Магазин КотА. Книги от Автора
Мы очень рады видеть вас, Гость

Автор: KES Тех. Администратор форума: ЗмейГорыныч Модераторы форума: deha29ru, Дачник, Andre, Ульфхеднар
Страница 1 из 11
Модератор форума: nekto21, Rada 
Красницкий Евгений. Форум сайта » 6. Город (Творчество форумчан) » Торжище » Конкурс новогодних фанфов 2013 (Конкурсные работы)
Конкурс новогодних фанфов 2013
arh_78Дата: Суббота, 18.01.2014, 09:10 | Сообщение # 1
Полусотник
Группа: Дворяне
Сообщений: 633
Награды: 0
Репутация: 1221
Статус: Offline
ded_snegurochka2

"Хочешь мира-готовься к войне."
Cообщения arh_78
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
КонягаДата: Суббота, 18.01.2014, 09:10 | Сообщение # 2
Сотник
Мастер
Группа: Советники
Сообщений: 2507
Награды: 2
Репутация: 3769
Статус: Offline
Вот так всегда... Никто не пишет, придется первым начинать.

Дипломная работа

После похода отроки из Младшей стражи начали задирать носы – типа бывалые мы, в поход сходили, не то что некоторые. Само собой, это тут же началось отражаться на учебе. На собранном по этому поводу построении Мишка бушевал.

– Умными себя посчитали? Знающими? То-то вас в походе, как курят резали! Да пока диплом не получите, вы вообще тут никто! Да и доживете ли вы до того диплома…

Отроки разошлись озадаченные и явно под впечатлением. Впрочем, причина глубокой задумчивости выяснилась быстро, уже на вечерних посиделках.

– А… Это, в смысле как, диплом? – выразил Роська всеобщее недоумение новым словечком.

– Диплом – это грамота, подтверждающая, что унот прошел курс обучения и имеет право опоясываться мечом с гербом Академии, – осознавшему свой промах Мишке пришлось сочинять легенду на ходу. – Но для получения диплома мало просто отучиться кое-как. Надо выучиться хорошо, и показать, что УМЕЕШЬ. А для этого продемонстрировать дипломную работу. Шедевр предъявить короче. А какой шедевр? Кхе. Не хватало, чтоб я вам шедевр придумывать начал. Все должны сделать все сами – чтоб после вашей работы сразу стало понятно – это ШЕДЕВР.

Закончил Мишка рассказ, объясняя высоким слогом что такое шедевр, и приводя примеры.

Утром вся Академия гудела и придумывала, что бы сделать для дипломной работы. Наставники, наблюдая за этим шушуканием, ухмылялись и тихо радовались Мишкиной придумке, которая и обучаемость повысила, и дисциплину улучшила. Все, абсолютно все, даже Павка Клюква озадачились, шалости и глупости просто вымело. Варианты придумывались и отметались один за другим.

Не обошло это поветрие и мастерскую Кузьмы. Мальчишки обсуждали: может, оружие какое придумать, или механизм, чтоб оружейным мастерам тоже шедевр засчитали. Прицепились и к Тимке Кузнечику. Тот подумал и ответил
.
– Оружие? Можно и оружие. Но мастерство – не обязательно оружие. Надо показать умение. Вот это Мишка говорил – шедевр. Сделать то, что никто до сих пор не делал – это почище оружия получится.

Что-то прикинув, Тимка предложил:

– Я сделаю икону, но такую, каких не видели. Такую, чтоб когда посмотрят на нее в церкви, сказали – да, там есть Бог. Только трудно больно. Надо много технических вопросов порешать.

Кузьму заинтересовало: а какие такие технические вопросы надо решить для того, чтоб икону сделать? Оказалось много. Тимка икону, что называется, видел внутренним зрением. И лик и оклад. Но сделать все одному трудно. Рисовать лица Тимку учили. Но рисовать надо красками, а их нет.Это во-первых. Во-вторых надо доска из хорошего дерева, чтоб было красивое, прочное, не рассыхалось и резьбу хорошо держало. В третьих лик – святой, значит вокруг должно быть золотое сияние. Золота на него совсем ничего уйдет, но его нету. И раскатать его надо в такой лист, что сквозь него солнце на просвет видно. Как это сделать Тимка знает, и даже видел, но сам никогда не пробовал. А без него – никак… Потом – проволока. Как сделать темное дерево сверкающим Кузнечик знал. Рисуешь узор, по нему прорезаешь канавку в дереве, а в нее забиваешь серебряную проволоку. Как ее тянуть Тимка тоже видел, даже деду помогал, но и там есть свои проблемы. Например, надо хорошее серебро, плохое будет рваться, а в нить не вытянется.

Пока шел разговор подтягивались и другие завсегдатаи пацанячьего клуба. Никола вспомнил, что в Туров матрешек привозили, значит краски для росписи в Ратном есть. Надо добыть только. И какое дерево ему нужно? Пусть Тимка скажет, они материал найдут. Любой. Это и будет шедевром купеческого отделения. Они достанут все.

Кузьма загорелся. Проволоку? Тонкий лист золота? Это дело мастерской. Рыжий Федька только хмыкнул – ну да. Вона новый поп в Ратном. Скажет не по канону, и выкинут ваш шедевр на помойку. Демка поднял брови – а кто его спрашивать будет? Сами и прибьем над входом в церковь. Федька усомнился. А кто дозволит? Кликнет охрану и все. Демка мерзко ухмыльнулся. А вот это уже ВАШ шедевр. Вы разведчики или кто? Охрана Ратного и увидеть ничего не должна. В воскресенье утром, на Рождество, когда ратнинцы придут в церковь, этот лик должен быть прибит над входом. И Младшая стража это сделать или сможет, или она этого не сможет. А если нет, то про какой шедевр речь? Да, понятно, что делать надо все скрытно, чтоб никто и не узнал. Что до Демки, то он берется организовать эту работу, да так, чтоб те, кому нужно быть в нужное время и в нужном месте, там и оказались. А кому и где надо – тут думайте.

В этот момент встряла Елька. А что тут думать-то? Главное сейчас – все нужное добыть, да так, чтоб никто и не заподозрил ничего. Потом нужно все сделать. Тимка должен иметь на то время, значит работу организовываем так, чтоб его прикрыть. Да еще время и материал на эксперименты. Купцы пусть ищут материал. Где хотят, но надо, чтоб было. Вона Никифор приехал, пусть Никола и подсуетится. А Елька и сама к дяде Никеше подползет, он ей не откажет. Как к деду Корнею подгребать она знает в точности, к дядьке Никифору попроще будет.

Теперь про охрану. В мастерскую постоянно кто-то из старших заходит, а после того, как Кузнечик Макару нож изукрасил, так и вовсе все ходят, просят наточить, в надежде что Тимка и им такую резьбу на клинок наведет. Значит охрана кузницы мало того, что должна саму кузню охранять, так еще и устроить так, чтоб Тимку за работой не застукали. Их дело придумать как, Елька в такие пустяки влезать не намерена. В конце концов – это их шедевр.
Сенька обеспечит посыльных. Сказано – обеспечит, а наставник Тит – это личная Сенькина докука, и ее, Ельку, она никак не касается. И Тимку с мастерами тоже. Надо передать что-то в Ратное – вот пусть и думают, как сделать так, чтоб Тит туда курьера отправил. А на церковь икону приколотить – пусть Младшая стража занимается. В конце концов, не ей же, Ельке, делать невозможное. Это их дело. Хотят – втихаря, хотят – пусть Ратное штурмом берут. А перед Рождеством эта икона ДОЛЖНА быть прибита над входом в церкви, иначе Елька отрокам свой собственный шедевр устроит.


На площади перед храмом собирался народ. Подойдя к церкви народ умолкал, и отследив направление взгляда собравшихся, останавливался и смотрел на доску, укрепленную на фасаде, прямо над дверью. Мишка, сопровождавший мать и сестер, остановился и замер.

По краю доски темного, почти черного дерева вился затейливый орнамент, который ТАМ, в известном Ратникову мире будущего, даже в России называли кельтским. Почему – не ясно, такой орнамент тут на Руси 12-го века встречался повсеместно. Полоса орнамента не была просто рисунком. Рельефная резьба на полукруглом фоне играла красками, сверкая яркими искрами серебряного плетения, будто металлическая решетка, оплетенная яркими и буйными травами, в которых прятались загадочные существа. Весь орнамент дышал необычной, рисованной жизнью, и на его фоне Спас оживал совершенно по-настоящему.

Ткань, на которой был изображен Лик, в лучах утреннего солнца играла меняющимися оттенками белого. Выделяясь белизной на темном фоне доски, драпировка не была простым изображением: благодаря небольшому, почти незаметному рельефу и пущенной по изображению ткани серебряной нити, фон играл при малейшем движении наблюдателя или из-за набежавшей на небо тучки. Казалось, резная ткань иконы не нарисована, а повисла перед темной доской и играет, повинуясь простому дуновению ветерка. А удивительно живое лицо Спаса мягко, чуть заметно улыбалось, слепя глаза сиянием золотого нимба.

Михаил и Анна, провожаемые взглядами ратнинцев, дошли до середины площади и остановились. Корней хитро поглядывал на Мишку, явно забавляясь его растерянностью.

Впрочем, кто сделал икону, сомнений не вызывало. Кто ее повесил – тоже. Над площадью застыла тишина. Внезапно головы собравшихся развернулись – на площади появился отец Меркурий. Медленно, не обращая внимания на направленные на него взгляды, прошел к крыльцу. Внимательно посмотрел на икону. Мишка замер. Самодеятельность отроков могла сыграть злую шутку – сочти сейчас священник явно не канонического вида икону за осквернение церкви – и случится беда.

Площадь замерла. Отец Меркурий развернулся, обвел собравшихся внимательным, цепким взглядом. Все замерли. Меркурий чуть заметно усмехнулся.

– Господу Богу помо-о-олимся, - раздался над площадью зычный, но мелодичный голос бывшего тетрарха.


Народ потихоньку расходился с площади. Последними уходили Мишка с Анной, за ними, перешептываясь (прошло, не прошло? Засчитают шедевр-то?) потянулись охранники из Младшей стражи. Наставник Алексей, прислонившись к тыну, задумчиво смотрел на Саввушку, доверчиво уцепившегося за Тимкину руку. Тимка же, замерев, стоял, не отрывая взгляда от иконы над входом, откуда на него, мягко улыбаясь, смотрело до последней черточки знакомое лицо деда.


– Нет, ну каковы орлы, а? – Корней дышал искренним восторгом и энтузиазмом, знакомым каждому русскому человеку, принявшему на грудь третью стопочку приличного самогона. – И как все провернули! Комар носа не подточит. Орлы!

– Ну, вообще-то не без ошибок, но молодцы, – наставник Тит усмехнулся в усы. – Вот помню, когда…

– За орлов! – Корней решительно пресек попытку Тита взять слово, а самое главное, удержать его в течение ближайшего получаса. – А ошибки… у кого их нет? Но придумали как!

Мишка, словивший отходняк после выходки своих подопечных, энтузиазма Корнея не разделял. Вот кто знал, во что может вылиться тот разговор с пацанами, когда он подал им идею дипломной работы? Неуемный энтузиазм мальчишек, пожелавших обзавестись законной грамоткой – дипломом, мог поставить под угрозу все. Не признай Меркурий вырезанный Тимкой Лик за икону… все могло случиться. Младшая Стража, к которой до сих пор относились с опаской, в один миг могла оказаться вне закона. И спорить с этим было бы трудно.

В результате застольной беседы Мишка с удивлением обнаружил, что вся операция пацанячьего клуба контролировалась наставниками от начала до конца. Сучка восхитила вторая столешница, которая при малейшей опасности задвигалась под стол так, что и следа ее не видно было. Тит оценил скорость и смекалку гонцов, хотя Сеньку надо гонять и гонять – сбрехать толком еще не умеет, приходилось делать вид, что верит. Саввушка да, это находка, вырастет художник от Бога. Алексей задумчиво тер переносицу. Он давно понял, что сын – не воин, хотя надежда в душе тлела. Но богомаз, монах, путь даже с божьим даром…

Наставник Стерв горячился из-за маскхалатов.
– Лягуха, лягуха. Сам ты лягуха, а я, если надо так хоть лягухой, хоть червяком прикинусь. Вон пацаны тряпку, что их прикрывала, когда на церковь лезли, под бревна раскрасили. И что, заметил их кто? И икону дерюгой прикрыли, под самое утро сдернули. Хоть одно рыло заметило? Охрана, медведь их задери. Кстати, дерюжку-то кто, Саввушка красил? Ага, полено прямо по коре краской намазали, а потом тряпку и приложили… Ловко!

Охрана вяло отбрехивалась: а куда смотреть-то, если Веденины сопляки полдюжины лисиц по Ратному пустили. Ну знали они, что пацаны на церковь полезут, но куда деваться, если собаки все как взбесились, а Прошка их еще и стаей носиться навострил. Оно ясно, что за храмом смотреть надо было, но ведь и тын без присмотра не оставишь. Да еще пацаны крашеной дерюгой прикрылись и бревном прикинулись. Про такую пакость им из крепости не сообщили, сами прохлопали видать.

Макар на это только ухмыльнулся. Ничего не прохлопали, просто нехрен было Варьку подбивать, чтоб с Веркой об заклад побились – проскочат пацаны под носом у стражи или нет. А раз побились, ну так пусть Варвара знаменитый медный таз не жмет, в крепости ему уже и место определили. В трапезной, на стенке, как главный трофей. А сдавать своих при таких закладах Макар не подряжался. И уж тем более после того как отец Меркурий в ночь, как икона была закончена, тайком в крепости побывал и работу одобрил. А Верка потом полночи над той иконой сидела и плакала. Верка плакала! Не, икона должна была висеть, а Чума, если прозевал пацанов, так сам дурак.

Отец Меркурий, осторожно понюхав опустевшую стопку, согласно покивал – хорошая, достойная работа. Оно конечно не совсем по канону, но душа в этой работе есть. А это самое главное – душа преданная Богу. Вот там где повесили, там ей самое и место. Батюшка вчера не поленился, и крест, висевший над входом, снял, чтоб отроки грех на душу не брали. Там от гвоздя дырка оставалась, аккурат этот самый ихний шуруп вкрутить.

Вот от последнего пассажа Мишка ошалел окончательно.

– Так что выходит про эту операцию пол Ратного знало?

Корней попытался задумчиво нахмуриться, но плюнул, и опрокинул в себя гревшуюся в руках стопочку.

– Ну почему ж половина? Все Ратное и знало. И ни одна сволочь не проболталась! Даже бабы у колодца языки шепотом чесали. А все ж – повесили! Молодцы. Есть на кого оставить. Ик!

Утром следующего дня Мишка, отыгрываясь за свой позор на вчерашней пьянке десятников, выкладывал мальчишкам все их промахи, о которых услышал от ратников. По мере рассказа носы мальчишек висли, а известие о том, что отец Меркурий оказывается их работу видел, утвердил, да еще и освятил, чтоб греха не было, ввело их в жесткий депресняк. Елька, тянувшая на себе море организационной работы, даже всхлипнула, виновато покосившись на Кузнечика.

Поглядев на поникших отроков, Мишка ухмыльнулся и завершил:

– За дипломную работу эту операцию я вам не засчитаю. Рано. Не смогли, не скрыли. А вот за шедевр – да.

Мальчишки удивленно воззрились на командира. Мишка, уже не скрывая ухмылки, продолжил.

– И не в том дело, что скрыть не сумели. И не за работу даже. А за то, что вам почитай все Ратное помогало, и вся крепость тоже. Воевода Корней так и сказал: вот это и есть шедевр. Молодцы!


Коняга - это не лошадь Пржевальского. Коняга - это лошадь поручика Ржевского.
Cообщения Коняга
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ARKANДата: Суббота, 18.01.2014, 09:10 | Сообщение # 3
Полусотник
Группа: Огнищане
Сообщений: 898
Награды: 0
Репутация: 1268
Статус: Offline
Не будучи оригинальным могу предложить « каркас « сюжета спектакля . Он может быть частично перекликаться с героями книг , при желании параллели найдутся .
Итак « сборная - солянка « , вводная ..
Живёт княжья или боярская семья . Имеются три дочери . Две от законного брак , третья зачата во грехе , но по любви от простой дивчины (не знатная ) . После убийства или просто смерти « любовницы « , князь али боярин взял « убогую « ( у Бога под защитой) к себе в дом . Жена же властная и родовитая шпиняет муженька и подчерицу . Свои кровинушки , холёны , балованы и капризны , ну «золушка « трудиться «аки пчела « . Единственная отдушина общение с духовником , молитвы дома и в храме . Отец вынужден относиться прохладно , чтобы не раздражать лишний раз влиятельную супругу и т.д.
Пришло время выдавать законных дочерей замуж. Появился « принц на белом коне « , который решил испытать кандидаток . К примеру в рукоделии , стрепне , пение (колыбельная для будущего наследника) , можно ещё измыслить ….
«Полукровка» сначала не была в числе претенденток , но мудрый духовник « шепнул « , что мол есть такая правильная дева.
Законные неумехи пытаются чужими руками (сенные девки ) выполнять задание. Но проигрывают и пасуют , т.к. используют хитрость , коварство , обман и подлог .
«Золушка « же с молитвой и упованием на промысел Божий о себе , делает лучше всех , да ещё козни бесовские рассеивает .
У законниц остаётся последняя надежда на прямое вмешательство темных сил . Одна идёт к вещунье-колдунье за заговором против всех соперниц . Другая же к шептунье – травнице ,за зельем приворотным – отворотным и даже ядом , на всякий случай .
Можно обыграть комедию – положений на этом этапе . Не то сказала , не тому подлила , ибо глупы и завистливы и спешат во вред себе в первую очередь . Через юмор высмеять порочные наклонности …
К последнему средству ,яду , сестрицы уже сговорились действовать за одно . Мол «выступим единым фронтом « , двойное зло –вдвое сильнее …..бла-бла-бла…
Но ни какое зло не устоит супротив чистой и доброй души…По Евангельскому слову , по вере вашей , если и выпьете яду , не причините себе вреда .
Завистницы же увидев тщетность своих козней , и здесь нам не везёт .Нюхнули , а может зелье не настоящее . Покрыли волдырями или зачесались как шелудивые ..и т.д.
Дальше счастливый конец и спектакль окончен . Сюжетик ну очень простой , но для того времени , это , это … Санта-Барбара , Рабыня Изаура и Богатые тоже плачут « в одном флаконе « . А главное есть место для благообразных наставление и спасительных поучений.


По совету Коняги переместил сюда , сей опус .




Сообщение отредактировал ARKAN - Воскресенье, 08.12.2013, 17:25
Cообщения ARKAN
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
sanyaveterДата: Суббота, 18.01.2014, 09:11 | Сообщение # 4
Полусотник
Ветер
Группа: Советники
Сообщений: 879
Награды: 1
Репутация: 1779
Статус: Offline
Сенькина Елка

Сенька сидел один и вспоминал, как совсем еще недавно они бегали с Елькой по подворью их огромного дома, весь мир тогда казался огромным и беззаботным, а будущее волновало только с той его стороны - будет ли завтра настолько же интересно и весело, как вчера….

Но не это занимало мысли резко возмужавшего за последний год мальчишки. В мельчайших подробностях он вспоминал тот день, когда сцепился с Приблудой.
Этот Приблуда, так звали соседского мальчишку, Сенькин ровесник, был на голову выше его самого, да и всех мальчишек в их компании.


В тот день, как обычно, они с друзьями из его десятка пытались в очередной раз понять: чего же это такое его брат Минька сделал, чтоб так научится ножи кидать. И ведь как ловко у него получалось-то: и с одной руки и с другой, а у него… В общем - слезы одни. И ведь не расплачешься, он как-никак теперь Урядник и должен вести себя как настоящий воин, а еще Минька говорит постоянно, что он пример своим ребятам подавать должен, а как тут давать пример-то ентот, ежели у самого ничего не получается.
До того стало обидно, что Сенька велел своим ребятам закончить на сегодня с их мучениями, все равно не получается, и пойти отдохнуть в их секретном (так непонятно ругается Минька) месте, у старого поросшего мхом дуба.


Приблуда появился неожиданно, но не это тогда насторожило Сеньку, удивило какое-то наглое и уверенное в себе лицо давнего соперника.
Приблуда же остановился, резко сплюнул и, развернувшись к ребятам, с вызовом сказал:
- Я теперича ваш Урядник, меня и слушайте! Ты, - повернувшись ко мне, и выставив в меня палец, совсем как Дед, когда злился – можешь оставаться с нами или бежать к своей маменьке жаловаться.


Слезы обиды сами брызнули из глаз, вот так, ничего практически не видя, Сенька подбежал к Приблуде и ударил его кулаком со всей своей невеликой силенкой, на которую он тогда был способен.
Приблуда-гад увернулся и в ответку ударил его по голове.


Сенька очнулся когда обидчика рядом уже не было. Ребята его десятка были неподалеку, но находились чуть в стороне и лишь молча на него смотрели. От этого было еще обиднее. Сначала он, было, решил искать обидчика, вот только, что он сможет сделать, если Приблуда-гад выше его наголову и сильней, наверно, также как ребята, что у Миньки на базе воинскому делу учатся? Хотя нет, наверно, до них этому гаду еще расти и расти. И тут он вспомнил про брата Кузьку: вот кто всегда выручал, хотя и ворчал на него с мальчишками за плохую их работу в кузне, только Сеньку этим было не обмануть. Кузька - он добрый, а еще веселый, во! И уж наверно не пожалеет для мня кинжала, чтобы я мог того Приблуду…

Но всегда добрый Кузька кинжала зарезать обидчика почему-то не дал. Хотел было ухватить Сеньку за рубаху, да где тут было, не успел. Сенька же мчался со всех ног на кухню, но и там не удалось разжиться оружием. Получалось, помощи надо просить только у старшего брата, но как ему тогда этого не хотелось, аж жуть!
Приняв, насколько это было возможно, воинственный и важный вид, Сенька попросил Миньку приказать Кузьке отдать ему кинжал, чтобы пойти и прирезать, наконец-то уже, проклятого Приблуду….


ТО, ЧТО СКАЗАЛ ЕМУ ТОГДА БРАТ, СЕНЬКА БУДЕТ ПОМНИТЬ ВСЮ СВОЮ ЖИЗНЬ.
«Если ты САМ не смог удержать власть, НИКТО, ни брат, ни дед тебе ее уже никогда не вернет», а еще Минька сказал, если он сам, своими руками Приблуду не отделает, то он больше НИКТО, не Урядник, а, главное, не Лисовин!.
Эти страшные и жестокие слова брата перевернули что-то в Сенькиной головке, он и сам не помнил, как тогда выбежал во двор, одна только мысль отдавалась болью в голове: « НЕ ЛИСОВИН, НЕ ЛИСОВИН…»


Приблуда, был на том же месте, где они с ребятами тренировались метать деревянные ножи. Резко остановившись, Сенька ударил Приблуду по голове, так ему тогда показалось. На самом деле гад ловко ушел в сторону и обидно толкнул его в спину. Сенька упал на песок, а сверху доносился обидный смех гада-Приблуды и, самое главное, СМЕЯЛИСЬ его ребята.
Сенька почувствовал, что его охватывает нет, не бешенство, что-то более страшное и главное ужасное.
- Убьюююююю гааааааааааааад! - Сенька ринулся к застывшему Приблуде…

Когда он вновь очнулся, первое что увидел испуганное лицо Дмитрия, повторяющего одними побелевшими губами: «ЛИС, еще один ЛИС…» прижавшихся к стене забора мальчишек, теперь он понимал - ЕГО мальчишек и лежавшего без сознания Приблуду…
-------
Уже больше года прошло с того момента, как Сенька победил своего врага, как когда-то его брат Мишка - своего. Сенька теперь был Урядником десятка гонцов, он каждый день учился быть лучшим во всем, слова брата прочно засели в его голове и Сенька точно теперь знал - настанет день, когда и за ним пойдут люди. Куда? Этого пока он не знал и сам, да к тому времени точно найдется - куда…


Упавшая прямо на нос Сеньке снежинка, вывела наконец-то мальчишку из его воспоминаний.
- Да, а ведь середина зимы на дворе, вона как зябко, подумал отрок.
- Еще и Минька опять чего-то учудил: вчера днем в лес отправил с ребятами, елку зачем-то рубить, а спросишь зачем, только хмыкнет и говорит – увидишь. А чего я елок не видал что-ли? Ну дерево–деревом, да разве с братом поспоришь… Эх.


Подумав еще немного о своей нелегкой судьбе, Сенька решил, что на сегодня хватит и бодро побежал в сторону крепости.
У ворот его уже ждали Матушка и Мишка, который смотрел на брата как-то грустно и одновременно радостно, вечно прыгающая от нетерпения на месте сестренка Елька, старшие сестры, которые сегодня по нетерпению могли заткнуть за пояс даже младшую, и все Сенькины родичи – братья.

Матушка наконец-то отворила двери и ребятня всей гурьбой вбежала в горницу, где они обычно обедали. А ТАМ….
Сенька увидел ЭТО. Елка стояла и переливалась совершенно неземным светом. Сенька зажмурился, и на мгновение ему показалось, что стоит сейчас открыть глаза и все это чудо исчезнет. С трудом приоткрыв один глаз он увидел, что и все остальные стоят с открытыми ртами, не смея тронутся с места. Ощущение того, что сейчас должно случиться обязательно что-нибудь хорошее буквально пронзило Сеньку с ног до головы.


За плечо его кто-то тихонечко задел, Сенька повернулся и увидел Миньку.
- С новым годом, Братишка, еле слышно и почему-то дрогнувшим голосом сказал тот, вручил сверток, затейливо перевязанный цветной лентой, развернулся и ушел.

А Сенька еще долго смотрел ему вслед, слеза предательски катилась по щеке, но в этот момент он точно знал: счастливее его на земле сегодня нет.


"У всякого свой вкус: один любит арбуз, другой свиной хрящик."

Сообщение отредактировал sanyaveter - Воскресенье, 08.12.2013, 19:45
Cообщения sanyaveter
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Суббота, 18.01.2014, 09:11 | Сообщение # 5
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2011
Награды: 3
Репутация: 2302
Статус: Online
Данный фанф просим считать совместным творчеством. Автор всей идеи и СОавтор - Nekto21.

Юные Охотники. Засада На Деда Мороза.

Нееет, не следовало пацанам этого говорить,точно не следовало! Опять же: как заранее угадаешь, что в их лихие головы придет и что из этого получится.... Вчера, вот, на «вечерней сказке» про ниндзей японских рассказывал. Разведчикам Якова понравилось, наставник их Стерв только усмехался. Зато младшие впечатлились сильно, да так, что потом долго шептались, уснуть не могли. Извивы пацанячьей логики привели к тому, что Сенька упросил брата придти вечером в казарму и именно в их кубрик. Ну, пока Мишка подвоха от него не ожидал, сходил. Задерживаться не стал, смена растет, как-никак!
Прислушался -ждут. Хоть и намаялись за день, а все ж, видать, остались силенки у мальцов страшилки да чудесные истории послушать. Ну, как после отбоя в пионерлагере! И времена тут не причем. Собери в кучку несколько подобных огольцов – и готово: не одна каверза, так другая…. Сам таким был!
- Ну, чего не спите, бойцы? Ночь давно уже, отбой для кого был?
- Дядько Михал, – вразнобой заговорили младшие отроки – а вот те, кто на тебя в лесу летом напал, «пятнистые» - они кто?
- Кто-кто! Люди они, только прикидывались они «демонами» лесными. А чего, вдруг, вспомнили-то про них?
Сенька, как солидный урядник, решил взять разговор на себя:
- Миньк, мы вот чего подумали: а сюда они могут залезть? Накинут такие же полотна белые, как, вон, дядько Андрей у Куньего, и прилезут!
- А откуда про Кунье-то прознали?
- Дударик…
Вот ведь! Кто, как не Дударик мог такое пацанам-сверстникам поведать? И про ночное нападение тех же «пятнистых» на обоз увозимых в полон куньевцев – тоже. Надо было срочно менять тему и успокоить пацанву! Мишке рассказывали, как Арина спросонья из лука стреляла, защищая девичий десяток! Еще того не хватало, чтоб ЭТИ ребятишки в защищенной крепости чего-то или кого-то там боялись!
- А давайте-ка, ребята, я вам сказку расскажу!
- Про тайных воинов?
- Нет, совсем про другое….- чем бы их отвлечь-то? А, вот! - Про Деда Мороза!
- А кто это?
И Мишка рассказал, что помнил. И про то, что Дед Мороз приезжает на санях, а в дома попадает через дымоходы, про то, что подарки свои оставляет только «послушным» детям, про елку рождественскую, про игрушки на той елке и прочую новогоднюю и рождественскую чушь, выдуманную для облегчения кошельков доверчевого электората. Пока рассказывал, в голову пришла идея: провести веселый Рождественский праздник для детишек малых. Да что там детишек, для всех, кто в крепости и на посаде Праздник устроить! Можно подумать, что остальные отроки и девицы в Академии далеко от этого детского десятка по возрасту ушли. Кое-кто и поясом воинским опоясан, а туда же….
Ребятишек-то он успокоил. Уснули под неторопливый рассказ один за другим, а вот себе новую головную боль выдумал.
Наутро Мишка напрочь забыл про начало вечернего рассказа, а зря! Да и не мудрено! Столько забот сразу навалилось! Наставникам о дополнительном присмотре за детским десятком собирался сказать, да сбили с мысли, отвлекся и забыл. Начисто! Зато про другое не забыл. Всех озадачил. Плотникам был дан срочный наказ - найти в лесу и установить в центре крепости в ближайшее же время Рождественскую елку. Обозному старшине Илье Фомичу - исхитриться, но подготовить для всех младших отроков и девчонок подарков. Каких? Вкусных! И не забыть про посадских детишек. Всех пересчитать и на них тоже – подготовить!

По каким-то трудно объяснимым соображениям Елку никак не возможно было установить возле часовни в центре крепости. Но, остров, останец между основным руслом Пивени и протокой с ручьем был не так уж и мал, место нашлось. Заодно уж и горками пришлось озаботиться, какой же праздник без новогодних катаний?
Пока заливали несколько крутых и пологих спусков, все, не только наказанные парни с гауптвахты, но и остальные отроки, наряженные на это «мокрое» дело, от излишнего усердия пообливались носимой водой. Зато и залили все, что можно и что не нужно. Щедро полили. Да так что сами стали падать и еще больше обливаться.
Пришлось срочно про баню вспомнить, чтоб не померзли в обледеневшей одежке-то. Морозец чего-то вдруг стал крепчать, не давал долго на месте стоять, особенно к вечеру он начал усиливаться. Да и ветерок с реки подул какой-то уж очень противно пронизывающий.
Хорошо, хоть тут самому везде поспевать не надо было - брат Демка там был за старшего, или "страшного". Ну и наорался же он там, аж до хрипоты! Кое-кому так и попало крепко "от щедроты души коменданта"
За всеми этими делами как-то не обратили внимания, чем там младшие отроки заняты. А они упросили наставника Стерва рассказать им, как возможно ловить чужого человека. Зимой ловить! Тот и рад вниманию: все, как есть и рассказал, не поинтерсовался даже, зачем им это. Вправду сказать, и ребятня тоже, не «лыком шиты» оказались! Сенька, как лихой Урядник подошел к наставнику:
- Дядько Наставник Евстратий! Урядник Семен. Разрешите обратиться?
Стерв-то от старших ребят подобное обращение слышал, да и не раз, а тут вот от младших…
- Слушаю! Обращайся…
- Нашему десятку от Старшего Боярича задача поставлена: словить татей, кои тайно могут пробраться в Михайлов городок! Научи, как поймать!
И, ведь, шельмец, как хитро-то вывернул, не придерешься! Пришлось рассказывать! Наставник и предъявил всю свою ловчую снасть. Больше всего сети изучали.
Стерв им так и сказал:
- Силов у вас великих, мальцы, еще нет, а ворог - он завсегда, того этого, буйный и опасный, вот. Ежели сразу убить не надо, а токмо спымать – самое оно сети ловчие на него накинуть, а пока возится, по башке его крепенько приложить. Насмерть-то не забьете, а угомонить – вполне..
Ну, а дальше и сама учеба пошла. Смеху и возни было… Сначала-то друг друга пытались словить, а когда в вечор на самого Стерва, задумчиво возвращавшегося с очередного «педсовета» за амбаром набросили, да палкой огрели, то и он, когда распутался сказал, что готовы они. Правда, как-то непонятно сказал:"и хреново же будет тому кого словите"
Но ребята и этому были рады.
-------
Корней Агеич Лисовин вообще-то не расположен был никуда сегодня выезжать из теплого дому, к перемене погоды ныла увечная нога, так он прямо с утра начал настроение подправлять, и уже откушал изрядно трофейного кальвадосу и вообще, после сытного обеда на мороз не тянуло. Да тут, как на грех, принесла нелегкая гонца из мишкиной крепости. Просил окаянный внук прибыть туда под вечер. Дело у него какое-то срочное образовалось И вот ведь, ничего толком гонец на словах не передал, а в грамотке была лишь просьба прибыть в санях да еще новой, не разу не надеванной шубе. Вот на кой ему дедова шуба-то сдалась? (цензура, кхе) Но и не ехать нельзя, дело, видать срочное… Пришлось собираться..
В сани запрягли Рыжуху. Корней, на всяк случай, положил под бок початый боченок с напитком, мало ли, вдруг для сугрева пригодится. Тронулись. Дорога знакомая, хорошо накатанная, да и лошадка ее хорошо знает. Пригрелся и задремал…
Отроки дежурного десятка сани с Погорынским Воеводой пропустили без всякого окрика. Начальный человек! А что отдыхать в пути изволит – не их дело…
Вечерело. Небо было уже темным. Рыжуха, миновав жилые дома в крепости, устремилась к знакомой ей конюшне, где ее обязательно накормят. Да тут на обычном ее пути встретилось что-то непонятное дерево, все увешанное какими-то веревками, непонятными блестящими предметами. Рыжуха настороженно всхрапнула и попятилась. Корней спросонья не понял и грозно на нее рыкнул. Тут раздался какой-то жуткий свист и заиграл рожок, выводя что-то и вовсе непонятное…. Корней грузно выбрался из саней, пытаясь успокоить встревоженную животину и…. поскользнулся.
Хотел было встать и тут на него накинули ловчие сети. Ничем иным это и быть не могло. После чего его крепко приложили по голове чем-то тяжелым.
По случаю ужина в тапезной собралось все население крепости. Вдруг к Мишке подлетел один из мальцов Сенькиного десятка и сходу выпалил:
- Спымали! Вот!
Мишка и не успел ничего сказать, как Дмитрий скомандовал
- Отставить! Кто таков? Доложить как положено!
Командный голос привел в чувство младого гонца и он доложил:
- Отрок Сысой. Мы это… нинзю пымали!
Мишка только головой успел мотнуть, а опричники уже стремглав выскочили за дверь. Вскоре все выяснилось.
В помещение втащили замотанного в сеть незнакомца с мешком на голове.
Тут и младший братец Сенька рядом нарисовался. Его прямо распирало от гордости:
- Господин Сотник. Детским десятком пойман лазутчик-нинзя, тайно пробравшийся в крепость....
В это время планника развязывали. Распеленали и оббббалдели....
Мельком глянув на побелевшего от увиденного Сеньку, Мишка только и смог скозь смех сказать:
- Так вот ты какой, Дедушка Мороз!


"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
КонягаДата: Суббота, 18.01.2014, 09:11 | Сообщение # 6
Сотник
Мастер
Группа: Советники
Сообщений: 2507
Награды: 2
Репутация: 3769
Статус: Offline
Хи... Родилось во время очередного бурного э.... обсуждения плана по отражению Батыя. Смысла как такового текст не имеет. Но мож хоть вне конкурса пойдет. Прикола ради.

Сон в Рождественскую ночь

Мишка, слегка пошатываясь от дегустирования трофейного кальвадоса и напряжения от непростого разговора с десятниками, направился домой, спать. Мысли слегка путались и разбегались, но одна-таки привязалась. Почему-то не шла из головы сделанная мастерами удивительная икона. Вот ведь как вышло, стиль совершенно не соответствует Византийскому канону, а священник – грек – взял, да и одобрил. Вот интересно, а ТУДА в будущее это как-то отразится? Или бабочка Бредбери крылышками помашет, и эта икона так и сгинет в земле, изъеденная ее червяками?

И поскольку и засыпая он так и этак вертел мысли о будущем, то стоит ли удивляться, что именно оно ему и приснилось? Правда не совсем про икону и БУДУЩЕЕ только относительно нынешнего его «аватара», но все таки…

Провалившись в глубокий сон, он вдруг увидел.. нет, осознал себя в теле одного из своих потомков – то ли внука, то ли даже правнука. Князь Михаил Второй Лисовин. Тот, для кого он писал завещание. Тот, для кого создавал План. Тот, который должен был отразить нашествие Батыя. Ради чего, собственно, он и упирался здесь и сейчас…

А с нашествием все было плохо. Даже не так. Дело пахло катастрофой. В тщательно подготовленную и возведенную за 100 лет ловушку Батый не полез. Он вообще ничего из того, что предсказывал первый князь Поморский – Михаил Первый Лисовин – не сделал. Вместо того, чтобы двинуться по северным землям и выйти к Новгороду, Батый быстрым и неожиданным рывком ударил в сердце Руси. Пали Киев и Чернигов. И началось… орда металась по Руси, нанося внезапные удары по крупным городам, брала их молниеносно, быстрым штурмом и даже грабить толком не грабила, стремясь не столько покорить непокорные города, сколько обезглавить, под корень вырезая самых сильных князей и самых крепких бояр. А после словно растворялись на необъятных просторах, чтобы возникнуть вновь под стенами очередной жертвы. Вот тут, в Туровской земле про татар еще вчера и слыхом не слыхивали, а сегодня они уже везде.

План рушился. План не работал. За несколько месяцев монголы быстрыми рейдами полностью охватили Русь. И вот теперь, перед самым Рождеством Батый подступил к Турову, где его и ждал Михаил.

Молодой князь стоял на каменной стене и смотрел вниз. Конское ржание. Суета просыпающегося монгольского войска. Запах конского навоза. И костры, костры, костры… Костры до самого горизонта. Туров падет, это очевидно. Поморье отстоять, возможно и удастся, но стоить это будет большой крови. Рек и озер горячей, живой человеческой крови.

Собственно, штурм по всем прикидкам должен был начаться еще вчера, но по странной прихоти Великий хан его отложил и передал через посланных переговорщиков, что желает на рассвете поговорить с урусским князем.

Светало. Возле ярко освещенного кострами ханского шатра началось шевеление. Пора идти.

Переступив Высокий Порог, Михаил со свитой вошел в шатер. Прямо напротив входа на шелковых подушках восседал Батый. Будущий великий хан Золотой Орды. Ни кланяться, ни заговаривать первым Михаил не стал. Просто стоял и смотрел на одного из Великих этого мира. Батый выдержал паузу, улыбнулся и слегка кивнул. Тот час двое нукеров метнулись к краю ковра, положили подушки для гостей. Михаил все так же молча сел. Хан звал его, пусть хан и начнет разговор.

Батый переглянулся с Субэдэем, одобрительно хмыкнул и деловым тоном сообщил:

– Значит так, мужики, левых князей я вам тут почистил. С остальными – сами справитесь. Так что, Русь можете сгребать, нечего каждому в своей деревне сидеть. Вопрос в другом – Константинополь зачищать будем?

От неожиданности у Мишка чуть не проснулся, а его потомок и вовсе на какое-то время лишился дара речи. Батый сидел на подушке, прихлебывал из пиалы кумыс и явно наслаждался моментом. Наблюдающий с высоты своего роста Субэдэй барабанил пальцами по висевшему на поясе кинжалу.

– Так как? – напомнил Батый о своем существовании.

На молодом князе скрестились взгляды всех присутствующих.

– Н…не надо. – Выдавил из себя Михаил. – Там тесть сейчас…

– И теща? – поднял брови Субэдэй. – Может все-таки сходить?

- Нет! – уже решительно мотнул головой молодой князь, хоть и не понимающий еще что происходит, но сумевший взять себя в руки. – Она нам денег должна… Пока пусть.

- Ну нет, так нет, – легко согласился хан, и почесал за ухом. А потом неожиданно полез за пазуху.

«Да что у него, блохи там?» – подумал вдруг Мишка растерянно.

Батый тем временем вытащил из-за пазухи халата сверток, развернул его и ласково разгладил вышитую на красном полотнище золотую звездочку.

– Раз так, – произнес он, – Вы подгребайте пока под себя князей, а я – на Берлин!


Коняга - это не лошадь Пржевальского. Коняга - это лошадь поручика Ржевского.
Cообщения Коняга
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
гамаюнДата: Суббота, 18.01.2014, 09:11 | Сообщение # 7
Сотник
Капитан
Группа: Советники
Сообщений: 1728
Награды: 0
Репутация: 4288
Статус: Offline
Выкладываю то, что получилось... Если тапками из чугуния не прибьёте, то попробую продолжить...

Добрый Дедушка Мороз

Интерлюдия первая: Сказка

Зима… Уже зима. Позади и поход, унёсший столько жизней, и возвращение домой по первому снегу. Реки бабьих слёз – у кого с радости, у кого с горя, едва не смыли с островка Михайлову Крепость. Но всё, рано или поздно, приходит на круги своя.
Раненые, что не сдюжили с ранами своими и, как ни старались Настёна с Юлькой, преставились, похоронены с почестями воинскими и оплаканы, как полагается.
Те же, что к жизни ближе оказался, окрепли, пошли на поправку.
Вроде и много народу полегло в этом внезапном и потому совершенно неподготовленном походе, а оно глянь-ка! Народу-то в Крепости только больше стало. И месяца не прошло, а отроков в Академии добавилось, почитай раза в полтора от прежнего. И всё идут, хоть и не густо уже, главы семейств от лесовиков, как давно замирённых и даже породнившихся с ратненцами, так и недавно присоединившихся, и ведут с собой кто одного, кто двух, а порой и больше, отроков, кланяться молодому Сотнику Михайле Лисовину, взять в учение или службу молодых своих родичей. Да и городских, уже четвёртый десяток набирается, что Феофан присватал. И растут десятки, словно тесто на оладушки в бадье у тётки Плавы. Уже и урядников, хоть как-то службу знающих, на всех не хватает.
Хлопоты, хлопоты… А там и хоровод свадеб завертелся, словно метель вдоль улицы. К новому попу, что только-только поспел к свадебному марафону, едва ли не очередь выстроилась! Как последнего ратника от ран почившего схоронили, да помянули, так и покатились свадьбы одна за дугой, перебирая в Ратном если не каждый дом, то через дом. И везде Мишке рядом с Корнеем красное место по правую руку от жениха уготовлено, признание, что молодые их первыми почитают после отца с матерью. И не откажешь… Никак нельзя! Устал от такого Мишка хуже, чем от самого похода. И вроде хмельного немного подносили, с пониманием, и весело и хорошо всё, а устал…
Почитай два месяца без малого свадьбы через день гремели, а то и по две на день. Как вон у ратников Кряка и Рухни, сынов женивших, всю жизнь в паре в походы проходивших и всю жизнь по Ратному, меж собой хорохорившихся… И тут значит, расспорились, кого Корней с Михайлой уважают больше. Общий стол посреди улицы не выставишь, не лето, вот и тянули жребий. Споров было, крику! Вот оно счастье для языка бабьего: до весны хватит обо что языки почесать.
Но и свадьбы миновали. Вторая седмица на исходе, как последним в Ратном отдал старшую дочь за только опоясанного, но уже с четырьмя засчитанными победами молодого ратника Фаддей Чума.
Гудела та свадьба дольше и шумней всех остальных. И Верка с Варькой пару раз перессорились и помирились, и сам Фаддей вдосталь кулаками намахался… В общем, все довольны остались.

А вот теперь - тишина.
Только с утра скрип саней и покрикивание мужиков, что лес валить выезжали, да днём ребячий гомон слышится. А уж в сумерках… Тихо так, что слышно, как у церкви новый поп лопатой только выпавший снежок сгребает от прохода.
Длинные зимой сумерки… Синие… Словно кто песню поёт. Бесконечную, заунывную, ни слов, ни голоса неслышно, а вроде душу обволакивает туманом и хочется закутаться во что-нибудь тёплое да мягкое и тихо сидеть у оконца, глядя на синеющий на морозе снег. От печи, топленной ещё с утра, тянет теплом и от того становится ещё уютнее и совсем пропадает желание думать о чём-нибудь.
И день ещё не совсем угас, гуляя синими сполохами по снежному беспределью, засыпавшему дома и леса вокруг Ратного, а луна уже поднялась и серебрит снег, мешаясь с остатками синего дня, делая всё, что за оконцем, ещё более зябким и призрачным.
За спиной у Мишки открылась дверь и Елька (а кто же ещё-то?), обняла старшего брата.
- Минь… А чего там? - шепотом, будто боясь разрушить тёмно-синюю почти темноту горницы, поинтересовалась девчушка, заглядывая в оконце.
- Там? - Мишке вдруг захотелось вернуться туда, где он же, только еще как Мишка Ратников ходил хороводом вокруг наряженной ёлки и с восторгом, заставляющим неслышно повизгивать, ждал своей очереди получить подарок, порадовав стихом или песенкой, огромного бородатого и очень доброго старика в красной шубе, чем-то похожего на дворника дядю Васю. Но тот всегда сердитый, а этот добрый…
- Там Дедушка Мороз
- Где? - девочка поверила сразу. Ей хотелось сказки, хотелось того, чего не может быть, но наверное всё же бывает… Ну хоть иногда!
- Он скоро к нам придёт… Вот все свои дела сделает и придёт… - тоже почти шепотом, как когда-то говорил ему самому, его старый дед, заговорил Мишка.
- А это наш дедушка? - Елька перебралась к брату на колени и, забравшись под тулупчик, уютно свернулась калачиком.
- Нет… Он - дедушка Снегурочки… - улыбнулся Мишка - Снежной девочки…
- Снежной? - глаза Ельки распахнулись, поглотив разом и синеву снега и серебро луны за окном, -А… Ей не холодно, если из снега?
За спиной, у двери послышался лёгкий шорох… То ли Рыська проверяет свои владения, то ли какая отчаянная мышь рискнула выйти за добычей… Впрочем неважно… Важно, что глаза сестрёнки ждут волшебства и сказок. И Мишка начал сказку о доброй и прекрасной Снегурочке, переплетая всё,что когда-то читал и слышал.

Елька прожила целую жизнь, переживая за деда с бабкой, потерявших помощницу в старости, за влюблённого в Снегурочку могучего Сотника, за доброго и одинокого медведя, приютившего в своей берлоге Снегурочку и оставшегося опять одиноким, за её подружек, чуть не отморозивших пальчики, играя со снежной девочкой, радуясь за Дедушку Мороза, нашедшего себе верную помощницу и внучку… И не хотелось ей чтобы сказка заканчивалась, вот так, сразу… Не хотелось и Мишке расставаться с уютом и вдруг всплывшим ощущением чуда.
- Посмотри… - Мишка показал на оконце. -Видишь?
- Где? - Девчушке, видимо, очень хотелось увидеть именно Дедушку Мороза с большим красным Мешком и в красной шубе, но во дворе было пусто и почти темно. Только за тыном, на полпути к лесу, стояла одинокая ель, саженей пять в высоту, широко раскинув роскошные зелёные лапы, засыпанные снегом.
- А вон… За тыном. Видишь - стоит? - девчушка глядела во все глаза, стараясь понять, что же увидел брат там, где ничего нет.
- Да где же?
- Вон… Посреди пустыря.
- Ёлка? - девочка непонимающе глянула на брата.
- Нет, Елюшка, не ёлка… Это Ёлочка… Посмотри… Вокруг снег, мороз, а она одна-одинёшенька. Холодно ей там и метель того гляди начнётся. Вот Дедушка Мороз её и укрыл снежком. Пушистым, белым… Теперь она вся такая красавица. Стоит и ждёт, когда кто-нибудь её заметит, да похвалит, - глаза у сестрёнки сделались… Только у детей можно увидеть такое искреннее и чистое чувство в глазах. Знакомое с первого выхода за тын, совершенно обычное дерево, вдруг стало волшебным, таинственным и таким красивым!
- Послушай, Елюшка…
В лесу родилась ёлочка,
В лесу она росла…

Елька замерла, стараясь даже не дышать, пока брат рассказывал.
А вот, когда песенка закончилась, таакое началось! Дети во все времена умели задавать мозгодробительные вопросы, и долго ещё Мишка отвечал сестренке, окунувшейся в волшебный мир новогодней сказки…


Здравы будьте ратники-люди служилые!!!

Пока я жив, я временно бессмертен!
Cообщения гамаюн
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
УльфхеднарДата: Суббота, 18.01.2014, 09:11 | Сообщение # 8
Сотник
Витязь
Группа: Наместники
Сообщений: 4887
Награды: 1
Репутация: 5037
Статус: Offline
На днях имел тяжелый разговор с начальником на работе. Причем оба были порядком пьяные... Пришел домой, сел за комп... И вот что получилось.
Ночь перед Рождеством

Под Рождество купец Никифор приехал в Ратное. Покуда о новых планах самого купца относительно будущих торговых операций никто не прознал, но от единой мысли об подобном исходе купец дрожал мелкой дрожью. Знал, есть несколько ратников, кто не погнушается самолично купца живьем на мелкие кусочки разделать. Даже призрак защиты со стороны Рода Лисовинов его не успокаивал.
Утешение пришло с иной стороны – на большой торг съехались лесовики. Товары свезли самые разные, но, все же, в большинстве своем, для Никифора они были знакомы. Беличьи, куньи, лисьи и соболиные меха, бобровые железы, волчьи и медвежьи шкуры, уже выделанные шкуры лосей, оленей, и вепрей, рога туров и зубров. Лесовики с болот Ствиги привозили горсти мелкого янтаря (а в отдельных мешках имелся и более крупный), иные с берегов Уборти привозили связки стеклянных бус, кузнецы Заслучья раскладывали крицы, между которыми лежали отлично откованные ножи и топоры, наконечники для стрел и копий. Некоторые кузнецы раскладывали бусы сделанные из болотного камня (такой иногда попадался вместе с железной рудой). Дреговичи из долины Горыни привозили резные шкатулки и сундуки.
И вдруг Никифор дернулся как ужаленный. Один лесовик, невзрачный мужичонка одетый в потрепанный тулупчик, вытащил из-под грязной дерюги (Никифор своим глазам не поверил) громадный слиток золота. Величина слитка была примерно конскую голову. Подскочив поближе купец ясно рассмотрел товар и, с некоторым облегчением, понял что немного ошибся. Перед ним был золотисто-желтый, блестящий кусок кварца. Однако Никифор первым бы плюнул в глаза тому, кто осмелился назвать подобную красу никчемной и такой, что не заслуживает пристального внимания. Ведь это был, насколько Никифор помнил, топаз или тяжеловес. Такие иногда находили в верховьях реки Ирша, но купец отлично знал о том, что еще Владимир Мономах был готов платить серебром за найденную жилу или место скоплений подобных камней. Вот только доселе никто ничего толкового так и не сыскал.
Никифор аккуратно отвел мужичка в сторонку и, тихонько посулив ему немалый куш, ежели тот проведет купца туда, где он сыскал подобную красу. Особенно Никифор зацепился за фразы «там таких много», «недалече отсель, три дни пешим» и «там еще зелененькие есть». Уже одно это обещало Никифору немалую славу и возможность вновь знатно отличиться перед самим Великим князем. Нужно было только решить это вопрос самолично.
Из Ратного Никифор выехал уже на следующее утро. Всю ночь он ворочался, прикидывая верно ли поступает, что не посвятил в свои планы никого из родни, верным ли было решение выехать всего с десятком охраны. Но мало-помалу он успокоился. Для начала, почти все ратнинцы были дома, потом ехали почти все время по льду Пивени и Случи и углубились в лес уже тогда, когда оставили за спиной Огнево. И все же Никифора не оставляло некое смутное беспокойство. Такое чувство было, что он очертя голову кинулся в радушные объятия самой Смерти.
Отряд начал медленно подниматься вверх по руслу небольшой, промерзшей до самого дна, речушки, когда едущий впереди на своей полуоблезлой лошаденке проводник вдруг взмахнул руками над головой и словно куль соломы упал на снег. Стражники недоуменно уставились на стрелу, насквозь пробившую шею несчастного мужичка. А в следующий миг стрелы посыпались сразу с двух сторон укладывая на месте лошадей и их всадников. Никифор успел соскользнуть с седла, когда его какая-то неведомая сила резко поддернула за пояс и рванула в сторону. Купец тяжело упал на взрыхленный лед ощущая как в щеку впивается ледяное крошево, потом на его голову обрушился тяжелый удар и пришла тьма.
Очнулся Никифор уже крепко скрученным, да еще и к толстому дереву привязанным. Напавшие стянули его так, что он не мог пошевелить ни головой, ни пальцем. Часть одежды содрали и бросили в горевший поодаль костер от которого тянулся чад сгорающих мехов.
– Очухался! – удовлетворенно проговорил один из татей. – Что ж, купец Никифор сын Павла, пришло время ответить за свое злодейство.
– Ка-какое, злод-действо? – прохрипел тот в ответ.
– За уничтожение целого селища, именуемым Ратное, за лишение его жителей мира и покоя тебе нынче дано умереть лютой смертью. Мы тебя нынче разрежем на куски, а останки лишим христианского погребения.
– Оместников не страшитесь?! – заорал Никифор. – Под корень вас изведут!
– Нет, – спокойно ответил тать. – Не страшимся. А чтоб было тебе яснее почему, гляди же сюда!!
– С этими словами он размотал скрывающий лицо платок и взглянул на купца, у которого в этот миг затряслись поджилки. Да и не мудрено! Мало кто бы остался спокойным углядев пред собой волчью морду.
– Узнают ли кто я?! – хрипло прорычал оборотень (а Никифор в этом уже нисколечко не сомневался). – Не суть важно. А нынче начнем тебя умерщвлять. Первым левый глаз вынем!
Никифор трясясь от ужаса и омерзения словно во сне глядел на медленно приближающийся к лицу нож, истошно заорал, резко дернулся в сторону и… с грохотом и треском грянулся с лавки на пол.
– Господи спаси и сохрани! – прошептал он. – Приснится же такое…
Чуть отдышавшись, Никифор встал на ноги потирая ушибленный при падении локоть и шагнул к столу дабы налить себе в чару немного хмельного. Но едва ему удалось зажечь свечу как он отпрянул назад и, не отрывая от поверхности стола обезумевшего взгляда, несколько раз перекрестился. В стол был глубоко воткнут нож со странной витой рукоятью вершина которой была аккуратно сточена. А рядом с ножом лежало несколько маленьких ярко-желтых кусочков тяжеловеса…
Cообщения Ульфхеднар
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
УльфхеднарДата: Суббота, 18.01.2014, 09:11 | Сообщение # 9
Сотник
Витязь
Группа: Наместники
Сообщений: 4887
Награды: 1
Репутация: 5037
Статус: Offline
Сотничья проверка.


– Что-то вы все там, в Крепости, сильно разленились! – Корней едва заметно усмехнулся. – Надо бы вас расшевелить немножко.
Мишка лишь обалдело уставился на деда. Тут едва-едва из похода вернулись, до сих пор синяки не все сошли да шишки не все исчезли, про раненых и говорить нечего, а дед зынова на некий поход намекает!
– Что приумолк? Вот как-то нагряну я к вам да и учиню переполох знатный. Или, вон, Аристарха попрошу! Кхе!!! Вот через недельку-другую и готовься всем вашим мирком урок на сполох сдавать. Поглядим тогда каково вам, соням, будет!

Сказал Корней, обрадовал внучков вкупе с наставниками, да и был таков. Однако же сам не был настолько уверен в том, что самолично тот самый сполох удачно провести сможет. Уж и годы не те, нога опять же, да и, что самое главное, как? Побродить по крепости да к чему-то придраться?! Так это он завсегда, но Мишке это дело привычное, ничему он толком не удивится. Нужно посоветоваться… С кем? Да хоть и с Аристархом. Зря ль он его при внуке поминал!?
Староста тоже призадумался. Заманчиво, конечно… Но самим им для этого браться не стоит. Ежели дело провалится, так после стыдобы не оберешься. Нужен человек как бы и со стороны, но и не совсем посторонний… Задача, однако!
– Слушай, Репейка, – Корней выглядел весьма и весьма раздосадованным. – Может им кого из ратников подослать? Скажем, Чуму?
– Толку-то, – махнул рукой Аристарх. – Чума может свару устроить, морды побить, там. Но для тайной пакости он не шибко-то гож. У него ж с сопливого детства все на виду, на роже написано. Тут человек с выдумкой надобен… Постой! Кажись знаю кто нам поможет…
– Кто же? – Корней подобрался и навострил уши.
– А помнишь отрока что на совет десятников пару раз пробирался?
– Кхе! Помню… Постой-постой… Так он уже женатый! Да и в Ратном его нынче нет, вроде как родню проведать подался.
– Вскорости будет! Не спрашивай откуда знаю? Знаю и все… Он-то хоть и вырос, а удаль прежняя без остатка сохранилась.
– Кхе! Если бы… Как бы не утроилась… Хотя… м-да… этот сможет. Лишь бы не перестарался!
– А мы на что? – Аристарх скорчил уморительную гримасу. – Условие поставим, награду за успех посулим… Лишь бы только согласился!

Через две недели. Дорога между Крепостью и Ратным. Утро.

Корней и Аристарх выехали спозаранку и поскакали в Михайлов городок быстрой рысью. Лазутчика повстречали уже на подъезде к Нинеиной Веси.
– Ну, как?! – одновременно воскликнули они. – Получилось? Что сотворил?
– Скажу сразу, – ответил тот. – На совет десятников пролезть было вократ сложнее. А тут… Сложнее всего было на стену влезть без веревки, на одних ножах. Часовые в башенках, по стене ходят редко, скажу больше, днем ходят чаще нежели ночью.
– Уверен? – перебил его Корней.
– Зря ль я трое суток в лесу сидел, наблюдал? Наобум, Корней Агеич, лезть охоты не было. Река замерзла, перебежать по льду можно где угодно. Собаки меня точно не учуяли, ни одна не гавкнула. А сполох уже начался… Я едва-едва за посад вышел как у ворот заорали.
– Что ж ты там сотворил? – поинтересовался Аристарх.
– Что? А стражу у ворот связал да через открытую калитку и вышел. А подметку от старых отцовских сапог увязал задом наперед к лаптям – будто бы вошел. Как раз под утро пороша началась, след отчетливо виден. В посаде след запутал, через парочку заборов перемахнул туда-сюда… В одной из казарм, кажется, поленом дверь снаружи подпер. На входе в сам терем пустое ведро прицепил, для того, кто выскочит первым. Посреди прохода меж ложниц старую рыбачью сеть укрепил. Сонному Михайле воинский пояс к постели привязал на нитях с запасом (при этих словах Аристарх с Корнеем заржали в голос), сам пояс рядом на лавке лежал. Одному отроку морду под черта угольком раскрасил, другому вместо меча свиное ребро в ножны подложил, третьему рукоять меча к ножнам привязал. Кому именно, не глядел, в лица не всматривался. Мне и чмокающего во сне Михайлы хватило… Вроде все!
– Ой, – простонал Корней. – Ой, уморил! Вот же паршивец!!! Это ж надо…, ворота…, морда с поясом…
– Полено и ведро, – прохрипел Аристарх. – Лихо ты управился! Уговор выполнил. Теперь же молчок. Поехали, Корней, на месте досмеемся.

А вот в Крепости и, особенно, в тереме никому смеяться не хотелось. Как бы не напротив. Шум поднялся, когда в предутренней дымке кто-то особо глазастый углядел цепочку следов ведущую от посада к воротам. А когда узрели еще и распахнутую настежь калитку а в караулке связанную собственными кушаками стражу подняли настоящий сполох. Мишка, как потом выяснилось, вскочил одним из первых, больно уж ему дедовы угрозы последние недели две покоя не давали. Оделся мигом, одел пояс, прицепил меч, бросился к двери и… мячиком отлетел назад прямехонько на сброшенную на пол постель. Решив, что его кто-то неизвестный схватил сзади, он выхватил кинжал и мигом развернулся, метая блестящее лезвие в некую тень. Грохот разбитого горшка показал Мишке что он попал в цель. За дверью раздался отчаянный вскрик и последующий грохот. Одновременно послышался испуганный голос Роськи:
– Нечистая!!! Нечистая тута! – и следом от боли взвыл Демка.
Отчаянно барахтаясь и матерясь едва ли не голос, Мишка наконец разобрался в чем дело, разрезал кем-то привязанные нити и выскочил за дверь. Там его встретила куча мала из Митьки и Кузьки, которые основательно запутались в невесть откуда взявшейся сети. К тому же Кузьма никак не мог вытащить из ножен меч так как кинжалы он забыл еще накануне в кузнице. Чуть поодаль застыли распластанный и держащийся за ногу Демка, а рядом топчущийся на месте Роська, державший в руках какую-то кость.
– Во двор! – крикнул Мишка, но первым выбежать не успел, так как его отпихнул в сторону откуда-то выскочивший Алексей. Ну вот как раз ему-то ведро и пришлось на маковку впору. Как он не снес перила на крыльце никто так и не понял. К тому же проклятое ведро ухитрилось зацепиться дужкой где-то под подбородком и он, в попытках его сдернуть, едва не оторвал еще и собственную голову.
Вот только тут до Мишки стало доходить что они стали жертвами чьей-то шутки. Причем, надо сказать, шутки достаточно успешной и дерзкой. Когда же все разобрались что и как да вылезли во двор, Мишка сразу же понял кого именно испугался Роська. Пусть Демьян уже успел порядком размазать уголь по лицу, то вид черта еще был вполне заметен. А вот Роська, выбегая со свечкой в руке, столкнулся с ним нос к носу еще при изначальной красоте. Вот он и рубанул врага рода человеческого мечом…, точнее тем, что выхватил из ножен. Следует отметить, что Демка резко присел и от удара увернулся, но при этом оступился и подвернул ногу. А сам Роська настолько перепугался, что просто не попал. Ну а когда разглядел свое «оружие», то обалдел окончательно.
Появление Корнея и Аристарха лишь подлило масла в огонь. Причем они явно знали куда больше, нежели Мишка и Алексей вместе взятые, потому как хохотали еще на подходе. В Крепости они веселились еще больше разглядывая порядком взъерошенных ее обитателей. Особенно они смеялись глядя на безуспешные попытки Прошки проследить следы лазутчика при помощи собак. Во-первых следы порядком затоптали, а во-вторых никто не мог определить направления движения. Незадачливые караульные в один голос утверждали, что никого не пускали, а нападали на них изнутри стен Крепости. Да и вывели их из строя очень быстрыми и лихими затрещинами от которых они на какой-то миг «потерялись в пространстве и времени», а потому пришли в себя лишь с началом заварухи. Примерное время нападения тоже определить не сумели. А про личность «посетителя» даже не заикались.
– Ну что, внучек, понравился тебе сполох? – насмешливо поинтересовался Корней. – Нет? А зря! Это только начало, то ли еще будет
.


Сообщение отредактировал Ульфхеднар - Понедельник, 16.12.2013, 02:03
Cообщения Ульфхеднар
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
FlugkaterДата: Суббота, 18.01.2014, 09:12 | Сообщение # 10
Десятник
Группа: Ушкуйники
Сообщений: 155
Награды: 0
Репутация: 204
Статус: Offline
Ну, рискну и я... Если что - я не сам, меня nekto21 заставил :)
Павкина Елка.

Опричник второго десятка младшей стражи Павсирий, больше известный в Младшей Страже как Клюква (впрочем, теперь Клюквой его в лицо называли только свои, опричники), бежал по вдруг ставшему таким страшным зимнему лесу. За спиной слышались азартные крики, начиналась пурга, а плечи тяготил сидор (вот ведь обозвал боярич обычный заплечный мешок!) с драгоценным грузом.
И вот, наконец-то он увидел спасение – высоченную раскидистую ель. Павка нырнул под нижние ветки, цепляясь одеждой и царапая лицо, взобрался на нижний сук, и, как учили, спрятался между лап.
А начиналось все это еще осенью. Тогда Павку выдернули со ставшей почти родной "губы", и вместе с остальными отправили оборонять Ратное от ляхов. Затем было преследование ворога, долгий и трудный путь через сожженные селища и глухиелесные тропы. В памятной засаде на берегу ручья болты Клюквы, меченные надписью «бабья радость», нашли аж троих. Далее – игра в нурманские фигурки с полочанами. В одной из таких «партий» дозор, состоящий из пяти отроков и двух погостных ратников нос к носу столкнулся на лесной дороге с тремя витебскими гриднями. Двое откроков успели лишь вскринуть, прежде чем их нашли копья, и быть бы большой беде, да видно не напрасно прошли для Клюквы розги да затрещины наставников. Он успел натянуть поводья, и вставшая на дыбы его каурка грудью приняла предназначавшийся своему всаднику удар. А далее – выпрыгнувший из седла Павка сумел своей сулицей ткнуть в живот врага, уже занесшего для удара меч, и кувырком нырнуть под коня второму. И целую вечность, не меньше десяти ударов сердца, вереща
и вертясь по земле, уворачивался от копыт и острия меча, пока его не выручили подскакавшие погостные ратники. Ну, а третьего, к тому времени, уже проткнули двумя болтами. С той поры и насмешки над ним сами собой стихли, и наставники смотреть стали по-другому. Неудивительно, что по возвращении из похода его перевели к опричникам, вместо павшего Исидора. Быть опричником Павке нравилось. Конечно, гоняли их так, что еле хватало сил до спальной лавки доползать, а с утра так и вставать-то не хотелось! Во как!
Зато – никто тебя "корягой мшистой" уже не обзовет, да не скажет, что из ушей опята растут. А уж в воскресный день пройти по Ратному в «лягушачьих» штанах, начищенной кольчуге и лихо сбитом на затылок шлеме… Ради такого можно и ругань наставников потерпеть.Так незаметно подошло и Рождество Христово. Клюква, по доброй традиции, готовился встречать праздник в темнице.
А случилось тогда вот что – за день до того опричников гоняли по ориентированию в лесу. Павка совсем
было заблудился, да на свое счастье встретил пьяненького холопа Луки Говоруна, возвращавшегося на санях с порубки. Пригрозив тому кнутом, опричник заставил отвезти его в крепость. И все бы было хорошо, да у ворот крепости сани с
парочкой, уже поладившей, и хором распевавшей похабные песни, уже ждал наставник Макар....
Неожиданно дверь темницы распахнулась, и вошел урядник Степан. Он насмешливо оглядел подчиненного и сказал:
- Ну, собирайся, "краса и гордость Младшей стражи", от тебя ждут подвига!
- Что? – Павка аж опешил!
- Да ничего, собирайся, говорю, еле выпросил у Макара твое прощение, по дороге все расскажу! - И в правду рассказал.
-Завтра Праздник большой, так что сегодня Лисовины все в Ратное уезжают. Наставников тоже не будет – все по домам разойдутся. Вот мы и решили, что отпразднуем как следует своим десятком.
-А я-то что?
-А у тебя задача самая важная – надо сбегать до Ратного, к Доньке. Я с ней в прошлое воскресенье договорился, должна нам корчагу бражки поставить. А ты у нее эту бражку заберешь. Сейчас полдень, так что как раз к вечерней поверке обернуться должен.
- А в ворота как пойду?
- Из крепости я тебя выведу, а дальше уж сам. Ты опричник, как мы, или лесовик бестолковый? В общем, вот тебе резан, отдашь за хмельное, и давай, действуй.
До Ратного Павка добрался без приключений. Он так споро пробежал по лесу вдоль дороги, а у самого Ратного встретил, на свое счастье, того самого уже знакомого холопа Луки, который согласился за пару глотков браги вызвать
Доньку за ворота. И все бы так хорошо и закончилось, да на обратном пути Клюква, понадеявшись на опускающиеся сумерки, забыл об осторожности, и слишком приблизился к дороге. А по ней, как раз ехали наставник Макар, боярин Игнат, и несколько ратников из Игнатова десятка. Вот так, казалось бы, несложная прогулка превратилась в поспешное бегство по зимнему лесу. Сколько Павка просидел на дереве, он и сам не знал. Окончательно опустилась ночь, метель разыгралась не на шутку, уже и глотки браги почти перестали согревать.
Наконец, Клюква решил спуститься с дерева, и на негнущихся ногах побежал в сторону крепости. В воротах часовой было грозно крикнул: «Стой! Кто идет?», но его перебил голос Степана: «Не видишь, тетеря слепая, свои!». Клюкву живо подхватили двое товарищей и дотащили до казармы. А там… Было растирание снегом и шерстяной рукавицей, были удивленные и обрадованные лица друзей, был богато накрытый стол в кубрике…
А на следующее утро, перед самым подъемом, зашел наставникМакар:
- Ну что, чудо-богатыри, не ждал я от вас такого. Зазнались, страх Божий потеряли? Как мечами опоясались, так и никто вам не указ?! Ну, мы это враз исправим. Будете у меня всю седмицу г… Ну, нужники, то есть чистить, да в казарме убирать. Покажете новичкам, как опытные бойцы работают! А потом подошел к Павке, похлопал по плечу, улыбнулся и сказал:- А ты. парень – молодец! Не зря об тебя столько розг обломано!


Сообщение отредактировал Andre - Вторник, 17.12.2013, 01:35
Cообщения Flugkater
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ЛадейщикДата: Суббота, 18.01.2014, 09:12 | Сообщение # 11
Десятник
Группа: Ушкуйники
Сообщений: 211
Награды: 0
Репутация: 383
Статус: Offline
Вне конкурса (ибо не вписывается во временные рамки) :)

ЧУДЕСА В НОВОГОДНЮЮ НОЧЬ.


- И вот, ты представляешь, Саш, сижу я в своей шарашке 31-го вечером - один-одинёшенек, за столом, голову руками обхватив и мысли - одна черней другой. Денег нет, сотрудники разбегаются кто куда, телефон отключили, арендодатели и кредиторы угрожают по миру пустить, работу придётся сворачивать однозначно, да что там работу - в живых-здоровых бы остаться, а то археологу вон - не повезло... И домой идти неохота - семью и порадовать нечем, в карманах денег - как кислорода в космосе...хоть в петлю...

Собеседник Саша - новый физик из лаборатории Максима Леонидовича сочувственно кивал, выслушивая откровения разгорячённого несколькими бокалами вина шефа. Сам, впрочем не забывал прикладываться к своему - собратья по науке, прихватив с собой бутылку "Абрау-Дюрсо" уединились на верхней палубе прогулочного теплоходика неспешно двигавшегося  вдоль расцвеченных новогодними огнями берегов Москвы-реки.

- И тут - как в песне поётся - "вдруг, как в сказке - скрипнула дверь"...
....

На самом деле и дверь то не скрипела. Просто какой-то внутренний сторожевой центр вдруг засигнализировал задумавшемуся хозяину о присутствии постороннего в комнате. Учёный поднял голову и увидел на пороге незнакомца. Статный, крепко сбитый, уверенный в себе мужик лет 45-ти, с чуть тронутыми сединой висками и неторопливыми и какими-то вкрадчивыми движениями. Одет неброско , но аккуратно и как-то универсально - Максим Леонидович с его развитым воображением  легко мог представить незнакомца, как на приёме в Кремле, так и в офисной массе - и везде он выглядел бы уместно, не привлекая лишнего внимания. "Комитетчик - холоднуло что-то внутри или... бывший комитетчик... от тех...такие сейчас тоже, к сожалению - не редкость." Хозяин кабинета даже не знал, какой из вариантов сейчас был бы для него  лучше.
- Вы позволите? - визитёр подвинул к столу старый рассохшийся деревянный стул.
- Да, конечно, чего уж там... С кем имею честь?
- Позвольте представиться - Юрий Венедиктович - незнакомец подхватил великосветский изысканный тон - и протянул руку.
- Максим Леонидович, впрочем, вы, должно быть знаете...
- Знаем-знаем... гость покачал головой с неопределённым выражением лица - истолковать его можно было в широких пределах от "кто же про вас не знает" до "даже про такую мелочь как вы нам положено знать".


Воцарилось какое-то неловкое молчание, Юрий Венедиктович разглядывал обстановку рабочего кабинета (прямо скажем - видавшую лучшие времена), а Максим Леонидович тщетно перебирал удобоваримые варианты  продолжения разговора.


- Чем обязан? - наконец выдавил он из себя.
- Обязаны, Максим Леонидович, обязаны.... Все мы обязаны, в широком смысле... вы меня понимаете?

"Значит всё-таки - не от "братков"- облегчённо выдохнул медик,-  действующий, чтоб его...что надо то ему? Вроде с этим ведомством никогда особо не пересекался, хотя...." - тут в воспоминаниях завертелись разные истории - о заграничных семинарах, о всяких разных знакомых и приятелях, оказавшихся там, о фразах, которые можно было не говорить и анекдотах, которые можно было не рассказывать... впрочем - какого чёрта!? Сейчас за это вроде как не преследуют, да и до того ли? Страна вон разваливается на глазах..."

- Да чего уж тут не понять, - язвительно ответил учёный -   Родина-мать зовёт со всеми вытекающими. Чем могу служить? Настучать на кого или пошпионить - втереться в доверие? Кстати, у вас поди и корочки имеются?

Гость поморщился, как меломан, услышавший фальшивую ноту.
- Ну, к чему все эти пошлости? Имеются корочки, можете не сомневаться. Но у нас с вами разговор неофициальный сегодня, без чинов... а по остальному... служить можете, собственно,  тем, чем и занимаетесь - наукой своей. Скажу вам так - ваш последний проект признан соответствующими структурами имеющим очень важное государственное значение. Со всеми вытекающими, Максим Леонидович, как вы говорите.

- Даже так...
- Именно так. И никак иначе.  - неожиданный гость построжел голосом и взглядом- знаю, нелегко сейчас вам, - обвёл ещё раз взглядом кабинет, - время такое... Нам то тоже, сами понимаете... несладко. Но, надо смотреть в будущее, а будущее формируется в настоящем... А про Родину-мать - ни к чему, для красного словца! - гость одёрнул штатского хозяина.

- Не буду. А вот о будущем спрошу, ближайшем. У меня тут "стрелка" намечается с "тамбовскими"...
- Максим Леонидович... - протянул собеседник снисходительно-насмешливо - забудьте..
- Оборудование...
- Всё, что будет необходимо.
- Финансирование...
- В пределах разумного. А пределы устанавливаем мы с вами - улыбнулся гость.
- Сотрудники...
- Привлекайте, кого посчитаете нужным. Разумеется, со всеми мы предварительно проведём беседу. Список специалистов, в которых будете нуждаться - передадите нам. Можно ли понимать эти ваши вопросы, как согласие?

- Можно ли понимать? -  учёный вскочил с кресла. Вы издеваетесь!?

Юрий Венедиктович благодушно улыбался, глядя на забегавшего взад-вперёд по кабинету учёного.
- Ну вот и ладненько. Набирайте сотрудников, мы с вами свяжемся - поднялся, отряхнув невидимые пушинки с брюк.


- Да, вот ещё - откуда то из-за стола жестом фокусника был извлечён туго набитый пакет, в утробе которого что-то подозрительно звякнуло. С Наступающим, Максим Леонидович! Чудеса случаются!




Сообщение отредактировал Ладейщик - Вторник, 17.12.2013, 05:11
Cообщения Ладейщик
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ЛадейщикДата: Суббота, 18.01.2014, 09:12 | Сообщение # 12
Десятник
Группа: Ушкуйники
Сообщений: 211
Награды: 0
Репутация: 383
Статус: Offline
 Теперь, строго по теме конкурса))

Каждый год, 31-го грудня…

- Ну, внучек, рассказывай! –интонации Корнея не предвещали ничего хорошего. Мишка оглянулся в поисках спасения, встретился взглядом с ухмыляющимся Лавром, тяжело вздохнул и, облизнув пересохшие губы, слабым голосом начал:

- Видишь ли, деда,  вычитал я в одной книге…
- Мудрой и учёной, вестимо?
- Ну… других не читаем…так вот…  там …в древнем Риме у честных мужей была такая традиция…

…..
- Господа Совет, ну это же ужасно...ик... - пить брагу после пива - жалобно протянул Матвей.
- На вот - возьми сухарик - какая-никакая, а закуска - подбодрил того Кузьма.
Гулянка набирала обороты. Сегодня Мишка решил с ближниками отдохнуть как следует. Позади - месяцы изнурительного похода и не одна сотня километров проделанных всеми возможными   способами, позади - убитые враги и потерянные друзья, натёртые вёслами мозоли, свист тетивы и звон меча… Затем - утомительные  переговоры с сильными мира сего - от родственничков - боярина Фёдора с Никифором,  до туровского князя. По возвращению - разбор полётов с дедом, похороны и объяснения с родственниками... Подростковая психика неокрепшего юного мозга буквально молила о пощаде и отдыхе.


- У меня раненые сегодня... дежурство ночное было....
- Вот, давайте за раненых! Чтоб ребята шли на поправку – тут же подхватил Дмитрий.
- И вообще, я не понимаю – лекарь и отказывается пить за здоровье! – деланно возмутился Мишка.
Гулянка проходила на весьма увеличившемся в размерах лисовинском подворье в Ратном. Глава семьи – Корней – был в гостях у Аристарха, Лавр – на выселках, Алексей и Анна – в Михайловске, так что Михаил был сегодня за старшего, чем не замедлил воспользоваться – «банно-развлекательный комплекс» был загодя подготовлен, горячительное – незаметно реквизировано из дедовских запасов. В компании ближников присутствовало новое лицо – отрок Тарас, которого завтра надлежало везти свататься к Егоровой дочке.
- Ну расскажи, как её зовут хоть?
- Га…Галина.
- Ребята, положение безвыходное – надо выпить за Галину!
- Да! – воодушевлённо рявкнули соратники.
- Мне хватит уже, завтра с утра – ехать свататься – Тарас пытался вяло отбиваться от начальства.
- Не бойся! – покачал поднятым вверх указательным пальцем Роська, отправим в лучшем виде – я лично прослежу, ведь я никогда  не пьянею!
- Между прочим, Галина на греческом значит – «спокойствие», - решил блеснуть знанием языков Мишка.
- Так надо выпить за «спокойствие» - немедленно ухватился за повод Дмитрий.
- Не, мне нельзя уже… завтра я в Михайловске должен быть  – с трудом замотал головой Демьян,- сани с утра.
- Дёмка! Ну я же сказал, что никогда не пьянею! Утром посадим тебя в сани, проспишься, пока едешь…
- Господа Совет!  Предлагаю выпить за нашу дружбу! – Мишка оглядел ближников повлажневшими глазами. – А поедем завтра все… пристегнёмся поясами и…
- Эй, ямщик, поворачивай к чёрту, новой дорогой поедем домой!

- Тсс… матушку разбудишь – Артемий призвал к тишине –давайте душевно, вполголоса… *шёпотом*
- Эй, ямщик, поворачивай к чёрту – это не наш лес, а чей-то чужой!
…..

- Рось….ты помнишь, кого надо отправлять в Михайловск?
Мишка мутным взглядом оглядывал неподвижные тела Демьяна и Тараса, распростёртые на лавке в сенях.
- Минь…давай будем рассуждать логи-чески…как сам меня учил, – поручик Василий вцепился в край столешницы, чтобы удерживать равновесие.
- Давай – Мишка не имел ничего против логики вообще, но сейчас она давалась ему с трудом.
- Ты едешь в Михайловск?
- Не..,- замотал головой сотник Младшей Стражи.
- И я не еду… - Мишка уважительно посмотрел на крестника, сделавшего такой важный вывод.
- Демьян может ехать?
- Угу – слова давались с трудом.
- А Тарас?
- И он тоже может…
- Вот, - удовлетворённо кивнул Роська – они оба могут.
Уважение Мишки к столь блестяще выстроенной логической цепочке росло на глазах и он, в знак почтения – пожал крестнику руку.
-  А за кого мы в бане вчера чарки поднимали?
???
- За Тараса!  Он едет в Михайловск свататься!
- Да? На ком? – попытался удивиться Мишка.
- Ну… поручик Василий сделал руками неопределённый жест, изображая нечто похожее на гитарные обводы – есть же у нас там кто-то?
- Есть, - с этим было сложно спорить, - давай, грузим его.
…..
- Что? Какие ещё сани для жениха приготовили? Какой возница? Вот этот мужик?  Как звать? Ипполит? Ипполит, ты знаешь, что по-гречески твоё имя означает – «распрягающий лошадей»? Не знаешь? Так вот – распрягай лошадей и ступай…восвояси … ну что за назойливость?!
….
Отрок Тарас нетвердо стоял посреди двора Михайлова городка, пытаясь собраться с мыслями и понять, где он, куда и зачем ему следует направиться. Крепостица за время похода претерпела значительные изменения – артель Сучка не теряла времени даром.
- А ну их к лешему, кто так строит?
Отправился Тарас к своей старой казарме, на чувствах и привычке, как водовозная лошадь,не осознавая, что его десяток теперь переехал, а в переделанной  казарме отныне размещается изрядно разросшийся девичий контингент.

- Ой мамочки!- Софья взвизгнула, обнаружив на своей койке спящее юношеское тело.
- Ты что тут делаешь?
- Мга? Я сва…свататься пришёл…
….
Дед с Лавром слушали, хватаясь за бока и перегибаясь пополам, хотя вчера было не до смеху. Пришлось успокаивать взбешённого Егора и зарёванную, в тщетном ожидании жениха, его дочь. Но, в конце концов, Егору было замечено, что женихи нынче товар дефицитный и на дороге не валяются и раз нашёл – то нечего варежку разевать, а надо хватать и тащить, пока не передумал. Или другие не перехватили, кхе-кхе… Впрочем – у нас в Академии этого товара ещё есть и ежели захотеть….
- Ну, римляне…ядрёна-матрёна…традиция, говоришь …




Сообщение отредактировал Ладейщик - Среда, 18.12.2013, 03:14
Cообщения Ладейщик
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
Fomin131Дата: Суббота, 18.01.2014, 09:12 | Сообщение # 13
Десятник
Группа: Ушкуйники
Сообщений: 197
Награды: 0
Репутация: 342
Статус: Offline
С  чистого листа!

Вторую неделю подряд в Погорынье бушевала метель. Порывы ветра порой достигали такой силы, что на открытом месте сбивали человека с ног. Снег впивался в лица, залеплял глаза, моментально превращая бороды мужиков в ледяные столбы. Зима устраивала людям проверку на добросовестный подход и трудолюбие и жестоко наказывала лентяев.  Естественный отбор во всей красе средневековья.
Жизнь в Михайловом городке замерла. Застыла в напряжении, попеременно ожидая то конца этого безобразия, то казни Господней. Городок с посадом жили урывками и перебежками. С силой распахнуть дверь, откидывая скопившейся за дверью сугроб, короткий бросок до нужника, рывок двери, расчищая очередной сугроб и спасительное безветрие.
Подросшие щенки переселились в горницы казарм и девичьи. Кони слава Богу, были в безопасности, новые крытые конюшни пришлись как раз кстати. Конечно, пока не утепленные – бутерброд из дранки, переложенной соломой, стоил Михайле очередных споров с Сучком и,  хоть и был он откровенно пожароопасным, спасал табун от падежа. Люди дурели и потихоньку сходили с ума. За две недели вынужденного затворничества все возможные дела были переделаны. Прикладные ремесла опробованы и успели порядком надоесть. В кузницу, единственное кроме девичьей мастерской место, где только и теплилась жизнь конкурсный отбор во временные подмастерья составлял до 70 человек! Дозорных даже и не выставляли. Хватило первых же обмороженных…. Дежурные отроки пробегали периметр мелкой рысью, и стремглав возвращались в спасительное тепло. О колодцах и речи не шло. Топили снег.
За все это время метель не прекращалась ни на минуту. Лишь стихая на малое время, давая людям возможность расчистить дорожки, разгрести сугробы, разгоняя ударной работой сонное отупение. Сугробы вокруг были такие, что с подветренной стороны уже достигли уровня крепостной стены. Много ли снега вычистишь в самой крепости за короткое время перерыва в страшном шквальном ветре, пусть и всем наличным
составом отроков, работников и холопов? 15-20 минуты и вьюга налетала снова. В минуты затишья, выходя на улицу люди отчетливо ощущали, как сжался окружающий их мир. При непрекращающемся снегопаде не видно было ни зги. Нет ни леса, ни реки вокруг, лишь одинокий крохотный остров посреди взбесившейся белой мглы.
Какие народы не владели бы этой землей, каким бы странам она не принадлежала, но настоящие зимы, однажды так названные, навсегда останутся именно Русскими зимами.
Ночью,первым от ощущения чего-то неправильного проснулся Дударик. Какая-то странность встревожила парня не на шутку. Несколько долгих секунд он прислушивался. Ничего. Он уже протянул руку, чтобы разбудить соседа по кубрику. И замер, уловив, что тот тоже уже не спит и напряженно прислушивается к окружающему.
- Тишина. -  одними губами произнес Кодька, отрок бывшего десятка поручика Артемия.
Дударик сначала испугался, а потом до него наконец-то дошло. Тишина. ПОЛНАЯ ТИШИНА!
- Да это же…!
- Тихо-тихо – то ли успокаивая Дударика, то ли пробуя на вкус, шепотом произнес сосед. И немного
помолчав, добавил, -  Не спугни!
Вот уж действительно не хватало. - испугался Дударик – Но, Господи, как же хорошо! Боже, пустьзакончится эта метель. Он прочитал короткую молитву. Прислушался, но было уже не понять, спит Никодим или, как и он, просто вслушивается в тишину. Разговаривать не хотелось совершенно. Что бы и в правду не спугнуть тишину,
Дударик старался вообще не шевелиться. Он так и уснул, сидя на своей кровати.
Утром крепость проснулась необычно рано. Дударик снова проснувшийся раньше всех, исполнял свой долг сигнальщика с таким энтузиазмом, что казалось - его было слышно и в Ратном! Но никто и не возражал. Крепость оживала. Потягивалась ото сна, сбрасывала сонное оцепенение и стремилась выбраться на долгожданное декабрьское солнце.
Вокруг,насколько хватало глаз, все сияло, блестело и переливалось. Воздух был такой прозрачный, что казалось, будь башни крепости чуть выше - с них было бы видно и сам Туров. На плацу, уже частично очищенном от снега, строились десятки каждого из урядников поочередно. Быстро получали распоряжения от Сотника и разбегались по работам - выполнять распоряжения. Воодушевление было таким, что наказанные,
но временно прощенные на время метели отроки даже сортиры чистить отправлялись с улыбками и энтузиазмом. Лишь бы не возвращаться в карцер к опостылевшему ничегонеделанью.
Работы было море! Лыжные пятерки отправились на посад, к Нинее и в Ратное. Нужно было восполнить запасы дров,очистить крепость, натаскать воды на кухню – вечером должен был состояться Праздник по случаю окончания метели. Так же по случаю подготовки к импровизированному празднику было решено соорудить горку и построить учебную снежную крепость на русле реки. В этот день было много работы и много
развлечений. Люди старались восполнить недополученные эмоции. А вечером, через несколько часов после ужина Михайла собрал всех в трапезной, куда принесли только-только подошедшие пироги.

- За последнее время у нас произошло множество разных событий. Мы с честью выдерживали все посланные нам судьбой испытания. Сегодня наши начинания, воплощенные в этой крепости закончили испытания самой природой. Мы можем с уверенностью сказать, что мы выдержали и его! В этот день мы оставляем все произошедшее с нами, как вспаханное поле под толстым слоем снега и завтра, 1 января начинаем новый день
с чистого покрова. Ура!

От автора: Вот Вам и основа, вот Вам и повод, вот Вам и традиция. И никого язычества в роли духа зимы.




Сообщение отредактировал Fomin131 - Среда, 18.12.2013, 22:23
Cообщения Fomin131
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
гамаюнДата: Суббота, 18.01.2014, 09:12 | Сообщение # 14
Сотник
Капитан
Группа: Советники
Сообщений: 1728
Награды: 0
Репутация: 4288
Статус: Offline
Добрый Дедушка Мороз.
Интерлюдия вторая.
Жизнь и сказка.
Сестрёнка долго расспрашивала Мишку о Гномах, помогающих Деду Морозу готовить для детей подарки, о Злом Сером волке, непонятно почему всеми силами, хоть и безуспешно, мешавшему затеям Снегурочки, обо всех чудесах Новогоднего леса, о которых он успел сегодня помянуть. И наконец, начав бормотать песенку про ёлочку в лесу, она уснула у брата на коленях, тихо сопя ему в шею… Что ей снилось, догадаться было совсем не сложно. Когда-то давно и он сам вот так засыпал на коленях у деда, наотрез отказываясь идти в постель, пока не дослушает очередную сказку, но одеяло сна накрывало его задолго до её окончания, как сейчас сестрёнку, а сказка в том сне оживала уже вокруг него. Наверняка вот прямо сейчас она вместе с отважным снеговиком прогоняла злого волка или шла по новогоднему лесу рядом с Дедом Морозом и высматривала ещё не укрытые снегом ёлочки.
Мишка улыбался в темноту. Было уютно и необычно хорошо. В той жизни у Ратникова не было дочки, а внучку он так и не успел увидеть – она родилась как раз, когда на него обрушились «Кресты»…
Мишка ещё раз глянул в оконце и безмерно удивился.
У елки, за тыном стоял человек. Нет, конечно, без большого мешка и вовсе не в красной шубе. Человек стоял, подняв голову и разглядывал ель. Было в нём что то знакомое… Ну конечно! Вон и пояс, который Мишка сам….
*********************
Поручик удовлетворённо хмыкнул. Наконец отрапортовал последний из младших урядников и можно было идти на доклад к Сотнику. Ну а потом и самому улечься. И хотя дежурный урядник службу знал, но ежевечерний доклад поручик не доверял никому.
Вот и сегодня, не спеша пройдя через двор и отметив, что внутренние посты несут службу согласно наставлению, а на заборолах и в угловых башнях не спят, он подошёл к боярскому терему. Антоха, как всегда, словно ждал у двери, даже стучать не пришлось. И правильно. И матушка-боярыня, и оба девичьих десятка поди спят уже. Негоже шуметь. Потому и по терему поручик прошёл тише Рыськи, местной ночной хозяйки. Уже поднявшись к самой двери горницы, где ночевал Сотник, он вдруг услышал его тихий голос. И следом детский. Почти шепот, но, как обычно у детишек, слышный далеко вокруг. Елька… Младшая сестрёнка Сотника.
У самого поручика сестры никогда не было. Ни младшей, ни старшей… Никакой… Во всяком случае он такого не помнил. Да и братьев не было. Вообще своей семьи он не знал. Только иногда что-то такое вспоминалось из детства теплое - не то материны глаза, не то сильные руки отца… Но так туманно, что больше на морок похоже. Бестелесный и бесполезный…
Ельку поручик знал уже почитай год. Ласковая она и приветливая, хоть и шебутная. Но понятное дело – маленькая ж еще. А сейчас вон своим девчоночьим десятком командует. Кто бы от такой сестрёнки отказался? Да не всем везёт… Ну хотя бы помечтать же можно? Вот и угощал он малышку, когда удавалось раздобыть чего сладенького. Хоть и ворчал на него за это сотник, да как тут удержишься?
А вот сейчас, похоже, Елька о чём-то с братом говорила. Вроде и доклад задержки не терпит - служба, но и шёпот малышки прерывать не хотелось. Не часто ей удаётся вот так к брату приластиться. Тот то в походах, то на учениях с отроками, то ещё чего по крепости, да и не только. А тут…
Поручик решил подождать. Поздно уже, заснёт девчушка, тогда и доложить можно. Небольшая задержка ничего особо не изменит. И он присел на ступеньку у приоткрытой двери, которую Елька забыла за собой прикрыть.
А Мишка уже начал рассказывать новую сказку. Не такую, как отрокам, про походы или другие страны, а совсем другую…
Не было в ней ни лихих ратников, ни богатырей, ни сражений, а было что-то, что делало густую, как весенний туман, темноту волшебной. И тепло, струившееся по дому, только добавляло уюта и таинственности. Свет масляной лампадки, в низу лестницы и так едва разгонявший тьму, здесь, наверху, словно вяз в тёплой темноте и таинстве сказки, которую рассказывал своей маленькой сестрёнке Сотник.
Поручик замер на ступеньке. Его бы не испугали и не заворожили никакие страшные или колдовские байки, что рассказывали друг другу отроки. Он давно знал цену и страху, и боли, не раз уже успел побывать в бою. Не один и не два врага нашли смерть от его руки, потому не могли растормошить его душу обычные побасенки, пусть и интересные порой, но обычные…
Но вот о чём рассказывал своей сестрёнке Сотник, такого поручик никогда еще не слышал.
А Сказка лилась и переливалась красками непривычного, невероятного леса, которого нигде и никогда не было, но так хотелось увидеть… Казалось, тот таинственный и добрый старик, которого Сотник назвал Дедом Морозом, вот прямо сейчас, здесь, стуча волшебным посохом, прогонял злую и коварную старуху, и эти забавные бородатые коротышки с таким смешным именем Гномы, топочут по горнице и спорят со Снеговиком.
А когда Сотник показывал сестре ёлку, которая вдруг стала волшебной, так захотелось и самому глянуть в маленькое окошко горницы, что поручик даже неосторожно зашевелился, тут же перепугавшись, сам не зная чего…
Песня – вроде бы простенькая совсем, но тоже какая-то волшебная, вызвала не столько удивление, сколько ощущение лёгкого морозца в хорошо натопленном тереме… Словно сам он, поскрипывая снегом идёт по лесу, высматривая ту самую ёлочку, хотя и не понимая пока толком зачем…
И только после объяснений Сотника…Кому? Не ему конечно, но может всё же и ему немножко, поручик вдруг понял, что и лес, засыпанный снегом, и реки под шубой льда и лесные жители, уже никогда для него не будут такими, как прежде. И самое главное, что вокруг него живут не только ратники и наставники, не только матушка-боярыня и девчонки из Ратного… Есть вокруг и ещё что-то, куда может теперь заглянуть и он.
*****************
….подарил своему крестнику. Вон и звёздочки серебряные поблёскивают совершенно так же, как падающие снежинки под светом Луны. Роська стоял по колено в снегу и глядел на ёлку. Что он на ней видел, из оконца разглядеть было нельзя… Но он ВИДЕЛ!


Здравы будьте ратники-люди служилые!!!

Пока я жив, я временно бессмертен!
Cообщения гамаюн
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
arh_78Дата: Суббота, 18.01.2014, 09:12 | Сообщение # 15
Полусотник
Группа: Дворяне
Сообщений: 633
Награды: 0
Репутация: 1221
Статус: Offline
Утренняяя служба

Корней стоял на Рождественской заутрене и... Злился! Но кого? Да на внука, га кого ж еще-то!Ну, поганец, едрит тебя в грызло!!! Ну, доберусь я до тебя... Я тебе устрою танцы под... эту... Да, как ее там??? Да, и черт с ней!!! Прости, Господи, дурака старого.... Воевода скосил глаза на не менее злющего Аристарха. Тот хоть и стоял с благоговейно-умильной рожей, но старого друга-то не обманешь!
Злится! Еще бы! Пол-села, не вместившееся в церковь, как и на всенощной, толкалось на крыльце, да вокруг церкви, стараясь хоть краем уха услышать молебен, да крестились невпопад... Позор, да и только! Да где ж тебя.... Ну, паршивец!!! Загордился, значит! Уже с семьей в церковь сходить зазорно стало! Неееет... Только воззжами!!!" То, что ни Михайло Лисовин, ни ближники не приедут в Ратное на Рождество стало понятно еще на всенощной. Соседи прятали ухмылки, а Варвара, при виде Лисовинов аж вытянулась, как тростинка на ветру... Так и клонило ее к ним - хоть краем уха услышать, что ж за разлад пошел? А, нет ли тут каверзы какой для Ратного? Утром встретились у церкви с семейством Аристарха...
Тот оценил количество народа и понял, что это Рождество он запомнит на всю жизнь! Да не пирогами с медами... Виду однако не подавал и только поздоровавшись с Корнеевым семейством вопросительно чуть шевельнул бровью, мол:
"Что? Где? Как?"
Корней лишь дернул шрамом на щеке и два семейства чинно вошли в церковь. За ними, крестясь, прошли десятники и ветераны, а там уже всяк шел по давно заведенной традиции. Кто больше славы стяжал,да в бою отличился...
***
Служба давно закончилась, но ратнинцы так и стояли перед церковью. Поздравляли друг-друга, уговаривались кто к кому в гости вечерком пойдет, да исподволь хвастались одежками. Парни, да ратники из неженатых, поглядывали на девах и с
тоской смотрели на стоявших вокруг Анны Палны девок - к таким и по маслу не подкатишься! Корней с Аристархом стояли вместе. Отвечали на поздравления, шутили, звали в гости и договаривались об ответных визитах... Лишь те кто был поумнее не совались к ним. На фига ж козе гудок? Мало-ли что приключилось у Корнея с его внуком? Они-то разберутся. а другим и попасть может....Наконец из церкви вышел отец Меркурий и поджидавшие его два старых друга перевели дух.
- Что ж... Пойдемте, отобедаем чем Бог послал, поговорим...- Корней развернулся в сторону своей усадьбы и уже было шагнул, как на сторожевой вышке звоном раздался захваченный в недавнем походе малый колокол. Один раз... Гонец...
Толпа  разом колыхнулась в сторону вышки, замерла. Напряженная тишина нависла над людьми. Исчезли улыбки. Даже малые детишки перестали гомонить, лишь где-то всхлипывала девчушка потиравшая ушибленную при падении коленку.  Корней остановил начавшееся было движение и глянул на Анну. Держится девонька... - отметил про себя воевода - даже у меня сердце захолонуло, а она держится...
- От Михайлы! Конный! Один!- разнесся над площадью крик караульщика.
- Ну, что? Подождем гонца. Мало ли, что…
Сами по-себе, не осознавая того, ратники начали стягиваться к своим десятникам, возвращались с пол-пути те, кто спешил уйти по-раньше. Зашушукались девчата вокруг Анны, но та лишь глянула на них и те затихли, как цыплята вокруг наседки.... Отрок влетел на площадь и по толпе пролетел облегченный гул. Еще бы! Дударик! Улыбающийся!
Отлегло.... Народ расступался перед парнишкой идущим неуверенной походкой к Корнею. Лошадь его подхватили под узцы и повели к дому Бурея холопы. Весть вестью, а коня обиходить нужно!
- Ну? - Корней протянул руку. Гонец сперва оробел, но справился, снял шапку и поклонившись протянул воеводе чехол с посланием:
- Воеводе Погорынскому, Корнею Агеевичу, от сотника Младшей Дружины Погорынского войска!!! - почти прокричал он -Донесение! Срочное...
В толпе баб зашушукались, ратники подались еще ближе... Подобрались... Корней читал про себя, но по его лицу сложно было что-либо понять.
- Не томи, Корней! Чего опять твой внук учудил?- гыркнул Бурей и от его рыка поднялись с церковной колокольни угомонившиеся было вороны - Князем себя объявил аль женился на поросенке?
В толпе послышались неуверенные смешки. Корней отдал послание Аристарху и обращаясь к отцу Меркурию пробормотал:
- Пока я этого засранца пороть буду, не сочти за труд, расскажи ему что-нибудь о смирении гордыни и уважении к родителям...- и, вдруг, подмигнул священнику - Аристарх! Прочти вслух, чтоб не было потом… Всякого!
- ... дозор обнаружил выдвижение в сторону Ратного, воинской силы из семидесяти трех конных и около сотни пеших, Так-как, дозорные таились, то прибыли в Михайловск, когда посылать гонца, дабы упредить воеводу было уже не целе… Сооб… Тьфу ты!  Не-целе-со-образно!!! Уф.... Совет решил встретить противника на подходе к крепости и атаковать его ночью, на отдыхе. Что и было сделано. Остатки разбитого врага преследовать запретил. Убитых нет, Легко ранены-трое. Сотник Младшей Дружины Михаил Лисовин - Аристарх перевел дух и обернулся к Корнею - Дальше читать?
Корней махнул рукой:
- Ааааа…, чего уж там.... Читай!!! - И, уже не таясь, заулыбался, с гордостью оглядывая загомонивших было односельчан. Толпа враз притихла… Аристарх хмыкнул, улыбнулся и дочитал:
- Деда! Не ругайся! К вечеру будем. С Рождеством!


"Хочешь мира-готовься к войне."
Cообщения arh_78
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
donalexДата: Суббота, 18.01.2014, 09:13 | Сообщение # 16
Десятник
Группа: Огнищане
Сообщений: 141
Награды: 0
Репутация: 613
Статус: Offline
от Авторов:По ряду причин наш фанф - вне конкурса. Совместная работа от Laguna и DonAlex

Попаданец

- Это я попал!!! Конкретно попал!
Только с моей патологической невезучестью и можно так нарваться! Первая аннигилирующая ракета имперцев достала меня еще во время боя, за свободную и неделимую галактику №667, ну, понятно провалился в дыру, но корпус цел, проблем особых это и не доставляло, но чтоб за аннигилируемым кораблем еще и вторая крылатая болванка увязалась.... Вот не было такого на моей памяти даже в байках космоморов…. Так что летел я - как Ал*л-и-и-и*СА в ликрочью нору долго и вдумчиво.
Пришел в себя в какой-то занюханной дыре на самом краю галактики – еще чуть-чуть и вообще бы за пределы вынесло…. Гляжу: Звездочка рядом такая перспективная светится, желтенькая. Аккурат на 3827х10 в 26 степени Ватт. Да и планет насобирала, как собака блох… Ну, не звезда, а хомячок плазменный какой-то, все их рядом удержать не может, так одну перед собой пинает, встречаются раз в хрен знает сколько световых лет, а все едино, типа орбита к этой звезде привязана, не оттяпаешь… А уж третья от светила - просто конфета, прям хоть жить оставайся… Вода, растительность, про роботов пока не знаю, но все при ней! Это-то меня и сгубило… Такие красавицы-планетки наперечет, а значит там кто-то наш сидит, наблюдателем, по-любому! Ага, понятно почему не слышно – ни видно его, сканер-то показывает наличие разумной жизни, значит затихарился где-то, агент глубокого бурения и не высовывается. Ладно, контакт с наблюдателем подождет, у меня дюзы поранетые дымят. Если прямо сейчас обломки и осколки не вытащу - кранты моему движку….
Вот болотце промелькнуло на экране, аккурат под мои нужды, чтоб и сесть мягко и дюзы подостыли и земля не в стеклянный блин спеклась, а то неделю буду ждать пока остынет… Да и от местных Конанов вестимо подальше,  что тоже хорошо!
Угу, как бы не так… Забыл, что неприятности - это такие зверушки, что только как галактические истребители эскадрилиями, "по трое" ходят…. Хотя, на самом деле, ничего не предвещало хоть каких-то проблем: звездочка системы светит ласково; за бортом погодка идеальная, морозец, снежок,– самое то выйти и покопаться, еще не холодно, но уже не жарко. Да и от погони, слава Фигу, оторвался. Ляпота!
Весело насвистывая бодрый марш космодесантуры, залез в ремкомбез – огненно-красненький, веселенького цвета, чтобы все местные эндемики от страха или зависти содрогнулись. Далее стандартные действия: по инструкции напялил биофильтр, дрянь, конечно, редкостная, больше всего похожа на пучок светопроводящих нитей и щекочется, зараза, но ничего не поделаешь, аборигены - дикие, гигиена нулевая, а мне потом всякие вирусы да бактерии вычесывать из организма? Дурных нема! Вышел, осмотрелся вокруг, совсем никого вроде нет…  И за работу!...
- Так вот ты какой, северный олень! - Голос раздался за спиной столь неожиданно, как смех вулканца… Абориген!!!Ну, все! Прилетели! Здравствуйте, девочки! Медленно поворачиваюсь, а за спиной у меня, на пеньке, сидит местный пейзанин. Причем, судя по всему, детеныш. Почему детеныш, спросите? Так, не крупный он еще, до взрослой особи недотягивает. Присмотрелся…. Ага! Самец! Почему самец? Так все местные самочки теплолюбивее и зимой железные футболки в сеточку не носят, продувает, однако! Да и шапочки предпочитают из шкурок животных, а этот весь в железяках, ну, явно демонстрирует брутальность и готовность защитить и подружку и потомство. Все его железное естество говорит, - береги честь с молоду. А мальчонка тем же ехидным голоском продолжает:
- Здравствуй, дедушка Мороз – борода из ваты! Ты подарки нампривез, алиен проклятый?
- Да какой я тебе "алиен"? Не похож даже! Фигасец я, Миклуха, десант-майор, правая рука третьей эскадрильи «Безмерно Удачливых Сынов Фигаса». А тебя как, детушко железное, величают?
- Ну, я так и понял! Что с Маклаем, тьфу ты, с Морозом, в лесу заснеженном повстречался. Михаило меня кличут, сотник я местный. А где же мешечек твой с подарочными гравицапами, дедушко?
Тут детеныш встал с пенька и начал приседать, от нетерпения, наверное.
- А давай так, маленький железный абориген Михаило! Ты мне поможешь дюзы почистить, а я тебе так и быть чего-нибудь из припасов оставлю. Прости, но галантереи для самочек у меня не водиться, не чаял я дипломатией заниматься, все больше по боевой части заточен.
- Пойдет! Майор Миклуха, давай кувалду волшебную из сумочки вытаскивай, будем дюзы рихтовать, но только призы за каждый танец с бубном полагаются. По рукам? - И ручонку мне свою, в рукавице мохнатой, блохами кишащей, протягивает. Я на свою оранжевую ремонтную антисептиком брызнул и ему протянул, надеясь в душе, что это обычай такой безболезненный, типа как у вулканцев носами потереться, сделку заключая.
Ничего себе, Фиг, мой спаситель. Многовато силенок в детеныше оказалось, еще как больно-то! Пока в отключке валялся, он уже все лишние железки с дюз поотбивал. И стоит рядом, опять ручку свою тянет, никак точно хочет сам все мои заначки обшарить.
- Ну что, дедушко Мазай, тьфу ты, Мороз. Давай уже, делись подарками с детишками малыми! Гляжу: посудина у тебя большая, много всего внутридолжно быть. Я у тебя тут 18 обломков повыковыривал, 6 раз по 6 постучал, все несуразности в твоих механизмах поправил, прости, ежели чего не в ту сторону загнул, сам понимаешь -  кренговаться в доках сподручнее. Короче, делится, дяденька, надо, пошли по сусекам поскребем!
Подпрыгнул я, вокруг дюз раз-другой оббежал, вроде все как надо выглядит, лучше и мои техначи полоумные никогда дюзы не правили. Забрал у детеныша свой любимый гравимолот. Вздохнул тяжко и повел его к техотсеку, где запасы на черный день лежали. И удивился очень, когда маленький самец не в оружейкунаправился, за бластерами да анигиляторами, а после долгого простукивания панелей обнаружил, стервец, мою секретную продуктовую кладовочку. А я, как раз, у каптер-полковника мешок редкостных корнеплодов батата в «космоморской бой» выиграл перед вылетом, вот он его и углядел. Прямо глазенки разгорелись, ручонки затряслись, хвать его и на полянку заснеженную отволок, а потом еще мешочек с семечками экзотических желтых солнечников прихватил из гидропонной установки, приговаривая про себя, что наконец-то нашел «бабью радость» какую-то. На камбузе баночку с кофием сублимированным прихватил попутно, и прямым маршем в красный уголок выдвинулся – а там, как и положено, рядом со скульптурным изваянием Фигаса, знамя наше стоит и в почетном горшочке – основа нашей обороноспособности – «глюкозиум» - трава такая, что каждому добропорядочному фигасцу сил придает, для обороны родного мира! У нас даже на знамени ветка глюкозиума вышита в виде веночка. Малец на горшок вытаращился, обошел кругом и тут на него священное прозрение нашло!
- Фигасе, так это же тростник сахарный!
Я аж в осадок выпал – оказывается нашего бога и тут почитают! Вот не думал ни гадал, что с единоверцем пересекусь! Пришлось разыскивать куда малый миссионерский набор задевал – там, на основе глюкозиума, джема баночка и еще пакетик с трюфелями. И видно, аж слюна у малого закапала, как он захотел дарами Фигаса причаститься, но себя пересилил и решил что это для самочки Юлиании подарок. А напоследок внушительно так сказал:
-  Хранит тебя твой бог, Дед Майор, болото-то сие боярину пока Журавлю принадлежит, вот если бы этот
ушлый прогрессор сам тебя обнаружил, то не только до нитки обобрал. Давно уже оленя твоего, аннамезонного, вон за тем пеньком в маципуру на гравиподушке перековывали!
- Прощевай давай, Миклуха, через год снова прилетай - не забудь, еще подарков подкинь. И троекратно обслюнявил мой гермошлем.


Тот, кто свободен от страстей, видит чудесную тайну [дао]. ЛаоДзы


Сообщение отредактировал donalex - Пятница, 27.12.2013, 12:29
Cообщения donalex
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
deha29ruДата: Суббота, 18.01.2014, 09:13 | Сообщение # 17
Тысяцкий
Нурман
Группа: Наместники
Сообщений: 5161
Награды: 1
Репутация: 1536
Статус: Offline
Чума и елка...
На улице, несмотря на чистое, безоблачное небо, было еще темно – утро раннее, только-только стали просыпаться первые жители Ратного. Варвара, еще спросонья, встала, подошла к кадушке, ополоснула лицо. Передернуло от хлада, но - надо! Бабы у колодца судачили, что если студеной водой споласкивать лицо по утрам, дольше молодость в лике сохранится…
Так! А где муж? Где он, проклятущий? – Варвара оцепенела, какие только мысли в голову не полезли… Но, вдруг вспомнился давешний разговор с суженным. Накануне, ведь сама ему всю душу прогрызла, требуя праздник, как у Лисовиных устроить. Мать моя женщина, так куда он подевался, если с ночи пропал-то? Кликнула холопа.
- Где Хозяин? - Варвара с холопами была строга, но не гнобила без дела.
- Не ведаю, хозяйка, как почивать легли, так, почитай, вскорости и выскочил во двор, Щеня растолкал, да заложив розвальни на пару уехали, я еще ворота запирал- ???
Варвара потерянно опустила руки - сколько раз корила себя за длинный язык, а вот тебе… опять, что этому ироду в голову взбрело… да куда-ж он ночью-то пропал… Невеселые эти мысли скакали в голове Варвары как заяц  в лесу, да такие заплуты устроили что... Холопы, видя состояние суровой хозяйки, тишком и с опаской делали домашние дела, да не так-то их и много по зимнему-то времени и было. Вдруг со двора послышался шум – кто-то открывал ворота, при этом нещадно матерясь, по голосу - так сам хозяин, ну, точно Чума! Уф! Вернулся!
Выскочившая Варвара накинулась на мужа.
- Куда, ирод, подевался, да еще с холопом, а это что за…
- Сама зудела «елка нужна, без елки никак, давай самую красивую…», чьи слова, ну? Кто мне вчерась всю плешь проел? Вот привез, ставь теперь куда хошь, мы и так умаялись…Полдня Варвара с Чумой, да с холопами мучились. Сначала пытались было сходу затащить лесную гостью в избу, но елка была высока, нижние лапы размашисты, а обрубать такую красоту не решились. В конце концов решили: ставить во дворе! И так рядились и сяк, в сугроб приспособили, но ветерок стал клонить ель в сторону клети. Ну что тут поделаешь! Чума весь извелся, его мат был слышен, наверное, даже за околицей. На их счастье проходил неподалеку от подворья Дмитрий, крестник Лисовский.
- Чем помочь, хозяева?
- Так это, не стоит она, проклятая, а в сени- не лезет, поломаем всю.
- Да уж, красавица большая для дома, мы-то поменьше выбирали, померили загодя..
- Ну, дык... так поможешь? - После похода все Ратное поняло, нет больше молокососов и т.д., есть, пусть и молодые, но воины... шутка ли столько наворотили Лисовинские выкормыши....
- Так, что тут у вас? - Дмитрий обошел сугроб, в середине которого стояла, как башня с городу Пизы (Мишка как-то рассказывал про нее)
- О, так можно просто подпорки с четырех сторон поставить, да концы обвязать к стволу, а в основании так же крест-накрест, да к ели и к концам распорок, должно выдержать, а под лапами и не видать будет.
- Умно сказал, ладно так, - Фадей почесал затылок под шапкой, - так и поступим, - кивнул холопам.
- А сами-то как?
- Да там тоже крестом крепили, но ель в доме, да и меньше намного, потому и проще..
С грохотом, настеж распахнулась дверь. Все обернулись: на пороге стояла ладная хозяйская дочка. В руках она держала чарку со сбитнем, который на морозе заметно парил. Поклонилась в пояс гостю.
- Испей, - проворковала дивчина, наклоня чуть голову, при этом стрельнув глазами из под ресниц.
- Благодарствую, хозяюшка, - Дмитрий несколько смутился, не избалован был вниманием девиц, да и другая мила.
Фадей переглянулся с Варварой, по поводу женихов своей младшей давно задумывались, но на Дмитрия и не думали - ближник он Лисовый, а те в родство всех подряд не пускают, хотя некоторые примеры были. Чума еще раз глянул на дочь, хмыкнул, потом перевел взгляд на Дмитрия...
- А что, не закусить ли нам, - подошел и, слегонца приобняв ошарашенного нежданным поведением молодого воина, подтолкнул к крыльцу, - у меня с ночи росинки во рту не было, ну-ко быстро все на стол пометали, праздник на носу. - И уже за порогом проорал:
- Веденя, ггде ты, Веденя-я, - сын не откликнулся, видимо не слыша отца. Чума обернулся к стоящей дочери, - Светлана, что стоишь, бегом за пивом...


продолжение будет в новом году.


С уважением Игорь.
Cообщения deha29ru
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
AndreДата: Суббота, 18.01.2014, 09:13 | Сообщение # 18
Сотник
Редактор
Группа: Наместники
Сообщений: 2011
Награды: 3
Репутация: 2302
Статус: Online
Конкурс закончен, как и обещали, 31.12.2013. Увы. время вышло!
19 конкурсных фанфов.. Изрядно! Пришлось как-то сокращать-ужимать..
Для подведения итогов созданы специальные темы опросов, где все желающие могут не только проголосовать, но и оставить свои коментарии. Ваши мнения будут учтены и при подведении итогов и при организации будущих конкурсов


"Люблю я посещать новые страны, новые города, знакомиться там с интересными людьми..." Странник
Cообщения Andre
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
arh_78Дата: Суббота, 18.01.2014, 09:13 | Сообщение # 19
Полусотник
Группа: Дворяне
Сообщений: 633
Награды: 0
Репутация: 1221
Статус: Offline
Конкурс окончен... Итоги подведены. Огромное спасибо всем, и участникам, и читателям!!!

"Хочешь мира-готовься к войне."
Cообщения arh_78
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
Красницкий Евгений. Форум сайта » 6. Город (Творчество форумчан) » Торжище » Конкурс новогодних фанфов 2013 (Конкурсные работы)
Страница 1 из 11
Поиск:

Люди
Лиса Ридеры Гильдия Модераторов Сообщество на Мейле Гильдия Волонтеров База
данных Женская гильдия Литературная Гильдия Военно-Историческаягильдия Гильдия Печатников и Оформителей Слобода Гильдия Мастеров Гильдия Градостроителей Гильдия Академиков Гильдия Галеристов Гильдия Библиотекарей Гильдия Экономистов Гильдия Фильмотекарей Клубы
по интересам Клубы
по интересам
kea, Иринико, гамаюн, Коняга, Andre,


© 2017





Хостинг от uCoz | Карта сайта