Мы очень рады видеть вас, Гость

Автор: KES Тех. Администратор форума: ЗмейГорыныч Модераторы форума: deha29ru, Дачник, Andre, Ульфхеднар
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: vadchema, nekto21, Rada  
Красницкий Евгений. Форум сайта » 6. Город (Творчество форумчан) » Ярмарка » Выше разума (Автор Kathrin Ander)
Выше разума
KathrinanderДата: Среда, 19.01.2011, 23:05 | Сообщение # 1
Полусотник
Группа: Советники
Сообщений: 776
Награды: 0
Репутация: 1147
Статус: Offline
Ну вот я и решилась...
Сразу предупреждаю ориентировано в первую очередь на представительниц слабого пола, основная линия - любовная. Но мнение мужчин будет очень интересно, тем более в отношении главного героя, от первого лица которого в том числе написано несколько глав. А так это что-то утопически-социальное, про будущее, с кучей интриг, в которых я сама до сих пор не разобралась и очень музыкальное, включая даже одну музыкальную иллюстрацию - возникшую случайно в результате трансцендентной связи с одним моим другом:)))


Это возможность подарить сказку, в которую давно никто не верит, но которую втайне от нас жаждут наши сердца.
Cообщения Kathrinander
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
KathrinanderДата: Среда, 19.01.2011, 23:05 | Сообщение # 2
Полусотник
Группа: Советники
Сообщений: 776
Награды: 0
Репутация: 1147
Статус: Offline
Выше разума
Солнце светило ярко. Непривычно, до рези в глазах. За неделю оно так соскучилось по спрятанному за тучами миру… Не скакали солнечными зайчиками его игривые лучи по лицам прохожих, не любовалось оно своими круглыми боками в водных отражениях, не сверкало радугой в капельках росы. Да и люди успели истосковаться по нему. Надело им темное небо, налитые свинцом облака и грозные лиловые тучи.
Лишь к вечеру обычно светлел горизонт – желтым пятном виднелось сквозь дымку заходящее солнце, пока не заливало запад красным маревом. Но даже эти прощальные лучи не достигали людей, не грели их сердца своим теплом, и не представали взору во всем своем великолепии.
Иногда глубокой ночью небо прояснивалось на миг, вспыхивая россыпью переливающихся искорок - звезд затерянных в бесконечной пустоте. Но их никто не видел, люди уже давно разучились любоваться ночным небом и глядеть на звезды. Им больше нравилось спать сладким сном, и, смотря свои сны, хотя бы на это время забывать о насущных делах, о деньгах, о власти, что всегда не хватало, что всегда было мало, что путеводной звездой вели их по жизни.
Их…, но не меня. Мне уже исполнилось девятнадцать, но радужного мира детства я так до сих пор и не покинула. Я цеплялась за него зубами, хватала руками и никак не желала отпускать, пускай даже из самого дальнего закоулка моего разума или души, где оно последнее время пребывало. Меня никто не мог обвинить в ребячестве, детскости, непосредственности, и внешне я ничем не отличалась от своих сверстниц, ну может все еще позволяла себе иногда предаваться грезам – такой непозволительной роскоши в нашем мире. Но взрослеть я не хотела отчаянно, вот только жизнь очень редко учитывает наши желания…
Я любила звезды и луну. И каждый раз, слыша свое имя, благодарила родителей за него. Селина – лунная богиня из древних-древних легенд, совсем старого, почти стертого из нашей памяти мира, что все равно продолжает манить, звать нас далеких, столь сильно изменившихся потомков. Поэтому мне было не по себе, когда, открыв глаза среди ночи, я не видела звезд в окне. Но если я просыпалась от странного щемящего чувства в груди, именно в те редкие мгновения, когда небо освобождалась от туч, и звезды представали взору во всей своей красе, тогда на моем лице появлялась улыбка. Улыбка первой звезды, что загорается на еще светлом небосклоне…
А сейчас, этим ранним утром, я шла по еще пустынным, не ожившим улочкам. Роса и лужи служили напоминанием о прошедших дождях. Но они больше не пугали. Все вокруг блестело в ярких лучах восходящего солнца. Свет лился со всех сторон, обволакивая приятным теплом, прогоняя грусть из сердца. Воздух насквозь пропитался свежестью и чистотой. Дождь смыл грязь города, и теперь очищенный, тот радостно встречал любого прохожего.
В это утро начиналась новая жизнь, и ощущение этой новизны окрыляло, звало в голубые выси, выше птиц, выше облаков, к самому солнцу. В такие мгновения хочется не думать ни о чем. А особенно о том, какого черта я встала ни свет, ни заря и, не позавтракав, отправиться слоняться по городу, старательно игнорируя столь удобные для перемещения городские телепорты. Просто так было надо, ведь люди почти разучились гулять, ходить в свое удовольствие, они только перескакивали с площадки ГТП (как сокращали их название все для удобства) на новую площадку, пока не достигали нужного квартала, чтобы, горестно вздыхая, пройтись последние метры до пункта назначения.
Вдоль домов, в маленьких ухоженных сквериках, росли деревья, цветы, декоративные кустарники, даже в этой почти центральной части города. Мы живем в зеленом мире – уже ни одно поколение вбивался этот лозунг в умы и сердца остатков человечества. Некоторые особо древние и могучие деревья далеко простирали свои кроны над пешеходными дорожками, и дорогами для старых, раритетных и безумно дорогих наземных машин. И именно под одним из таких великанов мне повезло проходить, в тот самый момент, когда легкий ветерок сменил царящий прежде штиль. Слабый, едва заметный, но такой коварный, он сумел обрушить на мою голову целый поток из воды, скопившейся в крупных листьях.
Я взвизгнула от неожиданности, поблагодарила раннее утро за отсутствие случайных свидетелей, и недовольно посмотрела вверх на дерево. Улыбнулась, но тут же взяла себя в руки и с серьезным лицом, но смеющимся голосом, сказала ему:
- Если я с утра не принимала душ, то это не значит, что ты имеешь право устроить его мне прямо на улице, посмотри я теперь вся мокрая!
Поговорить с деревом в этот момент мне показалось отличной идеей, и оно даже ответило мне, вновь качнув своими ветками. Но я уже была наготове, и успела отскочить в сторону, не желая купаться вновь. Довольно показанный язык, завершил наше противостояние в мою пользу. Восторжествовав победу, я все же оглянулась вокруг, проверяя, не повезло ли кому принять меня за сумасшедшую. Но нет, ранее воскресное утро полностью оправдывало себя.
Солнце поднималось все выше и выше. Город просыпался медленно, но верно. Соблазнительный аромат выпечки выполз на улицы из уже открывшихся булочных, заставляя истекать слюной, и слушать недовольное бурчание живота. Редкие прохожие то тут, то там вспыхивали в ГТП. Даже пронесся где-то наверху пассажирский флаер. Впрочем, я потихоньку приближалась к центру, а он в любое время суток отличался обилием жизни.
Вот только праздно гуляющих он не любил. Все спешили то ли куда-то, то ли зачем-то, но наверняка по своим невероятно важным делам. Некоторые сосредоточенные, хмурые, или вовсе с ничего не говорящими равнодушными масками на лицах. Другие радовались окончанию надоевшего дождя, ушедшим с неба тучам, и, конечно же, самому главному – возможности отцепить устройство силового зонта, про себя наверняка продолжая ругать в очередной раз сломавшие свое оборудование метеослужбы.
Они были рады, вот только ни красоты, ни новизны города не замечал никто. А город стал другим, не таким как неделю назад. Он совсем не походил на себя. И я пыталась лучше рассмотреть его, крутила головой во все стороны и, в конце концов, пошла задом наперед. Любоваться тем, что оставалось позади меня, было куда интереснее, и необычнее. Естественно я совершенно не смотрела ни на то, что было впереди, ни на то, что было под ногами, поэтому далеко мне уйти не удалось. Я споткнулась и, потеряв равновесие, полетела вниз, уже представляя, как неприятно приземлюсь на пятую точку. Но чьи-то крепкие руки подхватили меня на середине пути, а слух уловил шум рассыпавшихся по брусчатке вещей.
- Извините и огромнейшее спасибо! - сказала я машинально, торопливо поднимаясь на свои ноги, спеша предстать перед спасителем лицом.
- Ерунда, кто же откажется поймать столь очаровательную девушку, - фраза из уст спасителя прозвучала дежурным комплиментом, впрочем, ожидать другого в этом мире и не стоило. Мне все чаще и чаще казалось, что люди разучились чувствовать, а все проявления эмоций были лишь талантливой игрой, непременно нужной для их целей, или, по крайней мере, уместной. – Только все же не советую вам ходить таким образом и дальше!
Закончив говорить, спаситель улыбнулся и поднял глаза. Наши взгляды встретились. Карие, глубокие, как бездонный колодец, глаза. В них смешалось столько чувств: веселость и недоумение, ехидство и тревога, самоуверенность и скрытая печаль, даже капелька похоти, столь свойственная любому мужскому взгляду, когда он направлен на симпатичное ли личико, на ладную ли фигурку. Но в то же время они блестели, сияли каким-то внутренним светом, необычным, нет, я не встречала такого раньше.
Обладателем этих странных глаз оказался мужчина средних лет, где-то уже под сорок, несколько растрепанный, взъерошенный и на первый взгляд кажущийся даже неопрятным. Но стоило внимательно приглядеться и за трехдневной щетиной, за мятой футболкой, рваными джинсами и пиджаком от классического костюма, за непривычной длинной волос, почти по плечи, проглядывал свой стиль – стиль бунтаря, поэта и покорителя женских сердец. Я растерялась, он нет…


Это возможность подарить сказку, в которую давно никто не верит, но которую втайне от нас жаждут наши сердца.

Сообщение отредактировал Kathrinander - Среда, 19.01.2011, 23:06
Cообщения Kathrinander
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ИриникоДата: Среда, 19.01.2011, 23:39 | Сообщение # 3

Княгиня Ирина
Группа: Авторы
Сообщений: 4789
Награды: 0
Репутация: 4345
Статус: Offline
Молодец, Катрин! + однозначно... Хорошо получается...

О, quantum est in rebus inane!
Cообщения Иринико
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
keaДата: Четверг, 20.01.2011, 00:23 | Сообщение # 4

Княгиня Елена
Группа: Авторы
Сообщений: 5346
Награды: 0
Репутация: 3154
Статус: Offline
Давно пора было, Kathrinander! Правильно сделали, что решились!

Жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на халтуру.
Cообщения kea
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
KESДата: Четверг, 20.01.2011, 02:24 | Сообщение # 5

Князь
Группа: Авторы
Сообщений: 2283
Награды: 0
Репутация: 1955
Статус: Offline
Очень многообещающе. Весьма, весьма. Жду продолжения.

Cообщения KES
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
KathrinanderДата: Четверг, 20.01.2011, 07:51 | Сообщение # 6
Полусотник
Группа: Советники
Сообщений: 776
Награды: 0
Репутация: 1147
Статус: Offline
Спасибо всем, обещаю выкладывать хоть и помаленьку, но часто:)))

Это возможность подарить сказку, в которую давно никто не верит, но которую втайне от нас жаждут наши сердца.
Cообщения Kathrinander
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
dima4478Дата: Четверг, 20.01.2011, 07:56 | Сообщение # 7
Сотник
Группа: Ветераны
Сообщений: 1698
Награды: 0
Репутация: 1497
Статус: Offline
Quote (Kathrinander)
Спасибо всем, обещаю выкладывать хоть и помаленьку, но часто:)))

ух ты.. тогда это прям подарок какой то будет- обещаю читать по мере поступления!!! cool
Cообщения dima4478
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
KathrinanderДата: Четверг, 20.01.2011, 22:29 | Сообщение # 8
Полусотник
Группа: Советники
Сообщений: 776
Награды: 0
Репутация: 1147
Статус: Offline
Муз прилетел, в голове зашевелились мысли... эх плакала моя сегодняшняя работа:))) Эксперемент засчитан как удавшийся, а потому прода:
- Прости! - вдруг почему-то сказал он и так невинно улыбнулся, что первое впечатление растаяло как дым, подхваченный буйным ветром.
- Ой! Это ваше? Давайте я помогу! – позорно дрожащим голосом нарушила я молчание, заметив у наших ног папку с рассыпавшимися листами пластика – чертовски древним способом хранить информацию, что никак не желал себя изживать, несмотря на самые портативные записывающие всеми доступными способами устройства. «Пластик вечен», - любил говаривать мой па, удобно устроившись вечером в кресле и вооружившись очередным листом с расчетами и стилусом.
Я присела на корточки, старательно собирая листки, и столь же старательно пытаясь не смотреть на своего спасителя, но он явно не желал оставлять меня в покое, поспешно присоединившись к сбору своего добра:
- Не волнуйтесь, я сам! – мягкий как бархат голос пробирал до самых костей, и я не удержалась, вновь подняла взгляд. Он смотрел чуточку насмешливо, явно наслаждаясь производимым на меня эффектом, дополняя его случайными едва ощутимыми соприкосновениями наших рук. Мужчины, они неисправимы…
Когда кое-как, худо-бедно и явно не моими стараниями все оказалось в папке, мы встали одновременно, и он опять улыбнулся, не забыв устроить папку подмышкой.
- Спасибо! Разрешите представиться, юная леди, я - Бернд.
- Очень приятно, а я Селина, - наверняка глуповато улыбнулась я ему в ответ, и протянула руку для пожатия.
- Красивое имя! - сказал Бернд, поднося мою руку к губам. Я не ожидала такого, как-то не привыкла, и предательский румянец не замедлил явиться на мои щеки. Я смущалась, как какая-то барышня из романов стилизированных под невероятную древность и повествующих о таинственных и непонятных рыцарях, что последнее время вдруг вошли в моду. Впрочем, я уже давно заметила какую-то непонятную всеобщую помешанность на «дореализационном» прошлом.
- Спасибо, а вы ведь не местный? – борясь со смущением, пошла я в атаку, не забыв разорвать столь близкую и дискомфортную для меня дистанцию шагом назад. Он был хорош, хоть и значительно старше меня, но терять голову, мне сейчас совсем не хотелось.
- А с чего вы взяли? – ответил он вопросом на вопрос, явно разгадав мой маневр и не желая терять контроль над ситуацией. И невиннейшая улыбка, что все еще играла на его губах, совсем не сочеталась с озорными чертятами, что прыгали в его глазах.
- Ну, у вас стиль бунтарский, - пришлось мне отвечать, - значит, вероятность где-то девяносто процентов, что вы личность творческая. У нас таких почти не водится, да и знаю я их всех. Вы, наверное, из какой-нибудь столицы, деловой или культурной. Так я права? – он кивнул в ответ, а потом посмотрел на меня ну очень проницательно, пришлось сдаться и на этот раз. – На самом деле, у вас из папки кончик золотой карты «Эйера» торчит, значит, вы недавно прилетели. Так устроит?
- Волне. А вы наблюдательны, леди! – ухмыльнулся Бернд.
- Стараюсь, - легонько пожала плечами.
- А может, перейдем на ты? – задорно подмигнув, вдруг спросил он. Я растерялась, слишком уж нереальной начала казаться вся эта ситуация. Я вот даже и не заметила, когда мы вновь пошли, причем в ту сторону, откуда пришел он, и куда направлялась я.
- Ну, вы старше, раза эдак в два, вам и решать.
- Тогда отставить вы! – командным голосом раздалось на всю округу.
- Есть отставить! – козырнула рукой и щелкнула каблуками, среди знакомых родителей имелись и столь редкие люди военных профессий, один раз меня совсем маленькую даже взяли на какие-то смотры. О том впечатлении, которое на меня произвели люди в форме лучше и не говорить.
- А ты еще и забавная!
- Рада стараться! – продолжила я игру. – Так откуда ты? И зачем прилетел в наш оплот наук естественных и исторических?
- Ну, ты правильно заметила, я человек творческий, вот за вдохновением сюда и отправился. Давно не бывал в Хайделе, решил совместить приятное с полезным. А ты у нас значит местная, или все же приехала учиться?
- Местная, и?
- И если ты не против коварного похищения, я попросил бы тебя показать город, его самые вдохновенные места!
- Ну, при условии, что я просто гуляла, без всяких дел, что в наше время такая редкость, я, пожалуй, приму твое предложение. А то спросят меня вечером, чем занималась, не отвечать же мне ничем.
- Мне сегодня определенно везет! Такая симпатичная проводница, муза!
- И, кстати, что ты творишь?
- Песни, музыку и стихи…
- Правда? – не сдержавшись, перебила я, едва не запрыгав от радости. В ответ меня одарили таким недоуменным взглядом, что пришлось объяснить. – Я всегда хотела создавать песни, но композитор из меня никакой, ни слуха, ни нужного восприятия, а вот стихи вроде как получаются. Но чтобы стих стал песней, все-таки нужна музыка.
- И ты жаждешь использовать меня как подобного кролика? – насмешливо спросил Бернд. Я в очередной раз за это утро смутилась, что вообще было мне кране не свойственно (с моими-то друзьями), да еще и предательским румянцем опять залилась, и в итоге едва не споткнулась на ровном месте. Спаситель решил меня спасти и в этот раз, и недолго думая, подхватил под руку. Что только ухудшило мое состояние, которое он намеренно не замечал. А мне хотелось отругать себя самыми последними словами, ведь и младенцу ясно к чему все идет, но уйти я уже не могла… Наивная пичуга попалась в силки.
- Нет, конечно, - возмутилась я, как только справилась с приступом смущения. – Мне просто интересно, каково это видеть музыку.
- Это надо видеть, - вдохновенно, но грустно, оттого что нельзя поделиться своими впечатлениями ответил мне Бернд. – А рассказывать, наверное, это как слепому от рождения объяснять цвета.
- А бывают слепые от рождения? С нашей-то медициной, и таким строгим контролем над генофондом?
- Бывают, очень редко, но бывают, и как раз из-за контроля генофонда. Игра с природой опасна, а человек существо так до конца и не изученное - чем больше узнают, тем еще больше новых незнаний появляется. Хотя за те сотни лет после «реализации» наши яйцеголовые ушли очень далеко вперед.
- И все-таки жалко. Значит, мне уготовано только смотреть и слушать уже готовый продукт.
- Ну, я когда начинал, тоже так думал, писал стихи, и не представлял, как можно создавать все остальное. Да и со стихами мне не очень везло.
- Это как?
Он не ответил. Молчал, задумавшись о чем-то, наверное, вспоминал. Грустное ли, счастливое ли, я не знала, не могла прочитать по его ровно доброжелательному лицу, по взгляду, устремленному в даль. Ноги несли нас куда-то, все дальше от центра, к той части города, что никогда меня не интересовала, а потому была мало знакома. Но сейчас это казалось неважным. Я ждала ответа, не смела прервать его задумчивость повторным вопросом. Вдруг остановившись, он вскинул голову и стал смотреть на лазурь неба, на яркий диск солнца и на сияющую чистоту зеленых крон, а потом тихо сказал:

Пока добрая продолжаю раздавать плюшки:)))
- Стихи я начал писать в совсем юном возрасте, но уже в четырнадцать лет судьба свела меня со знающим человеком, и он оценил их на великолепно. Представляешь, как я был этому рад? - Я подтверждающее кивнула, и Бернд, улыбнувшись чему-то своему, продолжил, в том числе и наш путь. - Уверенный в своей гениальности я просто начал штамповать эти самые стихи, да и обучение в музыкальной школе, на которое я все же уговорил родителей, начало давать первые результаты. К стихам прибавилась музыка, гордого собственного сочинения. А еще я перестал работать с уже созданным, отчего-то мне тогда казалось, что количество важнее качества. В шестнадцать лет зацикленный на своем величии я принял участие в конкурсе для молодых сочинителей. Высоко оценили лишь первые композиции, то что я создал до того рокового знакомства, а потом… Жюри поставило на мне крест, в отличие от других, я регрессировал. Это было самым большим и тяжелым для меня потрясением, я впал в депрессию, уничтожил почти все, что написал, и поклялся больше не возвращаться к этому делу. Вскоре я окончательно зажил жизнью обычного подростка. Стал готовиться к той деятельности, которую показали тесты.
- И все же теперь ты композитор, что-то изменилось? – я поспешила подержать его рассказ.
- На свое восемнадцатилетние я получил незабываемый подарок: моя девушка, в которую я естественно по молодости лет был влюблен, ушла к моему лучшему другу. Он почти принадлежал к элите, он был перспективнее меня, на тот момент самого простого паренька. Так жизнь отучила меня доверять людям.
- И теперь ты никому не веришь? – я его понимала, очень хорошо понимала, и все же жизнь без доверия родным, близким, друзьям, принять я не могла.
- Де нет, это как-то глупо, хотя свойственно очень многим. Я просто стал осторожнее. Но тогда мне было больно, очень больно. Депрессия, очередное беспокойство родителей, вездесущие врачи и психологи, вечные новейшие технологии. Но спасла меня музыка, я писал, я воображал, я создавал, отдавая ей все свои чувства. Тогда я понял, что музыка значит для меня, что это возможность рассказать о чувствах, поделиться ими с миром, сказать кому-то, что он не одинок, что есть еще кто-то переживший нечто подобное… Это возможность подарить сказку, в которую давно никто не верит, но которую втайне от нас жаждут наши сердца. Знаешь ты необычная, - вдруг переменившись в голосе, заявил Бернд, как-то странно, непонятно смотря на меня. – Я обычно не склонен рассказывать подобные вещи, едва знакомым симпатичным девушкам. Темы для бесед обычно куда веселее.
- Ну и что? – чуточку недоуменно, даже непонимающе отозвалась я. – То ведь другие. А мне интересно и полезно.
- Значит, рассказывать дальше?
- Еще спрашиваешь! – бурно возмутилась я, и мы оба расплылись в улыбках, едва сдерживая рвущийся наружу смех. Нереально, невозможно, то ли сон, то ли ожившая сказка. Я не знала… и очень боялась спугнуть.
- Тогда слушай и внимай, о моя юная ученица! – воскликнул Бернд, но уже спустя мгновение заговорил куда серьезнее. – Тогда я достал мои старые творения, то, что пережило мою первую депрессию, взглянул на них новым взглядом, осознал их несостоятельность, нашел свои ошибки и недочеты. Именно тогда я взялся за музыку всерьез, еще на раз прошел тесты, и начал заниматься ею уже профессионально, поступив в академию. С тех пор я творю только по велению души, когда есть вдохновение. А потом все остальное время еще очень долго работаю над тем, что натворилось. Кстати те песни, что провалились на конкурсе, потом превратились в хиты. Они покорили все мыслимые и немыслимые вершины популярной музыки. Да и сейчас новые песни достаточно часто возглавляют чаты.
- Значит, я тебя знаю!? – я сама не поняла, то ли я спрашивала, то ли удивлялась такому стечению обстоятельств. Но то, что я иду рядом с известным и популярным композитором, имя которого я наверняка слышала и не раз, в моей голове никак не укладывалось. А может мне просто этого не хотелось, не хотелось лишаться той непосредственности и естественности, с которой мы общались.
- Нет, - категорически ответил Бернд, резко вырвав меня из размышлений и попыток вспомнить, кто из известных мне авторов песен носил имя Бернд.
- А..э.. – нужные слова вылетели из головы, словно в ней ветер погулял, только непонятные то ли звуки, то ли междометия слетали с моего языка.
- Не совсем. Я часто продаю свои песни вместе с авторством или под псевдонимами, через несколько поверенных людей.
- Зачем? – отказываться от заслуженной славы, такого я и в страшном сне представить не могла, это казалось немыслимо, ведь слава это деньги, власть, влияние, связи, то, к чему стремиться каждый, то, что с детства вдалбливают нам в головы, то, что руководит нами, стоит за нашими поступками, жизнью.
- Больше денег, меньше проблем, никто не наблюдает за моей жизнью излишне пристально, - не задумываясь, отозвался мой спутник. Ему, наверняка, задавали этот вопрос не раз, и разумный ответ на него давно был продуман до мелочей. И кто я такая чтобы лезть в душу, пытаться узнать сокровенное, скрытое от всех. – Мир шоу-бизнеса жесток, пожалуй, он даже жестче мира деловой элиты и фамилий. А я не делец, я человек творческий, и мне хочется создавать музыку тогда, когда я хочу, затем, зачем я хочу. И поверь я не один такой.
- Да, а я даже не представляла, что так может быть. Да здравствует новая реальность.
- Если для тебя важнее всего творить, твои стихи вполне могут найти своего композитора, - вновь достаточно резко переменил тему Бернд, видимо решив, что сказанного более чем достаточно. - Не бойся рисковать, участвуй в конкурсах, отборах, пиши напрямую тем, кто тебе интересен, как будущий партнер. И никогда не отчаивайся из-за отказов, поначалу их всегда много. Много больше, чем хотелось бы. Но таков этот мир, без имени ты никто…


Это возможность подарить сказку, в которую давно никто не верит, но которую втайне от нас жаждут наши сердца.
Cообщения Kathrinander
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
KathrinanderДата: Пятница, 21.01.2011, 13:22 | Сообщение # 9
Полусотник
Группа: Советники
Сообщений: 776
Награды: 0
Репутация: 1147
Статус: Offline
У меня возник вопрос на засыпку к тем кто начал читать, а как лучше выкладывать раз в неделю, но авторский лист, или каждый день, но 1/7?

Это возможность подарить сказку, в которую давно никто не верит, но которую втайне от нас жаждут наши сердца.
Cообщения Kathrinander
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
Marochka77Дата: Пятница, 21.01.2011, 13:58 | Сообщение # 10
Полусотник
Группа: Дружинники
Сообщений: 675
Награды: 2
Репутация: 1672
Статус: Offline
Kathrinander, конечно каждый день!
У Вас хорший слог, по крайней мере мне очень понравился.

Quote (Kathrinander)
подобного кролика

В смысле - подопытного кролика?

Quote (Kathrinander)
Но спасла меня музыка, я писал, я воображал, я создавал, отдавая ей все свои чувства. Тогда я понял, что музыка значит для меня, что это возможность рассказать о чувствах, поделиться ими с миром, сказать кому-то, что он не одинок, что есть еще кто-то переживший нечто подобное… Это возможность подарить сказку, в которую давно никто не верит, но которую втайне от нас жаждут наши сердца.

Сильно и красиво.


Какой был бал, Накал движенья, звука, нервов,
Сердца стучали, на три счета, Вместо двух (В. Высоцкий)


Сообщение отредактировал Marochka77 - Пятница, 21.01.2011, 14:00
Cообщения Marochka77
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
KathrinanderДата: Пятница, 21.01.2011, 14:37 | Сообщение # 11
Полусотник
Группа: Советники
Сообщений: 776
Награды: 0
Репутация: 1147
Статус: Offline
Quote
В смысле - подопытного кролика?

Ага его самого, надо будет поправить:)))

Quote
Сильно и красиво.

Это наверное в чем-то кредо всего моего творчества, даже несмотря на то, что меня постоянно уносит в реализм, что для своих героев я автор садист, и вообще не люблю писать хэпи-энды:)))


Это возможность подарить сказку, в которую давно никто не верит, но которую втайне от нас жаждут наши сердца.
Cообщения Kathrinander
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
KathrinanderДата: Суббота, 22.01.2011, 18:22 | Сообщение # 12
Полусотник
Группа: Советники
Сообщений: 776
Награды: 0
Репутация: 1147
Статус: Offline
Сегодняшняя порция:
- Значит, попробую, в любом случае я, наверное, пойду по стопам матери и буду заниматься изучением культуры, а именно современной музыки. Одно ведь другому не мешает!
- Сели, извини, могу я так тебя называть?
- Конечно, меня обычно так зовут все друзья, значит и ты теперь мой друг!
- Быть другом такой девушки как ты, для меня большая честь! – Бернд в очередной раз ввел меня в замешательство, с непостижимой ловкостью перехватив меня за талию и как бы дружески притянув к себе. От неожиданности я сказала какую-то глупость, он не выдержал и засмеялся. А я оказалась не в силах обижаться и уже спустя мгновение присоединилась к нему, смех оказался невероятно заразительным, да и давно я не смеялась так от души. Хотя обычно скучать с моими друзьями не приходилось. Наверное, прохожие косились на нас как на ненормальных, а может их и вовсе не было, мы просто не замечали этого, все дальше углубляясь в дебри малознакомых мне улочек.
Мы о чем-то говорили, Бернд рассказывал о себе, давал советы, задавал вопросы. Нам было так хорошо вместе, ни я, ни он не думали о быстро летящем времени, о цели прогулки, о том, что сегодня у нас обоих не было и крошки во рту.
Солнце тем временем достигло зенита, прогрело воздух и камень до небывалых в этом году температур. Роса и лужи исчезли, будто их и вовсе не бывало, люди почти не попадались, все кто мог, уехали за город, наслаждаться погожим деньком. В центре, наверняка сейчас сновали туда-сюда некоторые прохожие и думали о своих делах, как и мы не замечая того, что творилось вокруг. И, слава богу, что мы были далеки от этой толпы, могли идти, говорить ни о чем, смотреть в неведомую даль небес, любоваться этим солнечным воскресным днем, последним днем первого летнего месяца, который полностью оправдывал свое название.
Бернд окончил какую-то историю и опять посмотрел на меня, сияющую едва не ярче солнца.
- Твоя жизнь оказывается такая, такая ... я даже слова не могу найти!
- Захватывающая, ты потеряла это слово? – он улыбнулся своей обеззаруживающей улыбкой.
- В точку! – весело отозвалась я.
- Тогда может, хватит обо мне, расскажи о себе, о своей жизни, думаю, у такой девушки как ты жизнь должна быть насыщенной и интересной, ведь так?
- Наверное, я как-то не задумывалась, - легонько пожала плечами, заложила руки за голову, пнула нечто подвернувшееся под ногу, поймала себя на том что тяну время и рассердившись, словно в воду ухнув, продолжила. – Живу я тут с рождения, родители в университете работают, мама историк, профессор изучает «дореализационную» культуру. Отец управленец от образования, руководит чем-то там. Сама я учусь в старшей школе, тоже по специальности история культуры, только направление современных музыкальных течений. Есть друзья и подруги. С ними обычно весело и интересно, с кем-нибудь непременно что-нибудь да приключается. А еще мы все поклонники «Эндей» фанатеем в общем, немного. Ну, периодически обзавожусь парнями, а потом от них сбегаю. А последнюю неделю так вообще такое приключилось.
- Расскажешь?
- Ну, если тебе интересны девчачьи переживания!
- Твои, да!
- Тогда слушай и не говори, что я не предупреждала, - пошутила я в надежде скрыть кошек, что своими коготками принялись скрести у меня на душе. Вспоминать недавнее прошлое не хотелось, но раз уж взялась, никуда не деться. – Все началось неделю назад. Есть такой парень Фред Прелоер. Элита, фамилия. Живет и учится он в столице, естественно на юридическом, но периодически приезжает к нам на некоторое время, более глубоко изучить какую-нибудь историю права. А наша старшая школа как раз на территории университета находится, в историческом секторе. Так что мы обычно о его визитах наслышаны. А парень он чертовски красивый, высокий, статный, накачанный, не мужчина – картинка. Натуральный голубоглазый блондин к тому же. Впрочем, они все там такие. В общем, сердец он разбил не меряно. Он приедет, погуляет с какой-нибудь нашей девчонкой, подарков надарит, на дорогих машинах покатает, шикарные вечеринки поустраивает с местной золотой молодежью. А потом обратно укатит, и, вернувшись, уже с другой начинает роман крутить.
- Знакомый типаж.
- Это точно. А тут очередная пассия надоела ему быстрее обычного, отъезда он не стал дожидаться. И я к своему несчастью не вовремя ему на глаза попалась. Ну, Фред и начал за мной ухаживать. А он это умеет, не влюбиться очень сложно. Еще и дожди эти зарядили, а он как солнышко, с ним тепло и уютно.
- И он уехал, бросив тебя?
- Если бы. Я о нем наслышана была, не хотела поддаваться его напору, падать к ногам, а потом страдать. И все равно, у него это почти получилось, даже, несмотря на поддержку моих друзей, что в один голос пытались меня образумить. А я отговаривалась, что всего лишь хочу им попользоваться, остальные ведь девушки пользовались и ничего. Все равно скоро он уедет и забудет про меня, зато, сколько всего получу. Говорила и сама не верила. А вчера он устроил прощальную вечеринку, и естественно пригасил меня.
- Ты его полюбила, или он просто так понравился? – поинтересовался Бернд.
- Если бы я знала, в тот вечер казалось что люблю, и его отъезда совершенно не хотелось. Я почти никого не знала там близко, но старалась веселиться с ними. Так старательно, что не замечала взглядов бросаемых на меня почти всеми - злорадных, ехидных, редко сочувствующих. Я не знала о новых веяньях в развлечениях элиты, не знала о том, что мне уготовили главную роль на этот вечер. Неприятную роль. Безобидные легкие коктейли оказались не такими уж безобидными и легкими, напоил он меня порядком, дождался подходящего момента и предложил пойти на балкон посмотреть на звезды. Он знал, как я их люблю, он всегда все знал. А тогда уже начало распогоживаться. Поманил он меня надежно, каким-то новым и очень удобным увеличивающим устройством, едва ли не на плазменной технологии. Я даже не заметила, что все собрались у бассейна, над которым как раз этот балкон и возвышался. Впрочем, вид оттуда действительно был хорош, как и это устройство. А он только и ждал, когда я расслаблюсь, полез целоваться, потом дальше. А я пьяная, мне все равно, море по колено, главное хорошо.
- Ясно, можешь дальше без подробностей, - понимающе вздохнул Бернд. И я невольно смутилась, такое с подружками обсуждают, а никак не с незнакомыми мужчинами. Ничему меня вчерашний вечер так и не научил. – Мерзко, когда сокровенное выставляют на всеобщее обозрение.
- Да нет, ничего он не успел. Рановато его подбадривать стали. А я от этих криков в себя и пришла. Так рассердилась. Ну и перекинула его через себя и парапет на балконе прямо в бассейн. Алкоголь-то все еще в крови был, и море по колено, и сил не меряно. А может там и наркотики какие были, не знаю.
- Главное, что все хорошо закончилось.
- Не уверена. Я себя прямо таки всемогущей почувствовала, лихо спрыгнула на землю с балкона, и как не убилась, сама не понимаю. Гадостей ему, в воде барахтающемуся, наговорила, сказала, что встречаться с такой мразью не хочу, что бросаю его. И это при всех-то. А потом развернулась и ушла. И что теперь мне за это будет, не знаю. Он ведь Прелоер. И такое не простит. А если ты заимел среди элиты врага, можешь смело ставить на себе крест.
- Да, дело плохо, хотя и не так сильно как тебе кажется. Многого добиться тебе не дадут, но и ему травить тебя не позволят. Личные интересы удовлетворяются лишь после удовлетворения интересов фамилии.
- Спасибо, - все же невесело улыбнулась я.
- Ты не виновата, - очень твердо и уверенно сказал Бернд, крепко, почти до боли сжав мой локоть. – Этот Фред напоролся на то, что сам породил. И если ему хватит ума, он это поймет и трогать тебя не будет. Иначе это воспримут как слабость, а он демонстрировать слабости права не имеет. Скорее он пару раз проницательно глянет на тех, кто был, чтобы не распространялись о случившемся, и вообще всячески постарается замять это дело.
- Ты прав, в такой чудесный день не стоит переживать о такой ерунде. Пусть будет то, что будет.
Небольшая тропинка причудливо вилась по склону горы. Она вела нас степенно, с чувством собственного достоинства и непоколебимой важности… Пологая с едва заметным уклоном, она уходила то влево, то вправо, множилась обилием более крутых товарок. Вначале еще проскальзывали признаки человеческого обитания, маленькая ограда из ровно подстриженного кустарника, частокол, заросший диким хмелем, красивые, но слишком яркие и броские содовые цветы, и, конечно же, алеющие сквозь деревья крыши домов. Пару раз тропинка напарывалась на остатки асфальтированной дороги, по всей видимости, некогда ведущей к смотровой площадке. Ее забросили, давно, очень давно и природа брала свое, возвращала искореженное человеческой рукой к первозданному виду. Корни, различные травинки, да мелкие кустики раскрошили дорожное полотно, дожди намыли земли, почти скрыв его чужеродность. Лишь ширина просеки выдавала бывшую дорогу. Зачем ездить наверх, когда есть флаеры и специальная парковка рядом со смотровой площадкой. Какое чудо сохранило тропинку оставалось лишь гадать. Но тропинка была, и она вела куда-то.
Кустарник плотно обступал со всех сторон, дразня еще совсем зелеными ягодами ежевики, еще месяц, полтора и они созреют, нальются соблазнительной чернотой, что так и просится в рот. Порой он ослаблял свой натиск на подлесок, и тогда в редких, пробившихся сквозь кроны, лучах солнца грелись цветы. Они были по-летнему ярки, но не пестры. Неуловимая гармония природы, до которой ой как далеко художникам ландшафта даже из самых талантливых людей. Здесь все дышало ей, ни одной лишней детали: будь то ветка, упавшая под ноги, впорхнувшая птица, дрожащий лист, яркая зелень крон, золотом отливающая на солнце, или темно-изумрудная трава внизу, синеватые лепестки совсем крохотного, зато многочисленного цветка, и ярко красное пятно, спрятавшееся под кустом.
А тропинка все вела. Вела сквозь тенистую прохладу, скрывающую нас от полуденного зноя, вела сквозь непривычное многоголосье леса, что после резкого гула ожившего днем города казалось тишиной, вела, пока не достигла своей цели.


Это возможность подарить сказку, в которую давно никто не верит, но которую втайне от нас жаждут наши сердца.
Cообщения Kathrinander
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
KathrinanderДата: Понедельник, 24.01.2011, 19:19 | Сообщение # 13
Полусотник
Группа: Советники
Сообщений: 776
Награды: 0
Репутация: 1147
Статус: Offline
Вчера меня коварно похитили на ремонт и там уработали, так что вернувшись домой сил что либо размещать не было. Поэтому вчерашний кусочек даю сегодня.
Поляна встретила яркостью слепящего солнца, жаром и восхищением, стоило лишь сделать пару шагов, повернуть голову и оглядеться по сторонам. Город был как на ладони, лучше, чем со смотровой площадки, что притаилась где-то там выше, на самой верхушке горы. Деревья словно расступались в стороны, не росли вверх, покуда могли, боялись перекрыть такой чудесный вид.
Отсюда город казался совсем игрушечным, нет, не маленьким, ибо он убегал далеко на юг и запад, а вот игрушечным, да. Мутно-синими водами пересекала его речка Нека с запада на восток. Там, почти напротив, за ее темным течением раскинулся наш очень-очень старый университет и примыкающий к нему исторический центр. А за ними возвышалась еще одна гора, с остатками давно развалившегося замка. Она круто и резко поднималась, грозно нависая над заполненной людьми и их домами долиной, а потом плавно, полого уходила на юг, превращаясь в равнину уже за чертой города. На западе гор не было. Там только поблескивали черепицей, пусть и ультрасовременной, прочной и легкой, но зато именно черепицей, красные крыши домов, высились где-то за ними старые и молодые леса, разбегались во всю ширь поля, исчерченные ровными линиями редких наземных дорог.
- Бесподобно! – голосом Бернда прозвучало сбоку, и я, наконец, смогла оторваться от открывшегося вида, от поиска знакомых улочек, едва вырисовывающихся среди красного пожара крыш. Он стоял рядом, так близко и так далеко. Случайный попутчик, с которым довелось навеки разделить чудо этого мгновения. Он не видел ничего вокруг, и видел при этом все. Это я поняла по его взгляду, сумасшедшему взгляду творца, устремленному за горизонт. Сегодняшний день определенно взялся радовать сюрпризами. Знать бы еще зачем…
- Девятнадцать лет, - произнесла я, опускаясь на мягкую траву, на тепло прогретой земли. Энергия солнца, земли, воздуха заструилась по моему телу, с неподдельной остротой ощущаемая каждой клеточкой тела. – Девятнадцать лет я жила здесь и не знала, не знала что окружающий, кажется знакомый до каждой трещинки в каждом камне мир, вдруг заиграет настолько новыми, прежде невиданными и непостижимыми гранями.
Солнце мигнуло, прикрытое на мгновение случайно занесенным едва заметным в бескрайней голубизне неба облаком. Тень пробежала по городу, скрылась в отрогах гор, и город вновь вспыхнул красным золотом, пламенеющим огнем, сияющей белизной, чистотой оставленной дождем. Сегодня он был хорош как никогда, сегодня он ловил каждый момент, каждое мгновение, в надежде восхитить, покорить, сохраниться хоть в чьей-то памяти.
- Хайдель любит преподносить сюрпризы. Я не так много и часто бывал здесь, не так много времени прожил, но…
Но в словах мы больше не нуждались. К чему нужны слова, когда они не способны передать чувств, когда все понятно без них. Я лишь кивнула легонько, улыбнулась, погладила покачивающуюся рядом травинку и поняла, что этот день навеки ярчайшим пятном останется в моей памяти. Он не уйдет, не поблекнет со временем. Застывший миг, память.
Нежданный попутчик, случайный знакомы, композитор и просто интересный человек, Бернд… Он сел рядом, так и не оторвав уже заслезившихся глаз от ведомой лишь ему одному точки. О чем он вспоминал, о чем думал, я не знала, просто чувствовала, видела улыбку, играющую на губах. Я не удержалась, решила воспользоваться моментом, еще раз внимательно рассмотреть человека, с которым меня столкнула судьба, с которым так легко было общаться, и о котором я все же почти ничего не знала, лишь смела догадываться.
Наверное, он почувствовал мой внимательный взгляд, обернулся в тот самый момент, когда я смотрела на его кольцо, и гадала кто же его жена и как долго они вместе.
- Ты женат? – смущенная его понимающим взглядом, я сказала первое, что вертелось на языке, но поняв, что это было, я смутилась еще больше. Жаром запылали щеки. А он мило так улыбнулся в ответ. Блеснул смеющимися огоньками в глазах.
- Прости, не ожидал сегодня знакомства с такой симпатичной девушкой, иначе непременно оставил бы кольцо дома. - Я опять вспыхнула, хотя, казалось бы, куда сильнее. Да и на комплименты я раньше никогда так бурно не реагировала. А его это забавляло. Моя открытость чувств, моя непосредственность, пичуга, угадившая в силки опытного охотника. – Да, я женат без малого шестнадцать лет. Тебя это смущает?
Вопрос прозвучал более чем двусмысленно. Я едва не закусила губу в попытке справиться с охватившими меня чувствами, с костром, что против воли разгорался внизу живота.
- Нет, - неуверенно проблеяла я, смотря на Бернда, как кролик на удава. Ухмыльнувшись, он отвернулся, наверное, побоялся перегнуть палку. Хотя, что на уме у этих взрослых мужчин, попробуй, пойми.
- Никогда бы не подумал, что Хайдель так красив. Он конечно необычный город, очень-очень старый. Есть в нем свое очарование, город южной любви.
- Это ты про легенды?
- Конечно, только странно, что ты живущая здесь считаешь эти истории легендами.
- Их подлинность так и не была доказана, наши историки давно бьются в поисках подтверждающих фактов, но ничего, поэтому и легенды.
- Ты сама хоть раз была влюблена? – резко спросил Бернд, опять повернувшись ко мне, опять любуясь румянцем, что не замедлил явить себя.
- Не знаю, можно ли это назвать любовью. Я не знаю этого человека, никогда не видела, никогда не разговаривала с ним, не знаю, ни как его зовут, ни сколько ему лет, не знаю даже, есть ли он на этом свете. Он тот, кто пытается подарить музыке душу. – Бернд смотрел на меня странно, с непонятной смесью чувств в глазах. Но я не замечала этого, я ничего уже не видела. Я впервые решила поделиться самым сокровенным, тем, что горело в сердце последние годы, тем, что вело меня вперед, к новым свершениям, тем, что путеводной звездой освещало мой путь. Я словно стоя на краю бездны, закрыла глаза и сделала решительный последний шаг. – Я знаю, что песни для Эндей пишет не сама группа и даже не Кристиан. Я долго изучало их и его творчество, особенно до появления Эндей, оно совсем другое, ничего общего с тем, что есть сейчас. А теперь после того что ты рассказал я уверена, есть еще кто-то, среди таких вот остающихся в тени композиторов. Вот его я и люблю. Только не спрашивай как так, почему и за что.
- Не буду, - самую малость дрогнувшим голосом ответил Бернд. Мы замолчали. Я уже жалела о своей решительности и произнесенных словах. Я готовилась к смеху, к неверию, которое придется преодолевать, что-то доказывать. Но он, кажется, все понял, и это пугало.
- Такой день, а в голове ни строчки, - с наигранной горечью, разрушил тишину Бернд. И вновь стало легко, неловкость ушла, как ни бывало.
- Вдохновения нет, или музы не хватает? – весело отозвалась я, радуясь новой теме.
- Муза-то есть, сидит рядом, а вот вдохновение снисходить на мою голову не желает. Жаждет творческих мук!
- А может я плохая муза, и ты зря на вдохновение наговариваешь! – принимая правила игры, возмутилась я.
- Такая милая, чуткая и красивая юная муза не может быть плохой! Я же поэт, я лучше знаю! Подожди я скоро. – Вдруг закончил Бернд, явно разглядев что-то ниже по склону. Тот был очень крут, и еще не просох до конца после затяжных дождей. Спускаться Бернду пришлось очень осторожно и медленно. Я некоторое время наблюдала за ним. А потом не удержалась, любопытство оказалось сильнее, и я взяла верхний лист пластика в папке.
Стоило едва коснуться фиксатора, как мягкий листок затвердел в моих руках. Стилус послушно скользнул по гладкой поверхности, давая возможность просмотреть слои. Брови на мгновение взлетели вверх, многослоевые технологии, дающие более пяти слоев, были дороги и неудобны для массового производства роботами. Здесь я различила около двенадцати слоев. С такими работала только элита, впрочем, Бернд наверняка именно к ней и относился.
Ноты, еще ноты, всевозможные закорючки что-то обозначающее, но мне почти неведомые, просто росчерки разноцветных линий. Нет, это все не то, лирика, стихи вот то, что я искала и нашла.
Стиль был знаком, очень сильно знаком, что впрочем, и не удивительно, как никак именно этому посвящались почти все мои самостоятельные работы и исследования. И все же что-то мешало мне вот так сразу понять, кто исполняет эти строки, возможно, их незавершенность, неправильность. Что-то мешало, смущало, заставляло раз за разом пробегаться глазами по ним. Буквы складывались слова, слова в строфы, а вот из строф ничего не получалось...
Стилус щелкнул по панельке, добавил свободный слой, оставил фоном прежний, только уменьшил яркость. Он должен быть различим, но не мешать.
Буквы. Одна, вторая, третья, слово. Они сливались, вытекали одна из другой, расходились и вновь сходились, создавая нечто новое. Теперь не было чувства неправильности, лишь ощущение степенной величественности полноводной реки. Она текла, сметая все лишнее со своего пути, меняя очертания, форму, но не суть.
Наконец закончив, я довольно улыбнулась, так быстро и так сразу у меня еще никогда ничего не получалось написать. Сердце билось часто-часто - радостно. Не удержавшись, снедаемая еще большим любопытством я вытянула еще один лист из папки, привычно зафиксировав, взглянула и лишилась возможности дышать. Перед глазами скакали до боли знакомые строки, тот же стиль, тот же подчерк, то же обилие слоев с партитурами и невероятными пометками везде, где только можно. Последний хит «Эндей», уже разбивший не одно девчачье сердце. Судорожный выдох все же прорвался сквозь мои плотно сжатые уста, а потом пришлось заставить себя вдохнуть.
Вот, твоя любовь оказалась совсем рядом, не ты ли признавалась ему совсем давно в своей любви. Не ты ли выпестровывала это чувство долгими звездными ночами, под чарующую музыку «Эндей». Он понял, он промолчал, подтвердил, что и ты нравишься ему. Только он женат, и вы не пара. Любить кумиров хорошо на расстоянии, когда, кажется, ты знаешь все, на самом деле ничего не зная. Нет, он не посмеется над твоими чувствами, не изваляет их в грязи, как тот же Фред, он увлечется тобой, подарит несколько ярких мгновений и уйдет, встретив другую музу. Ты нужна ему только сейчас, но не потом, не для будущего. Такие как он развлекаются с молоденькими девчонками, и живут со своими женами, ходят с ними на званые вечера и ужины. Они не бросают своих спутниц, влиятельных женщин, принадлежащих к элите или даже фамилии, поддержавших юный талант, вознесших его на новые вершины. А мне нужно либо все, либо ничего. Не хочу пусть и непреднамеренной, но жалкой подачки. Не хочу разочаровываться в любви, как же я не хочу в ней разочаровываться. Этого дня не было, никогда не было, это всего лишь сон, плохой или хороший решу потом, не сейчас, не время…
Я поднялась с нагретой земли, посмотрела на голубое небо, на город что раскинулся перед моим взором, на поднимающегося по склону мужчину с цветком в руках, наверняка желающего сделать мне приятное, очаровать еще больше, соблазнить, подарить капельку любви кумира. Но пока он не видит меня, всецело занятый сложным подъемом, и я развернулась, резко, отчаянно, так, что взметнулся вверх даже мой недлинный волос. Я уходила спокойно, почти не спеша, старательно борясь с подступающими к горлу слезами. Отказываться от придуманной в детстве сказки очень тяжело, а взрослеть еще больнее. Два расставания за два дня слишком для любой девушки, а для меня тем более.


P.S. Вот и закончилась первая глава что называется "Все начинается утром". Временно ухожу на небольшой перерыв в выкладке, обсуждение приветствуется, ибо хорошо стимулирует дальнейший творческий процесс.


Это возможность подарить сказку, в которую давно никто не верит, но которую втайне от нас жаждут наши сердца.
Cообщения Kathrinander
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
KathrinanderДата: Вторник, 01.02.2011, 21:35 | Сообщение # 14
Полусотник
Группа: Советники
Сообщений: 776
Награды: 0
Репутация: 1147
Статус: Offline
В качестве компенсации за перерыв, целая глава за раз.
Хитросплетения судеб.
Тишину раннего утра разорвал пронзительный звуковой сигнал. Воздушными волнами побежал он во все стороны, качнул листок. Искрящаяся в солнечных лучах капелька сорвалась вниз и упала на черный мотоциклетный шлем.
Затянутая в безумно дорогую черную кожу леди, восседающая на двухколесном классическом спортивном мотоцикле, стоящем целое состояние, еще раз нажала на клаксон. После второго затяжного сигнала, наконец, щелкнуло защитное поле окна второго этажа, и в потемневшем проеме появилась всклокоченная голова только что разбуженной девушки.
- Верона, ты бы знала, как я хочу тебя убить!
- За что? - невинно отозвалась та мгновение спустя, прежде стянув с себя шлем и рассыпав по плечам густой вьющийся волос цвета горького шоколада. Явно театральным жестом тряхнув головой, она воззрилась на разбуженную ни свет, ни заря подругу. Поймав солнечный луч, волос засиял, подражая еще не высохшей росе, да остаткам былого дождя.
- Ладно, ты меня в выходной ни свет, ни заря подняла, но какого черта всю округу будить! Мне же теперь спокойно пройти не дадут.
- И тебя заботят такие мелочи? - неподражаемо вскинув брови, вопросила разочарованным голосом байкерша. - Брось, Клау, у меня потрясающие новости. И кстати я не против шырнуться!
Щелкнуло вновь включаемое поле, закрыв проем окна отражением светло-синего неба. Верона лишь ухмыльнулась, зная, что через десять, может быть, пятнадцать минут Клаудиа уже спустится вниз.
Закрыв окно, растрепанная, с темными кругами под глазами девушка в бессильной злобе привалилась к стене. Порой, как сейчас, ей очень хотелось придушить свою ненормальную подругу, так, что она даже проклинала тот день, когда Селина познакомила их. Где милая, дорогая, такая тихая и обыкновенная Селина откопала сумасшедшую байкершу, да еще и принадлежащую к фамилии, Клаудиа определенно не понимала, как и то, почему всегда прощала подобные выходки. Только вот представить свою прежнюю, размеренную и скучную, совершенно правильную жизнь, без этого урагана, сеющего вокруг себя первозданный хаос, она уже не могла.
Но времени придаваться дальнейшим раздумьям у нее не было, Верона могла решить поторопить ее, а такого, ни соседи, ни родители точно не простят. Последние закрывают глаза на такую подругу и ее выходки лишь из-за ее статуса. Представительница фамилии априори не может плохо влиять. А какие это даст связи и возможности в пути наверх… Нет, даже если она решится когда-нибудь все же послать Верону Премедик, родители никогда ей этого не позволят. «Чертова Элита!» - выдохнула про себя девушка и, оторвавшись от стены, бросилась приводить себя в порядок. Она и при полном-то параде выглядела рядом со знойной южной красоткой Вероной откровенно никак. Еще больше падать в глазах окружающих ей точно не хотелось.
- Ты не могла мне позвонить? Не лень было в такую рань сюда ехать? – рассерженный голос подруги вырвал Верону из объятий любимой музыки. Она с совершенно счастливейшим видом полулежала на своем мотоцикле разглядывая небесные дали. Появление Клаудии заставило ее подняться и даже ответить на заданный вопрос.
- Лень, но твой терминал послал меня, когда я звонила, а обходить защиту мне было еще больше лень. – Всем своим видом выражая крайнюю степень лености, потянулась девушка. Сверкая хитрыми глазами из-под занавесивших лицо волос. Спускающаяся по лестнице Клаудиа, не удержалась от внутреннего ликования: не зря она поставила столь дорогую систему на свой терминал.
- Так что у тебя там за потрясающие новости, ради которых ты поднялась в такую рань? – спросила сероглазая, средне русая девушка, облаченная в спортивный комбинезон, становясь напротив подруги. Верона, едва услышав вопрос, мгновенно переменилась в лице. С него сошла вся наигранная, но столь привычная беспечность. Клаудии стало не по себе, такой серьезной и собранной видеть Верону ей доводилось крайне редко. Яркое солнечное утро словно померкло для обоих девушек. Невесть как появившееся облако, закрыло белыми боками свет.
- Нашей Сели грозят очень большие неприятности.
- Что-то вчера? – Верона молчаливо кивнула в ответ.
- Фред решил сделать ее «королевой вечера», - глаза Клаудии против ее воли округлились, к своему сожалению она прекрасно знала, что это значит, слышала от Вероны про новое развлечение в ее родной среде. – Естественно опоил для надежности, да всякой наркотической и расслабляющей дряни намешал. Только на Сели оно подействовало совсем не так, она все поняла, почти сразу же, и скинула Фреда с балкона в бассейн, сама спрыгнула как профессиональный акробат и наговорила ему кучу гадостей при всех, опустив ниже некуда. А потом спокойно развернулась и ушла.
- Наша тихоня Сели… - неверяще пробормотала Клаудиа, присаживаясь рядом с подругой на мотоцикл. – И что теперь?
- А теперь нам надо придумать, как не допустить гуляния по городу ненужных слухов. Если удастся замять дело, то Фред ее не тронет, по крайней мере, не в ближайшем будущем. Нам надо что-нибудь придумать Клау, - под конец Верона едва не сорвалась на стон. Она искренне всей душой беспокоилась и переживала за подругу, это было так странно для ее прежнего мира, но так нормально и естественно для всех кто знал Селину. И только эти переживания не позволяли ей в полной мере насладиться радостью от того, что лучшая подруга указала личному врагу номер один Вероны на место.
- Звони Стеффи, - прервала затянувшее молчание Клаудиа. Облако давно покинуло пределы неба. Но прежняя яркость и радость так и не вернулась на окружающую их улочку. Только одинокая капля вновь сорвалась с потревоженного легким ветерком листа и аккуратно шлепнулась на макушку Клаудии Шнейер. Та невольно поежилась и недовольно посмотрела вверх, на крону шершавого вяза, раскинувшуюся над их головами.
Верона ничего не ответила, лишь кивнула, то ли соглашаясь с подругой, то ли с собственными мыслями и, спрыгнув с мотоцикла, отошла чуть в сторону. Она застыла почти каменным изваянием, смотря в бесконечность. Только острый высокий каблук выстукивал ведомый лишь ей одной мотив.
Верона всем своим видом просто кричала о своей принадлежности к фамилии, в том числе и неизменными сапогами на высокой шпильке, которые она казалось, и вовсе не замечала. Ее подвижность они ничуть не ограничивали, да и управлять раритетным мотоциклом, еще той капризюлей не мешали. На такое были способны только такие совершенства как Премедик, неизвестно как забавляющиеся со своими детьми в своих лабораториях.
Клаудиа нервничала куда заметнее, совершенно не понимая в чем проблема, и что происходит. С таким выражением лица Верона могла с одинаковым успехом взламывать комм Стеффи, просто пытаться до нее дозвониться, или уже разговаривать.
А пустые глаза все смотрели в бесконечность. Одинокий пробившийся сквозь густую листву лучик скользил по ее лицу. Но байкерша и не думала замечать незваного визитера. Шумел ветер в кроне одинокого вяза. Хлопнула дверь на заднем дворе, видимо не все, то ли смогли, то ли решили спать дальше, после устроенной утренней побудки. Гавкнула противная болонка соседей Клаудии, существо избалованное и изнеженное до крайности, но с таким мерзким характером...
- Ой, Верона! - резко ворвался в сознание Клаудии голос Стеффи. Совсем не ожидавшая такого девушка, едва ли не кубарем слетела с уже пригретого мотоцикла. Верона, краем глаза уловив это движение, лишь расплылась в довольнейшей из улыбок, опять надевая на себя привычную маску. - А у меня такие новости! Ты как раз прервала мой разговор со Стейси.
С одной стороны Клаудии хотелось веселиться, но с другой, привычка Вероны, не скрываясь демонстрировать друзьям возможности одной из фамилии, дико раздражала. Она была просто кладезем запрещенных к всеобщему использованию программ. Со своего коммуникатора она могла почти все. Вот и сейчас Премедик вовсю красовалась перед Клаудией, связавшись со Стеффи через прерывание текущего разговора, а заодно насильно подключив на конферент-связь и ее комм, в обход хорошо защищенного терминала. Где подруга брала все эти причуды, оставалось тайной за семью печатями. Верона на все вопросы лишь загадочно улыбалась, поблескивая дьявольским огнем карих очей.
- О нет, - простонала Верона, мгновенно обо всем догадавшись. - Стеффи ну когда же ты научишься думать?! - тон был шутлив, но от слов так и несло льдом Арктики - крайняя степень бешенства подруги, с которой Клаудии доводилось сталкиваться. Она невольно поежилась, словно температура вокруг на самом деле упала на несколько градусов.
- Ты о чем Вер? - искренне удивилась та и у Клаудии прямо картинка перед глазами нарисовалась, как длинноволосая, длинноногая блондинка в поросячье розовом платье хлопает своими огромными выразительными глазищами. Верона, скорее всего и наблюдала картинку близкую к этой (за исключением кошмарного платья), нервно расхаживая в виде проекции по гостиной Стеффи. Еще один признак элитарности, сама Клаудиа так не умела, либо стояла столбом и там, и там, либо расхаживала, но опять же в обоих своих месторасположениях. Разделение сознания это не шутки.
- О том, что тебе сегодня рано утром позвонила Элза, рассказала потрясающую новость про то, как Сели искупала Фреда на вечеринке. А раз ты уже говорила со Стейси, то пять величайших сплетниц города конечно же знают эту новость и передают ее дальше своей сорочьей почтой!
- И чего в этом плохого? - в видении Клаудии большегрудая блондинка соблазнительно надула свои пухлые губки. Стеффи действительно была натуральной блондинкой, обладала ногами от ушей и немаленьким бюстом. Ее больше интересовали наряды, вечеринки, сплетни, шопинги и все возможные процедуры в салонах красоты. Но Клаудиа сама бы, несмотря на свой нордический характер, первой врезала тому, кто решил бы пошутить над Стеффи в подобном ключе. Если она бралась за какое-то дело, она непременно доводила его до конца и лучшим из возможных способов. Уж упрямству, напору, усердию и трудолюбию ей было не занимать. Да и не виновата та, что ее с детства воспитывали как будущую жену элитника, подавив насколько возможно деловую хватку расчетливой леди.
- Подумай Стеффи, я же знаю, что у тебя там далеко не одна извилина. Ты просто представь последствия.
- Ой, - вырвалось невольно у той. - Но Сели она же... Ее же... Как?
- Поняла, теперь думай, как исправить. Черт ведь хотела же первой тебя поднять, зря пожалела. Так что дозванивайся до Кайли и решайте проблему всеми доступными вам средствами. А я попробую найти Селину. Она рано утром куда-то испарилась в неизвестном направлении, весьма догадливо оставив комм дома. Встречаемся после полудня в замке, и будь на связи.
Верона отключилась, даже не подумав выслушать ответ. Прекрасное утро воскресного дня, которому стоило бы радоваться, казалось Клаудии самым мерзким за последнюю пару недель. Верона посмотрела на нее недоуменно-недовольно вскинув брови, словно вопрошая: "ты еще тут?". Клау невольно поежившись, все же ответила вызовом во взгляде. И ледяная королева вдруг потеплела, расплывшись в обворожительной улыбке.
- Что ж дела еще хуже, чем может быть, но теперь и пытаться решить их куда интереснее. Идеи?
- Я в такую рань адекватно мыслить не способна!
- А нам адекватно и не надо, - громко процокали по тротуару каблуки подошедшей ближе байкерши. Уперев руки в бока и нахально ухмыляясь, девушка расслабленно взирала на мир. Казалось ей плевать и на подругу, и на те неприятности, в которые она влезла, лишь в глазах блестел охотничий азарт, предвкушение очередной прогулки по протянутому над бездной канату. Где-то в глубине Клаудии заворочалась злость, в очередной раз за это утро, да так, что та удивилась самой себе. Она ведь всегда и во всем руководствовалась лишь своим немалым умом, считала эмоции совершенно лишними для построения будущей карьеры, да и для жизни вообще. И все же Верона, словно целенаправленно задавшись такой целью, из раза в раз пыталась ее довести, выбить из равновесия, заставить чувствовать, потеряв последние отголоски разума. И этим утром подруга могла всецело гордиться собой, свои мозги Клаудиа так и не подключила до сих пор. Теперь девушка разозлилась на саму себя, не замечая, как разглаживается и прежде казавшееся спокойным лицо Вероны.
- Так, Селину нам надо найти обязательно, но нас двоих для этого дела мало. Это раз, два отправлять тебя на поиски смысла не вижу, лучше козыри из-за рукава вытащи, - Верона лишь неопределенно хмыкнула, на проницательность подруги, беря в руки шлем. - Закинешь меня к Роберту, мы с ним поищем нашу пропажу, а сама бери Дейва и делай, что там тебе в голову пришло?
- И ты не поинтересуешься, что я планирую?
- Нет, ты ведь не скажешь, так зачем? Да и главное для нас результат. А он будет, уж настолько-то я тебя знаю.
Мотоцикл взревел своим пятьсотсильным двигателем, подняв в воздух всех окрестных птиц, мгновение назад спокойно чистящих перышки, и резко стартовав с места, на сумасшедшей скорости унесся вверх по прямой и пустынной улочке.

Поднявшийся ветер взъерошил короткие волосы. От стильной укладки не осталось и следа. Но обладателя пострадавшей прически это не волновало совсем. Высокий широкоплечий блондин со снисходительной улыбкой взирал на мчащийся на него с огромной скоростью мотоцикл. Солнцезащитные очки в бежевой под цвет костюма оправе надежно скрывали холодный расчетливый взгляд носящего Фамилию.
Пронзительно взвизгнули тормоза, и пущенный юзом мотоцикл остановился как вкопанный. Считанные сантиметры отделяли черное, дымящееся от перегрева колесо, от лакированных носков светлых ботинок. Порыв воздуха взметнул полы легкого летнего белоснежного плаща, вихрем крутанулся вокруг льняных брюк.
Достав руки из карманов, парень демонстративно хлопнул в ладоши, но на лице его не дрогнул и мускул. Он сделал несколько шагов назад, позволяя девушке поднять и поставить мотоцикл. Байкерша легко и грациозно соскочила со своего коня, весьма нелюбезно столкнув своего попутчика, еще не пришедшего в себя от ее манеры езды. Стуча каблучками по мостовой, она обошла мотоцикл и протянула вперед правую руку. Блондин поймал холод карего взгляда, но, ничуть не смутившись, галантно подхватил руку скрытую черной кожаной перчаткой и поднес к губам, едва обозначив поцелуй. Девушка лишь немного склонила голову в ответ, принимая брошенный вызов. Не сговариваясь, они развернулись и удалились на почтительное расстояние от мотоцикла. Их разговор был не для посторонних ушей.
Спутник байкерши остался у мотоцикла, и на лице его читалось недоумение пополам с ненавистью. Блондин не удостоил того и взгляда, но эту смесь чувств приметил, ощутив и исходящую от парня волну желания врезать хорошенько одному конкретному Прелоеру. Он мог бы недоумевать, зачем его бывшей понадобилась компания этого субъекта, но Фред слишком хорошо знал Верону...
- Ты хотела встречи Веа? - С садистским удовольствием он наблюдал, как скривилась за маской беспристрастного лица девушка от напоминания о той части своей жизни. Она все еще пыталась забыть. Безуспешно, - заметил он к своему удовольствию.
- Да, и ты знаешь зачем и для чего, поэтому не будем ходить вокруг да около и разводить политес. Мы ведь не в столице! – она всегда и всему бросала вызов, не понимая, что этому ее научил именно он. Как можно убежать от прошлого, постоянно к нему взывая?!
- Конечно дорогая, тебе до сих пор позволено многое, так сказать в память...
- Фред, оставь Селину, - ее голос был спокоен, она больше не играла крутую и взбалмошную девицу. Сейчас перед ним стояла деловая леди фамилии. А ему было глубоко плевать на ненормальную девчонку устроившую представление на вчерашней вечеринке, даже на слухи, слишком активно распространившиеся утром по всему городу. Он Прелоер и выше всего этого. Вот только сумасшедшая малышка Веа так и не оставила его сердце. И он не мог упустить такого случая помучить ее, он до сих пор не напился местью и не смог простить себе былой слабости. Он и Сели заинтересовался, лишь увидев девушек вместе, зная, что покорив эту пустышку и причинив ей боль, причинит боль и ее подруге, заставит виниться себя в том, что не уберегла.
- И как же мне быть с моей подмоченной репутацией? - спросил он с каменным лицом, демонстративно сложив руки на груди. Верона слегка дернулась, слишком привыкла показывать всем свои эмоции.
- Я исправлю это, проблема уже частично решена, - Верона смотрела требовательно. Это нравилось Фреду, решительность карих глаз до сих пор будоражила его кровь. Он никогда и не подумал бы хоть как-то мстить этой девчонке, это уронило бы его честь в глазах семьи, Прелоеры очень ценили способность признавать собственные ошибки. Можно схватиться с равным соперником используя все свои связи и возможности, но пинать беззащитного котенка, это просто недостойно любого гордо осознающего себя элитой. Верона, кажется, забыла об этом. Она допустила уже саму мысль, что он опустится до глупой мести, переступит через принципы, впитанные с молоком матери. Веа слишком заигралась и перестала различать грань между чужими развлечениями и жизнью. Это хорошо. С ней еще можно сойтись в поединке, ведь она равный соперник и ему есть за что мстить ей, а не глупой девчонке с затуманенным наркотиками разумом. Он рано списал свою малышку Веа со счетов, выкинул из своей жизни. Пусть считает, что ее дорогой подруге светят неприятности, пусть переживает и рыщет не там, где стоит, пусть чувствует свою несуществующую вину.
- И?! Ты думаешь, это меня хоть немного волнует? Нет, Веа, ты пригласила меня на эту встречу зря. Прелоеры не прощают... - договорить он не успел, скрытая черной кожей перчатки рука схватила его за грудки, хрупкая на вид роковая красавица по силе могла сравниться с очень многими мужчинами, даже среди фамилии. В гневе его малышка была еще прекраснее, и он еще больше ненавидел ее за это, еще ярче рисовало сознание ее поверженный, наконец-то сломленный образ. Какой хорошей рабыней она могла бы стать.
Она была с ним, была долго, но его девочкой так и не стала, не покорилась, не сломалась, и этого проигрыша, этой болезненной страсти и слабости он простить не мог. Затрещала дорогая ткань, с жалобным бряканьем покатилась по дороге оторванная пуговица. Дернулся зачем-то прихваченный ею парень, но ему хватило ума не вмешиваться, не того он полета птичка - раздавят не задумываясь. А ведь ему очень хотелось быть на месте подруги, самому начистить рожу зарвавшемуся элитнику. За девчонку, к которой он неровно дышал, но которая его совсем не замечала.
Ее лицо было совсем рядом, она говорила, и ее дыхание так приятно щекотало его губы.
- Ты ничего не сделаешь Селине Фред, ни сейчас, не потом! Иначе я подниму свои связи, и поверь у Премед они ничуть не меньше, чем у Прелоер, поверь, мне есть, кого и чем зацепить.
- Хорошо я подумаю, - раздраженно процедил парень, наконец отпущенный ею – играть, так играть, и ведь она верит ему, тому, что он изображает.
«Да… Верона, ты слишком долго живешь вне столицы, теряешь хватку, раньше ты безошибочно чувствовала мою игру, да и дерзила куда интереснее и замысловатее. В прожитых годах есть смысл, только если они чему-то научили. Шестнадцатилетней малышкой ты, Веа, была куда сильнее. Даже как-то жаль…»
- Ты не подумаешь, ты навсегда забудешь Селину и ее имя. В твоей жизни не было такой девушки, да и в Хайдель насколько я знаю тебе больше не нужно. За пределы города слух не просочится.
- А как же сеть? - Верона лишь загадочно улыбнулась в ответ, вновь напомнив себя прежнюю, времен их романа. Фред пожал плечами, напустил на себя расслабленно равнодушный вид и, махнув рукой на прощанье, не спеша пошел к ближайшей точке ГТП.
- Он...?! - подал от мотоцикла свой голос, прежде очень кстати молчавший Дейв.
- Он не тронет Сели, ему на нее плевать и на то, что и кто про него говорит тоже, - равнодушно произнесла байкерша, застывшей статуей посреди пустынной улицы наблюдая, как исчезает во вспышке телепорта ее вечный кошмар, тот о котором не знал никто, даже Сели. "А вот в отношении себя я сказать того же совсем не могу. Фред ты так и не смог меня забыть, и очень жаль, что наши путь вновь пересеклись. Но мы еще поборемся. Ты ведь разочаровался во мне, решил, что я не та, что раньше. Недооценить противника первый шаг к проигрышу! Ты даже не понял, что я здесь не ради Сели, что я слишком хорошо тебя знаю. Ты бросил мне вызов, а я его приняла…"
- По нему незаметно, - голос приятеля так и сочился ядом скептицизма. Дейву нравилась Селина, а еще больше ему нравилось думать, что он ее любит. И теперь он злился на себя и весь окружающий мир, потому что защитить или покарать обидчиков он не мог. Его любви на заведомо проигрышную борьбу с фамилией отнюдь не хватало, и осознание этого факта радости тоже не добавляло.


Это возможность подарить сказку, в которую давно никто не верит, но которую втайне от нас жаждут наши сердца.
Cообщения Kathrinander
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
KathrinanderДата: Вторник, 01.02.2011, 21:35 | Сообщение # 15
Полусотник
Группа: Советники
Сообщений: 776
Награды: 0
Репутация: 1147
Статус: Offline
- По нему никогда ничего не заметно, - еще холоднее бросила в ответ Верона, направляясь своему мотоциклу, надо было подумать, вернее, осознать все сказанное и не сказанное.
- Ты так говоришь, будто всю жизнь его знаешь!
Верона его не услышала, вернее, сделала вид, что не услышала, усаживаясь на мотоцикл и надевая черный блестящий шлем. Ей даже объяснять не хотелось, что каждый из фамилии всегда и все знает о любом другом представителе этого гадючника.
- У меня еще дела, сам до замка доберешься, - не столько спросила, сколько утвердительно сказала девушка напоследок. Взревел мотор, ручка газа повернулась полностью, мотоцикл рванул, встав на дыбы, и черной молнией умчался вниз по улице. Дейв тяжело вздохнул, дернул плечами и зашагал в сторону телепорта, совершенно не понимая, зачем вообще его надо было брать на эту встречу. Ему куда больше хотелось искать Сели.

Выложенная камнем дорожка круто поднималась в гору. Идти было неудобно. Стремительный шаг Вероны, высокая шпилька ее сапог совсем не подходили к этому месту. Но она уже давно привыкла. Хотя, казалось бы, что проще нормально обуться, расставшись с давно ненавидимым высоким каблуком. Впрочем, ее обувь всегда имела простенький антиграв и брутальная девушка продолжала интриговать всех легкостью своей походки. Отчего до подобного применения антигравов додумалась лишь она, Верну порой удивляло, но, тем не менее, делиться своим ноу-хау она не спешила.
Остатки пары стен замка уже высились справа от нее. Некогда красный кирпич за прошедшие столетия выцвел, пожелтел, частично раскрошился, но все еще держался. Хотя говорили, этот замок был развалинами еще до "реализации", тогда его любили посещать туристы. Сейчас же он не интересовал даже историков, но городские власти все же старательно следили за ним, всячески препятствуя дальнейшему разрушению.
Верона по давней традиции подняла голову, рассматривая голубое небо сквозь узкие окна. Поговаривали когда-то давно любовник какой-то там принцессы, а может герцогини или кого еще, спасся от гнева батюшки девушки, выпрыгнув в окно третьего этажа. Недоумок не только остался жив, но и запечатлел свои следы в камне. Верона этой легенде не верила, хотя каждый уважающий себя студент считал своим долгом излазить внутренний двор в поисках подходящих вмятин.
Наконец, она обошла громадину замка, поднявшись в верхний парк. Здесь разве что фундамент сохранился от былого величия, да насадили новых деревьев на радость студентам. Университет находился совсем рядом. И замок давно превратился в своеобразный его филиал, привлекая студиозов под тень своего парка. Их компания тоже привыкла проводить здесь все свободное от занятий время, встречаясь у старого дуба в самом дальнем углу.
Сегодня замок пустовал. Выходной. Первый теплый и солнечный выходной, все кто мог, уехали отдыхать за город, наслаждаясь разгаром лета. А друзья еще не подошли, слишком рано. Сама она приехала сюда думать. Слишком многое до сих пор не укладывалось в единую схему, оно вообще ни во что не укладывалось, но Верона Премедик и не думала сдаваться. Она не сдалась даже в худшие годы своей жизни, почти не сдалась, остановленная в шаге от черты.
Солнце припекало чувствительно. В черном кожаном одеянии было жарко, даже встроенная система охлаждения не спасала. Верона скинула легкую куртку, дышать стало чуточку легче. Глубокий вырез выставил на всеобщее обозрение совсем немаленькую грудь, едва не вываливающуюся при вздохе из скромных кожаных полосок топа. Вот только зрителей охочих до ее прелестей вокруг не наблюдалось.
Достигнув любимого дуба, Верона устроилась у его корней, и сразу же скрылась в виртуальном мире, разыскивая в своих файлах недостающую информацию, выстраивая вероятностные схемы, прогнозируя будущее. Глупы те, кто считают Премедиков хорошо разбирающимися лишь в медицине и генетике. А ведь именно они самые сильные интриганы. Как раз потому, что их редко берут в расчет, а такое дорогого стоит, для любого серого кардинала. Да и как ими не быть лучшими, когда о любом человеке они знают больше чем тот сам о себе, а уж прогнозировать... Без этого и в половине экспериментов добиться успеха не удалось бы.

Развалившаяся громадина замка. Кайли ненавидела ее всем сердцем, за невзрачный вид, за неудобный подъем, за долгую пешую дорогу, за застревающие между брусчаткой и проваливающиеся в землю каблуки, за то что это место обожали ее друзья. Впрочем, друзей она тоже ненавидела, Селину за ее невероятную простоту и везение, за родителей, что могли обеспечить дочери немалые перспективы в будущем, Клаудию за ее занудство и ум, за способность всего добиваться самой, Стеффи за ее красоту и принадлежность к элите, никто и не сомневался какого уровня будет у нее супруг, Верону же Кайли ненавидела больше всех за ее принадлежность к фамилии, за постоянное выставление собственных особенностей напоказ, за бросаемый всем и вся вызов, за вечные перепалки с Клаудией, за преданность Селине. Роберта и Дейва она тоже ненавидела, частично за компанию, частично за то, что на нее они и не думали смотреть. Да и себя саму Кайли ненавидела пожалуй сильнее всего, слишком из простой семьи, слишком обычная, слишком не на что выдающееся, не способная. У ее подруг было все, у нее ничего и искренне ненавидя их, ей приходилось терпеть это все ради призрачной надежды на то, что те ее не забудут и все-таки помогут подняться. Но как же этого было мало для честолюбивой Кайли, она хотела всего и сразу, спала и видела себя великой Пре. Впрочем, она умела ждать и играть. Она смогла обратить на себя внимание добренькой Селины, чтобы войти в компанию, теперь старательно становилась лучшей подругой для Стеффи, вокруг которой вечно кружились лучшие представители мужской половины, и Кайли надеялась, что кто-нибудь получив отказ зазнавшейся красотки, решит найти утешение в ее объятиях. Конечно, ей хотелось стать лучшей подругой для Вероны, но та держалась отстранено ровно, не давая даже шанса на сближение. Сегодня ей пришлось потратить драгоценный выходной на выполнение приказа-просьбы Вероны и отводить от Селины неприятности связанные с разрастающимися слухами. И справившись, зачем-то тащится в парк у ненавистного замка. К чему все эти сложности с личными встречами она не понимала, подвести итоги вполне можно было и в виртуале. Но Верона сказала, и никто даже не подумал этого оспорить.
- Чего молчишь? – Стеффи просто не могла не говорить дольше пяти минут. Лимит тишины на этот раз уже был исчерпан. – Какая- то ты погрустневшая, а ведь радоваться надо, мы с таким справились. Никогда бы не подумала, что информационная война – это так сложно.
- Ну, это ты можешь говорить сутки напролет, а я сегодня на полжизни вперед наговорилась, - Кайли широко и искренне улыбнулась, засверкав довольными глазами, хотя ей очень хотелось заткнуть подругу чем-нибудь тяжелым.
- Ты себя недооцениваешь, ты только вспомни, как уделала Альфреду, я как представлю ее лицо, так и хочется смеяться!
- Мама мия, мама мия! – удачно сымитировав голос произнесла Кайли и звонко засмеялась вслед за Стеффи.
- Ваш смех с другого конца города слышно, - окликнул их мужской голос откуда-то сзади. Девушки, все еще похихикивая, остановились и, спустя минуту, из-за поворота появился Роберт, тащащий за собой как всегда и всем недовольную Клаудию. Главная поисковая команда шла без виновницы переполоха, и это означало только одно, та так и не найдена. Хотя надежда еще оставалась, Верона со своими тайными мыслями и секретами и сохнущий по Селине Дейв могли оказаться куда успешнее.
- А вы как я вижу без прибавления, - весело и беззаботно Кайли ударила по больному.
- Хотите сказать, поток слухов остановлен? – Клау вопросительно изогнула бровь, всем своим видом показывая, что в успех в таком сложном деле не верит.
- Зачем, он наоборот еще больше увеличен, - Стеффи прямо излучала довольство от собственных идей и способностей.
- Мы не вы, - Кайли якобы дурачась, показала язык, и последние метры подъема изо всех сил убегала от решившего ее схватить Роберта.


Это возможность подарить сказку, в которую давно никто не верит, но которую втайне от нас жаждут наши сердца.
Cообщения Kathrinander
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ИриникоДата: Среда, 02.02.2011, 01:53 | Сообщение # 16

Княгиня Ирина
Группа: Авторы
Сообщений: 4789
Награды: 0
Репутация: 4345
Статус: Offline
Молодец, Катрин!
Зорово получается. wink
Надеюсь, прода будет?


О, quantum est in rebus inane!
Cообщения Иринико
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
KathrinanderДата: Среда, 02.02.2011, 09:23 | Сообщение # 17
Полусотник
Группа: Советники
Сообщений: 776
Награды: 0
Репутация: 1147
Статус: Offline
Пока будет, а вот дальше зависит от двух фактов ответит ли издательство по другой книге, если возьмут придется срочно дописывать продолжение, и будет ли и дальше надо мной так муз летать, а то для меня перерывы в полгода это так мелочи:)))

Это возможность подарить сказку, в которую давно никто не верит, но которую втайне от нас жаждут наши сердца.
Cообщения Kathrinander
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
KathrinanderДата: Вторник, 15.02.2011, 19:36 | Сообщение # 18
Полусотник
Группа: Советники
Сообщений: 776
Награды: 0
Репутация: 1147
Статус: Offline
Немного закрутилась со всякими ремонтами перерегистрациями а\м, курсами и навалившейся работой.
Но еще одну главу выкладываю, с музыкальной иллюстрацией, записано и исполнено моим хорошим другом:)
Крутой склон. Скользкая трава. И только одна рука в помощь. Вторая бережно держит цветок. Странный, прежде невиданный, но очень красивый – простой, естественной красотой, без изысканной вычурности, такой же, как и Сели.
Я не смотрел вверх, только под ноги и руки. Совсем не хотелось сорваться и вновь преодолевать эту крутизну. Спускаться было проще. И я не увидел, как она поднялась, опустила на землю два листика пластика и осторожно, стараясь не шуметь, ушла.
Подъем был короткий, но неудобный. Ей хватило данного судьбой времени.
В последний раз, едва не поскользнувшись на сочной, самую малость выгоревшей траве, я поднял голову. Ее не было. Нигде. Ни одного намека на ее присутствие. Даже трава показалась мне непримятой в том месте, где она сидела. Лишь два листа пластика сиротливо лежали на земле. Я знал оба, помнил до каждой черточки все скрываемые ими символы. Первый безупречный хит и недописанная песня.
Я не заметил как сел рядом. Ухмыльнулся. А со стороны наверняка показалось бы, что рассеянно, возможно чуточку невинно улыбнулся. Я никогда не был хорош в едких ухмылках.
Свободная рука подхватила с земли листочки. У нее был аккуратный девчачий почерк. Маленькие буквы спешно, но обстоятельно складывались в слова. А еще она умела писать от руки по пластику. Редкое умение в век терминальной записи мыслей. Несколько моих небрежных слоев с партитурой наброска песни, да никак не получавшихся стихов, и всего лишь один ее. Ее стихов. Рожденных почти без мук. В едином порыве. На одном дыхании. Когда рука пишет, пишет и не может остановиться. Зависть заворочалась где-то внутри. Я невольно вчитался и, казалось, забыл о том, что стоит дышать. Идеальная партия. Все законы игры соблюдены, но насколько же при этом все гармонично. Нет, не так, это больше чем гармония. Это жизнь.
Я глянул на свою партитуру, уже давно написанную, но ранее такую сиротливую без нужных слов. Они сочетались, они были созданы друг для друга - музыка и лирика. Только вот музыке теперь не хватало жизни. Слишком правильно. Слишком в соответствии с правилами. Но почти без души. Впрочем, я уже подозревал, как это исправить. Листы заняли свое место в папке. И только теперь я заметил, что так и продолжаю сжимать в левой руке цветок. Бедный, он совсем помялся и растрепался. Недолго думая, я сунул его в папку. Гербарий лучше, чем брошенная за ненадобностью жизнь.
Теперь стоило решить, как быть дальше.
Селина... Сели... Глупышка-малышка и зачем же ты ушла, зачем прочитала не предназначенное для тебя и все поняла, или это я старый дуралей… Зачем захватил с собой черновики?! Привычка. Зло.
Жаль, что ты ушла, очень жаль.
Ты появилась смешно и неуклюже, очаровательно. Интересная. Светло-русая, фигуристая, самую малость вызывающе одетая, симпатичная. Мне давно уже не доводилось так легко общаться с такими молоденькими девочками. Тебя так и хотелось обаять, соблазнить... А ты ушла.
Было что-то в твоем нежданном, неведомом признании в любви. Ты потешила мою гордость, а я промолчал, решил не портить то, что вырастало из девчачьей дурости. Зря.
Да, я хотел тебя соблазнить малышка. Хотя после пережитого тобой накануне, мне это казалось гнусным. И все равно ты была хороша, уже совершеннолетняя и желанная. Но ты меня обыграла, как и с песней, призналась в любви, все поняла и ушла.
Хотел решить, как быть дальше и не мог, все мысли возвращались к лунной девчонке.
Руки за головой, теплая земля и припекающее сверху солнце, неведомо как взявшаяся во рту травинка. Так замечтался, что не заметил, как удобно развалился на полянке, одним глазом посматривая на голубизну неба. Я явно устроился здесь надолго. А надо было что-то делать. Может подумать, где найти мою Сели. Нет, она, конечно, может сюда вернуться, передумает и вернется в надежде, что я еще здесь. Только вот кушать хочется, очень. Да и я сомневаюсь в таком простом решении. Надо будет искать. Впрочем, школу, возраст и имя я знаю, а этого более чем достаточно. Да и завтра будет новый день.
Назойливое жужжание ворвалось в сознание. Я едва не подскочил от неожиданности. Такой каверзы от комма я не ожидал. Ведь специально выключил с утра пораньше, чтобы никто ни в коем случае не спугнул вдохновение. Только вот Крису закон не писан. Он и к отключенному кому пробьется, если очень надо. Что-то определенно случилось. Это напрягало немного. Не любил я сюрпризы, очень не любил.
- Ало, - ответил я, выплюнув травинку, и устав от противного жужжания. Нормальную мелодию использовать он, конечно же, не мог.
- Проще с фамилией каким-нибудь связаться, чем с тобой!
- А в чьих это интересах!
- Сдаюсь, уел, твоя муза хрупка, как сетка Эрзы. Но дело серьезное и не терпит отлагательств.
- Так чего тянешь, говори.
- Песня нужна в студии уже завтра. Так что кровь из носу, а времени тебе дружище до вечера.
- Не надо, я буду через час-полтора.
- Уже, но как?
- Ты сам недавно ответил?
- Эээ…
- Муза, приятель, муза!
- Ну, Бернд! Не жалко раньше времени срываться. Или ты уже все успел.
- Не жалко и не все, расскажу в студии. До скорой встречи! – закончил я разговор, с некоторым сожалением поднимаясь с нагретого места. Поиски девчонки придется отложить на время. Но это и к лучшему, успеет передумать и пожалеть. Нет, таких талантливых красавиц нельзя оставлять без присмотра…

Домашняя студия Кристиана всегда казалась мне неприлично уютной. Приглушенное общее освещение, тканевая обивка стен, скрывающая последние достижения в системе звукоизоляции и акустики. Темные, но не давящие цвета и непривычный для таких мест простор. Пара арварских кресел. В тон им, спрятавшийся в углу диванчик. Изящно вырезанный столик из сибиарского кедра, надежный, возможно оцененный многими как дешевый, что было бы близко к правде, не будь он ручной работы. Причудливые низкорослые деревья, расставленные по темным углам, то ли такие неприхотливые, то ли вовсе неживые. И, конечно же, огромный рабочий экран. Он изолировал небольшую сцену со свалкой инструментов. Там было все или почти все. И так бывало всегда, едва возникала потребность записать новый хит. И неважно что, начав, все уберут в подсобки, а музыку будет вершить терминал, включающий в себя и перегородку-экран, и пульт звукооператора, и пять рабочих мест для музыкантов и одно мое. Самое главное. Самое удобное. Впрочем, возможно в этот раз что-то да пригодится.
- Крис, когда ты перестанешь таскать туда-обратно этот хлам.
- Когда перестану верить в хорошие приметы! Привет Бернд, ты пунктуален прямо как Лоер! – ответил мне приятель, вынырнув из своей виртуальной реальности. Всегда бодрый на вид. Только легкая краснота светло-голубых глаз выдавала истинную усталость. Нордически белый ежик волос топорщился на голове идеальной укладкой. Значит еще и к стилисту успел сегодня забежать. Легкий, бежевый и очень дорогой, даже для Криса костюм я тоже прежде не видел. Странно…
- Надо же и мне когда-то начинать, а то ведь Предиал! – пожал плечами, протянул руку для приветственного жеста.
- Ну, посмотрим. А теперь садись и рассказывай, что за муза? – Кристиан быстро подхватил меня под руку и потащил к таким уютным креслам, что мысли о сопротивлении поспешили ретироваться куда подальше.
- Обождет, лучше взгляни, что получилось, поболтаем потом, или не ты кричал, что это срочно. – Я все же рухнул в любимое кресло, едва сдержав блаженный стон.
Кристиан не ответил, поспешно выхватил из моих рук листок, метнулся к терминалу, загрузил, вывел на экран. Переведя управление на комм через прямое соединение, мой друг скрылся в виртуальной реальности, смотря, слыша, чувствуя мои черновые записи, играя настройками, звуками, уже осознавая, что получится в итоге, какой он видит новую песню.
- Гениально! Идеальные слова. Ну а над музыкой поработаем. Но не сегодня!
Я обозначил удивление изгибом брови, впрочем, уже догадываясь, какой ответ меря ждет.
- Нужно забыть первое впечатление, хотя бы нам!
- Ребят пригласишь назавтра? Сюда?
Короткий кивок головой в ответ. А больше ничего и не нужно. Мне уж точно. И так знаю, что мы пишем в этой студии, а что в основной.
- Пошли, пропустим по стаканчику, расскажешь про свою музу.
- Ну, тут еще надо думать кто чей муза.
- Темнишь.
- Интригую.
Крис любил жить среди простора, тесных и маленьких комнат в его домах просто не бывало. А светлая гостиная казалась просто огромной. К ее объемам я так и не привык.
Крис не дожидаясь, когда я, наконец, освоюсь, уже возился за барной стойки, что-то мешая в шейкере с видом профессионального бармена. Юношеское увлечение до сих пор давало о себе знать. А вот сожалел ли он об оставленном пути, я не знал, да и гадать не собирался.
Кресло послушно приняло удобную для меня форму, плотно охватив со всех сторон. Крис тоже не заставил себя ждать, неся нечто переливающееся и разноцветное в пузатых стаканах.
- Где был, что творил? – друг слишком ответственно подходящий к работе теперь мог расслабиться с чистой совестью, что и намеревался сделать.
- В Хайделе, давно там не бывал, считай со студенчества.
- И, конечно же, подцепил местную красотку?
- Ну, почти, - я медлили, желание поделиться событиями дня вдруг померкло и трусливо куда-то убежало.
- Как хоть зовут? – словно почувствовав мое настроение, поторопил Кристиан, не забывая потягивать свой коктейль и весьма красноречиво смотря на мой.
- Сели, Селина, - я втянул через трубочку разноцветную жидкость. Крис определенно был сегодня в ударе. Легкий на вкус напиток, поразительно быстро ударил в голову. – Кстати стихи написала она.
Мой белобрысый друг едва не подавился напитком, немного все же пролив его на свои дорогие по последней моде льняные брюки с добавлением вездесущего шерфа. Взгляд светло-голубых очей смотрел теперь пристально и очень заинтересованно.
- Забавная девчонка из старшей школы, изучает современную музыку, пишет стихи…
- И как же вы познакомились?
- Я подхватил ее, когда она споткнулась. Разговорились. Погуляли по городу. Случайно вышли на одну чудесную полянку. – Я рассказывал медленно, смакуя каждое слово пробуждающее воспоминание. Одной силой воли оставаясь в этой реальности. Хотелось обратно, к ней.
- И ты ей так вот взял и показал недописанную песню? – мимикой лица Кристиан живо изобразил свое глубокое недоверие. Актером он смог бы стать куда лучшим, чем был композитором. Иногда и профтесты ошибаются. Или как однажды обмолвился друг, выполняют свои планы.
- Да нет, решил подарить цветочек, полез за ним. А женщины, особенно такие молоденькие существа, очень любопытные. Вот и залезла ко мне в папку, написала стихи, поняла кто я, и ушла.
- Странно, – весь вид Криса выражал глубокую задумчивость. Похоже, он подключил комм и теперь что-то рассчитывал или просчитывал.
- Она вообще странная. Живая, если ты понимаешь, о чем я? – тот утвердительно кивнул, а я продолжил: - Призналась, сама того не подозревая, мне в любви и, едва поняв что я это я, ушла.
- Ты понимаешь, что мы не можем использовать эту песню? – вынырнув обратно в реальность, спросил Кристиан.
- Отчего? – я искренне удивился, порадовав друга своей богатой мимикой.
- Оттого что согласия ее нет.
- Ну, хочешь, завтра поеду, возьму для тебя это согласие. – Я до сих пор не видел проблемы. Наверное потому, что знал, и немного понял мою малышку Сели.
- Ты знаешь, где она живет? – Опустошив свой бокал, он перешел на деловой тон. Крис вполне мог решить, что развлечения подождут. А вот девочка его заинтересовала. И уцепившись в меня, подобно клещу, он приступил к расспросам. Волей неволей я рассказал ему все что знал, подозревал или додумал.
- Так, - сурово произнес Кристиан, собираясь с мыслями. А я готовился к разносу. Заслуженному разносу. Мой контракт с компанией был более чем ясен. Я его нарушил. И ничем хорошим мне это грозить не могло. Но я знал, что Крис уже что-то придумал. – Дурость свою, ты так до сих пор не изжил. Так и продолжаешь выбалтывать все что можно и нельзя, едва на горизонте аппетитная попка появится. И не кривись. Твои слабости я прекрасно знаю. Завтра с утра отправлю от компании своего человека или даже сам поеду. И молись несуществующим богам, чтобы девочка нашлась быстро, чтобы она не успела никому ничего про тебя рассказать, и чтобы подписала контракт, запрещающий ей распространение информации.
- Она подпишет, и не разболтает, – я был сама уверенность. И Кристиан вновь позволил себе расслабиться, все же бросив на меня пару недоверчивых взглядов. Я за раз допил коктейль, совсем забытый во время разговора. Крис решив больше не заморачиваться с приготовлением напитков, достал бутылку своего любимого тридцатилетней выдержки односолодового виски.
- Про завтрашний вечер не забыл? – спросил он, протягивая мне напиток с дымным привкусом.
- С тобой разве забудешь?
- И даже не попытаешься отвертеться?
- Хотел, - честно признался я. Крис лишь молчаливо кивнул в ответ. Он все понимал. Я виноват. И я теперь ему должен. Мы приподняли стаканы, и, насладившись ароматом Гленфидика, пригубили этот дорогой напиток. Нашу общую слабость.


Это возможность подарить сказку, в которую давно никто не верит, но которую втайне от нас жаждут наши сердца.

Сообщение отредактировал Kathrinander - Вторник, 15.02.2011, 19:39
Cообщения Kathrinander
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
KathrinanderДата: Вторник, 15.02.2011, 19:40 | Сообщение # 19
Полусотник
Группа: Советники
Сообщений: 776
Награды: 0
Репутация: 1147
Статус: Offline
Музыка играла тихо, приглушенно, фоном. Голографические иллюзии, вторя ей, расцветали по всему залу. Что-то до зубного скрежета правильное и идеальное. Чуточку расслабляющих мотивов, хозяевам вечера ни к чему напряженные гости. И, конечно же, уже вне слышимого диапазона - звуки, направленные на стимулирование некоторых частей мозга. Играли одни из лучших исполнителей в этом городе. Если немного вслушаться, я спокойно смог бы назвать их поименно. Но мне было лень. Какая вообще разница кто играет. Кто смог достичь совершенства в своем стремлении сравниться с терминалом. Люди создали идеальную машину. И тут же бросились доказывать, что они могут ничуть не хуже. Неужели никто так до сих пор и не понял, что идеально не значит хорошо. Что мы живые, а не машины… Что нам надо играть живую музыку, а не подражать компьютеру с его искусственным интеллектом.
Деловая элита всегда одевалась строго и консервативно. Эксперименты с новыми сумасшедшими дизайнами отдавались элите творческой, ну а там, если что-то придется по вкусу можно и перенять. В этом же году мода в очередной раз вернулась к натуральным тканям. Шелк струился по женским телам, то обнимая их подобно плотной перчатке, то развеваясь свободными полами. Капельки сверкающих драгоценностей подчеркивали женское совершенство. Здесь было на кого и что посмотреть. Совершенные лица, не изуродованные ярким макияжем. Едва скрываемые тканью роскошные тела, роскошных женщин.
Мужчины, и я в их числе, предпочитали лен.
Я едва не опоздал к началу постановки. Знаменитые актеры играли для не менее знаменитой публики. Тема космических путешествий набирала обороты, незаметно вытесняя моду на дорелизационный период. Еще год может полтора.
На меня почти не обращали внимания. Сегодня я присутствовал без своей жены, а значит, интереса не представлял. Кто-то там из творческой элиты, то ли поэт, то ли лингвист, вроде бы был одно время на слуху с несколькими свои публикациями, женат на леди, принадлежащей к фамилии. Все остальное для них пустое. И это полностью устраивало меня.
Со своим развитым, идеальным слухом, я слышал больше и лучше, чем кто-либо еще из присутствующих в зале. А когда на тебя не обращают внимания, считая, случайно залетевшим на огонек мотыльком… Очень удобно и крайне познавательно, посещать такие вечера. Я снабжал информацией Криса, а он своих клиентов, проворачивая под носом у фамилий свои темные делишки.
Я знал что когда-нибудь, рано или поздно мы будем вычислены. А может фамилии уже давно все знают. Пока мы их планам не противоречим - живем. А может мы уже давно часть этих самых планов. Реально ли то могущество, что им приписывается? Мы с Кристианом никогда не обсуждали этого. Просто старались не зарываться. К тому же в нашем пресном, идеальном мире это хоть сколько-то щекотало нервы, позволяло чувствовать жизнь, наслаждаться ею здесь и сейчас. А потом писать почти живые песни. Даже это подобие жизни не оставляло слушателей равнодушными. Особенно молодежь еще не утратившую способность чувствовать, не привыкшую играть, навеки поселив в своем сердце ледяное спокойствие.
Что же будет с живой песнью?! С той, что я попытаюсь создать.
Я одиноко бродил среди влиятельнейших людей этого мира, совершеннейших существ. И мне опять казалось, что я их ненавижу. Пустышки. Неопределенно юного возраста, идеальные во всем, до любой мелочи. Вознесшие свой ум на алтарь своей веры. Ненасытные, мудрые, дальновидные, беспринципные. Они снисходительно взирали на всех вне их круга. Выжегшие себя изнутри, пустые. Они смеялись, хмурились, переживали, проявляли сочувствие, ободряли и ничего при этом не чувствовали. Я слышал это в их голосах, безжизненных, холодных таких же пустых…
Ярким ведением всплыл в подсознании образ Сели, и я невольно улыбнулся. Живая, неприлично живая для этого мира девочка. К сожалению уже невольно втянутая в это ледяное царство идеала. Года три, не больше, и при правильной обработке ты станешь одной из них… Было бы жаль.
Представление подходило к концу. Тихие голоса набирали силу, становились увереннее. Легкий хмель гулял по телу. Почва подготовлена, искусственное расположение получено. Самое время поговорить о важном.
Представительница фамилии. Паула Предиал. Одна из директоров нашей студии. Женщина что всегда смотрела сквозь меня с нескрываемым пренебрежением. Я осторожно двинулся в ее сторону. Не узнать Паулу было сложно. Деловая леди, самая влиятельная женщина, кумир тысяч девчонок, мечтающих пойти по ее стопам. Она неизменно облачалась в кобальтовый синий, с отделкой из серебра. Этот цвет выделял ее из толпы и делал самим совершенством, никому и никогда не шел так ярко-синий цвет, сглаженный металлическим блеском драгоценного металла.
Ее собеседники ничем не выделялись из толпы. Двое почти безликих мужчин. Неопределенно серые костюмы. Ярким пятном белеющие рубашки. Брильянтовые запонки в платиновой оправе. Красивые, но непримечательные лица зрелых мужчин за сорок. И грандиозная космическая программа под их чутким руководством. Она вдохнула второе дыхание в бескрайние звездные просторы. Она обещала вывести людей за пределы солнечной системы. Подарить почти каждому по личной планете. Еще немного и сверхсветовые скорости покоряться людям.
Я оказался совсем рядом, подхватил у прошедшего мимо робота-лакея бокал с каким-то напитком. Отвернулся спиной и принялся выглядывать кого-нибудь в зале. Едва слышный разговор впечатлял. Ни чутье Кристиана, ни мое собственное в этот раз не подвело. Космическая программа трещала по швам. На словах все звучала хорошо. Вот только господа в серых костюмах не верили в то, что произносили. Эта даже не информация, скорее намек на нее. Но теперь Кристиан знает, где копать. И еще, что-то затевалось, грандиозное, способное потрясти всех и вся, конец интриги, что возможно длилась не одно столетие. В этом я ничуть не сомневался. И это пугало.
Не рискнув задерживаться рядом, я направился в другой конец зала. Вроде бы там мелькнула пара знакомых лиц. Стоило перекинуться с кем-нибудь парой слов. А потом еще немного побродить, послушать…
Блондинка улыбнулась приглашающее. Деловой леди было скучно, и молодой человек брутального вида, несмотря на свой классический костюм, невесть как оказавшийся в этом месте, привлекал ее внимание. В ответ я заинтересованно пробежался по ней взглядом. Длинные стройные ножки аппетитно выглядывали из длинных почти до талии разрезов по бокам платья. Бедра плотно обтянутые алым шелком призывно манили желающие пошалить руки. Глубокий вырез не позволял платью хоть сколько-нибудь скрывать грудь. Брильянтовое колье опускалось до высоко поднятой не меньше третьего размера груди, привлекая к ней все новые и новые плотоядные взгляды мужчин. Разноуровнево подстриженный светло-русый волос имел идеальную укладку. Локоны были тщательнейшим образом завиты и уложены, каждому из них полагалось свое строго определенное место. Лицо - красивое, но ничем не примечательное, наверное, слишком симпатичное для меня.
И все же… И все же она хороша. А я, несомненно, заинтересовал ее. Вечер подходил к концу. Можно и наградить себя за выполненную работу. Тем более, настолько не любимую работу.
- Леди скучает? – спросил я, нагло оттесняя ее занудного кавалера.
- Самую малость, - изобразив на лице отчаянье, проворковала девушка, сверкнув довольным взглядом. И я, наконец, понял кто она такая, и почему я ее не знаю. Такая же охотница за секретами, возможно плотно связанная с фамилиями. Сердце забилось учащенно и весьма довольно. Вечер обещал более чем интересное продолжение. – И, конечно же, будет не против, если ей помогут ее прогнать.
- Тогда я к вашим услугам.

Сон не шел, поворочавшись немного и боясь разбудить девушку, я сел. Накинул шелковый халат. Обернулся. Блондинка сладко спала, разметавшись на кроваво красных простынях. Почувствовав сквозь сон мое движение, она что-то пробурчала и перевернулась на спину, раскинув руки на подушках.
И я опять увидел в ней Селину. Похоже, девочка из Хайделя зацепила меня куда сильнее, чем казалось раньше. Никогда еще я не представлял на месте своих любовниц других женщин. Хрупкая, беззащитная, совсем еще невинная девчонка, что пыталась казаться взрослой и серьезной. Смешная и искренняя. Так хотелось, чтобы это она едва прикрытая простыней лежала рядом. А я бы смотрел на нее всю ночь не в силах уснуть. Вчера меня донимали кошмары, сегодня бессонница. Стоило бы обратиться к врачу.
Еще некоторое время я всматривался в такие незнакомые черты лица. Думал… Такие женщины не появляются просто так. Стоило сказать Крису. Но она ничего не спрашивала. Совпадение… параноя… Я не был силен в логических загадках. Я не любил интриги. Я всего лишь композитор, скрытый от взора любопытной публики условиями контракта. Ведь для группы исполнять собственные песни куда круче, чем чужие. А для нашей компании это прибыль и ничего больше.
Я осторожно встал, плотнее запахнул халат и вышел из спальни. Моя квартира безмолвствовала. Даже вездесущие роботы не сновали туда-сюда в поисках несуществующего беспорядка. Не капала на кухне вода. Не пробивались сквозь звукоизоляцию уличные шумы. Система кондиционирования тоже работала в беззвучном режиме. Ничто не должно мешать сну хозяина этих апартаментов.
Непроглядной тьмы тоже не было. Стоило зайти в комнату, как сенсоры засекали меня, и включалось ночное освещение. Мягкое, приглушенное, почти не создающее теней. Какое-то темно-фиолетовое. Ни капли таинственности.
В рабочем кабинете сиротливо горел один из гало-экранов терминала. Подключаться через комм не хотелось. За сегодняшний день виртуальностью я был сыт по горло. Рука от нечего делать пробежалась по сенсорной панели управления. Я наугад нажал на что-то. Терминал задумался и развернул на экране список каких-то песен. Кажется одна из старых работ, в которой я интересовался дореализационной музыкой. Опять что-то выбрал. Экран высветил табулатуру. Название песни мне понравилось. Ночные кошмары. То что надо. Скользнув взглядом по нотам, я побрел в самый темный угол кабинета. Где-то там стояла давно забытая акустическая гитара. Наверное, я не прикасался к ней больше года.
Гитара своими формами всегда напоминала мне женщину. Я осторожно скользнул рукой по верхней деке. То ли просто коснулся, то ли погладил. Взял пару аккордов. Ужасно расстроена. Пришлось повозиться, вспоминая нелегкий механизм настройки. Но идеального звучания, естественно для гитары, я все же добился, почти, ведь это не терминал. И это меня отчего-то порадовало. Снова взял пару простых аккордов. Повернулся к экрану, запоминая текст и ноты, прокручивая его в голове, уже слыша эту музыку.
Пальцами левой руки прижали струны к грифу. Пальцами правой взял несколько нот и заиграл…


MSG - Nightmare

Струны будто сами ложились под мои руки. Звуки наполнили комнату. Мелодия разлилась, повисла в воздухе, заполняя собой все доступное пространство. Что-то сжало сердце и не пожелало отпускать. А я играл, не мог остановиться.

Nightmare lying here in the dark

К музыке присоединился голос. Я не узнавал его. Наверное, я не пел еще дольше, чем не играл. А в голове всплывало знание одного из старых языков. Предшественника. Родоначальника. Теперь я понимал, о чем пою…

Scared like my dreams made their mark
I wonder
Dreamer always alone
Lost in a part of myself I can't find anymore
I wonder if it's gonna end tonight

Одинокий мечтатель… потерявший часть себя. Я или ты? Зачем ко мне пришла из глубокой древности эта песня. Что хочет сказать она… или я? Закончится ли все этой ночью? Я не знал… Я просто пел. Я просто играл. Ощущая каждую ноту, каждое слово, всем своим естеством.

I can't sleep alone anymore
I need you here with me
Even though I closed all the doors
There's somethin' holdin' me

Я пел и понимал. Нет, скорее чувствовал, ощущал близость понимания. Только руку протяни и все станет ясно. Но я не мог, не получалось… пока. Что-то все еще держало меня.

Never Ending Nightmare
Always there instead of you
Never Ending Nightmare
No escape this time from you

Голос дрожал… иногда. Не хватало силы. Он срывался, но я старался. Легкая фальшь резала привыкший к идеалу слух. А душа ликовала вот оно! Вот та жизнь в музыке, которую я искал. Вот то, что не устраивало меня сегодня во время записи. Слишком правильно, но без души. А сейчас я чувствовал, каждое слово, каждую ноту пропуская через себя.

Lately been around someone new
Needed to fill in the space
That once sheltered you
Still I worry, if you're gonna be alright

Я, и в самом деле, хотел знать все ли в порядке с моей Селиной. С моей девочкой, без которой я не мог уснуть, без которой я одинок, без которой я во власти ночных кошмаров. А музыка звучала, заставляла произносить все новые и новые слова, читать это адресованное мне судьбой послание.

I can't sleep alone anymore
Need someone here with me
All I ever wanted and more
My dreams are fighting for

Never Ending Nightmare
Always there instead of you
Never Ending Nightmare
Punishing me for the things I do
Never ending Nightmare

No escape this time from you

Тишина тяжелым камнем упала на плечи. Что-то переключилось от этой песни где-то внутри меня. Я понял все. Все что не давало мне покоя последние дни. Сложил воедино эту мозаику. Признался самому себе, в том чего не желал осознавать. Теперь я знал, как быть дальше.
Я поднял взгляд от гитары…
Белокурая красавица стояла в дверях. Ее обнаженное тело белело на фоне темного проема. Рука плотно сжимала косяк. А из глаз по щекам бежали мокрые дорожки слез…


Это возможность подарить сказку, в которую давно никто не верит, но которую втайне от нас жаждут наши сердца.

Сообщение отредактировал Kathrinander - Вторник, 15.02.2011, 21:17
Cообщения Kathrinander
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
KathrinanderДата: Четверг, 10.03.2011, 10:02 | Сообщение # 20
Полусотник
Группа: Советники
Сообщений: 776
Награды: 0
Репутация: 1147
Статус: Offline
Ремонт, переезд, отмывание всего и вся... но кажется я вырвалась из этого водоворота. так что новая глава.
Когда не хватает слов.
- Мне, пожалуйста, ваш фирменный суп, двойную порцию баварских колбасок и картофельный салат, - я немного задумалась, а желудок тут же выразил свою радость по поводу заказа. Смущенный взгляд скользнул по официанту. Тот стоял невозмутимо, но смотрел на меня с явным любопытством. Набрав больше воздуха в грудь, я продолжила, искоса поглядывая на расплывающиеся в улыбке губы. - Еще «Альтера» темного поменьше и капучино с донером на десерт.
- Ваш заказ фроляйн: один фирменный суп, двойная порция баварских колбасок, один картофельный салат, половину «Альтера» темного, стандартный капучино и один донер.
Я кивнула. Официант, развернувшись почти на каблуках, скрылся за дверью на кухню, и я осталась одна, раздумывая, а так ли я голодна, что съем все заказанное, и хватит ли мне вообще средств тут расплатиться, и не ошиблась ли я при выборе малознакомых блюд. Я еще ни разу не была в подобных «кнайпе», кажется, так называли эти подвальчики на историческом языке этих мест. И почему эти заведения после «реализации» не только сохранились как факт, но и до сих пор оставались почти в неизменном виде, я тоже не знала, даже не задумывалась. В разного рода ресторанах стилизированных под разные эпохи бывать доводилось не единожды, а вот в таком маленьком подвальном кафе-баре нет. Вроде бы их всего-то в нашем городе штуки три не больше есть, и то, это потому что у нас крупнейший и самый лучший исторический университет. А в других местах навряд ли и с пару наберется и на город побольше.
Полумрак окутывал помещение, узкие окна под потолком уже находились в тени дома и яркий солнечный свет сюда не проникал. Искусственное освещение сводилось к необходимому минимуму и почти не ощущалось. Стены скрывали потемневшие от времени деревянные панели, а несколько длинных, таких же темных деревянных столов занимали почти все небольшое пространство подвала. Я сидела за единственным небольшим столиком на четверых, и на стуле, а не на лавке. Вокруг витал кисловатый пивной аромат, неистребимо въевшийся во все деревянные поверхности, да проникали с кухни запахи готовящейся еды.
Здесь не было всплывающего голографического меню над каждым столом, где пару раз ткнув пальцем, ты осуществляешь заказ, и вместо пусть и вполне симпатичных роботов, здесь меня обслуживал живой человек. Студент, скорее всего первых курсов одного из исторических отделений, у них считалось делом чести устроиться в такое вот местечко. Барная стойка пока пустовала. Одни завсегдатаи этого места уже ушли, наверняка славно и вкусно отобедав, а другие еще не подтянулись, рассчитывая вечерком пропустить пару кружечек хорошего старонемецкого пива, варящегося здесь же. Я была здесь одна, чужачка, случайно вышедшая к этому «кнайпе» и решившая утолить свой голод.
Когда от заполнивших подвальчик запахов стало совсем невтерпеж, наконец-то появился официант с большим подносом. Он ловко составил все блюда на стол и поспешно исчез за дверью служебных помещений.
Вкуса фирменного супа я не разобрала - так была голодна, баварские колбаски под свежесваренное темное пиво оказались выше всяких похвал, а вот картофельный салат не впечатлил. Оказывается, я не люблю холодную картошку. Стоило мне только отложить наполовину съеденный салат и хлебнуть остаток пива, как вновь появился официант с кофе и донером.
- Можно? – вдруг спросил он, уже успев убрать на соседний стол все лишнее, а передо мной поставив кофе с десертом, и, не дожидаясь ответа, присев напротив.
- А разве от моего ответа что-то зависит? – притворно изумилась я, намекая на поспешность его действий.
- Конечно! (о, каким же взглядом меня одарили в ответ!) Я уйду пить пиво на кухню, - и сожаления в голосе через край, а кружка с пивом, таким же, как у меня, только куда большего объема уже стоит перед ним. Вот только хватит с меня ухаживаний на сегодня. Официант, словно прочитав что-то во взгляде, смешно так замотал головой и затараторил свою речь: - Ни в коем случае не поймите меня неправильно, у меня даже в мыслях не было к вам приставать или попытаться познакомится. Просто никого больше сейчас нет и мне одному скучно…
Я кивнула, соглашаясь с приведенными доводами, и откусила большой кусок от донера. Теперь можно с чистой совестью помолчать, поскорее разделаться с кофе и на всякий случай быстрее уйти из этого заведения.
Я все же переоценила свои силы и решительность, не смогла отказаться от вкусного пива, да еще и за счет заведения, или этого официанта, если его поймают с поличным. Впрочем, кельнер, именуемый Францем свое обещание держал, и коварных попыток совращения меня не предпринимал, только развлекал разговорами на ничего не значащие темы, да рассказывал весьма приличные анекдоты.
Между делом подтянулись завсегдатаи «кнайпе». Откуда-то появился еще один кельнер. Франц перебрался за барную стойку, а я вместе с ним. Ни на мгновение, не забывая меня, у него как-то получалось быстро и вовремя обслуживать остальных да контролировать официанта. Посетители все здоровались с ним и считали своим долгом переброситься хотя бы парой фраз, сути которых я не могла уловить, как ни старалась.
Поставив локти на барную стойку, и опустив голову на перекрестье кистей рук, я осоловелым взглядом смотрела в уже собирающееся показаться дно то ли второй, то ли третьей кружки пива за счет заведения.
- Слушай Франц, ты зачем меня спаиваешь, а? - голос звучал пьяно, язык не заплетался только неимоверным усилием воли.
- Надрать как следует, - прокомментировал вопрос кто-то за столиком позади меня.
- Я сама тебя сейчас как следует надеру! - беззлобно огрызнулась я в ответ, снискав дружный взрыв хохота, овации и еще парочку пошлых выкриков. Еще с часик назад, я от подобного смутилась бы, удивилась бы, что где-то остались люди, способные говорить и вести себя таким образом, но сейчас казалось, что так и должно быть. Ни стыда, ни совести, один кураж в голове, да желание вытворить что-нибудь этакое, и совсем не обязательно только приличное.
- У тебя был печальный взгляд, - почти над самым ухом прозвучал ответ, вызвав настоящее бегство мурашек по всему телу.
- А...? - хватило меня в ответ только на этот звук.
- Ну, ты же спросила.
- Ааа, - повторила я звук уже с другой интонацией.
- А еще ты очень много заказала. На лицо все признаки недавнего расставания с парнем, вот я и подумал, что у меня есть шанс.
Он вскинул голову, привычным движением отбрасывая длинную пшеничную челку.
- А говорил, что не собирался знакомиться или приставать, - я уставилась на Франца своим пьяным взором, тщетно пытаясь изобразить обиду. Правый локоть соскользнул со стойки, и я резко потеряв равновесие, едва не последовала за ним, только чудом удержавшись на стуле.
- А я и не собирался приставать, - спокойно ответил он, словно не замечая моих акробатических кульбитов. Симпатичный, зачем-то отметила я про себя, наконец, беззастенчиво его разглядывая. Последнее пиво явно было лишним.
- Угу, совсем, - попыталась я съехидничать - безуспешно.
- Зато ты больше не грустишь, - парировал Франц явно довольный собой. И я поняла, что он прав, мне было все равно, и как-то очень спокойно, умиротворенно, пофигистичеки, как порой любила выразиться Верона.
- Не грущу, - подтвердила я, опять едва удержавшись после энергичного кивка, - а значит мне пора, давай рассчитаюсь за обед или ужин, что там по времени больше подходило.
Парень на мое заявление лишь пожал плечами и выставил на стойку нормальный терминал, видимо заметил отсутствие даже намека на комм. Вот только брошенный вслед взгляд наполняло такое сожаление, и желание задержать меня тут, во что бы то ни стало. Я тряхнула головой в тщетной попытке прогнать лишний хмель, театрально размяла кисти, поднесла палец к анализатору ДНК и ввела код подтверждения добровольности операции. Счет впечатлял, впрочем, он оказался куда меньше той суммы, которой я опасалась, и катастрофического урона моим финансам не нанес.
- Пока, - махнула я всем на прощание, получила коллекцию комплиментов на грани приличия в спину и выбралась на свежий воздух улицы, вернувшись в такой тяжелый привычный мир. Пока кое-кто не воспринял мое промедление как сигнал к действию. Нет, Франц был вполне симпатичен, хоть и оказался очередным блондином, чем невольно напоминал Фреда, и возможно в другой ситуации я бы не отказалась от продолжения знакомства, но только не сегодня. Не хотелось портить спустившуюся на меня благодать, именуемую алкогольным опьянением.
Солнце висело где-то над горизонтом. Разгорались закатным огнем небеса, темнея с противоположного края. Сгущался, концентрировался темно-синий кобальт на востоке, рвался поскорее отвоевать в свои владения небо. Но прощальные лучи блекло-желтого солнца еще падали на этот город, вычерчивая на земле длинные, почти бесконечные тени. Было тепло, зной и не думал покидать закованный в камень город, отдавать его в милость ночной прохлады. И все же здесь среди жара прогретых за день камней, дышалось легче, чем в прохладе подвальчика. Хмель ударил в ноги, зато прояснилось в голове. Где-то рядом блеснула точка ГТП, но я и не думала так скоро возвращаться домой. К тому же стоило зайти в какой-нибудь круглосуточный автоматический магазинчик и разжиться там средствами, снимающими последствия бездумного потребления пива в неограниченных количествах.
Я брела по небольшой улочке, прямо на запад… по окрашенной в багряный цвет мостовой. Мне было спокойно и уютно. Множество едва уловимых ночных звуков сплеталось в необычную песню. Я проходила мимо небольших домиков с садиками. Островерхие кипарисы вдоль входов, кусты жасмина и акации вместо живой изгороди, и прощальный сладкий аромат отправляющихся спать ярких цветов на многочисленных клумбах. На верандах их хозяева пили вечерний чай или бокал чего-нибудь покрепче, и знать они не знали, что есть где-то рядом пропахший пивом и дымом подвальчик, что люди, захаживающие в него с лихим азартом играют в одним им ведомые времена, что мимо идет девушка из приличной и уважаемой семьи, которой отчего-то пришлись по вкусу разнузданные нравы былых эпох...

Дома пахло грозой. Казалось метеорегулирующие установки вновь вышли из строя, обрушив позавчерашнюю непогоду в нашей квартире. Воздух просто дрожал от напряжения, и пахло озоном. Еще утром я надеялась, что Фред постарается замолчать произошедшее и дома ничего не узнают, теперь же не сомневалась в том, что мои родители способны выяснить любую информацию обо мне в сколь угодно короткие сроки. А еще я была уверена в гневе своего отца. Он был из тех, кто видел смысл жизни лишь в одном - достижении статуса Элиты, и более чем сильно надеялся сочетать меня соответствующим браком. Я с детства свыклась с мыслью, что выдадут меня замуж исключительно за того, кого выберет отец, и до сегодняшнего дня меня даже мысль не посещала воспротивиться этому - самой выбрать свое будущее.
Отец посмотрел на меня с немым укором, тяжело вздохнул и так ничего не сказав, вышел из гостиной, унося с собой темные тучи. Воздух громко вырвался из легких, ожидая наказания, я забыла, что стоит дышать.
Мама улыбнулась мне тепло и ободряюще, глазами прося присесть рядом. Я лишь отрицательно качнула головой, говорить совсем не хотелось, я даже не знала, что же я чувствую в данный момент, радость утра, терпкую горечь полудня, или равнодушное спокойствие, хмельное умиротворенное, едва уловимое счастье вечера, осенившее меня по дороге домой.
Но гостиную покидать вслед за отцом я не спешила, оставаться совсем одной не хотелось, даже чтобы выплеснуть свои чувства в терминал - создав новые стихи. Сегодня я сотворила нечто, и воспоминание о том полете не желало меня покидать, а повторить я не могла. Я даже написанное своей рукой помнила смутно, как в тумане, отдельными образами, мерцающими где-то в глубине разума и никак не желающими слиться в единую картину.
Из раздумий меня вырвала музыка. Хотя первое мгновение я даже и не поняла что это такое. Не возникли привычные зрительные образы, не отозвались органы чувств на положенную стимуляцию. И только тогда я поняла, что это просто и только музыка, такая которой она была до "реализации" – музыка, слова и ничего более, сама песня.
- Мам?! - вскинула я голову ожидая пояснения, и темно-русая статная женщина, смотря на мой недоуменный вид, задорно улыбнулась, как кошка, совершившая пакость, но не пойманная с поличным и теперь наслаждающаяся своей хитростью.
А музыка все звучала, неуловимо похожая на что-то мне хорошо известное, пока к ней не добавились слова, забыв про все, я невольно принялась в них вслушиваться. Все-таки за столько времени язык сильно изменился, и не имей я в прошлом году специального курса, сейчас смогла бы понять едва ли пару фраз. Странные слова, странная музыка, что-то они затронули в глубине меня.
- Кто это? - повторила я вопрос, когда песня подошла к концу.
- F.R. David - Words, - все еще наслаждаясь моим ошеломлением ответила мама.
- Это же так похоже... - я не знала, как передать словами, то узнавание что преследовало меня, пока звучала странная старая песня.
- Все новое - хорошо забытое старое, - многозначно ответила ма, что-то старательно выводя стилусом на пластике.
- Но откуда?
- Из архива, взяла домой поработать, у меня новое исследование по тому времени, - в подтверждение своих слов, она тряхнула уже целой стопкой листиков с ее черновыми записями. - Очень интересное было время в музыкальном плане. Не хочешь написать работу по сравнительному временному анализу?
На мгновение задумавшись, я утвердительно кивнула – могла получиться очень интересная работа, хотя и сильно общая, а я уже планировала уходить в микроисследования.
- Держи! - мама кинула мне плоский диск, устройство для хранения информации уже почти сто лет как вышедшее из употребления. - Вот они первоисточники.
- Мам, ты шутишь, в мой комм такой носитель не запихать, даже ногами, это же такое старье.
- Там на полочке ридер лежит, возьми его, не бойся у него стандартное беспроводное соединение. Хочешь через терминал на комм перекинь, хочешь напрямую. Только диск потом верни, это все-таки из архива.
- Оно и видно...
- А что ты хотела, создавать резервные копи чаще, чем раз в сто лет слишком уж затратно, да и смысл.
- Да поняла уже.
- Кстати и мою работу прочитай, если хочешь сравнить эпохи, там есть кусок про то время, откуда ноги твоих любимчиков растут.
- И?
- Все повторяется, приглядись внимательно. Еще советую расспросить Верону про секс, наркотики и рок-н-рол или андеграунд. Есть музыка, которая живет вечно, как бы время не меняло ее...

Свою хозяйку комната встретила полумраком - в большое окно на полстены и ведущую на балкон дверь проникали последние остатки света. Я по привычке попыталась включить ночную подсветку через терминал, но мой комм отключенный от всего и полностью обесточенный лежал где-то на столе. Пришлось пробираться на ощупь и вручную подключаться к терминалу. Приглушенный свет, идущий со стороны пола, высветил контуры находящихся в комнате вещей, ориентироваться стало проще и привычнее. Не любила я включать яркий искусственный свет, пусть производители уверяют всех, что от солнечного его не отличить даже если сильно постараться, я все равно не поверю. Пусть день будет днем, а ночь остается ночью, ведь чтобы работать в терминале, мне совсем не нужен яркий день вокруг, там и так виртуальная реальность.
Комм сиротливо лежал передо мной, одевать его не хотелось, но ручное управление, куда неудобнее совсем небольшой перспективы, что кто-то пробьется сквозь барьер на входящие звонки. На кровать так точно не завалишься, сиди как прикованная перед точкой доступа. Так что комм я все же соединила с питанием, надела, подключилась к терминалу и первым делом усилила блокировку входящих вызовов. Список не дозвонившихся, проверенный попутно, впечатлял. Еще немного повозившись, я организовала перекачку информации через ридер прямо на комм, и со стаканом сока отправилась на балкон.
Балкон, вернее даже терраса, у меня был просторный с подвешенным гамаком, плетеным креслом и небольшим столиком. Дневной зной, наконец, начал спадать, повеяло прохладой и свежестью. Яркие звезды уже загорелись на небесном своде, вычерчивая контуры крупных созвездий, сейчас особенно хорошо заметных. Чуть выше горизонта сияла во всей своей красе моя звезда. Перерыв кучу карт звездного неба я так и не смогла найти на них ни эту звездочку, ни ее ближайшую спутницу, да и видны они были, лишь в такие вечерние часы. Возможно, я видела лишь отраженный свет другой звезды или проявление еще какой-нибудь природной ли, космической ли аномалии (сколько их уже успели найти и изучить пытливые умы человеческие). Одно время мне хотелось выяснить правду, но я так и не решилась лишить себя детской фантазии о собственной звезде и ее прекрасном спутнике, что, казалось, сейчас приблизился к ней как никогда прежде.
Мне всегда нравился вид с балкона: бескрайнее небо перед глазами, парочка маленьких улочек окраины, отсутствие световой завесы и миллиарды звезд глубокой безлунной ночью на белой лентой вьющемся млечном пути. У нас почти всегда стояла ясная погода, если конечно метеорегулирующие установки не выходили из строя. Жалко только, что с развитием контроля над погодой нашу обсерваторию перенесли в какое-то другое место, более удобное по новым запросам и параметрам. Астрономический институт ушел следом. Я уже не застала времен процветания звездных наук в нашем университете, а застань, вполне могла бы пойти против профтеста. Но сейчас значения это не имело, а любоваться звездами ночью можно и без специального образования.
Опустившись в гамак, я дождалась, когда терминал перекачает в комм, выданную мамой информацию, включая ее собственные наработки по теме, к которым мне милостиво открыли доступ. Стоило хотя бы бегло ознакомиться с материалами, завтра как раз придется обсуждать направление новой самостоятельной работы. Текущая уже была завершена - оставалось согласовать с руководителем последнюю корректуру перед выкладкой в портал.
Несмотря на воспылавшее во мне желание провести это исследование, смотреть материалы не хотелось. Недолго думая, я включила музыку, поставив случайный выбор композиций. Эргономичный гамак уже перенял все изгибы моего тела и теперь успокаивающе раскачивался. Новая, такая непривычная, странная и очень разная музыка звучала фоном, я даже не пыталась вслушиваться ни в текст, ни в ноты, ни в особенности аранжировки.
Проснулась я на рассвете, почти с первыми лучами солнца. Они, пронзая воздух яркими клиньями, перевалили через перила балкона и скользнули по моему лицу, направив всю свою мощь прямо в глаза. И закрытые веки для них оказались вполне преодолимым препятствием. Резко повернувшись, я едва не вывалилась из гамака, в котором и уснула, слушая такую необычную и непривычную музыку. Пришлось, сладко потянувшись, отправляться в душ и приводить себя в более подобающий вид, все-таки гамак подходит для сна не так хорошо как кровать. А еще в результате столь раннего пробуждения у меня оставалась парочка свободных часов, которые стоило потратить с умом. Нельзя упускать шанс поговорить с руководителем по поводу новой работы предметно, это всегда дополнительный плюсик.
С сегодняшнего дня начинались официальные двухмесячные каникулы в нашей старшей школе. Однако отсутствия занятий как бывало раньше, это не означало. Да, их становилось меньше, и возможность посещения гибче, и предметы подбирались в основном из дополнительной программы или из смежных и не очень дисциплин, так сказать для общего развития. Сегодня нам как раз предстояло определиться с программой на каникулы. Скорее всего, с друзьями мое расписание будет совпадать слабо, с одной стороны в нынешних условиях это играло мне на руку, а с другой стороны я так привыкла к нашему совместному времяпрепровождению.
Завтрак прошел в напряжении. Отец по-прежнему смотрел на меня тяжелым взглядом и играл в молчанку, а мама тщетно пыталась разрядить атмосферу, пытая меня тем, как понравилась музыка и какие у меня планы по работе. В итоге с небывалой скоростью запихав в себя первое, что под руку попалось, лишь бы голод утолить, я поспешно покинула родной дом. Солнце припекало во всю, раскаляя асфальт и камень. И если сегодня регуляторы не добавят прохладного ветерка, я точно сварюсь в этом пекле. ГТП маняще мигнул рядом, но я гордо прошла мимо. Опять у меня излишек времени и нет никакого желания приходить раньше, увы, но теперь моя персона должна пользоваться повышенной популярностью, и насладиться одиночеством на территории университета мне не дадут.


Это возможность подарить сказку, в которую давно никто не верит, но которую втайне от нас жаждут наши сердца.
Cообщения Kathrinander
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
KathrinanderДата: Четверг, 10.03.2011, 10:03 | Сообщение # 21
Полусотник
Группа: Советники
Сообщений: 776
Награды: 0
Репутация: 1147
Статус: Offline
- Пошли, прогуляемся, - безапелляционно заявил голос Вероны, возникшей рядом со мной, стоило только покинуть кабинет моего научного руководителя. Сильная, тренированная рука байкерши подхватила меня под локоть, лишая даже призрачного намека на шанс избежать разговора. Обсуждать с кем бы то ни было случившееся в выходные мне совсем не хотелось, но разве чужое мнение хоть когда-нибудь заботило несравненную Премедик, лишь глупостью молодости занесенную в нашу дыру.
Стоило ли надеяться, что для уединенной беседы Верона выберет какое-нибудь обычное место? В ответе на этот вопрос я не сомневалась и мгновения.
Над корпусом одной из лабораторий генетиков располагалась плоская крыша с хорошим ограждением, замечательным видом на добрую половину территории университета и естественно надежным электронным звонком, к которому так же естественно знала коды доступа моя подруга. Но меня показушная крутость Вероны не трогала и не раздражала, я была одной из тех немногих, кто знал ее другую, обычно сокрытую за этой маской и имела хоть какое-то представление о прошлом, и том через что пришлось ей пройти.
- Как ты? - спросила Верона, сильно переменившись, стоило только нам остаться одним.
- Нормально, - я пожала плечами. - Что мне грозит?
- Ничего, пока, хотя угрозами Фред сыпал. Но ты ему не нужна и интриговать против тебя он не будет, не того полета птичка, неинтересно и авторитет в глазах семьи уронит. А у Фреда он и так невелик, непозволительно Прелоеру так часто слетать с катушек, даже пара раз уже много.
- Верон, ты ведь его знаешь не только как Премедик Прелоера, - я не спрашивала, скорее, озвучивала свои подозрения, складывающиеся из тех немногих обмолвок о прошлом, в которое Верона никого иначе как в общих чертах не посвящала.
-Да, - она кивнула в ответ, - но для этой истории время еще не пришло. Сегодня рассказываешь ты.
- О чем? - я попыталась изобразить легкое недоумение.
- Ты плохая актриса Сели, вчера что-то случись и Фред совсем не причем. Тебе на него плевать, было что-то еще.
- Я не знаю, ни что сказать, ни как, ни зачем...
- Начни с начала, или с того, что считаешь главным. Первое слово самое трудное. Иначе тебя просто замучают вопросами, и не отстанут, пока во всем не сознаешься.
- Я случайно познакомилась с настоящим автором песен Эндей.
- Я давно это подозревала, - кивнула своим мыслям тут же задумавшаяся Верона.
- Что?
- Что они не сами пишут песни, я знаю, что есть такая схема, - уточнила Верона, пресекая мои дальнейшие вопросы. - Он хоть хорош собой?
- Да, очень красив, мужчина мечты, а как с ним легки и интересно.
Опираясь локтями на перила, я откинулась назад, устремив свой взгляд в небо. Глаза хотели предательски наполниться влагой. Движение справа. И я, слегка повернув голову, наблюдаю, как рядом прямо на перила садится подруга. Ей вновь видно мое лицо и взгляд, а то, что она может сорваться, не рассматривается даже как вариант, с ее-то координацией и чувством равновесия…
- Но он женат и ты для него всего лишь одна из тех девчонок, с которыми приятно скоротать ночь, может быть даже не одну. Вы переспали?
Сейчас она смотрит на меня, а я на нее. Вокруг идеальная тишина, словно мы не в центре старого города, не в центре всегда оживленного университета. Только ветер гоняет по крыши мелкий сор и овевает долгожданной прохладой. Мы одни во всем мире, вселенной… Странное ощущение, какое-то ирреалистическое. Новый порыв ветра. По мне он прошелся вскользь, а вот волосы Вероны он подхватил со всей присущей ему страстью. Темные пряди закрыли лицо, разорвали наши взгляды и в мир вернулись звуки.
- Нет, я и сама поняла все, что ты сейчас озвучила и ушла раньше, воспользовавшись подходящим моментом.
- Ты молодец подруга, не грусти, таких как он очень много, а тебе сужено носить фамилию с Пре, и я приложу все силы, чтобы у тебя был самый лучший муж. – Такое Верона говорила мне впервые, и в любое другое время это заявление несказанно удивило бы меня. Но сейчас, сейчас было как-то все равно.
- Не знаю Верон, я давно смерилась с этим и никогда не сомневалась, что так и будет, но теперь не уверена что хочу, что смогу. А вдруг я ошиблась, вдруг мне не показалось, может я зря сбежала. Его песни, ты же знаешь, что я там накопала.
- Не думай об этом Сели, просто пока не думай, время все расставит на места. Тебя найти несложно и твой побег ничего не решает, лишь расставляет точки над и. Только о том, чем он занимается, никому больше не говори.

- Добрый день, Мисс Селина Иванхоф?
- Да, здравствуйте, - ответила я подозрительно знакомому мне человеку, подошедшему к нам с Вероной перед зданием школы, стоило нам только спуститься с крыши. Проговорили мы с ней почти все занятие, по счастью у меня как раз полностью свободное. Премедик же вообще о таких мелочах как пропуски не беспокоилась, ее куда больше интересовали подробности моей встречи и прогулки с Берндом.
- Не могли бы вы ненадолго пройти со мной, поверьте, я не отниму у вас много времени, и к занятиям вы не опоздаете? - мужчина был сама любезность и опять красивый и статный блондин, в дорогом по последней моде деловом костюме и явно из одной из столиц.
- Иди, - шепнула Верона, подталкивая меня замершую в нерешительности.
- Хорошо, - подтвердила я свою готовность, и тут же в моей голове зазвучал спокойный голос подруги: "Это Кристиан Амарей, продюсер Эндей". Я очень надеялась, что мне удалось не измениться в лице, а Кристиан уже указывал рукой нужное нам направление.
- Нам туда мисс Иванхоф, очень рад, что мне удалось вас так быстро найти.
Я улыбнулась в ответ, просто не зная, что можно на это сказать. До гостевого кабинета в центральном крыле мы дошли быстро и молча. Только Верона, нагло взломав мой комм, раздавала мне ценные указания, предположив, что Кристиан встречается со мной, чтобы подписать контракт на передачу авторских прав на написанный мною стих и получить от меня подписку о неразглашении. Кроме того я ни в коем случае не должна была сообщать о том, что подробности воскресной истории знает еще и сама Верона.
- Разрешите представиться Кристиан Амарей, - начал продюсер Эндей стоило нам остаться наедине.
- Я знаю, - перебила я его, сыграть удивление от новости у меня уже все равно не получилось бы, я даже представить не могла, как среагировала бы, не просвети меня Верона. А вот узнать его мне не сложно, в конце концов, моя последняя работа во многом была посвящена Эндей, и видеть фотографии самого Кристиана мне доводилось неоднократно. - Вы продюсер Эндей. Более того я даже догадываюсь зачем вы здесь.
- Вы нравитесь мне мисс, я рад, что не придется ходить вокруг да около. То, что вы написали вчера просто чудесно и именно то, что сейчас нам нужно. Я предлагаю вам контракт с компанией на продажу полных прав, и долгосрочный контракт на сотрудничество, возможно, что-то еще из вашего творчества поразит Бернда в самое сердце. Ну и, конечно же, соглашение о неразглашении, авторство песен Эндей является коммерческой тайной.
- Я согласна, разрешите только прочитать все договора.
- Конечно мисс, надеюсь, наши условия вас устроят. Только последний вопрос, вы уже кому-нибудь рассказывали о вашей встрече.
Я мотнула головой, невидяще смотря в документы. Мое холоднокровие и равнодушие приказало долго жить. Смысл, вложенный в только что произнесенные слова про сердце, сомнений не вызывал. Бернд не приехал, я для него всего лишь одна из, и заботят его лишь мой стих, да мое молчание. Наверняка он уже не единожды пожалел о том, что столько всего мне наболтал и позволил узнать еще больше. Последние капли надежды развеялись как дым, я для него никто и ничто, и на большее рассчитывать не стоит. Я поступила правильно, уйдя, теперь надо возвращаться из сказки в нормальную жизнь.
- Мне кажется, вы несправедливы к нему.
Я оторвала взгляд от бумаг, которые все равно не читала и недоуменно посмотрела на Кристиана.
- У вас на лице все написано. На моем месте вы хотели бы видеть его, и вы в этом правы, а так мы проявляем к вам неуважение… Но Бернд сейчас в студии с группой и ближайшие дни ему оттуда никуда не вырваться, запись песни не пятиминутное дело, мне и самому надо быть сейчас там.
- Не стоит, - я отрицательно мотнула головой, - дело совсем не в этом. Держите ваши договора, мистер Амарей.
- Спасибо, можно сказать вы спасли Бернда, да и меня. Наши контракты очень строги.
- Я понимаю, но раз с формальностями покончено, позвольте удалиться, занятия скоро начнутся.
- Конечно мисс, рад был нашему знакомству.
Уходила я со странным чувством полного непонимания самой себя.

- Надо выйти, - шепнула мне Верона, сквозь смех и гогот, разбежавшийся по всей кафешке. Чем хорошо, когда собирается большая компания, так тем, что в ней никому нет дело до конкретной личности и можно выскользнуть, не отвечая на заданные почти в один голос пять «куда?».
Увидеться с остальными друзьями мне удалось лишь после третьего и последнего занятия. К моему счастью едва мы успели собраться, как вокруг нас непостижимым образом оказались почти все приятели и просто знакомые знакомых. И всей этой огромной толпой было решено отпраздновать начало каникул. Ближайшее студенческое кафе мы оккупировали полностью. Естественно каждый счел своим долгом поинтересоваться что же произошло в субботу и как я себя чувствую, но в такой толпе и в таком шуме сделать это было не так-то просто, и я без труд притворялась глухой, ничего не понимающей и не знающей.
В отличие от регулируемого микроклимата студенческого кафе, на улице было душно и жарко. Солнце припекало сверху, нагретый камень снизу и с боков и только прохладный ветер старательно гулял по всем переулкам, улицам и площадям, овевая людей. Завтра наверняка нагонят облаков. Жаркое лето это конечно хорошо, но очень уж утомительно.
- Я совсем забыла тебе сказать, - начала Верона, но ее прервал опустившийся на площадь легкий беспилотный флаер. Кто из него появится, даже сомнений не вызывало. Верона витиевато выругалась, и тут же из открывшейся двери спустился королем на бренную землю Фред. Сегодня он был одет просто, без постоянного своего пафоса - легкие брючки, мокасины и светло серая футболка, отлично подчеркивающая рельефность его мускулатуры. Волосы белым золотом пылали в ярких лучах солнца, а почти не снимаемые солнечные очки покоились пока в руке. Фред явно намеривался их надеть, но скользнув рассеянным взглядом по площади, пока его личный флаер взлетал в обратный путь, он заметил нас. Стальные клинки взглядов двух Пре встретились, и казалось, искры посыпались во все стороны от их столкновения. Что я делаю, я поняла, лишь встав прямо напротив Фреда.
- Прости, - слова легко сорвались с губ, похоже, вчерашняя встреча слишком многое переменила во мне. - Мне не стоило быть столь резкой позавчера и говорить всех тех слов. И даже алкогольное или наркотическое опьянение не могут служить мне оправданием.
Фред позволил своему лицу выразить легкую тень удивления. Однако взор его, хоть он и смотрел на меня оставался, обращен к застывшей на месте Вероне. Над этим стоило подумать.
- Пожалуй, - спустя, уже казалось бы, на вечность затянувшегося молчания, произнес он и позволил себе улыбнуться, с легкой тенью коварства и самодовольства. - Я был к тебе несправедлив Сели, возможно, ты достойна куда большего...
Я не успела испугаться столько многообещающего заявления, как лицо Фреда склонилось к моему, и в губы мне впились требовательным поцелуем, а целовался Фред всегда божественно, до дрожи в коленях и полной потери головы. В себя я пришла лишь, когда он сам отстранился, смотря на меня благосклонно удовлетворенным взором.
- Я буду иметь тебя в виду малышка, - сказал он над самым ухом, обдав жаром своего дыхания и вновь заставив меня возжелать его поцелуя. Все еще наслаждаясь произошедшим, он резко разорвал расстояние между нами и направился в административный корпус университета. Я осталась стоять пришиблиная, гадая, что же это все значит. А стоило мне повернуться к непривычно хмурой Вероне, как я обнаружила всю нашу компанию явно успевшую насладиться только что разыгранной сценой. Клау с подозрением смотрела на Верону, Стефи загадочно улыбалась, наслаждаясь новой сенсацией и возможностью рассказать ее всем и первой, Кайли вроде как искренне беспокоилась, Роберт тоже, а Дейв просто метал глазами молнии бешенства.
Те несколько шагов, что нас разделяли, дались мне с неимоверным трудом. Так хотелось малодушно сбежать. Но друзья на, то и друзья чтобы заботиться о тебе и поддерживать в трудную минуту и так поступать с ними за их преданность и теплые чувства я просто не могла.
- Сели, мне это очень не нравится, - едва слышно прошептала Верона, стоило мне к ней приблизиться.
- Что он от тебя хочет? Какого черта не оставит в покое? – спокойным голосом спросил Дейв, но он едва сдерживал себя, если судить по плотно сжатым в кулаки рукам. Его нежно выпестованная любовь ко мне беспокоила меня все больше и больше. Он вполне мне нравился, чтобы начать встречаться, но рано или поздно мы бы расстались, и оставаться в одной компании уже бы не смогли. Он всегда был хорошим другом, и терять его мне совсем не хотелось. Но найти выход из сложившейся ситуации пока не получалось.
- Ничего, - пожала плечами я в ответ, - я просто попросила у него прощения, если есть возможность избежать неприятностей, то лучше их избежать.
Дейв выругался, Роберт хлопнул его по плечу, прерывая поток непечатной брани, а Верона вновь вспомнила о своей маске:
- Похоже Дейви тебя обошли как стоячего, - выдала байкерша, наслаждаясь своим «тонким» чувством юмора. – Клау прикрой рот, флаер залетит.
Не подколоть Клаудию великая Премедик просто не могла. И теперь уже двое метали гром и молнии.
- Ладно, ребята, у меня еще дома дела, - махнула я рукой на прощание, пока все были поглощены разыгрываемым действом.

Мне не спалось, несмотря на раннее утреннее пробуждение и глубокую ночь за окном. Лишь легкая подсветка не давала воцариться непроглядной тьме в моей комнате. Едва слышно звучала музыка. Мне нравилась ее простота, непритязательность, ненавязчивость. Хотелось что-то написать, величайшее из великих, полное невыплаканных слез, боли мечущейся впотьмах души. Такое что заставит не просто слушать, а чувствовать, сопереживать, утонуть в водовороте сильнейших чувств. Но слов не было. Не желали они складывать в строфы, ни в виртуальном мире терминала, ни на одном из листов пластика, что пустой сиротливо валялся где-то рядом.
Кто-то где-то далеко во времени и пространстве ударил по струнам гитары. А может быть совсем рядом, только поверни голову, всмотрись в темный угол, где среди заметавшихся теней вдруг прорисовывается знакомый силуэт. Он сидел, склонившись над гитарой, в слабом свете ночной подсветки внимательно рассматривая гриф – так ли встали пальцы на лады, тот ли аккорд взят. Ему тоже не спалось этой ночью.
Большой палец скользит по струнам, вырывая ноты, сменяется коротким перебором. Повтор, еще один, и еще, и еще… удар и перебор новый, другой. Лиричный, грустный, красивый, таинственный и такой манящий, я никогда не слышала живого пения гитары, не знала, что оно может быть столь восхитительно, очаровательно, и трогательно. А оно нарастало, усиливалось со всех сторон, наполняло мою комнату звуками, окружало меня отовсюду, будто в кокон пыталось завернуть собой. Я не слышала ничего кроме всепоглощающего перебора струн, так и просящего соленую слезинку сбежать вниз по щеке. Музыка была в моем сознании, я чувствовала ее каждой клеточкой своего тела, растворялась в ней как пылинка в бескрайнем космосе, как щепка в хмурой морской пучине, как солнечный лучик в сокрытой мраком бездне.
А потом к ней присоединился голос. Его голос. Чуть дрожащий, низкий с едва уловимой хрипотцой. Он не вытягивал высокие ноты, сбивались пальцы на некоторых аккордах. Но это все уже не имело значения. Я видела Бернда, видела, как его губы шепчут слова, видела и не могла поверить. А он пел, смотря лишь на свою гитару, не замечая ничего и никого вокруг. Про мечтателя и его вечное одиночество, про потерянную частичку себя, что никак не найти, про отчаянье и оставившую его надежду, про бессонницу и то, как я ему нужна… Пел, выворачивая наизнанку все мое существо, разрывая душу и сердце в мелкие клочки. Я не дышла, не шевелилась, боясь спугнуть наваждение. Только слезы текли по щекам, и не было сил их остановить.
Красивая музыка, красивый перебор, красивый голос. Бесконечный ночной кошмар. Казалось, это длилось вечность, нескончаемая мелодия и слова все новые и новые, каждой буквой врывающееся в сердце и острыми своими краями, оставляющие кровоточащие раны и в то же время усмиряющие боль, дарящие иррациональное счастье, неземное блаженство, покой. Что-то теплое расцветало в груди красивейшим из земных цветов, питаемое капельками влаги, что падали из глаз. Самые разные чувства вихрем смешались внутри, даря, наконец, столь долгожданное чувство понимания, пока всего лишь чувство, маленькое едва уловимое, но обещающее когда-нибудь объяснить все. Нескончаемый ночной кошмар…
- Я не могу спать больше одна, - шептали сами по себе уста на древнем языке, - мне нужен кто-то рядом со мной, это все, чего я хочу, все, за что сражаюсь в своих мечтах.
Бесконечный ночной кошмар. Последние слова песни, последние касания струн, последние слезы сверкнувшие отражением взошедшей луны. Он поднял глаза, наши взгляды встретились, всего лишь мгновение, растянувшееся в вечность. Я, кажется, моргнула, и наваждение ушло, растаяло как туманная дымка в первых лучах взошедшего солнца. Темный угол был пуст. Лишь фоном все еще звучала музыка, все тот же перебор и финальное соло на электрогитаре…


Это возможность подарить сказку, в которую давно никто не верит, но которую втайне от нас жаждут наши сердца.
Cообщения Kathrinander
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
KathrinanderДата: Понедельник, 11.04.2011, 16:04 | Сообщение # 22
Полусотник
Группа: Советники
Сообщений: 776
Награды: 0
Репутация: 1147
Статус: Offline
Специально, для нашего любимого Котика:))))
Светловолосая девушка в своих любимых легких брючках и безрукавке уходила прочь с площади. Верона смотрела ей в след с тщательно скрываемой задумчивостью. Ей было жаль подругу, но иначе поступить она не могла, она нуждалась в каждой доступной крупице информации о Фреде. Верона должна была знать, как он теперь отреагирует на Селину, и произошедшее ее удивило, хотя подсознание и ожидало чего-то подобного, уж очень хорошо, она знала обоих. Премедик сделала свой ход и осталась им довольна.
- Не сыпь соль на рану, - огрызнулся Дейв на сказанные совсем недавно слова, вовремя перебив Клаудию и не позволив той высказать все, что она думает о некоторых представительницах фамилии. Стеффи и Кайли стояли в нерешительности, не зная наслаждаться ли им намечающейся перепалкой, или же беспокоится за подругу. А вот у Роберта бегали в глазах задорные огоньки, он точно не сомневался и мгновения.
- Это не соль, это перекись, я тебе просто дезинфицирую твою рану, а то еще начнет гноить, или ты забыл я же великая Премедик.
Дейв скривился как от уксуса.
- Верона права любовь ты тут не найдешь, а друга потеряешь. Думаешь Сели слепая? - поддержал любовницу Роберт.
- Ничего я не думаю, - буркнул себе под нос парень.
- Оно и видно, - глубокомысленно изрекла Верона, не забыв подмигнуть Клаудии прямо в нетерпении ожидающей своей очереди высказаться. – Пойду-ка я, а то застоялся мой верный конь.
- Я с тобой, - крикнул Роберт уже развернувшейся байкерше. Догнав ее в два шага, он попытался собственническим жестом притянуть к себе за талию, за что символически получил локтем под дых. Вероне не нравилось демонстрировать друзьям свои отношения с ним, хотя специально, она тоже ничего не скрывала. Знать-то знают, но зачем об этом каждый раз напоминать. Где-то за спиной бросила вслед едкое замечание Клаудиа, рассчитывая хоть так отыграться.

Темноволосый парень внимательно рассматривал спящую у него на плече девушку, что последнее время все чаще и чаще казалась ему куда старше не то что официального, но и реального возраста. Даже с ним она никогда не снимала маски вечной бесшабашной бунтарки, у которой на уме одни развлечения и вечно бросаемый всем и вся вызов. И рассмотреть сквозь эту маску настоящее лицо было очень тяжело даже с такого расстояния. Если бы не его собственный гений - дар и проклятье ее родителей, он и мечтать бы не смел о такой девушке.
Они спали вместе уже давно, с тех пор как Верона перебралась в этот город и ее родители попросили присмотреть за ней, не дать дочери вновь свалиться в бездну дурмана. А взамен он мог рассчитывать на всестороннюю помощь с их стороны и возможно даже на саму Верону в качестве ступеньки наверх, конечно если ее семье не понадобится династический брак. Предугадать куда заведут вечные интриги Пре не так-то просто даже им самим. Но в любом случае ему была обещана фамилия Премедик пусть и полученная не благодаря племянницы самого Грегора, а через куда более скромную и наверняка никому особо не нужную персону. Роберт старался, всеми силами помогал великим Премедик в их тончайших и незаметнейших интригах. Гениальный хакер волею лучших генетиков, но вынужденный это скрывать ото всех. Только трое были посвящены в его тайну и только просьбы этих троих он исполнял. Ему даже нравилось, что Верона постоянно хвастается его достижениями, пусть и исключительно в кругу лучших друзей, пусть и втайне от друзей обеспечив их же молчание. Доверяла она только Селине. Почему, Роберт не знал, но это доверие подруги разделял полностью.
- Проснулся? - Роберт так задумался, что не заметил, как приоткрылись лукавые глаза любовницы, и она принялась с интересом наблюдать за ним. Получив от него улыбку в ответ, она соблазнительно потянулась в своей роскошной постели, чем заслужила поцелуй и не только его...
- Так не хочется на занятия, - лоснящийся капельками пота парень почти без сил откинулся на подушки. Верона как любая южанка по крови была до неприличия темпераментна и страстна, но она стоила любых усилий, никто другой не знал так хорошо мужское тело, как Премедик. Она могла одним легким касанием завести его так, что искры из глаз начинали сыпаться, от бушующего желания, но этого ей казалось мало, и она усиливала это желание вовсе до немыслимых высот. И за это Роберт готов был оставаться ее вечной игрушкой.
- И это для тебя проблема? - притворно удивилась Верона, сладко устроившись на его плече.
- Конечно, меня в отличие от тебя за прогулы по головке не погладят, а сил нет совсем, ты вчера вечером была прямо вдвойне неутомима.
- Я!? А мне казалось это тебе все мало! - абсолютно довольная собой девушка забавлялась этим диалогом от души.
Роберт сделал вид, что ему от возмущения не хватает слов. А Верона полностью игнорируя его, коварно принялась вычерчивать на груди одной ей ведомые фигуры, вновь пробуждая волну желания.
- Ненасытная! - он, выскользнув из под нее, стремительным движением уселся сверху, надежно прижав шаловливые руки к подушкам. Но весь вид Вероны выражал, что это она, исключительно по доброте своей душевной, позволила ему занять такую стратегически важную позицию. И в этом Роберт как раз ничуть не сомневался. Он был самым обыкновенным парнем с единственным талантом, тут бессильным. А вот как поколдовали над дочерью родители оставалось тайной за семью печатью, но в ее силе и способности эту силу применить, он не сомневался ни одного мгновения, одни реакции Вероны когда она гоняла на мотоцикле чего только стоили. Сам он побаивался ее могучего коня, тяжелого и капризного в управлении.
- Селина, - проронила лишь одно слово немного посерьезневшая Премедик. Роберт отпустил пленницу и сел рядом, ему не нужно было выслушивать пространные объяснения, чтобы понять, что Вероне позвонила подруга. Она между тем, поднялась с кровати и принялась собираться, о чем-то продолжая разговаривать через комм. Роберту было интересно, и он даже смог бы сейчас подслушать их и никто бы этого не понял, и все же великая Верона могла догадаться, а терять доверие такого человека Роберт хотел меньше всего, хотя и вынужден был постоянно бороться с соблазнами. И его собственные мысли на эту тему не укрылись от внимательного ока девушки, за что он получил полный благодарности взгляд. Его преданность Верона действительно высоко ценила и не считала зазорным поощрять при каждой возможности, хотя бы вот такими вот взглядами.
Естественно Верона даже не подумала пропустить свой утренний комплекс упражнений. За все те два с половиной года, в течение которых ему иногда доводилось просыпаться в объятиях подруги, она ни разу не изменила этой своей привычки. А как-то на его вопрос отшутилась тем, что и в два темных года своей жизни, хорошо сидя на наркотиках, она все равно продолжала делать по утрам упражнения. Отжимания, пресс, подтягивания, приседания, растяжка, неизменно раз за разом каждое утро, со странно смотрящейся легкостью. Роберт искренне завидовал ей, хотя и сам ходил в тренажерный зал, но в привычку спорт у него не вошел, а подруга просто жить без этого не могла, конечно, как всякая Пре, а уж тем более Медик, не забывая параллельно делать еще пару тройку дел в виртуале. Он и сам мог одновременно анализировать в виртуале до ста потоков информации, но увы при этом он полностью выпадал из реала. О пределах возможностей Вероны Роберт смел лишь догадываться.
Наконец, проговорив, наверное, не меньше получаса, его любовница полностью вернулась в этот мир, успев за это время привести себя в боевую форму. Сам Роберт тоже собрался, и теперь сидел, попивая вкусный кофе, любезно предоставленный ему терминалом.
- Проблемы?
Уже облачившаяся в неизменный откровенного вида кожаный наряд Верона отрицательно мотнула головой, одной ей ведомым образом сумев красиво поднять в воздух свой длинный и густой волос и поймав им несколько солнечный лучей, что словно бы только для этого прокрались в спальню.
- Нет, все в порядке. Но мне, возможно, придется скоро уехать на какое-то время. Нужна будет информация, которую я смогу получить только лично, - при этих словах на девушку набежала легкая тень, и Роберт понял, что речь идет о связях из умалчиваемого Вероной прошлого.
- Моя помощь нужна?
- Да, возможно вскоре, мне понадобиться кое-что достать. Но пока не беспокойся, это только мои предположения, надо подождать развития ситуации.
Роберт ничего не понял из объяснений подруги, кроме того, что она что-то знает, и это что-то очень сильно связано с ее семьей и как это ни странно Селиной. Только в отношении дел своей семейки Верона объяснялась столь обтекаемыми фразами.


Это возможность подарить сказку, в которую давно никто не верит, но которую втайне от нас жаждут наши сердца.
Cообщения Kathrinander
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
KathrinanderДата: Понедельник, 11.04.2011, 16:04 | Сообщение # 23
Полусотник
Группа: Советники
Сообщений: 776
Награды: 0
Репутация: 1147
Статус: Offline
Стеффи наслаждалась шопингом в виртуале. До недавнего времени услышав о подобном времяпрепровождении, она бы презрительно фыркнула. Но однажды почти насильно вытащенная Вероной для компании, она настолько этим прониклась, что отказаться уже не смогла. Жить в виртуале всегда считалось дурным тоном, а вот его возможности и соблазны казались безграничными. Ну кто откажется за мгновение перенестись в Пэрис и пройтись по лучшим магазинчикам на Шанз-Элизе, примерить все, что твоей душе угодно не боясь повредить ненароком какую-нибудь хрупкую, но очень дорогую вещь как всегда на размер, а то и два меньше твоего. Стеффи как раз вертелась в основном магазинчике Эльзы Тапако, давней приятельницы ее матери - известной кутюрье, когда там объявилась ее дочь, не менее хорошая знакомая самой Стеффи.
- Стеффи! Какими судьбами милая? - Анна как всегда светилась одной из самых своих обворожительных улыбок.
- Анет, дорогая! - ответила любезностью Стеффи, запечатлевая ритуальные поцелуи воздуха около щек девушки. - Да вот каникулы, решила обновить гардероб.
- В виртуале? Еще полгода назад ты скорее прилетела бы к нам на флаере и устроила бы настоящий переполох в магазине.
- Ну, ты преувеличиваешь мои таланты, - скромно потупилась Стеффания, вспоминая тот свой приезд годичной давности.
- Я!? И все же? С чего такие перемены, дорогая?
- Верона, она знает как правильно подать любой соблазн, - с притворной горечью развела руками девушка.
- Премедик, что с нее взять, она-то может не вылезать из виртуала, как мне кажется, даже гоняя на своем двухколесном монстре.
- Ну, это вряд ли, если бы ты с ней покаталась с мое, такая мысль тебе даже в голову бы не пришла.
- Верю, верю! Но что мы стоим как не родные, пойдем хотя бы в ресторанчике посидим, раз уж встретились.
- Только недолго я к вам напоследок уже заглянула.
- Ничего, зато я тебе такую новость расскажу.
- Новость? - изобразила удивление Стеффи, присаживаясь за милый столик в ресторане, куда они мгновенно перескочили вместе с Анной, та решила сэкономить время подруги, не утруждая ее пешими прогулками по виртуальному городу.
- Еще какая. Ее только завтра обнародуют во всеуслышание. Может, ты уже знаешь про шоу, что планируют военные по поводу успеха своих программ?
Стеффи подтверждающе кивнула. В верхах этой семьи явно что-то затевалось.
- Так вот, под это дело они запустят проект мегазвезда. Лучшие из лучших уже пишут свои хиты. Завтра объявят о конкурсе и дне презентации конкурсных работ, назначенном уже на двенадцатое июля. А там во всех столицах и еще нескольких городах, включая ваш Хайдель организуют специальные площадки для проведения этого мероприятия. Выступления десяти претендентов как апогей вечера, да живой разогрев группами попроще. Трансляции в виртуал, гигантские галограмы на площадях, ВИП вечеринки для избранных. Твои любимчики Эндей кстати среди десятки претендентов.
- Ты не шутишь?
- Какое там, завтра все узнаешь!
- Но откуда столько денег у военных?
- Видимо они, все-таки сделали свой оглушительный прорыв, последнее время почти все Предилы вокруг них вьются!
- Анна, ты просто золото!
Действительно новость, - ради такой Стеффи было не жаль задержаться. Анна же выглядела как кошка, объевшаяся сливок, кажется, чуть дотронься и раздастся утробное мурчание.
- Ну что ты, всегда рада поделиться новостью с ближним, помнишь нашу детскую шутку?
- Еще бы, такое разве забудется!
- Очень рада была тебя увидеть, прилетай как-нибудь и в реале, я знаю такое чудесное местечко недалеко от нашего магазина, точно не пожалеешь!
- Спасибо Ань, обязательно, думаю после конкурса слетаю к вам, а то и правда давно не была ни в доме в Пэрисе, ни в вашей тусовке.
- Ну, тогда до скорой встречи!
- Пока!
За что еще Стеффи очень полюбила виртуал, так это за милые кафешки и ресторанчики раскиданные по всему миру, в которых готовят прямо таки восхитительные тортики и пирожные. В реальности злоупотреблять этой вкусностью было противопоказано. Даже, несмотря на все достижения семейки Медик в этой области, приходилось следить за фигурой. А вот тут, тут можно было оторваться по полной, наслаждаясь всеми вкусовыми ощущениями и не заботясь об огромных дозах калорий. В виртуале вообще было столько соблазнов, что Стеффи даже не сомневалась, почему в обществе сформировано столь пренебрежительно-презрительное отношение к нему. Не будь этого давления и там, в реальности просто некому оказалось бы жить.
Стеффи с грустью отправила в рот кусочек мараканского бисквита пропитанного скрае. Пора было покидать и уютное кафе и виртуальный мир, ведь в реальном ее ждало столько дел и естественно недовольные пристрастием дочери к виртуалу родители.
- Ну, рассказывай новости! - уйти из кафе Стеффи не позволила упавшая на соседний стул Верона. Девушка чуть не подавилась последним кусочком лакомства от столь неожиданной встречи.
- Привет, Стефф! - Верона оказалась еще и не одна. На третий стул присела вполне довольная жизнью Селина, которая после истории с Фредом вызывала у Стеффи искренне беспокойство.
- Какие новости? - кое-как пришла в себя Стеффи, своим коронным жестом похлопав длиннющими ресницами.
- У тебя вид такой был, словно ты узнала главную тайну самого Диала!
- И что? - Стеффи вновь обратилась к своему фирменному оружию, наивному хлопанью глазками и изображению из себя типичной анекдотичной блондинки. Верона лишь скептически хмыкнула в ответ. Селина просто сидела и наслаждалась действом.
- А то, что новостями надо делиться с ближним своим, - как всегда ударила в самое уязвимое место Верона.
- Ладно Стефф, она тебя засекла как только вышли в виртуал, и конец разговора даже успела подслушать, - в глазах Сели сдавшей подругу во всю прыгали бесята. Похоже, она с успехом рассчитывалась за какие-то подколки той. В негласном счете одно очко определенно было отыграно.
- Ах, вы сговорились за моей спиной, - тут же воскликнула Верона, изобразив голосом прямо таки вселенскую грусть. - Все уйду от вас, вы злые!
Вся из себя брутальная и пафосная девушка изображающая наивность и недоумевающую обиду выглядела настолько смешно, что все три подруги не удержались и рассмеялись в голос.
- Хорошо, хорошо, я так и быть поделюсь с вами, ибо полученное известие стоит того, - выдавила из себя Стеффи сквозь смех. - Дела по космической программе, похоже, идут столь хорошо, что военные решили устроить просто нереально крутой праздник. За право стать на нем хедлайнером поборются десять самых лучших групп, Эндей в том числе. Релизы конкурсных хитов назначены на двенадцатое и пройдут тоже с мега пафосом, в том числе и вип-вечеринками.
- И ты не хотела нам этого говорить? Стефф, я в шоке!
- Что?
- Сейчас пока еще мало кто в курсе, есть шанс получить пригласительные на всех, уже завтра если кто и сможет попасть так только мы с тобой, ну может я еще Селину смогу захватить.
- А ты сможешь на всех?
- Ты меня обижаешь Стефф, я что не сестра будущего главы семьи Медик? Впрочем, если сможешь сделать, хотя бы для себя, мне будет проще.
- Думаю без проблем.
- Окей.
- А вы чего в виртуал выползли? – вдруг спохватилась блондинка.
- Я попросила на свою голову объяснить мне, что такое секс наркотики и рок-н-рол.
- И заметь, я выбрала для этого наиболее безопасный способ.
- Да? А полчаса назад ты говорила, что андеграунд только в виртуале и остался.
- Ну, знаешь тащить тебя в Бэлин, ради очередной работки...
- Работки? Вот значит, как ты ценишь мои труды подруга?
Теперь уже Стеффи сидела и потешалась над дружеской перепалкой. Похоже, сегодня обе девушки были в ударе. Обычно такой пикировкой занимались Верона с Клаудией, еще и перемежая это все своими терминами, никому кроме них естественно почти непонятными.
Стеффи особо нравилась именно эта ее компания. За свою недолгую жизнь она успела сменить не одну тусовку далеко не одной столицы. Здесь в Хайделе она оказалась не так уж и давно, выбрав в качестве старшей школы именно школу при Хайдельбергском историческом университете, и до сих пор ни на мгновение не пожалела о своем выборе. Родители старательно растили из нее идеальную девочку из семьи Элиты, она даже не смела помышлять о дороге Паулы Предиал, хотя порой очень хотелось. Здесь же в Хайделе Стеффи, наконец, удалось вздохнуть спокойно, хотя бы частично оставить привычки прежней жизни - бесконечные походы по магазинам и покупки, вечера в самых дорогих барах, ресторанах, клубах, обсуждения всех хоть сколько-нибудь значимых публичных людей, да и вообще любого представителя элиты или пре, разговоры о моде, музыке, фильмах и многом другом. Переехав в Хайдель, подружившись с одноклассницей Селиной и оказавшись в ее компании, Стеффи думала, что навсегда оставит это все в прошлом, предстанет перед новым знакомыми совсем другим человеком, тем которым хотелось быть ей самой. Увы, этого не произошло.
Прежняя жизнь не пожелала отпускать, привычки слишком въелись, да и вокруг оказалось много старых приятелей. Хайдель очень удачно располагался недалеко от четырех столиц, при этом он в полной мере не утратил романтику «дореализационной» эпохи, а уж учиться в его университете по ряду специальностей считалось престижнее, чем даже в столичных вузах. И все же Стеффи чувствовала, что смогла хоть немного измениться сама и изменить свою жизнь, стать хоть чуточку свободнее. Ей куда больше нравились встречи и посиделки в замковом парке, чем в тех самых лучших ресторанах столиц. Ей нравилась ее компания, такая разнообразная по социальному статусу. Она из Элиты, Верона вообще будущая Медик, Селина стоящая на пороге если не фамилии начинающейся на Пре, то уж Элиты точно, Роберт, Дейв и Кайли абсолютно обыкновенные ребята и очень талантливая и способная Клаудиа, которой тоже грозило высокое будущее. Они были честнее, открытее по сравнению со всем тем лицемерием, на которое Стеффи уже успела насмотреться, вращаясь в высших кругах. Там считали ее пустоголовой куколкой, украшением будущего мужа, а она все видела и подмечала. Люди окончательно превратились в рабов устанавливаемых фамилиями правил, ведь так гораздо проще управлять. Не осталось ничего личного, только значимость для общества, переступание через себя, свои желания, свое не хочу. Одно только надо, вбиваемое в умы с раннего детства. Стеффи считала, что ей очень, просто невероятно повезло, и она искренне старалась наслаждаться каждым мигом этой жизни.

- Верона ты уверена, что сегодня мне надо одеться именно так? - Селина недоверчиво рассматривала себя в огромное зеркало в полстены гардеробной. В новом для себя стиле выглядела она шикарно и крайне непривычно.
- А ты еще сомневаешься? - ответила одетая схожим образом, только несколько откровеннее рокерша. - К тому же я не просто так на этом настаиваю.
- Да-да, ты как всегда все знаешь и ничего не говоришь, несравненная наша интриганка!
- Ну, так ведь интереснее, и вообще мне показалось, что ты за эти дни вполне прониклась духом рока и бунтарства.
- Я думаю об остальных, у них от этой картины сердечный приступ случится!
- Ничего, я им первую помощь так и быть окажу.
Верона была довольна, труды ее не прошли даром, и Селину получилось отвлечь от ее грустных мыслей и сомнений. Новая исследовательская работа оказалась как нельзя кстати. Сама Верона уже почти отчаялась затащить Селину в андеграунд и виртуал. Лунная девочка в их компании всегда слыла главной нелюбительницей виртуала и комма. Теперь же Селина хоть немного, да поменяла свое отношение, проникнувшись духом старой живой музыкой, почти исчезнувшей как явление в их мире.
А сегодня Премедик надеялась так встряхнуть девушку, что той будет все равно и на презентуемую песню Эндей, и на лирику к ней, и на историю ее написания. Вот только кто бы саму Верону отвлек от ее грустных размышлений. Она нутром чувствовала, что все происходящее в последнее время неслучайно, многоходовка, а возможно и не одна, к сожалению еще не ее уровень интриги. Пока ее знания и догадки были слишком разрознены, и собрать их в общую картину никак не получалось. А вот нити невидимого кукловода, протянутые к ней и ближайшему окружению, включая врагов, она ощущала слишком отчетливо. И это напрягало столь свободолюбивую девушку.
- Ладно, хватит у зеркала крутиться, а то опоздаем.
- Тогда пошли, - Селина с хмурым лицом и довольным блеском глаз оторвалась от зеркала. - И все же к чему это? Верон я ведь не отстану.
- Думаешь, у меня не хватит терпения?
- Думаю да.
Верона скептически посмотрела на подругу, но потом все же решила сжалиться.
- Я договорилась с (название группы) о том, что мы выступим в роли их подтанцовки.
- Зачем?
- Вообще это они попросили меня устроить такое, чтобы легче разжечь публику. Они расскажут слезливую историю о том, что их танцовщицы не смогли приехать и пригласят желающих на сцену. Ну а самыми резвыми желающими будем мы с тобой.
- Но Вер, я не смогу.
- Хочешь сказать за тот месяц, что ты халявишь и не занимаешься танцами, ты разучилась танцевать?
- Нет, но ведь музыка незнакомая!
- Будем импровизировать, у тебя же отличное чувство ритма. Все хватит разговоров, надевай шлем, и поедем, а то и так опаздываем.

В клубе Банхоф построенном на месте старого железнодорожного вокзала было спокойно и малолюдно. Фоном играла попури из песен участников проекта. Технический персонал заканчивал последние приготовления сцены за занавесом. Приглушенный свет струился по полу. Сам клуб, несмотря на свое историческое название, был оформлен в современном стиле, сейчас очень популярном в культурной столице.
Верона, схватив за руку зазевавшуюся Сели, здесь пока еще не бывавшую, уверенно отправилась к их ложе, где уже пребывали остальные, развалившись в горе подушек. Естественно подошли они так, что Селина полностью скрывалась за Вероной и лишь в самый последний момент та словно бы случайно сделала шаг в сторону. Новый образ Селины впечатлял, и Верона как кошка наслаждалась ошеломлением друзей, что столь явно проявилось на их лицах. Сели стала, словно отражением самой Вероны, только чуть более приличным. Кожаные штаны с максимально заниженной посадкой, кожаный же топ, в отличие от Вероны без впечатляющего выреза в районе груди и перчатки закрывающие руки полностью. Посветлевший благодаря специальному средству, ставший почти льняным волос девушки сиял в свете лазерных лучей гуляющих по клубу. Лицо же скрывал агрессивный макияж, изменивший ее почти до не узнавания.
- Селина?
- Нет, Верона своего клона притащила!
- Зачем?
- Клон Вероне? Ах, если бы я сама знала! - несчастно вздохнула Клаудиа, против воли закипая. Сегодня ее с самого утра раздражало почти все.
- Да нет, - отмахнулась Стеффи, с любопытством изучая подругу. - К чему такой наряд?
Селина лишь пожала плечами, всем своим видом говоря, я тут не причем, ибо если Вероне что-то придет в голову, то никуда не денешься. Хотя сейчас ей уже нравилась эта идея - пытливые взгляды друзей, мужчины, что едва не сворачивали шеи, оборачиваясь им в след, Дейв, что потерял дар речи и смотрел на нее с нескрываемым вожделением. Новые яркие эмоции, непривычные, но приятные ощущения, они, наконец, смогли прогнать тревогу последних дней, что грозовей тучей висела над ее головой.
- Ну, мне так захотелось! - падая на подушки, наконец, заговорила до этого таинственно молчавшая Верона. - Скучно стало одной всех эпатировать.
- Кому другому сказку рассказывай, - огрызнулась Клаудиа.
- Ага, ты же у нас девочка большая, по деревьям больше не лазишь.
- На форез отправлю, ПРЦ будешь делать у тысячелетнего гербария, - скрепя зубами пригрозила Клаудиа.
- Брейк, - вмешалась Стеффи, - мы тут заранее собрались, не для того, чтобы вы друг на друга зубоскалили.
- Мы неделю вместе не собирались, - поддержала Кайли.
- И скоро кто куда отдыхать разъедемся!
- Кстати, а кто куда?
- Я взял тур на выживание в тропиках, - первым отозвался Дейв, отчаянно борясь с разбегающимися из головы мыслями.
- Ага, самое то избавляться от нерастраченной сексуальной энергии, - не удержалась Верона, сверкнув в свете софитов своими белоснежными зубами.
- Верррр, - тут же зарычала на нее Клаудиа.
- Простите, не удержалась, - покаялась байкерша, всем видом олицетворяя противоположное. - Столько соблазнов!
- Да ладно Клау, она неисправима, я уже не обращаю внимания, - несколько покривил душой Дейв, с трудом отводя взгляд от притихшей Селины, что разговор слушала с интересом, но ни во что не вмешивалась. - Ты сама-то чего надумала?
- Полечу в Гималаи, в высокогорье.
- Там же почти никакой цивилизации! - удивилась Стеффи.
- Это раньше было, Рон Предиал там несколько троп обустроил по высшему разряду, так что пока рекламные цены невысоки, я решила попробовать.
- Сборище экстремалов!
- Дааа, - с обманчивой мягкостью вопросительно потянула Клаудиа. - И куда же ты отправишься Кайли?
- В Пэрис, составлю компанию Стеффи.
- Аннет меня настойчиво приглашает, а лезть в змеиное гнездо одной уже не хочется. Потусим в Пэрисе и, наверное, потом в Канны отправимся, а оттуда на Ибицу или Майорку, смотря где больше знаменитостей соберется.
- Верон, составишь компанию?
- Ну, нет, три года все эти рожи не видела, и еще столько же не хочу!
- Да-да, кто бы говорил, наша великая будущая Медик.
- И все же куда ты? - спросила до сих пор молчавшая Селина.
- Не знаю, куда захочется, туда и сорвусь. Сама-то не передумала?
- Нет, давно хотела там побывать, так что поеду.
- И чем тебя ближайшее море не устраивает? К тому же там типа не сезон летом.
- По мне так самый сезон, а не сезон у них в октябре, когда ливни.
- А еще метеослужбы, слышала, в прошлом году проблему сезона дождей решили почти полностью.
- И, конечно же, якобы без вреда экосистеме!
- Не веришь?
- Конечно, чтобы я поверила кому то из этой семейки! Клау не ожидала что ты настолько плохого обо мне мнения.

Фредерик Прелоер нервничал, он каждый раз нервничал, будучи приглашенным в кабинет главы своей фамилии. Холодное место, выполненное в столь любимых грязно-голубых и серых цветах Августа Лоера. Тяжелые портьеры с ручной сильской вышивкой не пропускали и лучика живого солнечного света, здесь властвовал все тот же холодный искусственный свет, яркий до рези в глазах. Вместо стен Хальсинские книжные шкафы полные ветхих, но бесценных раритетов. Массивный резной стол из-под рук лучших столяров все того же северного Хальсина с точкой доступа к супертерминалу. И, конечно же, эргономичное кресло, сейчас пустое. Август Лоер любил принимать членов своей семьи стоя, особенно если бывал ими недоволен. Фред, несмотря на свои весьма юные годы уже не единожды гневил своего высокого родственника. И каждый раз, оказываясь с ним один на один, трепетал как маленький нашкодивший ребенок перед грозным взрослым. Он пытался заставить себя показать все свое мужество, силу и отсутствие страха. Но Лоер вновь и вновь подавлял его холодной властностью - никаких чувств или эмоций, мощнейшая биомашина когда-либо созданная людьми. Невольно ссутулившись, Фред ждал, когда же Август соизволит оторваться от изучения корешков книг и обратит внимание на мнущегося на пороге провинившегося родственника.
- Та девочка интересна, - абсолютно спокойный, даже отстраненный голос нарушил тишину кабинета. Август как всегда заговорил без приветствия. Фред не спешил отвечать в возникшую паузу, знал, что речь только начата и не ему ее прерывать. - Ее таланты далеки от тех, что нужны нашей семье, но она станет хорошей женой и матерью. Да, она будет очень хорошей матерью, ее дети обязательно унаследуют часть ее таланта. Хорошие получатся дети, на многое способные. Я одобряю ее, но не твои глупые поступки.
- Я виноват.
- А вину надо искупать. Устрой повышение ее родителям, поближе к нашей столице. И… я помогу тебе со старой знакомой, она может плохо повлиять на девушку. Так же держи девчонку подальше от Эндей, эти ребята скоро впадут в немилость, не хочу, чтобы за твоей невестой водились столь порочащие связи.
Глава фамилии Лоер замолчал, сказав все, что посчитал нужным и, не желая слушать положенные пустые заверения, жестом показал родственнику, что тот свободен. Фред лишь кивнул, подтверждая все сказанное и несказанное. Впервые, выходя из этого кабинета, он был доволен итогами встречи. И хотя голос Августа ни разу не переменился, оставаясь полностью беспристрастным и ровным, Фред почувствовал едва уловимые изменения в тоне - затевалось что-то крупномасштабное, и ему самому была уготована в этом не последняя роль. Если он справится, он не только выиграет неоконченную партию с Премедик, но и поднимет свой авторитет в глазах семьи.


Это возможность подарить сказку, в которую давно никто не верит, но которую втайне от нас жаждут наши сердца.
Cообщения Kathrinander
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
Красницкий Евгений. Форум сайта » 6. Город (Творчество форумчан) » Ярмарка » Выше разума (Автор Kathrin Ander)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Люди
Лиса Ридеры Гильдия Модераторов Сообщество на Мейле Гильдия Волонтеров База
данных Женская гильдия Литературная Гильдия Гильдия Печатников и Оформителей Слобода Гильдия Мастеров Гильдия Градостроителей Гильдия Академиков Гильдия Библиотекарей Гильдия Экономистов Гильдия Фильмотекарей Клубы
по интересам Клубы
по интересам
Andre,


© 2020





Хостинг от uCoz | Карта сайта