Мы очень рады видеть вас, Гость

Автор: KES Тех. Администратор форума: ЗмейГорыныч Модераторы форума: deha29ru, Дачник, Andre, Ульфхеднар
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Модератор форума: vadchema, nekto21, Rada  
Красницкий Евгений. Форум сайта » 6. Город (Творчество форумчан) » Ярмарка » Рабочее название "Записки Пиротехника" (Автор Старый)
Рабочее название "Записки Пиротехника"
СтарыйДата: Среда, 29.12.2010, 19:41 | Сообщение # 1
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3472
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Альтернативная история. Иногда, кажется, что авторы перепахали уже весь пласт, и найти сюжет довольно трудно. Правление Петра, пройденный этап. Царь Николай, русско- японская война описано всё. Главный герой или супермен или у него такие специальности и знает он столько что только можно удивляться как ещё в космос на низкую орбиту не выскочил. Знают всё и даже ответ на извечно Русский вопрос как обустроить Русь.
Переносят сознание в тела, другим дают грузовики забитые всем необходимым для жизни на новом месте, а то и целые дома. Но больше всего умиляет, излишняя кровожадность или, наоборот излишнее человеколюбие писателей.
***
Глава первая. Начало пути.
Я закрыл глаза и встряхнул головой. Открыл, огляделся. Ничего не изменилось. Как не было тропы, так и не нет. Оглянулся, позади в трех шагах, стоял покосившийся деревянный столб с обрывками проводов лежащих на земле. Под ногами, утоптанная, со следами трактора, проехавшего здесь утром, земля, а дальше… дальше ровная совершенно целая, не примятая изумрудная трава, со сверкающими , под лучами утреннего солнца, капельками росы.
И ничего более. Нет вру. Звон, веселый перезвон колоколов. В недоумении начинаю прислушиваться. Георгиевская церковь, стоящая на задворках деревни, рядом с кладбищем на берегу заросшего камышом озера, почитай лет девяносто как не работала, её только в последние десять лет как реставраторы пытались в божий вид привести. А больше в округе, на ближайшие десять километров, церквей не было….

«Сходи за грибами, сходи. Чего разлегся, поднимай свою задницу и чеши в лес.
- Пошли.
- Не пошли, а иди. Кто мне вчера клятвенно обещал, что сегодня пойдем?
- Так это вчера было, я не уставший был….
- А сегодня устал. – Жена всплеснула руками,- Да у тебя жопа скоро станет по форме кресла. Ты когда, что ни будь по дому, в последний раз делал?
- М-м
- Не мычи, всё равно не вспомнишь.
- Ты чего на меня с утра взъелась? Спала что ли плохо? Я тебе ещё соли на хвост не сыпал.
Может хватит?
- Что хватит? Я ещё даже не начинала. Совести у тебя нет. Я тебе что, кухонный комбайн?
Подошел к ней и попытался обнять, она вырвалась. – Так я и не отказываюсь, собирайся пойдем.
Ответила, раздражением в голосе,- Утром хотела, а теперь не хочу….
- Тогда я один пойду.
- Никуда ты не пойдешь
- Нет. Пойду!»
Вот так я и отправился в лес за грибами, со скандалом и руганью. Не хотел же идти, как чувствовал, что, что-то должно произойти.

Пробравшись сквозь кусты, вышел к озеру, на дальнем берегу, которого стояла церквушка, с маленькой колоколенки и с неё разносился по округе перезвон колоколов.
Принялся оглядываться, ничего не понимая, два часа назад, проходил мимо, воды было не видать, камыши стояли сплошной стеной, а сейчас передо мной, на илистый берег лениво накатывается мелкая волна и слабый ветерок обдувает лицо.
- Твою мать! Это что такое? – Ноги предательски задрожали, и я сел, на сырую землю.
На месте кирпичного храма Георгия Победоносца, стоявшего последние десять лет в строительных лесах, сверкала ошкуренными бревнами и свежей дранкой на куполе, новенькая церква и вокруг неё ходила толпа мужиков и баб во главе с парой попов размахивающих кадилом.
Полез в карман дождевика за сигаретами. Передумал. Убрал обратно.
«Храм Георгия Победоносца, поставлен на месте разгрома польских оккупантов. На «панском поле» в 1848 году начато строительство в камне в 1863г освещена. Французы так же не ушли дальше поляков.
В сорок первом году немцы не прошли за неё и ста метров, при отступлении взорвали колокольню, которая упала, не разрушив самого здания. Дальше была коммунистическая чехарда, в шестидесятых разграбили в девяностых стали восстанавливать, с тех пор ни шатко, ни валко это тянулось последние двадцать лет»
Всё это мелькнуло в голове и растаяло. Оставив после себя только название деревни, Подтеребово*.
(Было интересно узнать что слово – ТЕРЕБИТЬ – означает вырвать клок леса. Так говорили старики.)
Странно всё это. Решил идти дальней дорогой, чтоб выйти на зады деревни.
Через лес я пробирался почти час. По всем внутренним ощущениям, казалось что я иду по колхозному полю, но мокрая паутина на морде говорила об обратном. Наконец невдалеке как то вдруг сразу появился забор. Обычный, такой, как всегда в деревнях делают, на деревянные столбики набиты длинные слеги. За ним поле небольшое с зеленым подростом чего-то. В воздухе запахло костром, даже не костром. А как сказать, хорошие дрова жгут, знаете такие выдержанные, под навесом просушенные да звона, их когда раскалываешь они аж хрустят и сами распадаются на чурки. Вот ими и пахло. Только в нашей деревушке уже десять лет как всем газ подвели. Подошел я к загородке и обомлел. Не моя деревня, нет в ней домов с крышами крытыми соломой. …

***
Степан. Стрелец.
-М-м,- Со стоном я открыл глаза и уставился на низкий бревенчатый потолок.
- Очухался? Ну, Степан ты и напугал, взял да свалился, без памяти. Видно крепко тебя давеча приложило. Поначалу ведь даже…
- Воды, дай. Не помню я ничего. Помню только что, как из пищали стрелял, вспышка… - Дотронулся до головы и тут же отдернул, от острой боли.
- Ты лапы убери, тебе всю правую сторону морды, осмолило, бороду как корова языком слизнула. Хорошо шапка ухо прикрывала, целое осталось. Ты когда стрелял глаза закрыл?
- Да.
- Бровей и ресниц тоже нет, так что повезло, испей. – Говоривший протянул мне кружку с водой.
Я напился и мне стало легче. С кряхтением сел, опустив босые ноги на холодный деревянный пол.- Жрать хочу. - При мыслях о еде стало подташнивать,- Или вина выпить. Макар, ну почему она взорвалась, а?
- А я почем знаю. Наверно так было богу угодно…
- Ещё скажи нечистый попутал.
- А и скажу, богомерзкое это дело из пищали стрелять, забыли как наши предки на ворога ходили…
- Тебя и понесло, ты что, вина с утрева упился? Или тебя… Хотя ты далече стоял, по маковке тоже стукнуло?- Нашарив сапоги обулся. – Пойдешь жрать?
- Пойло, поганое пити? Не пойду.
- Ну и оставайся, а я пройдусь.- Выпрямился, вставая, меня качнуло, и чтоб не упасть облокотился на стенку, постоял, перевел дух и потихонечку двинулся вперед.
Внизу было пусто, что-то у нашего хозяина дела совсем не шли, только какой то монашек сидел в углу перед пустым столом, облокотившись спиной на бревенчатую стену проконопаченную болотным мхом. Проходя мимо него понял что ошибся, просто на мужике какая-то накидка была, а полумраке я попутал. Передумав идти дальше сел напротив.
Не открывая глаз, незнакомец спросил меня,- Что, скучно? Или тебе места мало?
Открыв глаза посмотрел на меня, усмехнулся, - Эк тебя разукрасило. В костре спал что ли?
Меня Федор зовут,- Потом закрыл глаза и откинулся.
Короткие волосы, бритое лицо, чистый какой-то. Я таких аглицких немцев в Москве видел, но они так говорили, что и слова понять, не возможно было, а у этого Федора, и одежка, не нашенская была и говорит, складно.
- А скажи мне немчура…
- Русский я, и зовут меня Федор. Или тебя контузило на всю голову?
- А ты по что лаешься?
- А сам с чего начал? Поговорить хочешь? Говори. Отвечу.
Я даже оторопел от таких слов,- А … - Только и смог сказать.
Тут пришел Евсей принес миску с кашей, кувшин и кусок хлеба, поставил перед Федором, потом из чистой тряпицы достал ложку и положил на стол. Спросил, чего буду.
Я сказал чтоб нёс вина, он кивнул и молча ушел.
У Федора корчаге оказалось молоко, которое он вылил в плошку и вприкуску с хлебом стал есть. У меня в животе заурчало, и когда пришел хозяин, я велел, чтоб принес гречки.
А потом мы сидели друг напротив друга, он пил чай, а я вино и молчали.
- Так чем тебе так лицо разнесло?- Начал он разговор после того как напился.
- Пищаль, разорвало, вроде всё как обычно сделал, но… Только и успел что глаза закрыть.
- Не повезло, тебе. Ружье старое было?
- Пищаль?- Переспросил я. Он кивнул, да мол. – Нет не очень, лет пять, как с ней хожу, ходил вернее.
- Удачно что разрыв пошел по запальному отверстию…
- А откуда знаешь?
- В другую сторону и тебя уже отпели бы, или так прикопали. Справа от тебя никого поблизости не было?
- Был, дружок мой, Макарка, стоял, но он далече был, шагах в пяти, Его кажется тоже чуток достало, спит. Меня так вообще, давеча аж сомлел.
- Не тошнит?
- А…
- Блевать не хочется?
Я кивнул головой.
- Тебе надо полежать дня три спокойно, - Он показал на вино,- И пойло это не пить, от него только хуже будет.
- А ты лекарь?
Он усмехнулся,- Я это уже сегодня слышал. Нет, не лекарь, но такое у меня было.
Так что у тебя было с пищалью?
- Плохо стрелять стала, вот и решил чуток, подправить, а она возьми да взорвись.
Федор проворчал негромко что-то, но я не понял и переспросил,- Чего сделать?
- А – а, мысли вслух, не обращай внимания, слышал, шведов побили.
- Так это ещё в прошлом годе было, побили свеев. Был я там.
« - Тихо как. Эх, кабы не свею, сейчас бы в лес, грибов собрать, да солянку сделать. Да винца хлебного под них.
- С лучком, и уксусом, яблочным.
- Уксус лучше хлебный брать, он вкус не перебивает… Смотри Макарка, свеи зашевелились…
Туман, клубившейся над рекой, опустился, открыв взору копошившихся у пищалей людей, вот они побежали назад….
И Двадцатого октября сто двадцать четвертого года (1615г) рано утром гром от выстрелов разорвал тишину. Начался второй штурм.
Первый, что случился девятого октября, был удачно отбит с уроном для нападавших»
Ядро со свистом ударило в стену, взметнув вверх кучу каменных осколков, стрелец, стоявший невдалеке, не успел пригнуться и большой осколок, ударил его в грудь, бедняга, всплеснув руками, кубарем покатился со стены.
- Надо народ уводить, пока всех за зря не побило, оставить только охотников, за свеями смотреть. Давай Степан, пробегись, скажи, чтоб вниз шли. - Полусотник Богдан, хлопнул меня по плечу, и пошел к упавшему около которого уже копошилось несколько женщин. Подойдя ближе, спросил что-то, судя по тому что он снял шапку и перекрестился, мужику не повезло.
Я добрался до всех и когда спускался вниз, споткнулся и упал в этот момент надо мной с утробным каким то воем пронеслось ядро, подскочил и на полусогнутых ногах стал спускаться по лестнице, содрогающейся под многочисленными ударами свейских ядер, бьющих в крепостную стену. А потом, по прошествии трех дней от берега отчалили плоты с войском и пошел враг на приступ.

«Удар, ещё удар. По ребрам хлещет боль. На шаг назад бы отойти перевести дыхание.
Подставить щит, и ткнут под него, чувствуя, как раздвигаются кольчужные кольца и острое железо входит вплоть. Короткий вскрик и оседает тело. Да надо отходить. Зажимают. Над рядами врагов, белым облаком вспухает дым от выстрела и пуля вонзается в плечо, рука немеет, отпуская щит. копье пронзает грудь, другой немец выбивает из руки оружие. Некогда сильное тело начинает заваливаться на бок. Упавший воин срывает с пояса кинжал и вонзает его в ступню. Сверху раздается крик боли и убийца яростно рубит вздрагивающее тело. Потом склоняется, чтоб вытащить оружие из раны, как вдруг навстречу ему метнулась окровавленная рука и ухватила за ворот и дернула. Не удержавшись на ногах, враг падает, уткнувшись головой в лежащее тело, и остается лежать неподвижно. Его оттаскивают, и перевернув на спину обнаруживают нож в горле. Вроде бы сбитое с ног, порубленное несколькими ударами, истыканное саблями, нечто, не похожее на человека, вдруг зашевелилось и начало вставать. С головы до ног залитое своей и чужой кровью, с кинжалом в одно руке, оно издало рев, от которого нападающие опешили и даже подались назад.
- Вперед! – подстегнул их гортанный голос, раздавшийся из задних рядов
И свееи бросились на безвестного героя, нанося ему беспорядочные удары, он опрокинулся на спину и уже не поднялся, но его деяние дало те драгоценные мгновения, чтоб подоспевшие ополченцы и стрельцы, успели сбиться в плотный строй и встретить свеев. Мы тогда сумели отбиться и даже возвернули себе обратно наугольную башню, а второй приступ был совсем вялым. Народ баял что у свейского карлса в стане голод и многие вои без сил лежать. А на третий раз, богородица заступилась за псковичей, наказала ворога. От великой пальбы что свеии учинили, разрушив одну из башен, одна большая пушка опрокинулась и всё зелье сложенное около неё, великим дымом изошло, побило много людишек. Так , дня одиннадцатого октября, отступил ворог от стен, одержали мы победу»»
- Вот так всё и было, Федор. Я тут подумал, что ежели мы стреляли бы чаще чем могли, то свеев до стен и не подпустили бы, не смогли бы они на неё взойти. А так только саблями да пиками от них и отбились. Долго думал, надо порох и пулю в бумагу закатывать. Так быстрей будет, чем пока с берендейки натруску сдернешь, в ствол заряд отмеришь, пыж забьешь, пулю из сумы достанешь, и пыжом придавишь. Остается только затравку подсыпать да фитиль вздуть и пальнуть по ворогу. Только не решил, как к пищали запал приладить, чтоб внутри загоралось.
- А что тут думать, капсюль нужен.
- А это что такое?
- Берем азотную кислоту, десять частей, спирта десять и одну ртути и делаем её гремучей.
- Кого?
- Ртуть, она от удара тогда взрываться будет….
***
Федор.
- Вот теперь берем то что получилось и смешиваем с порохом, только он тоже особенный нужен…
- Это зачем.
- У тебя пищаль взорвалась от чего?
- как от чего , пороху много забил, вот и разорвало. Хорошо ещё жив остался
- Нет , я думаю у тебя другое произошло, просто весь заряд сразу детонировал, а не сгорел как положено.
- Возьми ваш порох сложи в кучку и подожги, и ты увидишь что он горит, быстро но всё таки горит, а вот если он вспыхнет мгновенно…. – Я замолчал, пытаясь подобрать слова чтоб подоходчивее обьяснить явление детонации, - Ну где то так, не сгорел , а взорвался.
Дерьмовое зелье, друг мой. Вот так.
- Не понял я тебя , ну да бог с тобой , это ты у нас такой сведущий, я то что простой стрелец, а ты человек ученый, вона за границей у свеев был. Это ты у них такое видел?
- Не это один англичанин придумал, ему на охоте ухо и щеку обожгло, вот он и стал думать как сделать так чтоб этого больше не было. А с чего ты взял что я от шведов пришел? Я такого тебе не говорил.
- А откель тогда путь то держишь? Оттудова, - Он мотнул головой в сторону закопченной стены,- Оттудова к нам только свеи и приходят, аглицы с Архангельска, ну фряги ещё с ними бывают ну и другие немцы. Так откуда путь держишь?
- Немцы, и с этого пути ходят.
Он посмотрел мне в глаза, усмехнулся,- Да хрен с тобой, врешь ты складно, а скажи сделать сможешь? Или только губами шлепать можешь, - протянув руку, не глядя взял кружку и стал мелкими глотками пить вино. Поставив обратно, рукавом вытер губы, скривился от боли.
- Так что молчишь? Или ты беглый? Сотворил что и в бега ушел? Почто тогда в Москву идешь?
- Степан, у тебя вопросов больше чем есть ответов на них. Да и не всё могу тебе сказать.
Я не беглый, это раз, два я из далека иду долго жил там, почитай всю жизнбь прожил вот решил на старости лет на родину посмотреть. Меня в детстве оттуда вывезли, я мальчонкой был маленьким. Ну веришь мне или как?
- Чудно ты говоришь, вроде по нашему, а слова… непонятные, Федор.
- Не обращай внимания, там все так по дурному говорят. Помочь тебе смогу, только… - Я замолчал, испытующе на него посмотрел,- денег много надо будет.
- Сколько? – В его глазах начал разгораться азарт. Знакомый по прошлой жизни, когда так начинались светится глаза моей жены, надо было прятаться куда подальше. Могло взрывной волной снести на фиг.
- Сколько? Много. Нужна медь, олово, селитра, сера, уголь, ртуть, кислота азотная, спирт…
- А что такое спирт?
- Хлебное вино дважды перегнать, через уголь очистить…
- А что такое…
- Сколько стоит пуд пороха?
- Смотря какой? Ежели взять для пищалей…
- Хорошо, - Я поднял руку перед собой,- Пример не удачный. Сколько стоит пуд хлеба?
- Две копейки.
Я стал чесать затылок, - Рублей двадцать, пятьдесят, думаю надо будет.
- Да ты что. За такие деньги пушку отлить можно. Корова рубль стоит, а ты на этот, как его, пистон такие деньжищи хочешь.
- Ты спросил, я ответил. Если сделать десяток, то полтины хватит. Вот ты в бою сколько раз стреляешь?
- Бывает что и десяток раз , а вот под Клином порох что с собой был закончился, пришлось , пищаль бросать да бердышем отбиваться. Много наших тогда ляхи посекли, каждый третий там остался.
- Это когда было?
- Три года назад, а…
- Да, не знаю, я ещё только сюда шел, и не слышал про это. А того десятка тебя и на пять минут не хватит. Ну расстреляешь и что? Опять свое дурой махать будешь? Смотри, можешь в следующий раз и голову сложишь, а всё из-за того что лишние пять рублей пожалел. Чем больше их у тебя будет, тем больше шансов, что жив останешься. А ведь можно стрелять ещё быстрей. Только дорого это, для тебя дорого. Это надо купца какого искать, чтоб денег дал.
- А зачем купца?
- Приди к нам в стрелецкий приказ и обскажи как мне…
- И закончи свои дни на дыбе, да кто мне поверит? Вот если я приду уже с готовым ружьем и покажу что оно может. Вот тогда и говорить со мной будут. Ты же мне до сих пор не веришь.- Облокотился на подставленные руки, и ласково посмотрел на Степана.
Он поперхнулся, во всяком случае сделал вид, глаза бегали он старался на смотреть в мою сторону.
- Степа. Я тебе могу рассказать всё. Но ты не сможешь сделать ничего, совсем. Тебе башку просто оторвет и всё. Так что не думай что удастся меня в тайный приказ сдать, а самому деньгу заработать. Пойми, это тяжелая опасная работа. Ежели удастся то можно заработать кучу денег, или голову сложить. Без меня точно. Так что тебе решать. Я сейчас встану и спать пойду, а ты подумай. Надумаешь, завтра с утра и скажешь.
Надумаешь сдать меня, так у меня сердце слабое сдохну, но перед смертью про тебя расскажу, так что вместе на дыбе умирать будем. Думай.
Я склонился потрепал его по плечу и вышел во двор. Огляделся по сторонам и побрел на конюшню. На улице ещё было тепло и можно было спокойно поспать на сеновале.

Утро началось с того что я проснулся на рассвете от жуткого холода, всё тело ломило и вдобавок болела голова. Покрутившись под накинутым плащом, плюнул, пошел в дом, там хоть и воняет, но тепло. Евсей, был на своем месте, приветливо кивнув, молчком поставил перед мной кувшин с вином, и доску с накрошенным мясом и кусок серого хлеба. Забрал деньги и ушел. Я в одиночестве сидел за столом и завтракал.

« - А ты кто будешь? – На телеге запряженной понурой лошадью сидел дедок, в серых штанах и каком-то балахоне, подвязанном веревкой, позади, лежал пяток мешков, куча сена.
Спросил он меня на мою просьбу подбросить до Рогачева.
- Я то? Прохожий, с Клина домой иду.
- А куда путь держишь,- Он причмокнул губами и слегка дернул вожжи, лошадь не поднимая головы, потащила повозку дальше.
- В Москву.
- А что не по тракту?
- Да слышал шалят там.
- Так к обозу прибился бы да и с ними шел бы?
- Растратился я, денег нет, думаю в селе может работу какую найду.
- А в Клину на подворье, можно было…
- Спрашивал. Отработал за хлеб. Да ушел, когда обоз пойдет, никто не знает или говорить не хотят. Вот и решил уйти, а в этих краях когда то сродственники жили, может у них и перебьюсь.
- А скажи мил человек, люди говорят что свеи от Пскова отошли.
« Э – э, какой же год сейчас на дворе, и с каким шведом воюем? Густав Адольф? Карл? Говорила маменька, учись сынок, умным помрешь. А я больше никого и не помню. Во вспомнил, Астрид Линдргрен и её герой толстый мужик с моторчиком в заднице.
Стокгольм, пьяные скандинавы на невском в Питере. Стоп, это финны. Чухонцы кажется.
Блин, федя, умным не прикидывайся, не идет тебе этот девайс, помолчи уж. Всё что и помнишь, так это СААБ да викинги…» Мысленно выругался и сплюнул.
- Отошли. Долго добираться будем?
- Скоренько, да ты поспи, всё быстрей доберешься.
Проснулся я от того, что дед довольно бесцеремонно потряс меня за плечо,- Просыпайся милок, приехали. Телега стояла на небольшой площади окруженной низкими бревенчатыми постройками. Вокруг царила суета, гомонили люди, что-то вытаскивая из открытых ворот, грузили на телеги, скрипели колеса.
- Спасибо,- Соскочил на землю, забрал своё ведро и оглядевшись пошел к ближайшему постоялому двору, ориентируясь исключительно на запах.
« В Москве воняет, бензином, разогретым асфальтом, а в метро вообще не продохнуть»
Подумал я, ощущая запах сена, печного дыма и перешагивая через кучу конских каштанов.
Открыв дверь, наклонил голову и вошел в низкое, темное помещение наполненное ароматом жаренного мяса, лука и чеснока. Остановившись на входе дождался пока глаза привыкнут полумраку, осмотрелся и пошел к рослому мужику стоящему около прохода во вторую половину дома.
- Доброго утра уважаемый,- Поздоровался с ним, - Не подскажешь, как бы мне хозяина местного повидать?
- А на кой он тебе нужон?- Лениво, как бы сквозь зубы, ответил бугай.
- Разговор есть, зови давай.
Он открыл было щербатый рот чтоб спросить что-то, но тут его толкнули в спину,- Пошел вон. Пожрал? Иди работай.- Раздался голос и передо мной появился мужик почти с меня ростом но в плечах шире раза в два,- Ну я хозяин, что хочешь?
- Поесть хочу, а денег нет, вот хочу тебе ведро продать возьмешь? Железное, не ржавеет. – И показал ему.
- А на кой оно мне, хотя… - Он задумчиво посмотрел на него, протянув руку взял, взвесил,- Могу десять копеек дать.
- Да в нем железа на рубль, да работа, оно заморское, такие здесь не делают.
- Двугривенный.
- Оно тебе десять лет прослужит, в него молоко доить самый раз, а легкое какое. Сразу и не устанешь такое таскать.
- Двадцать пять, даю.
- Побойся бога, я сам за него два с полтиной отдал, рубль.
- Полтину, дам,- Он посмотрел на просвет, дырок не было, я его только третьего дня как купил.
- Давай рубль и я тебе расскажу как приправу готовить.
- А зачем она мне?
- Её можно с рыбой, с мясом, с курицей, да с чем хочешь есть. Не пожалеешь. Да и делается легко, ничего особого не надо. Не пожалеешь, если в секрете сохранишь, все купцы к тебе потом ходить будут, денег заработаешь. Думай. Только не долго, я могу и к другим уйти им секрет продать.
- Пойдем, - Он мотнул головой и не вернув мне ведро скрылся за дверью.
Перешагнув за порог я очутился в узком коридоре, пара шагов и я вышел на кухню.
- Тебя как зовут? – Встретил он меня.
- Федор. А …
- Евсей. Что тебе надобно для твоей приправы.
- пару яиц, соль, сахар, сухой горчицы, масло подсолнечное, уксус.
- Марфа! – Крикнул Евсей в голос,- Иди сюда, клюка старая.
- Что орешь ирод? Дарью разбудишь.
- Забери, - Протянул, мое, уже бывшее ведро.- Как она там, лучше не стало?
- Не, всё также,- Забрав посудину, ушла за занавеску.
- Евсей мне нужна плошка не глубокая и продукты.
Он мотнул головой, словно отгоняя какие то мысли, прошел к столу стоящему под узким оконцем. Я двинулся следом, оглядываясь по сторонам. М-да, вид убогий, но чистенько, столешница скобленая до бела, разные доски для нарезки, они и тарелки, пара ножей устрашающих размеров, ящики с луком, морквой, кадушка с крышкой но по свисающим кускам понятно что с квашенной капустой, и ещё одна, наверно с огурцами. И здоровенная печь.
« Не фонтан, миксера здесь я точно не найду, как и венчика, будем изобретать»
Пока я осматривался, Евсей уже поставил все требуемое на стол и теперь смотрел на меня в ожидании.
- Приступим,- Я разбил четыре яйца в глиняную миску, посмотрел вокруг, в поисках чего ни будь, чем можно было начинать взбивать,- Евсей, нужно пяток березовых прутков.
Пока он ходил на двор, всыпал горчицы немного, нарезал и связал принесенные ветки в подобие некого венчика.
- Я добавил сюда горчицу, взбиваю, кидаем щепотку соли, сахара и ложку уксуса и начинаю понемногу подливать масло,- Рассказывая я работал миксером, взбивая майонез, дома я его делал пару раз, но самому делать не рентабельно, легче в магазине купить. А здесь…
Минут через десять я получил густую однородную массу, с запахом жареных семечек и довольно острую на вкус, уксуса я всё-таки перебухал. Но эта хрень прошла на ура, когда я предложил Евсею намазать эту отраву на хлеб и попробовать.
- Говоришь, можно мясо с ней жарить?
- Можно, и птицу и рыбу. Мясо можно мариновать, а потом кусочками на вертеле жарить. Попробуй, не пожалеешь.
- Похоже на то как наши бабы делают, только у тебя вкусней получилось. А сколько это масло яичное лежать может?
Я развел руками,- К сожалению не долго, но я тебе совет дам, посчитай, сколько раз тебе его в день подать просят, а потом делай меньше на четверть. Тогда точно у тебя его всегда подъедать без остатка будут, а не хватит, так сделать его всего ничего по времени надо.
Евсей протянул мне на ладони, размером с малую саперную лопатку, кучку медных монет,- Как и уговаривались, рубль.
- А покормишь меня?
- Ну иди сидай, кашу будешь?
- С мясом?
- С требухой, греча.
- Лучше с молоком и хлебом. – И уже на выходе поинтересовался, - Кто такая Дарья?
- Сродственница, сестры дочка, простыла.
- А чем лечите?
- А ты что лекарь?
- Да, нет. Просто …- Замялся,- Просто помню как матушка лечила, когда меня такая же лихоманка прихватила.
- Молоком с медом на питье даем, в бане парили…
- Горчицу разведи в густую кашицу, ложки три, размажь по холстине сложи в двое и положи ей на грудь, вот сюда,- Я показал куда,- Накрой потеплее и пусть греет , а она должна терпеть, минут двадцать так погреется, потом маслом смазать, выпить теплое питье и укутаться потеплее и пропотеть.
- А двадцать минут это что такое?
- Марфа коз доит?
Он кивнул головой,- Да.
- Это как раз и есть время дойки одной козы.
- Поможет?
- Должно. У тебя сухая черника есть? Её можно заваривать и давать как теплое питье.
- Найду, пошли Федор, покормлю тебя. Марфа, гречу разогрей.- Вполголоса сказал он и мы вышли в общую комнату.
Я сел в самый темный угол, лицом к входным дверям…»

***
Уже почти доел, осталось самая малость, когда заскрипели ступени ведущие со второго этажа и вниз спустился Степан, увидев меня подошел и не здороваясь, сел напротив, протянул руку взял со стола кувшин и приложился к нему, напившись, поставил обратно и осторожно утерев губы, уставился мне в лицо. Молчание затягивалось. И я не выдержал,- Сказывай.
- Чего?
- Чего надумал.
- Обидел ты меня вчера, крепко обидел.
- Извини, не со зла те слова сказаны были. Так что решил? Или будешь мне тут глазки строить в молчанку играть. Я вот сейчас доем да пойду дальше, а ты здесь останешься,- Он перебил меня. Заговорив глухим голосом.
- Пустое, на мою обиду, ты меня тоже извини, что зазря на тебя напраслину понес. Смекалистый, ты, ведаешь много, я полночи над твоими словами думал…Хочется мне твою задумку попробовать. Претерпели мы в сиденье Псковское, вот и мерещиться всякое. Макар вон во всем видит происки диавола, а я так дела божьи. Ведь не сгинул там, а мог, меня так пару раз точно должны были вперед ногами со стены вынести, да давеча, когда в овраге пищаль пристреливал… Не морду бы обожгло, пришибить должно было, хранит меня ангел хранитель для дела верного…. Он говорил это всё с какоё то горячностью словно пытался сказать всё что накипело одним махом.
- Погодь. Не тарахти, тарахтела, Одним словом скажи, идешь со мной?
- Да.
- Тогда есть несколько вопросов, где взять деньги? И где можно нам пристроиться чтоб всё задуманное делать?
- А ты куда хочешь идти?
- В Москву, есть у тебя там знакомые?
Он улыбнулся широкой улыбкой,- Так я сам оттуда, лавка у меня в мясном ряду в Завражье, жены отец, держит.
- Твоя?
- Ну, почти, половинная доля и треть, Анькино приданное.
- Мелочь, только на еду, небось, и хватает, но как место, чтоб пожить…. Денег много надо будет.
- Сколько?
- Не знаю, надо будет выяснить цену на работу, на материалы.
- Чего?
Я махнул рукой,- Не бери в голову.
- Куда и чего?
«Твою мать, надо за языком следить, разговариваю как с папуасом каким, а не с предком»
- Федор, говори русским языком, вроде слова понятные произносишь, а я вразумиться не могу, что ты хочешь.- Он склонил голову набок,- Все-таки ты не от мира сего. Наш, а вроде и не наш.
- Тебе что перекреститься? Крест поцеловать? Или думаешь, не ты, Макар твой, что я истаю смрадным дымом? Так смотри,- С этими словами оттянул воротник свитера выпростал крестик, приложил его к губам и убрал обратно,- Доволен?
Степан смущенно улыбнулся и развел руками.
- Иди, собирайся. Макар с нами пойдет? Не побоится со мной связываться?
- А куда он денется? Мы с ним почитай ужо лет десять как вместе служим, оклемается. Домой возвернемся, Симка ему быстро всё наладит, сам за нами побежит.
- Такая, сердитая?
- У-у. Чуть что не так, может и приложить чем ни попадя. – Договорив, Степан поднялся и ушел, а я решил переговорить с Евсеем насчет еды в дорогу.


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Среда, 29.12.2010, 19:42 | Сообщение # 2
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3472
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Глава вторая. Дорога на Москву.
Описывать своё возвращение в Москву с дачи не буду, если в моё время я добирался полтора часа, то теперь этот путь занял почти неделю. Хотя… Занятно было проезжать через знакомые, незнакомые места, не узнавая их. Лес, кругом был лес, там где змеилось асфальтом Рогачевское шоссе, извивалась земляная, вся в ухабах дорога, обходившая стороной мелкие холмы и бугры. Теперь мне становилось понятным, почему оно такое, как будто бык посс…
Судя по всему, будущие строители на заморачивались, а проложили дорогу поверх старого тракта. Телега запряженная кобылой тащилась еле-еле, мне выросшему во время бешеных скоростей, было трудно усидеть на одном месте, я соскакивал с повозки и шел рядом. Неспешное движение выматывало и угнетало, а когда мы встали на первый ночлег, отъехав всего на двадцать верст, даже сначала и не понял что мы встаем на ночлег. Думал что простая остановка, но когда Макар, выпряг клячу и, отогнав чуток от телеги в сторону, стреножил её, задал вопрос Степану.
- Степа, а чего стоим?
- Так место хорошее, здесь и заночуем? Трава есть, вон ручей с водой.
Место и вправду было пригожее, с одной стороны холм, заросший высокими соснами, с другой маленький луг с разнотравьем, но…. Не май месяц на дворе, я конечно могу поспать в походе у костра, в палатке. А у этих двоих ничего похожего, не было.
- Степа, а мы не околеем за ночь? Я сегодня чуть ласты на сеновале не склеил…. – Повернулся к собеседнику посмотрел на его вытянутое лицо и мысленно чертыхнулся,-«Язык мой, враг мой»
- Замерз, я. Очень. Надо было до какой ни будь деревни доехать. И в тепле переночевали бы.
- Федя, у тебя денег много?
- А… Ну так…
- Вот про это я и говорю, на еду нам хватит, с ночлегом, извини, Макар последние Евсею отдал, да за кобылу пришлось отдать, так что….
- Понятно. Скажи мне сколько мы так будем добираться до Москвы?
- За седмицу дойдем. – Он подкинул вверх топор, ловко перехватил его и пошел за дровами. А я как стоял, так и сел на задницу. « Пипец, приплыл. Бл…. Твою Мать…» Кроме мата никаких слов больше в голову не приходило. Это же надо было так влипнуть, Неделю ползти там где я добирался всего полтора часа…. И тут на меня накатило. Сердце пропустило удар, потом второй, голова закружилась, я откинулся на колесо и прикрыл глаза, в ушах раздался противный комариный писк, переходящий в нарастающий рев боинга, тело стало ватным, в темноте закрутились разноцветные пятна, и вдруг все кончилось разом. Меня затрясло, меня не просто трясло, а колбасило со страшной силой и при этом кричало,- Федор, проснись, кулеш готов.
Мелькнула и растаяла в туманной дали, мысль, - «Ангел, зачем то еду предлагает, а говорят что в раю коммунизм и все общая халява» Потом послышался голос второго ангела.
- Макар, отстань от него, видишь, человек утомился, пусть поспит, он в первую стражу станет. Ты во вторую, а мне под утро достанется.
Я решил последовать их совету и уснул. Разбудили меня, когда на небе, к счастью безоблачному, загорелись звезды.
- Вставай, пора на стражу пора. - Я открыл глаза, и сразу их зарыл, испугавшись, надо мной склонилась лохматая морда, приветливо скалясь щербатым ртом. В вытянутой руке она держал здоровенный кинжал, блеснувший серебристым цветом. – Держи, я спать пошел.
Макар, а это оказался он, залез в телегу, повозился немного устраиваясь, и почти сразу заснул.
Усевшись у маленького костерка, горевшего в не глубокой ямке, на обрубок бревна, я подперев щеки стал смотреть на огонь. В памяти всплыли строки из читанных не раз рассказов о том что ночью не надо глядеть на него а сидеть к нему спиной, но сил оторваться от завораживающего танца язычков пламени, не было. Усилием воли стряхнул охватившее меня оцепенение и помог в этом, заурчавший живот. В красных отблесках увидел котелок, накрытый куском коры, заглянул в него и нашел там свою порцайку, кулеша.
Оказалось, это вареный клейстер, из муки, правда из жареной, соли и кусочков сала. Достал из кармана спичечный коробок со смесью соли и перца, присыпал варево, вкус лучше не стал.
« Чувствую, у меня здесь проблемы с питанием будут. Может ну её на х… эту Москву, остаться здесь в деревне? Вернутся обратно, проложить линию электропередачи… Запастись картошкой, которая к стати должна быть в Москве у немцев, на этом самом кукуе. А самое главное притащить свою самую любимую игрушку, ноутбук.
- Мечтай, мечтай, неудачник и лентяй. Ты чем собрался здесь землю пахать? Мотоблок где возьмешь? А бензин к нему, запчасти. Не дружок, мой не бритый, достанется тебе сельский трактор с полным приводом на все четыре ноги, овсяный карбюратор, кнутовое зажигание с двумя передачами. Можно было подумать ты на даче что – то сажал, как приедешь, комп включил и всё. Только и хватает твоих творческих способностей кофе себе заварить…
- Ой, ну вот только не надо с больной головы на здоровую всё перекладывать
- Давай не будем. – Покладисто согласилась моя совесть,- только ты хоть раз к правде повернись истинным лицом, а не жопой. Ты за свою жизнь…
- Э, Рыба моя, заканчивай давить на кнопки, лучше подскажи, что вечером было?
- Сама охренела. Не знаю точно, наверно у тебя был приступ.
- Вот спасибо за подробное объяснение, а то я уж сам не догадался.
Перед глазами мелькнула женская фигура, присевшая в реверансе,- Всегда, пожалуйста, только попроси.
- Может хватит ерничать? Мне кажется что общение с нашей супругой не пошло тебе на пользу.
- И чем тебе эта достойная женщина не угодила?
- Да ты стала как она, палец в рот не клади, оттяпаешь по самое колено.
- А не обижай нас…
- И ты Брут. Стерва, ты. Как все бабы. Думаю надо взять тайм аут. Мир?
- Угу…»
Как обычно моя совесть оставила за собой последнее слово. А я стал вспоминать что нужно для того чтоб сделать капсюль, в принципе, ничего сложного только надо аккуратность и осторожность соблюсти. По памяти могу вспомнить с десяток ивв, а вот изготовить, только два, серебро и ртуть, с азидом свинца сложней, к сожалению, магазин остался в далеком будущем. Сотню, две, капсюлей вручную сделаю и снаряжу, а дальше…. Порох для начала можно оставить черный, а вот с гильзами…. С ними придется помудрить. Всё упиралось в технологическую базу. Нужен пресс, нужен токарный станок…. Этот список можно продолжать до бесконечности. Пока не доеду до Москвы и не увижу своими глазами знаменитый пушечный приказ, не смогу сказать точно что и как смогу сделать. Серебро…это денежная единица, не вопрос, со ртутью… насколько помню аптекари в те года её людей лечить пытались, да и стекольщики использовали и ювелиры, златокузнецы по-нынешнему. Для начала мне нужен был кусок меди и олова, немного кислоты, селитры и самогонный аппарат для спирта, или уж чего там выйдет. Но одно точно мог сказать, потому как скрипела телега, подшипников здесь точно, нет. Вот ещё одна головная боль, в станках для высокой точности они нужны, втулки будут быстро изнашиваются и качество обработки деталей падает. Как сказал Наполеон, - «Для войны нужно всего три вещи, Деньги, деньги и ещё раз Деньги»
Как же я его понимал. Иметь в кармане рубль медью « кстати, вот и медь» Как лимитчик в совковые времена, еду покорять Москву. Только одни идеи, да амбиции.
Тут в голове проскочила занятная мысль, стукнулась о темечко и заметалась внутри черепа. Пришлось напрячься, отловить злодейку и отдумать её. (Понравилось) Она оказалась довольно занятная…. Андрей Чохов, ещё жив, великий пушкарь, изготовивший знаменитую царь пушку, бесполезного монстра, самый большой дробовик в истории. Какой сейчас год? Насколько помню одной из последних пушек отлитых им, был «царь Ахиллес» исполненный в 1617году, а колокола я даже видел, на кремлевской звоннице, где на экскурсии был. Может удастся встретится с ним, ему ещё лет пятнадцать жить.
Вот пример истинного художника. Глядя на стволы изготовленные им, видишь в первую очередь не приспособление для убийства себе подобных, а филигранно исполненное произведение литейного искусства. Красиво. В двадцатом веке, появилось выражение, - « Красота спасет мир» а рассматривая «Аспида» на ум приходят другие строки, - « До основанья мы разрушим» . Если посмотреть на чистокровных англичанок, рука судорожно начинает шарить в поисках пистолета….
- А ты чего меня не разбудил?- раздался над головой хриплый спросонья голос Степана.
- Выспался я, вот и решил дать тебе поспать,- Ну не говорить же что полночи провел в ленивых раздумьях, тупо разглядывая тлеющие угли.
- Как хочешь,- Он протяжно зевнул и, соскочив с телеги, отошел на пяток шагов, теребя завязки на штанах.
Когда он вернулся, я подбросив в костер сушняка, прилаживал котелок над огнем, чтоб вскипятить воды,- Степ, чай есть? А то у меня только немного малинового листа.
- Нет, хотя… погодь, у Макарки должно быть, он вроде тебя, водохлеб. – Он довольно бесцеремонно вытащил у последнего из под головы мешок и стал в нем копаться.- На.
- Он протянул небольшой берестяной туесок с плотно закрытой крышкой.
Открыл. Понюхал. Не «Ахмад» и не «принцесса Нури» какая то лабуда, на вроде цейлонского.
- Федор, с тобой всё хорошо?- Стрелец сел рядом , держа в правой руке кожаный мех с вином.
- А что так?- Я помешивал хворостиной кипяток, чтоб быстрей заварились насыпанные туда листья чая, сдобренные малиновыми верхушками.
Он пожал плечами,- Да ты, ходил, говорил, попытался поспорить. Я оглянулся, слово тебе сказать, а ты прямо на земле, у колеса, сомлел. Как щенок право, бегал, бегал, и упал без задних лап.
- Это точно, устал я с непривычки, отвык пешком так много ходить. – Сдвинул котел в сторону и прикрыл корой, пусть настаивается. – А мёд есть?
- Нет,- Он с шумом отхлебнул и протянул мне,- будешь?
- Не хочу, с утра, в такую рань. Пить вино. Бр-р.
- Пить с утра, в такую рань, вареную воду. Бр-р – Передразнил он меня, и мы дружно рассмеялись.
- Жеребцы стоялые, что ржете, ироды?- над бортом телеги показалась голова Макара, во всклокоченный волосах запутались травинки, от чего он стал похож на сказочного лешего.
Оглянувшийся Степан, протянул руку и опустил этого страхолюдна обратно,- Спи, сам на лешака похож, тобой только детишек малых пугать.
Он отбил руку и со словами, - « с вами поспишь» выбрался из телеги.
- Что мужи, дальше двинемся, всё одно встали, лучше вечером пораньше на ночлег встанем.
Я пожал плечами,- А почему бы и нет,- По внутренним ощущениям было где то около пяти, шести часов утра. В это время года солнце встает в восемь, а светает на час раньше, пока соберемся, как раз можно будет и двигаться.
- Макар, ты ближе там сидишь, подай мой мешок.- Попросил я. Забрав, достал завернутое в тряпицу сало, краюху хлеба. Достал свой нож, открыл и стал нарезать продукты.
Степан внимательно смотрел, потом не выдержал и спросил, - Покажи.
« Твою Мать…. Именно так, именно с большой буквы, Идиот» Я замер на мгновение, в голове табуном заскакали мысли в поисках нормальной отмазки по поводу швейцарского складного ножа с пластмассовыми накладками. Молча, вложил в протянутую руку и стал внимательно смотреть на лицо подсвеченное красным отблеском костра.
Он осторожно взял его, покрутил в руках, попробовал остроту лезвия на ногте, попытался сложить, не получилось, вопросительно взглянул на меня. Я забрал и стал показывать, попутно объясняя что и для чего.
Макар увидев диковинку присел на корточки между нами и также внимательно слушал.
- Одно лезвие, из доброго железа, шило небольшое, отвертка, штопор ( Достать посмотреть)
Самый большой восторг у них вызвали маленькие ножницы,- Ты посмотри Макар, - С этими словами он ухватил бедолагу за бороду, торчавшую у него (Степана) за плечом, забрал у меня ножницы и отстриг клок волос. Пострадавший дернулся, вырываясь, плюхнулся на задницу, стукнул в плечо,- Аспид, ты Сяпка, дай сюда, я тебе тоже чаво отрежу.
Во избежание кровопролития, я забрал нож, открыл лезвие и продолжил готовить еду.
Обстругал, ветку, насадил несколько отрезанных кусков, и пристроил их над углями, вскоре над стоянкой потек вкусный аромат жаренного. Стал выкладывать всё на кусок коры, попутно хлопнул по двум загребущим лапам, стремящимся урвать пайки раньше времени, добавил сырую луковицу, разрезав её на четыре части, хлеб.
- Угощайся, друже.
Некоторое время слышалось только чавканье трех голодных мужиков, проглотивших завтрак, за пять минут. А потом каждому свое, Степану вино, нам с Макаром чай.
Дальше были сборы и вскоре мы уже шли по дороге….


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
al1618Дата: Четверг, 30.12.2010, 02:31 | Сообщение # 3
Сотник
Группа: Огнищане
Сообщений: 2378
Награды: 0
Репутация: 1590
Статус: Offline
Quote (Старый)
Макар увидев диковинку присел на корточки между нами и также внимательно слушал.

Как не странно - такой нож вполне может быть известен, такие наборы применялись (позднее) для срочного ремонта лошадей и упряжи, удивит скорее нержавейка, полировка и стоимость такого чуда у нищего заброды...


"Кто может - делает, кто не может - учит, кто не может учить - управляет" (с) Народ
"Учу управленцев управлять - искренне Ваш, бизнес-консультант" (с) :)
Cообщения al1618
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
deha29ruДата: Четверг, 30.12.2010, 11:21 | Сообщение # 4
Тысяцкий
Нурман
Группа: Наместники
Сообщений: 5180
Награды: 1
Репутация: 1559
Статус: Offline
Старый, провокатор ты, прям слов нет, маловато biggrin

С уважением Игорь.
Cообщения deha29ru
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Четверг, 30.12.2010, 14:07 | Сообщение # 5
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3472
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Quote (al1618)
акой нож вполне может быть известен, такие наборы применялись

Не помню на каком сайте, но там было что-то связанное с ножами, были снимки, механизмов складных ножей с раскопок в Новгороде, так что, складные, и скорей всего с большим количеством лезвий ножи были известны в те времена.


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
deha29ruДата: Четверг, 30.12.2010, 19:55 | Сообщение # 6
Тысяцкий
Нурман
Группа: Наместники
Сообщений: 5180
Награды: 1
Репутация: 1559
Статус: Offline
Старый, но сталь то другая.

С уважением Игорь.
Cообщения deha29ru
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
vadchemaДата: Четверг, 30.12.2010, 21:05 | Сообщение # 7
Сотник
Группа: Огнищане
Сообщений: 1030
Награды: 0
Репутация: 1512
Статус: Offline
Проду давай. biggrin

Cообщения vadchema
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
dima4478Дата: Воскресенье, 09.01.2011, 11:19 | Сообщение # 8
Сотник
Группа: Ветераны
Сообщений: 1698
Награды: 0
Репутация: 1497
Статус: Offline
Дальше... проду... cool
Cообщения dima4478
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ОльгаДата: Вторник, 11.01.2011, 01:34 | Сообщение # 9
Десятник
Группа: Ушкуйники
Сообщений: 387
Награды: 3
Репутация: 197
Статус: Offline
Да... как всегда необыкновенно хорошо !!!
Я тоже жду проду smile


Cообщения Ольга
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
deha29ruДата: Четверг, 13.01.2011, 11:54 | Сообщение # 10
Тысяцкий
Нурман
Группа: Наместники
Сообщений: 5180
Награды: 1
Репутация: 1559
Статус: Offline
Quote (dima4478)
Дальше... проду...

А я и не настаиваю, как будет все скопирую к себе в один. Старый, пиши еще.


С уважением Игорь.
Cообщения deha29ru
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
deha29ruДата: Четверг, 20.01.2011, 00:42 | Сообщение # 11
Тысяцкий
Нурман
Группа: Наместники
Сообщений: 5180
Награды: 1
Репутация: 1559
Статус: Offline
Старый, спасибо.

С уважением Игорь.
Cообщения deha29ru
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Воскресенье, 30.01.2011, 01:11 | Сообщение # 12
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3472
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline

Часть третья.
- Здравствуй жопа, новый год, ты бычара, ещё сильней дергать не мог? Глядишь и ствол оторвал бы. Повторяю русским языком, - « Взять за рукоять, повернуть её влево и потянуть на себя до упора. А ты обалдуй силы своей не ведаешь»
Я орал как резаный. Мой полугодовой труд лежал передо мной в разломанном виде. Не спорю, моя вина в этом тоже есть. Зазоры слишком малы и после десятка выстрелов произошло заклинивание затвора, это дитя природы, решил дернуть… посильней, результат, оторвал рукоять.

«А где прикажете взять фрезерный станок? Если верить всем авторам альтисторий, техническая грамотность в древности была на высоком уровне. ХА, ХА, ХА. Не смешите мои кирзачи, они давно уже смеются. Дураков и недоучек, хватает во все времена. Данила уезжал в другой город к родне, а я сдуру, попросил одного такого «мастера» приварить рукоять к затвору. Приварил. И вот сейчас рассматривая место излома, прекрасно вижу что сделано, плохо. Не провар и пережог. А этот затвор, напильником вытачивал вручную. Смеётесь? Смейтесь. Вам тоже будет весело если побудете в моей шкуре. С голой задницей и мозолями на руках от напильника»

Пищаль Степану я переделал, спусковой механизм сделал похожим на кремневый, только единственная серьезная переделка была. Это пришлось высверливать полку и вваривать огнепроводную трубку с наковальней.
Его пушка заряжалась как обычно, но перед выстрелом, надо было одеть капсюль, наводишь на цель, жмешь курок, пшик и осечка. Потом разобрался почему, отверстия было маленькое, огонь затухал не дойдя до порохового заряда. Отрезали, переделали. Теперь у него на двадцать выстрелов одна осечка. Это уже качество, как они называют «пистонов» такое. Исходное сырьё, гавно, химик из меня дерьмо, вот и получается кака. А им и этого мало, жалуются что ничего даю. Шиш вам с маслом по толстой роже. Как разговор о деньгах начинается у всех сразу морды постными становятся, как будто я им уксус предлагаю. Ладно. Меди мне много не надо, её вообще пока крохи уходят, а вот купоросное масло, так они кислоту зовут, да ртуть, да селитра нужна. Копейка здесь, полушка там. Рубль кончился.
Стрельцы из его приказа новым оружием заинтересовались и только. Для переделки обратился ещё с десяток, тех кто по моложе, а старики, ретрограды, держались за свои фитили руками и ногами. И основным аргументом, было: - «фитильный шнур намок и высох, запалил, стреляй. А твои пистоны не стреляют» Была бы честь предложена.

Сидор молча слушал меня, на его довольном лице блуждала улыбка, даже мой ор не мог испортить ему хорошего настроения. В душе, я, его понимал. После самопала, а как ещё назвать чудо оружие, пищаль, стрелять из винтовки, держа её на весу, чувствовать толчок в плечо, и через едва заметное облачко дыма видеть цель…. В три секунды перезарядить, навести и нажать на спуск…. Повторить, потом ещё…. Ещё…. До стрелялись один словом. Умерла моя винтовка не успев родится. Кучность была, так себе, но это для меня привыкшего к снайперам, стреляющим на километр, а стрельцу позволило попасть три раза подряд в березовые чурбаки на ста саженях.
Завернув ружье в холстину, засунул под сено на дне телеги, буркнул, - Поехали,- и предался размышлениям.
Что произошло, было приблизительно понятно, разрыв гильзы в каморе. Последний месяц только и занимался ими. Если честно, напортачил, всё-таки сначала надо было сделать патрон, а уж потом под него делать винтовку. Гильза, она выпила из меня всю кровь, стала сниться по ночам, мерзкая хихикая дыша в лицо сгоревшим порохом, скалилась в беззубой улыбке. Тварь. Штамповать не получилось, верней получалось, если не брать во внимание тот факт, что выходили они разными. Может попробовать с бронзой? Гидравлический пресс мне не сделать. Это факт. Нужен двигатель. Ага, Паровой на картинке видел, мечтатель. Остается ветер и вода. Ветряк сделать можно, хотя у нас на Руси, ветряных мельниц меньше чем на Украине с её степями. И сколько такое счастье будет стоить?
Не о том думаю. Может ну её, эту гильзу? Сделать патрон по типу охотничьего? С донцем проблем не будет, накатать картона, порох, пуля, пыжи. Эта сборка будет стоить дороже медного в два раза.
Использовать можно будет только с гладкостволом, а если с винтарем , можно забыть о километровых дистанциях. Пулю придется делать по принципу Минье. Везде засада, не одно так другое.
Пройдемся по существующему процессу. Сначала делается медную полосу. Затем вырубаются, как я их называю, пятаки, заготовки. Первый этап, сформировать выемку по центру, глубинной в десяток миллиметров, получается. Второй, разогреваем и на следующей форме вытягиваем ещё больше, повторяем это ещё два раза, в итоге получаем медный цилиндр. Дальше следует сверловка под капсюль и проточка. Греем, ударяем, забиваем, вынимаем.
А что у нас бывает с металлом при нагреве? Расширяется! Какие гильзы у меня плохие? Первый десяток, на холодной форме или второй на разогретой?
Кажется, удалось что-то нащупать, проведем опыт. Одну партию в два десятка сделаю по старому, следующую с охлаждением, сравню результат.

Скрипели колеса, лошадиные копыта выбивали пыль из дороги, слабый ветерок подхватывал её. Кружась в воздухе, она медленно оседала обратно на землю и на нас. Проехав обратно половину дороги, мы были совершенно серые. Переезжая через один из ручейков, впадающих в Москву реку, мы остановились, умыться напиться и напоит лошадь. После всех мероприятий, решили не торопиться обратно, ехать оставалось километров восемь до города, так что успеем ещё добраться. Полчаса побыть в тенёчке не повредит никому, а некоторым пойдет и на пользу. Кобыле конечно, как сугубо городской человек всегда относился к животным с особым пиететом.

«К травоядным не имею отношения, я мясоед. Просто, знаете это довольно сложно понять и объяснить, я понимаю что домашнюю скотину для того и держат чтоб было мясо, но вот тот будничный подход с которым их забивают…. ( Да и простят меня почитатели домостроя) Женщины этого времени, они другие, не такие взбалмошные как в моем времени, а действительно другие. Они, как бы сказать более целостные. Они действительно жены и матери, а не подруги и телки. Они ведут домашнее хозяйство твердой рукой. А мужики не меняются сколько бы не прошло столетий, это видно на примере дома Никодима. Он занимается хозяйством, он хозяин, его слушаются все, от собаки до Марфы. Только вот беда, ни один мужик никогда не сможет сделать из постройки дом, никогда не создаст уют и комфорт. Всё что он может создать, это возвести стены, покрыть крышу соломой и поддерживать условия для жизни и не более. Душа дома это женщина она сама частица уюта и душевного комфорта.
И я такой же как он, для меня нужно чтоб инструмент был качественный, дом крепкий, не протекал и не продувался, машина всегда на ходу и заправлена.*
Чистые рубашки, глаженные воротнички, свежие носки…. Вкусная и здоровая пища, а не куски схваченные на ходу, половички, занавески на окнах, красивая люстра, посуда стоящая на столе. Вы можете возразить что и мы можем…. Да, соглашусь с вами, можем. Пойти в магазин и купить первое попавшееся, что на данный момент нужно. Миску, тарелку, кружку. Именно ее, а не чашку с блюдцем, ведь зачем платить лишние не деньги за то чем не будешь пользоваться. Мы купим именно необходимые вещи, а не для комфорта, души. Мы злимся, мы ругаемся, потом сдаемся. Даем столько, сколько просит, и вместе с ней восторгаемся абсолютно ненужной нам фитюльке, но от покупки которой, дом становиться Домом. Именно так с большой буквы. Женщина это сверкающий бриллиант в оправе из мужского шовинизма»

- О чем задумался? Ты это, не расстраивайся, починим, я тебе помогу.- Сидор, была сама жизнерадостность. Несмотря на липкую жару, бодр и свеж или холодная вода остудила мозги?
- Нет спасибо, я уж сам, как ни-будь, один раз уже помог, хватит пока.
- Ты же сказал, что это кузнец плохо сделал.
- Не в нем дело, сама по себе винтовка плохая получилась. Затвор заклинивает, в прикладе трещина, прицел не отлажен….
- А мне понравилась.
- Ты по привычке по стволу целился?
- Да,- немного удивленно сказал он. – А как ты….
- Если помнишь, я позади тебя стоял и смотрел, мне было видно.
- Но потом-то сбил поленья. А такой можно поставить на пищаль?
- Можно, но толку от него не будет. Круглая пуля летит как захочет и куда захочет, только не в цель.
- Всё-таки она хорошо получилась, правда лягается, зараза, но меньше чем моя пищаль.
- Дерьмо, а не винтовка, руки мне оторвать за такую.
Стрелец помолчал немного и спросил,- Федор, а ты раньше их делал
- Сам не делал.
- Не делал?- В его голосе послышалось изумление.
- Да, не делал.- И раздражением откинул в сторону хворостину,- В руках держал, разбирал, собирал, смазывал, но не делал. Книжки умные читал.
- Какие книжки?
Я прикусил язык, сколько раз клял себя за несдержанность, вот опять сорвалось,- У мастера у которого учился, была такая, в неё секреты записывал, что и как делать. Он её прятал, от нас, учеников, только мне удалось одним глазком в неё заглянуть. Много не понял, а что-то просто не запомнил,- Ещё минут пятнадцать, распинался на тему как выкрадывал, как читал ночью при свече. Как потом возвращал обратно. Кажется поверил.
- Сидор, а почему вы используете берендейки и натруски для того чтоб заряжать пищаль?- Решил сменить тему разговора, зашедшего в опасную сторону.- Вон свейские войска, свое оружие бумажной пулей снаряжают.
- Видели такой,- Он пожал плечами,- Кто их делать будет? Каждый для себя крутить? С казны мне только порох да свинец дают, кожа на пыж моя, сало, чтоб её смазать сам покупаю. Так я свое оружие знаю сколько и чего насыпать понимаю, лишнего не положу. На бумагу мне денег не дадут.
- А если на заводике пороховом, начнут патроны крутить….
- Да кому они нужны, они денег стоят, а мы дешевле обходимся. – Он сказал это с какой-то грустью.
- Но если там делать будут, пороха меньше надо будет тратить, все будут стрелять одинаково, заряжать быстро сможете. Не один раз на двадцать шагов противника а быстрее. Скажи, сколько залпов по ляхам успевали дать, пока они до вас доходили?
- По-всякому, бывало что и четыре, прежде чем за бердыши возьмемся, а иногда и два не успевали. Если с поля зачинали то, и больше выходило, а ежели нежданно… - он махнул рукой,- Можно и голову сложить, не выстрелив ни разу.
- Вот и я про тоже, с бумажной….
- Что ты заладил, одно и тоже, говорю тебе, ежели казна будет нам их давать заместо пороха и свинца будем ими стрелять, а за свои кровные. Их и так не всегда вовремя платят, хлеба мало дают, а овса иной раз и не дождешься.
- Всё, я понял, успокойся,- Стрелец не на шутку разошелся. Ему осталось, только выкрикивая лозунги и размахивая красным флагом призвать народ на баррикады. Только политики мне не хватало.
- И сукно гнилое было последний раз, - Продолжил он по инерции.
- Сидор, а твоя корова много молока дает?
- Ведро за раз. – Ответил и непонимающе уставился на меня.
- А масло сбиваете? Сметана у тебя вкусная?
- Сбиваем, вкусная, а ….
- Варенец жена твоя делает?
- Нет, томленое только….
Я, не давая собраться стрельцу с мыслями, продолжал сыпать вопросами. – А сыр делаешь?
Ответа на них не ждал, надо сбить ура патриотизм, на хозяйственные темы.
Он взмолился, - постой, а причем здесь сыр? Мы же говорили ….
- Забудь. Давай собираться, а то просидим до потемок, со всей этой болтовней.

Поздний вечер того же дня. После возвращению я засел за свои чертежи рисунки, разобранное ружье лежало на столе передо мной, в процессе вынимания затвора выяснилось, что именно произошло, я зарядил патроны избыточным количеством пороха, в результате получилось, что выступ боевой личинки и пазы по которым она движется, немного сплющились. Сидор со своей медвежьей силой, дергая за рукоять, заклинил ещё больше. В принципе можно отреставрировать, уменьшить навеску заряда и будет нормально стрелять. Но душа уже охладела к этой винтовке. Надо было что-то другое, более подходящее.
За окном было темно, в безоблачном небе ярко светила луна, лениво лаяли собаки. На столе в подсвечнике горела свеча, источая вкусный запах. Протянув руку, взял кружку с настоем из лесных трав сдобренный двумя ложками липового меда, отпил глоток и поставил обратно. Покрутил между пальцами свинцовый карандаш, бросил обратно, он прокатился по листу бумаги и остановился на самом краю, чудом не упав на пол. Я раздраженно вытер ладони о подол рубахи, в голове мелькнула мысль, что надо сделать нормальные карандаши или на крайний случай обычное металлическое перо.

«А что, самое сложное будет припаять шарик на конце и разрезать пополам, а можно по принципу плакатного сделать, но это тогда только для черчения подойдет, а я его со школы ненавижу.
Карандаш, можно помучиться, что там входит в чернографитные, - графит, белая глина, воск и клей. Самое трудное это размолоть графит в порошок, лень делать мокрую мельницу, возиться не охота, хотя ….»

Чуть не опрокинув подсвечник, потянулся, подкатил поближе эрзац карандаш, и принялся набрасывать на бумаге схему мельнички.

«Два поддона из меди, во внутреннем закреплен чугунный диск с насечками и осью, на него сверху одевается второй с рукоятью, по середина отверстие для засыпки дробленого графита, наливаем воды и начинаем крутить, не очень быстро, чтоб не плескало. Черная пена, перетекает во второй тазик, мы её собираем и выкладываем на доски для просушки, и так делаем пару раз. Берем глину, всыпаем наш порошок, по не многу, если его перебухать, твердости не будет, берем винтовой пресс и через фильеру начинаем выдавливать стержень, нарезаем его нужной длины. Потом это все надо нагреть в печи, чтоб смесь спеклась. И потом охлаждаем…. Охлаждаем…. Ладно с этим потом, пока они, доходят, готовим липовые доски. Кедровых нет, ольха и тополь отстой. Для карандашей нужна прямослойная древесина, так что обойдемся местным ресурсом который есть в наличии. Заготовки, это пластины в пять миллиметров толщиной и пятнадцать на десять сантиметров, вырезаем продольные канавки, вкладываем туда стержень, смазываем клеем, накладываем половинки друг на друга и оставляем сохнуть под прессом. Если потом распилим вдоль, получим десять штук чернографитных карандашей, думаю за день можно пару сотен слепить. Копейка штука, два рубля в день»

Отложил карандаш, посмотрел на свое творчество и удовлетворенно хмыкнув, убрал в шкатулку, стоящую на полке рядом с кроватью. Спасть не хотелось, вынул из сундука кусок холстины, постелил на стол, разложил слесарные причиндалы, постоял в раздумье, почесал затылок, сплюнул, уселся на табурет, и потянулся за винтарем.

Утро началось с истошного петушиного вопля, спросонья казалось, что он орет в самое ухо, потом послышался голоса Марфы, рассыпающей корм птице, Никодима о чем-то её спросившего.
Я накрыл голову подушкой, стало тише, попытался уснуть. Уже почти провалился в уютную темноту, как на задворках сознания ярким метеором мелькнула мысль, потом вернулась, робко постучалась, и когда её впустили, поворочавшись, устроилась с комфортом, немного помолчала.
А потом стала задавать вопросы и спорить сама с собой. Попытка изгнать прочь, окончилась её победой. Пришлось вставать, идти умываться и после отправляться на поклон к Марфе, просить покормить непутевого работника. Она поворчав для приличия, всучила мне деревянную бадейку, с веревочной ручкой, велела задать корма поросенку, пока она разогреет завтрак. Пришлось идти.
Эта стерва, разбудившая меня так рано, продолжала брюзжать, отвлекая от важных дел, пробовал с ней договориться, не хочет ничего слушать. Пришлось быстро проглотить завтрак и идти в мастерскую. Мне был нужен наш коваль, Данила. Я только читал, но, ни разу не видел, как делаются оружейные стволы. Мужики уже были на месте, сидор штамповал крышки и донышки, Серафим полировал готовые самовары, а Никодим накачивал воздух для горелки. Кузнец, в своем закутке у горна, ковырялся с тиглями, перебирал и расставлял по полкам, привезенное от гончаров. Да мы могли себе такое позволить. Я убедил всех, что так будет проще. Они поворчали, но согласились.

ххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххх
- Утро доброе. – Поздоровался с народом.
Никодим повернул в мою сторону голову.- Ты прямо как огурчик выглядишь?
- Какой, соленый или малосольный?
- Пупырчатый. Ты мне, что обещал давеча?
- Свят крест, ей богу сделаю. С Данилой поговорю…. – и, не дожидаясь продолжения беседы, позорно сбежал. Ему мало было рисунков разнообразных форм самоваров, которые я ему нарисовал. Теперь он с меня требовал шаблоны.
- Данила! У меня придумка есть, как ствол пищальный быстро сделать
Кузнец кивнул головой, не прерывая своего занятия. Покрутил в руках с виду целый тигель, отставил в сторонку где был уже десяток ему подобных. Поднял следующий, щелкнул по нему пальцем, прислушался, видимо он ему понравился, поставил на полку.
- Его сверлить надо, а потом обточить немного,- Взгляд, которым меня наградили, понравился, в нем было все от любви до пожелания уйти с глаз долой.
- Федор! Погляди вот на это,- И Данила протянул мне тигель.- Посмотри, что гончары сделали.
Взял протянутый мне горшок , осмотрел со всех сторон, покрутил в руках, пожал плечами и вернул обратно,- Я в этом не понимаю. Ты мастер, уж кому как не тебе знать что надобно.
Он выставил грязный палец и ткнул им в мою сторону,- По твоему наущению, заместо того чтоб дело делать, чужое дерьмо разгребаю.
- А лучше будет, если ты половину седмицы, будешь тратить на них? Давай опосля поговорим про это.
Мне надоело препираться с кузнецом, бывшем не в духе. Оставив за собой последнее слово, я развернулся и ушел.
Выйдя во двор огляделся, конюшня крытая дранкой с распахнутыми воротами, птичник, рядом с ним квохтал с десяток кур во главе с моим будильником. Завидев меня одиноко стоящего, что переклинило в его пустой голове, и он пару раз капнув ногой пыль, распушил перья, бросился в атаку. Схлопотав сапогом по острому клюву, как ни в чем не бывало, вернулся к своему гарему, клюнул одну из клуш и вытянув шею заорал свою утренний клич.
- Вот тварь, твое место на сковороде, ножка буша. – Оглянулся, с этим гадом надо держать ухо востро, может наскочить сзади. Пошел на зады усадьбы, там в углу у меня стоял перегонный куб.
Но не для самогонки, для других дел. В это примитивной установке я занимался перегонкой древесины.
Простой навес, сложенная из кирпича печка, на ней установлен сделанный из глины с толстыми стенками бак, кувшин, скорей всего бак. Гончар попытался жалиться говорил, что у него с первого раза не вышло, и он много дров в пустую спалил, пока сделал, так как нужно. Я только спросил, - « а ты что только его одного в печи обжигал, а как же те чашки плошки?» Он замялся и потом было пара попыток выцыганить ещё но тщетно, как договорились по такой цене и будет. Никодим задал один вопрос, - « для чего» Я объяснил. Он, посоветовал смолу собирать в отдельную посудину. В нижней части моей установки было просверлено отверстие, в него вставлена медная трубка с заглушкой, внутри на двух кирпичах лежала чугунная решетка, на неё выкладывались березовые полешки, сверху опускалась глиняная крышка со вставленным отводом для охладителя. Змеевик был уложен в керамическую трубу, заглушенную с двух сторон, и крепился вертикально, из бачка стоящего на крыше подавалась холодная вода. Проходя насквозь, вытекала из нижнего патрубка в нижний бак. Здесь она остывала и потом перекачивалась на крышу. Ну нет здесь ручьев и рек поблизости, вот и приходится выкручиваться.

Если бы вы знали, какое было недоумение от душа по первости, а теперь когда наступило лето и в мастерской жара и духота. Нет, нет а кто ни будь да споласкивается. А чего, выйти из дверей, дойти с десяток шагов до конюшни и завернуть за угол, вот он летний красавец, вода течет на огород, поливать меньше. Зато кайф был неописуемый, на улице под тридцать, а я под прохладными струями стою и фыркаю от удовольствия.

За задней стенкой своего цеха, валялась в лопухах, поднял лестницу, сколоченную из жердей, приставил , забрался наверх проверить уровень воды, норма, хватит. Спустившись, занялся подготовкой к загрузке своего агрегата, замесил немного глины, швы замазывать на крышке. Нарубил дров помельче, пробовал класть целыми поленьями, вместимость позволяла, так выход был мизерным и долго процесс шел. Подготовил емкость под дистиллят, проверил горелку. Да именно горелку, когда в первый раз делал мне не понравился запах ну и поднес лучину к выходному отверстию, хорошо морду в сторону отвел, ударила такая струя пламени. Я подумал чуток, мальца переделал приемник, на выходе поставил отводную трубку и теперь мой агрегат почти, перпетум мобиле, сам себя греет. Дрова только на начальный разогрев уходят. Загрузил, поставил крышку, замазал швы, уложил груз и разжег огонь в топке.
Самое дорогое во всем этом процессе как ни странно оказалась соль, самая обычная. Её надо было много, после того как дистиллят отстаивался, сливал его в другую посудину и солил, круто и оставлял для отстаивания. Через день раствор расслаивался, и я сливал получившуюся жидкость с запахом ацетона. Оставшуюся часть пока оставлял, все, что про неё помнил, что для её перегонки нужны большие температуры, мой глиняный аппарат их просто не выдержит.

«Когда получил ацетон в первый раз то даже в пляс бросился, но взял себя руки, и попробовал очистить полученный продукт, не знаю как это делают, поэтому просто отфильтровал. Вся эта бодяга заводилась только ради одного, вата, замоченная в азотке, промытая в дистиллированной воде заливалась ацетоном, происходило её растворение. Полученную массу раскатывал деревянными скалками, обшитыми кожей, пока она не просохла, протирал через сито. Рассыпал в лотки и оставлял для дальнейшего высыхания. В общем, где-то так, может где-то что-то и нарушил, но первая же попытка показала хороший результат, вспышка и маленькая кучка пороха сгорела без остатка. Я тогда откинулся на бревенчатую стену, и устало прикрыл глаза. В голове билась только одна мысль,- «получилось»
После первой удачной попытки, наступили трудовые будни, и в заначке у меня уже был почти килограмм непонятного порошка, но горящего как порох. На одном таком испытании произошло маленькое приключение предопределившее поиск места для полигона.
Силантий, однорукий охранник, частенько приходил и сидел на пороге наблюдая за тем что и как я делаю. Под неторопливые разговоры работа шла быстро и не заметно. Когда стал вопрос об оружии для переделки, он не минуты ни сомневаясь, принес свою «аркебузу»
Вы видели взгляд бассета? Вот и я не смог устоять. С его пищалью приключилась беда, она ровесница ему была. Ваш покорный слуга, насыпал чуток пороха больше, чем надо, забыл дурилка картонная, бездымный мощней черного в три раза. Отрадно, что испытывать решил сам, да ещё привязав к столбу у конюшни, направив на поленницу с дровами…. Дернул за веревочку. Потом пришлось подпорку менять, выслушивая нотацию от Никодима, вопли Марфы, ворчание Силантия, восхищение Сидора. Данила пришел, повертел в руках остатки ружья, пожал плечами, и ушел в свое царство огня, может взорвать чего, чтоб его расшевелить?»


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Суббота, 12.02.2011, 21:40 | Сообщение # 13
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3472
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Часть четвертая.

для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
проходилмимоДата: Воскресенье, 13.02.2011, 00:14 | Сообщение # 14
Полусотник
Группа: Ветераны
Сообщений: 619
Награды: 1
Репутация: 1496
Статус: Offline
Отличная вещь получается.
Всегда читаю с удовольствием, и с нетерпением жду проду.

ЗЫ. Хаки ввели во время англо-бурской войны. Начинали ее англичане, еще в красных мундирах, а заканчивали уже в хаки. И строем ходить тоже перестали на ней.
А еще та война, "обогатила" мир, понятиями, снайпер, коммандос, блок-пост, и концлагерь. И вообще, очень сильно изменила характер боевых действий, благодаря массовому применению скорострельных дальнобойных винтовок, пулеметов, стальной замковой артиллерии и прочим новшествам.
Это я так, - хвастаюсь знаниями biggrin


Cообщения проходилмимо
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Вторник, 15.02.2011, 21:23 | Сообщение # 15
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3472
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Часть четвертая.
«В Ленинградском военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи можно увидеть бронзовую пищаль с десятью спиральными нарезами внутри ствола. И это орудие, отлитое в 1615 году, также запиралось «с казны» клиновым затвором. Кстати говоря, пресловутый «пушечный король» Крупп запатентовал аналогичный затвор лишь в XIX веке!
Таким образом, русским пушкарям задолго да западноевропейских коллег удалось создать простые и надежные устройства, своего рода предтечи современных поршневых и клиновых затворов. В частности, поршневым затвором (или, по терминологии тех лет, винградом) была снабжена железная пищаль XVI века «Грановитая», обязанная столь необычным для артиллерии названием характерной форме ствола, выполненного в виде многогранника.
В тот же период русские оружейники продолжали заниматься и вопросами повышения скорострельности орудий. Решить эту проблему в XVI—XVII веках можно было одним способом, увеличив число орудий в полках. Однако в таком случае батареи оказались бы перенасыщенными техникой, что отрицательным образом повлияло бы на их маневренность, да и управлять действиями нескольких десятков орудий было бы затруднительно. Русские мастера нашли оригинальное решение этой проблемы, создав многоствольные пушки, именовавшиеся тогда «сороками» (припомните старинное выражение «сорок сороков», обозначавшее великое множество!). Кстати, одновременно с ними были изготовлены и ружья с механизмом для «повторительной стрельбы», несколько напоминавшие магазинные винтовки и револьверы XIX века»

Вы когда ни будь, бывали, в каком ни будь старом колхозе, у которого за неуплату, вырубили электричество, нет денег на соляру, и это хозяйство развалилось ещё при Дмитрии донском? Факельное освещение, гужевой транспорт. Меня очень порадовал мой первый рабочий день на новом месте, когда вместо гудка погрузчика за вашей спиной, вам нежно дышит в ухо лошадь, хочется кричать в полный голос. Так эта стерва ещё и за воротник хватает, а возница скалится не меньше чем эта кляча, два сапога на одну ногу. Дал мерину по сопатке, по обещал начистить клюв водиле. Исполнить задуманное не успел, меня окликнул, как вы думаете кто?
Тот самый серенький мужичок.
- Федор? – спросил он меня.
Я наученный своими друзьями, снял с головы шапку и поклонился,- Он самый.
- Пищаль свою захватил? – Он кивнул на сверток с винтовкой,- Это правильно. Пойдем, тебя уже ждут.
И мы пошли по двору, перешагивая через кучи конского навоза, обходя стоящие телеги, с которых в сараи разгружали плетеные корзины и короба, к стоящему в дальнем углу дому. Поднялись на широкое крыльцо, на котором два бородатых мужика спорили о чем-то своем. Они на мгновение замолчали, проводив нас взглядом, и продолжили свой разговор. Мой провожатый взялся за деревянную ручку и потянул на себя, чуть скрипнув петлями дверь открылась и слегка нагнувшись, я вошел во внутрь за ним следом.
***
С той поры прошел месяц. Первую неделю я только и занимался тем, что перевозил свое добро от Никодима и устраивался на новом месте. Барахла, я вам скажу, накопилось как у хорошего Плюшкина.
Три телеги под завязку и пяток возов потом не спеша добрал всякой хрени типа графита привезенного мне одним новгородским купцом из Карелии. Идея с карандашом, записанная однажды, потихоньку продвигалась своим чередом. Мне выделили пристройку к конюшне, метров так на двадцать квадратных с низким потолком и что удивительно с каменным полом. Дали двух помощников, рыжего как солнышко Ивана и белобрысого Сергея, правильней было называть Сергия. И прикрепили кузнеца со словами, когда он не занят, будет делать, что и все другие ковали. Я поинтересовался как насчет того чтоб мне отливали некоторые части, помогали в работе с медью и оловом. На меня посмотрели как Ленин на буржуазию и послали в литейку и мило улыбнувшись, сообщили, что у меня есть ученики.
Типа кости наши, мясо ваше. Учи, чтоб мастера могли в деле превзойти. Скромненько так спросили, о моих планах, что могу делать окромя пистонов. Боярин покрутил в пальцах патрон, спросил,- «что это?»
Я ответил ,- «картуз закладной для пищали малой, с ней стрелять можно так часто, как это можно»
Не поверил.
У меня оставалось два десятка более менее хороших патронов , а размотал свою винтовку, показал в холостую как она работает и предложил показать. Они, в комнате было пять человек, согласились.
Выйдя на улицу, мы завернули за угол и мне предложили стрелять в стену сарая. Отказался уж больно она хлипко выглядела. Им привыкшим к калибру в двадцать миллиметров видеть пульки странной формы и намного меньше, показалось что эта преграда удержит. Не вдалеке, метрах так пятидесяти, лежали наваленные бревна, указал на них и мне разрешили. Сходил туда, поставил несколько мишеней.
Вернувшись обратно, попросил зрителей отойти немного назад. Осмотрел патроны, приготовился, открыл затвор, вложил первый. Вскинул винтовку к плечу, нашел цель, затаил дыхание и плавно нажал на курок. Раздался сухой выстрел. Опустив ствол, правой рукой, моля в душе всех богов, потянул затвор на себя, он открылся, и стреляная гильза с мелодичным звоном выскочила. Из левого кулака вынул следующий, вставил в камору подал рукоять от себя и повернул запирая. С легким щелчком взвелся курок. Упер приклад в плечо, мишень лежала ровно на мушке. Выстрел.
Выстрел.
Снова проделал привычные движения, выстрел.
Примерно за пару минут я расстрелял все патроны. Зрители чуть ли не выли от восторга, и когда я закончил, меня едва не растерзали на радостях. Тут же нашлись желающие, но пришлось им обломаться. Патроны кончились.
Следующая порция восторга была у бревен, мало того что все мишени были поражены в десятку, так глубина, на которую ушли в дерево мои пули, была очень большая. Веточками пытались измерить, но после того как одно из двадцати сантиметровых бревен оказалось пробито навылет, а пуля застряла в следующем, отказались и вопрос о малом калибре отпал сам собой.
Я немного лукавил, в заначке было ещё с полсотни патронов, но жечь их на потеху публике, не хотелось.
Мы вернулись обратно, на столе разложил разобранную винтовку и принялся рассказывать, из чего и как все сделано, какие инструменты надобны. Спросили про пистоны, я мило улыбнувшись, развел руками. За винтовку не боялся, она без капсюлей, кусок железа годный только в качестве дубины и такой она останется ещё лет сто.
Потом был перекрестный допрос, кто я. Откуда я, где этому делу учился. Не знаю, но кажется наша с Никодимом, сказка ,сочиненная с косых глаз, была встречена нормально. Задали несколько уточняющих вопросов. И словесная пытка продолжилась дальше. В начале беседы проговорился порохе и что с ним можно сделать. Ядра разрывные, были встречены недоверчиво, а вот идею ручных гранат поддержали, противопехотные мины обозвали подлым оружием, недостойным. Я пожал плечами. «На войне все способы хороши» Разговор плавно перешел к пушкам и возможности сделать такие картузы для больших орудий. На это ответил честно, что не знаю, но раз это возможно с маленькими наверно и с большим калибром получится. Если бы знал во что ввязываюсь, молчал бы в тряпочку. Высказал идею миномета, ржали как кони. Обозвали его пукалкой, которая своим пердежом будет поражать врага.
Ну – ну, жеребцы стоялые, посмотрим через пару месяцев.
В общем на работу меня взяли, положили оклад, от казенного жилья отказался, жить в казарме с толпой мужиков…. Армии хватило. У Никодима хоть какой-то бытовой комфорт я успел обустроить, теплая вода, душ, до унитаза правда руки пока не дошли, но и это не за горами. Время, вот чего мне не хватало. На новом месте я стал пахать как проклятый, мои два ученичка, Ванечка с Сереженькой….
-
Капсюли заканчивались, и я решил пополнить запас, одного оглоеда посадил штамповать чашки, второй должен был раскатать олово в фольгу. Сам же занялся восстановлением своей хим. лаборатории.
Собрал вытяжной шкаф. Каждый был при деле. Всё спокойно шло до того момента пока я не начал смешивать кислоты со спиртом. Началась реакция, я прикрыл створки шкафчика и вышел на улицу. Пробыл там буквально пять минут, возвращаюсь обратно и вижу картину от которой остатки седых волос на моей голове встают дыбом. Два этих великовозрастных дитяти, едва не стукаясь своими тупыми черепушками заглядывают вовнутрь и тянут лапы к банкам. Раствор парит, хорошо от открытой двери тяга усилилась и все на улицу потянуло. Всё что я смог это прохрипеть типа, «фу, назад, место» Они испуганно отскочили при этом кто-то из них задел банку рукавом и она закачалась едва не опрокинувшись. Я закрыл глаза и не открывал их, прислушиваясь, стояла мертвая тишина.
Кажется всё обошлось. Открыл глаза и увидел одного урода сидящего за станочком для вырубки, а второй стоял у вальцов для прокатки фольги. Стояли и смотрели на меня. Выжидательно так. Внимательно. Готовые каждое мгновение дать деру. Я повернулся к двери, закрыл на засов, обвязал его веревкой.
- Так голуби мои сизокрылые, летать вы не умеете, в трубу не сбежите. Подходите по одному, буду наказывать.
Они что-то заканючили, закричали на перебой обвиняя друг дружку в неуемном любопытстве.
Но я не собирался сортировать их по степени вины. Не говоря больше ни слова, подкатил к двери чурбак и сел на него. – Я могу так сидеть очень долго. Ивашка, иди сюда черт не умытый.
Ванька опустил свою рыжую голову чуть ли не до коленок, подошел ко мне.
- Давай правую руку.- Он вытянул свою грабку.
Две недели назад, мне удалось сделать витую пружину, и всё это время таскал собой два готовых запала с ослабленным зарядом, капсюль и пяток грамм пороха. Чтоб не делать всё заново, система была многоразовая, можно сказать однозарядный ствол. Когда я испытывал её на работу, одна такая грохнула в кулаке, дня на три ладонь, чувствительность потеряла.
Вот этой штуковиной и решил наказать рыжего.
- Держи, сожми как можно крепче.- Когда он исполнил приказание , выдернул чеку. Стрельнуло. Ванька взвизгнул и заткнулся после затрещины. Отскочил в сторону и затряс отбитой ладонью.
- Теперь ты, позвал я блондина.
« Блондинизм кажется заразен и для парней, не только для девок»
Тот затряс головой, отказываясь.
Я пожал плечами, - Бате скажу, он тебе с жопы шкуру спустит вместе с портками, так что ходи ко мне мой Дарагой.
Его хватило на пять минут, потом был второй бабах, ещё один визг, придавленной крысы, шлепок и мертвая тишина.
Я оглядел обоих, ран нет, ссадин нет, на нажим реакция нормальная.
- В следующий раз. Отрежу по мизинцу, не дойдет до вас, отрежу ещё. Прежде чем лезть куда либо, спросите меня. На ладони не обращайте внимания, через пару дней все станет нормально. Вы меня поняли, рыбки мои, серебристые. Чего молчим, кивните хотя бы.
Дождавшись исполнения своей просьбы, продолжил,- А теперь повторите, что я вам только что сказал.
Хором, почти в унисон повторили основной постулат моей инструкции по правилам безопасности.
«Никуда не лазить. Поганый нос нигде совать»
- Молодцы, а теперь за урок принимайтесь. – Отпустив гавриков, отпер дверь и пошел заниматься дальше.
Этот эпизод имел продолжение на следующий день.
Утром на подходе к сараю, меня остановил здоровый мужик. И без разговоров попытался ухватить меня за грудки, ему это удалось. Он подтянул к себе и дыхнув в лицо чесночным перегаром спросил,- Ты почто маво малого забижаешь?
- Отпусти. Тогда и поговорим.
Но этот неандерталец и не думал, освобождать ворот моей рубахи, он только встряхнул меня и повторил свой вопрос.
- У тебя дома лопата есть? – Спросил у него.
Он слегка опешил, - Зачем?
- Отпусти, пока не порвал. Сыночка прикопать, отпускай, я не сбегу.
Он разжал свои грабли и я облегченно вздохнул. Стоять на мысочках и нюхать амбре…. М –да, не «красная Москва»
- Меня Федор зовут, а тебя?
- Да знаю, как тебя кличут, ты мне зубы не заговаривай.- Он продолжал бычиться, но уже хоть лапы не тянул. – Сказывай давай.
- Ты кем работаешь? Кузнец?
- Да! А ….
- Не торопись,- я поднял руку останавливая его речь,- Ивашка твой сын, что ли?
- Ну, - В голосе ещё слышалась угроза. Кулаки сжимались и разжимались.
- Он у тебя всегда такой дурной? В котел со щами голыми руками лезет? Или вместо клещей из горна раскаленную заготовку берет? Так и у меня есть места куда лезть нельзя, можно издохнуть, утром понюхал , а не вечерню, уже отпевать будут. Вот я у тебя и спрашиваю, лопата есть у тебя? Я его вчера в сторону оттащил, не дал всякого зелья нанюхаться, а сегодня заново делать буду, и как раз его туда мордой засуну. Ты пока иди, ямку на погосте выкопай, Ванька твой к вечеру как раз и остынет.
Он, молча, слушал меня, только желваки перекатывались.
Я распинался ещё минут пять, описывая всякие гадости происходящие от моего зелья. Кузнец всё больше смурнел, потом стащил с головы шапку, поклонился мне, - Извини Федор, нечистый попутал.
Кликнул своего отрока и ушел. Ванечка вернулся через час и до конца дня, штамповал чашки под капсюли, стоя. Лишь изредка переступая с ноги на ногу, морщась при этом.
С его отцом, мы со временем и подружились, он оказался нормальным мужиком.
Кузнец даже проставился потом, за обиду мне нанесенную. Посидели, попили пивка, бражки. Весело, одним словом, вечер провели….
Вот таким способом была привита техника безопасности к средневековому русскому разгильдяйству.


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
проходилмимоДата: Суббота, 19.02.2011, 11:21 | Сообщение # 16
Полусотник
Группа: Ветераны
Сообщений: 619
Награды: 1
Репутация: 1496
Статус: Offline
Спасибо. Жду проду.

Cообщения проходилмимо
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
deha29ruДата: Суббота, 19.02.2011, 12:07 | Сообщение # 17
Тысяцкий
Нурман
Группа: Наместники
Сообщений: 5180
Награды: 1
Репутация: 1559
Статус: Offline
Старый, я то-же с нетерпением жду.

С уважением Игорь.
Cообщения deha29ru
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
mit2011Дата: Суббота, 19.02.2011, 13:36 | Сообщение # 18
Сотник
Группа: Ушкуйники
Сообщений: 1010
Награды: 0
Репутация: 400
Статус: Offline
Quote (проходилмимо)
Спасибо. Жду проду.

Я тоже жду.

Cообщения mit2011
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
XuBUNДата: Суббота, 19.02.2011, 19:13 | Сообщение # 19
Новик
Группа: Посадские
Сообщений: 11
Награды: 0
Репутация: 8
Статус: Offline
Ну и я жду

Сообщение отредактировал XuBUN - Воскресенье, 20.02.2011, 04:37
Cообщения XuBUN
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Суббота, 19.02.2011, 22:24 | Сообщение # 20
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3472
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
XuBUN, mit2011, deha29ru, проходилмимо,
Парни, а как, Я , его жду....


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
deha29ruДата: Суббота, 19.02.2011, 23:17 | Сообщение # 21
Тысяцкий
Нурман
Группа: Наместники
Сообщений: 5180
Награды: 1
Репутация: 1559
Статус: Offline
Quote (Старый)
Парни, а как, Я , его жду....

жжешь biggrin


С уважением Игорь.
Cообщения deha29ru
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
dima4478Дата: Воскресенье, 20.02.2011, 00:20 | Сообщение # 22
Сотник
Группа: Ветераны
Сообщений: 1698
Награды: 0
Репутация: 1497
Статус: Offline
Quote (deha29ru)
жжешь

эт точно...


Сообщение отредактировал dima4478 - Воскресенье, 20.02.2011, 00:21
Cообщения dima4478
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
проходилмимоДата: Воскресенье, 06.03.2011, 17:53 | Сообщение # 23
Полусотник
Группа: Ветераны
Сообщений: 619
Награды: 1
Репутация: 1496
Статус: Offline
Quote (Старый)
(* реальный документ, история каслинского завода)

А какого века? В описываемую эпоху (16 век, как я понимаю), с часами по-моему было не густо. Так что вряд ли там чисто по времени ориентировались. Да и часы тогда помнится, были не совсем стандартные, а вроде как зависели, от длительности светлых и темных периодов суток.... Впрочем, тут я не спец.
Да и правду сказать, - крестьянин-то обычно, пахал с рассвета до заката, вряд ли работягам позволяли работать всего часов по пять? Хотя дневной сон, это святое. Помнится работал я столярке с одним мужичком. Тот после обеда, зарывался в груду опилок, и стандартно минуток сорок отдремывал, несмотря на работающие станки, стуки молотков и прочие, сопутствующие трудовому процессу звуки....
И опять же ---- МАЛО, НАДО ПРОДУ.


Cообщения проходилмимо
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Понедельник, 07.03.2011, 05:07 | Сообщение # 24
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3472
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Quote (проходилмимо)
А какого века?

1860 г


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Среда, 18.05.2011, 11:10 | Сообщение # 25
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3472
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
- Вот такой случилась моя первая встреча, с Иваном сыном Федора. Через два года вновь свиделись, дед мой, Пилип, помер. Сродственников у меня больше не было, вот и подался я в Острог, просить милости у князя нашего Василия Константиновича. Дорога была недолгой, переехал по пути речку збитенку, мимо села Межерич и к вечеру добрался до Вилии, на левом берегу которой и стоит город. Пока то да сё, опоздал, закрыли ворота на ночь. Пришлось прибиваться на ночевку к таким - же неудачникам, как и сам. Бог миловал, ничего не случилось, и с первыми лучами солнца вошел в Острог. Через три дня с божьей помощью и добрых людей, по велению Князя, был приписан в подмастерье к Ивану. Двор, на котором находилась печатня, назывался Булсардиновым - он стоял на замковой улице у подножия замковой горы, неподалеку от костела Вознесения, Успенского собора и Николаевской церкви.
Когда проведал, что мои знакомцы с коими трудности дорожные делил, они самые и есть, так в радость это дело стало. Учился переплетному делу, всю красоту книге, мне делать поручали. Кожу выделать, листы сшить, оклад, кому в дар потребно будет, у мастеров заказать. Много разного самому делать приходилось….
Иван, сам меня учил, показывал и говорил как лучше сделать, почему так и что будет ежели по-моему, но тяжело работа шла….
- А почему? – Я в первый раз перебил Анисима
- Князь наш, задумал дело большое, богоугодное, напечатать библию, полную, но для этого нужно было буквицы новые отлить, новые доски вырезать для вставок, запастись бумагой. Когда мы с дедом их на дороге встретили они в Буск ездили, тамошние мастера как раз дело бумажное освоили. Во Львов очень часто уезжал, вот и выходит что дал он мне урок, а проверяет сын его, тоже Иван. Но он своему учить начинает, вот и приходилось меж двух огней вертеться.

На миг задумался, потом улыбнулся каким-то своим воспоминаниям, - Но мне это только впрок пошло, они были хорошие люди, учили всему, что сами знали.

***
Через пару дней с помощью Анисима, удалось попасть на московский печатный двор и увидеть станок, то что видел в полиграфическом как экспонат, здесь работало и выдавало продукцию.
Довольно странное ощущение, смотреть на скрипящего деревянного монстра, и видеть современную поточную линию, стремительно уносящую вдаль тысячи экземпляров отпечатанных листов. Они так быстро двигаются, что сливаются в одну непрерывную черно-белую линию и глаз с трудом может выхватить из неё не слова и буквы, а только абзацы и колонки.
Посещение этой друкарни оставило в душе неизгладимые впечатления.

Анисима остановили, и о чем-то спросили я же побрел дальше, рассматривая помещения. В зале, с довольно низким потолком стоял печатный пресс, около него суетились несколько человек, один крутил ворот винта, куку, опуская пиан, другой снимал лист с напечатанным текстом и развешивал его на просушку. Батырщик набивал мацой краску и укладывал следующий лист на тимпан. Скрип и готова новая страница.
У слюдяных окошек, стоял длинный и широкий наборный стол с кассой, состоящей из маленьких ящичков с уложенным в них шрифтом. Держа в руке узкую деревянную оправку наборщик брал по одной литере и укладывал, прижимая пальцем чтоб не развалилось. Как только было готово слово, оно аккуратно переставлялось на тонкий лист металла, по краям лежали толстые бруски марзанов, образующие поля будущей книги. В одной из комнатушек стоял маленький горн, подобие стеллажа с уложенными брусками меди, олова и свинца. Небольшой верстачок, примитивные тиски, подсвечник с зажженной свечой и сидящий на низеньком табурете резчик или гравер, вырезает литеры. Он же после того как всё будет готово, разжигает огонь, в тигле плавит олово и отштамповав пуансоном в медной пластине оттиск отливает буквы. На полочке, закрепленной на стене прямо напротив мастера, лежат разнообразные инструменты и приспособления. Взяв одно из них, мастер проверяет отливку, если что-то не так, тут же исправляет дефект. И всё это практически на глаз.

Этажом ниже, готовят краску, для этого берут самое лучшее льняное масло, если будет плохое то цвет после уварки будет рыжий и пахнуть будет плохо, в котел наливают примерно треть, ставят на огонь. Внимательно следят за тем чтоб при закипании не выплеснулось и не попало на угли иначе будет пожар. Для тушения рядом стоит ларь с сухим песком.
После того как всё проварилось, масло отстаиваться, оно должно быть светло-желтого цвета.
Одновременно с этим перетирают сажу чтоб в ней не было комков и она должна быть похожа на мельчайшую пыль, витающую в воздухе. Для этой цели служит деревянный барабан, оббитый изнутри кожей. Внутрь засыпаются сажа и медные шарики, закрывается плотно крышка и работяга начинает крутить эту мельницу. Когда готовы составляющие, наступает черед самого трудного, приготовление самой краски. В жбан наливается отмерянное количество масла и всыпается молотая в пыль сажа, берется в руки мешалка и человек начинает работать миксером.

В одной из клетушек увидел, прообраз брошюровки, переплетную мастерскую. Ручной труд и приемы практически не изменились, даже инструменты остались прежние. Шило, игла, шелковая нить, и клей.
И по всей типографии распространялся один и тот же запах. Неистребимый запах только что напечатанной книги.


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Среда, 18.05.2011, 11:11 | Сообщение # 26
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3472
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
***

Я обошел вокруг массивного агрегата, погладил шероховатый бок покрытый свежей ржавчиной. Мелькнула мысль,- «про пескоструйку» и тихо скончалась. С легким шелестом крутился маховик, раскрученный кожаным ремнем от приводного вала проходящего под самым потолком. Присев на корточки осмотрел штамп, вроде все нормально. Это была седьмая попытка, первые окончились неудачей.
С полгода назад дал согласие на работу и с тех пор каждый день проклинаю себя за это решение, это работа на износ, бывает что к концу дня я не в состоянии сказать «мяу».
Когда то, в будущие прошедшие времена я читал много книг и там герои лихо строили паровики, электростанции и прочие прелести прогресса. Наивные люди, могу смело сказать что одному человеку это просто очень и очень трудно
Знаю принцип, кинематическую схему, но помилуй бог что либо начать делать. Каждый болт, гайку, шплинт приходится изготавливать по месту, и зачастую самому. Не подумайте плохого, народ подобрался здесь действительно умелый и грамотный, но он хорош для своего времени. При обсуждении очень чувствуется пропасть времени разделяющая нас. Они просто не понимают меня, а я могу только догадываться что они хотят получить. Мы разные и этим сказано все.
Любой механизм состоит из десятков и сотен разнообразных деталей и они камень преткновения.
Я не отказываю никому, дерзайте и вы сможете на коленке сделать и ракету на жидком топливе, можете построить дельтаплан что к стати довольно просто. Но сначала вам придется сделать огромное количество станков, приспособлений, оснасток, измерительного инструмента. Наладить дочерние производства. Любой агрегат в двадцатом веке да и в девятнадцатом не изготавливался одиночкой.
Я могу сделать двигатель внутреннего сгорания. Знаю его устройство, но также знаю, сколько людей работает на заводах и какое оборудование для этого надо….
Этот гребанный пресс строился целых шесть месяцев и большую часть времени ушло на то чтоб сделать коленчатый вал, отработать сопряжение на втулках, я готов отдать полжизни за десяток подшипников, но как видно буду жить долго и счастливо. Притирать бронзовые вкладыши и делать каждый раз крепежные болты и при разборке внимательно следить чтоб они не перепутались. Гаечные ключи, разнообразных видов и форм. Хоть здесь удалось стандартизировать.
Перегонка нефти для того чтоб получить достаточно приемлемое масло для смазки, делать простой шестеренчатый насос, медные трубки для подвода оной к узлам, сбор и подача обратно, фильтра. Сальники выпили крови не меньше, чем подгонка крепежа для фиксации пресс-форм, метчики плашки лерки снились по ночам. Каждый раз они получались разные с разным шагом. За что не возьмешься везде вылазит ворох сопутствующих проблем требующих решения. Хорошо хоть станина удалась с первого раза. И вот когда закончился монтаж всего навеса, первый пробный запуск чуть не поубивал половину собравшихся мастеров, плохо сшитый приводной ремень, а это квадрат три на три сантиметра, оборвался, зацепился за что-то на приводном валу и стал хлестать со страшной силой.
Два дня ушли на исправление, потом были сутки холостого прогона. А дальше началась «рутина»

Сначала сдохла вырубка пятаков, после второго десятка пошли заусенцы, и они не отрывались от ленты. Эта проблема решилась быстро хреновая медная заготовка и плохое качество уклада и недостаточная подгонка. А дальше я завис и завис конкретно, поочередно на каждой из операций. Пробивает насквозь, рвет и сминает заготовки. Кузнец уже выл при виде меня, токарь просто убегал.
Ну не знаю какая у них должна быть форма, как они должны выглядеть, знал только одно что Это должно работать.

Для того чтоб построить этого монстра, мне понадобилась помощь Анисима, если бы не он мне не удалось бы и десятой части. Была построена смолокурня, сделан маленький прокатный стан для ленты, налажена штамповка заготовок для спускового механизма ружей, копировальный станок выдавал в день почти три десятка заготовок для самопалов. А этот гребаный станок уже третий месяц пил мою кровь, а то что иногда получалось я сам не под каким видом не назвал бы гильзой.
Косые, кривые, все в морщинах и трещинах.
И когда однажды вечером сидел дома и тупо смотрел на пламя свечи, до меня дошло, вот такой я чухонский мастер. Отжиг. Этот маленький пустяк выпал из моей дурной головы, а всё что нужно было сделать это нагреть и остудить. А как?
На эти эксперименты было потрачено две недели, несмотря на некоторую помощь от Никодима и его друзей медников. Они просто не сталкивались, с такой работай, все, что они знали это стучать молотком по куску меди, добиваясь нужной формы. Предки умели работать и им было ведомо что если нагреть и остудить медь то она ставиться мягкой и более пластичной но то что делал я было для них диковинкой.
Результат расстроил, пришлось строить специальную печь для отжига и опять оплачивать работу и материалы из своего кармана. Попробовал сунутся в приказ, там своих ухарей хватает, а тут я простой как полтинник, прослушал получасовую лекцию деньгах и тихо удалился по известному пешему маршруту. Ругаться и спорить бесполезно,- «нет грошей и не будет»

Оглянулся на помощников, и дал отмашку. Рыжий нажал на педаль, клацнуло, вырубленный пятак звякнув упал в лоток. Его переложили в следующую форму.
Кланц. Сработал пресс и готовая чашка выпала на подставленную руку.
Отвесив рыжему подзатыльник , забрал заготовку. Осмотрел, вроде нормально.
- Так, Ванятка, запускай и пока лента не кончится, рубишь пятаки. Понял?
Отрок кивнул и включил станок. Я наклонился к нему и гаркнул в ухо, - Будешь руки совать, куда не надо, яйца отрежу.

« Заготовки получаются, но если с гильзами будет неудача, отдам казначеям, пусть на нем деньги делают»

К обеду был нарублен целый ящик «пятаков», гаврики пересчитали, получилась почти пять тысяч штук. Отправив ребят по домам, выборочно проверил, вроде норма. Осмотрел агрегат, потеки на сальниках в допустимых пределах. Подводящие смазку трубки, целы, не отвалились, крепежные гайки не раскрутились. Кажется все в норме.

Много ручного труда получается, тележек нет, талей, как таковых тоже нет. Если народу нужно что-то поднять строится здоровенный козел и с помощью блоков и русской матери поднимаются тяжести. А они здесь бывают о-го-го, под дугой колокольчик звенит. Наш народ не мелочится что ему малиновый звон мелкой погремушки, надо сделать такой колокол, чтоб в Москве ахнуло, а в Звенигороде вздрогнуло и агукнуло в ответ. Тонна, две, три это работа для подмастерья даже колокол в пять тонн не рассматривается что-то из ряда вон выходящее, обыденная рутинная работа, а вот что ни будь тонн так на сорок вот это да. Работа для Мастера.

Но всё равно это была как бы левая работа, почти что халтурка, почетная, по царскому указу но ….
Не эта дело было главным, главным все-таки было отливка пушек.
Как то сложилось, что царь Петр считается самым, что ни наесть первейшим артиллеристом и организатором военного производства. Ошибочка, он пришел на все готовое. Ему по наследству от отца досталось сильное производство, опытные мастера, стандартизированная промышленная база.
И это действительно было так. На московском пушечном дворе готовилась оснастка, лекало(кружало) и шаблоны по которым на разных заводах и заводиках отливались пушки и ядра.
Заслуга царя в организации и расширении чугунного производства и освоении нового способа отливки пушек. То что после нарвского побоища, он ободрал колокольни, так это временная мера, позволившая в короткий срок по старым технологиям максимально быстро восстановить потерянные орудия.
И пока Европа рукоплескала Карлу, Россия вкалывала, как негр на плантации.
А потом была Полтава….

«Как же хотелось хоть одним глазком…. хотя бы в щелочку подсмотреть на эти вытянутые в недоумении рожи напыщенной Европы когда она узнала о разгроме шведов.
Вот тогда они и испугались. Им стало страшно до дрожи в коленках. Русский Медведь проснулся.
Нас всех уверяют в том что европейские государства старше России и что между нами пропасть в триста лет. У каждого народа свой исторический путь развития, единственный и неповторимый….»

Так стоп, опять куда-то не туда понесло, начал за здравие…. Что там было в начале?
А…. Ну …. Так вот…. На чем остановился…. На пушках.
Рассказывать о больших орудиях не интересно, они скорее относятся к разряду эксклюзива и не отображают основной технологии производства, обычные полковые пушки, вот они нам и расскажут как и где и как они появились на свет. Именно они являлись символом победы или поражения, это про них в победных реляциях говорилось – «Захвачено столько-то орудий» - да и не каждый день города берутся.
Рассказывать о древности не буду, своими глазами не видел, а врать не хочется. Анисим показал кованую пушку …. Безвестные кузнецы я только могу снять шляпу перед вашим мастерством….
ЭТО ещё и стреляло. Хотя почему бы и нет. Старые оружейники изготовив такого монстра забивали в ствол максимальный заряд и стреляли не менее трех раз и случалось что орудие разрывало, нерадивый мастер погибал, эдакий естественный отбор.

«Да уж, а что было бы, если вместо манекенов в ладу- калину или газель, посадить её конструкторов и устроить краш-тест, как думаете наши машины стали бы лучше?»

На двенадцать литцов колокольных, над пушками трудилось аж сорок два человека, пять мастеров и тридцать семь подмастерьев. Парадоксальная ситуация, мужикам уже и лет немало у некоторых почитай внуки есть, а они все в подмастерьях числится, хотя и работают вполне самостоятельно. Для того чтоб стать мастером не достаточно было отучится энное количество лет, этого было мало, надо было писать челобитную, лишь государь мог определить мастером на литейное пушечное дело. А уж там как рассудится... «Царю, государю и великому князю Михаилу Федоровичу, всея Руси, бьют челом холопи твои пушечнова дела ученики мастера Олексея Якимова - Кирюшка Комонов, Воинко Логинов. Делаем мы, холопи твои, с тем мастером своим с Олексеем твой государев наряд: и верховые пушки, и дробовые, и тюфяки, и меньший наряд полковой. Да мы же, холопи твои, с мастером своим сделали тебе, государь, пищаль «Аспид» ядром тридцать пять гривенок. А ныне, государь, мастер наш при старости, а мы, холопи твои, делаем пушечное дело двадцать другой год. Милосердный государь, царь... пожалуй нас, холопей своих, вели, государь, на пушечное дело дать, какое ты, государь, произволишь на опыт».

И было за что идти на риск, связанный с возможной неудачей в испытании, литейные мастера, которые числились «государевыми мастерами», получали определенный, твердо установленный оклад.
Раз в год мастера получали, кроме того, «царский подарок» так называемое «годовое сукно».
«Генваря в 8 день (1620 г.) по указу государева жалованья пушечному мастеру Ондрею Чохову 4 арш. сукна английского, багрового по рублю аршин, да пушечным литцам: Кондратию Михайлову, да Григорию Наумову, да Олексею Якимову, по 4 арш. без чети сукна настрафилю лазоревого, цена по 2 рубля портище (дано), а пожаловал государь их годовыми сукнами».
За отдельные работы выполненные по прямому указу царя, мастерам давали «премии» Например, за отливку большого, в 2000 пудов, колокола «Реут» Андрей Чохов получил в 1622 г. «4 арш.: сукна лундышу, маковый цвет, цена полтора рубли аршин да 10 аршин камки куфтерю червчатого, цена по рублю аршин, да сорок куниц, цена 12 рублев».
Но, это так, лирика, проза жизни куда более нервная….

- Сгорит!
- Не сгорит.
-Пришквариться! Будешь потом с мясом отдирать, если сможешь.
-Ни чего с ней не будет.
- Будет.
- А я говорю, что не будет. От этого только прочней станет.
- Чугун приварится к укладу, вжисть не достанешь.
- А с чего им свариваться? Она сразу охладит расплав, он схватится и будет очень твердым. Мы как бы изнутри начнем ствол остужать.
- И это тоже плохо, хрупко будет при первом же выстреле ствол разорвет.
- Не разорвет.
- Разорвет, не с первого так со второго аль с третьего….
- Анисим, а что мы спорим, давай маленькую пушечку отольем и на ней посмотрим.
- А как будешь воду прокачивать? А вдруг паром в обрат даст, народ побьем. Федор грех на душу возьмем.
Я склонился над чертежом, ткнул в него пальцем,- Вот здесь клапан будет. Он только в одну сторону пропускает, если обратно пойдет, закроется.

«То что было понятно мне, иногда приходилось на пальцах разъяснять другим. Давным-давно на глаза мне попадался материал об отливках пушек у которых канал получался сразу, суть его была в том что сердцевина принудительно охлаждалась водой под давлением. Чертежей не было, да и сама заметка была всего три десятка слов, в ней говорилось, что так делалось, и ствол получался крепче обычного.
Здесь практиковалось другое, на деревянную оправку лепился слой глины, потом наматывалась веревка, опять глина, выравнивание. Всё это с промежуточными сушками, которые длились по нескольку дней.
Выравнивание…. Снова сушка, предварительный обжиг, заливка, при всем при этом казенная часть при литье была наверху и все частицы шлака оставались в самой ответственной части, камере сгорания.
Дальше остывание, шлифовка внутреннего канала ствола. Наружная отделка.
И после всех этих бед испытание, его обычно проводили за городом, ставили ствол на временный лафет и вели стрельбу усиленными зарядами, каждый должен был выдержать не менее тридцати выстрелов разными зарядами. Не все выдерживали это изуверство, часть взрывалась сразу, другие только на усиленных, а вот испытание на утроенный проходили единицы. Все прошедшие испытание получали казенную печать, которая ставилась рядом с запальником, она свидетельствовала о принятии пушки на службу. Отсюда и пошло название «казенная часть»
В один из вечеров будучи в гостях у Анисима, предложил сделать разъемные формы и лить сразу с готовым каналом. Изготовить из стали (уклада) сердцевину с внутренней системой для охлаждения присобачить насос и начать гнать пушки одного калибра массовым потоком. Вот с тех пор и бодались»

- Сорвет, этот твой хлапан и что тогда?
- А возиться седмицу канал выравнивая это нормально?

Обсуждение идеи затянулось на три долгих вечера, по прошествии которых Анисим взял на себя всю подготовительно исполнительную работу. Я сразу ему сказал, - «Не знаю, не ведаю, не могу. Да и своих дел по горло»
Он поворчал для виду. Но деда сильно зацепила идея отливки в многоразовых формах, и если не удастся делать сразу с готовым каналом, то хрен с ним. Поставим сверловочную машину и будем сверлить. Но и при таком способе выход брака не маленький, те пушки что для Петра на Урале делали до сорока процентов в брак уходило. Вот если лить с охлаждением канала, качество возрастает и время изготовления меньше….

С такими мыслями я шел к кузнецам, третьего дня привезли «доски» так здесь называют заготовки для стволов. Вот ещё одна головная боль. В среднем три коваля и шесть учеников сваривают в день по четыре ствола, ещё трое но с девятью помощниками делали шесть, работая по шесть дней в неделю.
Василий по моей задумке вытягивает в среднем девять, но работают он сам да ученик. По качеству, на его поделки очередь на пять лет вперед, ровные, крепкие…. Но здесь надо брать в расчет подготовительные работы по засверловке.
Меня не устраивала, такая выработка, но такое положение дел устраивало самих кузнецов, они получали по два алтына за штуку. В год набегала приличная сумма. Каждый ствол проходил рассверловку и обточку на вертельных станках, и здесь также по два алтына платилось.
Замки, или как их называли местные «жагры» делали три мастера, им помогало восемь работников. По уговору они должны были изготавливать двадцать четыре замка за шестидневную неделю, каждый…. Но зачастую вместо семи десятков у них едва выходил полтинник. Они сам делали все и трудились над каждой деталькой по отдельности. Если раньше заготовки для замочной доски отливалась, и долго подгонялась. То теперь её штамповали со всеми отверстиями, какие были нужны. Вообще – то из двенадцати деталей замка удалось наладить штамповку только трех деталей но и это ускорило сборку в разы. Но мастеров нет, обещали пригнать из Тулы, а это те ещё грабли, но вид с боку, единственно чего не придется учить работе с металлом, но учить обращению с шаблонами.
Когда доберусь надо обсудить вопрос о боевых и подогнивой пружинах, попробовать и для них отработать просечку, отжиг и закалку. Подсмотрев, как делают ось для лодыжки и курковые винты, решил привнести сюда немного технологии, шаблоны и перки с метчиками, для стандартизации.
Ложечных мастеров, делающих приклады, был всего один человек да ученик и мой станок был встречен не то что бы на ура, во всяком случае, хоть какая-то капля благодарности была.
Единственно куда я не сунул свой нос, была мастерская по лафетам. Скажем так нос в дверь я просунул, но получил по оному отлуп , а по здравому размышлению …. Через меня скаска прошла, привожу выдержку из неё….
"а делать крепей на всякой станок с колесы по 24 шины, по 24 обоймицы одинаких, да двойных по тому ж, по 260 гвоздей, по 16 обручей, по 4 закрутья, по 4 наконешника к осям, по 2 поддоски во всю ось, по 4 стремяни, по 2 полосы на станок длиных, по 2 полосы поперек станка, по 4 полосы, чем станок перевязать, по 250 гвоздей, чем станошные полосы прибивать, да под исподь во весь станок под вертлюг по полосе, по 4 веретена связных, по 8 втулок, по 4 чеки, по 2 полосы сверху да с-ысподи на переднюю ось, на чем станок станет ходить, по 2 крюка да по 2 конца с пробоями и с репьями, по 2 кольца с обоимицами в брус, по полосе на дышло клепаных да по наконешнику с крюком и с чепью х коромыслом и к борон-кам по 2 крючка по сторонам к дышлу, по 3 веретена, по 4 гнезда петель да под ручки по 2 кольца, по 2 клепани да по ушам на вертлюгах, а под ними по тарели, на дышло по 3 обруча, к лисице по 2 веретена, по стремяни на лисицу, по наконешнику заварному, по середнику к станку"

Взгрустнулось малек, посидел вечерами, попытался вспомнить все что знал по откатникам и понял что не в этой жизни их строить. Отсутствие резины и технических масел и токарно-фрезерные работы.
Ещё бы знать как эти станки работают. Опять же гидравлика….
Очень много разного рода идей умирает после проверки технологической базы современности. В сущности она не плохая…. Для своего времени. Но делать …. Сделать можно. Как с теми же гильзами, штучно для себя, да возможно, для охоты, для мелких диверсий, но не как для оснащения армии и создания массового производства, для его основания, надо…. Застрелиться и не жить.
За что не возьмешься, сразу вылезает здоровенный клубок проблем, гордиев узел. Вот и приходится больше ломать голову не КАК это сделать, а КАК приспособить местные технологии для производства.
Кузнецы, веселые ребята, но помимо них нужны токари, фрезеровщики, лекальщики, да просто грамотные специалисты, мой уровень знаний равен младшему подмастерью младшего дворника. Слышал здесь, увидел там, как любой современный человек, очень твердо усвоивший принцип по «гуглить»
Но больше всего бесит, и к чему так я не смог привыкнуть, это ритм жизни. Мне иногда кажется что вокруг меня мертвые мухи, сдохшие прошлой зимой на чердаке. Двух часовой послеобеденный сон….
Спит вся Москва!!! Норма и всех это устраивает.
Два моих помощника, по началу изводили меня, тем что я отобедав за пол часа был вынужден ждать их…. Зато сейчас, трудятся аки пчелки, трутни надомники, но стоит отвернутся или дать свободу выбора, можно потратить с час разыскивая по разным укромным местам. Вот что не отнимешь, так изобретательность по изысканию всяких лежек, если спалилась, второй раз туда не лезут.
Со второй бедой, информационным голодом справиться помог Анисим. Не знаю, каким образом, он мне не говорит, но мне разрешили читать старые документы из архива пушкарского приказа.
Всё что удалось запомнить, записываю по вечерам.
После первого похода туда, и поверхностного ознакомления, осталось понимание того что это работает государственная машина, с моей точки зрения, медленно и неповоротливо, но она как трактор, прет по целине оставляя после себя вспаханное поле.
Пока вспомнилось, чиновник , человек имеющий чин, ни чем не отличается от своего собрата двадцать первого века. Абсолютно ни чем, та же жадность до денег, так же ленив к исполнению своих прямых обязанностей. Хотя нет. Знаете одно отличие есть, у нынешних морды не бритые, все с бородами.
Удобная штука, когда бабы дерутся они друг друга за лохмы таскают, а этих прихватил и об стол.
Новым думцам надо внести решение: - Человек пришедший на государственную службу должен отращивать бороду. Чтоб было видно издалека. Госслужащий!

«Ну их всех, я тут с одним козлом сцепился. Какой-то дьячок, а вони от него было, как от хорошей падали. Не смейтесь. Он на самом деле, смердел….
В торговых рядах дело было. Понадобился мне один человек, ювелир или как здесь говорят, златокузнец.
Про него говорили что он разумник, изобретатель ежели по-нашему. Меня интересовали два вопроса, шестерни. Те, что могли сделать в кузнице, можно было назвать диском для циркулярной пилы.
А вторым было изготовление запалов, не самих конечно, но отдельных частей.
И вот я такой счастливый пробираюсь через гомонящую на все лады толпу, и тут меня в плечо толкает какая-то кляча, я отшатываюсь в сторону. Наступаю этому козлу на сапог, сбиваю с ног и падаю вместе с ним на землю. На асфальт упасть неприятно, грязно, но представьте, что творилось на деревянном тротуаре в шестнадцатом веке.
Мне повезло, оказался сверху, а вот он …. Минут так пять назад проехала телега и оставила великолепную кучу «каштанов» каковая и была им раздавлена. Я попытался ему помочь, он в раздражении отпихнул руку, обложил по матушке, приплел собаку страшную, что нажрется с утра блевтины и шастает по округе, на честных людей бросается.
Понятное дело, я, за словом в карман не полез, предположил что данная харя, имеющая родственников по линии борова лесного и что ему месте там же где и живут домашние представители этого славного семейства. Он обиделся почему-то, потянул ко мне свои копытца, ну и огреб маленько. После чего уже задницей сел на ту же злополучную кучу.
А потом подоспели стрельцы, городские, эта свинья верещала как резаная. Бравые парни повязали меня, жертву и пяток свидетелей, которые не успели смыться под шумок. Всю нашу компанию под белы ручки потащили на правеж, то есть на судебное разбирательство и дело, как оказалось потом, было не шуточное. Меня обвиняли в нанесении побоев, оскорблении и чуть ли не в государственной измене.

Хоть я числился мастером, в пушкарском приказе, но рассчитывать на какое либо снисхождение не мог, мастер, но иноземный. А их по Москве недолюбливали и городские искали повода, чтоб прижать иной раз. Это в разговорах мне пояснили мужики, а что, не такие как все, форсу много, зеленого вина не потребляют, денег получают чуть ли, не вдвое больше. Им все почести, а местным шиш с маслом.
А работать нормально, не пробовали?
По себе знаю, приходишь к челу, - « надо через пять дней десять штук. Вот этого и этого. Можешь?»
- «Да могу»
- «Сколько?»
Он называет цену. Бьём по рукам и расходимся. Прихожу через неделю, узнаю, что скоропостижно скончался тесть. Ладно, жду ещё неделю. Умирает теща…. Надеюсь, вы поняли, что за месяц этот урод похоронил всю свою родню, скотину и остальную дворовую живность. В итоге я плюнул на него, и дело было даже не в пятиалтынном задатке, срок поджимать начал. Пошел на поклон к немцам, дорого, но качественно и самое главное в оговоренный срок, все было исполнено по высшему разряду.
Я уже сдал заказ и тут этот крендель через неделю, приперся, приволок свое творчество, косое, кривое, сделанное на «Оте…ь» и на честном глазу стал требовать с меня денег. Дал… в пятак, и спустил с крыльца. В прошлом будущем достали….

Судья, дедок лет семидесяти, с разумлением к делу подошел, опросил свидетелей, они все как на подбор указали на то что я, потерпевший, а этот дьячок на меня сам с кулаками бросился. Рассказали о лошади, даже кто-то назвал имя водителя кобылы, куда ехал и где живет. Его тоже хотели позвать, но потом решили, что ничего не поведает нового.
Судья покопался в толстенной книге и зачитал нам : - «А кто кого поймает приставом в бою, или в лае или в займе, а на суд итти не похотят, и оке268 доложат судьи да помирятся, а судье пошлин и продаж на них нет, опричь езду и хоженого. А которые жалобницы заданы269 судьям и оба истца до суда помирятся, и по тем жалобницам судьям пошлин не имати ж.»
Пока я собирался с мыслями, за спиной послышался шепот, - « Соглашайся на мировую, дешевле будет»
- А дьячок?
- А что, Митроха горластый, глотку подерет, да успокоиться, не враг же он себе. Ты думаешь один такой? Его почитай, раз за седмицу кто ни будь, да уронит аль сам в канаву свалиться, ежели в кабаке засидится. Он, верно думает, раз на писаря выучился, в голове прибавилось?
Я усмехнулся, вспомнив перлы в свой адрес. – Тебя как звать-то?
- Стешка бондарь, в торговом ряду лавку держу.
- А меня Федором кличут, здесь-то как оказался?
- Позади шел, не успел остеречь, как тебя зашибло, да ничаво, упал-то, на мягкое…. – И рассмеялся тихим смешком. – Хошь верь, хошь не верь, токмо я туточки ужо в третий раз, и каждый раз одно и то же. Кричит, ногами топает…. Стрельцы, в вдругорядь… сами тишком, ему ребра намнут….
А всё зелено вино виновато, нет бы пива, да с раками, аль рыбкой солененькой….
- Будешь?
- Угощаешь?
- Приглашаешь?
Домой я попал, когда на небо взошла луна. Человек аквариум, литров пять пива, и рыбы не меряно. Прежде чем уснул, мелькнула мысль, какие же мы херовые потомки, так обосрать все вокруг себя…. Раки вкуснейшие, местные, Московские, из речки Яуза»


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Среда, 01.06.2011, 21:03 | Сообщение # 27
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3472
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
***
-Тебе что было сказано? Как надо было делать? А ты что сотворил…. – Я, бросил на стол изуродованную оправку. Сказать, что был зол, не сказать ничего, меня душило бешенство….
А это чмо, в кожаном фартуке, дурацком сером колпаке, который у предков назывался шапкой, переминался с ноги на ногу и опустив очи долу, пыталось что-то пробасить в ответ. Не давая ему открыть рта, я ругался почем зря…. Да было с чего, моя попытка перестроить работу производства стволов с целью увеличения количества и качества, тихо, мирно, шла ко дну. Один этот кадр за последние три дня запорол два комплекта оснастки. Первый просто сварил вместе, во втором случае недогрел и на холодную расплющил.
- Так…. Это…. – кузнец стащил с головы шапку,- Федор….
- Что Федор? Я уже сорок лет Федор, а таких криворуких в первый раз вижу. Мил человек, я тебя сказывал, КАК это делать? – И голосом выделил вопрос. Коваль кивнул.
- Показывал?- спросил его
Последовал кивок.
- Так с какого х…. хрена ты оправку вместе с заготовкой в горн пихнул?- Плечи его поникли настолько, что я видел только затылок.
- А во второй раз что учудил? Только не говори, мне, что побоялся, снова приспособь сломать. Ты хотя бы знаешь, сколько одна такая стоит?
Я смотрел на стоящего передо мной человека одетого в серую рубашку, холщевые порты, лапти….
«А в честь чего он в лаптях-то? Насколько помню, народ сюда приходящий, худо-бедно, но в сапогах ходит, а этот…. Он бы ещё онучи намотал - бы в кузню….» И в моей голове зашевелилась мысль….
- Тебя как звать?
Он пробурчал что-то невнятное.
- Как?
Опять, двадцать пять, неразборчиво.
- Что ты мычишь, как телка перед первой дойкой. Отвечай как на духу….
И наконец, услышал, даже скорей понял по губам,- Ефросиний.
- Из каких мест будешь?
- Стародубские мы, князя Рамодановского Григория Петровича холопы будем, нас по государеву указу, сюда определили. Иные на Тулу пошли, а мы вот….
- Погодь,- Перебил его,- Это который в ХХХ присягу Лжедмитрию второму принес?
Кузнец как-то сгорбился, от чего его фигура приобрела виноватый вид и смущенно улыбнувшись, кивнул головой.- Так…. Это…. Яго народ заставил….
- А ты там был,- Как можно язвительней задал следующий вопрос,- и сам, небось, глотку драл, подбивая князя на измену.
- Почто лжу молвишь, Григорий Петрович, честный человек.- Ефросиний расправил плечи, взгляд засверкал….
- Нуда, нуда, кто бы спорил, только жареным запахло…. Куда только его честность девалась?

Если говорить откровенно при упоминании фамилии, вздрогнул….

«Каменный свод, из обожженного красного кирпича, местами украшенный черными подпалинами от факелов, давил своей мрачностью. Свисающая по углам неопрятная паутина…. Тонкий лучик света, с танцующими искорками пылинок, пробивается через неплотно заткнутое куском тряпки маленькое слуховое оконце. В дальнем, темном, углу массивный стол из дубовых плах, бронзовый подсвечник, почти скрытый под восковыми потеками, огарок свечи в три пальца высотой. Крохотный язычок пламени освещает лист серой бумаги, гусиное перо, выводящее буквы. Тускло поблескивает массивный золотой перстень. Глухой голос, доносящийся из густой тьмы - Сказывай тать, что за хулу ты измыслил супротив государя нашего, Петра Алексеевича?»

Это про него сказал Куракин,- «Сей князь характеру партикулярного; собою видом, как монстра, нравом, злой тиран; превеликий нежелатель добра никому; пьян по вся дни; но его величеству верней был так. Что никто другой….»
Высокий лоб, прямой нос, крупные уши, полное, округлое лицотонкие губы под небольшими усами, маленький подбородок и карие округлые глаза….
Пришлось, даже зажмурится и потрясти головой, прогоняя видение. Господь миловал, минула меня сея чаша…. Хотя от сумы и тюрьмы зарекаться ….
Князь-кесарь, грозный глава Преображенского приказа Петровских времен, внушал уважение, а Григорий Петрович, как ни как принадлежал этому многочисленному роду, и я решил свернуть с опасной темы, на более насущные вопросы. Ну, эту семейку к черту….

Стародубское княжество, занимавшее территорию по среднему течению Клязьмы. Выделилось из состава Великого княжества Владимирского в 1218, а в 1238 в Стародубе утвердилась династия князя Ивана, младшего сына Всеволода Большое Гнездо. Успешно отражая всякие притязания со стороны соседей просуществовала до XIV в. Затем княжество распалось на ряд мелких уделов — владений князей Пожарских, Ряполовских, Палицких, Ромодановских, Ковровых , Голибесовских, Гагариных, Гундоровых, Ковровых, Кривоборских, Татевых, Тулуповых, Хилковых, Небогатые и князь Неучкин.
И все они вели свою родословную от Рюриковичей .
Но из всех выше перечисленных фамилий нас интересует только одна, Ромодановские, потомки Рюрика в шестнадцатом колене. Этот род всегда верой и правдой служил своим государям, окольничими, боярами, послами в Персии и Копенгагене, но самый знаменитый это Федор Юрьевич Ромодановский, князь-кесарь, государства Московского, второй человек после Петра I.
Вот так в истории и бывает, один человек, Иван Всеволодович, а сколько осталось потомков разные они были, были трусы и предатели, тихие обыватели, не оставившие после себя ничего кроме имени. Но были и такие, кто сложил свою голову на поле брани, отдав жизнь за милое сердцу отчество»

Так что было от чего вздрогнуть.
-Бог с ним, с твоим князем, с тобой что делать.- И замолчав, стал в упор рассматривать стоящего передо мной человека, тот задергался, пальцы суетливо начали теребить зажатую в руках шапку. Выдержав паузу, я продолжил,- А ты в кузне работал?
- Без малого двадцать весен
- В малом сколько?
- Семь.
- А что делал?
- Наконечники для сохи, ножи….
- Какие ножи?
- Всяко разные,- Кузнец пожал плечами.
«Угу. Каков вопрос, таков ответ»
- Оружие ковал?
- Только рогатины, шеломы, шишаки, мисюрки…- Он задумался вспоминая.
Я переставал, что-либо понимать, этот Ефросиний, имеет опыт, и судя по его словам не маленький.
Почему он так упорно ломает оснастку. Попробуем ещё….
- И чтоб тебе , Ефросиний, ведомо было, оправка, которую ты намедни сломал, в немецкой слободе за рубль сделана.- Тут я приврал малек, каждая обходилась в два алтына и три деньги, но для пущего страху, надбавку за свои нервы сделал.

««Ганс» сперва даже обиделся, когда я стал при нем проверять его работу, но потом сам даже стал показывать те, которые требовали, по его мнению, дополнительного осмотра. Если честно какой он к черту немец, датчанин по рождению и волей своих неправильных богов оказавшийся в Москве. Из его изделий с третьей партии я отказался платить только за одну штуку из десяти. Его мне посоветовал Анисим, поход к дану я откладывал, сколько мог, пытаясь наладить местное производство.
Стою у своих ребят над душой, ковка, обточка, закалка, шлифовка, получаются. Проторчал в кузне до обеда, сделали три комплекта, два хороших один так себе. Разошлись. Я задержался в другом месте до вечера и когда пришел проверить готовое, мне показывают четыре железяки, а по другому этот хлам не назовешь. Беру первую в руки и сразу вижу, гавно. Посмотрел на вторую…. Третью и трогать не стал. Набрал полную грудь воздуха, поворачиваюсь и …. И медленно выдыхаю. В кузнице никого, ни одной живой души, было их человек восемь, когда пришел, испарились сволочи….
Наши мужики могут и умеют работать, но над ними надо стоять с кнутом. Ну почему так? Этот самый датский немец, он ведь за деньги работает, все условия и договоры блюдет. А может все потому что ….
«Неясная мысль мелькнула в воздухе, вернулась обратно, проскакала по извилинам. Уселась По-середке многострадальной головы, высунула язык, зачем то, и хитро прищурившись, постучала себе по темечку…. Что бы это значило?
Что значило, что значило, а то значило, что я своей опекой достал всех, надо переходить на нормальные отношения, товар - деньги – товар. И еще одна проблема встает в полный рост, психологи из прошлого – будущего будут утверждать, что человек после сорока, пятидесяти лет начинает жить своим опытом, совершенно не воспринимая или принимая с огромным трудом что-то новое. Средний возраст моей «железной братвы» сорок пять. Может в этом, сокрыта тайна моих не успехов.
Надо будет найти молодых, лет двадцати пяти, максимум тридцати и попробовать с ними. Этот возраст здесь принято считать молокососами и они ходят в учениках…. Вот такая мысль посетила меня»»

А пока надо было закончить с этим интересным человечком, он уже побледнел слегка и кажется, даже стал меньше ростом. После всех своих размышлений, я по-новому смотрел на свою жертву.
- Ефросиний, тебе сколько лет?
- На Николу, пятьдесят будет….
«Что прикажете делать с этим бедолагой? Его князюшка, согласно царскому указу, собрал в своей вотчине всех «толковых», с его точки зрения, людишек и отправил в Москву и далее. Может для своего села или деревни этот кузнец и был супермастером, но здесь он…. Он просто растерялся. Ему дали к исполнению работу которую он никогда не делал, всё что он умеет, это делать котелки да клепать обычные ножи, расплющивая на наковальне и вытачивая на оселке. Сваривать может только прямые куски. А в моем деле нужен был опыт другого свойства, глазомер и определенная сноровка, но они отсутствовали. Он побоялся сказать или может гордость, взыграла, хрен его знает, но Ефросиний не отказался, а наоборот сам вызвался, на эту работу, посчитав её легкой.
- Хотел я с тебя кучу денег взять, да…. – Я ещё раз оглядел затрапезный вид своего собеседника,- Решил тебе ещё один урок дать, ежели справишься, долг за инструмент прощу. А понадобится мне….


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Среда, 08.06.2011, 21:46 | Сообщение # 28
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3472
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Ты говорил, что ножи делал. Так?
- Да.
- Поведай о них, любопытно мне. Может и для себя, что попрошу, может, мастером окажешься.
Ефросиний переступил с ноги на ногу, из подлобья посмотрел на меня, вздохнул чему-то своему и заговорил….

«Сабли, мечи, палаши, ножи, до появления огнестрельного, холодное или как здесь иногда поминают белое оружие.
Говорить о нем можно долго, со вкусом, смакуя тончайшую серебряную проволоку инкрустации на гарде, восхищаться идеальной полировкой лезвия, тончайшей гравировкой….
Совершенно забывая об основном предназначении оружия, оно создано, что бы убивать и у него есть своя, особая, смертельная красота.
Наверно многим из вас знакомо это чувство, оно возникает где-то в глубине души, заставляет трепетать каждую жилку. Стоит только взять оружие в руки, как начинаешь чувствовать себя по-другому, и кто был слабым становиться сильным.
Правда здесь надо помянуть, что не оружие делает человека сильным, а человек оружие….

Вы можете возразить, что мечи, сабли, шпаги, рапиры, палаши, ножи это холодное оружие, наверно это так. Только я не припомню сводок про преступления связанных с длинными клинками, а с ножами….
Здесь парадокс, охотничьи ножи под запретом, их можно купить только по специальному разрешению.
А статистика говорит, что почти все бытовые убийства совершаются кухонными ножами, можете проверить, но прежде нужно просто сходить в хозяйственный магазин и посмотреть на тот ассортимент, что там предлагается.
Только в кино тати ходят с боевыми ножами, а жизнь гораздо прозаичней.
Зачем спрашивается разрешение, для кого и чего оно нужно? Охотники, ответьте на один вопрос, часто ли вы ножом убиваете дичь? Убиваете, а не добиваете? Чтоб умертвить, раненое животное не нужен клинок, требующий разрешения, достаточно простого ножа с лезвием в десять сантиметров, а если он ещё будет типа «финского» его хватить на все случаи в жизни.
А хрен ли толку про это трепаться, все равно найдутся защитники законов и противники, каждый будет прав по-своему. Вон разрешили травматику, только его величество закон, опять в глубокой дупе.
Потому что мало разрешить, должно быть четко прописано,- « применил не правильно, отвечай, на полную катушку, лет на десять, сосны в тайге потом поливать»
Правильно в старину говорили, не обнажай оружия попусту, а раз достал, ответь….
Люди здесь меня окружающие, все ходят с ножами, он есть у каждого. Если присмотреться даже местные бомжи, юродивые, кажется имеют и даже не по одному. Мои два помощничка, не исключение и тот случай, о котором они рассказали, сам по себе примечателен.
Эти крендели, дружат с пеленок, папаши у них дальняя родня. Они везде ходят вдвоем, пьянки- гулянки, глянул как-то раз одним глазом, издалека. Даже трудно сказать против колхозных посиделок тридцатых годов под патефон, почти тоже самое только песни другие. Обязательно найдется парочка сорвиголов которым обязательно нужно устроить что – то эдакое…. Вот мои голуби сизокрылые и куролесили из всех сил. Им ничего не стоило утащить из дома корчагу бражки и устроить попойку, всё бы ничего, да только алкоголь вреден был во все времена и это было не исключением.
Я не спорю они нормальные пацаны, толковые, когда разжуешь, что нужно сделать, двадцать раз покажешь и полдня отстоишь над душой, сделают в лучшем виде.
Так вот испив ентого напитка, кто-то, молчат Павлики Морозовы, припомнил, как прошлой весной один у другого девку увел, слово за слово сцепились, и рыженький как солнышко Ванечка, загнал Сергию на два пальца в задницу нож. На том драка и кончилась, пришло отрезвление, как родители прознали, мне не ведомо, но, что их отходили вожжами и они седмицу могли только лежать, это я знаю, батя одного дитятки рассказал. Показательно то, что драл папенька свое чадо не за пьянку, а что в драке за нож схватился.
Выдрали обоих, невзирая на правого и виноватого, одного сразу второго спустя пару недель, как задница поджила….
На улице можно встретить ещё меньшую детвору, и у большинства на поясе в кожаных ножнах лежит нож.»

Судить вам о том что мне поведал Ефросиний в одном, я оказался прав, он не умел и не знал, как работать по огнестрелу. Кузнец не стал отвечать на вопрос, почему, как-то замкнулся, и потребовалось ещё время, чтоб он продолжил рассказывать. Только для меня осталась неясной причина, толи обет, может запрет аль ещё чего…. А могЕт быть он из пацифистов…. Потом правда по здравому размышлению, решил, что поступил правильно не став давить на него.

-Тебе каковский нужОн, для охоты, рыбаря нож, скорняцкий али ты поделками по дереву балуешься, могу Серенский сделать….
- А это ещё что за зверь?
- Тот же что и суздальский, токмо попроще изяславского будет….
- Та – ак, погодь…. – Я остановил его, чтоб собраться мыслями, что они разные есть это понятно, но вот чем отличаются….
– А чем они друг от друга отличны, этот как его, Серенский от Суздальского?
- Да ни чем, на обоих обушок в треть ногтя будет с ладонь длинною, два пальца шириной, черен клиновой и на рукоять они завсегда липу берут.
- А в чем различие?
- У них жалезо разное, супротив Киевского совсем плохое, угорает, заточку не держит…. Плохие они – Он махнул рукой, с брезгливым выражением на лице.
- А про Московские, что поведать можешь или они тоже худые? Как есть говори.
- Тати….
Я чуть не подпрыгнул от такого ответа, - За что ж нам хула такая?
- Людишек против евонной воли под себя берете… - Начал Ефросиний тоном Ильича, ему ещё кепку и броневик….
- Стой мил человек, не то наговоришь себе на задницу.- Осадил его, только агитации меж удельной не хватало. Какая хрен разница, кто и откуда. В Турцию приезжаешь, он с Кемерово, я с Москвы – «Земеля!» две недели окрестные кабаки по швам трещат….
- Давай лучше о ножах. Про Московские ты так ничего и не сказал.
- Разные они, кто Новгородское жалезо берет, это почитай что свейское, те добрые делают, а кто из Рязани везет али из Берестья, его переваривать надо.
- А можешь мне…. – Я стал подробно описывать виденный мной японский способ изготовления заготовок , там брали стальную полосу, припаивали с боков железные накладки и расковывали. Получался эдакий пакет. Договорить он мне не дал, перебил на полуслове.
Махнул рукой, и эдаким ленивым тоном произнес.- Какой длины делать? На рукоять, тебе кожу или дерево? Навершие литое али как? Носить где будешь, на поясе, в сапоге или на руке?
- А есть разница?
- Поясные ножны жесткие, засопожные в сапог вшиваются, мягкие значиться, ручные в виде петель кожаных, это чтоб вынуть быстро.
- А на спину? – Припомнил я, кадры из боевиков.
- Покажешь. Сработаю.
- А ещё какие можешь?
- Красный делал, но это для князя и то один раз, мне дед мой показывал.
Я хотел переспросить, но потом понял что, - «красивый» Правды ради, поинтересовался, что это такое.
- Уклад нужон и жалезо. Прутки варишь в доску с нее, потом один нож как раз и выходит…. – Ефросиний стал подробно описывать процесс, и до меня дошло, что сделал он дамаскированный булат. Низкотемпературная проковка, промежуточный отжиг, вскрытие рисунка с помощью кислот все это присутствовало в его повествовании.
Мне всегда нравились японские ножи, тонкие, острые. На кухне самое то. С полки достал папку, вынул из неё лист бумаги и нарисовал три разных формы лезвия в натуральную величину.
– Сможешь? – спросил у кузнеца, протягивая ему чертеж.
Он внимательно рассмотрел изображения, задал несколько вопросов. После чего поднял на меня взгляд –
То работа дорогая будет.
- Не дороже испорченного тобой…. – И постарался, как можно милее, улыбнутся.
- То так, токмо на это надобно будет не меньше двух седмиц, а у меня….
- Делай. Надобно будет, на уклад, железо и уголь, денег дам.- Хотелось мне Марфе, жене Никодима, подарок сделать. Теми тесаками, что она кухоньке орудовала, можно было головы рубить смело.
Ефросиний кивнул головой соглашаясь. Мы обговорили цену, где и когда он будет работать, приступит он завтра, забрав задаток на материал, кузнец на прощание поклонился и вышел.
А я собрался и пошел к себе, дел на сегодня больше не было.
Дома, умывшись и переодевшись в чистое, на кухне настрогал бутеров сложил горкой на глиняную тарелку и уселся за стол, чтоб свет из окна не загораживал. Приготовил пузырек с чернилами, ручку самописку потом присел на табурет с мягкой подушкой, и принялся записывать, пока свежо в памяти все, что узнал сегодня. Попутно уничтожая свой легкий ужин.

«В древности, да и сейчас на Руси делали и делают много ножей, кухонные, столовые, сапожные, костерезные, бондарные, боевые, складные, типа перочинных, бритвы.
Особым рядом стоят ножи, целиком изготовленные из железа, узкое и длинное лезвие со стальной наваркой, короткая рукоять, довольно увесистая штука. Подобное видел у стрелецких лекарей. Для чего они? Не знаю, до конца не уверен, но кажется это что-то хирургическое.
Ножи универсальные - одна из наиболее массовых форм ножа. Для нее характерна прямая ручка - ее ось идет параллельно прямой спинке клинка. Деревянные и костяные рукояти, чаще всего были без каких-либо украшений.
Столовые ножи отличались от кухонных размерами клинка, они удлиненные и более крупные, а также качеством отделки лезвий и рукояток, украшенных резным орнаментом.
Сапожные ножи по форме сходны с обычными хозяйственными ножами, но более короткие, с широким полотном и плавно закругленным острым концом клинка. Лезвие всегда имеет стальную наварку . Для кроя кожи использовались специальные раскроечные ножи двух типов:
Лезвие специальных ножей для резьбы по дереву имело особую форму: его режущий край был оттянут вниз с таким расчетом, чтобы острие находилось значительно ниже оси рукоятки ножа .
Инструментарий костореза состоял из набора ножей, что обеспечивало выполнение разнообразных операций по изготовлению большого количества предметов разнообразной формы.
И напоследок вернемся к бритвам. Первый тип - маленькие бритвы с ручкой в виде петли, заключенные в широкий футляр. Бритва с плавным дугообразным лезвием свободно закреплялась на оси в железном футляре, имевшем только две боковые стенки. Близки к новгородским экземплярам берестейские находки. Различия малосущественны. По конструкции бритвы второго типа близки современным опасным бритвам. Различие заключается лишь в форме полотна. У современных бритв лезвие прямолинейное, а у бритв второй половины XIII в. дугообразное. Тонкая режущая часть полотна бритвы длиной около 100 мм имела стальное закаленное лезвие»

Использованные материалы.- « Древняя Русь, быт и культура»

На улице темнело, я уже с трудом различал что пишу, плюнув на всю свою бюрократию, отложил самописное перо и потянулся до хруста в суставах. Вспомнилось. - «Анисим. Разговор. Ученики»
Нищему собраться, подпоясаться. Подхватил с вешалки кафтан и двинулся к выходу. Остановившись на пороге, оглянулся, осматривая свое жилище. Свеча погашена, печку не топил, обойдясь сухомяткой, бадью под рукомойником вылил ещё с утра, все никак руки не дойдут доделать канализацию. Хорошо хоть бак для воды на чердак поставил, хоть это радует. Сдвинув занавеску, заглянул на кухоньку, проверить свой самопальный холодильник, здоровенный ларь, разделенный внутри на три части. Слева и справа лежали бруски льда, завернутые в рогожу и присыпанные опилками, а посередке несколько кульков с мясом и рыбой, пара кувшинов с пивом да и собственно больше ничего. Что ещё можно найти у холостяка в доме? Пиво и чипсы.

«Если уж разговор зашел о моем быте то на новом месте он устоялся и я даже оброс кое каким барахлом. Знакомы плотники, сделали шкафчики, полки и полочки, табуретки. Сидеть на местных лавках так и не привык, обратите внимание, везде и всюду нас в быту окружают мягкие сиденья, а на этом прокрустовом ложе, через полчаса задница отваливается.
Свободными вечерами, когда от усталости не валился с ног, оббил все сиденья кожаными подушками сшитыми на заказ, а одну отнес на работу. Кожевники народ веселый, я ещё не успел за порог выйти как они мигом окрестили седушки, поджопниками.
Дьяки, бояре, купцы и остальной люд по долгу службы проводящий в сидячем положении половину дня использовал подушки, но они не в какое сравнение не шли с моими. Разделенная на квадратики и туго набитая шерстью, не потеряла своей формы даже за месяц.
Одежка у меня была местная но с маленькими дополнениями, типа врезных карманов. Носить короткие портки, в которых щеголяла вся Москва, не хотелось, мне никогда бриджи не нравились в них только от долгов бегать. Распотрошил старые джинсы на запчасти, сотворил из них выкройку, и найденная через знакомых вдовушка за неделю сваяла грубое подобие, почти похоже, но самое главное их носить можно.
Материя дорогая, но могу же себя любимого с получки порадовать хорошей вещью, заказал ещё пару.
От завязок отказался сразу, как только осмотрел исподнее, предлагаемое на базаре, со времен советской армии стойкая антипатия к любому виду кальсон. Завязочки имеют свойство затягиваться в самый не подходящий момент….
Так что там я покупал только обычные рубахи из беленого полотна с воротником стоечкой в пару сантиметров и запахом на левую сторону. Уже на выходе заметил бабку, ну знаете, эдакий божий одуванчик торгующий у каждой станции метро своими поделками. Подошел посмотреть, и мое любопытство было вознаграждено, вязальщица, перед ней лежали связанные из овечьей шерсти, довольно грубые носки, приценившись, взял пару, и слово за слово зацепились языками. Теперь я у неё самый лучший покупатель и заказчик, теперь у меня в гардеробе есть три свитера, правда без воротников и несколько пар шерстяных носков и варежек. Но самое главное она связала из тонкой шерсти, шапочку, в которой я привык ходить дома….
Короткая куртка, пошитая прошлой осенью, себя не оправдала , здесь она не к месту пришлась. Когда приходится подолгу сидеть на телеге или санях есть риск застудить поясницу али ещё чего….
В прошедшем году, теплую осень буквально за ночь сменила суровая зима, вечером подул ледяной ветер, а под утро выпал снег. Первые оттепели случились только где-то в начале марта, так что тулуп, подаренный Никодимом, пришелся кстати, я на него только пуговицы пришил.
С обувью проблем не было, есть на любой вкус, но мой выбор остановился на сапогах. При здешней распутице на городских дорогах, это самая лучшая обувка, ну, а портянки, слава богу, мотать умею»

« Э –эх. Счаз бы Балтику троечку, пару банок, да рыбки соленой….»
Пока вспомнил, достал из своего монструозного холодильника сверток с копченым балыком и забросил в сумку, в последний раз оглядел свою берлогу, распахнул дверь и вышел во двор.

Моя идея с набором молодых, требовала совета более опытного в таких вопросах, товарища из числа местных.
Открыл калитку, прошел по дорожке, поднялся на крыльцо,- Кто, кто в теремочке живет?
Застучал кулаком в дверь,- Открывай хозяин, незваный гость лучше боярина.
- Ужо не ведаешь, кто лучше, ты или боярин. По мне оба хороши.
Анисим, стоящий на пороге посторонился, пропуская, - Заходь, гость незваный, вино будешь угорское?
- Не откажусь, - Пригнувшись, я вошел в дом.

Однажды попробовал выяснить, почему делают такие низкие двери, и как-то задал этот вопрос Никодиму,- «Так ты сразу, поклон отбиваешь, а ежели тать какой полезет, ты его зараз по загривку поленом приласкаешь» - Пожал плечами и улыбнулся в бороду.


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
проходилмимоДата: Среда, 08.06.2011, 22:59 | Сообщение # 29
Полусотник
Группа: Ветераны
Сообщений: 619
Награды: 1
Репутация: 1496
Статус: Offline
Спасибо за проду. Всегда читаю с удовольствием, правда редко :))

У нас в избе, сколько помню на лавках специальные коврики тюфячки лежали. А то и правда сидеть жестковато-было.


Cообщения проходилмимо
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Понедельник, 20.06.2011, 22:46 | Сообщение # 30
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3472
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline

***
Стандартная малолитражная квартира шестидесятых годов, «хрущевка», совмещенный санузел, кухня на три с половиной квадрата, двух конфорочная плитка, один табурет, столик по размеру, чуть больше томика Льва Николаевича Толстого, на стене мелкий шкафчик на пять тарелок в углу мойка, минимальных размеров. Комнаты больше похожи на кладовки, если бы не окна и довольно низкие потолки, люди с большим ростом, задевают головой люстру. Поставить можно узкий диван, журнальный столик в изголовье, напротив узкий комод, проход в полметра. Так и кажется что сидя на кухне можно спокойно дотянутся до книжной полки в соседней клетушке и взять любимую книгу. Если сосед с первого этажа ругается с женой, то весь дом об этом знает, и не дай бог, если у вас с супругой скрипит семейное ложе….

Вопрос! Когда была придумана такая стандартизация в строительстве домов? Не ломайте голову, очень давно, во всяком случае, её следы были обнаружены мной в Москве, а именно в Пушкарском приказе. Думаете, казенная квартира, за которую отрабатывали лимитчики, изобретение советской власти? Как бы ни так.
Дом, предоставленный мне для проживания, стандартная изба, по цене полтора рубля штука. Их привозят на кораблях по реке с ранней весны и до поздней осени, пока не встанет лед. Но и это не помеха, по зимнику будут плестись обозы. Маркированные бревна вываливают на берег, сруб собирают, накрывают временной крышей из корья и он выстаивается год иногда два. Хороший дом должен быть темного цвета, бревно должно звенеть, но не бухать глухим звуком. Щель над притолокой недолжна, быть более одного пальца и над оконцами по половинке. Нижний венец варом мазан, ежели без подклети ставиться.
Пришел покупатель, выбрал что ему по нраву…. Доставка, сборка…. Обидно. Почему то вид этих услуг принято считать иностранной привилегией. Все как всегда, у кого есть лишняя копейка, две, договариваются, им привозят и собирают на указанном месте, заказчик фундамент только сам ставит.
Если только четыре булыжника по углам считать за оный. Дом и дворовые постройки в большинстве своем могут быть проданы за долги.
Так что, жил я, вот в такой «хрущевке». Мастера, кто побогаче, пристройки возводили, горенки, летники, сени ставили….

«Мы с супругой, (оставшейся там) на даче жили в крохотном домике в три десятка квадратов, и не жаловались на недостаток метража. Уборка в городской квартире задолбала, буду я возводить хрен знает какой особняк, чтоб выезжая за город, весь выходной тратить на всякую ерунду»

Я только загородку поставил для кухоньки, и печники переложили печь, чтоб топить По-белому, не хватало еще угореть за триста лет до своего рождения. Здесь я холостой, Анисим тоже, расспрашивать его о семье, мне почему-то не хотелось, а он и не говорил.
Так что наши холостяцкие жилища были практически одинаковыми, за исключением дворовых построек, да у старого мастера пара человек работала по хозяйству.

Вытер жирные руки о рушник, балык был просто превосходен но печеная на углях стерлядь, выставленная Анисимом, выше всех похвал, бросил полотенце на край стола. Из кувшина плеснул себе в кружку немного красного вина.
- Вот поэтому и нужны мне молодые, с них должно быть толку больше чем от стариков.- Закончил я изложение своей просьбы.
- Они ещё за мамкину титьку держаться, а ты им доброе дело доверить хочешь…. – Анисим покачал головой,- Негоже это.
- А со старыми, можно подумать, каши сваришь. – И проблеял козлиным голосом, пародируя, одного дедка из кузни.
- так не по укладу будет, отец мой так делал, а его дед учил, которого прадед мой….
Мне тогда осталось только мило улыбнутся, снять шапку и с поклоном выйти вон, чтоб не слушать родословную говорливого старпера.
- Рукосуй…. – Вдруг вставил свое слово Анисим.
- Кто?
- Ты,- ответил и отвернулся.
- !? – Я только и смог, рот открыть от изумления, недоуменно смотря на собеседника.
- И не смотри так, как будто не разумеешь, о чем речь веду.- С раздражением в голосе ответил на мой взгляд старый мастер.
- Анисим, я ей богу, не разумею. – И горячась продолжил оправдываться ,- Да у меня язык к концу дня на коровье ботало похож, между коленок болтается. Иной раз пожрать не успеваю….
Он меня слушал и кивал головой на каждое сказанное слово, потом поднял руку останавливая,- Погодь, трещишь как сорока на плетне. Есть вина, а какая, токмо мне решать, велика она, аль мала.
Ты почто свои порядки заводишь?
- Не понял?
- Морду-то, не криви, сказывай как духу.
- Так, вы же сами говорили, что с мушке….
- Мне лучше знамо, чего и сколько кажный день сработано. Тебе кто право дал мастеров наказывать?
Разумник ты, Федор, а иной раз как дитя малое….
Эх, так и знал, что та история просто так не кончиться.
- Так ты про Гришку рваного? – Был в кузне мужик звероподобного типа, он по молодости увязался с ватажкой, купцов потрошить, только заместо торгашей на местного боярина нарвались, вся гоп компания украсила собой окружающий ландшафт, а Гришеньку, как самого мелкого, отходили батогами так, что шкура со спины лохмотьями слезла. Толи палач пожалел его, бил только чтоб кожу порвать, толи ещё почему…. Короче, оставили его под осиной, на которой сушился главарь. Каким-то чудом пацан выжил, но слегка умишком тронулся. Стоит на него только чуток прикрикнуть, бухается на колени и начинает истово молиться. Он не стригся, зарос по самые уши, вечно ходил в одной и той же рубахе, кажется менял её раз в год на пасху. Но мастер от бога, лучше него никто не мог работать у домницы. У него глаз алмаз, температуру выдерживает безо всяких градусников и пирометров.
- И про это. С ним ты что сотворил? Чем тебе убогий не угодил?
- Да не трогал я его, только и сказал в сердцах, слово бранное. Нужен мне этот сирота. Мимо проходил, они там….
- В плавильню почто приходил?
- Говорю же, мимо проходил.
- А зачем зашел?
- Так мне обещали клин отлить, как я тебе сказывал, для пушки скорострельной, хотел посмотреть, готово али нет.
- А с мастерами почто собачился?
- Дались они мне, пришел, спросил, ответили что не готово, ругнулся и пошел к себе.
- Мне другое сказывали. Пришел, мол Федор, злющий аки змей, токмо искры из глаз не сыплются и с порога начал народ поносить почем зря.
- Брешут, вот те крест, брешут,- Я перекрестился и с самым честным видом уставился на мастера.
- Кто и брешет, так это ты,- Он вытянул в мою сторону палец.- Был я там и всё видел.
«упс»
Мой честный вид начал истаивать, как ночной туман под утренним ветерком, и скоро от него остались только клочья. Мне осталось только развести руками и склонить в покаянии голову.
- Не об этом речь веду, я сам туда шел, поторопить иродов, на седмицу ужо опаздывали. В кузне, что сотворил? – Маска милого дедушки, постепенно слезала с лица Анисима и передо мной, скоро уже сидел убеленный сединами начальник, жаждущий моей крови.
- Ведомо ли тебе, Федор, сколько на тебя писулек писано? Зараз отвечу, много. Хватит на то чтоб в приказ тебя сдать как вора. Ежели не знал бы, скока ты своих грошей в дело тобой затеянное положил, давно бы стрельцы в темную сволокли. Вот намедни, от кузнеца пришлого, не казне урок даешь на прибыток, а своему животу на потребу….
«От сука сиволапая, тринздец тебе Ефросиньюшка. Бля, гадом буду, тварь поганая, отдашь ты мне мои денежки, с процентами. Три алтына красная цена за оправку, вот как хочет, так и отдает, правдолюб хренов. Вот это оперативность у местных стукачей….» Я только головой покачал от таких мыслей, и озвучил вопрос.
- это кто ж такой умный, уж не Ефросиний ли?
- А ежели и он? Было такое?
- Было. Что ещё этот наветчик на меня показал? Сказывал ли он, что задаток взял на уголь и уклад?
Сказывал, как сговорились мы опосля, за ножи те, им три алтына получить в уплату должен? – Потихоньку я начал закипать, от несправедливых обвинений.- Добра мне желатели, ещё чего на меня кажут?
- Не положено, на государевой….
- А я что за каждым ходить должен,- Перебил Анисима, поняв к чему он клонит,- В кузнечном ряду за деньгу горн на день взять можно, мне что надо было на пальцах объяснять, кому, где, чего и как делать? Анисим, я даже в уме не ведал, что он здесь делать будет.- Я почти что выкрикнул эти слова ему в лицо.
- Никто ему здесь и не дал бы. А на меня не кричи, молод ещё. Молоко на губах не обсохло, телепень. – И с силой стукнул по столешнице, аж кувшин подпрыгнул, а чарка на бок упала, благо пустая была и ничего не разлилось.
- Вот что Федор…. – Анисим замолчал покусывая седой ус и внимательно смотря мне в глаза. Потом словно решившись, продолжил,- Поведай мне откуда ты родом, кто твои родители, где учился мастерству своему?
- Так я же все уже рассказал.
- Как на духу, правду поведай. Мниться мне, что не тот ты, за кого себя выдаешь.
- Это как не тот? Он самый и есть….
- О тебе токмо два человека просило, они про Федора, племяша Никодимова и сказали слово, сам медник, да Степан, стрелецкий десятник.
- Так там ещё боярин….
Анисим поморщился,- За мзду сей муж, на черта укажет и будет говорить, что это ангел. Более никто до прошлой осени, никогда и нигде Федора, не встречал. Други мои в Клину всех опросили, не видели тебя тама, но вот в селе Рогачевском, тебя помнят.
- Так я приехал из ….
-Ой, Федька, не бери грех на душу, узнавал я давеча у купцов тамошних, нет такого мастера в городе сим, и никогда не было. Не нашего в тебе много, вроде говор твой московский, но слова по-другому говоришь. Лаешься, больно уж заковыристо, речь-то бранная, но ты словеса по-особому произносишь с чего обида горше. Одежа твоя, не нашенская, и не ходишь, а словно жеребец молодой носишься, нет в тебе степенности. – Произнося все это, он не отводил от меня взгляда. И с каждым словом, мне становилось всё неуютнее, и тревожней да игра в гляделки надоела.
- Что ты знать хочешь?
- Кто ты и из каких мест.
- Анисим Михайлович,- начал с некоторым пафосом в голосе, на миг замолчал и продолжил обычным голосом.- Меня действительно зовут Федор и родился в городе Москве, где проживал, живу сейчас и буду жить дальше.
- Самозванец!- Сказал, как припечатал Анисим, с какой-то гримасой брезгливости на лице.
- Нет, не самозванец. Это истинно так, только…. – Я замолчал, пытаясь подобрать определения помягче.
- Что так? – Анисим даже чуток привстал с лавки и наклонился в мою сторону,- Не тяни….
- Побожись что не побежишь за стрельцами, чтоб меня в тайный приказ уволочь.
Он отрицательно покачал головой, - Не можно.
- А ежели смолчу?
Он развел руками, дескать, - «Это твой выбор»
- Но все что я скажу, покажется тебе очень странным, даже невероятным….
- Не спытвай мое терпение.
- Анисим Михайлович, скажи мне, ты пишешь устав ратных, пушечных и других дел?
Сказать, что удивил старика, значит не сказать ничего, он чуть, на лавке не подпрыгнул. – Откуда прознал?
- Начал ты его давно, ещё по указу Василия Иоанновича Шуйского, кажется, где-то в 1606 году, когда его на престол выкрикнули. Мне не ведомо как ты сумел пробиться к царю, может сам, может, помог кто….
но тебе наказали написать эту книгу, и отказаться нельзя, сам государь поручил дело сие. Начал ты с того что на выданные деньги купил много книг о трудах пушечных и иных розных ратных дел и мастерств, понеже в те лета различные ратные хитрости в воинских делах изрядными и мудрыми и искусными людьми в разных странах строятся. Многие лета ты трудился не покладая рук, сам разумник великий, по крохам выискивал зерна истины достойные земли Русской.
Беда пришла через четыре года опосля начала, царь Василий, погиб в польских застенках, тебе, Анисим Михайлович, человеку далекому от палат царских, пришлось на некоторое время бежать из московского государства. Вороги твои не забыли, как ты пришел…. да-да, именно сам пришел к Шуйскому.
Нынешний государь не очень-то к тебе благоволит ибо не могут простить тебе того что ты самозваному царю служил, которого кучка братьев на престол выкрикнула. Да что я тебе рассказываю, ты сам все видел и слышал. Ежели не так, могу напомнить как, родовитые бояре, поддержавшие род сей, померли неурочно. Кого на охоте тур истоптал, кто по пьяному в бане угорел иных грудная жаба, задавила. Посмотришь, на всё воля божья, а присмотришься …. Здоров был боярин, никогда на сердечко не жаловался, а тот сроду скоромного в рот не брал. Но вот бяда, в одночасье представились….
Умные люди, а ты вроде как неглуп, разбежались по своим городкам и селам, как можно дальше от Москвы и тем самым спасли свою шкуру. И хотя ты никто для нынешнего царя, но вот людишки у трона стоящие могли не простить тебе службы той. Пришлось тебе в бега удариться, а бежать ты мог только на родину. Только ляхи там и Литва, а с ними ты воевал немало, могли тебя и порешить как ворога и разумника воинского. Где ты был, где прятался?

Старый мастер сидел с белым, как снег лицом и остановившимся взглядом, неподвижно смотря куда-то за мое правое плечо. Хриплым голосом, лишенным всякой интонации, он ответил,- Во Италии, и во Франции, и во Ишпании и Цесарской земле, в Голландии, и во Англии, и в королевстве Польском и в Литовском, и во иных разных господарствах.
- Да уж, воистину, хочешь что-то спрятать, положи на видное место. Вот что странно, ты враг полякам и литвинам и у ворога прятался. Помотало тебя, но вот, только одна мысль на ум приходит.
Я склонился над столом,- Поведать какая?
Анисим отшатнулся к стене,- изыди сатана,- и перекрестил меня.
В ответ, я перекрестился сам три раза, достал из-за пазухи крестик и поцеловал, проговаривая вслух слова молитвы «Отче наш»
- Мне много о тебе ведомо, очень много, знаю что твой устав, будет напечатан в друкарне только в тысяча семьсот восемьдесят первом году по воле императрицы Екатерины второй.
- Врешь, ирод. Никогда баба не взойдет на престол….
- Эти,- Я кивнул головой в сторону кремля,- готовы Софью на трон посадить, только для того чтоб к власти не пришел Петр, боятся они до усрачки, бояться. Но не к этому я тебе все это говорю.
Ранее говорил, что москвич я, ты же мне не поверил, самозванцем обозвал, а зря….
- Ты молвил, что эта, императрица,- При этом его лицо сморщилось как печеная репа, - Екатерина, но на Руси цари правят….
- Петр, внук нынешнего государя, примет на себя титул императора, далее Романовы, так величаться будут, а она приходиться женой его внуку.
- Откуда тебе сие ведомо…. – С какой-то непонятной интонацией в голосе, спросил Анисим.
- Сразу скажу, я не знаю когда ты умрешь, но то что от старости, знаю достоверно. Если ты ещё не понял, я твой потомок.
- Лжа это!- Сказав это, он с каким-то облегчением, вздохнул и потянулся за вином.
Я рассмеялся и двинул свою чарку в его сторону,- Не веришь, а зря. Это правда, не могу тебе показать ничего такого, что убедило бы тебя, рассказывать о будущем…. – Пожал плечами,- это тоже не доказательство. Что бы проверить, надо дожить. Моя странная одежда…. Есть люди что голяком ходят. Моя речь…. Немцы тоже слова русские коверкают. Но есть знания, которые ты не встречал в своих странствиях. Подумай немного, откуда мне ведомо о том, что пищаль или пушку можно с казны заряжать и палить, так часто, как это только можно. Говорили тебе или видел ты такую науку?
Проговаривая это, следил за струей вина, рубинового цвета, льющейся в мою посудину. Когда она наполнилась, я поднес её к губам и наткнулся на взгляд Анисима, он смотрел с каким-то состраданием, жалостью что ли, так глядят на больных кошек или собак, а здесь на юродивых.

«Попусту, всё за зря, он не поверил не одному слову. Эх, матушка, как же ты права….
Нужно убойное доказательство, джинсы – кусок тряпки и вдобавок порезанный на выкройку, футболка и плащ давно износились и выброшены за ненадобностью, обувка сгнила в мусорной куче, нож где-то посеян, так что материальных следов, нет. Знания? А что, я, знаю? Да ни хрена не знаю, исторические моменты времен Петра первого, касаемые северной войны, наполеоновские войны, гражданская, финская, великая отечественная, блин, одни войны.
Рассказывать о том, чем закончиться правление Романовых, изощренный способ самоубийства»
Я отвел взгляд в сторону, залпом допил вино, рукавом вытер губы и поставил чарку на стол.


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
abraДата: Вторник, 21.06.2011, 01:17 | Сообщение # 31
Полусотник
Группа: Ветераны
Сообщений: 555
Награды: 1
Репутация: 1613
Статус: Offline
на самом интересном месте :о(

Cообщения abra
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
deha29ruДата: Вторник, 21.06.2011, 10:37 | Сообщение # 32
Тысяцкий
Нурман
Группа: Наместники
Сообщений: 5180
Награды: 1
Репутация: 1559
Статус: Offline
abra, а он всегда так интригующе прерывает. biggrin

С уважением Игорь.
Cообщения deha29ru
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
abraДата: Вторник, 21.06.2011, 10:42 | Сообщение # 33
Полусотник
Группа: Ветераны
Сообщений: 555
Награды: 1
Репутация: 1613
Статус: Offline
Quote (deha29ru)
а он всегда так

ну и есть у него, после этого, совесть? biggrin


Cообщения abra
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Вторник, 21.06.2011, 18:26 | Сообщение # 34
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3472
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Quote (abra)
ну и есть у него, после этого, совесть?

клянусь, когда-то была.....


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
deha29ruДата: Вторник, 21.06.2011, 18:37 | Сообщение # 35
Тысяцкий
Нурман
Группа: Наместники
Сообщений: 5180
Награды: 1
Репутация: 1559
Статус: Offline
Quote (Старый)
клянусь, когда-то была.....

уууу, не был-бы дальним родственником - загрыз-бы.


С уважением Игорь.
Cообщения deha29ru
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Четверг, 14.07.2011, 21:36 | Сообщение # 36
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3472
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
***
Превратности жизни

На смену золотой осени, пришли холодные затяжные дожди, дороги развезло и пока не пришла зима с морозами, только сильная нужда могла выгнать людей из теплых домов. Торговая жизнь замерла, передвигаться можно было только на своих двоих или верхом, любая телега всенепременно застревала едва выехав за ворота. Купцы и прочий люд, волею судеб, оказавшиеся в столице, отъедались и отсыпались, а местные сократили свои передвижения до самого минимума, ежели только в торговые ряды за чем либо сбегают да обратно на свое подворье поскорей возвращаются. Практически три недели просидел в четырех стенах, помогая Никодиму в мастерской, а вечера коротал, составляя планы на будущее, верней сказать пытался.
Моё возвращение было воспринято спокойно, правда пришлось немного приврать, об истиной причине не было сказано ни слова, спасибо Анисиму, он никому ничего не сказал.
На следующий день, после возвращения, я вошел в мастерскую, ничего не изменилось, такое впечатление, что ушел только вчера, а не полгода назад, нацепил поверх рубахи кожаный фартук, взял заготовку и стал наводить на ней полировку.
Приблизительно через неделю, был готов завыть от тоски. Все размерено, расписано, отлажено и работает с точностью швейцарских часов, добавить или убавить нечего. С мелочью возиться лень, что либо, новое затевать, неохота. Собрал свой перегонный аппарат, из Никодимовской бурды выгнал дерьмового, вонючего самогона, пропустил через уголь и нажрался до потери себя, три дня беспробудного пьянства, вогнали в ещё большую тоску. Посудите сами, мне привыкшему суете многомиллионного города, к огромному информационному потоку, перекрыли кислород, даже эту маленькую капельку, которая обнаружилась здесь. Я как та лошадь, осажен на полном скаку, тулово стоит, а ноги бегут….

***

- И за каким лешим, оно мне надобно?- Никодим, вытер усы ладонью и стряхнул капли на пол. – Я и так лучший. Почто мне эта морока? Ведь ежели я со стрельцов уйду, и как ты говоришь посадским стану, так ко мне тут же за деньгой прибегут мытники из большого прихода, полтину отдай. За ними следом с земского двора пожалуют, им тоже пять алтын отдай и не греши, со слободы съезжать придется, казна за подворье два рубля даст, а хороший двор с домом меньше чем за восемь не выйдет. Опять же в городе места хорошего не найдешь, да и у медников жить…. Спалят нас вот и весь сказ.
- но пойми мил человек, на своей земле мы хозяева будем….
- Так я и здесь хозяин.- Никодим невозмутимо смотрел на меня.
- А ты что купил эту землю? Тебе сколько осталось, пока тебя из реестра не спишут?
- Пока не сдохну.
- А потом, потом что будет с делом твоим. Вспомни как по началу осени дед Митроха помер.

«Этот дедуля был колоритной личностью, в любое время года одетый в старую, протертую до дыр шубу, якобы полученную с плеча самого Ивана Грозного. Он пережил всех своих сверстников, детей и внуков. Последние лет тридцать прожил один, найдя себе отдушину в разведении куриц, все бы ничего, но житье в одиночестве наложило отпечаток на его характер. Как говорили старики, знавшие его лучшие годы, уже тогда дед Митроха не отличался особой разговорчивостью. Так вот, у старого что-то переклинило в голове, он дал каждому своему петуху имя и разговаривал с ними как с людьми, а те ходили за ним как собаки. Как говориться, все бы ничего, да только содержать птичник довольно трудоемкое дело, если кормить поить у него сил хватало, то на уборку их уже оставалось. Постепенно он забрал всех несушек в дом и можно себе представить как вонял этот дед. Это так же как по телеку как-то раз показали чокнутую старуху, содержавшую дома пятьдесят кошек. Только здесь была почти две сотни птиц. После его смерти с подворья в течении недели вывозили куриный помет скопившийся за многие года, все постройки были разобраны, вывезены и сожжены. Но земля до сих пор пустует и никто, даже из пришлых, не хочет жить на таком вонючем месте, благо усадьба стояла на отшибе. В приказе решили это место оставить пустым на год, а по прошествии времени ежели дальше смрад стоять будет, оставить ещё на год.
Только беда, вот какая, Митроха помер, а хватились его только через три седмицы. На что уж предки народ не впечатлительный, но стрельцы, которые тело нашли, блевали как заведенные. И дело на в смраде от разлагающегося тела, а его питомцах. Курица, это крыса сухопутная, жрет все подряд, если не доглядели и они пробрались на огород, то происки свиней покажутся вам милой забавой, порося копает только там где есть что-то съедобное, а эти пернатые твари гребут от себя и до забора.
Так что скушали дедушку его оголодавшие питомцы, и пришлось стрельцам всю эту живность рубить и резать, а косточки старика собрали по избе, сложили в мешок, уложили в домовину да закопали на краю кладбища.
А дед Митроха, был знатным птичником, у него было почти два десятка разнообразных пород, он снабжал яйцами почти половину слободы, пока не свихнулся окончательно. А все дело, которому он посвятил остаток своей жизни, пошло прахом, было сожжено и развеяно сизым дымом»

- Это ты к чему вспомнил?
- А к тому что…. Кому ты свое дело оставишь? – Я намеренно надавил побольней. – Можно будет внуков сюда забрать, что постарше, ремеслу обучить, а там глядишь, и молодшие подтянутся, дело твое забытым не будет. А можно сирот взять….
- Федька, ты перепил, своего зелена вина, вот те крест. Может сразу богадельню построить, велишь?
- Это потом. Поведай, ежели у отрока отец с матерью померли, куда он денется?
- к деду с бабкой….
- Ага! Только вот беда, они тоже преставились. Так куда дитю деться?
- К родне пойдут, дальней. – Хмурым голосом ответил Никодим.
- Или подберут их люди добрые на большой дороге живущие, и глядишь через пяток годков ты по головушке кистенечком и получишь. Давеча не у тебя ли мошну срезать пытались в хлебном ряду? Сколько тому отроку лет от роду, восемь? Десять?
- Ты что хочешь от меня, ирод?- Рыкнул на меня медник.
- Никодимушка,- Марфа стояла, придерживая рукой занавеску, - что ты как телепень, ей богу, дальше своего двора носа не кажешь, дальше забора не зришь. Феденька…,- Всхлипнув, она уголочком платка прикрыла лицо и исчезла из вида.
- Федор, идтить тебе надобно,- Что-то смурное, мелькнувшее во взгляде Никодима, просто подняло меня с лавки и вывело за дверь.

Вот на такой минорной ноте закончилась моя первая попытка поговорить со своим компаньоном о будущих перспективах.

Следующая была в мастерской через пару дней…. Просвистевшая над головой заготовка крышки ведерного самовара, отложила разговор до вечера. В обед не дали открыть рот, предупредив,- «что если раззявлю варежку, то жрать буду на конюшне» А вечером, Марфа принесла пайку в мою «келью»
Я попытался с ней заговорить, но она, молча, сдвинула бумаги на край стола, поставила миску гречневой каши, крынку молока, кусок хлеба и ушла, не проронив, ни слова. Но взгляд…. заставил поверить что у меня кажется есть союзник. Подскочил к оконцу и прислонившись к стеклу, рассмотрел нашего хозяина стоящим на крыльце. Так и есть, пасет бабку, чтоб мы не сговорились.
Думаю она дожмет своего деда, женщины в некоторых вопросах более упертые чем мужики.

Прошли ещё сутки, полного отчуждения. Только и слышал,- «принеси, отнеси, положи. Пошел вон» Всё это время питался отдельно, еду приносила молчаливая хозяйка, забирала грязную посуду и, не говоря ни слова уходила.

Поздним вечером я сидел на кровати, привалившись к стене, на столике справа, стоит горящая свеча. Мерцающий огонек заставляет напрягать глаза, разглядывая вязь букв из которых были сложены мои расчеты. Сколько и чего надобно чтоб построить свой маленький заводик. За все время работы на государство, так и не сумел выбрать время, чтоб доработать свою винтовку. Чужие прожекты, собственные попытки наладить производство гильз, как мне кажется, я выбрал не ту форму, надо взять саму простую и калибр делать миллиметров десять, двенадцать, чтоб компенсировать слабый черный порох, более легкой безоболоченной пулей. Шесть нарезов в стволе, качающийся затвор американца Пибоди, он как раз рассчитан на мощный патрон, длина будет как у прототипа. Но это так, для себя, а на продажу пойдут капсюли и охотничьи патроны с картонной гильзой. Для казны хочу предложить бумажные патроны на манер шведских, есть задумка по машинке. Единственное узкое место это бумага и даже не она, а то, что её ещё не делают в рулонах, листовая, в пачках. Лишний человек, лишняя операция по обработке, лишние деньги…. Надо думать, что и как.
Например казенным мастерам, которые работали на выделке заготовок для стволов платили шесть денег за пуд, это считай три копейки….

Сначала послышался легкий шорох на лестнице, ведущей в мою коморку, а потом в дверь чем-то бухнули, кажется сапогом. На вопрос,- « А головой постучать не пробовал?»
Ответил Никодим, - Ежели не отопрешь, так по твоей настучу. Федька, открывай, зараза, пока я с твоей чертовой лестницы не сверзился.
Надо сказать, что это самое сооружение довольно крутое и перед дверью нет площадки. Я сам, пару раз забывшись, чуть не улетал вниз, шагнув слишком широко через порог.
- Ну! Тябя долго ждать?
- Да иду уже, иду.- Слез с кровати и пошел открывать.
Когда он вошел, на волосах и плечах ещё блестели капельки воды, на улице пятый день шел дождь, мелкий нудный противный дождик. Дождь не дождь, а просто висящая в воздухе влага, но стоит побыть десять минут во дворе и почувствовать, что промок до последней нитки. От него пахнуло чем-то мокрым и каким-то домашним запахом, едой….
Так и есть он двумя руками прижимал к животу кувшин литра на три с запечатанной воском горловиной, большую глиняную плошку, накрытую разделочной доской с лежавшей на ней половинкой краюхи хлеба.
Он подошел к столу, бедные мои бумажки, их просто сгребли в кучу, поставил принесенное. Достал нож, из кармана вытащил холщевый сверток, развернул его, там оказался кусок нежнейшего окорока,- У тебя хотя бы досканы есть?

«Вы никогда не задумывались, почему у граненого стакана такая форма? А ведь раньше он назывался «Досканом» из-за того что это были деревянные строганные доски обвязанные веревкой вокруг донца»

- Только кружки.
- Давай. Не из горла же, мед пить.
Пока я доставал с полок посуду, он порубал мясо, напластал хлеба, а в миске оказалась капуста и пяток соленых огурцов с головкой чеснока.
Пододвинув табурет, Никодим осторожно сел на него. Поерзал, хмыкнув при этом каким-то своим мыслям и взяв в руки кувшин, стал осторожно срезать воск, складывая его кучкой на край стола.
А когда ароматная струя полилась в кружки, мне почему-то вспомнился другой напиток.
- Никодим, а хлебное вино не пробовали в дубовых бочках хранить?
- Так его и так в них наливают,- Рука его дрогнула, и несколько капель упало на столешницу,- От пролил.
- Я о том чтоб их обжечь изнутри и оставить года на три или пять, оно настоится, добрый напиток будет.
- Так-то оно так, только кто же столько времени ждать будет? Сварил и выпил.
«Попробовать вискарь сделать что ли? Или что там получиться из наших дубовых бочек»
Он взял в руки посудину, понюхал, - Мёд, мёд, мёд – и по цокал языком от удовольствия. – А ты винокурню построить хочешь?
- Да, нет. Просто к слову пришлось, уж больно у тебя медок хорош, дай бог тебе здоровья на многие лета Никодим и супружнице твоей Марфе. – Сказав это, я выпил благословенный напиток и потянулся за закуской.
- Ох и тварь же ты Федька. Как лиса, ей богу.
- Так вроде не рыжий….
- А в кажную дырку, пролезешь.
- Это ты про что?
- Ты чем старуху мою смог у лашшить , что она за тебя меня поедом который ден жует.
- Так она, на мою старшую сестру похожа,- с честным, невинным взглядом взял из миски горсть капусты и принялся медленно пережевывать. Ну не рассказывать же, что я при каждом удобном случае, оказывал женщине мелкие услуги, типа тех ножей сделанных на заказ. И она действительно похожа на мою сестру.
- Поведай.
Я посмотрел, на Никодима, сидящего напротив и жующего бутерброд с окороком и соленым огурцом, его взгляд был, сама заинтересованность. Вздохнув, ответил своему гостю,- Никодим, твои хитрости белыми нитками шиты, ты же не за этим пришел.
- Одно другому не мешает.

« Во как, общение со мной не прошло даром. Уже моими поговорками сыпет. Хотя анекдот про волка который ширнулся кожаным шприцом в тухлую вену, рассказанный по пьяни, не нашел понимания, а вызвал только кучу вопросов на следующий день. С трудом отбрехался. Как таковой мат есть, и предки мастерски им владеют, но им ещё далеко до своих потомков. По первости, когда попал сюда, было трудно вообще воспринимать местную речь как таковую. Это как поехать на нынешнюю Украину, пока ближе к России, понимаешь девять слов из десяти, а во Львове два из десяти. Потребовалось не меньше полугода чтоб я смог общаться практически на равных с любым собеседником.
Продираться через дебри всяких – Али ; Ато; Ажно. Что в переводе на нормальный язык звучит как – Если; Так что; А вот. - довольно затруднительное занятие, я мог бы передать весь разговор в оригинале, но к нему потребуется второй текст с переводом. Особенно меня добило что слово – Братан,- имеет самую нормальную окраску,- это брат по кресту, крестный брат и ценится этот человек родом, наравне с остальными родственниками. Особенно это распространено среди стрельцов, людей рискующих своими жизнями на военной службе»

- Э – э, - Я погрозил меднику пальцем – С ума, не сбивай, я и так с него с вами скоро спрыгну. Ты почто давеча меня чуть крышкой самоварной не зашиб?
- Под руку лезть не надо, дома Марфа как улей пчелиный с утрева до вечора жужжит, думал в мастерской тише будет, так тама мухой осенняя надрывается, вот и захотел её прихлопнуть…. Ты уж извини…. Что не попал. Ладно уж, посмеялись и будя. – Он как-то враз после этих слов подобрался, исчезла смешинка из глаз, зрачки сузились, ноздри расширились, а сам подобрался весь и вот передо мной сидит готовый к бою пушкарь.

«Ну что ж биться так биться»
- Давеча, когда меня выставили прочь….
- И поделом….
- Договорить не дали….
- Сам виновный, мякину жуешь, а до головного так….
- Да потому что, старый ты дурак, мне рта открыть не даешь - Заорал я в полный голос.
- А ну цыть. Слова доброго сказать не можешь, а поучать вздумал,- На таких же обертонах ответил медник. При этом стукнул по столу кулаком, подсвечник подскочил и опрокинулся на бок. Свеча потухла, и мы оказались в полной темноте.
- Ну, Федька…. – Послышался шорох бумаг, он шарил по столу в поисках чего-то. Потом я услышал бульканье и, в воздухе потянуло запахом медовухи. – Свечу затепли.
Я как раз достав из под подушки огниво, пытался добыть огонь, минут пять у меня ушло на это а когда фитиль разгорелся, общими усилиями запалили наш светильник. На всякий случай, поставил подальше от нас, на нижнюю полку, стало немного сумрачней, но хотя бы не потемки.
- Никодим, ты молодец, пока я по всему столу за поставцом гоняюсь….
- Спасаю самое ценное.
- Наливай,- Помолчал немного и добавил,- Ты, это, не серчай на меня….
- А…. Пустое. Бери.- Он двинул мне кружку, налитую до самых краев,- токмо не расплескай.
Пришлось склониться и отхлебнуть малек.
- А тапереча поведай, об чем твой сказ был давеча. – Никодим протянул мне огурец,- Зажуй.

«Вот блин, ситуевина, что там в бане все решал под выпивку, так и здесь, тоже самое, что ж за страна такая, ни один вопрос на трезвую голову не решается»

- Я тебе предлагал….- На миг задумался, потом продолжил,- из стрельцов в посадские перейти. Земли купить….
Никодим поднял руку, останавливая меня,- Это и так можно, для этого не надобно в посадские писаться, да и выгоды нету, здесь я токмо в приказ наш деньгу несу, да за лавку поместное отдаю, что в ней наторгую все мое. - Он наклонился ко мне ближе,- И от казны хлеба и овса получаю, а в посаде скорей без портов оставят.
- А….
- За землю завтрева пойду разговаривать ежели ничаго не случиться ,- И усмехнулся.- Откель ты только проведал, что мне давеча Огофонко Иванов, сын Булатова, молвил в лавке, что старик Шадровитый удумал часть своего надела продать. Сына евонного ляхи полонили, с казны рублей дали да токмо мало, из своих добавил, а вот самой малости не хватат.
- сын вернется, обратно не потребует земельку –то? А то всяко бывает…. Да и не каждая подойдет….
- Федор, чай лопух я, понимаю что надобно, как мне сказывали, деревенька есть на сорок душ, пятнадцать десятин, из них пахотных осемь, остатнее луговина лесом поросшая, ручей есть хороший.
Огофонко, болтун, трещал как сорока уже и не упомню всего.
- И сколько хозяин за неё хочет?
- Эта смотря за что, за пахотную, меньше чем по три рубля не отдаст, а вот за остатнее можно и поторговаться от полтины. Плохая у него земля, не уродивая , вспомнил я, об чем Огофонко сказывал, еле-еле сам два собирают, - На миг задумался и прищелкнув пальцами продолжил, - хрен ему, а не три рубля и двумя обойдется, могет и меньше будет.
- Посмотреть на неё надобно, да только из дома выедешь, а придется….
- Не торопись, торопыга, енто голую земельку завсегда покупают как надобно, а с душами, токмо по концу лета. Кто ж энтих задарма всю зиму кормить будет?
- Наверно нам с тобой придется. Давай ещё по одной, для беседы,- Кивнул на кувшин с выпивкой.
- Верно молвишь, - Согласился со мной Никодим, разливая по кружкам настойку.

«Пьем, пьем, а не в голове ни в жопе»
- Что-то у тебя медовуха слабенькая какая-то, почти всю посудину осушили, а в голове не шумит.
- А ты встать попробуй,- Ответил Никодим довольно хитрым тоном.
Я отлип от стены, свесил ноги с кровати и …. И остался на месте, мослы были как ватные, словно без костей и казалось, что гнуться в разные стороны. Чтоб не упасть пришлось ухватить медника за плечо и только это спасло от позора, иначе лежать мне на полу мордой к низу.
- Сядь, а то лапаешь меня как девку. Добрая медовуха?
- Добрая. Только мне тапереча что уссатся здеся?
- Так, заедать надоть было, а ты все языком балоболишь, погодь маненько отпустит. – Взяв свою кружку и залпом допив остатки, Никодим встал, слегка пошатнулся и со словами,- «Завтрева договорим»- вышел, оставив меня сидеть на кровати.
С трудом дотянувшись до полки, загасил свечу и с облегчением рухнул на ложе, жалобно скрипнувшее под моим весом. Подгреб подушку, закрыл глаза и уснул.


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Четверг, 14.07.2011, 21:38 | Сообщение # 37
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3472
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
***
Утром проспал все, что только можно, завтрак, поход в церковь на заутреннюю службу, а если бы не пришли и не растолкали, дрых бы до обеда и дальше. Будить послали Силантия, тот не мудрствуя лукаво, просто стащил меня на пол и вылил полведра воды, и с чувством выполненного долга, провожаемый моими воплями, удалился восвояси. Матерился самую малость, всего чуть-чуть, пока переодевался в сухое. Спустившись вниз, ни застал в мастерской никого, пусто, словно все вымерли. Ну фиг с вами, золотые рыбки, пойду в дом, глядишь чего на зуб перепадет. От вчерашней закуски осталась только капуста, малость повядшая за ночь, да и завтракать, солением, с утра, моветон батенька. Пересек двор, под непрекращающимся дождем, открыл скрипнувшую дверь и вошел в уютное, жилое, тепло.
И тут же уперся носом в чью-то спину, она прогудела (спина то есть)- «Благодарствую Марфа Никитична»
Развернулась и оказалась бородатым мужиком, показавшимся смутно знакомым. Мне тоже достался поклон от него, если можно так назвать эту попытку согнутся и, тот же гудешь,- «Благодарствую, Федор»
Потом эта туша с непостижимой грацией просочилась мимо и вышла прочь, оставив меня в одиночестве стоящим на мостках, Марфа успела уйти.
Шагнул во внутрь, остановился на пороге и, подняв руку, чтоб перекрестится на образа стоящие в красном углу, замер в полном охренении.
На меня смотрели десять пар глаз.
«…! ….! !!!....! ….!»
Это были единственные слова, пришедшие мне на ум, все, что я сейчас мог, так это материться самыми черными словами, разглядывая детский сад, сидящий передо мной. Пять штук. Пять!!! Да за каким …!!!
На первый взгляд, самому старшему, если судить по росту, лет семь, а может и меньше, младшему, могу и ошибиться, лет пять. И пока я рассматривал это притихшее воинство, у меня закралось подозрение, что один из этой банды, девка, вторая слева.

«Тринздец, дохрюкался придурок, заполучи ответ на свои “мудрые” высказывания, это у тебя, чтоб усыновить, кого либо, надо прождать туеву хучу времени, здесь все решается проще, не удивлюсь если выясниться что эти двое обобрали всех дальних родственников. А те только рады будут, учитывая, что семьи здесь все сплошь многодетные и пятеро детей считается нормой»

Послышались легкие шаги и, с женской половины вышла Марфа, я поначалу её даже и не узнал. Принарядившаяся в лучшие одежки, опрятно одетая, она как бы лучилась вся, на миг даже позавидовал этой банде разбойников (точно всяких вкусностей для них напекла), не сомневаюсь, они доставят мне кучу неприятностей, особенно вон тот с хитрыми глазами.

« Если правильно понимаю,весь этот детсад, ответ на прошлый разговор. И что мне с ним делать?
Я могу их взять на обучение, чему учить не проблема, затык во мне, не владею я нынешним письмом с его всякими оборотами и буквами, мой счет отличается, другая метрическая система. Дети в подобном возрасте как губки, впитывают все, и боюсь, мое влияние будет не самое лучшее. Могу слепить из них вторых «себя», это будут самые просвещенные люди, но с другой, они станут самыми несчастными. Они любопытны и каждый день для них это познание мира, в котором они живут с его верой и верованиями, легендами и сказками. Достаточно одного неосторожного слова и появиться масса вопросов, на которые надо будет давать ответ. А я не хочу делать из них русских Коперников и всяких Брунов. Уже и не помню кого спалили, а кто отрекся, только за то что солнце является центром мироздания в мои планы не входит борьба с мракобесием церковников. Так что придется очень и очень тяжело. Придется следить за своей речью, тщательно подбирая слова.
Вон смотрят, как кролики на удава, с каким-то затаенным страхом или любопытством?
Судя по скорости с какой их собрали, похоже, что они местные, тогда вопрос, а почему раньше не видел?
Слушай, Федя, с какого ты перепугу, трясешься, может они погостить приехали»

Она прошла и встала позади детей,- Это,- она положила руку на голову первого ребетенка, - Клим, Ерофейки Позднякова сын, его ещё на слободе Шиширей кличут….
«Не помню такого. Хоть убей не помню
Клим, ну что ж пусть так, взгляд прямой, спокойный, кажется что на меня смотрит человечек и оценивает по каким-то своим меркам. Ох, и намучаюсь я с ним. Серьезный, даже не улыбнулся. Масть его только подкачала, светленькая типа рыжий блондин. Оказалось, что хитроглазого зовут Дмитрий Слобиков, эдакий красавчик, чует мое сердце, далеко парнишка пойдет, есть в нем «кобелиные» задатки. Его курчавые волосы не одну девку с ума сведут.
Двое оставшихся носят фамилию Рябовых, одного зовут Александр, второго Михаил. Оба невзрачные, серые какие то, отвернешься и забудешь, как выглядят.
Пятый, верней пятая, это Маша Стрельцова. Она полная сирота, мать умерла прошлым годом, отец на полгода раньше преставился, от ран так и не оправился, тетка только рада была сбагрить лишний рот, у неё своих восемь душ, свекор старик на ладан дышит, а муж, объелся груш, ещё тот лентяй.

Господи, какие они худющие, одни глаза только и есть. Их как минимум полгода откармливать надо, а нетто они на первом же уроке с лавок попадают»

Занятый разглядыванием и собственными мыслями пропустил момент, когда вернулся Никодим, вздрогнул, когда на плечо легла рука и, услышал его довольный голос,- Вот, Федор, они таперича с нами жить будут.
Если раньше была хоть какая надежда, то после этих слов она пискнула и испустила дух.
- Ну садись, Марфа стол накрывай, снедать пора.
Хозяйка поманила ребетню за собой, уводя её на кухню. Мы сели, в молчании посмотрели друг на друга и отвернулись. Я стал с независимым видом разглядывать мох, торчащий из щелей между бревен.
Когда все было готово, поставлено и налито мы приступили к трапезе, за обедом на проронили ни слова.
Зато потом…. А потом был суп с котом. Все мои попытки наехать на сошедших с ума хозяев были разбиты всего одним словом, Марфа поклонилась мне поясным поклоном, - «Благодарствую» это было все что она сказала. И увидев её глаза, я заткнулся и смолчал. Все мои доводы и резоны, бродившие в голове, испарились как утренний туман. Она была счастлива и, мне этого оказалось достаточно.
Вздохнув, начал другой разговор. Верней попытался переключится на тему земли, но не смог, впалые щеки так и стояли перед глазами,- Никодим, откуда этот цыганский табор? Ты посмотри, какие они худющие, их откармливать сначала надо.
Марфа встала у него за спиной , сложив руки на животе. Медник прикусил ус, провел рукой по лицу, собрав бороду в пригоршню, пропустив сквозь пальцы,- Правда твоя, Федор, нет у нас никого кому мы можем оставить добро свое. А они ,- Он мотнул головой в сторону занавески,- последыши да сироты, им при дележе, от старших, только хвост свинячий достанется.
- А здесь? Ты, как поступишь?
- Давай опосля…. Когда с утрева в церковь шел, все твои слова в голове крутились, опосля службы с батюшкой поговорил, он благословил на благое свершение. Про Машку Стрельцову, давеча бабы у колодца языками трепались, так я мимо шел и слышал. С робятами…. Этих други мои привели, когда я им поведал что хочу учеников себе взять.- Он на миг задумался, потом усмехнулся,- окромя одного, оный сам ко мне подошел и честь по чести испросился.
- Дай угадаю. Думаю, это был Клим.
- Не - а. Митька Слобиков.
«Вот как»
- А тебе Клим приглянулся?
- Да, есть в нем что-то. – Перевел взгляд на хозяйку,- Марфа Никитична, а можно пивка, самую малость, не то голова трещит.
В ответ получил укоризненный взгляд «типа», - «алкаши проклятущие» но пошла.
Дождавшись пенного напитка, пригубил самую малость и продолжил разговор.- Сколько им годков?
- Погодки, ежели есть разница, то самая малость.
- Ну а все-таки?
- Робятам по семь, а Машке восемь,- Стряхнул пену с усов,- Почто испрашиваешь?
- Да вот думаю, а чему их учить будем?
Он с каким-то удивлением посмотрел на меня и, мне вспомнилась поговорка про ученичество,- «мясо ваше – кости наши» - говорили родители, отдавая свое чадо на обучение. Бедолаги становились по существу батраками, исполняя разную работу по дому и хозяйству, да и уже, будучи здесь, навидался разных обучителей.
- А главное как? И не смотри на меня так. Я что-то не то сказал?
- Ну…. Девка, с Марфой по дому, а отроки…. Отроки в мастерской….
- Будут всякий хлам из угла в угол таскать, ты на них рычать будешь, а ежели что не так сделают ещё и поколотишь.
- Не без этого, чтоб наука впрок пошла….
- Позволь спросить, сколько годков ты их учить будешь?
- Покедова в разум не войдут.
- Ага….- Я отвернулся к стене и пробарабанил по крышке стола короткую дробь.

«Ну более-менее понятно, все пойдет в лучших традициях древности, по началу неспешный показ :- « бери оттуда, неси сюда, вот этим трешь и выкидываешь нафиг» Грамоте научат самой минимальной, лишь бы расписаться мог, а то и этого не будет. Счету жизнь и нужда обучат.
Решай Федя, чего ты хочешь, полноценных помощников себе уже через полгода, с которыми ты будешь разговаривать на понятном языке цифр и определений но исковеркаешь их судьбу. Потому что после тебя они будут не годны со своими знаниями, если только твоя система не войдет в обиход и не распространиться на всю страну.
Эк тебя куда понесло, а хо-хо не ху-ху?
Но можно обучать сразу по двум направлениям, нанять какого ни будь дьяка, чтоб учил ребят местному счету и письму, со своей стороны, преподаю математику, геометрию, черчение и немного того что помню по химии, физике. Что уж точно я сделаю, так это пусть растут как нормальные дети, работа в мастерской пару часов, всей толпой будут помогать по хозяйству, уход за скотиной, работа на огороде. К сожалению, здесь нет супермаркета с его набором полуфабрикатов и, большую часть продуктов приходится выращивать самим.
Картошка !!! Черт возьми, тебя уже больше ста лет знают в Европе и жрут, буржуи проклятые, надо усилить поиски среди гостей заезжих, с тем чтоб привезли мешочек, ну хотя бы пару клубней….
Если бы вы знали, как хочется жареной картошки с салом и луком…. Хочу, хочу, ХОЧУ!!!»
От таких мыслей я, настолько явственно почувствовав вкус во рту, что нервно сглотнул слюну….
Пришлось запивать пивом.

- Грамоте учить будем?
Как я и ожидал, Никодим пожал плечами,- Так они ж не дьяками будут.
- Всякое умение потребно будет. Авось в Твери или Дмитрове лавку откроешь? Как тебе, тот же Мишка Рябов письма писать будет, ежели ты его этому не научил? К дьячку пойдет, за монету мелку отпишет тебе прошение, а писец тот, в кабаке вечером деньгу пропивая, поведает все, что отписал в Москву, купцу Никодиму. Недруги торговые враз опередят его или купят подешевле али продадут дороже. Понесет убытки негоциант наш, только потому что пожалел деньгу когда-то чтоб грамоте….
- Нет!
- Но почему? – Я был само изумление от такого твердого – «нет» но потом когда повнимательней присмотрелся к Никодиму…. до меня дошло, он сам не умеет, писать, уж больно смущенно выглядит.
Но великолепно разбирается в цифрах, в чем я уже успел убедиться при совместной работе. Теперь становятся понятными его словеса на старость и плохое зрение и просьбы прочесть, что там написано. Вот и на ребят смотрит как на работников, а для них такое умение считает избыточным.
Да уж если он упрется…. Отложим, разговор.

Окончание дня было напряженным, занимались обустройством всей гоп-компании, поселить их решили в горенке, там пока не было отопления, стоял всего один топчан. Но с этим решили быстро. Доски были, руки на месте и легкие походные кровати были готовы за два часа. Потом притащили и поставили на кирпичи жаровню. Для девчонки пока решили не выделять что-то особенное, просто отгородили угол, полотняной занавеской.
Весь вечер меня не покидало чувство в нереальности происходящего, я все ждал, что за детьми придут их родители и весь кошмар развеется как дым. Но поздний ужин убедил в обратном.
Разогнав мелких по койкам, мы, то есть взрослые посидели ещё немного, поговорили так не о чем, пустой треп, потом расползлись спать.
Поднявшись к себе, сел на кровать и бездумно уставился на стенку. Вдруг накатило, до дрожи, затрясло так что челюсти залязгали и меня накрыла волна черного отчаяния. Я один. Один на всем белом свете и никому не нужен, никому нет дело до меня. Помимо воли из глотки вырвался глухой стон, обхватив голову руками, стал раскачиваться и тихо подвывать, а слезы сами по себе потекли по щекам. Давно мне не было так хреново.
В последний раз такая тоска нападала, когда в больнице лежал, мне тогда лет семь было, матушка приехала, мне показалось что серо-зеленые стены в палате солнышком озарило когда она вошла. Мы сидели рядышком. Она держала мои ладошки в одной руке, а второй гладила меня по голове. Она что-то говорила, спрашивала , я отвечал не впопад , торопливо как то взахлеб. Потом окончилось время, она засобиралась домой, там младший брат под присмотром сестры, отец на работе. Я уже был большой все так вокруг говорили, а я в этот миг не хотел им быть. Больше всего хотелось остаться маленьким и что бы мама, всегда была рядом со мной. Закусив губу и пряча слезы, попрощался с ней, она вышла, а я подошел к окну и прижался к нему, пытаясь через запотевшее стекло разглядеть её, идущую по аллее больничного сада к выходу. Смотрел и ждал. Смотрел и ждал, ждал, что она обернется и помашет мне рукой. Смотрел и ждал….
Я простоял до самой темноты, пока не пришла нянечка и не уложила меня в кровать. Вот тогда она меня и посетила черная, безысходная тоска.

Что бы там не говорили, о чем бы психологи и наркологи не писали, а спирт все-таки самое лучшее лекарство. В потемках пошарив на полках, нашел заветную баклажку, откупорил, и на одном дыхании высосал, чуть ли не половину. С трудом переведя дыхание и занюхав рукавом выпитое, плашмя рухнул на койку, жалобно заскрипевшую под моим весом. Не успела голова, коснутся подушки, как провалился в черные объятия пьяного морфея.
Мне снились какие-то черти, пьяные бабки, разевая щербатые рты, орали матерные частушки. Старый седой бес, размахивая трезубцем пытался танцевать канкан на столе, но он сломался под его весом и падая он случайно попал своей дубиной мне по плечу, занывшему от удара. Упав на пол он ворочался пытаясь встать на ноги, но копыта разъезжались и он снова и снова падал, каждый стуча своей проклятой деревяшкой по многострадальному плечу, потом он просто протянул свою клешню ухватился и с такой силой сжал что я, не выдержав боли вскрикнул и открыл глаза.

- Вставай! Не уж то забыл, о чем вчера говорили? И перестань орать как баба на сносях не то Силантий приходить будет.- Никодим, держал перед собой зажженный светильник, посмотрел в лицо и убедившись что я открыл глаза, ушел.

«Да что же это такое, то всякая хрень сниться, то эта морда…. Не…. похоже на самом деле утро или все-таки нет….»

Повернул голову на скрипнувшей шее к темному окошку, там темно, как у известного персонажа в персональном месте, когда он ночью уголь грузит. Всегда мучил вопрос. Как местные умудряются вставать в одно и тоже время, особенно зимой? Надо будет спросить…. Как ни будь…. Потом….
Веки мои стали тяжелеть и закрываться….
Не успели они опуститься, как меня тут же принялись тормошить по новой, но делали это как-то аккуратно, я бы сказал осторожно.
Не открывая глаз пробурчал.- Ну кого там черти принесли? – Продолжить не успел, потому что от услышанного глаза открылись сами.
- Никто меня не приносил, я сама пришла, меня Деда Никодим тебя, будить послал. – Рядом с моим лежбищем стояла Машка, скромненько сложившая ладошки на животе.
Больше всего меня поразило, как она назвала Никодима, Деда, именно так с большой буквы.
Я сел, помял ладонями лицо, прогоняя сонную одурь, повернулся к ней.- Подняла? А теперь брысь отсюда.
Её как ветром сдуло. Провозившись с утренним туалетом минут десять ( я так думаю) выскочил во двор и уткнулся в маленькую толпу. Осмотрев всех, взрослых и детей, мысленно взвыл «- Идиот двугорбый»
Ну забыл, с кем не бывает…. Утренний поход в церковь. Сегодня он был немного особый, мы в первый раз шли все вместе….

***
То угожее место,- заявил мне дьячок из поместного приказа, после принятия подношения в виде гуся (живого) и алтына, оставленного рядом с образами. Не знаю чем, но мне этот тип не понравился с первого взгляда, редкие, сальные волосишки выбиваются из под шапки и неопрятными прядями обрамляют худощавое, какое-то крысиное личико. Добавить козлиную бородку, будет, ну вылитый грызун. Так и тянуло заглянуть под стол, а вдруг и правда хвост есть….
Пообщавшись с ним немного, понял, что ничего особенного от него не узнаю, «сарафанное» радио на торгу и то знало больше. Одно выяснил точно, мне лично, землю могут продать, только с царского разрешения и никак иначе или же могу её получить в дар за заслуги. Виной тому мой гражданский статус иностранного мастера, даже владея наделом и, то не могу его продать на сторону, только как в казну. На все это от государя нашего указ имеется. Вот так. Будь здоров и не кашляй.

В легкой обиде на себя что просто так потратил алтын и гуся за копейку, решил прогуляться на торг. Была у меня одна задумка, надо к сапожникам зайти, они с самого краю сидят, а потом надо будет дойти до Мустафы, я у него обычно покупал хлопчатую бумагу, цена правда кусалась. Но с другой стороны это как посмотреть, другие ткани продавали аршинами, а эту на вес по два с полтиной за пуд.
На трусы и майки, вообще на исподнее самое оно.
- Еще не околел?- поздоровался с хозяином лавки,- Насколько помню, ты уже давно должен быть дома, персики кушать, пилав готовить, а ты все тут.
- А…- Все что он смог ответить сокрушенно взмахивая руками,- Должны были мне кожи привести…. День жду, нету. Второй, нету. Седмица прошла, нету. Земляки говорят,- «Мустафа, ехать надо»
А я отвечаю,-«не могу, слово дал» Пришел караван, товар привез, я взял, серебро отдал, дождь пошел дороги развезло, теперь жду когда холода придут.
Он чуть ли не приплясывал, от легкого морозца, опустившегося за ночь на город и сковавшего грязь тонкой ледяной коркой. В прошлой жизни видел фиолетового негра, здесь увидел иссиня синего турка или кто он там.
Потрепались, он рассказал мне последние сплетни, в перерывах между ожесточенным торгом.
Я хотел взять всю штуку ткани сразу, купец запросил за нее три рубля. В итоге сошлись на рубль девяносто и то только потому, что ему, мол, надо ехать, он меня уважает, но запрошенные полтора рубля взять не может, сам купил за столько. Согласился на два девяносто. Сказал ему, что аллах наказывает за жадность и что рубль шестьдесят, самое оно, чтоб не прогневить бога.
Так слово за слово мы доползли до заветной стоимости, ещё немного потрепухались и согласились.
Оставив небольшой задаток, попросил Мустафу,- Уважаемый, оставь пока у себя, до вечера, мне тут потребно в одно место наведаться и надо, чтоб там руки свободными были.

Из разговоров с уважаемым купцом, прояснил одну вещь, обоз с кожами, должен уйти завтра. Когда он отбирал товар, было забраковано порядка полутора десятка шкур, почитай целый тюк, толи выделка, толи ещё что, но он от них отказался. Хочу посмотреть что это такое может и прикуплю, на распродаже. Идти было недалеко и скоро я был на месте. Честно скажу, воняет здесь, духан стоит ещё тот, от кож чем-то кислым прет. Хотя чему удивляться если в технологическую цепочку входит квашение оных в киселе из ржаного «кваса» с овсяной мукой и «какши» что это такое так и не понял, сапожник мне попытался как-то обьяснить, но я запутался в терминах применяемого сырья. Единственно чего понял, что процесс выделки, первое производство с непрерывным технологическим циклом. Во, в одно предложение свел получасовой рассказ.
В среднем шкура забитого скота скупалась за двадцать, тридцать копеек, после выделки, дорожала процентов на пятьдесят.
Я собирался скупить их по закупочной, опосля того как в нашем доме поселилась банда оглоедов, остро встал вопрос, во что одевать и в чем ходить. С верхней одеждой проблем не было, с рубахами тоже, но во мне проснулся эдакий червяк, о котором я даже и не подозревал. Червь воспитатель, въедливый, настырный, упертый…. Ну и куча остальных эпитетов, которыми меня потом наградят воспитанники. Мне почему то стала не безразлична их судьба, захотелось сделать для что ни будь хорошее. Ну и вообще, с моей подачи они появились в этом доме….

- Эй, кто здесь Данило Волков,- окликнул мужиков суетящихся у телеги, один махнул рукой,- «Вон тот в чекмене»
Пройдя через весь двор, остановился рядом с худощавым мужчиной средних лет наблюдающим как разгружают сарай, выкладывают на возы и увязывают товар. – Здрав будь, Данила.
- И ты добрый человек, с чем пожаловал?
Я честно рассказал ему про Мустафу, от которого прознал о неком несчастии и вот решил выкупить эти шкуры.
Взгляд моего собеседника оживился,- У меня самые лучшие…. – начал он было, но осекся под моим насмешливым взглядом,- отдам по полтине за аршин.
Я протянул руку и со словами,- «что с ним было приятно познакомиться» - попрощался и пожелал удачного пути, развернувшись, пошел к выходу. Дошел почти до ворот, когда до меня донеслось,- По сколько купить хотел?
- По семь с половиной за аршин.
Он аж дар речи потерял. Потом как то собрался, улыбнулся, развел руками, как будто собрался охватить весь свой обоз.- Ежели уступлю, по миру пойду, прибытку не будет.
Если честно, я с самого утра на ногах, все что успел сожрать, так это пирог с тухлой зайчатиной и запить все кружкой горячего сбитня, так что устал и вдобавок хотел писать.
- Данило, они порченные, я хочу купить у тебя то, за что тебе настоящую цену не дадут, ты, или выкинешь их или отдашь задаром. – И тут до меня дошло, а за что хоть торгуюсь? В глаза не видел товар, а уже продавцу руки выкручиваю.
По губам было понятно, что купец материт Мустафу по-черному, отбрехавшись, он видимо принял решение. Кликнул одного из работников, что-то сказал тому и буквально через пару минут у моих ног лежал свернутый рулон кож. – Тута осемь штук, моя цена гривна и три деньги.
В голове загудел калькулятор, зацокали кластеры, производя вычисление, итогом было, рубль тридцать два. – По рукам,- Ответил ему и полез за кошельком.

Домой добрался за темно, меня почти выбившегося из сил, подобрал знакомый стрелец и довез почти до самых ворот нашей усадьбы.

По закоулкам памяти бродила идея про таксистов,- « в стрелецкую слободу.
- Сколько дашь дарогой?
- Две деньги.
- Давай за три, овес нынче в цене.
- Поехали.
- А дорогу знаешь?»

Ввалившись в избу, свалил свои покупки прямо на мостках, тащить их дальше более не было сил. На шум вышел Никодим следом появилась Марфа.
- ужо хотел в лапоть насрать да за тобой послать,- Приветствовал меня медник, осматривая кучу кульков и свертков.- Ты зачем ходил?
- Никодим, я тебя тоже люблю. Марфа, хоть ты заступись…. – Я сидел на каком-то чурбаке, с которого было лень вставать, и смотрел на нашу хозяйку как кот из «шрэка»
Даже не удивился, когда это сработало,- Старый охальник, сам все жданки проглядел, а тапереча лаешся. Пойдем в дом Феденька….
«Меня когда никогда Никодим точно, чем ни будь охреначит….»


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Четверг, 14.07.2011, 21:39 | Сообщение # 38
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3472
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
***
Ночью пришла зима. Температура, только грозившая прошедшим днем, провалилась в самую глубокую ледяную дыру. Я проснулся посреди ночи от того что у меня замерзла голова, задувало в небольшие щели. Пришлось вставать и ворча на самого себя, ковыряться в здоровенном комоде в поисках вязаной шапки. С трудом уснул, а поутру, обнаружил, что в кувшине с водой, плавает лед.
Мои опасения , из-за того что в горенке детям будет холодно, не оправдались. Когда поднялся к ним и расспросил, все в один голос утверждали.- « тяпло, дюже был» Может врут? На сегодня запланирован поход к тетке, шьющей для меня исподнее, надо отвести мелких, снять мерки.
А сейчас смотрел, как они едят, для них было в диковинку, что каждому в этом доме полагалась своя глиняная миска, кружка и ложка, наконец-то моя «хомяческая» натура получила маленькую награду.
Никодим ворчал поначалу,- «куда класть, зачем стока». Ну не объяснять же каждый раз про оптовые закупки.
На завтрак была пшеничная каша с молоком, взвар из яблок с медом, масло, яйца, хлеб правда был вчерашний, но ещё, на удивление мягкий. Поначалу прикалывало, что Марфа, только в выходные опару ставит, а на следующий день печет хлеб сразу на неделю.
Если припомнить присказку,- «кто как ест тот, так и работает» можно сказать что Машка, даст фору любому из парней, пока они дружно искали клад в своих плошках. Она уже смолотила свою пайку, испросила разрешения у хозяйки и цапнув с тарелки яйцо, уже хрустела скорлупой очищая его. Масло сливочное, желтое, комковатое, а вкусное…. Не та лабуда из «пятерочки»
Во, отвалилась, от стола и глазенки под лоб закатывает, а у самой рука шарит по столу, ухватила горбушку…. Потащила…. Надо будет подсмотреть, где эта белка припас прячет.
Поглядим как вечерять будут, упросил нашу хозяйку из пшена сарацинского, запеканку сделать с изюмом, э-эх, к ней еще кисельку бы клубничного, но придется пить черничный. И пусть попробуют морды скривить. На будущий ужин потрачено четырнадцать копеек. Два фунта риса и фунт изюма.

Никодим с утра посраньше, запряг кобылку и умотал, с ним поехали Силантий и Сидор, по разговору понял, что ещё одного должны на околице подобрать. Свершилось, ну почти, поехал заработанное менять на клочок никчемной земли. Пока не решил, может завтра, а может и попозже, сгоняю, посмотрю на наше приобретение. Скрестим пальцы, Никодим заявился в тот день, почти за полночь, сыт, пьян и ус в «табаке», довольный как два слона. Не поленился поднялся ко мне, разбудил и сообщил радостную новость. – «Сговорились, за двадцать осемь рублев, двенадцать алтын и две деньги»
- Вместе с деревней?
- А на хрена они мне нужны?- Он пьяно икнул,- По весне он их сабе заберет.
- Чтой-то дешево, как-то….
- Земля моя!- Он махнул рукой и чуть не сверзился с края кровати, - до марта по деньге с души, что у меня жить будут.
- Где? – спросонья тупил немного. Спросил, а потом дошло, деревня до весны на месте остается.
Так что остается дождаться возвращения команды и обмыть грамотку на земельный надел.

Когда мы за стол садились, я уже видел что Марфа дерганная какая-то. Понятно, простава есть, а вот закусон готовить надо. И не обойдешься, всякими там канапе, как на фуршетах, вроде еда, а микроскоп не прилагается…. А че, рыбки поставить надо, беленькой и красненькой, не настругана должна быть, а нарезана ломтями. Зря чтоль двугривенный отвалили за десять килограмм, икры на гривну вышло ещё кило, свинину и баранину, Семен привел и за сараем уже и освежевал наверно.
Марфа не хотела отпускать со мной Машку, говорила,- «что сама ей все пошьет» отговорил её от этой глупой затеи, пока есть заработок, надо его тратить, так чтоб потом не думать о всяких мелочах. Кажется она обиделась. Клятвенно пообещал, вернуть всех в целости и сохранности, как можно скорей. За что получил тряпкой по спине и пинок под зад, когда выставляли с кухни.

Вернулись мы где-то часа через два, два с половиной. Я хренею, пацаны цирк устроили, отказывались чтоб им такое шили, голыми коленками мол сверкать, не хотят. Пришлось давить авторитетом, и на пальцах объяснять экономику. Из одной пары исподнего можно сшить четыре пары трусов и оставшиеся деньги идут на оплату, труда швеи. Машка молодец, уперлась как бычок, - « хочу такие»
У швеи нашелся кусок ткани другой расцветки, она предложила обменять его на мой и сшить для дивчины,- «красные портки»
Опосля, двинулись к сапожнику, дед отвел в сторонку и отчихвостил по первое число, было бы за что кожи, которые принес, можно было пустить только подметки. Пришлось успокоить, и попросить пока оставить их у себя. Одну порезать на подошвы, а на другие…. Другие должны стать приводными ремнями на станках, обещал вскорости дать размеры и ещё добавить материала. Оглядев детишек, он хмуро поинтересовался,- « Обувку надоть?»
На эту зиму, только девочке были нужны сапожки, у мальчишек ещё были крепкие сапоги. Я выложил перед мастером образец новой обуви. Одно время носил мокасины, они состояли из трех деталей, подошва, мысок, задник, что здесь не добыть, это резинок, вместо них попросил сделать чуток повыше и пробить отверстия для шнурков. Сандалии решил заказать попозже, в них по снегу во дворе не набегаешься, да и фурнитура пока только на бумаге. Её ещё делать предстоит.
Дед только головой покрутил, рассматривая макет пошитый из куска тряпки, на живую нитку.- Разумник, ты Федор….»
Оговорив с ним оплату и сроки, мы выдвинулись в сторону дома.

«Пятиалтынного как не бывало, за такие гроши можно спокойно прожить целый месяц, а с учетом того что яйцо стоит восемь копеек за сотню…. Можно и закукарекать ….
Четверть ржи, это примерно пятьдесят семь килограмм с довеском грамм в триста стоит сорок копеек, овса четверть, тридцать восемь кг, обойдется в тридцать копеек.
Жратва относительна дешевая как и рабочая сила, но вот заметил такой парадокс, пока продукт или товар сырой, не обработанный, за него просят копейки. Но стоит его хотя бы с места на место переложить, и цена сразу подлетает до небес….»

Там все было в ажуре, наши ещё не вернулись, Машку сразу припахала Марфа, встретив меня ворчанием,- «Эх, Феденька, обманываешь ты меня….» Парням тоже нашлась работа, ну на четверых её не так и много было. Проследив за фронтом работ и раздав ценные указания, пошел к себе переодеться.
Только поднялся, как наша псина, охраняющая двор, залилась истошным лаем, так подвывать он мог только в одном случае, в слободу въехал Никодим.
А потом был небольшой праздник, отмеченный в узком кругу друзей. Человек так на сорок. Они приходили и уходили, поздравляли, выпивали стаканчик, говорили слово и исчезали. Уступая место другим.
Это они пили стаканчик, а мне приходилось пить с каждым…. окончание, помню смутно.
Лица, лица, лавка, стены, ступеньки, ступ-п-пеньки, снова ступеньки. Огромная деревянная стена, оказавшаяся дверью, высокий порог. А вот и он, милый сердцу четвероногий друг, он никогда не предаст, нас, мужчин, не обманет и, не будет ругаться, если мы чуток задержимся. Он всегда ждет нас, он очень терпелив и когда мы приходим, встречает ласково, нежно, слегка ворча пружинами, когда мы ложимся на него. Это наш любимый диван.
***

Белые блестки свежее выпавшего снега, искрились на ярком солнце. Легкий морозец пощипывал нос и холодил ступни ног, несмотря на шерстяные носки и портянки, пальцы стали подмерзать и уже подумывал, что надо соскочить с саней и пройтись пешочком. Старая кобыла лениво тащила наш транспорт, поскрипывающий полозьями. Одна из подков, кажется, левая задняя, позвякивала, когда лошадка ставила ногу на промерзшую землю, и могла вскоре потеряться. Сказал об этом своему вознице, мальчишке лет десяти, тот только головой кивнул и молча, уставился на конский круп.
Обычно мне удается разговор с незнакомыми людьми, но вот такой собеседник мне попался впервые, а по мне так совсем без разницы с кого за подкову в гривенник стоимостью, с задницы шкуру сдерут.
Всё что выяснил так это то, что его зовут Даниил, когда попробовал назвать Данилой, был вежливо поправлен,- «Немочно, иным именем зваться» На все мои вопросы следовали односложные ответы.- «Да или нет» Никакой ответной реакции, никакого любопытства к незнакомому человеку, такое впечатление, что разговариваю со столетним, глухим, стариком.
Сделав несколько неудачных заходов, в итоге заткнулся сам.

Я ехал на осмотр будущих владений, через своих немногочисленных и многих друзей Никодима, удалось найти подходящее место, хозяин которого испытывал затруднения с деньгами. Его сын, служивший на границе, был ранен и попал в плен, денег которые ему дали от казны на выкуп, хватало едва ли наполовину, что-то было в заначке, отложенной на «черный день» поэтому он решил продать надел и деревеньку, чтоб выручить недостающее….

Занятый своими мыслями, пропустил момент появления на дороге, непонятных личностей, обратил внимание, только когда сани остановились….
Здрав будь,- осклабился щербатый мужик в суконном армяке опоясанный веревкой,- Хто таков?
Спросил, а сам огляделся по сторонам.
- а те зачем? – переспросил и подобрался, что-то мне не понравились эти «лесорубы» один из подошедших, встал позади саней, другой взял лошадь под уздцы, третий остался у говоруна за спиной, вставшего напротив.
- Иудей? – главарь нехорошо прищурился, скользнув по мне взглядом.
- Нет, православный.
- Перекрестись….
Перекрестился, машинально сложив пальцы щепотью, и увидел как глаза татя, я уже не сомневался, заледенели.
На короткий миг показалось, что все обойдется, и мы разойдемся, что они обычные попутчики….
Так и не понял, какой он подал знак…. Стоявший у задка мужик, бросился на меня, все, что успел сделать, это выдернуть руку из-за пазухи и нажать на курок. Раздался выстрел и, меня окатила волна кровавой каши из некогда бывшей головы. Лошадь, испугавшаяся грохота, ломанулась вперед, я вывалился из саней, едва не запутавшись в тулупе, животное опрокинуло, державшего её разбойника, навзничь, и протащило повозку по нему, это все видел краем глаза, лихорадочно пытаясь достать второй ствол. Успел в самый последний момент, они уже набегали, вожак откинул руку с зажатым в ней топором, для броска. Грохнуло второй раз, тать рухнул ничком, а второй, бросив инструмент, завыл тонким голосом и упал на колени, ухватившись за лицо. Отступив назад на пару шагов, перезарядил оружие …. Мужик утробно охнул от удара картечи и засучил поршнями, загребая грязный снег
Придавленный подал признаки жизни, зашевелился и попытался сесть, через мгновение признаков не стало….
Ноги вдруг стали ватными, подкосились, я опустился на колени и согнулся сотрясаемый рвотой….
Отполз в немного в сторону, зачерпнул горсть снега и с каким-то остервенением принялся вытирать лицо, одежду, руки….
Мальчишка, кажется, сумел совладать с перепуганной кобылой, остановился и встав на санях в полный рост смотрел в мою сторону. Подобрав оружие, поднялся пошатываясь, призывно махнул рукой и побрел навстречу.
Рухнул в подъехавшие сани, сил хватило только прохрипеть,- Домой.
Потом всю дорогу преследовал кислый запах рвоты, сладкий, крови и вонь от сгоревшего пороха.

«Оружие спасшее меня сегодня, это толи пистолет, толи обрез, даже не знаю, как и назвать, были сделаны из бракованных стволов. Я упер их с десяток, не отправив на переплавку, на что имел полное право в порядке компенсации за испорченную оснастку. Немного повозился со ствольной коробкой, согнув из подходящей пластины, заготовки для спускового механизма были, только немного подогнал их. Больше мороки доставил механизм запирания но и с этим справился, сделал рычаг под стволом. Они получились короче чем пистоли, по весу почти равны, но мои скорострельней и более рациональная форма позволяла носить…. под шубой их точно видно не будет. Калибр порядка двадцати миллиметров, гильза сделана из самодельного картона, напрессованного на медное донце, удлиненный капсюль. Испытывал за мастерской, вместо мишени поставил старую дверь в три четверти дюйма толщиной, нарисовал круг, сантиметров двадцать в диаметре. Отошел на шесть шагов, вскинул руку и нажал на спуск. Грохнуло, мама не горюй, от позора спасла шапка и то что наклонил голову, иначе разбил бы себе все и вся. Отдача была охрененная. Ствол закинуло, едва не сломав кисть руки, он с размаху врезался мне в лоб. Мужики ржут, я на жопе, в глазах искры мелькают, картина достойная пера. Очухавшись пошел смотреть, хрень полная, из восьми картечин, в цель попало только две, остальные по двери разбрызгало, одной пробоины не нашел. Пока лазил вокруг мишени, до меня дошло что я придурок и при том полный. Как меня не убило, не знаю. Перепутал строки, черного и бездымного порохов, оный справочник начал писать совсем недавно, надоело каждый раз высчитывать. Написал, олень!
В патрон загнал навеску своего пироксилина, вместо дымного. Когда это осознал, то тут руки у меня затряслись так что пришлось сворачивать лавочку и идти лечиться, а в ближайшей церкви ставить свечку Николаю – угоднику.
К работам по доделке самоделок смог вернуться только через пару дней. Переснарядил патроны, за деньгу плотники сварганили станок, старый остался у медника. В этот раз стрельбы прошли без проблем, только результаты огорчали. Было сделано из двух образцов по двенадцать выстрелов, картечью, на восемь дробин каждый, шесть, цельной пулей, шесть. Отстрел велся с дистанции в шесть, четыре и два метра для картечи и постоянной для пули. Стволы не чоковые, разлет, как мне кажется начинается сразу за срезом, только с двух метров, кучность была удовлетворительная, с трех приемлемая, дальше…. если повезет.
Пуля дурра, штык молодец, все выстрелы положил в круг мишени. Разброс был и довольно значительный, но здесь можно сказать, что если попал, то противник точно будет выведен из строя, однозначно. Заряд из местного черного пороха пробивал две доски и застревал в третьей….»

Вся эта поездка изначально пошла через задницу. Никодим предупрежденный с вечера о том, что мне будет нужна лошадь и, что хочу взять с собой Силантия, видимо пропустил мою просьбу, мимо ушей.
Потому что когда я встал, то не обнаружил ни первого, ни второго, ни третьего. Марфа не знала, куда сорвался её благоверный, детей трясти не стал. Дожевав кашу, кстати, недосоленную, пошел к себе, споткнулся на лестнице и навернулся с неё, повезло, что поднялся всего на пяток ступеней. Ладно, бог с ним. Исполненный отваги, поборол крутизну подъема и …. И прищемил мизинец на правой руке, дверью, разозлился и пнул ногой стену, ушиб большой палец, да так, что на глазах выступили слезы, и рев раненого бизона сотряс все строение. Весело мне.
Прыгаю на одной ноге, держу палец во рту и мычу как телка перед дойкой. Ладненько все успокоилось, начал собираться, запропастилась сбруя для пистолетов, потом нашлась, я её на самое дно сундука, под вещи не запихивал. Переживем.
Коробушка берестяная с патронами, оказалась под кроватью у самой стенки, стволы под матрасом.
Хвала всевышнему, нашлись в целости и сохранности. На всякий случай пощелкал курками. Работает.
Оделся, подпоясался. Присел на край табуретки. Поднялся и вышел за дверь. Пройти осталось всего две ступеньки, правая нога проскользнула, и я с размаху плюхнулся на зад. В глазах потемнело, не от боли, а от злости. Она плохой советчик, выскочив за ворота, поковылял в город, на торгу вызнал, где можно найти сани и возницу на целый день. Указали.
От одного отказался сам, уж больно вид у мужика показался мне подозрительным. Другой не поехал, когда узнал цену, сговорился с Даниилом верней с его отцом, отдал задаток, и мы поползли….
Совсем забыл добавить, на выезде из города, кобыла споткнулась перед воротами, на ровном месте….

- И что тебе, блаженному, дома не сиделось? – Я слышал этот вопрос, кажется уже в десятый раз. В ответ мычал что нечленораздельное. Ничего не хотелось. Совсем.

Никодим повстречал меня у ворот, когда я вылезал из саней, ему достаточно было только одного взгляда чтоб все понять. С возчиком расплатился заранее.
- Жив? Поранен?
- Да. Нет.
Прошел мимо, вошел во двор, поднялся в свою пристройку. В коморке бросил всю верхнюю одежу на пол, прямо у входа и, не раздеваясь, завалился на кровать лицом к стене. Внутри было пусто. Ни мысли. Ни желания. Бездумно рассматривал трещинки на бревнах, ворсинки мха. Попробовал закрыть глаза и тут же возник фонтан крови, летящий прямо в морду. Вздрогнув, открыл….
Послышался скрип ступеней, поднимался кто-то грузный, у нас был только один такой, Силантий, старый стрелец, провоевавший полвека. Они все здесь воевали, кто больше, кто меньше. Никодим был пушкарем, этот всю жизнь провел по границам да строевым частям, грубо говоря, пехота. Сидор из городовых будет, тоже в разборках поучаствовал. Неужели они все испытывали такое….
Дверь без стука открылась, Силантий остановился на пороге,- « …. ….» это не стоит переводить и записывать.
Отматерившись, добавил более рациональные слова,- « Пошли, Никодим зовет» в отличие от обычного, не ушел, а остался стоять и ждать. С ним шутки плохи, верней он их совсем не понимает, если не пойду, может и охреначить чем ни попадя.
Сел, опустив ноги с кровати. Сижу, сам не знаю, чего выжидаю. Он стоит и смотрит. И тоже ждет. Помолчал немного,- «Ну….»
Это уже была угроза, подобрал сапоги и обулся. Он ухватил меня за плечо, приподнял с табурета и толкнул к выходу.- «Иди»

За столом сидит только один Никодим, перед ним кувшин, три кружки и миска огурцов. Он указал на место напротив себя, - Садись.
Присел на лавку. Жестко и неудобно.
Силантий уместился рядом с ним, медник разлил выпивку и двинул в мою сторону,- Пей.
Выпил. Поставил пустую посудину обратно. Её тут же наполнили, - Пей.
Такое впечатление что пью горьковатую воду. Взял огурец откусил и принялся медленно жевать.
- И что тебе, блаженному, дома не сиделось?
Мычу в ответ с набитым ртом.
Мне наливают в третий раз. Выпиваю …. И вроде почувствовал вкус…. Вытираю усы рукавом, не замечая как они, переглядываются между собой. Один из них кивает, второй пожимает плечами.
Поставил кружку на стол и взгляд замер на пролитой капельке вина. Рубиновой, темно красной, с крохотной искоркой от горящей лампады под образами. Капля крови….
Зажмурил глаза, и ….

«Черный вороненый ствол, вспухает на срезе яркой вспышкой, она вытягивается в длинный жгут дыма. Я вижу как медленно, словно нехотя раздвигая пороховую гарь, ползут картечинки, маленькие безобидные шарики. Ясно различаю лицо человека бросившегося на меня, оно искажено ненавистью, оскаленный рот широко открыт и кажется, что если прислушаться, смогу услышать его….
Три картечины, попадают в него, одна бьет в лоб, вторая уходит левей и сносит бровь, а третья, скользя по щеке, вспарывает её, как нож.
Сначала, раны выглядят маленькими безобидными точками, а через мгновение вспухают и мне навстречу летят капельки…. Их становиться все больше и больше. Они превращаются в кровавую стену, с оглушительным шумом бьющую мне в лицо….»

Я сижу, привалившись к стене, прижимаю какую-то железку ко лбу. На вопрос кто из них врезал мне, Никодим и Силантий открещиваются,- «Сам, приложился. Пялился, пялился, потом морда побелела и хренак, только стол затрещал» И протягивают очередную кружку.- «Пей»
Потом последовала ещё одна, ещё и ещё….

Очнулся у себя в коморке, от того что жутко болит голова, а изнутри мочевой пузырь давит на горло. На столике рядом с изголовьем, стоят два кувшина, в ближайшем нашелся рассол. Отпил немного.
Пошатываясь встал, влез в чеботы, так назвал старые валенки с обрезанными голенищами и потащился на двор.
Уже возвращался обратно, когда шаловливый ветер, сорвал с крыши сарая горсть снега, закрутил её и швырнул мне в лицо, а сам покатился дальше вздымая снежную пелену. На краткий миг, он сплел из танцующих снежинок узнаваемое лицо, оно смотрело пустыми глазами, безмолвно шевеля губами. Я вздрогнул, но что-то внутри меня, воспротивилось, потянулось и…. изнутри пробежала горячая волна, она обжигала…. Вспышка ярости захлестнула, и захотелось ещё раз убить эту мразь, посмевшую напасть вчера на лесной дороге. С невнятным воплем бросился вперед, размахивая кулаками, но по дороге споткнулся и упал головой в сугроб. Запал злости еще не прошел, я бил свой страх, приговаривая только одно слово,- «Тварь, тварь, тварь,….»
А потом стало мокро и холодно, но вернулась способность ясно мыслить и, обнаружилось, что сижу по уши в снегу.
Вернувшись к себе, переоделся в сухое, уснул сразу, как только голова коснулась подушки….


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Понедельник, 25.07.2011, 23:28 | Сообщение # 39
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3472
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline
Дела житейские.

Ученые будущего установят, самый сильный стресс, вызывает звонок самого обычного будильника.
Милый, добрый звоночек, где ты? Клянусь бородой, Никодима, что никогда не стану стучать по тебе разными бытовыми предметами и кидать в тебя домашнюю обувь, ронять с тумбочки. Обязуюсь прилежно заводить обе пружины и просыпаться по утрам от твоего веселого перезвона….
«Мечты, мечты. Первая заповедь мечтателя,- если мечтаешь, не отказывай себе ни в чем»
Все потому что мой нынешний будильник, носит раздолбаные сапоги, сорок последнего размера, любит вареную свинину и от него иногда пахнет перегаром. У него крепкие кулаки и луженая глотка, к счастью он в последнее время больше молчит, потому что я как собака Павлова с её условными рефлексами, выскакиваю из кровати, едва заслышу на лестнице его шаги.
Поэтому в этот раз, Силантий застает меня полуодетым. Оглядев с ног до головы и многозначительно хмыкнув, он усаживается на табурет, и ждет, когда я оденусь полностью.

Во дворе стояли сани, Никодим поправлял сбрую на кобыле, обернувшись на скрип снега, мотнул головой,- Садись. Нас ждут.
Вывел лошадь на улицу, Силантий закрыл за нами ворота, вышел через калитку и грузно опустился рядом со мной. Поводья хлопнули по лошадиным бокам, скрипнули полозья и мы поехали.
На мой вопрос,- Куда?
Силантий отогнул правую половину воротника и не поворачивая головы, ответил,- В церкву, к батюшке, опосля в избу нашу заедем, сотника упредить надо…. – Помолчал немного и добавил.- И в разбойный на татей, что шалят…. – дальше не расслышал что он говорил.

Оба моих нынешних соратника, Никодим и Силантий ни словом, ни жестом не укоряли меня, не хлопали панибратски по плечу и не лезли в душу, не вопрошали - « Вы хотите об этом поговорить?»
Все происшедшее воспринималось как должное, это было, это случилось и с этим надо жить.
«Меня даже посетила мысль, что если бы я поступил иначе, отдал кошель с деньгами, дозволил себя раздеть и избить. Стал бы для них ни кем, и звали бы меня ни как. Какой ты на хер муж, ежели за себя постоять не можешь….»

Занятый своими мыслями пропустил момент появления нашего храма….

«Ещё в той, прошлой жизни, меня поражало, как наши предки выбирали место и строили церкви. Едешь по дороге, она извивается в разные стороны, ныряет в низину или карабкается на крутой холм.
Но вдруг все эти выкрутасы исчезают как по волшебству, расступаются холмы, пропадают овраги и перед нами во всей свое красе, появляется дом Господний.
Золотом блестят купола, увенчанные крестами, устремлена ввысь каменная колонна колокольни с неё звучит божественная музыка.
Но мы в суете мирской, проносимся в своих автомобилях мимо, зачастую не замечая ничего вокруг. А тот, который отдал свою жизнь за нас и умер на кресте во имя всех нас, продолжает любить и говорить нам об этом. Остановитесь на миг, просто поверните голову, посмотрите на купола и вы увидите его огромное, горящее сердце, дарующее нам, его любовь….»

Остановились перед открытыми настежь воротами, увенчанными иконой, все трое сошли с саней, они сняли шапки и трижды перекрестились, каждый раз склоняясь в поклоне. Я проделал тоже самое, только опустившись на колени. После этого мы прошли в храм.
Видимо предупрежденный заранее, на встречу вышел батюшка, Отец Серафим.
Ещё с полгода назад во мне бродили всякие предубеждения, но все они исчезли, когда встретил этого человека. Все случившееся, заставило пересмотреть и переосмыслить ту точку зрения которую нам навязывали в течении длительного времени, а авантюры девяностых в которое пустилась церковь, только укрепили её. Может здесь и есть такие прощелыги и рвачи, но с другими не общался, да честно говоря не имею никого желания. Я только на самом начале длинного и трудного пути….
Меня заинтересовал этот поп, так пренебрежительно его называл. Но чем больше спрашивал окружающих, тем более становилось мое уважение к этому человеку.
В юности, потерял семью, угоревшую в избе, его самого спасло чудо, тоненькая струйка воздуха, пробивавшаяся сквозь плохо проконопаченные стены, он отделался жуткой головной болью. Это был, как он потом рассказывал, первый знак,- «Но слеп был, ибо не зрел помыслов божьих, а токмо кару»
Заместо другого, которому выпал жребий, пошел в стрельцы, прослужил всего с полгода, когда его полусотня попала в передрягу. Однажды дикая татарва, напала на село приграничное, налетели они рано утром, когда их никто не ждал, перебив немногочисленных защитников, собрали полон и рванули обратно в степь. Не велика была банда, всего десятка три лиходеев, когда пограничники, извещенные сбежавшими детьми прибыли в селение, застали только трупы и пепел. По следам пошли догонять, и вышли к броду, лето в тот год было жаркое и много рек пересыхало, образуя новые переправы. Стража порубежная, почернела от недосыпания и валилась с ног от усталости, пытаясь перекрыть лазейки для татей. Полусотник велел двум десяткам, пойти вниз по течению на пару верст и проверить, нет ли там следов выхода на другой берег с остатними пошел дальше.
Они прошли намеченное и уже решили вертаться взад, когда молодой стрелец, Стешка Урезов заметил обломанные ветви у самой кромки воды, они пошли дальше. Их взяли через версту, река, обмелевшая до состояния неглубокого ручейка, едва доставала до конского брюха. Берега сузились настолько, что воины были вынуждены следовать друг за другом. Густая пожухлая листва рогоза стоящего плотной, зеленой стеной не позволяла разглядеть, что-либо в лесу. Ехавший первым Стешка, вдруг вскинул руку, привстал на стременах, пытаясь что-то рассмотреть. Дернулся, словно его укусил слепень и завалился навзничь, получив стрелу в сердце.
И над водой зазвучала басовитая музыка смерти….
Река огласилась истошным ржанием, воплями людей, стонами раненых и хрипом умирающих. Десятник только что и успел выхватить саблю да гаркнуть в полный голос,- «Вперед», как сразу две стрелы пробили кафтан, а третья впилась в шею, обрывая крик….
Убили всех, просто перестреляв из засады. Стрелец получив стрелу в спину, чуть ниже сердца, упал в воду. Неспешное течение подхватило и понесло тело, от острой боли, не мог вздохнуть, и это спасло жизнь. Сквозь толщу воды видел мелких рыбешек, брызнувших серебряной струйкой, мелкие песчинки и камушки на дне, водоросли, проплывающие мимо…. В глазах стала наливаться чернота, но сил уже не осталось. Темнота укрыла его, но во мраке заблестела крохотная точечка, рванулся всей душой ,и она стала чуть ближе. Он опять устремился к ней, и она засияла ярче. Он раз за разом прилагал все свои силы, продираясь вперед.
И звездочка превратилась в материнское лицо, оно улыбнулось ему, но когда он захотел приблизиться ещё, то услышал её голос,- «тебе ещё рано, сын….»
Из окружающего мрака появились две ладони, обняли его за голову и прижали к груди, ощутил поцелуй и неведомая сила потащила прочь с размаху швырнула на что-то большое и твердое. От нахлынувшей вдруг боли он сделал судорожный вздох и застонал….
Это был второй знак, к которому Отец Серафим прислушался.
Его подобрали и выходили черемисы, вышедшие на ночную рыбную ловлю, когда через полгода вернулся, выяснилось, что он списан под чистую как умерший.
«Лета 145 года, сентября 7 день, по государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии указу, боярину князю Олексею Михайловичу Львову, да дьякам Григорию Нечаеву, да Максиму Чиркову в памяти в Разряд. Да твоею Максимовою приписью написано:
Велети отписать в приказ Большого Дворца к тебе, боярину, к князю Олексею Михайловичу и к дьяком. Ивана Игнатьева сына Безобразова на государевой службе убили ль, и под которыми городами, и котором году убили. И в Разряде про Иванову смерть Безобразова выписать не из чево, описачные столпы в московское разоренье и в пожар 134 году погорели. А в сыску Михайло Матвеев сын Бутурлин, да дьяк Воин Трескин и дворяне: князь Гаврило Хотетовский с товарищи девять человек сказали по государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии крестному целованью, что Ивана Игнатьева сына Безобразова убили в 114 году воровские люди. Да к той скаске руки свои приложили»
Настоящая справка о смерти.

Это был третий знак после оного, принял постриг и ушел в монастырь в земли северские. Много лет было прожито в тиши и спокойствии, проводя дни в труде и молитвах.
Но господу было угодно, послать рабу своему, ещё одно испытание. Случилась война со свеями, святая обитель была разграблена, часть монахов погибла, другие встали в полки под знамена, крестом и верой, воодушевляя стрельцов на подвиги ратные. Опосля тех битв и было рукоположение в сан, и Отец Серафим принял на себя заботу о слободе стрелецкой.

Сухонький старичок, с редкой бородкой, спустился вниз и остановился в ожидании. Мои спутники отстали, я в одиночестве подошел ближе, и его сухощавое лицо озарила улыбка узнавания.
- Здрав будь, Федор,- Поздоровался он со мной и замолчал в ожидании ответа.
Опустился перед ним на колени, склонил обнаженную голову и едва слышно произнес,- Грешен я, кровь людская на мне….
Он шагнул вперед, нагнулся к самому уху и прошептал,- Встань чадо, пойдем в дом господень….

Часа через два, я вышел из церкви, на душе было спокойно и …. Как-то уютно, что ли.
Еще некоторое время назад смотрел на проходящих мимо людей, словно через прицел и видел только серые мельтешащие фигурки. Не различая, кто есть кто…. Сейчас же мир снова обрел краски…

- Чего сидим, кого ждем? – С такими словами подошел к саням, Никодим возился с упряжью, что-то там подправляя, а Силантий, дрых как сурок, несмотря на мороз градусов семь.
Впервые за прошедшие два дня медник проявил неподдельный интерес,- Ну?
Вместо меня, ответил проснувшийся стрелец, оглядел с ног до головы и вынес вердикт,- огурец малосольный!
- Это почему?
- Зеленый и в пупЫрушку…. Никодим! Хрен морковкин, у меня жопа к твоим саням примерзла, соломы пожалел….
- А хер у тебя не примерз?- Никодим уперся коленом в пузо лошади, подтягивая ремень, та его попыталась надуть. Получив пинок, перестала мешать, позволив спокойно поправить сбрую.
- Да ты её всю под себя подгреб, Федьке, вон, сесть не на что будет.
- Молодой, на коленках доедет
- Федь, полезай, да столкни этого увальня, он ужо целое утро дрыхнет, хоть бы помог….
Я залез в сани, и мы поехали в наш приказ, слободской, он был на другой стороне посада, а на дороге уже становилось многолюдно….
- А чо тебе помогать, эту тварь давно пора к Сидору отвести, а себе другую взять. Али тебе пяти рублев жалко?
- Жалко у пчелки в жопке…. Силька, ты что набросился? Спи уж….
- Уснешь с тобой, все ямы собрал.- В это момент нас ощутимо тряхнуло,- Федя, выдерни у него соломы из под задницы, пущай ему то же будет.
- Может тебе у кабака придержать кобылку?
- Один в одиночку, ужо съездил…. До дому обожду…. Оно всё приятственнее будет….
Он силой натянул шапку на глаза, поднял воротник, спрятал кисть в рукав и, по-моему, через мгновение, всхрапнул засыпая.
Сани потряхивало на колдобинах, где шагом, а где и трусцой, добрались до нужного места, въехали в широко распахнутые ворота. Сторожевой стрелец, одетый в зеленый тулуп, валенки и шапку, только покосился на нас, не произнеся ни слова и не пытаясь остановить.
Обычная с виду изба, только чуток побольше, будет, вход попросторнее, сени ширше, да нет жилого духа. Вот таков приказ наш слободской.

- Здрав будь, Митрий Осипов, нам бы Михаила Фокича повидать по делу неотложному.
- Обождешь, нету его, ещё от головы не вернулся, как с вечера ушел, так и нет. С чем пожаловал?
-Упредить надобно, сродственник мой, Федор, давеча поехал землицу глянуть….
- Ту, что калужскому тракту?
- То не моя, я у Шадровитого перенял, а она недалече от тверского будет
- А-а-а. – Дьяк, покачал головой, не отрываясь от списка,- Не свезло ему.
- Аль что стряслось?
- Не ведаете,- Он оторвался от бумаг и поглядел на нас, подслеповато прищурившись,- Весточку получил, сын евонный от ран тяжких помер.
- М-да, жалко хлопца, добрый воин был,- Силантий перекрестился,- Прими господи душу раба твоего.
Все сделали тоже самое и помолчали отдавая долг памяти.
- Чтой там с тобой стряслось, Федор?- писарь нарушил затянувшееся молчание.
Я как мог описал проишествие.
Он записал все в длинный свиток, лежавший перед ним,- Никодим, вам в разбойный приказ заехать надо, Михаила Фокича упрежу, что ты с Федькой был. Татьбы за ним не вижу, берег живот свой. Жаль токмо побил всех, поспрошать не у кого, может лихие людишки слово молвили, вот тати его на дороге и переняли. Всё, ступайте, не досуг мне с вами лясы точить.
Вышли всей толпой, Никодим надевая шапку, проворчал вполголоса,- Свезло нам, Федька, что Архипка Шадровитый токмо сейчас весточку получил,- Замолчал, поднял лицо к низким серым тучам,- Хер бы свинячий с тобой купили у него, а не землицу.
Толкнул меня в спину.- Шагай, нам ещё до разбойного добираться, тама про твоих татей сказывать….
Ежели успеем….

Успели в самый раз, мы в дверь, а на встречу толпа валит, их служивые гонют, - «обед, мол, и всё такое»
Я с краю стал, прикинулся ветошью, они мимо прошли, прошмыгнул внутрь.
Какой то писарчук, выгнать попытался, лапки протянул, пихаться начал, честно предупредил,-« веточки потянет. Ножки протянет» Приутих.
Сказал ему что у меня дело скорбное о разбойниках. Вошь чернильная пищать начала. Побренчал мелочью, загодя в кошель уложенной. Подобрел клоп бумажный. Отвел меня у столу, сел напротив, достал лист для записей положил перед собой.
Рассказал ему о своем приключении. Он все тщательно записал, скрипя гусиным пером по бумаге, задал несколько вопросов о видаках, свидетелей по-нашему, это тоже было задокументировано. Так же описал место где все произошло. А потом я удивил его,- Дай прочту, что ты там накарябал, - протянул руку к листку.
С огромным трудом продравшись через кучу орфографических ошибок и буквы алфавита, убедился что суть передана верно. С трудом удержался чтоб не подписать протокол привычными словами
«С моих слов записано верно», показалось что это будет точно перебор, вон сидит напротив. Глазками лупает, открыв варежку незнамо для чего.
Мужик вздохнул, чему-то своему, сдулся малек, и спросил : «хочу ли тяжбу затеять»
Ответил ему,- «Нет»
Он только головой кивнул, как будто и не ждал другого ответа, а у самого глазки так по шапке на краю стола лежавшей, так и елозять, того гляди дырку протрет.
Обещал куда деваться. Двинул ему её по столу в его сторону, Кио отдыхает, подношение испарилось на полдороги, и было велено ступать вон. Писарчук достал узелок с харчами, поставил перед собой и стал развязывать завязку, не обращая на меня внимания. Расстелил некогда белую тряпицу, выложил краюху хлеба, куриную полть и штоф с чем-то.

Выйдя на крыльцо, остановился, вдохнул полную грудь свежего воздуха, пахнущего печным дымом и немного конским навозом. Одел шапку и пошел пробираясь между саней к выходу со двора, мои остались в переулке….

Дома нас встретили, высыпав всей гурьбой на улицу, окружив сани. Никодим встал во весь рост, нахмурив брови, оглядел всех домочадцев, но не удержался и широко улыбнулся. Все радостно загомонили, кто-то взял кобылу под уздцы и повел на двор.
Я посмотрел на Никодима и Силантия. на миг перехватило горло. - Спасибо. Без вас….
А потом был обед, нормальный, плотный обед и заметьте, без выпивки. Так пивка по стаканчику нам нацедили, с устатку….


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
СтарыйДата: Понедельник, 25.07.2011, 23:29 | Сообщение # 40
Воевода
Темник
Группа: Ветераны
Сообщений: 3472
Награды: 0
Репутация: 2533
Статус: Offline

***

С той поры прошел месяц, обычный или необычный, это уже не мне судить.
Воскресенье, вроде бы всеобщий выходной….
Что обычно в нашем семействе происходит утром в этот день, говорено много и писано неоднократно.
Но то что происходит до….
Утренняя дойка, уборка навоза, задать сена в кормушку, проверить лизун, кусок каменной соли. На конюшне те же работы, за исключением дойки, наша кобыла ожеребилась и теперь, когда заходишь к ней, косит настороженным взглядом.
Потом сборы и поход в храм. После возвращения садимся завтракать, опосля него у детворы свободное время, они уматывают кататься с гор и на коньках.
Никодим уходит к друзьям, приползет к вечеру «и сыт и пьян и ус в табаке» Марфа останется на хозяйстве. Но ненадолго, поставит, что нужно к обеду в ещё горячую печь, томиться, в птичнике покормит оставшихся кур, соберет яйца. По мелочи сделав, что необходимо, и если не её очередь, уйдет на посиделки к одной их многочисленных подруг.
Так что ближе к середине дня, на хозяйстве оставались, я да пес.
Пока сижу в коморке, он по усадьбе круги нарезает. Умный, пока все дома его не слышно и не видно, но стоит Никодиму выйти за ворота…. Выползает из конуры и всем своим видом дает понять, что он теперь старший…. Остальные для него не авторитет, может и рыкнуть в случае чего.

Так что сижу у заиндевелого окошка, псина тащит службу, вроде все при делах.
На улице холодно и скоро должна, вернутся, банда саночных конькобежцев, опять приползут мокрые как мыши все в синяках и шишках.
Две недели назад, увидел каким жадным взглядом, дети, смотрели на группу ребятишек катавшихся на замерзшем пруду, решил, надо и для своих смастерить что-то подобное. Покупать местные не стал, уж больно они хлипкие какие, не они, а крепеж к валенку, только ноги ломать.
В заначке нашел кусок жесткой кожи, вырезал две подошвы, из железной пластины сделал супинатор и ещё две пластины. Сделал крепеж для лезвий, на которое выпросил у Никодима старую саблю, Данила порубил её на пластинки и придал форму. Несколько дней пытался заточить, изругался вдрызг, ну не получается по середке желобок, хоть ты тресни. Потом приноровился, краем камня вытягивать, только он природный осыпается быстро, одну пару с трудом сделал, оставшиеся заточил по простому.
Отдал испытателям, по довольным лицам, когда они вернулись, понял, прошло удачно. Они на перебой хвастались, кто какие повороты делал, кто упал за льдинку запнувшись, кто, не успев остановиться вовремя, сбил других ребят. С того дня и пошло, конькобежно-саночное катание.

Как –то так сложилось, что я забрал под свое крыло всех мальчишек…, ага, «как-то так» только сначала разосрался с Никодимом вдрызг. Посмотрел, как он припахал мелюзгу, и не увидел ничего, такого что они, не поняли бы за пару дней, много ли ума надо, чтоб научиться полировать на суконно-тряпичном круге детали? Или собрать мусор, перебрать его вытащить весь металл, отнести к Даниле и сор, кстати, тоже туда.
Слова за слово, он одно, я два, он злиться, я откровенно смеюсь, довел мужика, после ужина вывел всех ребят, поставил передо мной и закатил речугу, дескать, - « Федор для вас, отец родной, мамка родная, да и бабка с дедом»
Я возмутился,- «А Машка что хуже будет?»
Тут уже пришлось отбиваться от Марфы, - «Ненадобно девке, грамоту разуметь, цифирь токмо нужна»
У бедной девочки в глазах слезы налились, я подмигнул, успокаивая «все будет хорошо»
Ничего, дожму зловредную хозяйку, отдаст Машу, куда они от меня денутся.
Остаток вечера посвятил плану учебных занятий, он получился довольно куцый, подумал немного и решил ребятам что-то типа военного дела организовать, тактику, стратегию….
«Мелькнула мысль про военно-штабные игры с участием кучи игрушечных солдатиков»
Стрельбы там из своих творений…. А почему бы и нет?
Утром ждал сюрприз, завтрак мне накрыли на кухне вместе с воспитанниками, я человек не гордый, с шутками и прибаутками, заточили утреннюю трапезу, поблагодарили Марфу и пошли на работу.
Спросил у Никодима фронт работ. Надо было видеть всю гамму чувств на его лохматой морде, у него аж борода встопорщилась от возмущения, а глаза как две плошки стали….
Взял за локоть, и на ухо по-тихому сказал,- «Не при детях, отойдем, ругай, сколько хочешь»
Отошли. Выгнал мою команду на улицу, а там, между прочим, мороз с десять градусов, велел идти в дом и ждать там. Когда за ними закрылась дверь, повернулся к меднику,- Ругай,- и низко нагнул голову.
Он сначала замахнулся, отвесить леща, но видимо передумал, взял за плечо развернул и дал пинка.
Дальше был разговор. Зачитываю ему пункты своего плана, он или кивал, или ворчал или рычал, но чаще спорили.
Договорились, что под учебный класс заберу бывшую химическую лабораторию, но надо будет устроить печки для обогрева, иначе околеем к концу первого урока.
Никодим съязвил,- Эка невидаль, в овраг за ноги оттащим, чай до весны не завоняете. А мне все покойнее будет. Там дыры в стенах….
Я сказал, - « что с ребятами их заделаю, щели законопатим, стол там есть, пару лавок нужно»
Как сказал меченный « высокие договаривающиеся стороны пришли к консенсусу»

До обеда, трудились по заданию партии и правительства, после него небольшой отдых и вперед, артель имени первого соборного уложения, выходила на работу по ремонту и благоустройству будущего учебного класса. Делов было…. Дольше с Данилы печки ждали. Худо-бедно, но за седмицу управились. Я это время даром не терял, наведался к плотнику, поставил задачу, выложил задаток, забрал дощечки нужно размера и целую неделю рисовал по вечерам алфавит, по которому меня в моей школе учили.
С тоской вспомнил учебные пособия и склонившись над очередной доской, высунув от усердия язык обводил карандашный контур, бессмертного творения – «ма-ма мы-ла ра-му» подумав, исправил на другое, нечего девчонке лишний раз напоминать. « БА-БА МЫ-ЛА РА-МУ»
Моя каморка за последние дни превратилась в филиал учительской комнаты, шагу ступить нельзя чтоб не наткнуться на что ни будь. На стройке остался пустяк, сделать классную доску. Плотник обещал через пару дней отдать, я хотел побыстрей забрать, но клею надо дать просохнуть.
Фиг с ней, посмотрел на свои пособия разбросанные по всем углам, по полу и стоящие на полках, маловато но и с этим можно начинать. Вот завтра и объявлю своим чадам (своим!?) что у них наступило первое сентября.
А скоро у них пополнение будет, сегодня разговор случился в мастерской…. Не нравиться мне это все, ох как не нравиться, аукнется, да поздно локти грызть будет, ай как поздно….

Сижу за станком, суконно-полировальном, давлю педали, наводя лоск, на последний за сегодня самовар. Осталось совсем немного, тут кто-то сзади подходит и застит свет. Начинаю ворчать, что б отвалили и не мешали, а то невидно совсем. Стоит молчит и не уходит. Оборачиваюсь, Сидор и Данила, смотрят как кролика на удава. Позади них замечаю Никодима, он чему-то веселится, морда у него уж больно хитрая.
- Ну? – окидываю парочку взглядом,- кому стоим, чего молчим?
С кузнецом все понятно, по жизни молчун, из него любое слово клещами тащить надо. Но Сидор то, не мычит не телиться, он вроде как за ответом в карман не лазит, иной раз ляпнет…. Так и хочется, язычок, засопожником подрезать.
Они переглядываются и начинают дружно мычать. Никодим аж рот зажал, от смеха, на них глядя, давиться. Ничего не понимаю и жду продолжения.
Наконец посреди этого блеяния, послышалась человеческая речь, Данила смог выдавить из себя хоть что-то, а Сидор только глазами лупает.
- Федор…. Это…. Э…. чадо маво ….
Теперь была моя очередь, раззявит варежку,- Мужики, а вы…. Да, не вроде тверезые…. Да мне и этих, - кивнул в сторону дома, - за глаза.
Лица у них поскучнели, они как-то сгорбились, потерянно так переглянулись, и мне, если честно, стало жаль.
«Господи ну за что…. А-а! Какая разница, пять, шесть, семь….»
- Сидор, а ты что молчишь? Али не хочешь?
- дык, это…. Можно?
- Нужно, Данила вон за свое чадо хлопочет, а ты, стало быть, не хочешь? - закончил задумчивым голосом и перевел взгляд на кузнеца.
- Данила, твоему скока годов?
- Шестой пошел, старшому….
- Ага. Хорошо….
«мелковат будет, но если наука впрок пойдет, для моих (!?) стимул появиться….»
- Ты печку, когда доделаешь?
- Зараз и закончу, там осталось только донце приклепать….
- Как доделаешь, так и приводи, а то пока в классе холодно, боюсь простынет….
«Это слово вслух ещё не произносил ни разу, вот сейчас сорвалось с языка, на меня смотрело три пары глаз и ждали ответа»
- Место где учить буду, класс зовется.
-Чудное слово какое-то,- проворчал Никодим.

«Сам ты «чудной» нормальное слово, им одним, только меняя интонации, можно выразить все, от восхищения до ненависти»

Данила кивнул на объяснение и задал второй вопрос волновавший его не меньше чем первый,- И скока за сына маво….
- Для тебя просто так, без денег, как и вот с этого обалдуя, что зенками лупает.
Указал на Сидора и спросил,- Надумал?
Он закивал башкой словно «китайский болванчик»
- У тебя сколько?
- Двое будет, парню семь, а дочку возьмешь?
- Сколько годков?
- Тринадцать….
- Да она у тебя уже на выданье…. Зачем бабу грамоте учить?- Вмешался Никодим.
Сидор повернулся к нашему хозяину чтоб ответить, да я опередил вопросом,- А, правда, зачем?
Зачем тебе её грамоте …. – не договорив, я с подозрением посмотрел на собеседника,- Али ты ужо….
Он поначалу смутился, да не надолго, с вызовом глядя мне в глаза, произнес,- замуж отдам, в другой город уедет, весточки слать ей самой писанные , будет.
- да ты сам-то грамоту разумеешь? – Спросил Никодим.
Сидор смутился,- малость могу, но ежели что, к писарю в приказ сбегаю….
- Полушку отдашь, а он потом её пропивая на всю слободу разнесет что у тебя дома деется. Хитер ты, Сидор, девку с мальцом грамоте учить удумал, а они тебе потом сказывать будут…. Никодим положил руку на плечо своего работника,- Проси Федора, чтоб и тебя в ученики взял. Токмо не ведаю, будет ли из тебя прок?
- Это как не будет?
-Сядь покак, кому намедни три раза говорил и показал, как нужно было краны впаивать, а ты что учудил?

«Было дело, отличился Сидор. Никодим принес и поставил ему на верстак, два самовара, они практически одинаковые, только один сделан как бы наоборот. Выставил, отвлек работничка от дела, пальцем ткнул, приложил деталь. Я лично видел как Сидор головой кивал что понял. Никодим ушел, наше «чудо» принялось доделывать тот, что уже был в работе, подоспело время обеда. Опосля него пришел, поставил перед собой срочную халтуру, не разобрав где верх, где низ, и впаял. Всё бы ничего, да только его отдавать через полчаса надо было, он под заказ делался…. Никодим гудел как труба иерихонская…. Насилу успокоили»

-Так там. Такое дело было…. Никодим стал поддавать газу, набирая обороты, надо притормозить, а то опять бухтеть будет весь вечер. Один из них домой пойдет, а со вторым ещё и ужинать….
- Сидор! – Я повысил голос, привлекая к себе внимание, - ты мне должен будешь.
-Скока?
- А нужны мне твои деньги, потом скажу, что ни будь, полезное сделаешь, тогда и сочтемся.
Ступайте, Данила , с тебя печку доделать, а ты…. Я думать буду.
Мужики пошли по своим местам, а я нажал на педаль, раскручивая полировальный диск.

Вечером, сидя за столом, Никодим задал вопрос на который так и не нашел днем ответа,- На хрена, бабу грамоте учить?


для того что бы убить дракона - надо стать больше чем дракон
Cообщения Старый
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
Красницкий Евгений. Форум сайта » 6. Город (Творчество форумчан) » Ярмарка » Рабочее название "Записки Пиротехника" (Автор Старый)
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск:

Люди
Лиса Ридеры Гильдия Модераторов Сообщество на Мейле Гильдия Волонтеров База
данных Женская гильдия Литературная Гильдия Гильдия Печатников и Оформителей Слобода Гильдия Мастеров Гильдия Градостроителей Гильдия Академиков Гильдия Библиотекарей Гильдия Экономистов Гильдия Фильмотекарей Клубы
по интересам Клубы
по интересам
Andre,


© 2021





Хостинг от uCoz | Карта сайта