь ратную службу служить. А Господа Наставники воинской Академии Архангела Михаила тебе и твоему десятку помогут. Ясно?
- Так точно, ясно.
И далее Анна Павловна уже ко всем обратилась:
- Будущие воины, ВСТАТЬ!
Все пацаны удивленно вскочили. Так к ним еще никто не обращался. Неужели это про них?
- Хотите стать настоящими воинами, ребята?
Детишки радостно, но нестройно ответили согласием.
- Тогда, будущие воины, слушайтесь во всем своего командира, урядника детского десятка Младшей
Стражи, Семена и всех господ наставников. Всем вам все понятно?
Ребятишки вразнобой ответили, что понятно. Анна улыбнулась и сказала:
- Ничего. Научитесь еще. Смотрите и учитесь, как надо отвечать будущим воинам в воинском поселении. Детский десяток! Приказываю: помочь новобранцам!
- Так точно, боярыня. Есть, помочь новобранцам! – вскочили Сенькины ребята.
- Вот и Вы так должны научиться отвечать. Ясно?
- Так точно, боярыня, ясно – нестройно, но радостно отвечали мальчишки.
- Вижу, что учиться вы готовы. А теперь по местам, ступай!
Сенька выскочил вперед и скомандовал:
- Всем встать, покинуть помещение.
Ох, и развернулся же тут ее сын, дорвавшись до ТАКОЙ власти над всеми своими сверстниками. Прямо с утра и начал. Повадки старших братьев и ближников ему хорошо ведомы были. Поначалу, мальчишки из Ратного Семена и ребят его десятка, совсем не слушались, больше смеялись над непривычными командами. Среди привезенных ребятишек немало и постарше его, повыше и покрепче было. Даже подраться кое с кем пришлось. Но тут им и наука старших братьев и других отроков пригодилась, не зря, все же, они, большую половину лета, СВОИХ пацанов тренировали в рукопашном бою и развивали в них силу и выносливость на полосе препятствий. Смогли младшие отроки показать, КТО в крепости сильнее.
Ну и, конечно, наставники помогли. Где словом, а где кнутом и розгами, в полсилы, конечно. Дети ведь и свои, не враги какие, чай …Но, в разум и в чувство строптивцев привели, тех, кто особенно хорохорился и приказы не выполнял. И добавили, что для будущих ратников, в воинском поселении проживающих, и порядки при этом должны быть воинские. Кто из ребят потом, когда подрастет, не захочет стать воином, или не способен, того – в обоз, и тогда добыча воинская ему - не положена и на сходе слова он уже иметь не будет. Обяснили еще: кого старшие начальные люди назначат, тот и командует и приказы по праву отдает и перед старшими за них за всех отвечает. А тот, кто не выполняет приказов, получает наказание. И рассказали, за что – какое.
Повели детишек на полигон и полосу препятствий. Сенька и его десяток, сигнальщик Дударик, да и Прошка уже умели ее проходить, показали сами, что да как надо делать, а для остальных это все в новинку было. Не готовили тогда так даже новиков и отцы их – воины, так не учились. Тем и интереснее было.
Всех отличившихся наставники обещали наградить – из самострелов дать стрельнуть. И это - после подробного рассказа, как, практически, одними самострелами все войско ляхов под стенами Ратного полегло, ну и бабы из луков кого-то там подстрелили. Латной коннице взрослых воинов на поле и добивать уже некого было. Кто же от такой награды отказывается!
В общем, пошла мальчишкам впрок та наука.
Среди юных новобранцев были даже и свои местные пацаны. Младшая волхва Красава совсем недавно привела своего брата Глеба и передала ему шефство над Саввой. Анна Павловна потом провела вразумительную беседу с младшим сыном и строго-настрого попросила ему присматривать за Саввой самому и не давать его в обиду. Парень только говорить снова учится, здоровьем слаб, чтобы аккуратнее с ним. Семен обещал и ребятам своим о том поведал.
Для девченок свои занятия не менее интересные нашлись. Самым младшим дали кукол и лоскутков тканей, назначили старшими над ними Ельку и сестер Арины Стешку и Феньку.
Тех, девченок, кто чуть постарше был, – в лазарет сводили, показали, как правильно за ранеными отроками смотреть и ухаживать, раны обмывать и перевязывать. Указали еще, кто из них за кем смотреть будет, пока в крепости находятся. Отроки, что на излечении в лазарете находились, чуть не обалдели от такой горячей заботы. Эта придумка старших женщин всем им на пользу пошла, и больным и их юным сиделкам. Полька и Слана, вообще-то, под Юлькиным руководством со всем и сами справлялись, но тут уступили часть своих обязанностей малолетним помощницам. Юлька при этом чуть не главврачем заделалась, придумывала новым «лекаркам» все новые и новые лекарские задания. Они и смотрели на нее, чуть ли не как отроки на Боярыню Анну Павловну.
Самым старшим девченкам девицы из девичьего отделения Академии показали, какие платья на обучении имеют, рассказали, как вечерние посиделки с песнями с отроками проводят и т.д. Им еще показали, как столы накрывать, посуду мыть после такой оравы и еще много всякого.
Перед каждой трапезой для всех – обязательная молитва. Но это многие и у себя дома видели, у кого как это проходило. Но вот в таком количестве детишек ратного никогда вместе не собирали, такого многолюдья сверстников разом они не видели.
После ужина для всех –«вечерняя сказка». Сначала Прошка и Дударик выступали, про бой в Ратном рассказывали. На следующий вечер еще раз Дударика-Любима попросили рассказать, как он в поход за болото ходил, да как гонцом был. После этого и сама Боярыня и другие старшие женщины Михайлова городка что-то интересное детишкам рассказывали. По вечерам еще и девицы хором красиывые песни распевали и Дударик им на рожке играл. Да много всякого было. И интересного и смешного.
Многие детишки и домой-то потом уезжать не хотели, плакали даже при расставании. (Сам Михайла, когда по его возвращении ему все это рассказывали, сравнивал для себя это все с расставанием пионеров со своими вожатыми после хороршей дружной и интересной смены в толковом пионерлагере его детства).
Прощаясь с детишками, Анна Павловна сказала отъезжающим домой, что вновь на учебу приедут только те, кто учиться дальше захочет. Девченкам – учиться на достойную жену, боевую подругу и мать истинных воинов. Ребятам, что если хотят стать такими же справными воинами, как их отцы и старшие братья, что в поход ушли – должны готовиться, развивать силу и выносливость, вспоминать чему их тут учили. Осенью и зимой, когда окончатся все работы по уборке урожая им все необходимо учить грамоту и Закон Божий. Как только прибудет в село новый священник, вместо погибшего отца Михаила, – пусть с ним все занимаются.
- Вот Урядник Семен и его ребята, уже учатся всему этому и воинами готовятся стать. Хотите – и вы сможете такими стать, да не всех мы сюда возьмем, а только самых лучших и умелых. Ратному нужны грамотные и сильные воины и их толковые подруги.
С тем наказом и отпустила всех домой и добавила, что все, что они здесь в крепости видели, можно и дома рассказывать.
После всего того, что некоторые из них в крепости увидели, у языкастых ратненских баб появились новые темы для сплетен и пересудов. Красивые жилые дома на посаде, казармы и дома для наставников с


"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник

Сообщение отредактировал Простак - Воскресенье, 29.04.2012, 20:02
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:09 | Сообщение # 14
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
отоплением, михайлов терем. Многие жительницы Ратного дальше своего села и ближайших лесных деревень, из которых их замуж взяли, нигде и не были и такого не видывали. Убранство этих домов, мебель… Да и их детишки, вернувшись, много интересного рассказывали.
К большинству находящихся в крепости и на посаде мастерских никто из ратненских баб и детишек большого интереса не проявил. В Ратном и свои мастерские и кузни были и мельница работала, хотя в крепости все было какое-то не такое. Лука Говорун у себя на подворье луки и стрелы мастерил. Кожевенное дело на чуть не на все село воняло. Вот лесопилка, да, дело новое, незнакомое, но чего на нее долго глазеть, один только шум да опилки, да еще плотники возле нее шумят и суетятся.
Строительство – тоже дело понятное. Так или иначено владеть топорами в то время обучались все с детства. Короче посмотрели детишки на лесопилку, да дальше побежали. Конюшни тоже дело понятное.
В каждом доме свою скотину держали.
А вот клетки со щенками детвору особенно заинтересовали. Оказалось, что это не просто так, а очень важная часть воинского обучения. Возле них во всякое время всегда было много любопытных, дети же…
А потом, вскорости, и их наставник – собачий командир Прошка из села вернулся. Хоть и был ин ненамного старше некоторых из них, но уже в настоящем бою побывал, взрослыми лучницами и девками командовал. Здешние девки их Михайлова городка его как взрослого слушались, а наставники – почитаемые увечные воины к нему очень уважительно относились. Он и рассказать мог много интересного о чем угодно, особенно, про повадки любых подопечных животных. И про войну, в которой участвовал, как всегда длинно и многословно, да как с его помощью всех врагов постреляли.
Тех детишек, кто больше всех животными и их повадками интересовался, он сводил на дальний конец острова, где за банями, оказывается был выгорожен сарай. Так, под его попечением в клетке находятся рысята и он их тоже обучает, как и щенков, быть защитниками своим хозяевам.
Рысята появились у него после похода ратников и отроков за болото. Оказалось, что возле заболоченого леса жила рысь. Жила себе и никого не трогала. Корма ей хватало. Стерв про нее Михайле и раньше докладывал. Но, когда, через болото стали переправляться туда-сюда множество народа, коней и скотины, лесное зверье разбежалось. Кормиться стало нечем, и детенышей маленьких она бросить не могла. Лесная кошка не выдержала такого безобразия и кушать хотела, вот и набросилась на оказавшуюся поблизости скотину. Одну корову покалечила, ее потом пришлось на мясо забить. Других сильно испугала. Обозники рысь ту подстрелили. Стерв когда узнал, взял сына Якова и Герасима и пошел детенышей искать. Нашли и принесли. Михайла попросил зверенышей не убивать, а покормить, и отвезти в крепость, сдать Прошке и посмотреть, что из этого получится. Он еще где-то в ТОЙ жизни слышал, что можно иногда, из рыси, если воспитывать ее с детства охранника воспитать. Если удастся, можно их научить пасеки охранять или отдельные избушки по окраинам Погорынья. Естествоиспытатель Прохор за интересное дело взялся с большим энтузиазмом. Но клетку с рысятами все же решили поставить подальше от людей и шума и не все про них знали.
(Всех интересующихся прошу смотреть статью В. Пескова «Рысь» в «Ком.Правде» от 8-15 марта 2012.)
Тут еще хочется рассказать, как Прошка ворон приучать пытался, чтобы они вести носили. Но, подобное уже было у Дж. Мартина в «Саге огня и льда», да и церковь не одобрит воронов, креатуру Велеса, Одина и Перуна. А Прохор смог бы и этих птиц приручить!
То же и про речных выдр. Река рядом. Но, уж больно на голивудские фильмы похоже. А то он было подумывал, кого же рыбу заставить ловить и мышей в амбарах гонять. Но, если форум даст на это добро, он всех приучит, он такой. Он – Может.

Уже после того, как все гости из крепости отбыли по своим домам, сразу же после проводов, Анна Павловна сердечно поблагодарила всех наставников и женщин Михайлова городка за поддержку и попросила их всех еще раз крепко подумать, что еще можно сделать для изменения отношения жителей Ратного к происходящему в крепости.
Наставники помалкивали несколько дней, но сами, между собой не раз собирались и шумели, чуть не на всю крепость, обсуждая варианты дальнейших действий. Анна не вмешивалась в мужские разговоры. Тем более, что Андрей на всех их сборах присутствовал тоже. Видно почувствовал, что ему спокойно отлеживаться уже не светит, или, в самом деле, на поправку пошел. Значит, пора было и ему к делам возвращаться. Похоже, что и сам он новой задачей заинтересовался и прислушивался к ШУМНЫМ спорам остальных наставников Академии.
Вот именно, что шумным. После многолюдства отроков, занятых воинскими упражнениями, ушедших на войну, после постоянного детского гвалта в крепости вдруг стало непривычно тихо.
Девицы вели себя очень скромно, послушно, не шумели. Сенькин десяток был занят целыми днями на дежурствах, немногочисленные выздоравливающие раненые тоже вели себя тихо, старались боярыне и наставникам на глаза не попадаться. Даже скандалист и матершинник Сучек и его плотники матерились вполголоса и топорами стучали как-то приглушенно. Как это у них получалось, непонятно, но создавалось такое впечатление.
Даже рожек сигнальщика Дударика, исправно исполнявшего все привычные сигналы и команды, звучал как-то сиротливо.
Поэтому, приход Филимона и Андрея избавил Анну от очередного приступа грусти и ханды.
Андрей задрал бороду и показал на свою серебряную десятничью гривну – награду князя туровского, огляделся по сторонам, никого не увидел и виновато развел руками.
Филимон перевел:
- Андрей хочет сказать, что взамен ушедших, надо новых отроков на учебу ставить. Где учить – есть, - Филимон указал на крепость и опустевшие казармы. Наставники, - он показал на себя и Андрея –есть. Мы себя без настоящего дела уже замаяли. Как на детишек малолетних посмотрели, так и поняли, что права Ты и твой Михайла во всем, что вы делаете для Ратного. Одна, у нас – наставников, теперь дорога – Вас, бояр Ливовинов, во ВСЕМ поддерживать. Осталось только учеников новых набрать.
Все это ОЧЕНЬ понравилось боярыне:
- Спасибо, дядя Филимон, на добром слове. Благодарю за поддержку и хорошие советы, и наставникам всем от меня благодарность передай. А что вы такого придумали, где этих учеников брать будем?
На это резонное замечание у Филимона уже был готовый ответ:
- В Ратном десятка два готовых по возрасту ребятишек – сынов и внуков воинов и обозных уже есть. Может и больше. Оказывается, Михайла твой, с лекаркой нашей - Юлькой уже говорил об этом. Она когда мне новую мазь давала, рассказала об этом. Мы ее пораспросили, она подтвердила. Только Михайла с Корнеем их на учебу поставить не успели – война началась, ляхи пришли. Может и больше сыщется, если еще и холопских детишек посмотреть, особенно из последнего похода. Юлька то только про коренных Ратненских ребят хорошо знает, сынов воинов и обозников, а новых холопов она не всех знает. Она уже тут больше живет, наших раненых отроков лечит, а в Ратном только наездами у матери бывает. Про всех остальных только мать ее, лекарка Настена знать может. Она всех смотрела еще возле болота, чтобы заразы никакой в село новые холопы не принесли.
- А что нам на это староста Аристарх скажет?
- А он, непременно, такое дело поддержит, не сомневайся, боярыня. Сам с ним говорить поеду. Все, что ВОИНСКОГО дела и обучения новиков касается, он всегда одобрит, сама понимаешь…
(Хотя то, тайное, что староста Аристарх еще и Перунов потворник Туробой, вслух и не было произнесено, но обе стороны друг друга хорошо поняли).
- И насчет холопских детей тоже все верно твой Михайла измыслил. Он предложил и Корней одобрил. Если кто из холопских детей погибнет в бою или увечье получит тяжелое, его семье свобода от холопства и дом в нашей слободе на посаде. В самом Ратном им уже не жить, трудно будет с бывшими хозяевами в одном селе ужиться, да и не примут, а здесь у нас на посаде да на новых росчистях, вы Лисовины, дом даете и дело, чем заниматься. Да уже и есть у нас такие. Вон, семья отрока Григория, уже обжилась на новоселье. Сейчас дома еще для нескольких таких семей еще заложены. Найдутся и еще желающие из холопства выкупиться и хозяева их нынешние, ничего против иметь не будут. Да и не смогут – все воины и большая часть обозных – в походе. А остальным, если хоть в чем-то против будут, Аристарх хорошую острастку даст, уж он сумеет.
И насчет припаса на прокорм – тоже просто. В крепости у нас есть, запасено хорошо, мы специально смотрели. Вот войско вернется, какой-то полон и добычу привезут, тогда все вопросы и вместе с Корнеем с ними и обрешаем. Никто и возражать не будет.
- А если я еще и к боярыне Гредиславе с тем же обращусь? Может и она кого пришлет?
Тебе виднее, Анна Павловна. Только ратненских отроков ты уже сейчас можешь на учебу смело ставить. Будут они готовы, можно и любых других брать. А с нашими вместе и лесовиков легче будет облпмывать. Без священника, да без Михайлы нам всем это дело трудновато будет. Они, вон и при них то, вон что вытворяли. Обломаем, конечно, но какие из них потом воины. Нам это надо?
А когда наши Сотники Корней и Михайла из похода вернутся, все утвердят и талько рады будут пополнению. Вон, после боев в Ратном и Княжьем Погосте у наших отроков потери какие. А они еще дальше воевать ушли….
Филимон замолчал и махнул, обречено, рукой.
И началась подготовка к организации первого в Погорынье призывного пункта.
Не откладывая дела надолго, в село был командирован сам наставник Филимон. Именно его, бывшего десятника ратненской сотни и воина с серебряным кольцом Аристарх был просто обязан выслушать. Кстати вспомнилось, что сам Корней говорил, что если бы кому пришлось передавать власть Сотника, то лучше Филимона никого не видит, жаль, тот увечен после ранения.
Для усиления эффекта от его поездки, с ним на телеге отправлялись и несколько михайловских баб. Поехала Устинья – жена Ильи и еще вызвалась Верка Говоруха, жена Макара. Насчет нее анна была точно не уверена, что она сделает все как надо, но она прямо рвалась доказать свою полезность


"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник

Сообщение отредактировал Простак - Воскресенье, 29.04.2012, 20:01
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:09 | Сообщение # 15
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
во всех делах. Пришлось и ее отправлять. И ехала, ненадолго, Юлька, переговорить с матерью.
Сам Филимон должен был встретиться не только со старостой Аристархом, но и Лавром.
С Аристархом – потому, что такие важные дела в отсутствие сотника и боярина Корнея находились в его ведении. Да, в его поддержке никто из наставников не сомневался, но надобно было проявить должное уважение и задействовать все его возможности.
С главной лекаркой Настеной – надо было заранее переговорить потому, что только от ее слова зависит, подходят ли эти отроки по здоровью к ратной службе или нет.
Ну и с Лавром, потому что Корней вернул его в Ратное из КняжПогоста. Он оставил его в усадьбе, за главного Лисовина. Дал строгий наказ – сделать ремонт всего воинского имущества, доставшегося с ляхов, дабы можно было вооружать им вступавших в его войско лесовиков, приходивших без кольчуг и другого оружия, только с луками и рогатинами. Необходимо было также проследить хозяйским глазом, чтобы увеличивался выпуск болтов для самострелов отроков в мастерских крепости и на усадьбе. За крепость Лавр не беспокоился, было там, кому за порядком присмотреть и в отсутствии его сына Кузьмы.

Корней у себя в усадьбе мог и должен был за старшего кузнеца Лавра оставить. Свой сын, талантливый кузнец и неплохой организатор в ТЫЛУ, руководящий оборонными предприятиями, мог быть для его растущего войска важнее, чем еще один простой ратник в строю. Тем более, что ратников у него, после добровольной мобилизации лесовиков Лукой и неизбежного появления еще множества желающих сходить в опасный, но прибыльный поход за добычей и присоединения союзных огневцев, у него уже хватало. Впору было простых ратников ставить десятниками над новыми добровольцами из лесовиков. Все легко раненые были им отправлены в охрану Ратного и надзор за пленными ляхами. Был и им дан наказ – если эта война продлиться еще долго, как вылечатся – возвращаться, по возможности, в войско, вместе с обозами с продовольствием и вооружением.
Вот только мне не ясно, почему нигде не упоминается использование передового, по тем временам, опыта транспортировки пехоты на телегах.
Сначала Воевода Корней при раздаче указаний всем своим командирам и десятникам обещал Десятника Данилу определить в пехоту. По примеру, подсмотренному, возможно в землях Журавля – ВСЕХ мужчин, не важно холопы они или воины – на военные сборы и учения.
Затем, на Княжьем Погосте изменил свое решение. Лука привел с собой нескольких лесовиков. Ему их и подчинили и назначил его полусотником и Игната к нему в подчинение определил.
Потом к войску присоединились люди Трески. Данилу от руководства пехотой окончательно отстранили.
А почему никто не использовал УЖЕ известный опыт использования гужевого транспорта для переброски пехоты?:
1). Лука, Илья м Михаил + купецкие отроки сами видели, что бандиты в Дубравном (ЖО-1) для скорейшего перемещения своих пеших использовали телеги, они ведь потом эти самые телеги – имуществом семьи Арины сами грузили и в Ратное привели.
2). Михайла и десятник Егор в своем рейде по тылам территории Журавля, видели и слышали от пленных о том, что стражники и пехота ополченцев врага доставлялись между пунктами обороны на телегах.
У Луки и Игната (лесовики), возможно у Алексея Рябого (часть огневцев) образовалось пешее войско.
Почему не использовать известный уже способ их переброски. Дорог нет? А у Журавля они были? А воевода Корней с конными воинами движется все равно по каким-то дорогам. Это только Михайла через леса и болота наобум потом поперся. Других умников в то время не было, без дорог войском ходить…
Еще в землях Журвавля на пасеке и винзаводе широко использовались пароконные подводы. Они могли перевозить больше обычного и груза и пассажиров. Их, конечно, в Ратное пригнали, не бросили. А дальше? Если пригнали, то под что используют? Вот для той пехоты – самое ТО средство

Лавр, сначала на отца обиделся, рвался со всеми ратниками в бой, но потом, после грозного рыка Корнея проникся. Приехал, переслал в крепость странную записку от Михайлы. В ней Михайла просил намалевать две одинаковых надписи на большом белом холсте и, почему-то, красной краской. И нарисовал ее образец: «ВСЕ ДЛЯ ФРОНТА – ВСЕ ДЛЯ ПОБЕДЫ!». И рекомендовал повесить это – одну перед воротами крепости, другую над воротами лисовиновского подворья.
В крепости странному заказу боярича удивились, но исполнили. Художник Хома Мазок, до этого занимавшийся росписью матрешек и подсвечников, раскраской щитов, все требуемое изобразил в точности. Разместили все это так, как Михайла просил. И сразу все стало понятно, для чего это было сделано.
Ратненцы, да и многие жители посада, поначалу дивились. Неграмотным объясняли, что написано. И после этого как-то суровели, что ли, и им хотелось идти и РАБОТАТЬ. Мастерские, изготавливающие и ремонтирующие оружие, стали работать без перерывов, туда добавили еще холопов.
Лавр занимался кузнечными делами. И свою собственную и другую кузнецу Ратного загрузил починкой и ремонтом ляшского вооружения. Еще сходил на подворье Луки, показал от него записку. В ней воеводский боярин Лука просил своих домашних слушаться Лавра и изготовить как можно больше стрел и луков. И, хотя, сам Лука и все его сыновья были в походе, кое-что можно было сделать и без них. Туда тоже добавили дополнительных холопов.
На долю ответственности Аристарха оставался еще надзор за выпуском продукции кожевнных мастерских и изготовление седел, сбруи и т.д.
Еще он опекал прием и организацию хранения всей присылаемой добычи, размещение ее в общественных и частных амбарах и занимался отправкой обозов с продовольствием и готовым вооружением. Аристарх старался, находил работу для всех и так, чтобы пока воинов нет, люди работали, не покладая рук. Все поля надо было обработать, весь выращенный урожай должен был быть собран.
Тут еще крепко помогал своими советами полевод Утый, привезеный Михайлой из-за болота. От него даже Аристарх узнал много всего нового в деле обработки полей. Точнее его записали на долю Лисовинов. Но, после долгой беседы Корнея и Михайлы с этим человеком, боярин привез его к Аристарху и наказал прислушаться к его советам. Человек он оказался очень умный и опытный во всех сельских делах. Хотя многое из его предложений оказалось в новинку, результат обещал очень порадовать.
А разных работ было достаточно для всех жителей Ратного. И не зависело от их статуса – свободные они или холопы. Хотя и многие полевые работы были уже выполнены, много дел оставалось еще и на долю баб. Их Мужчины – воины и обозники – ушли на войну. Надобно было дожать кое-где остатки несжатых хлебов тем, кто не успел это сделать раньше, посеять озимые, надобно было докашивать осенние травы. Количество покосов не увеличивалось, поэтому обкосили все лесные поляны и луга. Количество едоков в Ратном и окрестностях за этот год сильно выросло. Возросло и поголовье скота, и что самое главное – поголовье рабочих и строевых коней после всех захватов этого года тоже сильно выросло.
А еще было нужно собирать на огородах поспевший урожай овощей, заготавливать соленья, варенья и т.д. Руки нужны были везде и отрывать кого-то еще от многочисленных полевых работ казалось невозможным.
Но, узнав от Филимона о просьбе боярыни Анны и решении наставников воинской Академии, Аристарх очень обрадовался. Он ходил по дворам, разговаривал с хозяевами, присматривался к отрокам и прикидывал, кого можно отправлять на учебу. Даже назначил дату ближайшего сельского схода на ближайшее воскресенье.
Анна, узнав о назначенной Аристархом день смотра будущих кандидатов в воинское обучение, приехала в село еще накануне, в субботу рано утром. По дороге не утерпела, попросила сначала заехать к лекарке Настене. Ее домик находился не самом селе, а рядом возле моста через Пивень. Настена была еще дома, как раз собиралась на лисовиновское подворье посмотреть в лазарете раненых отроков.
Дочь ее, Юлька, переговорив с матерью, сразу же и вернулась к своим подопечным. Хотя за нее оставались Слана и Полька, юная лекарка чувствовала ответственность за свое дело и надолго их не покидала.
Вот по дороге давние подруги – соперницы и переговори. Анна специально попросила Андрея, управляющего телегой ехать чуть помедленнее.
- Что, Анна, решила сыну новое войско набирать?
- Ну, новое - не новое, а пополнение в Младшую Стражу готовить надо. Сама ведь знаешь, раненых ты всех смотрела. Потери уже есть, а дальше еще будут, хоть и нелегко мне об этом говорить.
- Да, подруга, вижу я все это. Но, вижу еще также и то, что раны тяжелые, получают и гибнут, в первую очередь, те, кто плохо воинской науке обучался. Я специально смотрела и убитых и раненых. Из опоясанных воинов и опричников очень мало, кого ранят и убивают. А Нинеины ребята хуже обучались и среди них потери больше.
- Все ты верно говоришь, Настена. Потому мы с наставниками посоветовались и решили. Начинать учить новых отроков уже сейчас надо, чтобы в будущем их жизни сберечь.
- Не мне бы это тебе говорить, но когда я раны твоего Алексея осматривала, после того похода, он говорил, что предчувствует большую войну, и жалел очень, что не все отроки хорошо воинской науке выучены. Опасался, что может вернуться - только половина.
Обе женщины ненадолго замолчали.
- И что же делать, подруга, - напряженно спросила первой Анна.
- Молиться. Ты – молись своему Богу. Я – Мокошь Пресветлую за всех ребят попрошу. Может и услышат нас Светлые боги. Так и будем молиться и надеяться. А за своего сына и Алексея не волнуйся – вернутся.
Настена перевела разговор на другое.
- Я вижу, Андрюха, уже не только вставать стал, но и сюда с тобой приехал.
- Да, спасибо тебе, подруга выходила ты его.
- Да что меня благодарить. Арине вашей спасибо скажите. Она, как услыхала там у болота, что он тяжело ранен, так и побелела вся. Все из рук валилось, за что не возьмется. И потом, когда его доставили, не днем ни ночью от него не отходила. Пока он здесь в Ратном, в лазарете лежал, она и по селу ни разу, наверное, не прошла. Все возле него была. Но и других раненых отроков смотрела хорошо. Я видела.
- А как она тебе?
- Толковая помощница у тебя, Анна. Много от нее добра и пользы людям. Не сладко ей пришлось и дома и замужем в Турове. Но не озлобилась.
- А как у нее с детишками? Сможет ли?
При этих ее словах Андрей, правивший лошадью, как-то еще больше притих, нгапрягся и, казалось, что начал слушать даже спиной. Настена улыбнулась, кивнула на Андрея и громко сказала:
- Все у нее будет ХОРОШО. Мы с ней поговорили, смотрела я ее, подсказала, что надо делать. А нам всем молиться надо. А Светлые боги помогут. А больше ничего тебе не скажу.
- А мне, Настена, больше и не надо. Поверишь, но за это время, что я ее знаю, она мне во всем так помогла, девчонки мои все от нее прямо не отходят и к другим наукам прилежнее стали и забот с ними меньше.
- Вот и хорошо, подруга. И дальше так будет.
Разговор прервался. Они въехали в Ратное.
Анна не была в селе всего несколько дней. Последний раз приезжала еще перед нападением ляхов. Вроде бы все такое же, люди те же. Но как все изменилось. И уж чего Анна не ожидала. Так это того эффекта, который произвели рассказы ратненских баб и детишек, побывавших в крепости. Пока они неспешно ехали по селу до ворот лисовиновской усадьбы с ней здоровались и почтительно раскланивались ВСЕ !, а несколько солидных женщин прямо сходу напрашивались зайти к ней на разговор. Многие ее и к себе в гости приглашали, да Анна отговаривалась пока тем, что с дороги дома дел много.


"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник

Сообщение отредактировал Простак - Воскресенье, 29.04.2012, 20:01
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
II_FrontДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:09 | Сообщение # 16
Новик
Группа: Посадские
Сообщений: 33
Награды: 0
Репутация: 61
Статус: Offline
ОЧЕНЬ понравилось.....спасибо.
Шрифт бы"ПОГРОМЧЕ":Р)


Большому караблю-большую торпеду.
Cообщения II_Front
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
УльфхеднарДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:10 | Сообщение # 17
Сотник
Витязь
Группа: Наместники
Сообщений: 4883
Награды: 1
Репутация: 5037
Статус: Offline
Quote (II_Front)
ОЧЕНЬ понравилось.....спасибо.

Неплохо, неплохо. Но я все же попробую влезть сюда своими лапами...
Quote (Andre)
как только Михайловы отроки с разгона Острог взяли.

Не с разгона, а изгоном, с наскока, навально, на "копье".
Quote (Andre)
такая прогулка на ладье вниз по р. Пивени и р.Случи, потом по р. Пине в верх по течению до г. Пинска, и потом обратно.

Пинск находится в устье реки Пина, впадающей в Припять. Поэтому путь должен звучать так - вниз по р. Пивень (33 версты), вниз по р. Случь (49 верст), вниз по р. Горынь (82 версты), вверх по р. Припять (38 верст). От Ратного до Пинска 202 версты. Самый сложный путь по Пивени - слишком вилявая да и узковата.
Теперь скорость движения ладьи. По Пивени ладья пойдет со скоростью 4,3 версты в час. Медленно, но зато верно. В пути не более 6 часов, т. е к исходу второго дня она доберется до Княжьего Погоста. На Случи и Горыни, которые в своей нижней части наиболее широкие, ладья пойдет со скоростью 10 верст в час. На третий день путешествия доберутся до Дубровницы, которая находится возле устья Случи, а еще через двое суток будут в Припяти. Дальше надо двигаться вверх по течению, но Припять еще достаточно широкая. Скорость 6 верст в час. В середине второго дня прибудут в Пинск. Возьмем еще день запаса. Итого 8 дней. Предположим, в самом граде Осьма проведет 4 суток. И обратный путь до устья Горыни (где на ладью нападут ляхи) займет еще два дня. Всего две недели на все-провсе.
Quote (Andre)
А вот что такое важное делает в крепости и Ратном в августе 1125 г. приказчик Осьма, ушедший ранее в важный ладейный поход (см. кн. 7 “Сотник”). Именно ОН там передал Михаилу известие, что обозный старшина Бурей по просьбе ключницы Листвяны ее «сына» Первака-Павла удавил, чтоб он не мучился и других своей болезнью не мучил (“эвтаназию”, провел, блин). Как-то надобно эту небольшую ошибку нам исправлять. Либо это был не Осьма, либо это был его дублер, или ладья с купеческими ребятами ходила в плавание 2(ДВА) раза.

Между походом и нападением ляхов прошло три-четыре недели. Если принять во внимание мои расчетные выкладки, получится что Осьма уплыл уже после похода и повез, скорее всего, не доски (на которые еще надо найти покупателя), а кое-что из добычи, предположим, меха и (или) воск. Поэтому можно предположить, что тризна по усопшему Перваку совпала с отъездом Осьмы.
Quote (Andre)
А потом они в плен к лесным разбойникам могли попасть. К любым лесовикам-язычникам или даже к тем самым (остальная часть банды), что Дубравное грабили

Это два разных места - район Давыд-Городка и правобережье Случи.
Quote (Andre)
Были и несемейные мужчины – пленные воины, взятые на переправе,

Ну нет, воинов в плен берут только для допроса, это же самые первые потенциальные бунтовщики.
Quote (Andre)
Полоцкие князья опять спокойно жить не хотят, воду мутят, с ляхами сговариваются

Об этом узнали уже после прихода самих ляхов.
Quote (Andre)
Ты мне, Федя, конечно, друг давний, но у тебя под рукой из ТРЕХ, приведенных сюда тобой десятков в строю сейчас еле-еле ДВА неполных осталось, а у меня тут их ШЕСТЬ. Да еще с полсотни пацанов с самострелами здесь и под сотню - в крепости. Ты хоть представляешь себе полторы сотни точных выстрелов в упор? Да если бы не эти вот отроки с самострелами, нам бы не сидеть тут ВСЕМ. Сколько наших и ваших жизней они теми выстрелами сберегли, даже считать не хочу... Так что сиди и внимательно слушай, Федя.

Такое Корней Федору при всех не скажет, унижать друга и соратника принародно он не станет. Да и люди Федора не совсем под войну заточены.
Quote (Andre)
А я, ваш Сотник, прежде чем его хоть кому-то давать, крепко посоветуюсь с опытными старшими воинами с серебряными кольцами и своим старым другом Аристархом. Все еще помнят, КТО у нас староста Аристарх?

В корне неверно поставлен вопрос. Аристарх прежде всего староста - это раз. Во-вторых кольцо у него наверняка имеется. И в-третьих - Корней скажет - вопрос решим на сходе, где будут ВСЕ.
Quote (Andre)
Не зря с большими туровскими купцами

Никифор купец второй гильдии, он не является Большим купцом, по крайней мере показно.
Quote (Andre)
Старшый Боярин Лисовин

Может быть старый?
Quote (Andre)
Алексей положил руку на оголовье боевого меча, медленно, всем телом, повернулся ко всем присутствующим и оглядел всех строптивых ратненских десятников тяжелым взглядом. Промолчали. И взгляды свои отвели.

Эти не отведут, некоторые, подобно Фоме, еще и с вызовом взглянут.
Quote (Andre)
Наставник Младшей Стражи - Глеб. С тобой – так. Будешь пока и дальше также хорошо отроков обучать. В дальнейшем, подумаю, как тебя обратно в сотню вернуть и дать тебе взрослый десяток.

Такого Корней Глебу в лицо не скажет. Не тот случай. Тем более про баб говорят в приватном разговоре, а не выносят на люди.
Quote (Andre)
Глеб молча поклонился. Десяток старших ратников был ему все же интереснее чем любые бабы.

А его выгнали из десятка или он САМ отказался? По поводу баб и десятничества - это разные понятия.
Quote (Andre)
А уважаемый Илья Фомич – трудится неустанно и всех отроков ежедневно учит и с хозяйством крепости управляется и вот с нами в походы ходит, как Воин!

Да не признает Корней Илью воином. Вот старшим обоза МС - можно. За это ему долю будут выделять из общей добычи МС.
Quote (Andre)
возле подворья нового БОЯРИНА Андрея Немого.

Это Корней сделает только в самом кошмарном сне. Немого ни один князь не утвердит, он даже никогда десятком не руководил, всю жизнь под Фролом Лисовином ходил.
Quote (Andre)
Сотник Корзень на собрании десятников

А почему это вдруг Корзень? Илья в братство Перуна не вхож, он сотника так никогда не величал.
Quote (Andre)
К вдове Анисима Корней, Алексей и Михайла зашли тогда вместе.

Вряд-ли. Анисим был наставником ВРЕМЕННО, поэтому пойдет староста, это его обязанность.
Quote (Andre)
закладывается основа под фундамент для хором Андрея Немого и Арины,

Вот тут нинеины работники ничего делать не станут. Как и на домах наставников. Их волхва-боярыня Нинея крепость послала строить, вот крепостью и ограничатся.
Quote (Andre)
Ведь, всех боеспособных парней МС их командир Михайла бить врага увел.

Только первую полусотню, как самых боеспособных. Остальные в крепости под приглядом наставников.


Сообщение отредактировал Ульфхеднар - Понедельник, 30.04.2012, 12:37
Cообщения Ульфхеднар
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
II_FrontДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:10 | Сообщение # 18
Новик
Группа: Посадские
Сообщений: 33
Награды: 0
Репутация: 61
Статус: Offline
Не соглашусь.
В О Ж И Д А Н И И новой книжки "Отрок"-любой фантик на данном форуме-как СВЕЖИЙ глоток воздуха.
Пусть коряво......пусть с неточностями....не стыковками......ПУСТЬ......ВСЁ РАВНО-ИНТЕРЕСНО!!!!!
ЗЫ:история то получилась-АЛТЕРНАТИВНАЯ......так и путей развития ОНОЙ-немеренно!!!!!:Р)


Большому караблю-большую торпеду.
Cообщения II_Front
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:10 | Сообщение # 19
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
Спасибо за замечания. Постараюсь при исправлениях этого фанфика обязательно все учесть. Прошу впредь рассматривать мои фантазии как "отражение отражения". Как у Р.Желязны в " Хрониках Амбера" был главный мир -Амбер и были его отражения,например, Земля. Вот и здесь также. Есть авторский "Мир Отрока-Сотника +Женское оружие" и есть наши миры, наши представления о том, как то или иное событие могло бы быть. Наверное, у каждого читателя - свой такой мир. Хотелось бы, конечно, чтобы они были рядом. Но в том то и интерес. Каждый читатель, каждый участник этого форума, вносит в этот Большой Мир Отрока что-то свое. Рад если кому-то показалась интересной моя версия событий.

"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:10 | Сообщение # 20
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
Продолжение фанфика "Версия".
И вот теперь то, в Ратном, Анна и поняла, в полной мере, КАКУЮ неожиданную ношу ответственности она решилась поднять. Забота и привычные хлопоты о доме и по хозяйству, о своей семье, постепенно перешли на следующий уровень. Анна заботилась о процветании всей большой боярской усадьбы с многочисленными родичами и холопскими семьями. И это уже стало привычным. С недавних пор, как окончательно перебралась в строющуюся крепость к сыну Михайле, пришлось возглавить там не только обучение своих девченок, но и ВСЕ женские заботы. Доля и груз ответственности, тяжесть забот - все это увеличилось многократно, по сравнению с заботами только о своей сесье. В Михайловом городке она была уже Самой Главной Женщиной - Боярыней. Все многочисленные обитатели крепости и посада признавали, и по праву. ее важность для них и ее главенствующую роль. Обучаемые отроки и девицы, семьи наставников другой Хозяйки и не представляли. Но ответственность за ВСЕ Ратное - это пока для Анны было в новинку.
Ее разумный сын Михайла, если б знал эту ее заботу, мог бы сравнить для себя, наверное, это ее состояние с ощущениями директора элитного учебного заведения. Да не просто в обычный день, а перед самым началом учебного года, когда высокопоставленные родители его одновременно и вежливо просят, и убедительно настаивают, и, даже, требуют, обязательно принять в первую очередь именно Их чад. И это все одни и те же люди. Или сравнить еще с тем, что чувствует военком перед самым последним днем перед началом работы призывной комиссии.
Все, без исключения, старшие женщины Ратного просили ее найти возможность и обязательно с ними встретится, дабы переговорить с ними о Их детях. В этои Анна никому не отказывала. Только прибыла на свое подворье и успела накоротко поздороваться с Лавром, Татьяной и Листвяной, как начали, одна за другой, появляться все новые и новые гостьи.

Так весь этот день и прошел в разговорах.
На большом лисовиновском дворе ее уже, оказывается, ждали. Пока она, неспешно, здороваясь, ехала по селу, Лавр отложил все свои неотложные дела в кузнице и, даже,успел сменить свой прожженый рабочий фартук на чистую рубаху.Кузнец вежливо поздоровался и, с тоской в глазах, любуясь похорошевшей Анной, сходу сказал, что дело она затеяла стоящее. Обещал, что поддержит, чем сможет. Если, вдруг, у кого-то из выбранных на обучение отроков, в семье не окажется своего воинского облачения, он постарается что-то подготовить и потом подогнать по фигуре из трофейного ляшского. Андрей кивнул, соглашаясь с разумными словами.После этого сразу же ушел к Аристарху и Филимону.
Настена тоже не задержалась. Она наскоро поздоровалась с Лавром и направилась в лазарет. Чувствовалось, здесь она бывает часто. Больше в этот день они с Анной не виделись.
А к Лавру и Анне подошла ключница Листвяна.Она также была наряжена в новое платье, недавно подаренное ей Анной. Оно было сшито так, что беременность женщины не только не портило фигуры, а как-то удивительно подчеркивало красоту будущего материнства. Анна отметила, про себя, что надо будет еще раз поблагодарить свою помощницу - умелую мастерицу Софью за столь удачную вещь.
Обнову Анна и передавала не сама, а, именно, через Софью, и сама еще на ключнице это чудо не видела. Но все было пошито замечательно и сидело неплохо. И на груди, на самом видном месте, ярко выделялся вышитый знак - лис с крестом.
Когда на Татьяну, приезжавшую от войны в крепость, шили и примеряли такое же по фасону платье, сразу же стало ясно: владелица этого платья - Хозяйка и Боярыня. Оно придавало робкой и тихой, обычно, Татьяне дополнительную уверенность.
Вот теперь было заметно, что и Листвяна очень уверенно чувствует себя в обновке.
- Здравствуй, Боярыня. С приездом тебя.
- И тебе доброго здоровья, Листвяна.
- Спасибо большое за красивую обновку.
- Знаешь, я решила, что своим - лисовиновским женщинам - платья только самые лучшие.
- Вот за ЭТО и спасибо и земной поклон от меня, Анна Пвловна, что СВОИМ. Одно это дорогого стоит.
- Как ты? - и кивнула на большой живот ключницы.
- Пока справляюсь. Настена говорит, что к декабрю...
- Ну раз она так уверенно говорит, значит все хорошо будет. Она лекакрка опытная. Сколько народу через ее руки на свет появилось. И моих всех она принимала. И тебе, непременно, поможет.
- Спасибо за заботу. А у меня к тебе просьба, Боярыня. Возьми в обучение моего Третьяка.
- А не мал он еще, в воинское обучение, то? Мы, нынче, ребят постарше брать будем.
- А твой Сенька не мал, разьве? Вон что про него ребятишки по селу рассказывают, как он ими всеми командовал. Точно, в след за братьями, большим командиром будет. Мой-то, Третьяк, постарше его сейчас. Возьми его, не пожалеете. Очень хочет парень бравым воином стать, врагам за старшего брата отомстить.
- Ну мстить уже и некому. Отроки наши за него уже там рассчитались. Да и Вторуша твой, Варлаам, тебе об этом, наверное, подробно рассказывал.
- Все равно, прошу, возьми парня.
- А не боишься? Ты ведь, только что, недавно, Первака своего в последний путь провожала, еще и платок траурный на тебе не обмялся. На войне ведь всякое бывает, сама знаешь.
- Знаю. И именно поэтому. Боюсь. Жалею. И все же, возьми его в крепость. Очень прошу. Я твердо решила. И я сама и дети мои всему лисовиновскому роду надежной защитой будем. Первак урядником был. Вторуша мой- Варлам, тоже уже в войске у твоего Михайлы урядник и десятком командует. И теперь вот Третьяк. Он не хуже братьев будет, когда подрастет. И дочь есть -Томила.
- А про Томилу твою я уже думала. По возрасту бы ей в обучение только через пару лет можно было бы взять. Подрастет пускай, возьму и обучу, также, как других девиц обучаю. Вырастет, выучится всему необходимому и замуж удачно пристроим. Будет из нее хорошая жена и подруга воина. Сама за этим присмотрю. А пока, пусть с тобой побудет, грамоте пусть учится и самострельному бою.
- Делай, как считаешь нужным, боярыня. А я тебе здесь во всех делах помогу. Я ношу лисовиновского ребенка. Я -Ваша. И потому и Тебя и Татьяну буду поддерживать во всем. И девок здешних, которых самострельному бою выучила, тому же учу.Их бы тоже надобно поучить, как и твоих. Ты хочешь, чтобы Лисовины были большим и сильным боярским родом, хозяевами всего здешнего Погорынья. Я в том тебя всегда поддержу.
Так и знай. Я и Корнею об этом уже говорила.
Пришлось Анне обещать взять на обучение не только Третьяка, но и "дочь" Листвяны -Томилу. А насчет остальных девок из большой Татьяниной родни, они уже с Веей прикидывали. Не зря, значит они с ней толковали.
Лавр услыхал весь этот трудный разговор, кивнул и задумчиво направился в кузню. Позже туда же был вызван и Третьяк. Примеривают, наверно - поняла Анна.
Дальнейший разговор с Листвяной пришлось прервать. Только и успела поздороваться с Татьяной, как одна за другой стали приходить ратненские бабы.


"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник

Сообщение отредактировал Простак - Четверг, 03.05.2012, 20:57
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:10 | Сообщение # 21
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
продолжение фанфика "Версия".
В приеме на обучение Анна никому прямо не отказывала, но пришлось каждой подробно объяснять, что девок в Туров смотреть и выбирать там женихов для них она повезет не всех, а только ПОСЛЕ обучения. Из обученных выберет САМЫХ ЛУЧШИХ, самых толковых, кто себя в учебе хорошо проявит. Все это нужно для того, чтобы не опозориться перед городскими купцами да боярами. Эти ее слова не только не успокаивали, но, наоборот, раззадоривали заботливых мамаш.
Они так и говорили, что если уж не в Туров, то все равно, у нее в крепости полно толковых ребят. Кого-нибудь из них то, но обязательно, их дочери и привлекут. Ребята умелые и толковые - будущая смена старшим ратненским воинам. Как они тут воевали, защищая село, все видели. Из похода с победой и добычей вернутся, а тут их девицы в крепости встретят. Пора и женить молодцов.
Анна от всего этого не знала, что и делать. Вроде бы, собиралась пока только новых парней на учебу набирать, а тут такое. Пока же обещала всем крепко подумать, как все это лучше сделать. Но все это было очень хорошим признаком. Отношение жителей всего Ратного к Михайловску и его обитателям становилось совсем другим!
Поток настойчивых и заботливых мамаш, гостий -просительниц, схлынул только к самому вечеру, когда уже темнеть стало. Даже обедать пришлось позже, чем обычно. Да еще и в компании с несколькими женщинами - женами поставленных Корнеем бояр.
Листвяну, ключницу, за стол с новоявленными боярскими женами усаживать пока еще было рано и не вместно, до окончательного решения ее судьбы и статуса самим Корнеем, а вот Татьяну Анна отобедать вместе пригласила. Татьяна весь обед держалась скромно, в разговорах не участвовала. Но даже ее присутствие подчеркивало, что, когда в лисовиновской усадьбе Анны и нет, есть она -Татьяна, Вторая старшая женщина боярского рода.
Женщины, новые боярыни, именно так все и поняли. И разговор весь свой вели так, что, как бы, обращались к обоим лисовиновским боярыням. Оказалось, что и они пришли просить за своих дочерей, о принятии их на учебу. Но у них, в отличие о всех остальных сегодняшних гостий был и свой, боярский интерес. Вот за обедом то они и попросили о новых платьях для них.
Это тоже было большой удачей. Анна им всем обещала, непременно, это сделать. Сказала, что на днях пришлет в село свою помощницу Софью, которая сможет с них все необходимые мерки снять и на их материи и запасы тканей посмотрит, поможет выбрать, что лучше использовать для шитья. Самых нетерпеливых Анна приглашала приезжать в Михайлов городок. В Крепости он и сами смогут посмотреть на многое смогут. заодно и мерки можно будет снять и основы платьев скроить.
Жены бояр переглянулись и обрадованно заявили, что действительно, лучше будет, если они сами приедут к боярыне Анне.
Уже вечером состоялся второй разговор Анны с Листвяной. Татьяна сразу же после обеда с боярынями, устав от разговоров, ушла к себе и больше на люди в тот день не выходила. Так что о делах хозяйственных пришлось беседовать с глазу на глаз.
Этот разговор сильных и властных женщин шел уже спокойно и касался дел обыденных. И выглядело это не как доклад ключницы своей главной Хозяйке, а как отчет толкового и справного десятника своему командиру и сотнику о выполненных поручениях. Во всяком случае, после привычных уже по крепости, тамошних военных порядков, все это было похоже на рапорт дежурного урядника.
Ключница обстоятельно докладывала обо всем. Было видно, что она в всех поднятых ею вопросах разбирается неплохо, ничего не оставляя без внимания. Возможно и потому, что правильно расставила по разным делам всех, порученных ее заботам, людей, определила каждому его участок ответственности, сроки выполнения и порядок работ.
В лазарете на подворье, отроки, находящиеся здесь на излечении, были обихожены, присмотрены и ни в чем другом, кроме внимани, не нуждались. Листвяна определила смотреть за ними нескольких девиц, которых обучала ранее самострельному бою. Из числа тех самых ("Лушка-Зорька-Стешка-Ленка-Фенька-Катька"), кто лучше всех стрелял тогда по ляхам. Они и сами сочли это поручение как награду.Анна восхитилась и похвалила за это Листвяну. Да, для раненых отроков -это самое лучшее лекарство и хорошая награда девицам. От этого толк всем им будет. Настена регулярно лазарет посещает, пока довольна помощницами.
Далее Листвяна рассказывала, как она распоряжается людьми и справляется с делами на большом боярском хозяйстве, подробно пересказывала все важные новости с Выселок и Новых Выселок и пасек. Было заметно, что она чувствует себя все увереннее. Если Татьяна, будучи в том же положении старалась себя поберечь, прилечь и отдохнуть при каждой возможности, то Листвяна исподволь, но очень властно, правила Всем, и беременность ее в этом, ничуть, ей не мешала.
Анна понимала, что ключница, а не Татьяна теперь тут главная. Именно Листвяна смогла поставить на место остатки ее куньевской родни, остававшиеся, пока еще, в главной усадьбе. После того, как их явный лидер - большуха всего славомирового семейства - Дарина была отправлена, по настоянию Анны, в Новые Выселки, а молодых вдов с их детьми перевезли в крепость, под заботливое крыло их тетки Веи, теперь в усадьбе. ДЕЙСТВИТЕЛЬНО стало спокойнее. Весь "курятник" угомонился и притих. Да и Лавру не осталось причины отвлекаться от работы.
Тут обе женщины дружно улыбнулись, но не стали обсуждать эту тему дальше.
По наличию больших запасов продуктов в амбарах и погребах эта осень в выгодную сторону отличалась от прошлых лет. Тут Листвяне, действительно, было чем гордиться. С огородов был снят неплохой урожай овощей. С леса - сейчас массово шла заготовка грибов. Девицы с самострелами по лесу гуляли спокойно, могли сорбирать грибов много. Только успевай, знай, заготавливать. Ягод запасли немало еще летом. Пасеки обещали порадовать серьезным количеством меда. И это, не смотря на то, что часть его шла на продажу через лавку. Мед оказался ходовым товаром. Оказалось, что жителям села проще недорого купить или обменять на что-то его в лавке, чем заниматься бортничеством самим.
А в амбарах все было толково разложено и подсчитано. Анна поверила и на утро даже смотреть проверять все это не собиралась. Сама такие порядки начинала устраивать, а Листвяна только продолжила и улучшила. В это дело вмешиваться Анне не стоило.
Когда же Листвяна доложила, что приготовлено несколько больших амбаров для складирования будущей большой добычи Воеводы Корнея, Анна только головой покачала. Одобрила. Да, повезло им с такой помощницей. Если такая - враг, то лютый. А если друг - то надежный и преданный и толковый помощник во всем.
Ну, да ладно, одернула сама себя в мыслях Анна, "Будем посмотреть", как говорит иногда ее умный сынок Мишаня, когда точно не уверен в результате чего то. С такими мыслями и спать отправилась.
Андрей пропадал у Аристарха и Филимона до самой ночи. Когда утром собирались на сход, Анна спросила его, как дела. Он, не меняя выражения своего застывшего лица, весело(!) подмигнул ей. Анна и не знала даже, до сей поры, что он на это способен. А еще он побренчал подолом кольчуги и уверенно утвердительно кивнул. Значит, не сомневался ни в чем, поняла Анна и немного приободрилась.
Уверенность в своих силах ей было очень нужна. Она решилась на очень важгный для себя поступок.


"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник

Сообщение отредактировал Простак - Четверг, 03.05.2012, 20:58
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:10 | Сообщение # 22
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
продолжение "Версии"
На сход шли все вместе - Анна, Андрей и Лавр. Татьяна и Листвяна сказали, что подойдут попозже.
Сельский сход сегодня был необычным и проводился, не там, где всегда, на дворе старосты Аристарха, а на небольшой площади перед церковным крыльцом. Необычным было и то, что на него приглашались ВСЕ жители Ратного: и мужчины и женщины, свободные и холопы. Здесь,перед церковью, было уже многолюдно, а люди все подходили и подходили. При виде Анны чуть расступились в стороны, давая ей дорогу на самую середину.
Рядом с церковным крыльцом стоял стол, на нем были разложены принадлежности для письма. Около него находился Аристарх. Обычно спокойный и невозмутимый, сегодня он тоже, видимо, волновался перед началом столь необычного действия. Сейчас он был занят беседой с несколькими пожилыми заслуженными воинами.
Чуть в стороне стояла большая походная палатка. Возле не Анна увидала Настену и поздоровалась с подругой кивком.Поняла - это для осмотра кандидатов на обучение. И об этом подумали, молодцы!
Но самым удивительным во всем этом было то, что прямо над столом был растянут большой белый холст с надписью "ВСЕ ДЛЯ ФРОНТА! ВСЕ ДЛЯ ПОБЕДЫ!", который был накануне снят с ворот лисовиновского подворья. Яркие красные краски полотна придавали всему происходящему здесь какой-то праздничный вид.
Анна и сама сегодня надела свое новое лучшее платье с яркой лисовиновскойй вышивкой на груди. В этом наряде ее односельчане еще не видели. Оказалось, что и большинство пришедших на площадь сегодня принарядились.
Сам староста Аристарх был в полном воинском облачении, подпоясан широким воинским поясом, на котором висели меч и кинжал. Анна осмотрелась внимательнее. Все воины, пусть даже и бывшие и увечные,облачились в воинское, только без шлемов. Даже старый вояка наставник Филимон и тот смог сегодня как-то разогнуться и натянул(!) на себя свою старую заслуженную боевую кольчугу. Даже в воинской крепости, обучая отроков Младшей Стражи он этого не делал! Она как то так ладно сидела на нем, что он, обычно согнутый и держащийся за клюку, сегодня выглядел очень молодцевато.
Анна еще раз оглянулась на своих. И Андрей и Лавр также были в кольчугах. Хоть сейчас в бой.
Пору уже было начинать. Но сама Анна испытывала некоторую робость и никак не могла сделать последний шаг и решиться выполнить задуманное.
На колокольне церкви гулко ударил колокол, призывая к началу Воскресной Молитвы. И сразу же стало легче. Все вставало на свои места.
Тут, сквозь собравшуюся толпу, ставшую еще больше наставники Филимон и Андрей вывели вперед Дударика. Пацан тоже был наряжен в новую рубаху. На рукаве у него была надета повязка Дежурного с ярко вышитыми Ариной буквами МС.
Андрей положил руку на плечо своего младшего приятеля. Дударик достал из-за спины сигнальный рожек и громко и решительно сыграл трижды сигнал "Слушайте Все".
Пора было начинать молитву. А священника то в настоящее время в селе и не было. Свой священник, отец Михаил погиб от ляшской стрелы при обороне Ратного, вечеая ему память. Погостный священник отец Симон, отпел его, да вскоре и отбыл к себе в село, восстанавливать пограбленную ляхами церковь. Никого нового церковные начальники из епархии и владычного двора в Турове пока еще не прислали.
Анна глубоко вздохнула, восстанавливая дыхание, и ВЗОШЛА на церковное крыльцо. Повернулась к односельчанам громко начала читать слова Молитвы.
( Первая строка..)
Все на площади замолчали, оторопело глядя на это явление, потом опомнились и принялись повторять за ней слова из священной Книги, как будто бы так и надо.
(Первая строка,
Вторая строка...)
Даже староста Аристарх, не ожидавший от нее такого, замер в изумлении. Потом быстро опомнился, встал в первых рядах молящихся ратненцев.
Постепенно, по ходу молитвы Анна и сама пришла в себя и стала смотреть уже не вдаль, поверх голов, а вглядывалась в лица. Казалось, что под воздействием слов привычной молитвы, лица людей становились все более светлыми. Слова молитвы буквально очищали души от всего наносного, обыденного, внешнего.
(Господа Форумчане,просьба. Кто знает, что сюда лучше подходит, слова КАКОЙ молитвы здесь более уместны, подскажите, все же у нас там 12 век.)
После заключительных слов все Ратненское общество поклонилось Анне и рядом с ней встал на крыльце Аристарх.
- Спасибо тебе, Анна. От всего сердца спасибо, от ВСЕХ, Анна Павловна. Правильно и хорошо все сделала. Большое дело с молитвы и начинать надобно было. А теперь наши дела, воинские.
И он, также громко, как и Анна, чтобы было слышно сегодня всем, начал:
- Сегодня у нас важное дело. Наши воины, наши близкие ушли в дальний поход. Они далеко. Они бьются с врагами и защищают нас от беды. И все мы готовы помочь им, чем можем.
Наши лучшие воины, - Аристарх указал рукой на Филимона и еще нескольких опытных, но увечных воинов, находившихся рядом с ним, - придумали, КАК мы можем помочь нашим воинам. Сегодня мы определяем на воинскую учебу новых ребят. Я сам и наши заслуженные воины, все мы походили по дворам,присматривались к вашим ребятам. Так что все вы знаете, зачем мы здесь собрались.
Каких умелых воинов готовят уважаемые наставники в Крепости, все вы теперь знаете.
Вы все видели, как они наше Ратное от врага обороняли. И жизни они свои они не жалели, дабы мы все живы были. Надобно теперь, чтобы ВСЕ отроки Ратного через такую учебу прошли и так же, как они, умели. И тогда и впредь наша Ратненская Сотня сильна будет и никакой враг нам не страшен!


"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник

Сообщение отредактировал Простак - Четверг, 03.05.2012, 20:58
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ПростакДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:11 | Сообщение # 23
Полусотник
Группа: Ветераны
Сообщений: 891
Награды: 0
Репутация: 801
Статус: Offline
Andre, просьба.
Перед нажатием "Добавить ответ" фанфика выдели текст, нажми "SIZE" и выбери размер 10. Так читается лучше.



Век живи, а дураком помрешь!!!!
Cообщения Простак
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
vadchemaДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:11 | Сообщение # 24
Сотник
Группа: Огнищане
Сообщений: 1032
Награды: 0
Репутация: 1512
Статус: Offline
Andre, прочел с удовольствием.

Cообщения vadchema
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:11 | Сообщение # 25
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
Продолжение ф-ка "Версия-1".

А сейчас, народ православный, отойдите-ка все подальше, а не середину перед церковным крыльцом пусть выйдут те наши парни, кто за женскими спинами не прячется и уже сейчас видит себя будущими воинами.
Помолчал немного и зычно крикнул на всю площадь: "Становись!"
Вокруг началось оживленное движение. Скоро рядом с крыльцом образовались две неравные кучки ребят. Остальные селяне неохотно отодвинулись назад. Всем хотелось видеть и слышать все происходящее.
Тут уж вперед вышел пожилой Наставник молодежи дядька Филимон и, расправив седые длинные усы, повторил строевую команду:
- Отроки, Становись! Вольные -в первую линию, холопские дети - во вторую.
Смущенные общим вниманием к ним, ребята выстроились в две неровные и нестройные шеренги. Построились так, как им и было приказано: дети и внуки воинов и обозных - впереди, холопы сзади.
С первыми было все достаточно просто и понятно. У кого из них отцы, дядья, деды - ратненские воины или хотя бы обозные - их можно было брать на учебу смело, кое-кого их отцы даже уже начинали чему-то учить. А вот с холопскими детьми все было далеко не так просто и однозначно. С каждым из них надобно было разбираться отдельно, а потом и с их хозяевами.
К первой нестройной шеренге первым вышел Андрей Немой и медленно двинулся вдоль строя притихших мальчишек. За ним шел следом пожилой десятник Филимон. Возле каждого они подолгу останавливались и молча советовались.
Андрей пытливо и пристально вглядывался в лицо каждого кандидата в Отроки МС. Его тяжелый взгляд, оказывается, не каждый парень мог и выдержать. Тех, кто выдержал и не отвел своего взгляда, Андрей, переглянувшись с Филимоном, первыми отправлял к Аристарху на беседу. Сам же, чуть заметно, дотрагивался до своей десятничьей гривны. Филимон кивал в ответ. Старый воин понимал, что первыми Андрей выбирал будущих десятников - урядников Младшей Стражи, а уже потом смотрел остальных.
Дальше уже пошли к Аристарху на предварительное собеседование и остальные ребята, кто взгляд свой отвел, но и из строя не сбежал, не забоялся грозного Немого. Наставники воинской школы и их на беседу к Старосте отправили.
Там, возле старосты и Анны, каждый из отобранных ребят громко и четко называл себя и своих родителей. После уж, его отправляли к палатке лекарки Настены. И вот после ее осмотра, ребята уже более спокойно, подходили к Аристарху вновь. Староста записывал в особый список всех прошедших этапы отбора ребят. После, по этому списку нужно было разговаривать с родными каждого из ребят.
Андрей и Филимон неспешно прошли вдоль всей первой шеренги. В ней остались лишь всего трое неотобранных ребят. В их числе задира и драчун Ерошка, сын десятника Данилы, толстый Борька, сын ратника Пузана и губастый дурила Венька. Когда наставники, даже не взглянув, прошли мимо них и двинулись дальше ко второй линии ребят, Ерошка не вытерпел и удивленно-обижено спросил:
- А мы?!!!
Андрей что-то изобразил на пальцах, потом указал на лисовиновский знак на груди Анны, отрицательно помотал головой и отвернулся. Старый воин Филимон, прекрасно его, оказывается, понимавший, перевел для Ерошки и всех остальных:
- А с тобой, парень, сложно. По всему, быть бы тебе отроком Младшей Стражи, как и остальным ратненским ребятам, да, вот, не годишься ты. Вернется из похода молодой сотник Михайла, вот сам с ним и разговаривай. Он, говорят, зарекался тебя в свое войско брать. Убедишь его - примем. Вон, Панька, твой приятель, сам приехал, теперь у нас в крепости - уже учится. Вот,потому-то наставник Андрей на тебя нынче даже и не смотрел. Да и я не буду. А ты пока на обозного учись, тоже дело важное. И, вообще, ступайте пока отсюда, "сынки", не мешайте важному делу.
Под смешки и злые шутки веселящейся толпы Ероха и другие ребята, не взятые ныне на обучение, разошлись, красные от обиды, как раки, и сбежали с площади. Сегодня и здесь точно был не их праздник. Перенести парням такое унижение, да еще и при всех было нелегко и обидно.
В селе Ратном, где уже сколько поколений, главными всегда были мужчины-воины, дети и внуки прошлых поколений строевых ратников, обозные всегда считались, как бы, людьми второго сорта. Если строевые ратники, после ранений и увечий, попадали, потом в обоз, за ними сохранялось право голоса на сходе и соответственно доля в добыче. Те же, кто был совсем не годен для строя по здоровью с детства - вообще голоса на сходе никогда не имели и доля в добыче на них распределялась в последнюю очередь, а вот на различные общественные работы их назначали не в очередь, как всех, а даже чаще. А тут при всем честном народе да от заслуженного ветерана и услышать такое...
В это время наставники перешли к осмотру ребят второй линии. Тут эти смотрины продолжались уже вместе с кузнечных дел мастером Лавром. Филимон объяснил отрокам, как им себя вести. Каждый из них должен был называть себя не только по родному и крестильному имени, но и называть родителей, рассказать, как и откуда оказался в Ратном, какими профессиональными навыками владеет, чем его родные раньше занимались.
Если Андрей и Филимон в ком-то и чем-то в его ответах сомневались, вопросы такому парню задавал уже Лавр. Двоих ребят от отобрал сам после расспросов. Сразу сказал, что их нужно направить в мастерские к его сыну Кузьме. На воинов их тоже учить будут, но ремесло для них даже важнее, уже сейчас в них искра таланта есть. Обещал сам с их хозяевами переговорить и выкупить. Андрей не стал ему возражать, согласился. Кузьку, он тоже, как родного сыновца, любил и уважал за сметливый ум. Раз мастер Лавр разглядел в них что-то особое, значит эти ребята в крепости нужны и место им всегда найдется.
Из всех отобранных наставниками ратненских парней Настена отсеяла только одного. Сказала, что к строевой службе этот парень совсем не годен. У него после тяжелого сложного перелома неправильно срослась нога и долго сидеть в седле он не сможет. Потом из холопских детей еще троих отправила в сторону. С ней наставники и спорить не стали. Опытной Лекарке такое виднее. Лавр с ней посоветовался и тоже забрал ребят для работы в мастерских, выяснил что для мастеровой работы они годны. Так и попросил их пока отойти в сторону, потом уж приходить на следующий день к нему на подворье для более подробного разговора.


Сообщение отредактировал Andre - Четверг, 17.05.2012, 02:59
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:11 | Сообщение # 26
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
продолжение "Версии"

Когда Андрей и Филимон только начали отсматривать ребят из второго ряда, распрашивая холопских детей, Аристарх хотел, поначалу, было что-то возразить, даже окликнул Андрея по имени. Но упрямый Андрей сердито потряс своим кольчужным рукавом и задрав бороду, указал на свою гривну десятника Младшей Стражи. Эту гривну вручил ему в городе сам князь Вячеслав Туровский, чтобы и впредь он также достойно обучал ребят воинской науке.
Анна очень тихо, чтобы не все слышали, попросила сурового Аристарха:
- Дядя Аристарх, не мешай ты ему сейчас. Все дела с их хозяевами решим потом, надо будет если, кого из ребят и выкупим, а отроков Младшей Стражи в большое войско воеводы Корнея нам всем еще много понадобится. Наши ратненские ребята, что свои, что холопские - это ведь только начало всего. Лавр говорил вчера, передавая мне слова воеводы Корнея Агеича, что потом и у боярина Федора в Княжьем Погосте и даже в Огнево то же можно будет сделать и еще ребят в обучение посмотреть. Без твоей Помощи и Опыта, Староста, нам там не обойтись будет.
Аристарх больше уж и не возражал. Действительно,и чего уж ему возражать, когда войско и сила Ратненской Сотни будет увеличиваться. А с хозяевами этих холопских ребят он потом самолично переговорит. И хрен ему тогда кто из них откажет.
Всего оказалось отобрано в обучение 16 ратненских парней и 23 холопских. Анна оглянулась на толпу, увидела напряженное лицо ключницы Листвяны и вспомнила о своем вчерашнем обещании взять в отроки ее младшего сына Третьяка. Махнула ей рукой, приглашая и указала на отобранных ребят. Листвяна посветлела лицом, выставила из под бока сына, немного младшего по возрасту, чем набранные сегодня остальные ребята. Андрей покривил лицом, обернулся к Лавру. Лавр потряс подолом кольчуги и утвердительно кивнул. Андрей подозвал мальца и указал на остальных ребят. Обрадованный несказанно, парнишка рысью кинулся в строй к остальным. Получалось четыре полноценных десятка. Анна и сама не ожидала такого большого пополнения. Зато наставники молодежи Андрей с Филимоном были просто счастливы, как будто одержали важную победу малыми силами.
После уже, когда всех отобранных новиков переписали и Дударик продудел сигнал "отбой", Аристарх с Анной и Филимоном вышли вперед. Староста Аристарх сказал напутственное слово:
- Вы все, ребята, отобраны на воинское обучение и отныне будете жить и учится в крепости. Вот ваши наставники - он указал на Филимона и Андрея, - они уважаемые опытные воины. Десятник Ратнинской Сотни Филимон Пантелеич и Десятник Младшей Стражи Андрей Немой Лисовин. Завтра после заутрени всех вас ждем здесь же на площади. Наставники отведут вас к месту обучения. Старшая в крепости и на посаде в Михайловом городке - боярыня Анна Павловна. Вот она, все ее видите и знаете. Слушаться ее, как самого молодого сотника, пока он в походе, и наставников воинских во всем. Кто из вас в чем провинится, накажут. Сильно провинится, не будет выполнять команд и плохо учится - выгонят домой обратно и тогда уж не быть вам никогда ратниками.
Что брать с собой. При себе каждому иметь две рубахи на смену. Воинское облачение ваше мы с вашими родными и хозяевами сами после обсудим. У кого дома свое родовое вооружение есть - с собой берите. Утром запишем подробно, у кого что имеется и в каком оно состоянии. Мастер кузнец Лавр Корнеич, подгонит после уже в крепости, если что из воинского кому пока велико. У кого воинского совсем ничего нет, тоже без вас обсудим. Старшие Воины из похода с добычей вернутся, со всеми разочтемся. Да и ляшские трофеи теперь точно все пригодятся, даже и отсылать никуда не придется. А сейчас, ступайте пока, ребята, попрощайтесь с родными.
На площади начали раздаваться тихие женские причитания. Аристарх зычно крикнул:
- Эй, бабы, а ну не реветь! Не на войну, чать, парни наши, уходят, на учебу воинскую только. Хорошо будут ваши парни учиться - чаще будете их дома видеть. По воскресеньям, как девок из крепости в церковь на воскресную службу привозят, так и они будут приезжать, их сопровождая.
Все, сход на сегодня окончен. Можно расходиться.
(Вторая серия)
Толпа загудела, зашумела, втянула, обняла и поглотила отроков. Но расходиться по домам никто пока даже и не собирался. Вперед все больше и больше вылезали горластые и бойкие ратненские бабы.
- ЭТО Еще Что Такое? - удивленно спросил староста. Этого явления он точно не ожидал.
- А наших девок на учебу набирать. Выучит их и ЗАМУЖ! Боярыня Анна обещала! - отозвалось бабское вече сразу с нескольких сторон.
Аристарх, с досадой, сплюнул, видя вокруг эдакое непотребство. Вот пусти только один раз баб на сход, они и слушать никого не захотят и уважаемых воинов нагло перекрикивают... Почесался и сердито изрек:
- Анна. Это к тебе... Вот, пополняй теперь СВОЕ войско, "воевода", - весело закончил он. - Дожили, едрен дрыщ, ( далее он пробурчал в свою бороду что-то уж совсем неразборчивое), совсем нынче бабы ополоумели, уже даже наши девки за женихами на учебу аж строем рвутся...
Начиналась вторая серия работы призывной комиссии в Ратном.
Тут все повторилось почти также, как и с ребятами. Только вдоль могучего девичьего строя уже сама Анна вышагивала. А строй то поболее ребячьего оказался! Надобно было срочно что-то делать. Куда ж она денет стольких-то!
На Аристарха даже глядеть не хотелось. Он просто сидел за столом и улыбался, глядя на такое редкостное зрелище. Но остальным жителям села до него не было пока никакого дела. Решались судьбы их дочерей, многим светило выгодное замужество. Тут такое завлекательное будущее могло нарисоваться. И все это было в руках боярыни Анны...
Анна оглянулась, выискала глазами в толпе Ульяну, жену Начальника Обоза МС Ильи и говорливую Верку Говоруху и пригласила подойти к ней. С ними за спиной, она почувствовала себя под взглядами многоликой толпы, гораздо спокойнее. Обе, обрадованные таким вниманием, протолкались к ней, вышли и встали рядом.
- Ну, что будем с ними делать, бабоньки? Со столькими девками нам всем враз не совладать. У нас даже и парней на них столько пока нет.
Ульяна тихонько подсказала:
- Отсеивай пока младших, Анна Павловна. А там видно будет.
Для начала Анна прошла вдоль строя девок и отобрала самых старших, рослых и красивых. Остальным сказала, что будут еще наборы на учебу и их черед тоже обязательно придет. Все равно, в строю оставалось еще очень много девок. Тогда попросила выйти из строя нескольких девок -холопок, тоже оказавшихся тут. Им было сказано, что сначала учат своих, ратненских, а после уж и до них очередь дойдет.
Дальше еще как-то надобно было отбор проводить.
(Эх, жаль, сына ее рядом не было, уж он бы среди них кастинг провел! Интересно, посещал ли Михаил Ратников в ТОЙ своей жизни конкурсы красоты типа "Мисс Миасс", "Краса Криворожья","Йолдызлик" или "Питерские Ножки"?).
Среди оставшихся девок попросила выйти вперед дочерей и племянниц Корнеевых бояр. Таких оказалось пятеро. Потом еще дочерей и племянниц других десятников ратненской сотни. Дочери и внучки наставников уже у нее в обучении состояли. Всего набралось более полутора десятков девок. Тогда попросила еще выйти вперед дочерей воинов. Стало 27 человек. Вот их пока в обучение и брала. Остальным велела готовиться и изучать грамоту и закон божий. Неграмотных она и учить не будет!
Всем оставшимся девицам и озабоченным их будущим мамашам объявила, что учениц новых берет в обучение, но не с пустыми руками, как парней. Парни, что отобраны, если, даже, завтра и с пустыми руками будут, потом из добычи сторицею, все на их обучение потраченное, возвернут.
И перечислила подробно, ЧТО надобно иметь с собой, уважающей себя и своих родителей, девице, собираясь на учебу в соседнее воинское поселение. Жить ей там предстоит в одной горнице с другими девицами и постоянно возле большого количества отроков находится. Значит: выглядеть должна соответственно и вид иметь всегда опрятный и нарядный. Про питание перечислила то же, что ранее говорила их матерям и сестрице десятника Луки, когда брала в обучение ее дочь, толстуху Млаву.
Всем, кто будет готов к завтрашнему утру и собран, велела быть здесь же на площади со всем необходимым имуществом.Кто готов не будет, набор только в следующий раз, и когда он еще будет.
На этом, наконец-то, все это долгое мероприятие, слава Богу, и закончилось. Анна подозвала счастливого Дударика,похвалила его за вовремя поданные и правильные воинские сигналы. Пацан засмущался и сказал, что всегда готов боярыне, матери его Сотника, помочь, чем может. Анна сразу же и отправила его спешным гонцом в крепость. Необходимо было, чтобы все свободные телеги обоза Младшей Стражи к утру перегнали сюда в Ратное. Вместе с ними необходимо было приехать всем наставникам и хотя бы части людей Сучка. Дело в том, что вместе с новобранцами и новыми ученицами в Академию предполагалось отправить на стройку часть пленных ляхов. Об этом еще накануне Лавр говорил, да сегодня еще и староста Аристарх тоже подтвердил. Дударик умчался исполнять приказание. Анна наконец-то могла отдохнуть и направилась домой.
Устав от всего за день с ней произошедшего Анна честно намеревалась просто отдохнуть и спокойно пообедать.Пообедать то она еще успела, но вот отдохнуть в тишине то, ей толком и не дали. Весь отстаток того нелегкого дня то одна, то другая заботливая мамаша прибегала еще что-то уточнять и согласовывать из собираемого для дочери имущества или питания. Так в очередных бабьих разговорах и согласованиях этот длинный день и прошел.


"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник

Сообщение отредактировал Andre - Четверг, 17.05.2012, 03:21
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:11 | Сообщение # 27
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
Окончание ф-ка "Версия-1"
Небольшое отступление. Да, с земель Журавля пленные холопские семьи и "добровольно" присоединившихся христиан привезли. Вот они (эти христиане), для ратненцев или жителей посада при крепости кто? Холопы, закупы или вольные поселенцы? О них ведь ни слова пока больше не было. Или вот полевод Утый, принесший клятву на крови своего ребенка, он в крепости или в Ратном своими полеводческими делами занят? А винодел? Пасечник к крепости приписан вместе со всеми ульями или его сам Корней прихватизировал? По моей версии не зря Илья за всех них Корнея просил. А их передовые для ратненского сельского хозяйства методы и более продвинутая технология? Она где-то применяется, или как? Внедрять надо, внедрять, все что они знают и что умеют!
Михайла, когда, вместе с дедом, правильное управленческое решение принимали, могли и ДО отдельного рейда договориться, кому из них, что из будущей добычи отойдет. А, если, даже и ПОСЛЕ рейда, то все равно обязательно должны были это дело обсуждать.
Ну и людям десятка Егора и ему самому в добыче той доля должна была быть выделена немалая, за все их подвиги. И холопами в том числе. Не зря же он именно после этого о своем боярстве и наставничестве в воинской школе замечтал. Было значит с чего. И в дальнейшем, уже нисколько не возражал, пират, блин, дома рощенный, когда его десяток вместе с михайловскими отроками вместе ставили. Понимал, где ценной добычи и славы больше.
И еще. Неужели среди новых холопов, направленных в посад, в долю лисовиновского наследства Андрея Немого, на выселки и т.д. не было подходящих по возрасту ребят в воинское обучение? Призывная отборочная комиссия в лице Роськи, Дмитрия, да вообще любого из ближников должна была постараться, поэтому, когда отроки МС ушли в поход на ляхов, то уж кандидатов в обучение могли мобилизовать запросто.
Господа наставники чем-то, кроме охраны крепости, должны были быть заняты. Вот пусть пополнение и готовят. А Пашку(Паньку) Мытника -в десятники (урядники). К настоящему бою он еще пока не готов, но хоть кое-чему поучиться уже успел. Его и сам Михайла зачислил и на довольствие поставил. А Корней одобрил.
Значит была и Третья серия того призыва!
Когда в крепость привели отобранных на обучениее ребят и девок из Ратного, разместили их в казармах, давая освоиться в новом месте, к Анне пришли доложиться наставники Тит, Макар и Прокопий. Пришли и порадовали боярыню известием, что тоже спустя рукава не сидели и зря харч не переводили.
Они внимательно прошлись еще раз по дворам посада, Нинеиной веси и Новых Выселок. Со всеми кандидатами в отроки и их родителями переговорили. И готовы представить на одобрение боярыни еще десяток ребят.
Филимон и Андрей их действия одобрили, оказывается, что они все вместе это обсуждали. И даже лекарская дочь Юлия ребят смотрела и сказала, что все кандидаты в обучение годны!
Боярыня Анна Павловна, тут уж и возражать не стала. Собрали этих ребят и тоже поставили в обучение.
Вот и набралось аж полсотни отроков из нового пополнения. Значит, зимой всем наставникам скучать точно не придется. Да что там зимой, они на радостях за понятное дело взялись дружно сразу же, да еще как взялись то! Всех собранных ребят основательно перемешали и распределили по десяткам. Урядниками назначили временно, до утверждения молодым сотником и воеводой выздоравливающих отроков. Они хоть в боях побывали и врага видели и смерти в лицо смотрели.
С крещением личного состава тоже было все гораздо проще чем раньше. Ратненские ребята - все крещены в раннем детстве, подавляющее большинство о.Михаилом. Эти на общих молитвах уж точно блеять и кукарекать не будут и другим баловать не дадут. Холопские дети из посада и Ратного - тоже в большинстве уже окрещены священником о.Михаилом и несколько из них даже о. Симоном. Вот когда священник новый в Ратное приедет, окрестит и немногих остальных обязательно, это же его прямая забота и работа. А пока что, ветеранам-наставникам все равно кого кнутом гонять, что своего ратненского и крещеного, что бывшего холопа, если приказание, шельмец такой, плохо выполняет.
Учебу наставники начали, так же, как незадолго перед этим для младших мальчишек проводили, с полигона и полосы препятствий. Вывели всех новых отроков на полосу препятствий. Сенькины ребята и показали класс, как ее, эту полосу, проходить. И началась учеба. А рожек Дударика заиграл в крепости гораздо веселее и громче! И команду "Собирайся на обед" проголодавшиеся после учебы отроки все запомнили с первого раза! Ну и Плава постаралась.
С девицами тоже все понятно было. Поделили их на десятки. Старшими над ними, урядницами, Анна назначила дочерей Аннуи Марию. А чтобы совсем не зазнавались в третий новый десяток назначила из заклятую подругу-соперницу Полину. В старом"десятке" постоянной урядницы пока не назначала, так и шло, что каждый день была новая дежурная. Боярыня на первом же построении девичьего пополнения и объявила, что система поощрений и наказаний (желуди и горох в их личные туески) теперь будет распространяется и на них.Лучшие, по результатам учебы, поедут к весне в Туров. Остальные - тут останутся. Самых же нерадивых в учебе она лично сосватает замуж в глухие лесные деревушки, пусть своей тупостью там медведей пугают... Остальные предметы изучения, что для новых девок, что для старых те же. Более опытные помогут с обучением грамоте, для тех кто совсем неграмотен, они же помогут и при обучении стрельбе из самострелов и езде на лошадях.
Было и еще одно большое отличие. В крепости появилась новая наставница, воительница Алена. Когда Анна увидела, сколько девок желает ехать на учебу в крепость, она сразу поняла что им вдвоем с Ариной с такой оравой одним не совладать. Другие женщины, что были в крепости и на посаде, были заняты каждая своим важным хозяйственным делом и неплохо пока справлялись, отрывать их от этого было не гоже.
Среди толпы, собравшейся на площади перед церковью, Анна приметила богатырскую фигуру Алены и сразу поняла, КТО ей нужен. После окончания схода подозвала ее к себе и предложила переехать в крепость, помогать ей в обучении. Кому, как не ей быть в воинском поселении. Священник, за которым она по поручению всего ратненского общества смотрела, преподобный о.Михаил, преставился, заботиться ей больше не о ком.
Алена сначала было заупрямилась, не хотела покидать свой дом, хозяйство. Но Анна использовала хитрый прием. Так и сказала, что если надумает за Сучка замуж пойти, она сама, как дочь и сестра купца со своим братом Никифором крепко торговаться будет, а ее зазнобу шебутную из закупов выкупит обязательно. Алена покраснела и обещала крепко подумать. А сам Сучек и его бригада ей на посаде такой новый дом построят... А Лисовины их работу оплатят! А ей, Алене, сама Анна с мастерицей Софьей сошьют такое новое красивое и "удачливое" платье, в котором детей хорошо вынашивать....
Через пару дней со всем своим имуществом и скотиной новая девичья наставница и приехала, да не одна, а вместе со своей помощницей, той, с которой вместе церковь и дом о.Михаила убирали-чистили. Дом свой Алена оставила на попечение старосты Аристарха да под присмотр соседей.

Все. Конец этого Фанфика.

Ребята, помогите, все куски в кучу собрать и в каталог выложить. Спасибо всем, кто это осилил и помогал советами. Сам понимаю, что пока коряво, но очень торопился, пока
ЖО -2 еще не опубликовано. Может и мои мысли помогут его быстрее в печатном виде увидеть?

Следующий мой фанфик будет про купца Никифора. Он уже написан, только на форм надо будет выложить.


"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник

Сообщение отредактировал Andre - Четверг, 17.05.2012, 03:37
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:11 | Сообщение # 28
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
ВЕРСИЯ-2 :
Купец Никифор Павлович. фанф Честное купецкое слово


Я узнал, что у Меня
Есть ОГРОМНАЯ РОДНЯ:
Речка, поле и лесок,
В поле - каждый колосок…
( стих младшего Белкина из к\ф «БРАТ-2»)

У нашего с Вами, уважаемые собратья - форумчане, любимого главного героя книг «Отрок-Сотник», Михайлы Лисовина, большая часть известной ему родни большого клана Лисовинов проживает в селе Ратном и строящейся им крепости. Но, оказывается, и это еще не все близкие люди и далеко еще не вся его тамошняя родня. Есть у него и еще близкая родня со стороны его матери – немалое семейство ее брата, купца Никифора, проживающее в главном граде Туровского княжества. Кто он, этот братец-купец? Что из себя представляет? Этими набросками я попытаюсь немного поподробнее показать небольшую часть его жизни.
Выписка из картотеки, составленной Мишкой Лисовином - Михаилом Ратниковым на часть известных ему людей Туровского княжества: «Купец Никифор Павлович.Живет в Турове. Имеет обширные связи и знакомства в самых различных кругах и свои торговые интересы, как в самом Туровском, так и большинстве ближайших и даже некоторых дальних княжествах Киевской Руси. Ведет активную торговлю с ближайшим зарубежьем. Ради получения прибыли склонен к большому, но разумному риску. Азартен, но и деловит. Умен. «Может торговать, а может и на щит взять». Постоянно готов к поиску новых направлений своей деятельности и внедрения перспективных товаров и идей. Легко сходится с людьми»…
Кстати, к слову, а ведь благодаря многочисленным отделениям своей торговой сети этот близкий родич Лисовинов вполне может неплохо зарабатывать еще и на посреднических услугах между своими, воинственными ратненцами, и «чужими», их противниками, захваченными в плен. В его силах и компетенции вполне могли бы быть и такие действия, как: передача сведений о пленненых ратнинцами людях, передача предложений сторон о выкупе наиболее обеспеченных холопов, отправка пленных на их родину и т.д. Причем, все эти радости не только в настоящее время (описываемые в «Отроке» события), но и в более раннем по времени Отрока прошлом. Например, выкуп, более 10-12 лет назад, части волынских холопов. Ну и, конечно, последние по времени события (осень 1125г.) – захваты многочисленных ляшских и полоцких пленных. Нам, конечно, не следует забывать, что у купца Никифора еще в Кракове, одном из крупных и главных городов (чуть ли не столице) соседней страны есть и своя постоянно действующая лавка. Значит, и пользоваться ей и ее возможностями возможно, как корпунктом.
Но это я в сторону от главной темы уклонился. Напоминаю, что по тексту первых книг «Отрока» купец Никифор Павлович прибывает аж на 4-х ладьях в село Ратное примерно в мае 1125 г. Открылась полноценная навигация, окончательно растаял и сошел лед. Все реки того региона, в ТО время были
более полноводные, чем сейчас (наше время). Ну, а тем более, весной, когда даже малые и, даже,
тогдашним летом непроходимые на ладьях и насадах, реки и речушки еще пока доступны для судового хода, после долгой снежной зимы. Незадолго перед своим прибытием купец специально с нарочным уведомляет ратненских родичей о скором прибытии, о количестве и характере предполагаемого к привозу груза и примерном количестве пассажиров, едущих на работы и на учебу. Для этого Никифор присылает с письмом и с дополнительными устными просьбами и поручениями еще и своего приказчика Спиридона с лентяями работниками. Это пока все то, что мы все с вами знаем из первых книг. А вот, что было или могло бы быть непосредственно перед этим, я и попытаюсь тут предположить.

Среди многочисленного Туровского купеческого сословия, уважаемый многими его представителями, купец Никифор Павлович, слыл человеком весьма удачливым и оборотистым. Порой там, где другие, даже и более опытные купцы не видели возможности получить прибыль или, по разным причинам, опасались многочисленных торговых трудностей, Никифор не отступал. Наоборот, он, зная о трудностях и предполагая большую часть из них, становился еще более напористым и энергичным. Благодаря своему уму, хорошей деловой хватке и нажитому опыту,многочисленным торговым связям, этот удачливый купчина проворачивал, порой, такие хитро закрученные и многоходовые сделки, что в результате, неизменно, оставался при большом
выигрыше.
Все, кто знал его достаточно близко, а это, почитай, добрая половина основных купцов большого Туровского торга, полагали, что, при большом к тому желании, он мог бы, пожалуй, даже, и не особенно то напрягаясь, быстро стать и одним из САМЫХ первых и самых именитых среди них. Но, сам то купец Никифор прекрасно знал свои возможности и не очень то и стремился к этому первенству. Он старался жить и работать так, чтобы, уважая любую крепкую власть, поддерживая ее, даже отдавая ей должное, по возможности, не очень то и обращать на себя ее лишнего внимания. Его родители с детства вдалбливали ему и его сестре непреложную истину: «возле князей – возле смерти».
Никифора привлекало совсем другое дело - ему нравился прибыльный риск, приносящий большой и стабильный доход. Но, при всем этом он помнил, как его самого еще покойный отец учил и наставлял, что людей своих рачительный хозяин – заботливый купец должен беречь и защищать и они ему на добро добром всегда ответят. И, именно, среди них то и надобно, всегда, в любом деле, находить себе толковых помощников, вовремя награждать каждого по способностям и заслугам и, порой, правильно пристрожить нерадивых. Никифор так и поступал.
Те же его люди, кто, так или иначе, но находился в его подчинении: приказчики ли, ладейщики ли или иные другие работники, зная об этом его отношении к ним, по-своему, его любили. Умные люди понимали, что за их честность и преданность, за верную службу, в случае их, не дай Бог, гибели или увечья, их хозяин о них и их семьях, у кого они были, обязательно позаботится, как уже раньше со многими их знакомыми и товарищами бывало. А заведомых олухов и дураков Никифор долго у себя в деле не держал. Такое «добро» - себе дороже. Как только замечал за кем-то какую, даже самую малую, оплошку – старался тут же от негодных к торговому делу людишек побыстрее избавиться.
Все это они, каждый в силу своего разумения, понимали и сами, порой бывало, что и подсказывали хозяину, если видели за кем-то заведомый непорядок. Ведь за чужую оплошку своей головой расплачиваться никому не охота. Поэтому то и готовы были многие идти за ним и по его слову, что называется и в огонь и в воду…
А вот возможность и необходимость именно в этом, тогда, в те годы, часто возникали. Тор-говое дело – оно ведь такое. Изменчивое, переменчивое, прямо скажем. Сегодня, вот, торговый человек сыт, весел и, даже, может быть и богат, а завтра…Все под Небом ходим. Оно все сверху видит.
Все они, и вольные люди и закупы, многочисленная челядь и все домочадцы все это видели и хорошо понимали. И четко знали, каждый свое место, чувствовали, что за таким крепким и оборотистым хозяином, как Никифор, они и их семьи, точно не пропадут. Многие служили давно. Были среди них даже и такие, кто еще застал в живых и, конечно, добрым словом вспоминал его отца – Павла Петровича.
Так уж получилось в его длинной жизни, что сам Павел Петрович вышел, прямо таки, выбился, в большие Туровские купцы, с самого низа. В далекой молодости своей пришел он когда-то служить в одно уважаемое торговое дело и начал там работать самым младшим приказчиком. Потом уже, со временем, смог и достойно показать себя, оказался толковым помощником своему хозяину и не раз рисковал своей жизнью, защищая его и его добро в дальних торговых походах.
Так, постепенно мужая и набираясь необходимого опыта, стал с годами и торговым партнером у своего хозяина, Силантия Климовича. И хорошим помощником. ОЧЕНЬ хорошим. Даже незаменимым. И потому, хозяин уже и не возражал и, даже, был очень тому рад, когда Павел решил посвататься к его старшей дочери Пелагее. Сынов своих у него, у Силантия, в ту пору, в живых уже не было. Один единственный сын Николай был да сгинул давно и по глупому. Оказался нечаянно парень-наследник не в том месте и не в то время. Как именно? Да вместе с другими людьми на перевернувшимся перегруженном насаде. Плавали потом, ныряли, искали его, но со дна речного достали уже только холодный труп. А ведь и насад-то тот тогда перевернулся совсем недалеко, почти возле знакомых причалов самого Турова. И все это безобразие произошло на глазах отца…
Поэтому, после женитьбы на дочери Силантия Павел и стал ему, как сын. Служил и честно работал дальше, уже как САМОЕ доверенное лицо хозяина, все больше вникая во все секреты семейного дела.
После смерти самого Силантия Климовича Павел унаследовал уже ВСЕ его большое дело. Много всего нового за долгие годы и сам он привнес в него, постоянно расширяя в нескольких направлениях. Когда уже все Дело было у него под началом, других претендентов возглавить его даже и не возникло. После рано погибшего сына Силантия – Николая, законных детей не осталось, парень ведь даже женат еще не был. А новый родич, зять Степан, женатый на другой, младшей дочери Силантия, Фотиньи, со временем стал хорошим помощником Никифора в другом городе. Потом с возрастом и он заматерел и отделиться захотел. Павел тому не возражал и не препятствовал. Даже и помогал, по началу. И с тем городом (на выбор Автора и формумчан Владимир-Волынский, Полоцк, Рязань, Муром, Суздаль?) вел все торговые дела через него и через его лавки. О том и сына своего Никифора, впоследствии, наставлял. Никифор так и по-ступал, кстати. По отцову завету. Именно через него, Степана и его детей, познакомился когда-то и со своим дальним торговым партнером Осьмой, Осмомыслом.
Постепенно. когда уже свои дети стали заметно взрослеть, Павел Петрович и сына своего, Никифора стал к торговле приучать, неустанно передавая ему СВОИ умения и навыки, связи и наработки. Все чаще и чаще стал его посылать с торговыми поручениями в разные края.
Детей своих Павел Петрович очень любил. Для красавицы и умницы Анны ничего не жалел, потакал всем ее девичьим капризам. Обучал и ее и сына не хуже, а подчас и лучше, чем многих их сверстников, боярских детей учили. Жена его, Пелагея Силантьевна, в свои молодые годы обучалась в закрытом женском монастыре и была потому не только сильно набожна, но и очень строгого нрава. Поэтому купцу часто приходилось с ней спорить о правильности воспитания дочери. Сын их, Никеша, сразу стал таким же, как отец и сам все больше старался поездить по другим краям. А дочь постоянно была под боком у строгой и суровой матери. Так вот они и жили. При отце детям почти все дозволялось, а как только он отправлялся по своим торговым делам, в доме безраздельно властвовала тихая, но решительная ХОЗЯЙКА – Пелагея Силантьевна.
Любимый сынок Никеша, подрастая, радовал своих родных успехами. Дочь же Анна, была пригожа и умна, но ОЧЕНЬ уж норовиста. Матери ее, Пелагее, часто приходилось сдерживать ее и наказывать за очень независимый характер и гордый нрав.
У Анны было в Турове множество подруг и знакомых сверстниц среди боярских и купеческих дочерей. Они, девицы, почасту собирались вместе, то у одной, то у другой подруги, хвастались своими обновками, шили-вышивали вместе, перенимая друг у друга маленькие секреты,
делились своими девичьими тайнами и мечтами. Со временем у каждой девушки появились и свои женихи и ухажеры.
На такую завидную невесту, как Анна, обращали свое внимание многие туровские парни. Но, так уж получилось, что среди всех прочих Анне больше глянулся удалой, бойкий и напористый княжий дружинник Фрол. Хотя выбор был большой. Хоть даже и побратим его Алексей, первым
обративший на интересную девицу свое внимание, хотя и другие женихи, по мнению подруг были ничем не хуже. Но своенравная девица сделала свой выбор и родители ее Павел Петрович и Пелагея Силантьевна не стали тому возражать. Любимая купецкая дочь их вышла замуж по большой любви и с благословения родителей.


"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
GergenДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:12 | Сообщение # 29
Сотник
Группа: Ушкуйники
Сообщений: 1396
Награды: 0
Репутация: 341
Статус: Offline
Quote (Andre)
Я узнал, что у Меня Есть ОГРОМНАЯ РОДНЯ: Речка, поле и лесок, В поле - каждый колосок… ( стих младшего Белкина из к\ф «БРАТ-2»)

Это В.Орлов стихотворение "Родное" В букваре по моему было. biggrin



Давайте спокойно подумаем!
Cообщения Gergen
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:12 | Сообщение # 30
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
Цитата (Gergen)
Я узнал, что у Меня Есть ОГРОМНАЯ РОДНЯ: Речка, поле и лесок, В поле - каждый колосок… ( стих младшего Белкина из к\ф «БРАТ-2»)

Это В.Орлов стихотворение "Родное" В букваре по моему было.

Извините. Это я прикалывался так. нО ПО ТЕКСТУ БУДЕТ ПОНЯТНО ПОЧЕМУ..
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:12 | Сообщение # 31
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
Новая отредактированная ВЕРСИЯ-2 (Честное купецкое слово)

Среди многочисленного Туровского купеческого сословия, уважаемый многими его представителями, купец Никифор Павлович, слыл человеком весьма удачливым и, кому на диво, а кому и на зависть, оборотистым. Порой там, где другие, даже и более старшие и опытные купцы не видели никакой возможности получить хорошую прибыль или, по разным причинам, опасались многочисленных торговых трудностей, Никифор не отступал. Наоборот, он, зная, о возможных будущих трудностях, заранее предполагая большую часть из них, становился еще более напористым и энергичным. Благодаря своему уму, хорошей деловой хватке и нажитому опыту, многочисленным торговым связям, этот удачливый купчина проворачивал, порой, такие хитро закрученные и многоходовые сделки, что в результате, неизменно, оставался при большом выигрыше.
Все, кто знал его достаточно близко, а это почитай, добрая половина основных купцов большого Туровского торга, полагали, что, при большом к тому желании, он мог бы, пожалуй, даже, не особенно напрягаясь, быстро стать и одним из САМЫХ первых и самых именитых среди них. Но, сам-то купец Никифор прекрасно знал свои возможности и не очень, то и стремился к этому самому первенству. Он старался жить и работать так, чтобы, уважая любую крепкую власть, поддерживая ее, даже отдавая ей должное, по возможности, не очень то и обращать на себя ее лишнего внимания. Его родители с детства вдалбливали ему и его сестре непреложную истину: «возле князей – возле смерти».
Никифора в торговле привлекало совсем другое дело - ему нравился азарт и прибыльный риск, приносящий большой и стабильный доход. Но, при всем этом он хорошо помнил, как его самого еще покойный отец учил и часто наставлял, что людей своих, кто ему верно служит, ра-чительный хозяин, будь он заботливый купец или боярин, или даже сам князь, должен беречь и защищать и они ему на добро, добром всегда ответят. И, именно, среди них то и надобно, все гда, в любом деле, находить себе толковых помощников, вовремя награждать каждого по спо-собностям и заслугам и, порой, если это необходимо для дела, правильно пристрожитьсамых нерадивых. Никифор так всегда и поступал.
Те же ЕГО люди, кто, так или иначе, но находился в его подчинении: приказчики ли они, ладейщики ли или иные какие наемные работники, зная об этом его отношении к ним, все же любили своего хозяина. При этом, эти же работники при посторонних, порой, ворча, не без этого, конечно, но, были, в основном большинстве, честны и преданны. Самые умные из них понима-ли, что именно за их честность и преданность, да за верную службу долгие годы, в случае их, не дай Бог, гибели или увечья, их Хозяин о них и их семьях, у кого они были, обязательно позабо-тится, как уже раньше со многими их знакомыми и товарищами бывало. А заведомых олухов и дураков Никифор долго у себя в деле не держал. Такое «добро» рядом терпеть - себе дороже. Как только замечал за кем-то какую, даже самую малую, оплошку – делал себе заметку разобраться. Поначалу давал небольшое время исправиться, если же человек и дальше себя показывал не с лучшей стороны, старался тут же от негодных к торговому делу людишек вскоре из-бавиться.
Люди, работающие у Никифора, все это понимали и сами. Порой бывало и такое, что более опытные подчиненные подсказывали хозяину, если видели за кем-то постоянный заведомый непорядок. Ведь за чужую оплошку своей головой расплачиваться никому не охота. И знали, что хозяин к их добрым советам прислушается. Поэтому то и готовы были многие идти за ним и по его слову, что называется и в огонь и в воду…
А вот возможность и необходимость именно в этом, тогда, в те годы, часто возникали. Тор-говое дело – оно ведь такое. Непостоянное, изменчивое, переменчивое, прямо скажем. Сего-дня, вот, к примеру, такой торговый человек сыт, весел и, даже, может быть и богат по сравнению со многими другими, а вот завтра все может резко поменяться… Все, как говорится, под одним Небом ходим. Оттуда сверху про все и про всех видно.
Все это они, входящее в ближнее окружение торгового дома Никифора, и вольные люди и закупы, многочисленная челядь и, даже, домочадцы, все это видели и хорошо понимали. И чет-ко знали, каждый свое место, чувствовали, что за таким крепким и оборотистым хозяином, как купец Никифор, они и их семьи, уж точно не пропадут. Многие служили в этом семейном деле давно. Были среди них даже и такие, кто еще застал в живых и, конечно, добрым словом вспо-минал его мудрого отца – Павла Петровича.
Так уж вот получилось в его длинной и интересной жизни, что сам Павел Петрович вышел, прямо таки, выбился, в большие Туровские купцы, практически из самых низов. В далекой молодости своей пришел он когда-то служить в одно уважаемое торговое дело и начал там рабо-тать самым младшим приказчиком. Это потом уже он, далеко и не сразу, а со временем, смог подняться и достойно показать себя, причем оказался очень толковым помощником своему хозяину. В дороге всякое было, и не раз Павел рисковал своей жизнью, защищая и его самого и его добро в дальних торговых походах.
Так, постепенно мужая и набираясь необходимого опыта, стал с годами и торговым партне-ром у своего хозяина, Силантия Климовича. И хорошим помощником. ОЧЕНЬ хорошим. Даже незаменимым. И потому, хозяин уже и не возражал и, даже, был очень тому рад, когда Павел решил посвататься к его старшей дочери Пелагее. Сынов своих у него, у Силантия, в ту пору, в живых уже не осталось. Один единственный сын - Николай был, да сгинул давно и по-глупому. Оказался, нечаянно, парень-наследник совсем не в том месте и не в то время. Как именно? Да вместе с другими торговыми людьми на перевернувшимся от перегрузки тяжелым товаром на-саде. Плавали многие потом по реке, ныряли, искали его, но со дна речного достали уже только холодный труп. А ведь и насад-то тот тогда перевернулся совсем недалеко, почти возле знако-мых причалов самого Турова. И все это обидное и досадное безобразие произошло прямо на глазах обезумевшего от горя отца…
Представляете, что почувствовал отец, когда увидел гибель сына, и потом, уже впоследст-вии, осознав, что это, может привести за собой прямо таки крах всего его торгового дела….
Поэтому, после женитьбы на дочери Силантия Павел и стал ему, как родной сын и наслед-ник всего Дела. Служил и честно и много работал дальше, уже как САМОЕ доверенное лицо хозяина, все больше вникая во все секреты теперь уже СВОЕГО семейного предприятия.
После смерти самого Силантия Климовича Павел унаследовал уже ВСЕ его большое дело. Много всего нового за долгие годы и сам он привнес в него, постоянно расширяя в нескольких направлениях. Когда уже все Дело было у него под началом, других претендентов возглавить его даже и не возникло. После рано погибшего сына Силантия – Николая, законных детей не осталось, парень ведь даже женат еще не был. А другой родич, зять Степан, женатый на другой, младшей дочери Силантия Климовича, Фотиньи, со временем стал хорошим помощником Никифора в другом городе. Потом с возрастом и он заматерел и отделиться захотел. Павел тому ничуть не возражал и никак не препятствовал. Даже и помогал и советом и делом, по началу. И с тем городом (на выбор КЕС и всех формумчан Владимир-Волынский, Полоцк, Рязань, Муром, Суздаль?) вел все торговые дела через него и через его лавки. О том и сына своего Никифора, впоследствии, наставлял. Никифор так и поступал, кстати. По отцову завету. Именно через него, Степана и его детей, познакомился когда-то и со своим дальним торговым партнером Осьмой, Осмомыслом.
Постепенно. когда уже свои дети стали заметно взрослеть, Павел Петрович и сына своего, Никифора стал к торговле приучать, неустанно передавая ему СВОИ умения и навыки, связи и наработки. Все чаще и чаще стал его посылать с торговыми поручениями в разные края.
Детей своих Павел Петрович очень любил. Для красавицы и умницы Анны ничего не жалел, потакал всем ее девичьим капризам. Обучал и ее и сына не хуже, а подчас и лучше, чем многих их сверстников, боярских детей учили. Жена его, Пелагея Силантьевна, в свои молодые годы обучалась в закрытом женском монастыре и была потому не только сильно набожна, но и очень строгого нрава.
Поэтому купцу часто приходилось с ней спорить о правильности воспитания дочери. Сын их, Никеша, сразу стал таким же, как отец, подолгу дома бывал редко, сам все больше старался поездить по другим краям. А дочь постоянно была под боком у строгой и суровой матери. Так вот они и жили. При отце детям почти все дозволялось, а как только он отправлялся по своим торговым делам, в доме безраздельно властвовала тихая, но решительная ХОЗЯЙКА – Пелагея Силантьевна.
Любимый сынок Никеша, подрастая, радовал своих родных успехами. Дочь же Анна, была пригожа и умна, но ОЧЕНЬ уж норовиста и своенравна. Матери ее, Пелагее, часто приходилось сдерживать ее и наказывать за очень независимый характер и гордый нрав.
У Анны с самого раннего детства было в Турове великое множество подруг, приятельниц, да и просто знакомых сверстниц среди боярских и купеческих дочерей лучших туровских семей. Они, те девицы-красавицы, с согласия родителей, конечно же, почасту собирались вместе на посиделки. Сиживали девицы то у одной, то у другой подруги, хвастались друг перед дружкой своими обновками, пряли-шили-вышивали вместе, перенимая, друг у дружки маленькие секреты искусного рукоделия. За такой нетяжелой работой девушки пели песни или рассказывали сказ-ки, были и небылицы и другие бывальщины. Там же, за рукоделием, делились с подругами своими маленькими сердечными тайнами и мечтами о своем будущем. Со временем у каждой девушки появились и свои женихи и ухажеры.
На такую завидную невесту, как купецкая дочка Анна Павловна, красавицу, умницу, да еще и из богатой семьи и с немаленьким приданным, что во все времена немаловажно, обращали свое, самое пристальное внимание, многие видные женихи Турова. Были среди них богатые. Были родовитые и просто симпатичные парни.
Подруги-сверстницы даже, поначалу, на нее всерьез обижаться, было такое дело, начали. Между собой завистливо шептались: «всех наших лучших парней, вредная гордячка, к себе ра-зом присушила, нам, почитай, совсем никого не оставила». Но Анна всех их вскоре разом и ус-покоила.
Так уж вот получилось, что среди великого множества всех прочих завидных женихов и зна-комых молодцев, Анне больше других, как-то вдруг, да глянулся один. Удалой, бойкий и напори-стый княжий дружинник Фрол. Как однажды увидела – так девичье сердечко и забилось: «это мой». Стала узнавать через подруг – кто это. Узнали. Этот парень был, оказывается, вовсе даже и не городской, а из какого-то совсем дальнего села. Хотя выбор у разборчивой девушки был немал. Среди других, прочих женихов и ухажеров был даже и побратим Фрола, Алексей, первым обративший на интересную девицу свое внимание, хотя и другие женихи, по мнению завистливых подруг, были ничем не хуже.
Но, своенравная девица-красавица решительно сделала свой окончательный выбор. Набралась храбрости и призналась родителям, что нашла себе жениха по сердцу. Родители ее Павел Петрович и Пелагея Силантьевна тоже не стали тому перечить, когда удалой парень Фрол, вместе со своим другом Алексеем, пришел к ним свататься.
Встретили младых сватов тогда очень хорошо, честь по чести. По-купецки быстро и толково организовали застолье обильное, где уже за чарочкой угорского сразу же и договорились о сро-ках и месте проведения свадебного пира.
Родители невесты были так несказанно рады за дочь и счастливы, пожалуй, не меньше са-мих молодых, что сходу, на радостях, убедили неопытных сватов проводить саму Свадьбу здесь же, в доме невесты. И никаких возражений даже слушать не хотели. Как же! Их любимица и гор-дячка, дочь Анна, наконец-то, слава Богу, сделала выбор, успокоилась и остепенилась.Потому и разрешили они ей выйти замуж не по торговому расчету, а по большой любви и с благослове-ния довольных родителей.
Она и вышла. С радостью и по большой любви. Как же было ей не выйти за такого удалого да ладного парня, который в ней души тогда не чаял и любить обещал вечно.
Весело и шумно отгуляли вместе с большой родней жениха в Турове пышную свадьбу, да и уехала Анна к мужу в его дальнее село. Село то с давних пор называлось Ратное.
Вот тогда-то, на шумной свадьбе, семейство купцов и познакомилось близко с новой своей родней. А родня-то сельская оказалась, ой, как не проста. Не только успешная и зажиточная, но и очень-очень воинственная. Родители-купцы этим неожиданным обстоятельствам были, в це-лом, довольны и рады за любимую дочь.
Отец жениха – Корней Агеич – ни много ни мало, а сам Сотник всей Ратненской Сотни! И Сотник он в этом своем Ратном уже не в первом поколении. Мать же жениха, Аграфена Яро-славна, как неожиданно в ходе гулянки выяснилось, не просто какая-то там купецкая илибоярская, а, вообще, княжеская дочь! А это все и означает, что в достойную семью и славный воин-ский род их любимая дочь попала, ничего не скажешь.
Следовательно, о ее дальнейшем будущем им можно больше и не беспокоиться. Муж же ее Фрол, хоть и ушел вскоре с почетной, но не прибыльной княжьей службы, и вернулся домой, но и там быстро сам десятником в той Ратненской сотне стал. В семье у отца его Корнея Агеича, кроме самого Фрола и его брата близнеца кузнеца Лавра и еще справные ратники есть. Все они постоянно участвовали в различных военных действиях, чаще всего успешно, и возвращались с неплохой воинской добычей.
Сын Никифор успешно продолжал заниматься торговым семейным делом. В старшем воз-расте, в пожилые годы, уважаемый купец Павел Петрович уже в дальние и опасные походы не хаживал, здоровье его, увы, не позволяло дорожные тяготы переносить. Но, зато, у него на эти дела у него был хорошо подготовлен достойный преемник – любимый сын, Некеша. Как уже говорилось, в торговые походы пожилой купец Павел Петрович уже не ходил. Но и дома ему нашлось не менее достойное, по его немалому опыту, занятие. Стал с годами пользоваться Павел Петрович у других купцов заслуженным авторитетом.
Были и немало, и постоянно возникали новые, такие сложные интересные случаи, когда возникновение некоторых затруднительных торговых вопросов, заставляло других купцов именно к нему с просьбою об их разрешении обращаться. Почему именно к нему? Так к Князьям (да и не всегда иной такой князь на своем месте, в стольном граде благополучно пребывает,чаще всего он в полюдье или воинском походе находится) и их посадникам, тысяцким да тиунам обращаться – обязательно себе дороже встанет. К Церковным властям за помощью и разрешение торговых споров и отношений – умному человеку тем более не стоит соваться. Ко всему добавлялось еще и то, что, порой, купцы то разной веры придерживались, разным богам молились да дары приносили каждый своему. А в Церковь за поддержкой с любым делом иноверцам лучше и со-всем не обращаться. Не поймут! Не только торговых убытков не обрешься, но и головы своей запросто можешь лишиться...
А решать торговые вопросы между собой купцам, непременно, хоть как-то, да надо было. Ведь всем было давно известно, что ВСЕ власти и их слуги любой сложный вопрос или спор с купцами будут непременно решать столь хитро, и запутано, что обе стороны, обратившиеся к ним не суд, непременно еще и должны и судье и князю останутся.
А купец Павел Петрович, человек опытный и солидный, много повидавший, столь обстоя-тельно вникал во все тонкости возникшего торгового вопроса или спора, и, как то так, любое, доверенное ему дело, опираясь на знание Законов и обычаев, мог рассмотреть, что буквально ВСЕ, кто к нему обращался, довольны решением оставались! Подношений же он ни от одной из сторон за это никогда не брал, но, при этом, и от разумной благодарности никогда не отказы-вался.
С годами и его, да будет земля ему пухом, не стало, Бог дал, от старости и у себя дома, среди любящей родни, помер, что с купцами в ту пору редко бывало, чаще-то все больше в до-роге гибли от разных дорожных случайностей. И все торговые дела окончательно перешли под крепкую руку Никифора Павловича. А доброе отношение Туровского купечества к отцу, как то незаметно и на его сына распространилось.
А сын-то, Никифор Павлович, точно в успешного в торговле отца повадками пошел. Оказал-ся молодой купчик на диво разумным и таровитым. Все наследство, нажитое отцом и дедом, не только успешно сохранил, но и значительно приумножил. При этом, постоянно открывал свои лавки во все новых и новых места, городах и селах. И, как-то так ловко это у него получалось, что никому, вроде бы, из больших купцов и дорогу, по-крупному, никогда не перебегал. Наобо-рот, еще даже и им кое-что новое и прибыльное мог иногда посоветовать. Ну, и сам для себя, конечно, старался находить новые возможности, потому не только в ближайших княжествах тор-говлю вел, все чаще и чаще его ладьи бывали и за приделами русских княжеств. Он и у ляхов в Кракове свою лавку вскоре завел и у прибалтийских языческих племен янтарь иногда покупал и с греками и другими пришлыми торговцами общие интересы не раз находил.
К сожалению, не только прибыльно торговать пришлось научиться. Дело торговое - оно ведь такое, различных опасностей всегда много встречается. Не раз ему в дороге приходилось и во-инские навыки применять и от лихих людей обороняться. Нет, не зря он тогда с приятелями Фролом и Алексеем подружился. Немало интересного он от них тогда сумел перенять, воинской премудрости почерпнув, пока Фрол женихался, да к его старшей сестре Анне сватался. Не раз потом в жизни их уроки ему пригодились, ему и его людям жизни и здоровье спасали.


"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:12 | Сообщение # 32
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
Продолжение Версии-2 (Честное купецкое слово)

У Анны с самого раннего детства было в Турове великое множество подруг, приятельниц, да и просто знакомых сверстниц среди боярских и купеческих дочерей лучших туровских семей. Они, те девицы-красавицы, с согласия родителей, конечно же, почасту собирались вместе на посиделки. Сиживали девицы то у одной, то у другой подруги, хвастались друг перед дружкой своими обновками, пряли-шили-вышивали вместе, перенимая, друг у дружки маленькие секреты искусного рукоделия. За такой нетяжелой работой девушки пели песни или рассказывали сказ-ки, были и небылицы и другие бывальщины. Там же, за рукоделием, делились с подругами своими маленькими сердечными тайнами и мечтами о своем будущем. Со временем у каждой девушки появились и свои женихи и ухажеры.
На такую завидную невесту, как купецкая дочка Анна Павловна, красавицу, умницу, да еще и из богатой семьи и с немаленьким приданным, что во все времена немаловажно, обращали свое, самое пристальное внимание, многие видные женихи Турова. Были среди них богатые. Были родовитые и просто симпатичные парни.
Подруги-сверстницы даже, поначалу, на нее всерьез обижаться, было такое дело, начали. Между собой завистливо шептались: «всех наших лучших парней, вредная гордячка, к себе ра-зом присушила, нам, почитай, совсем никого не оставила». Но Анна всех их вскоре разом и ус-покоила.
Так уж вот получилось, что среди великого множества всех прочих завидных женихов и зна-комых молодцев, Анне больше других, как-то вдруг, да глянулся один. Удалой, бойкий и напори-стый княжий дружинник Фрол. Как однажды увидела – так девичье сердечко и забилось: «это мой». Стала узнавать через подруг – кто это. Узнали. Этот парень был, оказывается, вовсе даже и не городской, а из какого-то совсем дальнего села. Хотя выбор у разборчивой девушки был немал. Среди других, прочих женихов и ухажеров был даже и побратим Фрола, Алексей, первым обративший на интересную девицу свое внимание, хотя и другие женихи, по мнению завистливых подруг, были ничем не хуже.
Но, своенравная девица-красавица решительно сделала свой окончательный выбор. Набралась храбрости и призналась родителям, что нашла себе жениха по сердцу. Родители ее Павел Петрович и Пелагея Силантьевна тоже не стали тому перечить, когда удалой парень Фрол, вместе со своим другом Алексеем, пришел к ним свататься.
Встретили младых сватов тогда очень хорошо, честь по чести. По-купецки быстро и толково организовали застолье обильное, где уже за чарочкой угорского сразу же и договорились о сро-ках и месте проведения свадебного пира.
Родители невесты были так несказанно рады за дочь и счастливы, пожалуй, не меньше са-мих молодых, что сходу, на радостях, убедили неопытных сватов проводить саму Свадьбу здесь же, в доме невесты. И никаких возражений даже слушать не хотели. Как же! Их любимица и гор-дячка, дочь Анна, наконец-то, слава Богу, сделала выбор, успокоилась и остепенилась.Потому и разрешили они ей выйти замуж не по торговому расчету, а по большой любви и с благослове-ния довольных родителей.
Она и вышла. С радостью и по большой любви. Как же было ей не выйти за такого удалого да ладного парня, который в ней души тогда не чаял и любить обещал вечно.
Весело и шумно отгуляли вместе с большой родней жениха в Турове пышную свадьбу, да и уехала Анна к мужу в его дальнее село. Село то с давних пор называлось Ратное.
Вот тогда-то, на шумной свадьбе, семейство купцов и познакомилось близко с новой своей родней. А родня-то сельская оказалась, ой, как не проста. Не только успешная и зажиточная, но и очень-очень воинственная. Родители-купцы этим неожиданным обстоятельствам были, в це-лом, довольны и рады за любимую дочь.
Отец жениха – Корней Агеич – ни много ни мало, а сам Сотник всей Ратненской Сотни! И Сотник он в этом своем Ратном уже не в первом поколении. Мать же жениха, Аграфена Яро-славна, как неожиданно в ходе гулянки выяснилось, не просто какая-то там купецкая илибоярская, а, вообще, княжеская дочь! А это все и означает, что в достойную семью и славный воин-ский род их любимая дочь попала, ничего не скажешь.
Следовательно, о ее дальнейшем будущем им можно больше и не беспокоиться. Муж же ее Фрол, хоть и ушел вскоре с почетной, но не прибыльной княжьей службы, и вернулся домой, но и там быстро сам десятником в той Ратненской сотне стал. В семье у отца его Корнея Агеича, кроме самого Фрола и его брата близнеца кузнеца Лавра и еще справные ратники есть. Все они постоянно участвовали в различных военных действиях, чаще всего успешно, и возвращались с неплохой воинской добычей.
Сын Никифор успешно продолжал заниматься торговым семейным делом. В старшем воз-расте, в пожилые годы, уважаемый купец Павел Петрович уже в дальние и опасные походы не хаживал, здоровье его, увы, не позволяло дорожные тяготы переносить. Но, зато, у него на эти дела у него был хорошо подготовлен достойный преемник – любимый сын, Некеша. Как уже говорилось, в торговые походы пожилой купец Павел Петрович уже не ходил. Но и дома ему нашлось не менее достойное, по его немалому опыту, занятие. Стал с годами пользоваться Павел Петрович у других купцов заслуженным авторитетом.
Были и немало, и постоянно возникали новые, такие сложные интересные случаи, когда возникновение некоторых затруднительных торговых вопросов, заставляло других купцов именно к нему с просьбою об их разрешении обращаться. Почему именно к нему? Так к Князьям (да и не всегда иной такой князь на своем месте, в стольном граде благополучно пребывает,чаще всего он в полюдье или воинском походе находится) и их посадникам, тысяцким да тиунам обращаться – обязательно себе дороже встанет. К Церковным властям за помощью и разрешение торговых споров и отношений – умному человеку тем более не стоит соваться. Ко всему добавлялось еще и то, что, порой, купцы то разной веры придерживались, разным богам молились да дары приносили каждый своему. А в Церковь за поддержкой с любым делом иноверцам лучше и со-всем не обращаться. Не поймут! Не только торговых убытков не обрешься, но и головы своей запросто можешь лишиться...
А решать торговые вопросы между собой купцам, непременно, хоть как-то, да надо было. Ведь всем было давно известно, что ВСЕ власти и их слуги любой сложный вопрос или спор с купцами будут непременно решать столь хитро, и запутано, что обе стороны, обратившиеся к ним не суд, непременно еще и должны и судье и князю останутся.
А купец Павел Петрович, человек опытный и солидный, много повидавший, столь обстоя-тельно вникал во все тонкости возникшего торгового вопроса или спора, и, как то так, любое, доверенное ему дело, опираясь на знание Законов и обычаев, мог рассмотреть, что буквально ВСЕ, кто к нему обращался, довольны решением оставались! Подношений же он ни от одной из сторон за это никогда не брал, но, при этом, и от разумной благодарности никогда не отказы-вался.
С годами и его, да будет земля ему пухом, не стало, Бог дал, от старости и у себя дома, среди любящей родни, помер, что с купцами в ту пору редко бывало, чаще-то все больше в до-роге гибли от разных дорожных случайностей. И все торговые дела окончательно перешли под крепкую руку Никифора Павловича. А доброе отношение Туровского купечества к отцу, как то незаметно и на его сына распространилось.
А сын-то, Никифор Павлович, точно в успешного в торговле отца повадками пошел. Оказал-ся молодой купчик на диво разумным и таровитым. Все наследство, нажитое отцом и дедом, не только успешно сохранил, но и значительно приумножил. При этом, постоянно открывал свои лавки во все новых и новых места, городах и селах. И, как-то так ловко это у него получалось, что никому, вроде бы, из больших купцов и дорогу, по-крупному, никогда не перебегал. Наобо-рот, еще даже и им кое-что новое и прибыльное мог иногда посоветовать. Ну, и сам для себя, конечно, старался находить новые возможности, потому не только в ближайших княжествах тор-говлю вел, все чаще и чаще его ладьи бывали и за приделами русских княжеств. Он и у ляхов в Кракове свою лавку вскоре завел и у прибалтийских языческих племен янтарь иногда покупал и с греками и другими пришлыми торговцами общие интересы не раз находил.
К сожалению, не только прибыльно торговать пришлось научиться. Дело торговое - оно ведь такое, различных опасностей всегда много встречается. Не раз ему в дороге приходилось и во-инские навыки применять и от лихих людей обороняться. Нет, не зря он тогда с приятелями Фролом и Алексеем подружился. Немало интересного он от них тогда сумел перенять, воинской премудрости почерпнув, пока Фрол женихался, да к его старшей сестре Анне сватался. Не раз потом в жизни их уроки ему пригодились, ему и его людям жизни и здоровье спасали.


"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник

Сообщение отредактировал Andre - Вторник, 25.09.2012, 21:59
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:12 | Сообщение # 33
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
Продолжение ф-ка Версия-2 (Честное купецкое слово)
Семейное предприятие продолжало развиваться. Конечно, случались и у него неудачи досадные и даже потери, порой даже и немалые, но Никифор всегда умел выкручиваться и спо-койно преодолевать любые временные трудности.
При случае, когда его друзья или хорошие знакомые, к нему за добрым советом шли,Никифор мог им и что-то дельное по торговой части подсказать. И, зачастую, именно эти его советы и оказывались самыми правильными. Люди были довольны. Слово купца Павла Петровича имело немалый вес в торговых кругах Турова. Ему многие доверяли и поступали так, как он советовал, по его СЛОВУ. Слово Никифора, со временем становилось как бы даже и прочнее и весомее, что ли, чем у его отца! Сам Никифор всем этим никогда не злоупотреблял, пред людьми не заносился, не чванился. Вел себя просто, принимая доброе отношение других купцов к себе, как должное.
Бывали уже, и не раз, такие случаи, когда ему приходилось серьезно помогать своим торго-вым партнерам и друзьям в разных городах. И из плена и из долгов приходилось людей выку-пать, порой и с большими убытками для себя. Но Никифор об таких потерях никогда не пережи-вал и не считал их безвозвратными потерями. Так и говорил, что Деньги для удачливого торго-вого человека – дело наживное, а друзей и приятелей из неприятностей надо выручать. Обяза-тельно. Он ясно понимал, ЧТО ценнее, да и всегда полагал, что ему надлежит поступать именно так! Позднее, со временем, немалая часть тех людей, кому удалось помочь, по своему желанию, да и в благодарность за оказанную вовремя помощь, могли к нему на работу поступить и, даже, его доверенными приказчиками стать. Всякое бывало за долгие годы.
Также вот, как и многие другие торговые люди, ранее до него, на подворье Никифора явился однажды непутевый купчик Спиридон. Отец его, хороший курский приятель Никифора, где-то трагически погиб, а потом и старший братец в дальней стороне уже долгие годы как безвозвратно запропал. Оба пропавших курянина, конечно, трудно даже и сравнивать, куда как лучше ос-тавшегося дома Спирьки были. Да вот не судьба им обоим дальше пожить, видать.…Так вот, не стало друга, не стало его старшего сына, некому рядом толковому оказаться было, чтобы на истинный путь непутевого младшего наставлять. Вот он-то, все свои торговые дела запустил, да еще гулять да бражничать большой мастак был, сам долгов нахватал, да еще и от брата старшего долги неоплаченные оставались. Вот вся семья курского купца за долги те в поруб и уго-дила. Спирька, шельмец, успел все же, вовремя сбежать, и прибыл из Курска к Никифору аж в Туров, плакаться на судьбу свою горемычную. Слезно просил благодетеля помочь и заступиться. Обещал отслужить. Никифор молодого горемыку пожалел и приютил, пригрел змееныша, место приказчика в туровском лабазе, для начала, дал, а родню его из поруба достал, долги сполна оплатил и всех их выкупил. Для этого ему специально в Курск довелось съездить, потом и к себе в Туров пришлось перевезти, дом-то их родной в Курске за долги уже давно продали и в нем уже жили другие люди. Ну, да не они первые, не они последние, кому он помог.

После той памятной ярмарки (март-апрель 1125 г.), когда в гостях у Никифора в Турове по-бывал его родич Корней со своим семейством, об удачливом купце заговорили в городе уже во всех концах, а не только среди торговых людей. И сам Сотник Корней, обласканный княжьей милостью, и отроки его лихие, особенно старший из них, Михайло, очень необычный отрок, хо-рошо запомнились всему туровскому люду. Не было, пожалуй, в ту пору, такого дома, где, так или иначе, не говорили бы о них. И Никифора самого, конечно в этой связи в разговорах тех вспоминали, его ладейный амбар и представление на торгу. Да и не мудрено. Такое на могло не понравиться! Этакое зрелище не враз забудешь.
В домах, где жили люди попроще, просто обсуждали представление на ярмарке. В домах, что посолиднее, уважаемые купцы и бояре рассказывали домашним не только о новой возмож-ности заработать на необычном зрелище смекалистого Никифора, но еще и о награждении его родича Корнея сотничьей гривной. Кое-кто из бывших подруг вспоминал и сестрицу Никифора Анну. Она, ведь, уже очень долго не появлялась в Турове. Многие нынешние обитательницы женских половин солидных домов, знавшие ее ранее, стали к этому времени солидными замуж-ними боярынями и купчихами. Вот для них то для всех, неожиданное появление Анны, всколых-нуло целые пласты воспоминаний о детстве и об их совместных посиделках, тогдашних разго-ворах.
Все это заставило их, а через них и их мужей, по-новому взглянуть, на их, запропавшую бы-ло, надолго, подругу. Все они, жительницы стольного Турова, тогда, да и сейчас, искренне за нее переживали, когда она так неожиданно быстро выскочила замуж за удалого, красивого, но совсем не богатого и знатного воина, родом из далекого и глухого, на их взгляд, села, куда она с мужем и уехала. Они считали, что Анна, по своей красоте и уму была достойна намного лучшей доли. А тут снова она. И выглядит не какой-то сельской простушкой и замарашкой, а очень дос-тойно, и, по-прежнему, красива и умна. А ведь, оказывается, пятерых детей родила и подняла! И еще подарки при встрече дарит необычные и дорогие…. И сын ее, да и другие ребята – племянники, ох и удалые же ребята! Сразу видно - будущие воины растут! С первого раза княжеской семье понравились. И дочери у Анны Павловны, оказывается, подрастают, совсем скоро она их и на выданье привезет. А после княжеской милости к ее свекру Корнею, ее дети так и во-все даже неплохими партиями для их сыновей и дочерей могли стать. Было о чем подумать.

После спешного отъезда деревенской родни домой в Ратное (снег кое-где уже начинал бы-стро подтаивать, могли на санях и надолго застрять, а дома неотложные дела ждут) опустевший ладейный амбар возле берега реки, где проходили представления Мишкиного «циркуса», такой бешеной прибыли Никифору уже не приносил. Само то цирковое представление, с его тонкой незримой гранью между азартом и лихостью, наряду с необычным показом настоящих воинских навыков совсем еще юными отроками, еще даже и не воинами, без такой слаженной группы по-вторить никак уже не получалось. Ни новые музыканты, ни девицы- плясуньи и певуньи, ни, даже, новая ватага появившихся в городе скоморохов, которым на торжище не разрешили уже больше выступать, после всего ранее виденного, были торовскому люду уже не так интересны.
Да и музыка…. Та самая, новая и необычная музыка, показанная Михайлой и разученная талантливыми ребятами Свояты, так всем понравившаяся, и казалось, добавлявшая зрелищу новизны и остроты, уже больше в амбаре том не звучала.
Тогда, после отъезда ратненской родни – основного состава цирковой труппы, прямо на сле-дующий же день, на большое подворье к Никифору вновь заявился худой Своята. Причем при-шел он не просто, а с большим шумом и скандалом. За последнее время он уже успел примель-каться среди здешних дворовых людей и, потому, его не сразу и остановили.
Как всегда, всклокоченный и, похоже, крепко поддатый, этот худой носатый скандалист, по своей сволочной привычке попытался было орать всякую напрасную хулу на купца, да громко так, на всю улицу. Он громко возмущался, что жестоко ограблен и разорен и требовал от купца немедленного возмещения понесенных им убытков. По его словам выходило, что его «родных детушек – кормильцев» специально сманили и увезли куда-то Никифоровы родичи, и он требу-ет…
Что он там требует, услышать уже никому не удалось. До слуха хозяина его гневные вопли даже еще и дойти не успели, как его немедленно и безжалостно заткнули. Кормщик Авраамий Ходок, вместе с несколькими своими ладейщиками и гребцами, оказавшиеся тут же, таких креп-ких тумаков в бока шумному худруку насовали, что он тут же и заткнулся. Да еще и на словах недогадливому музыканту объяснили, что во всех своих бедах он сам и виноват. Не обижал бы, сквалыга, талантливых мальцов и кормил их посытнее и почаще, не сбегали бы они от него никогда. Если же хочет зарабатывать здесь музыкой и дальше и больше – пусть еще приводит с собой новых музыкантов, да чтоб были они ничем не хуже тех, прежних, а нет – пусть проваливает подальше. Хочет, если, жаловаться, пожалуйста. Пусть идет скандалить хоть к Князю, хоть к церковному Владыке на монастырское подворье. Там ему живо объяснят, как НАПРАСНЫЙ поклеп на воинских людей, родичей уважаемого купца, наговаривать. Да пусть еще приготовит изрядную деньгу на судебные издержки, обязательно пригодится.
Так недовольный Своята и ушел ни с чем, ругаясь и плюясь, да больше и рядом с подворьем Никифора никогда не появлялся. По слухам, ходившим потом на торгу, вскоре и совсем куда-то сгинул из города.
Пришлось тогда Ходоку и приказчикам, выполняя строгий наказ своего хозяина Никифора, желавшего еще и еще заработать на показе разных необычных зрелищ, самим идти на торжище искать новых музыкантов, новых исполнителей песен и танцоров. Все, кого они смогли там найти, новой, Мишкиной, музыки, конечно же, не знали, да и знать никак ее не могли. Потому и большого интереса ни к ним, ни к появившейся новой ватаге скоморохов, привиредливая Туровская публика совсем не проявила, поглазели, послушали разок да и разошлись.
Попробовали было, по еще одному совету Ходока, на манер виденного им в дальнихстранах, зверинец в пустовавшем ладейном амбаре устроить. Да и эта затея себя тоже не оправдала. Как-то не то все это было, не то…
Да и другие, более важные и ответственные дела и заботы во множестве у нашего купца появились. Одной из таких забот, хорошей, внутрисемейной, было благополучное разрешение от бремени законной жены Никифора Ксении. Роды, в этот раз, были очень трудны. Пришлось и лекарей звать и нескольких бабок-повитух приглашать и святым угодникам и заступникам горячо молиться, обещая выделить на нужды церкви немалую лепту. Но все закончилось хорошо. Ксения, с большим трудом, благодаря стараниям городских лекарей, но, все же, и сама выжила и подарила мужу еще одного сына, на удивление крупного и ОЧЕНЬ громогласного. Его решили назвать Силушкой, в честь родоначальника всей их торговой династии, прадеда Силантия Климовича.


"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник

Сообщение отредактировал Andre - Вторник, 25.09.2012, 22:03
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:12 | Сообщение # 34
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
Продолжение ф-ка ВЕРСИЯ-2 (Честное купецкое слово)

Сам же Никифор Павлович, обдумав все хорошенько, начал готовиться к скорой уже поездке в село Ратное. И начал сборы в дорогу он с того, что решил обязательно выполнить свое обещание, данное родичу Корнею в конце ярмарки, найти и других учеников для воинской школы. Тут уже без других богатых купцов было никак не обойтись. Вот он и собрал у себя дома нескольких своих добрых знакомцев, с кем был особенно дружен здесь в Турове и, в чьей полной поддержке, почти не сомневался, знал, что они-то его точно поддержат. Да и повод, вроде бы, неплохой, появился - рождение сына. Каждый сын в купецкой семье – весьма нелишнее прибавление в большом деле.
За хорошо накрытым столом, да за очередной чарочкой сладкого угорского, когда уже отзвучали первые поздравления друзей с прибавлением в семействе, и вопросил Никифор собравшееся Туровское купечество:
- Как, други, Вы мои дорогие, спокойно ли ныне мы торговать ходим? Велик ли у Вас урон от татей дорожных? Прибыльно ли мы нынче торгуем?
Собравшиеся за столом купцы возмущенно зашумели. У каждого из них нашлось, что сказать по такому важному поводу. Все они от этой дорожной напасти жестоко страдали, в различные переделки в пути попадая. И товар дорогой не раз терять приходилось и людей своих, друзей и родичей. Но, в последнее время, разбойники что-то особенно сильно распоясались, собаки. Похоже, что кто-то с Туровского торга им специально указывал, на кого обращать особое внимание.
Купцы долго галдели, шумно высказывая каждый свое мнение, перебивая и не слушая других, и ругались между собой, доказывая, друг дружке, что именно их потери самые большие, затем немного устали от споров и чуть-чуть притихли. Наконец, один, самый бойкий из собравшихся торговых гостей, Захарий Клевец, спросил недовольно Никифора:
- Сам, что ли, не знаешь, как оно в дороге нынче бывает. Идешь, иной порой, с товаром. Надеешься, что его хорошо на месте распродать сможешь, а не ведаешь, о прибытках ли думать, или о том, как голову свою живой до дома спокойно довезти. И чужая наемная охрана все дороже за свои труды просить стала. Прибудешь на место, а мытное, весчее плати, князю дай, церкви жертвуй… До прибылей ли… Тут бы свое, вложенное, вернуть.
- Ну, ты, Захарий, широко сегодня размахнулся. О властях нынешних, да слугах их ненасытных, из всего свою наживу вымогающих и из чужой беды и нечаянной радости, мы свами, как-нибудь в другой раз обстоятельно поговорим. Поговорим мы и о том, как нам, купцам, совместно взявшись, их аппетиты неумеренные на наши прибыли приуменьшить. Но не об ЭТОМ я сейчас с вами хотел поговорить – постарался уйти подальше от столь опасной темы Никифор – да и не нашего ума это дело. А сейчас, други, хотел бы я вам совсем другое важное для всех для нас дело предложить.
Все гомонящие купцы окончательно примолкли и даже жевать перестали, прислушиваясь к его словам. Дело, похоже, и вправду было очень серьезное.
Никифор оглядел пристальным взглядом всех своих сегодняшних гостей, он давно знал их, со многими вместе денежные дела вел, ЭТИ купцы его НИКОГДА не подводили. Со старшим среди собравшихся здесь гостей, степенным Мокеем Карповичем еще отец его дела вел. Шумного Захария Клевца он знал вообще с детских лет, и дружили и дрались по малолетству, теперь вот негласно соревновались: кто выгодней наторгует. Братьев Жилу и Осипа, всегда ведущих все свои дела совместно, он уважал за рассудительность. Вечно хмурого и пронырливого Клеста пригласить надо было обязательно, да и жадноватого Кубышку тоже. Если уж и они на его предложение согласятся, с остальными будет легче договориться. Ну и еще силача Слегу, получившего это прозвище за то, что однажды от разбойников здоровенной слегой отмахиваться пришлось, да таровитого Никиту Леонтьевича стоило пригласить за умение взвешенно принимать необычные решения любых вопросов. Всех их, таких разных, непохожих, ставших ему лучшими друзьями среди множества других Туровских купцов.
- А не пора ли нам с Вами, уважаемые купцы, САМИМ, подумать о безопасности дел своих торговых, да прямо сейчас в ближайшее будущее наше и заглянуть! На князей с их дружинами, сами знаете, нам пока надеяться не приходится. Слишком часто они с места на место скачут, с одного стола на другой пересаживаются. Сами вы, только что говорили, что настоящегохозяй-ского пригляда за путями нашими торговыми на дорогах и на реках в последнее время нет и, пока, никак не предвидится. А потому, и дорожные тати совсем ныне распоясались, все чаще и чаще не просто шалят, а дикий разбой творят, чем СИЛЬНО нас всех беспокоят.
Пока другие обстоятельно обдумывали все, только что услышанное, вновь вперед вылез нетерпеливый Клевец:
- Ты, это, Никеша, все верно тут нам излагаешь, да только не крути уж так с нами. Давай, дело свое говори. Не первый год мы тебя да отца твоего, чать, знаем. Немало дельного вы всегда нам всем и каждому из нас советовали. Говори прямо, чего ты опять такого хитрого задумал. Если дело твое стоящим окажется, мы тебя, все здесь сидящие, завсегда поддержим и других купцов знакомых к тому обязательно притянем. Вовсе покоя от наглости разбойных людишек уже не стало. А то начал ты хорошо и толково, но, больно уж, из дальнего далека - «заглянем в будущее»…. Ты Никеша, купец, а не волхв или поп какой, нечего сказки нам рассказывать, да и мы тут у тебя в гостях, а не в церкви и не на капище!
Остальные купцы одобрительно зашумели, поддерживая Клевца.
А Никифор именно этого и добивался! Он и рассказал друзьям, что и самому ему трудно приходится.
- Дело у меня, как вы знаете, большое. Лавки мои находятся в разных местах и разных княжествах. Постоянно туда-сюда приходится товар перевозить да и с места на место перебрасывать. А на дорогах и на водных путях нынче особенно опасно стало. И не только здесь у нас в Туровском княжестве, возле родного города, где все вокруг знакомо. На дальних расстояниях и вообще всякое произойти может, такое, что и весточку не подашь. Да и самому мне не раз, как все знают, рассказывал, приходилось от ворога отбиваться. Хорошо, хоть, в молодости сподобился, воспользовался удачной оказией, у знающих воинскую науку людей кое-чему нужному подучиться довелось. Не единожды мне те умения пригодились. Потому, наверное, слава Богу, и жив пока и сижу сейчас с вами здесь. Но это я, а как сыны мои будут дальше торговать? И друзья у меня, Вы, то есть, в таком же положении.
Подумал я немало, поразмышлял и, вот, придумал. Наилучшим выходом из этой, нашей с вами, дорожной трудности, вижу я, что следует поучить детушек наших купецких настоящей во-инской науке также, если не лучше, как воеводы княжеских дружинников учат. Да чтобы учить их правильно, надобно нам сыскать хороших опытных воинов, таких наставников подобрать, у кого любое оружие к рукам намертво приросло и других толково научить смогли бы! А те дети купецкие, обучившись, хорошо владея воинскими навыками, уже и толковую охрану из челяди помогут лучше наладить, да и за должным порядком в пути пристальным хозяйским глазом самии последят. Сами знаете, СВОИ люди в охране СВОЕГО товара - оно всегда надежнее будет и точно намного дешевле, чем ЧУЖИХ и наглых наемников в охрану нанимать. Платить, кормить их, вооружать, да еще и самим показывать чужим жадным и завидующим глазам, откуда и куда какие товары везешь.
Никифор ненадолго замолчал. Все задумались над его словами.
Только что, недавно, на торгу многие обсуждали, на слуху у всех собравшихся гостей последняя новость была, что чужая наемная охрана сама знакомых купцов в дороге полностью вырезала да пограбила. Да, во все свои тайные дела ТАКИХ чужих посвящать, это ….
Никифор еще раз вгляделся в задумчивые лица друзей и продолжил:
- Все Вы, други любезные, у меня в ладейном амбаре видели представление воинских учеников. Их старший – родич мой, Корней Агеич, заслуженный воин из древнего воинского рода с несколькими поколениями начальных людей воинских. Здесь у нас, в Турове, из рук самого нашего князя Вячеслава Туровского он, за заслуги ратные золотую сотничью гривну получил. Это вы все знаете. А властью церковного Владыки – Туровского Епископа Феогноста и на площади перед торжищем ему и ученикам его выступать разрешили, а скоморохов, с их языческими песнями-кощунами и непотребными плясками, велено было тогда гнать нещадно. Кое-кто из Вас тогда и на Владычный двор вместе со мной ходил. Видели, как к нам и к ним тогда отнеслись.
Купцы радостно заулыбались, вспоминая самое интересное событие последней ярмарки - представление, показанное разудалыми отроками. Да, все здесь сидящие сих лихих отроков видели, да и сами не по одному разу со своими семьями захватывающие представление по-смотреть приходили. Такое не скоро забудешь.
А Никифор продолжал рассказывать: - У них это дело поставлено так. Когда старшие воины в ратном походе – их село охраняет от нечаянного ворога подрастающая молодежь. Когда старшие дома – они обучают своих детей и племянников у себя дома. Но обучают не только они сами, обучает ВСЯ сотня. Будущих новиков учат всему тому, что сами знают из воинских умений лучшие воины с серебряными кольцами, ихдесятники все контролируют, а их самый старший - Сотник Ратненской сотни проверяет, чтобы обучали всех одинаково хорошо. Ведь плохо обученные воины большая беда для всех. Поэтому и учат всех СВОИХ одинаково хорошо. Когда ребята подрастают, они уже всему обучены и вступают в сотню полноценными ратниками.
Я и упросил своего родича сотника Корнея Агеича взять в обучение моего старшего сына Петра и обучить так, как они там всех младших сызмальства обучают. Он согласился, взял, потом подумал и сказал, что открывает у себя в Ратном платную воинскую школу и предложил еще и ваших ребят воинскому умению обучать. Берется он всему обучать тех ребят, кто возрастом подходит и здоровьем не хил. У кого из вас ныне сыновья еще малы или девки одни – можно и сыновцов-племянников поучить, лишь бы толк от того учения был.
Не всем, пока, поначалу, это дело нынче предлагаю, только самым достойным. Дело это до-рогое. Но, думается мне, что столь уважаемые люди, как Вы, и о достойном обучении младших своих, позаботиться могут и дорого отдать за их качественное обучение нам с вами незазорно будет!
Предлагаю крепко подумать, но только, чур, недолго. Как реки вскроются, да ото льда окончательно освободятся, я туда к ним в Ратное на нескольких своих ладьях пойду. Я там еще и свою лавку открываю. Как раз и свой товар туда отвезу и все, что они мне заказывали привезти, к примеру, большой припас воинский, доставлю. Вот на тех ладьях ребят ваших на обучение безопасно и под охраной отвезем. А на месте за ними ВСЯ Ратненская сотня присмотрит.
А какими они будут после того обучения, вы можете сами легко представить, вспомнив тех лихих отроков из Ратного. Они, сущие мальцы еще, только-только к обучению приступили и просто пошли по нашему торжищу прогуляться, подарков домой прикупить, да в переулочке кривом нескольких лихих людишек, на них сдуру напавших, одними ножами и кистенями легко насмерть забили. И на суде, проведенном на владычном подворье, их за это еще и наградили. А когда те ребята еще чуть подрастут - это какими же они славными воинами станут! А наши-то парни ВМЕСТЕ с ними и тому же самому учиться будут. И ведь хорошо выучатся! И страшны нам после этого какие-то там дорожные тати?
Нужно нам еще много снаряжения подготовить, так, чтобы у каждого воинского ученика на-стоящий воинский доспех с самого начала свой был и он к нему привыкал, ну и припасы разные собрать. Им же целый год там прожить предстоит.
Да, и еще, как на духу, перед вами ныне откроюсь. Корней всю выручку от представления на дело оставил, дабы я на все те деньги закупал у кузнецов и оружейников кольчуги и шлемы. И еще. Большую часть оплаты за ваших ребят они готовы взять тем же воинским нарядом. Так что поспешать с вашим решением надобно и у оружейников наши заказы размещать. Как все это готово будет, так и в путь двинусь.
Вскоре купцы озадаченные ТАКОЙ постановкой вопроса начали расходиться. Надо было все это спокойно обдумать дома. Ясно, что все сказанное Никифором – правильно. Но, ведь, сам он говорил, дорого. Но как же заманчиво…Удивил их приятель, нынче, удивил….
А Никифор, как нарочно, на прощание, и еще добавил: - Если дело стоящим окажется, а оно так и будет, я в этом просто уверен, поэтому сына УЖЕ отправил учиться, с нашими младшим пойдет, можно будет и других ребят купецких на учебу ставить. Но! Наши-то будут самыми первыми! Значит раньше и лучше других научены будут. В чем-то, но мы с Вами других купцов уже сейчас обойдем!
На этом те посиделки и завершились.
А купцы дома крепко призадумались. Охрана своих караванов, обозов, ладей, причалов и лавок, да и собственных подворий велась, конечно, у каждого. Да без нее и никак. И набиралась она из своей же родни, закупов и холопов. Приказчики же да и, практически, все закупы, были людьми торговыми, но никак не ратниками. Редко у кого в родне были настоящие воины. Да и тех, у кого они были, дома редко видели. Настоящие воины, лучшие, у бояр и князей служат. Поэтому, чтобы хоть как-то избежать урону в торговле, приходилось не только вооружать своих холопов и закупов, но и, скрепя сердце, нанимать в охрану чужих пришлых людей с неведомым прошлым, кормить их немало платить. А вот выучить своих детушек или племянников, у кого одни девки в семье… Интересно! Но необычно, и наверняка жутко дорого. Но каков Никифор, и тут всех обскакал! «Наши – первые будут!» А своего Петьку еще раньше Корнею навязал. А нам надобно всех остальных опередить. То, что вытворяли на конях с самострелами, кинжалами, кнутами лихие Михайловы отроки на ярмарке и в ладейном амбаре, прямо так и стояло перед глазами. И каждый купец -отец видел в тех видениях среди них и своего сына или сыновца. И ведь всему этому можно научиться. И это точно принесет большую пользу и ПРИБЫЛЬ!!!
А что началось в домах у купцов после тех памятных посиделок….
Когда все они поведали своим домашним о предложении Корнея и Никифора о воинском обучении для их детей, то получили каждый свою Большую Головную Боль. Молодежь купеческая, кого это только могло коснуться, только услыхав об открывшейся возможности - им стать умелыми воинами, готова была сорваться в путь-дорогу куда угодно, хоть прямо сейчас. Мамки их, няньки, другие домочадцы с женской половины дома, в большинстве своем ревмя ревели, упрашивая суровых отцов «не губить их кровинушек, отсылая слабых детушек в самое логово язычников». Словом, порядка и благолепия от всего этого шума и гама ни у кого дома не прибавилось. От кого, конкретно, точно узнать никак потом не удалось, но пошли по городу и окрестностям разные нелепые слухи и лишние праздные разговоры, обрастая все больше и больше самыми невероятными подробностями. Был среди прочих даже и такой, и вовсе уж несусветный слух, что будто бы, купец Никифор собрался силком тащить малых детушек на съеденье язычникам.
Купцы же, совсем очумев от всего этого, происходящего у них дома, каждый не по одному разу, с Никифором встречались и вместе и поочередно. Обсуждали, всякий на свой лад, что да как потребно собирать и сколько все это стоить будет.
В общем, не до того ладейного амбара было. Никифор и сам от всего этого внимания к сво-ей персоне уже не выдерживал и готов был бежать куда угодно, как ошалевший верблюд из его зверинца, сорвавшийся там с привязи. Только теперь и успевал, что очередные разговоры с гостями разговаривать.
Все это время определялось, кого, чего и сколько нужно и можно готовить к отправке в воинскую школу Корнея купцы будут, сколько все это стоить будет, и кто за что отвечает. К местным туровским мастерам-оружейникам не по разу приходить пришлось, объясняя и уточняя подробности большого заказа. Столько готового одинакового вооружения и воинской справы, что соби-рались, окончательно подсчитав все затраты и вложения, отправить в Ратное, ни у кого из мас-теров, конечно же, не было. Да и у хороших мастеров и другие заказы были. Хоть и обрадова-лись мастера большому заказу, да ведь и ранее данные обещания другим заказчикам выпол-нять надобно было.
А Никифор, пользуясь, случаем, заказывал у оружейников воинского припаса намного боль-ше, чем собирался везти в к Корнею в Ратное. У него самого и свои дальнейшие планы на это лето были обширные. Приближалась все ближе давно намеченная поездка в Прибалтику за грузом янтаря, откладывать это дело дальше никак нельзя было, слишком много на него было завязано.
Янтарь, «электрон», по-гречески, горюч-камень по-славянски, издавна у купцов большом почете был. Товар этот для куп-ца тем хорош, что легок и дорог, сырости речных дорог не боится, хорошо поддается ювелирной обработке. Поделки из него стоили еще дороже, были легки и красивы. И на всей Руси, и особенно в южных и восточных странах товар этот пользовался большим спросом. Были случаи, когда за некоторые, искусно выполненные изделия, восточные и греческие торговые гости и по весу золотом платили. Почему-то на дальнем Юге и Востоке янтарю приписывались магические свойства и относились там к нему с каким-то особым уважением.
Никифору довелось на торгу пообщаться и с тем самым сарацинским торговым гостем, что на княжеском подворье за меткую стрельбу отроку Михайле дорогой перстенек кинул.
Когда после долгих взаимных пустопорожних разговоров, без которых не мог обойтись не один уважающий себя восточный купец, а нашему приходилось, зная его обычаи, во всем ему соответствовать, речь, наконец, зашла о янтаре, гость аж загорелся. Как только он узнал, что речь идет не малой горсти янтарных камешков, а Большой (ОЧЕНЬ БОЛЬШОЙ, 1-2 ладьи!!!) партии, его аж всего затрясло от нетерпения. Сарацин вмиг утратил всю свою восточную нето-ропливость и степенность. Он засыпал Никифора вопросами об объемах будущей поставки и возможных сроках получения им редкого и ценного товара.
Никифор с этим вот купцом ранее дела не вел, но с его соотечественниками работать ранее приходилось. Торговля мехами и специями были для него далеко не главными, а скорее, попутными статьями дохода. Вспомнили общих знакомых и поняли, что поладят. Причем настоящей цены на такой товар и в таком количестве не тот ни другой здесь в Турове не определят. Уговорились встретиться поздней осенью в Киеве. Никифор в счет будущей сделки заказал целый список редких и дорогих восточных товаров, что его интересовало из предложенного гостем, и он мог с хорошей прибылью реализовать оптом на торгу и в розницу через свои отделения. Радостный Восточник обещал обязательно пригнать большой караван к оговоренному сроку.
Купцы хлопнули по рукам, скрепив договор о намерениях и, расстались, очень довольные друг другом и своей торговой удачливостью, что удалось договориться, столь выгодно приобрести дорогой товар.
Тем временем, по всему городу, выполняя большой и срочный купеческий заказ, деятельно, с раннего утра до поздней ночи, стучали молотами и молоточками кузнецы, оживились кожевенники, шорники. Слухов, кочующих вместе с языкастыми бабами, от колодца к колодцу, стало расходиться еще больше. Появился и такой, будто бы купцы зачем-то свое войско заиметь захотели. А это уже было опасно. За одну только такую мысль можно было от князей больших неприятностей огрести и немало.
Слухи, во множестве бродившие по городу, дошли через бдительную торговую стражу до Антипа, а через него и до Феофана. Тот, в свою очередь, сразу же доложил все Иллариону. В результате: Никифор был СРОЧНО вызван на подворье Туровского епископа на беседу. Получив столь неожиданный вызов, купец отложил все дела и переговоры, и, не медля, очень обеспокоенный нечаянным вниманием к себе, срочно явился. Дело было уже под вечер.
Принимал его сам епископский секретарь иеромонах Илларион. В его ведении находились все дела, касающиеся борьбы Церкви с язычниками. В своем последнем походе он сильно по-страдал, искореняя зло. Грека столь крепко пришибло бревном в ловчей яме, куда егоугоразди-ло провалиться вместе с конем, что он пока еще не оправился.
В скромной келье, куда сразу же привели обеспокоенного неожиданным вызовом купца молчаливые и, отчего-то хмурые, монастырские служки, находился и Феофан. Келья, где находился на излечении раненый грек, была небольшой, с узким, забранным плотной ставней, оконцем. В углу висели дорогие, строгой греческой работы, образа, подсвечиваемые лампадкой.
Освещалось же все тремя яркими свечами, стоящими на одном из двух, тех самых, подсвечников, что преподнес в дар Церкви сам Никифор.
Когда недавно ему пришлось идти сюда, на главное в городе церковное подворье на поклон к епископу, просить разрешения представлять циркус православных воинов на ярмарке вместо скоморохов-язычников, встал вопрос, чем сопроводить столь необычную просьбу. Никифор и Корней задумались, прикидывая так и эдак. Выручила их из затруднения разумница сестрица Анна Павловна. Велела принести из привезенного ими из Ратного покрытый лаком точеный резной подсвечник Михайловой работы и несколько свечей. Корней покхекал одобрительно и похвалил невестку. Так тогда и сделали.
На Владычном подворье дар тот тогда приняли, как должное. Необычную просьбу спокойно выслушали, обещали придти к Никифору в ладейный амбар посмотреть представление, и до сей поры, о нем и не вспоминали. Сейчас же, увидев знакомую вещь, Никифор несколько приободрился. Не понравилась бы – тут не оказалась бы. Свечи были, конечно, уже не те самые, что переданы были тогда вместе с подсвечниками. Но, ведь, не это главное. Ведь он же, идя сюда, больше всего опасался, что призван к ответу из-за того, что кому-то стало известно о его тайной торговле оружием с языческими прибалтийскими племенами.


"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:13 | Сообщение # 35
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
(Исправленный мною фрагмент предыдущего поста 103)
Версия-2 Купец Никифор Честное купецкое слово
Совсем недавно ему самому пришлось идти сюда, на Главное в городе цер-ковное подворье на поклон к епископу, просить разрешения представлять циркус православных воинов на ярмарке вместо скоморохов-язычников. Накануне вечером в доме Никифора проходило бурное обсуждение ЧТО и КАК говорить церковным властям. При этом неожиданно остро встал вопрос, ЧЕМ сопроводить столь необычную просьбу. Никифор и Корней надолго в тот вечер задумались, прикидывая и так и эдак, выдумывая и тут же отметая неподходящие варианты. Все предлагаемое никак не годилось. Михайла после вечернего представления сильно устал и был занят с братьями, да и не представлял совершенно, чем мог бы помочь. Выручила озадаченых мужиков из тяжкого затруднения своя собственная разумница, сестрица купцова, Анна Павловна. Она и велела дворовым людям срочно принести из привезенного из Ратного товара покрытый лаком точеный резной подсвечник Михайловой работы и несколько свечей к нему. Корней покхекал-покхекал одобрительно, почесал бороду, да и похвалил сметливую невестку. Так тогда и сделали. И вправду, лучше подарка и быть не могло в той ситуации. Никифор утром, в последний момент, взял, все же, не один подсвечник, а сразу два.
На Владычном подворье дар церковные служки тот дар тогда приняли, как должное. Необычную просьбу спокойно выслушали, обещали еще придти к Никифору в ладейный амбар посмотреть само представление, и до сей поры, о нем и не вспоминали. Сейчас же, увидев знакомую вещь, Никифор несколько приободрился. Подумал еще: «Не понравилась бы хозяевам кельи эта красивая вещица – ее тут не оказалась бы. А второй - никак у самого Владыки в покоях, не иначе! Однако!». Свечи горели, конечно, уже не те самые, что переданы бы-ли тогда вместе с подсвечниками, другие. Но, ведь, не это главное. Ведь он же, Никифор, идя сюда, больше всего на свете опасался, что призван к ответу из-за того, что кому-то стало известно о его тайной торговле оружием с языческими прибалтийскими племенами.

Продолжение ф-ка Версия-2 Купец Никифор «Честное купецкое слово»
Такое сложное и неоднозначное дело, как торговля холодным оружием, да еще ТАКИМ! за пределами зоны влияния Киевских князей, ни княжескими, ни церковными властями, ясен пень, одобрено быть не могло. Тот, кто попался бы на этом, мог на этом ОЧЕНЬ! пострадать. Что конкретно бывает с теми, кто уже попадался, Никифор и ранее немного представлял себе. Но вот точных подроб-ностей доселе не знал. Да неожиданная встреча на многое глаза открыла.
Как раз накануне к нему в гости прибыл старинный его знакомец воин Алексей. Давно они не виделись. Было что порассказать приятелям молодости друг другу, было. Вот и о том деле бывший порубежный сотник знакомому купцу многое порассказал. Не получилось у них когдато породниться, жаль, что одна-единственная сестрица у купца была. Сестра Анна выбрала тогда не его, Алек-сея, а его кровного побратима Фрола, Корнеева сына из села Ратного, но дружба та давняя этих мужчин с тех самых пор сохранилась. Потому и не утаил Алексей ничего из подробностей своей жизни. Фрол женился и уехал к отцу, а Алексей вскоре нашел другую службу, позднее дослужился и до звания сотника в гарнизоне на Границе со Степью.
Много Алексей о той торговле интересного рассказал, немало нового купец услышал. И, что бывает за ту торговлю, тоже понял, но, как не страшно было, от своих планов на ближайшее время отказаться уже никак не мог. Потому и боялся. Очень боялся, что кто-то еще узнает о его тайных делах и планах.
Речь же в келье Иллариона пошла с самого начала совсем о другом. Умели здесь иных посетителей пристрожить, и напугать могли кого, если надо было, и РАЗГОВОРЫ проводить тоже умели. Да, видимо, на его стороне был сегодня Бог (Или просто отвернулся).
Сам грек полулежал на нешироком ложе, укрытый до середины стянутой ту-гой повязкой груди теплой меховой полостью. Под головой раненого иеромона-ха был подложена высокая подушка, обшитая плотной бархатной заморской тканью. Одна рука болезного лежала поверх покрывала, ярко блестя каменьями дорогих перстней на исхудавшей кисти.
К ней Никифор и приложился, перекрестившись на образа. Было хорошо заметно: ранение сильно мешает ровному дыханию Иллариона. Во время всего долгого вечернего разговора он произнес всего несколько слов. Но, все же, не-смотря на мучившие его боли, глаза знатного церковника были внимательны и, даже, глядели на него как-то заинтересованно. На исхудавшем лице грека глаза и заострившийся еще больше нос как-то особенно выделялись, делая его еще более похожим на опасную хищную птицу. Никифор еще успел подумать, что не хотел бы, ох, не хотел бы, чтобы его здесь и сегодня заклевали.
Разговор с купцом вел Феофан, после взаимных приветствий кивнувший го-ловой на резной подсвечник.
- Откуда у тебя сей светоч?
- Наша работа. Сотник Кирилл Агеич из своего села Ратного привез несколько таких на подарки и немного на продажу. Я и взял все оптом по-родственному. Они там удумали сами как-то такие мастерить. И свечи к ним тогда же красивые были.
- А сейчас еще ТАКИЕ у тебя есть?
- Сейчас уже нет. Все, сколько их тогда было, еще во время ярмарки раскупили и свечи и подсвечники. Когда я сюда в дар эти принес, уже тогда многие уважаемые люди видели и потом, в ладейном амбаре, когда представление проходило, многие гости тогда же захотели прямо там занятную и удобную ве-щицу купить, желающим даже и не хватило. В лавки и на ярмарку их даже и не выставляли. Да Вы и сами у нас были и представление то видели.
Илларион кивнул, а Феофан его поддержал:
- Да, светло там у вас было. А у них откуда?
- Точно не скажу, но, может быть, сын Корнея, кузнец Лавр их промыслил. Хороший мастер, и выдумщик большой. И все оружие, что у ребятишек было, и кинжалы и самострелы, точно его работа.
- А как скоро ты, купец, еще таких товаров доставить в Туров собираешься? – опять кивнув на красивый подсвечник, спросил Феофан. И пояснил причину вопроса - Мы бы заказали много таких для церковного убранства. Красиво и торжественно смотрятся. А в нашей Туровской епархии ВСЕ церкви должны хорошо освещаться, тьму языческую изгоняя. Ты понял?
- Я в самом скором времени туда, к ним в Ратное, на своих ладьях направляюсь. Несколько наших купцов туровских решили отправить на учебу к сотнику Корнею своих сынов. Он там воинскую школу для ребят собирается открывать. Вот, и, пользуясь, случаем, туда их и везу – радостно отвечал обрадованный предчувствием возможного заработка купец.
Илларион нетерпеливо шевельнул рукой и как-то одобрительно это у него получилось.
- Подробнее, пожалуйста, - заспешил добавить нетерпеливо Феофан.
- У нас дома, мои обалдуи-сыновья Петр и Павел, начали было перед дере-венской родней похваляться, что они городские и лучше всяким наукам науче-ны. А сотника Кирилла внуки их по всему и превзошли и не только сильнее моих оказались, но и во всяких науках их искуснее. А Михайло, старший сотников внук, еще купецких детей, что счету и письму в вашем монастыре обучались, легко в счете обставил. Хорошие, видать у него в том Ратном учителя-наставники, оказались. Я и упросил сотника Кирилла моего старшего к ним на воинское обучение взять. А сотник предложил мне в ответ и еще охочих к тому купецких парнишек в обучение привозить. Он там у себя в селе воинскую школу для отроков открывает. Не хуже Михайлы выучить обещал! Сын же мой, да и другие ученики, когда всему обучатся, да малость еще подрастут, смогут впоследствии достойно отцовы дела принять и правильную охрану в дороге наладить. На дорогах-то ныне опасно стало ездить. Да и за приказчиками наемными свой догляд нужен всегда.
Церковники переглянулись и кивнули согласно. Видимо, не только он им об этом говорил.
Никифор остановился в рассказе и участливо поинтересовался:
- А что, что-то не так я помыслил или сказал?
- Нет. Все так. Рассказывай-рассказывай, не отвлекайся.
- В Ратном все ратники опытные, постоянно к бою и к любым неожидонастям готовы. Известно, что село их издавна воинское, окружено лесами и землями язычников. Они там уже несколько поколений Мечем и Крестом свет истинной Христианской Веры во тьму языческую неустанно проливают, ни своей, ни чу-жой крови притом не жалея.
При этих его словах оба монаха, и старший, здесь в келье, Илларион, и младший по должности, Феофан, как-то одинаково подобрались, насторожились и переглянулись, Грек вдруг стал еще более внимательным и, как бы, более во-инственным, что ли, несмотря на свою тяжкую, сильно мучившую его болями, рану и одобрительно кивнул.
- Продолжай, купец - тут же подключился к одобрению грека внимательный Феофан
- Они там, по своей давней традиции, что еще от ратников Владимира Кре-стителя и Ярослава Мудрого, приславшего первых православных воинов на эту землю, идет, поступают. Взрослые воины постоянно и неустанно достойную смену себе готовят. И прозвище ей есть – «Младшая стража». Вот среди них и наши детушки поучатся воинским умениям. Как ИХ отроки с ранних лет к ору-жию приучаются и КАК они им владеют, вы и сами, святые отцы, прекрасно ви-дели.
При этих словах Феофан машинально потер то место, куда ему давеча ско-морошьим кистенем прилетело, Ведь, если бы не те ребята, живым из того кривого переулочка ему б тогда ни за что не выбраться.
Илларион же ненадолго задумался, кивнул и перекрестил слабой рукой куп-ца.
- Что ТЕБЕ нужно для скорейшей отправки отроков к сим достойным настав-никам? – вопросил Феофан.
- Надобны нам самые разные припасы и воинское облачение для тех отро-ков. С теми, кто намерен детей своих воинским наукам обучать, мы уже обо все договорились, ряд заключили и по рукам ударили. Вскладчину припас воинский для них заказали. Да еще и сверх того у мастеров–оружейников немало всякого для ратненской сотни делается. У нас здесь, в стольном Турове, кузнецы дюже искусные и возможностей больше, а они просили в счет оплаты еще сколько сможем кольчуг и шлемов одинаковых наковать. Под это дело сотник Кирилл мне всю выручку от представления на закупку вооружения оставил. Он там со-бирался так сделать: кого сможет из отроков-язычников крестить и вооружить, да и обучать правильному воинскому бою вместе со своими парнями.
Мастера Туровские большому заказу зело рады, да не очень-то пока поспешают с выполнением. Говорят, что других заказов у них в работе много, цену своей работе набивают.
И еще неожиданная докука. В домах купецких, у кого отроки на учебу отъезжают, многие домашние и дворовые люди сим делом весьма недовольны, По городу всякие нехорошие слухи про ту учебу и про меня распускают.
Феофан отмахнулся, как от мошки, и произнес раздраженно:
- Да пустое все, те слухи, не стоит их пересказывать. Мы, ТЕБЕ, купец, ВЕ-РИМ. Это - главное.
Святые отцы опять переглянулись. Илларион лишь вымолвил, тяжело дыша, незнакомое имя: - Мефодий.
Феофан согласно кивнул и объяснил:
- Дело твое, купец Никифор, богоугодно. Отроков купецких ныне надобно обучать, обучать хорошо и именно там. Церковь тебя и других купцов благословля-ет в этих благих начинаниях.
Всех твоих недоброжелателей, кто тебе в этом важном деле мешает, сурово пристрожим, понадобится, так и накажем нерадивых. К Владыке нашему, епи-скопу Феогносту, со смиреной просьбою сегодня же обратимся. Думается, что сей благочестивый иерарх с пониманием к просьбе нашей отнесется.
Но и ты, купец Никифор, Церкви нашей православной, в меру сил своих скромных, посодействуй. Здесь у нас, на монастырском подворье, на воспита-нии обретается некий отрок Мефодий. Большой род его родичей торков теперь не какие-то там поганые кочевые язычники, а оседлые прилежные христиане. Князю Киевскому они присягнули и потому осажены на земли его на поселение. Один из внуков их старейшины сейчас и находится на нашем попечении. Да вот, беда, к церковному служению, сей упрямец, не столь усерден. Он предерзок с отцами-наставниками и, все более, стремится к воинскому делу, чем к церковному послушанию, Возьми-ка, ты, и его с собой. И ЭТО тебе ТОЖЕ зачтется, а со снаряжением воинским, раз оно так необходимо, для него, есть способ помочь.
Ну, а с утварью нашей церковной поспешай - вези, купим, отца эконома о том уведомим.
А сейчас, ступай себе с миром, раб божий. Церковь тебя поддержит.
Когда купец, обрадованный всем этим разговором и столь нечаянной под-держкой, покинул территорию Владычного подворья, грек повелел Феофану СРОЧНО найти среди ближайшей челяди сего купца тех, кто МОГ БЫ сообщать обо всем, ЧТО вокруг него делается, да о людях, с кем он общается.
А еще позже повелел озаботиться: среди монашеской братии надобно приис-кать нескольких молодых монахов, в деле веры усердных, телом крепких и к во-инским делам пригодных.
Как уж там решали святые отцы и ЧТО именно и КАК доводили до сведения Владыки – Туровского епископа Феогноста, но результат тех разговоров был весьма неожиданным и имел большие последствия и огромный резонанс.
А еще через день, взбудоражив весь город, на торгу специальный городской бирюч-глашатый зычно выкликал Пастырское Наставление:
"Тех, кто, в гордыне, по глупости ли, намеренно, или лености своей, зло-умышляет против Святой Матери нашей Церкви Господней и будет пре-пятствовать обучению и сборам детей купецких, считать, отныне, лишен-ным Пастырского окормления, отлученными от Церкви и наказывать нещадно.
Отправляющихся в обучение отроков считать ОСОБО УГОДНЫМИ Церкви. Тем купцам, чьи дети изрядно превзойдут других учеников в обучении, на год снижаются ВСЕ торговые подати. Тех мирян, из любого сословия, кто на дело обучения отроков долю малую от дел своих смиренно пожертвует – Церковь всемерно поддерживает и молится во Здравие и Процветание их и на благое дело благословляет. Каждый прилежный христианин, кому НЕ безразлично правое дело борьбы с язычниками, МОЖЕТ и ДОЛЖЕН внести Церкви свою посильную лепту.
Смиренного же Туровского купца Никифора считать действующим в сем деле с ЕЕ разрешения и по ЕЕ повелению».
После ТАКОГО! выступления глашатая, которое еще и священники неоднократно повторили во всех церквях и соборах города, количество желающих обучаться сразу выросло В НЕСКОЛЬКО РАЗ. Пришлось Никифору на торгу самому выступать и специально объявлять, что позже будут и другие наборы учеников. Дело в том, что он с Корнеем твердо договаривался, что привезет только около десятка учеников и не знал, можно ли ему привозить в Ратное намного больше.


"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:13 | Сообщение # 36
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
Версия-2 Купец Никифор «Честное купецкое слово»
Все бы так и шло хорошо, да тут новая неожиданность. Еще и настырный Никола, сын Никифора от вдовушки Глафиры с утра пораньше заявился прямо к родному отцу на подворье. Приказчики отцовы, да и все дворовые, его хорошо знали, потому прямо к отцу в горницу и проводили. Обычно то, он себе такого никогда не позволял, знал свое место, не ярил понапрасну сердитую на него отцову родню.
С красавицей Глафирой Саввишной из Твери Никифор был знаком близко уже довольно давно. Получилось даже так, что его законный сын Петр был на полгода младше незаконного Николы. Вся эта долгая история началась еще в то время, когда были живы родители Никифора, а их сын был молод и не женат и увлеченно странствовал по торговым делам. Тогда Никифора чаще можно было видеть в дороге и других городах и странах, чем в родном Турове.
В пути многое бывало, всего тут не перескажешь, но вот в одном из дальних городов (Псков, Суздаль, Ростов, кто это сейчас помнит?) на постоялом дворе встретился однажды веселый попутчик -сверстник Никифора, купец Роман, с которым хорошо, по молодости своей, посидели-погудели и потом продолжили дружбу и деловые отношения. Часто и торговать в дальние походы ходили совместно, где и от врага вместе отбивались и на пирах рядом сиживали. Приятель первым женился, по любви и на хорошей девушке. Никифор был за приятеля очень рад и в том городе (Твери), всегда у него останавливался.
И так уж получилось, что злая половецкая стрела, при нападении ворога на их совместный стан во время дальнего торгового путешествия, сразила друга.
От врага тогда отбились, правда, людей своих немало потеряли, но товар купцы и их охрана от степных грабителей уберегли. А друг на руках у Никифора умер, истек кровью, не довезли. Перед смертью умирающий Роман просил друга позаботиться о жене и малолетней дочурке.
Навестил со скорбной вестью Никифор молодую вдову, да рассказал ей все подробно о гибели друга и о последней просьбе умирающего. И с тех пор стал о ней заботиться, как о родной.
Дело давнее, но с тех самых пор, бывая в их городе, куда его, прямо таки, тянуло, стал Никифор и далее останавливаться не на постоялом дворе, как в других местах, а в дом той пригожей вдовушки. Так как-то и поладили они, дело то молодое, кровь горячая. У нее уже была своя маленькая дочка от Романа, а потом и сынок появился от Никифора - Никола Никифорович.
Умная женщина ни на что не претендовала. Она так любила Никифора, что зла на его родителей, не разрешивших сыну на молодой вдове с ребенком жениться, не держала, просто жила. Жила и радовалась приездам своего единственного сердечного друга. Воспитывала детей, сама лавкой мужниной управляла, да и Никифор помогал и советами и товар редкий подвозил. Ну и любила его. Ждала милого друга и всегда была рада ему и приветлива.
А родители Никифора тогда настояли на своем, чтобы женился их сын на своей, туровской, ранее ими присмотренной и просватанной девушке Ксении из хорошего купеческого роду. Ксения была тиха и послушна, ни в чем никому никогда не перечила, родителей как своих, так и мужниных почитала.
Вдова Глафира замуж все эти годы вновь не выходила. Еще когда она жила у себя в родном городе, да и здесь в Турове, поначалу, как только перебралась поближе, немало достойных людей к ней сватались. Но она всегда всем женихам отказывала. Считала, что есть у нее Никифор, и того достаточно. При переезде детей своих: сына Николу и младшую дочурку Младу Никифоровну взяла, конечно же, с собой. Никифор давно уже присмотрел и купил неподалеку от своего подворья уютный домик, помог подруге переехать и хорошо обустроиться на новом месте. Как только старшую дочь Славу Романовну выдала замуж за хорошего парня – толкового и работящего приказчика Никифорова Терентия, так и решилась перебраться, а дом свой и лавку молодым оставила.
Законная, венчанная жена Ксения и ее дети Петр и Павел, конечно, знали о существовании той вдовушки и о ее детях и, втихую, ненавидели их, ревновали, но открыто поперек воли властного мужа и отца, потому возмущаться, даже, и не пытались.
Так бы и шло все своим чередом. Но, вот досада, сыновья встретились и сразу же, крепко невзлюбили друг друга. Детей вдовы Глафиры купец обучал также как и законных, то есть очень хорошо, ни в чем, не делая для них различий. В той же церковной школе при монастыре на владычном подворье. Там-то мальчишки Петр с Павлом и Никола рядом и оказались. Дрались не раз, конечно, и жестоко, даже поводов искать не приходилось. Ребят обливали водой, растаскивали и наказывали. От монастырских наставников розгами обоим сторонам попадало крепко. Дома от отца и еще доставалось. А матери, хоть на словах и ругали и за расквашенные носы, и за порванные рубахи, а без пристального пригляда отца втихую жалели своих детушек. Каждая понимала, что это они за нее бьются. Потом как-то все устроилось, успокоилось. Но настороженность и взаимная неприязнь между ребятами осталась надолго.
А потом по городу Турову пошли слухи и разговоры об отправке купецких сыновей на воинскую учебу. Никола прямо загорелся. Умная вдовица Глафира сына выслушала. Упрямый ее сын Никола заявил, что очень хочет на ту учебу попасть. Он на представлении воинских отроков в ладейный амбар и на ярмарку не раз ходил, и ему все там очень понравилось, он тоже хотел бы такому научиться. Мать сына поддержала, благословила и рассказала, что для незаконного сына купца дорога только одна. НАДО ему ехать и выучиться, пока есть такая возможность, на купца ТАК хорошо, чтобы он для отца своего в торговых делах ни в чем не хуже остальных сыновей был. А с воинскими знаниями он и матери всегда опорою будет, да и сестрам и младшей и даже старшей, которых он очень любил, всегда в жизни поможет. Для них для всех, слабых женщин, помощь настоящего воина и обеспеченного мужчиныкупца, всегда нужна. Да и хорошо выученный он больше отцу пригодится.
Вот со всем этим Никола к отцу и явился. И был так настойчив и убедителен, что Никифор не смог ему отказать.
Так, нежданно – негаданно, и получилось. Договаривались изначально Ни-кифор с Корнеем было на меньшее количество купецких отроков, но сейчас вез купец в Ратное 14 новых учеников. Накануне отъезда отцы-купцы свели вместе всех учеников, познакомили. Почти все ребята были Туровские. Лишь один от-рок Григорий, сын Игната Григорьевича, державшего лавку и постоялый двор в селе Дубравном, был не городской. Но за него очень просил приятель Никифора Никита Григорьевич, чей сын Леонтий тоже был среди будущих учеников. Из группы ребят выделялся еще отрок Мефодий с церковного подворья со своей не славянской внешностью. Но это было, "то самое предложение, от которого невозможно было отказаться". Ребята его откровенно сторонились, хотя и не задирали, и он держался от них в стороне, как-то обособленно. Никифор еще тогда подумал, что сотник Корней с о своим не по годам разумным внуком Михайлой, обучая этого упрямого торка, еще немало с ним намаются. Но отказаться от такого предложения было никак невозможно, На воинскую справу для него купцы, поначалу, собирали вскладчину, но потом, когда пришли отдавать мас-терам деньги, кузнецы от платы отказались, заявили что им уже заплачено.
За время пути отроки все перезнакомились поближе, помогали гребцам и разбирались между собой, кто из них сильнее и ловчее в драке. Ладейщики даже спорили между собой, ставки делали, отроки с чьей ладьи на ближайшей стоянке победят в драке и всячески их к этому поощряли.
Никифор, как рачительный хозяин, ответственный и за ладьи и за всех своих пассажиров, не препятствовал выяснению отроками отношений и втайне радовался, когда побеждал его Никола. Но при всем при этом за ребятами крепко следили, чтобы они дрались не до крови, а боролись. Зато из ребят никто не по-терялся, не отстал, да и грустить по оставшимся дома мамкам им не приходилось.
Так и добирались до места, до села Ратного. А там купецких детишек воинские ученики собрали и увели к себе. Никифор даже толком проститься с Николой толком не успел, да и с сыном Петром только поздоровались в суматохе хлопотной встречи с воинственными родичами. Да там при встрече столько всякого происходило.
(Смотри кн. Отрок 2-3)


"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:13 | Сообщение # 37
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
Версия-2 Купец Никифор "Честное купецкое слово"
А тем временем у Феофана, выполнявшего строгий приказ своего старшего наставника иеромонаха Иллариона, нужный человек из приказчиков Никифора уже на примете был. Спиридоном его звали. К торговым делам этот великовозрастный детинушка был не особо усерден. Он больше по кабакам и гулящим девкам ходил, чем стоящим делом занимался. Здесь в Турове он вел себя немного поскромнее и потише, чем в родном Курске, боялся, что Никифор его работы приказчика лишит, но иногда погуливал. На этом и погорел, шельмец, однажды, что и немудрено, при его образе жизни.
По пьяному делу, вроде бы, подрался этот бывший купчик с кем-то из постоянных кабацких завсегдатаев. И еще когда торговые стражи Антипа унять попытались и повязать хотели, начал сопротивляться, при этом стражников чуть не покалечил. И этого видимо мало ему показалось, начал он богохульствовать. Его, конечно, остановили, но наговорить лишнего он успел немало. Его пьяного и избитого, в порванной рубахе, в поруб охладиться и посадили. ТАК ли все это было, или СОВСЕМ НЕ ТАК, но Феофан именно там, в порубе с ним и побеседовал по душам. Побеседовал так, что сумел доходчиво объяснить напуганному гуляке, что вина его перед Богом безмерна, да грехи свои тяжкие Спирька может перед Святой Матерью Церковью своим покаянием искупить, если не-медленно раскается и послужит делу ЕЕ.
Что он там спьяну натворил и наговорил, Спирька, с большого перепугу не помнил, хотя подобного за собой никогда не числил. Но убедительным словам о. Феофана усомниться не смел и на все соглашался, опасаясь всех и вся. А согласился он то, что будет все о Никифоре и его ратненской родне выведывать и весточки в Туров с оказией отсылать.
И так уж получилось, что именно его и отправил в Ратное, с глаз долой, с поручением доложить о своем скором прибытии и подготовить встречу ценного груза и пассажиров его хозяин Никифор Павлович


"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник

Сообщение отредактировал Andre - Воскресенье, 07.10.2012, 21:32
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
NamejsДата: Понедельник, 08.10.2012, 02:28 | Сообщение # 38
Ближник
Хранитель
Группа: Огнищане
Сообщений: 2824
Награды: 0
Репутация: 3408
Статус: Offline
Andre, я искрене рад вашим новым текстам, но вы уже давно не новичок, поетому если будете "филонить" и пренебрегать размером шрифта, то....хм, вылезу из банки и поварёшкой вас, поварешкой !!!

Если никто не может повторить Ваших ошибок — значит Вы оригинал!
Cообщения Namejs
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
УльфхеднарДата: Понедельник, 08.10.2012, 20:02 | Сообщение # 39
Сотник
Витязь
Группа: Наместники
Сообщений: 4883
Награды: 1
Репутация: 5037
Статус: Offline
Хотел бы подметить кое-что и я. При переносе текста на Форум, нужно предварительно убирать расстановку переносов, тут они воспринимаются в виде дефиса. Ну и немножко по тексту "позлобствую", не все, но часть.
Quote (Andre)
Янтарь, «электрон», по-гречески, издавна у купцов большом почете был.

На Руси янтарь чаще именовался горюч-камень.
Quote (Andre)
а их самый старший - Сотник Ратненской сотни проверяет, чтобы обучали всех одинаково хорошо

К сожалению, это только слова. Качество обучения ратнинцев давно уже хромало, а жесткий контроль отсутствовал. Постоянный контролер был один - Смерть.
Quote (Andre)
появились сразу же, как только Михайловы отроки с разгона Острог взяли

Вообще-то правильно будет "изгоном", т. е. с наскока.
Quote (Andre)
А, вы – погостные, учитесь у настоящих воинов, как правильно воевать надо, это вам не по чужим амбарам шарить.

Честно говоря, это весьма некачественное сравнение. У обоих дружин разные функциональные направления.
Quote (Andre)
Для охотника Герасима и еще одно важная задача есть. НАДО обязательно точные подробности про промышленное производство Журавля за Горкой собирать.

Бесполезно - Герасима ЗА ГОРКУ никто не пустит, а если он еще и попадется...
Quote (Andre)
А после княжеской милости к ее свекру Корнею, ее дети так и во-все даже неплохими партиями для их сыновей и дочерей могли стать.

Для купцов, но не для бояр. Слословность весьма разная, плюс еще и родовитость свою роль играет.
Quote (Andre)
И еще. Неужели среди новых холопов, направленных в посад, в долю лисовиновского наследства Андрея Немого, на выселки и т.д. не было подходящих по возрасту ребят в воинское обучение?

Уже не было. Роська тогда хорошо постарался.
Cообщения Ульфхеднар
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Понедельник, 08.10.2012, 21:12 | Сообщение # 40
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2231
Награды: 3
Репутация: 2369
Статус: Offline
Ребята, спасибо за отдельную тему!!! Ура! Теперь могу править все свои ляпы и ошибки. Постараюсь все учесть. Всем, кто что-то предложит исправить я заранее благодарен.
Ульфхеднару:
1). Янтарь, «электрон», по-гречески, издавна у купцов большом почете был.
На Руси янтарь чаще именовался горюч-камень. Уже исправил.
2) а их самый старший - Сотник Ратненской сотни проверяет, чтобы обучали всех одинаково хорошо
К сожалению, это только слова. Качество обучения ратнинцев давно уже хромало, а жесткий контроль отсутствовал. Постоянный контролер был один - Смерть. Вот тут я с замечанием не совсем согласен. По сути вы правы, НО! это в наших глазах так, из далекого от тех жестоких времен сегодняшнего далека. А в глазах туровского купца Никифора - все ратненцы искусные в ратном деле и для него за честь, что его сына взяли на обучение.


"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник

Сообщение отредактировал Andre - Понедельник, 08.10.2012, 21:12
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
Красницкий Евгений. Форум сайта » 6. Город (Творчество форумчан) » Жители Ратного » "ВЕРСИЯ-1 и ВЕРСИЯ-2 " (Тема для творчества Andre)
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск:

Люди
Лиса Ридеры Гильдия Модераторов Сообщество на Мейле Гильдия Волонтеров База
данных Женская гильдия Литературная Гильдия Гильдия Печатников и Оформителей Слобода Гильдия Мастеров Гильдия Градостроителей Гильдия Академиков Гильдия Библиотекарей Гильдия Экономистов Гильдия Фильмотекарей Клубы
по интересам Клубы
по интересам
serGild, kea, Иринико, legionerus, Водник, Andre,


© 2019





Хостинг от uCoz | Карта сайта