Мы очень рады видеть вас, Гость

Автор: KES Тех. Администратор форума: ЗмейГорыныч Модераторы форума: deha29ru, Дачник, Andre, Ульфхеднар
  • Страница 1 из 9
  • 1
  • 2
  • 3
  • 8
  • 9
  • »
Красницкий Евгений. Форум сайта » 1. Княжий терем (Обсуждение книг) » Тексты » Черновик Книга 6 часть 1 глава 3
Черновик Книга 6 часть 1 глава 3
ВестникДата: Четверг, 29.10.2009, 22:28 | Сообщение # 1
Воевода
Администратор
Группа: Ветераны
Сообщений: 2778
Награды: 0
Репутация: 866
Статус: Offline
Глава 3 Читать в Он-лайн ридере

Август 1125 года. База Младшей стражи, село Ратное и окрестности.

Мишка стоял, опустив разряженный самострел, и смотрел на лежащие перед ним трупы двух «курсантов». У одного из ямки над ключицей торчал кинжал, ушедший в тело почти на половину длины клинка, у второго голова была изуродована прошедшим навылет самострельным болтом.
«Ну, вот и накаркал. Как я тогда отцу Михаилу говорил: «Очнусь, а передо мной изуродованный труп лежит»? – не только в числе трупов ошибся, но и в том, что сделано все, в здравом уме и твердой памяти».

* * *

Все началось с того, что Мишка услышал шум драки от того места, где седьмой десяток Младшей стражи упражнялся на штурмовой полосе, построенной, по мишкиному распоряжению, по образу и подобию сооружения, осточертевшего ему еще во время срочной службы в Советской армии. Дрались двое, остальные, в том числе и урядник, с интересом наблюдали происходящее, подбадривая дерущихся криками. Наставника с ребятами не было, а сами они так увлеклись происходящим, что не обратили на подходящего к ним боярича ни малейшего внимания.
Наставников не хватало, но расписание занятий старались составлять так, чтобы в случае проведения занятий за пределами крепости, кто-то из наставников за ребятами присматривал. Однако получалось это не всегда. Вот и сейчас, десяток, работавший на штурмовой полосе, сооруженной за пределами строящегося равелина, был предоставлен сам себе, вернее, уряднику, а тот, вместо того, чтобы прекратить безобразие, сам был в числе активных болельщиков. Увы, среди ребят пришедших в Воинскую школу от Нинеи дисциплина приживалась довольно туго. Седьмой десяток был, как раз, «из нинеиных».
Перемазанные кровью и землей драчуны, вдруг синхронно отпрянули друг от друга и в руке у каждого появилось по ножу. Это были не «штатные» кинжалы, с которыми «курсанты» упражнялись согласно разработанной Мишкой программе, и не ножи, носимые на поясе, считавшиеся не оружием, а хозяйственным инструментом. В руках у драчунов блестели засапожники, привезенные с собой из дому – тоже нарушение дисциплины, причем, серьезное.
– Отставить! – Гаркнул Мишка. – Урядник, куда смотришь?
Его даже не услышали – противники начали сходиться и зрители замерли в ожидании. Дело приобретало серьезный оборот. Мишка поднял самострел и, тщательно прицелившись, благо расстояние было небольшим, а противники двигались медленно, выстрелил. Болт ударил в блестящий клинок и вышиб нож из руки одного из «дуэлянтов». Пока присутствующие осмысливали произошедшее, глядя на искореженную железку, Мишка торопливо перезарядил оружие и навел его на второго противника.
– Бросай нож, козел!
Отрок (имен всех учеников Воинской школы Мишка никак не мог запомнить, все-таки, почти полторы сотни) глянул на боярича, потом на своего урядника и нехотя засунул нож за голенище.
– Я сказал: бросай. Не понял? На землю!
Отрок снова оглянулся на урядника и получив в ответ на вопросительный взгляд кивок головой, отбросил нож в сторону, многообещающе проворчав в адрес своего противника:
– Все равно прирежу, гнида.
– Сам раньше сдохнешь, урод! – не остался в долгу тот.
Мишку, упорно насаждавшего среди учеников Воинской школы идеологию воинского братства, покоробило от искренней ненависти, отчетливо прозвучавшей в голосах противников.
– Урядник Борис!
– Здесь, боярич.
Тон, которым отозвался Борис, больше подходил не для воинского доклада, а для недовольного ворчания. Оно и понятно – намечался заслуженный втык от начальства, да и имя свое, полученное при крещении, Борис не любил, предпочитая кличку, с которой явился в Воинскую школу – Плост, полученную, видимо, за чрезвычайно густые, действительно, чем-то напоминавшие войлок волосы ((От древнеславянского плост – войлок)).
– Построить десяток!
– Десяток становись. – Борис вытянул в сторону левую руку, обозначая линию построения, отроки собрались в одну шеренгу. – Равняйсь! Смирно! Боярич, седьмой десяток Младшей стражи, по твоему приказанию построен. – Плост так и не изменил ворчливого тона. – Командир десятка, урядник Борис.
– Ты и ты. – Мишка ткнул указательным пальцем в драчунов. – Выйти из строя!
Имя одного из них, все-таки, всплыло в памяти. Отец Михаил, при крещении осчастливил парня имечком Амфилохий, которое ученики Воинской школы почти сразу же переделали в кличку «Ложка». Имя второго так и не вплыло, но зато вспомнилось, что это младший брат урядника, подсказку дали внешнее сходство и такие же густые, спутанные волосы.
Мишка, «собирая внимание» глянул каждому из стоявших перед ним парней в глаза и заговорил скопированным у деда командирским голосом:
– Все вы знаете, что кроме братства во Христе, мы связаны еще и воинским братством. Братья не могут желать смерти друг другу, тем более, они не должны поднимать друг на друга оружие.
Это правило, со всевозможной строгостью, вбивалось наставниками в головы отроков с самого начала. Направленный на кого-нибудь, даже незаряженный, самострел, даже в шутку, даже случайно, служил поводом для строгого наказания.
– Вам всем это правило хорошо известно, но вы только что видели, как оно было нарушено ратниками Младшей стражи Амфилохием и… – Мишка повернулся к брату десятника и требовательно спросил: – Имя?
– Овен. – Отозвался парень.
– Я спрашиваю имя отрока Младшей стражи, а не собачью кличку! Доложить, как положено!
– Овен. – Упрямо набычившись повторил провинившийся, оправдывая свою кличку ((От древнеславянского овен – баран.)).
Ситуация была знакомой и обросшей, за месяцы муштры лесовиков, рецептами противодействия. Мишка выбрал из этих рецептов самый жесткий – Овен охнул, сквозь сжатые зубы, и слегка скособочился, получив по ребрам прикладом самострела.
– Имя!
– П… Пахом.
– Доложить, как положено!
– Младший урядник седьмого… Пахом сплюнул на землю кровью из разбитых губ – …седьмого десятка Младшей стражи Пахом.
– Младший урядник Пахомий, ратник Амфилохий, снять доспех!
Августовский денек был солнечным, ребята, упражнявшиеся на штурмовой полосе в кольчугах и шлемах только тем и спасались, что дул довольно свежий ветер. Мишка решил, что обдуваемые ветром потные тела остынут быстро, а вместе с телами остынут и страсти, поэтому, дождавшись, когда Пахом и Ложка стащат с себя поддоспешники, приказал им снять и насквозь мокрые рубахи.
Прошелся туда-сюда перед строем вглядываясь в лица и ничего, кроме интереса по поводу: «что это такое придумал боярич», не заметил.
«М-да, сэр, с первым набором было намного легче, удружила Нинея с личным составом. Хотя, с другой стороны, делать воинов из смирных, да послушных, – несомненно, жертвовать качеством. Но проблем…».
Заметив, наконец, что Пахом зябко повел плечами – контраст между жарким поддоспешником и обдуваемой летним ветерком потной кожей был слишком велик – Мишка решил, что должный эффект достигнут и заговорил снова:
– Из-за чего подрались?
В ответ – молчание.
– Отрок Амфилохий, из-за чего подрались? Отвечать!
– Я б его уже давно, если бы их не двое было…
«Понятно, конфликт притащен с собой из дома. Видимо, дрались уже не раз, но у Ложки не имелось старшего брата, который, в случае нужды приходил на помощь. А здесь старший брат Пахома оказался урядником, значит, Ложке рассчитывать на справедливость не приходилось, скорее наоборот, обиды продолжали накапливаться. Случай запущенный, слова о воинском братстве в одно ухо влетают, в другое вылетают».
– А ты, что скажешь? – Мишка посмотрел на Пахома. – Нечего на брата пялиться, своей головы нет?
– Эта гнида – Пахом снова сплюнул кровью – уже лет пять лишних на свете живет. Пора кончать.
«И таким мы даем в руки оружие? Ну уж нет! Говоришь, пора кончать? Вот сейчас и кончим, прямо здесь».
– Отрок Амфилохий, все еще хочешь убить Пахомия?
– Хочу! – Ложка тоже сплюнул кровью из разбитого рта. – И убью!
– А ты, Пахомий…
– Считай его уже покойником, боярич. – Перебил Мишку Пахом. – Дня не проживет, змей подколодный.
– Будь по-вашему. – Все взгляды тут же сошлись на Мишке, таких слов от него никто не ожидал. – Сейчас дам вам по кинжалу и можете друг друга резать, но запомните два моих условия: поединок – до смерти, а победителя я пристрелю. – Мишка обещающе повел туда – сюда заряженным самострелом. – За убийство отрока Младшей стражи – смерть!
В воздухе повисла тишина, все ошарашено смотрели на боярича. Джека Лондона, разумеется, никто из присутствующих не читал, и подобное условие поединка казалось совершенной дичью.
– Повторяю: победителя убью сам! Если ученики Воинской школы так ненавидят друг друга, что готовы умереть, ради того, чтобы убить, ни о каком воинском братстве между ними не может быть и речи. А нам такие не нужны!
Мишка немного помолчал, дожидаясь, пока его слова будут поняты и усвоены, затем продолжил:
– Отрок Пахомий, не передумал?
Пахом опять зыркнул в сторону старшего брата, но никакого совета не получил, да и какую помощь мог оказать ему Борис в сложившейся ситуации?
– Нет, не передумал!
Особой уверенности в голосе парня не было, одно упрямство и еще, как показалось Мишке, надежда на то, что Борис что-нибудь придумает.
«Привык, чуть что, за спиной старшего брата прятаться, как следствие, неумение самому отвечать за собственные поступки. Что ж, будем надеяться, что у второго голова варит лучше».
– Отрок Амфилохий, не передумал?
– Нет!!!
Вот здесь ни малейшей неуверенности не было. Похоже братцы так достали парня, что он готов был рискнуть жизнью, ради того, чтобы рассчитаться за все разом.
«Блин, не катит Джек Лондон. Там были опытные, битые жизнью мужики, не раз ходившие по краю и знавшие, что такое смерть. А эти, наверняка, по-настоящему и не понимают, что вот прямо сейчас умрут. Что же вы творите, сэр? То, что и обязан, как бы дико это не звучало! Прямо сейчас в крови и муках должен родиться неписанный закон – «Свой неприкосновенен. За убийство своего – смерть!». Одними словами и увещеваниями это не создается. Наказаниями, даже самыми строгими – тоже. Непререкаемая истина должна быть наглядной и осязаемой. Амфилохия жаль, Пахома – нет. Если еще и братец сунется… тоже не пожалею. Позже, эта кровь десятки жизней сохранит».
– Всем отойти! – Строй «курсантов» заколебался, но по несколько шагов назад ребята сделали только после того, как Мишка угрожающе дернул в их сторону самострелом. – В любого, кто сунется, стреляю без предупреждения!
– Боярич, дозволь обратиться! Урядник…
– Заткнись! – Мишка направил самострел в сторону Бориса. – Раньше надо было думать, когда ты свой десяток до такого дерьма довел! Пахомий, Амфилохий, последний раз спрашиваю: не передумали?
– Нет! – В голосе Амфилохия слышался тот самый гибельный восторг, о котором через много веков споет Владимир Высоцкий. – Не передумал!
Пахом снова оглянулся на брата и Борис не выдержал:
– Он передумал! Боярич, он передумал!
– Молчать! Не тебя спрашиваю! Пахомий, твое слово!
Пахом наконец-то испугался. Не поединка до смерти и не мишкиного самострела. Впервые в жизни он лишился возможности прикрыться от опасности старшим братом. Оказалось, что это страшно. Мишка было, подумал, что он сейчас откажется от поединка, но…
– Нет…
Трудно было понять: отвечал ли Пахом на мишкин вопрос или просто попытался протестовать против сложившейся ситуации. Ни жестом, ни какими-нибудь словами он этого не пояснил. Тянуть больше не было смысла, и Мишка принял решение. Вытащив два кинжала, он швырнул их под ноги Амфилохию и Пахому, после чего в полный голос объявил:
– Поединок до смерти! Победитель будет казнен на месте за убийство отрока Младшей стражи! Начали!
– Стойте… – подал было голос Борис, но было уже поздно.
Амфилохий, видимо, слишком долго копил обиды и ненависть. Пока Пахом как-то нерешительно тянулся рукой к кинжалу, Ложка, мгновенно нагнувшись, схватил оружие и, не разгибаясь метнул его в противника. Кинжал вонзился нагнувшемуся Пахому слева от шеи в ямку над ключицей, и парень застыл в согнутом положении, так и не подобрав свое оружие. Амфилохий же «рыбкой» метнувшись к противнику, схватил его кинжал и развернулся к уряднику Борису – одной жертвы ему было явно недостаточно. В этот момент ему в затылок врезался болт из мишкиного самострела. Выстрел с расстояния в несколько шагов пробил голову навылет, и в сторону зрителей полетели брызги крови и мозга.
Никакого поединка, в сущности, не получилось – все произошло почти мгновенно. Мишка стоял, опустив разряженный самострел, и смотрел на лежащие перед ним трупы двух мальчишек. Впервые он убил человека не в бою, не приступе ярости или защищаясь. Преднамеренно, ясно понимая, что и для чего делает. Отроки тоже замерли, глядя, как скребет пальцами по земле Пахом, так и не успевший взять в руки оружие.
Сколько длилась немая сцена, Мишка сказать бы не смог, даже приблизительно. Ему показалось, что очень долго. Наконец, кто-то ойкнул, кто-то зашипел от боли, попытавшись утереть забрызганное кровью лицо кольчужным рукавом, кто-то согнулся в приступе рвоты – на каждого произошедшее подействовало по-своему.
Момент, когда на него кинулся урядник Борис, Мишка пропустил, но наработанные тренировками рефлексы не подвели – тело само ушло в сторону, а нога сделала подсечку. Правда, «проводить» пролетающего мимо урядника ударом приклада Мишка не успел. Грохнувшись на землю Борис мгновенно подтянул правую ногу и вытащил из-за голенища нож, потом быстро вскочил на ноги и, слегка пригнувшись, двинулся на боярича. Повторно кидаться, очертя голову, он не стал, урок пошел на пользу – Мишка гораздо лучше владел приемами рукопашного боя, к тому же был без доспеха, а значит, подвижнее.
Перебросив самострел в левую руку, Мишка зажал в правом кулаке гирьку кистеня. Ни убивать, ни калечить Бориса он не собирался, поэтому даже не притронулся к кинжалу, а кистень взял не за кончик ремешка, а за гирьку. Борис сделал ложный выпад, но стоял он при этом так, что явно не доставал оружием до противника, Мишка даже не шевельнулся в ответ, лишь предупредил:
– Опомнись, на боярича руку поднимаешь.
– Ты, гнида, во всем виноват! – прошипел в ответ Борис. – Из-за тебя…
Недоговорив, Борис шагнув вперед и дважды махнул засапожником: слева направо и справа налево, стараясь полоснуть Мишку по горлу. От первого взмаха Мишка уклонился, откинувшись назад, а следующий сблокировал самострелом, сразу же ударив десятника в лицо кулаком с зажатой в нем гирькой. Борис рухнул навзничь, не издав ни звука – чистый нокаут, несмотря на то, что Мишка бил аккуратно, опасаясь повредить руку. Но в полную силу бить и не требовалось, потому, что Бармица у Бориса была откинута назад и лицо прикрывал только наносник шлема, а эффективность зажатого в кулаке груза Мишке довелось познать еще в детстве.

* * *

В первой половине шестидесятых годов ХХ века Мишке неоднократно приходилось принимать участие в драках с парнями из ремесленного училища, располагавшегося в Ленинграде на Петроградской стороне возле Сытного рынка. «Ремеслуха», как правило, оказывалась в численном большинстве, так как быстро получала подкрепление из близлежащего общежития, и очень любила использовать в качестве оружия форменные ремни с латунными пряжками. У некоторых эти пряжки были дополнительно усилены свинцовой заливкой, так что, попадало пацанам с «петроградки» довольно крепко.
Хотя большинство ребят носило школьную форму с практически такими же ремнями, как и у «ремеслухи», пытливая мысль младшей возрастной группы Ленинградских гопников породила асимметричный ответ в виде стопки пятикопеечных монет, завернутых в тряпку или (у кого имелись) в носовой платок. Такое оружие можно было использовать двояко: либо как короткую дубинку, ухватив за свободные концы тряпки, либо зажав в кулаке. Кроме того, что это «изобретение» уравнивало шансы в столкновении с противником, оно еще и спасало от конфликтов с милицией, так как пятаки можно было мгновенно рассыпать, а платок приложить к разбитому носу или губе, изображая из себя невинную жертву.
Денег, правда, было жалко. После денежной реформы 1961 года пятьдесят копеек стали деньгами: два-три кило картошки (если плохой и мелкой – пять) или пять порций мороженного, или пять походов в кино по детскому билету. В силу этого обстоятельства, Мишка натренировался при появлении милиции мгновенно высыпать пятаки в карман, а не раскидывать их по асфальту.
Именно эти воспоминания заставили Мишку категорически отказаться от Кузькиного предложения сделать гирьки кистеней ребристыми или даже шипастыми. Наоборот, Мишкин «фасон» гирьки внешне вовсе не выглядел грозным – слегка сплющенная с боков, удлиненная округлая железка. Зато как удобно она ложилась в ладонь, и каким убойным был выглядывающий снизу из кулака край гирьки с ушком, в который продевался ремень! Даже дед одобрил мишкино «изобретение», приняв для пробы на щит несколько ударов кулака с гирькой, одетого в латную рукавицу.

* * *

Вводя в обиход Младшей стражи гирьку «двойного назначения», Мишка имел в виду бой в тесноте, где особенно не размахнешься, а тыкать кинжалом в окольчуженного противника бесполезно, но вот же, пригодилось и в чистом поле. Борис лежал пластом и, кажется, даже не дышал. Мишка, на всякий случай, пощупал у него пульс на шее. Ощутив биение жилки, он облегченно вздохнул, распрямился и обвел глазами притихших парней.
– Ну, у кого еще руки чешутся?
Ответом было молчание. Два трупа и повергнутый без видимого, для неопытного глаза, усилия, урядник, превосходивший всех присутствующих ростом и силой, произвели шокирующее воздействие.
– Младший урядник! – Не дождавшись ответа, Мишка повторил громче: – Младший урядник! Не слышу ответа!
– Здесь! Младший урядник Нифонт, боярич!
Вторым младшим урядником десятка оказался тот самый парень, что ободрал себе щеку, утеревшись кольчужным рукавом.
– Слушай приказ, Нифонт. Временно принимаешь на себя командование десятком. Этого – Мишка кивнул на лежащего без сознания Бориса – освободить от доспеха, связать и отвести в темницу. Если не очнется, привести к нему лекаря Матвея. Этих – кивок в сторону убитых – отнести в часовню. О произошедшем доложить старшему наставнику Алексею.
– Слушаюсь, боярич!
Чувствуя спиной взгляды отроков Мишка неторопливо, соблюдая достоинство пошел к кустам, из-за которых вышел на шум драки. Когда почувствовал, что его уже никто не видит, опустился на землю и с чувством выругался. Кулак, которым он «отоварил» Бориса, болел, на душе было погано.
«Блин, два покойника, а с третьим тоже что-то надо делать! Урядник, а ничуть не лучше рядовых, на боярича с ножом… Наказывать? А как еще наказывать? И так: порем розгами, «губа» (она же темница) ни одного дня не пустует. Наставники на пинки и затрещины не скупятся. Куда уж дальше-то? А вот сюда, сэр, – высшая мера, как апофеоз педагогического воздействия. С почином вас, сэр Майкл».
Мишка снова выругался и пнул ногой ни в чем неповинный самострел.
«А ну-ка, сэр Майкл, давайте-ка успокоимся, перестанем дергаться и начнем думать. Есть, хотя еще и не полностью сформировавшийся уклад и порядок жизни Младшей стражи. И есть вполне сложившиеся уклады и представления о порядке, которые ребята принесли с собой. Они оказались среди чужих людей, в незнакомом месте и к ним предъявляются достаточно суровые требования. Вполне естественно, они в таких условиях держатся кучкой, внутри которой сохраняются привычные им порядки. Что в результате получается?
Навязываемая им система правил, то и дело, приходит в противоречие с привычными им порядками. Причем, обратите внимание, сэр, у каждой группы порядки свои, хоть немного, но отличающиеся от остальных. Именно поэтому единый подход, применяемый ко всем, время от времени, дает сбои. Что же прикажете в таком случае делать?
Сам собой напрашивается выход: разрушить землячества, растасовав ребят по разным подразделениям! Если не будет возможности придерживаться привычных порядков, им придется принять систему отношений, предлагаемую Младшей стражей. Недаром же в большинстве регулярных армий в будущем будет применяться принцип экстерриториальности – национальные или территориальные воинские формирования, по сути являются инкубаторами иных ценностей и мотиваций, нежели общеармейские уставы. И это – опасно.
И все, вроде бы, правильно, досточтимый сэр Майкл, и вы об этом уже думали, но Нинея формировала десятки сама и предложение перемешать ребят не одобрила. И тогда вы придумали другой ход…».

* * *

Когда-то, на вопрос деда о том, как заставить ребят подчиняться, что заставит их идти в бой под его командой, Мишка ответить не смог, но потом помог случай. Опричники настолько обалдели, увидев мишкиных сестер в новых платьях, что даже не услышали приказ спешиться. Тогда-то Мишке в голову и пришла мысль о неявном противодействии влиянию Нинеи, которому волхва, пожалуй не сможет противопоставить ничего.
Потом эта мысль получила подтверждение на берегу Пивени, когда от вида Анны Павловны, Аньки и Машки хором обалдели не только ратнинцы, но и всякого повидавшие лодейщики, вкупе с преисполненными столичной спеси купеческими сынками. Никола, бедняга, и вовсе, наповал втрескался в Аньку-младшую.
После этого концепция формирования у «нинеиного контингента» нового набора ценностей и мотиваций сложилась легко и быстро. Собранным по глухим дреговическим селениям отрокам, даже Ратное, с его почти тысячным населением казалось огромным городом. Дома, которые строила для своих семей артель Сучка по мишкиному «проекту» – просторные пятистенки на подклете, с отоплением «по белому» с деревянными полами и черепичными крышами – представлялись, прямо-таки, дворцами. А девки… Да, девицы, сами того не зная, стали мишкиным «главным калибром».
Вечерами, на посиделках, девки, повинуясь дирижерским взмахам рук Артемия, сладкими голосами выводили:

Эх, дороги, пыль да туман,
Холода, тревоги, да степной бурьян.
Знать не можешь доли своей,
Может, крылья сложишь посреди степей.
Вьётся пыль под сапогами, степями, полями,
А кругом бушует пламя, да стрелы свистят…

А в ответ, заставляя Артемия морщится и кривиться, как от зубной боли, звучали ломающиеся голоса отроков:

Ты ждёшь, Лизавета,
От друга привета.
Ты не спишь до рассвета,
Всё грустишь обо мне.
Одержим победу,
К тебе я приеду
На горячем боевом коне…

С немалым для себя удивлением и радостью, Мишка обнаружил, что тексты песен, разученные им в школе на уроках пения и в солдатском хоре, почти не нуждаются в редактуре при переводе на язык XII века.
В общении же с девицами, мишкины братья и, особенно, бывшие музыканты, во многих местах побывавшие и многого повидавшие, выигрывали с явным преимуществом, как, впрочем, и купеческие детишки.
С коварством эдемского Змия искусителя, Мишка начал подспудно внушать «нинеиному контингенту» мысль: «И ты можешь стать таким же – повидать свет, жить в таком же доме, заполучить в жены такую же девку…». Сначала, в качестве поощрения за успехи в учебе и службе, он начал приглашать отроков к себе на ужин. Два-три отрока, сам Мишка, кто-нибудь из «ближнего круга» и старший наставник Алексей не просто ужинали, а еще и чинно беседовали, как взрослые солидные мужи, а поев, приглашали с другой половины дома «дам» – боярыню Анну, мишкиных сестер и нескольких девок из «бабьего батальона». Засиживались за разговорами в домашней обстановке допоздна, а отроки потом гордились и хвастались перед другими, не удостоившимися такой чести, придумывая невесть какие подробности.
Между десятками Младшей стражи развернулось воистину свирепое (иногда и до мордобоя) соревнование за право сопровождать девиц по воскресеньям в ратнинскую церковь. В доспехе и при оружии! На субботнем построении Младшая стража, затаив дыхание ждала мишкиного объявления о том, какие два десятка отроков по итогам недели признаны победителями и назначаются в вооруженный конвой.
Наиболее же сильным воздействием на умы отроков оказалась придуманная Мишкой «репетиция семейной жизни». Суть ее заключалась в следующем. Один из построенных на посаде домов, передавался на трое суток паре из отрока и девки. За первые два дня они должны были обставить пустой дом мебелью, натащить туда со складов Ильи хозяйственной утвари и припасов, а на третий день принять гостей – Анну Павловну с Алексеем, Илью с женой, Мишку с сестрами. Показать, как обустроен дом, угостить, занять приличной беседой – сначала мужская и женская части по отдельности, а потом вместе. После этого следовал «разбор полетов» – что «молодые» сделали правильно, что неправильно, как себя вели, принимая гостей, как следует исправить недочеты.
Популярностью это мероприятие пользовалось бешеной, отроки готовы были наизнанку вывернуться, чтобы стать очередным испытуемым, несмотря на то, что спрос при подведении итогов был строжайший, ни одно из упущений не оставалось незамеченным, а надзор за нравственностью оставленной наедине пары осуществлялся, «дабы не увлеклись», жесточайший ((Автор сам, в пятнадцатилетнем возрасте, подвергся похожему испытанию. Впечатления были настолько сильными, что остаются яркими и по прошествии более сорока лет.)).
Не обошлось, правда, и без неприятностей. Поскольку девок было всего полтора десятка, а отроков более сотни, женская часть «испытуемых» быстро приобрела необходимый опыт и начала помыкать временными партнерами, быстро нарабатывая опыт стервозности и скандальности. Результат воспоследовать не замедлил – одна из девиц, поведшая себя с очередным отроком уж и совсем, как с мужем подкаблучником, огребла сначала пару оплеух, а затем, направляемая и вдохновляемая пинком под зад, ласточкой упорхнула с крыльца.
Особых телесных повреждений она не получила (рукопашному бою отроки обучались старательно), но переживаний было!.. Поученная «по-мужски» дева не только не нашла ни малейшего сочувствия у Анны-старшей, но еще и была подвергнута дополнительному наказанию. Алексей же прочел отрокам пространную лекцию о том, как правильно «учить» зарвавшихся баб, не нанося ущерба здоровью и не оповещая шумом всех соседей. Лекция имела такой успех, что Мишке потом пришлось преподать отрокам несколько психологических «противостервозных» приемов, не требующих рукоприкладства. Хотя и ему пришлось признать, что сама возможность воздействия физического является весьма существенным подспорьем для воздействия психологического – средневековье, куда денешься?
В общем, дело достаточно уверенно шло к тому, чтобы, где-нибудь через годик, отроков можно было спокойно отпустить на побывку домой. Там молодым воинам все покажется серым, скучным, тесным, маленьким… И Нинея ничего с этим поделать не сможет. Если подростку где-то интересно и весело, если впереди надежда на новые впечатления и ощущения, то родителям и учителям с этим справиться очень и очень трудно. В этом разницы между XII и ХХ веками не было никакой.

Cообщения Вестник
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ВестникДата: Четверг, 29.10.2009, 22:29 | Сообщение # 2
Воевода
Администратор
Группа: Ветераны
Сообщений: 2778
Награды: 0
Репутация: 866
Статус: Offline

* * *

«М-да, светлая боярыня Гредислава Всеславна, несмотря на всю вашу опытность и мудрость, женский подход вас, все-таки, подвел! Уже в процессе обучения, некоторые из назначенных вами десятников доверия не оправдали, а в боевых условиях этот ваш просчет может стать еще более явным. Не знаете вы венных реалий, не знаете…
Тот же конфликт Амфилохия с Борисом и Пахомом мог бы остаться обычной детской ссорой, если бы одна из конфликтующих сторон не приобрела формального права командовать другой стороной. Вот и достали братцы Борис и Пахом парня «до последней невозможности». Ну, что ж, сэр, значит, придется пройти и через это».
Мишка поднялся с земли, привел в порядок одежду и амуницию и пошагал к крепости. Первым ему навстречу попался Роська. По всему было видно, что крестник целенаправленно ищет Мишку по какому-то сверхсрочному делу.
– Минь! – Закричал Роська еще издалека. – Минь, нельзя же так, скажи им!
– Чего нельзя-то?
– Они покойников не обмытых и неприбранных в часовню притащили и бросили. Кто ж так делает? И еще: кто их отпевать будет? За отцом Михаилом посылать надо.
– Обмывает и прибирает пусть сам седьмой десяток, так младшему уряднику Нифонту и передай, скажи, что я велел. И еще скажи, что если не сделает, младшим урядником ему не быть! А отпевать… Отпевать ты будешь!
– Я?!
– Да! Ты у нас самый ревностный христианин, почти все службы наизусть знаешь, да и ответственным за духовное воспитание отроков, от Совета Академии назначен тоже ты. Так что, за неимением рукоположенного священника… Трудись, одним словом.
– Минь, – Роська явно растерялся – да как же… я…
– Урядник Василий! – добавил металла в голос Мишка. – Отставить причитания!
– Слушаюсь, боярич!
– Вот так-то. Покойников отпоешь, проводишь до могил, а потом уйдешь в казарму и носа на улицу не высовывать, особенно ночью.
– Да ты что? Они же их не зароют, а по языческому обряду на костер положат!
– Ох, Роська… – Мишка с трудом сдержался, понимая, что одним командным тоном толку не добьешься – …ну сколько ж тебе еще объяснять, что знания лишними не бывают? Ты хоть поинтересовался, как по Велесову уряду покойников в последний путь провожают?
– Нет никакого Велесова уряда! – Роська набычился и Мишка уловил в его голосе знакомую фанатичную тональность отца Михаила. – Нет вообще никаких урядов, а одно лишь сатанинское непотребство! И ты ему потакаешь! А я не стану!!!
«Праведник, туды б тебя… Спокойнее, сэр, вам ли не знать, что неофиты вечно стараются быть «святее Папы Римского»? Плюс, юношеский максимализм. Сопротивление фанатиков только распаляет, единственное надежное средство – заставить думать. Унтер Василий, слава Богу, не дурак, да и не фанатизм у него пока, а некая восторженность от «нового взгляда на жизнь» и приобщения к Великой Истине. Пользуйтесь, пока вы для него авторитет, а то упустите – поздно будет».
– Давай-ка, Рось, присядем… вон там, хотя бы.
– Зачем?
– А ну, кончай ерепениться. – Мишка приобнял крестника за плечи. – Я тебя когда-нибудь плохому учил?
– …
– Давай, давай, садись, поговорим. Помнишь, как я тебя книжным словам обучал?
– Ну, помню…
– Вот и хорошо… Видишь ли, сын мой во Христе, наука имеет много гитик…
– Чего?
– Бог есть Любовь… с этим-то ты согласен?
– Ну… да… – Роська напрягся, заранее подозревая какой-то подвох. – А причем тут…
– А как любить, не понимая? – не дал ему договорить Мишка. – И как понимать без знания? Вот ты говоришь «сожгут», а зачем? Какой смысл вкладывается в обряд кремации? Тебе это известно?
– Ну, вроде бы, они верят, что так в Ирий-град попасть можно…
– Верно. В град богов славянских, к Сварогу и его детям. Но Велес-то из Ирия изгнан был, а дреговичи Велесу поклоняются! Зачем же тогда жечь? Зачем отправлять души туда, где их бога нет?
– Сатана тоже низринут был, за то, что… – начал, было, Роська, явно собираясь идентифицировать Велеса, как Князя Тьмы, но Мишка снова его перебил:
– За что Врага рода человеческого Господь покарал, я не хуже тебя знаю! Не увиливай, Роська! Я тебе вопрос задал: «Зачем жечь тела, если душам поклонников Велеса в Ирий не надо?». Как ты духовным воспитанием отроков занимаешься, если на простейший вопрос ответа не знаешь?
– Так… это… вроде бы, незачем. – Роська удивленно уставился на Михайлу. – А чего ж они тогда?..
– Именно! Незачем! – Мишка поймал себя на том, что, копируя деда, назидательно вздел указательный палец. – Так они и не жгут! В земле хоронят! И разницы в способе захоронения особой нет – земля к земле, прах к праху. Единственное – мы тело в домовину кладем, а они кораблик плетенный делают – корзинь…
«Мать честная! Корзинь, а дед-то, в язычестве, Корзень! Как же я раньше-то… Ну да, Нинея рассказывала, когда я еще про деда не знал… Это ж получается что-то, вроде греческого Харона, который умерших через Стикс перевозил… вернее, не так – дед «путевку на берег Стикса выдавал». Ну ни хрена себе репутация у дедушки! Сколько же он народу положил, чтоб такую кликуху заработать?».
Мишкины размышления, видимо, настолько явственно отразились на его лице, что Роська осторожно спросил:
– Минь… ты чего?
– Ничего! – отозвался Мишка, резче, чем хотел. – Хочешь на христианском обряде настоять? А у тебя к нему все готово? Христиан хоронят в пределах церковной ограды, у нас освященная земля для кладбища есть? Если не храм, то хоть часовня на этом кладбище стоит? Ты хотя бы место, где покой усопших мирская суета нарушать не будет, выбрал? И не смей врать, что собирался умерших в Ратное отвозить, ты об этих делах даже не задумывался!
– Да кто ж знал? Минь…
– Вот и сиди в казарме! Сунешься им мешать, моду набьют, или чего похуже устроят.
– Так ведь грех-то какой!
– Помешать ты им можешь? Нет! Поэтому, позаботься о душах, а с телами… – Мишка сделал над собой усилие и заговорил мягче. – Ну, не все же сразу, Рось! Посмотри ты на жизнь нормальным взглядом. На все время нужно. Это ты вот так сразу истиной верой проникся, но ты исключение, а не правило. Ребята всего три месяца, как к православию прикоснулись, а всю жизнь до этого в Велесовом уряде обретались, и родители их, и деды, и пращуры не знамо сколько колен.
– И горят теперь в геене огненной…
– Дурак! – Мишка снова сорвался на резкий тон. – Они виноваты в том, что до них никто Благую Весть не донес?
– Андрей Первозванный…
– Да! На киевских горах проповедовал, но где Киев и где мы, да и когда это было? От тех времен до Владимира Святого столетия прошли!
– Но, все равно…
– Нет, не все равно! Сжигают своих покойников поклонники Перуна, а не Велеса, да и то не всех. Некоторых тоже в земле хоронят, для того, чтобы пройдя через Лоно Матери-Земли, они очистились и пришли в мир в новом рождении, более лучшими. По научному называется реинкарнация, сиречь, перевоплощение.
– В Писании такого нет. – Не очень уверено возразил Роська.
– Верно, христианство реинкарнацию отвергает. Перун в наших краях чужой, его сюда варяги Рюрика принесли. А у Литвы, Пруссов и Ятвягов есть похожий бог – Перкунас. Твои родители, скорее всего, ему поклонялись, им ты тоже адские муки сулишь?
– Я за них молиться буду…
– Ты мне тут кликушу из себя не строй! – Мишка, все-таки, сорвался на крик. – Я слышал, как ты сейчас про геену огненную толковал, злорадство в твоем голосе было, злорадство! Мол, я Истиной Веры сподобился, а вам, язычники закоренелые, в адском пламени гореть! И это христианин, коему о загубленных душах скорбеть надлежит!
– Минь… – Роська дернулся, как от пощечины. – Крестный!
Мишке показалось, что Роська сейчас бухнется на колени и начнет каяться.
«Перебор, сэр, ну нельзя же так! Парень вас чуть ли не за отца родного держит, а вы с ним, как с дерьмократом в кулуарах Госдумы. Нервы, конечно, не железные, но своего-то зачем?».
– Все, Рось, все, хватит! – Мишка снова приобнял крестника за плечи. – Ну, перестань, перестань… эк тебя пробило-то. Хватит, я сказал! Испробовал на себе истину «не суди и да не судим будешь»? Вот и не суди.
– Но как же?..
– Всему свой срок, Роська, не спеши, воспитаем ребят, как надо, только не дави, не ломай. Время такая штука… оно все перебарывает, сам убедишься… со временем. Ну, вот представь себе: переженятся наши отроки, родятся у них детишки. Кто им сказки да легенды рассказывать будет? Деды и бабки, так?
– Так… но они же язычники?!
– Погоди, Рось, не спеши. Потом и у тех детей родятся свои дети. И они уже будут спрашивать у своих дедов и бабок: как устроен мир, почему гремит гром, что с человеком происходит после смерти?
– Ага! А они уже христиане, и станут рассказывать…
– Нет, Роська, если бы все было так легко и просто! На самом же деле… понимаешь, сказки-то малым детям мы рассказываем, по большей части те, которые сами в детстве слышали. Так что… не знаю. Кто-то, конечно, и Святое Писание внукам возьмется пересказывать, а кто-то языческие сказания, а скорее всего, и то и другое вперемешку. Но пройдет еще несколько поколений, и однажды на вопрос внучат: «Что бывает с людьми после смерти?», уже никто не произнесет слово «Ирий», а только слова «Ад» и «Рай». Вот тогда… вот тогда и произойдет то, чего ты хочешь добиться всего-навсего за три месяца!
– Так мы же и не доживем…
– Андрей Первозванный тоже не дожил, а Русь-то крестили!
– Минь… Крестный, ты так говоришь, будто тебе не четырнадцать лет, а четыреста…
– Ну, так и ты, православный воин Василий, тоже с отроками разговариваешь не от себя, а опираясь на одиннадцать веков христианства. Или не так?
– Я, как-то, и не задумывался…
– Ну так задумайся: что такое три месяца, по сравнению с тысячелетием? А теперь ступай, присмотри там, но в меру, с разумением.
– Но отец Михаил…
– Исполнять! Могилы, кстати, пусть тоже седьмой десяток роет. А кресты на могилах позже поставим. Все, урядник Василий, спорить и возражать запрещаю! Иди, командуй седьмым десятком
«Мда-с, досточтимый сэр, мировоззренческий конфликт между поколениями… в какую еще сторону вывернется – поди угадай. Ладно, еще сейчас – «это бог неправильный, а вот этот правильный», а придет время и вслух будет сказано: «Бога нет!».
И какой из сего заявления надлежало сделать вывод? Все дозволено? Этим вопросом, помнится, мучались персонажи Достоевского. А Максим Горький устами своего героя заявил: «Все - в человеке, все для человека! Существует только человек, все же остальное - дело его рук и его мозга!». Все, почему-то, помнят из этого монолога Сатина только слова: «Человек – это звучит гордо!», а ведь, по сути, это – манифест атеизма. И публика рукоплескала! Граждане Империи, где православие было государственной религией и без справки от приходского священника нельзя было получить паспорт! Да, на театральных подмостках это – красиво, смело, возвышщенно! А в жизни? Когда дошло до дела, то только шмотья полетели, причем, шмотья кровавые, а те, кого в школах подзатыльниками и розгами заставляли учить Закон Божий, с уханьем и присвистом валили кресты с куполов…
Не то ли и вы, сэр, сейчас творите? Да, под угрозой наказания «курсанты» уже не блеют и не кукарекают во время молитвы, но… Амфилохий и Пахом – дети одного рода, пусть и дальние, но родичи – подняли оружие друг на друга, вопреки обычаям, освященным веками! Не ваших ли рук дело? Старые правила, вроде бы можно уже и не исполнять, а новые еще не стали непреложной истиной…
Переходный период… как его сократить? Пожалуй, только война – боевое братство в бою и выковывается. Едрит твою, опять кровь… неужели нельзя никак иначе? Э-э, сэр, опять вас понесло! Кровь, кровь… да, кровь! Вы воинской школой, или балетным кружком руководите? Но вторая составляющая воинского братства – одинаковое понимание Добра и Зла – единая идеология. Патриотизма еще нет – не то ЗДЕСЬ, пока, государство, национального самосознания… да тоже пока «конь не валялся» – о славянстве знают, хотя и весьма расплывчато, но главенствует во всем род, более опосредованно, племя: дреговичи, кривичи, радимичи и прочие. Значит, в качестве позитивного объединяющего начала, остается только религия. Одинаковое мировоззрение, одинаковые нравственные императивы, одинаковые поведенческие реакции в сходных обстоятельствах. Единоверцы понятны, предсказуемы, вызывают доверие. Вывод? Никаких посвящений в Перуново братство больше допускать нельзя. Выкручивайтесь, сэр, как хотите, но зигзаги типа: Велес – Христос – Перун, для подростковых мозгов явный перебор.
М-да, достойный вывод для ученика и преемника главы Перунова братства. Стопроцентный сюр, господа!».

Внутри крепости все, на первый взгляд, шло своим чередом, все занимались своими делами, но Мишка, то и дело, ловил на себе настороженные взгляды. Все было понятно – обычно, боярич телесными наказаниями не злоупотреблял, фактически, не использовал их почти никогда, а сегодня… Два трупа и урядник под арестом, хотя тоже мог бы уже быть покойником.
Мишка огляделся и увидев, что Алексей что-то объясняет сидящему верхом отроку, видимо, отсылая гонца в Ратное, направился к старшему наставнику Младшей стражи.
Идти пришлось мимо «курсантов», занимающихся верховой ездой. Наставника с ними, почему-то тоже не было, в середине круга, по которому неспешно рысили кони, восседал верхом Мефодий, время от времени пощелкивая кнутом и покрикивая на учеников.
Поначалу, кавалеристы из лесовиков были вообще никакие. На спине у лошади кое-кто из них держаться мог, но и только. К седлам, стременам и кавалерийским командам «нинеин контингент» пришлось приучать с нуля. Сейчас, после месяца ежедневных занятий, все выглядело уже гораздо приличней, но Мефодий постоянно находил повод для замечаний:
– Не горбиться, спину держать! Ногу в стремя самой широкой частью стопы, пятку опустить! Да не плюхайся ты, плавно в седло опускайся! Ногой направляй, ногой, а не поводом!
Заметив старшину, Мефодий послал своего коня вперед и, проехав сквозь круг всадников, зычно заорал:
– Боярич, шестой десяток…
Мишка махнул рукой прерывая рапорт и удивленно уставился на Мефодия – прерывать занятия для рапорта проходящему довольно далеко бояричу, явно не требовалось. Мефодий замолк, но коня не остановил и в круг не вернулся, а подъехал вплотную и, свесившись с седла, негромко произнес:
– Если что, свисти. Мы готовы.
– Что «если что»? – не понял Мишка. – Ты о чем?
– Вон, Дмитрий идет – Мефодий качнул головой в сторону выхода из казармы. – Он уже всех собрал.
– Кого «всех»?
Ответа не последовало, Мефодий развернул коня и отправился на свое место.
Мишка прибавил шагу, но направления не сменил, было видно, что Дмитрий тоже направляется в сторону наблюдательной вышки, под которой стоял Алексей.
– Поздравляю! – Непонятно поприветствовал Мишку старший наставник. – Вот, ты, наконец, и стал сотником. Я уж думал, что так и не решишься никогда.
Алексей говорил совершенно серьезным тоном, в голосе его не было ни малейших признаков сарказма или издевки, признаков неодобрения не было тоже.
– С чем поздравляешь-то? С покойниками?
– И с покойниками тоже, но главное то, что ты, после всего, один против семерых остался, и они тебе подчинились, и ни кто из них оскалиться не посмел! Так и должно быть – есть ты и есть все остальные! А кто не согласен, того нет! Молодец, все правильно сделал, только надо было еще и обалдуя этого Борьку тоже прирезать, а то возись теперь: воеводу Корнея вызывай, суд устраивай… Митяй! – Алексей повернулся к подходящему Дмитрию. – Что у тебя, все готовы?
– Все, дядька Алексей. Два десятка опричников в казарме у окошек и дверей, Артемий со своими музыкантами возле моста через ров, вроде бы, в дудки дует, но самострелы под рукой, Варлам с теми, кто у него остался, – у плотников в мастерской, Демьян с десятком вон там засел, только что из кустов махал. Прикрылись со всех сторон, только Роську никак не найдем. Минь, ты не знаешь, где он?
– Повел седьмой десяток могилы копать…
– Один?! – Алексей резко развернулся в сторону Мишки. – Ты о чем думал, когда его одного… Ладно. Митяй, быстро одну пятерку к Роське! Бегом!
– Так… Куда? Кладбища-то еще нет, где они копать собирались?
– У Артемия спросишь, он у моста со своей музыкой сидит, должен был видеть, куда они пошли. Погоди! – Алексей оглянулся в сторону загона для лошадей. – Кони оседланные есть?
– Нету. – Дмитрий тоже растерянно глянул в сторону загона. – Не подумали…
– Ссаживай вон тех! – Алексей указал на отроков, упражнявшихся под руководством Мефодия. – Давай, давай, не тяни!
Дмитрий обернулся к окошкам казармы и, указав растопыренной пятерней количество нужных ему людей, ткнул указательным пальцем в сторону Мефодия и сам побежал туда же.
– Дядя Алексей, что ту происходит-то? – Мишка и сам понял, что первая полусотня только что взяла крепость под контроль, но ему нужен был комментарий самого Алексея. – Вы что, бунта опасаетесь?
– Ну… это – вряд ли. Однако, чтобы дурные мысли в головы не лезли, пусть видят, что при случае, мы их всех уроем и не почешемся. Гляди и запоминай. Перед казармой верхом крутится самый упорный десяток – те, которые грамоте учиться не хотят. Верхом они ездят еще неважно и от болтов увернуться не смогут. Еще два десятка лесовиков сейчас на стрельбище, но у них только учебные болты, с ними не повоюешь, и стоят они на открытом месте. Демка, если что, их из кустов пощелкает, как гусей. Может, и не всех, но в крепость пройти не даст. Еще один десяток, вон, гляди, кинжалы мечут. От них до мастерской, где Варлам засел, всего шагов тридцать – не промажут. Еще один десяток в дозоре, Нинеину весь охраняют, они и не знают еще ничего. И последний десяток по хозяйству работает, они и вообще без оружия и доспехов.
– Ты, как будто, заранее ко всему готовился…
– А как же? Ты, думаешь, я как столько времени ватагу озверевших мужиков в кулаке держал? Ко всему готов был: и к бунту, и к удару в спину, и к тому, что другого воеводу избрать захотят и… вообще, ко всему!
Алексей проводил глазами пятерых опричников, во главе с Дмитрием, согнавших отроков, упражнявшихся под руководством Мефодия, с коней и галопом вылетевших из крепости, куда-то к лесу, на который указал им Артемий.
– Но у меня-то не озверелые! – Мишке стало даже обидно, что Алексей сравнил Младшую стражу со своей ватагой.
– У тебя еще хуже – молодые и глупые! Страха в них настоящего нет. Не боязни, не трусости, я не об этом говорю. Страха от понимания того, что ты смертен. Молодые его не чувствуют, им все кажется, что впереди вечность. А ты им сегодня этот страх показал, давно надо было! Самое же главное – они твоего страха не увидели! Ты стоял над тремя телами, один против семерых и не боялся. Ведь, не боялся же?
– Да я, как-то, и не думал…
– Вот! Если бы подумал, то мы с тобой, может быть, сейчас и не разговаривали бы. Почувствовали бы в тебе слабину, накинулись бы и порвали. Но ты даже и не думал! В этом твое право командовать, а не в том, что ты сотников внук и начальствовать Младшей стражей поставлен. Только в этом! Никакое боярство, никакой княжий указ такого права не дает. Оно или есть, или нет.
Но запомни: обратной дороги у тебя нету, и в Ратнинскую сотню для тебя путь закрыт – ни один десятник, если он в своем уме, тебя в свой десяток не возьмет, и сотник, даже если он тебе дед, тоже не возьмет. Право смерти может быть только у одного. Мне Фрол покойный рассказывал, как твой прадед сотника зарезал. За такое, ведь, казнят? А?
– Да, должны…
– Его же не казнили, а подчинились! И никаких выборов сотника не было, он сам себя выбрал, не задумываясь о казни и прочих вещах. Так и ты сегодня. Все, считай себя отныне сотником, без всяких выборов и назначений. Ты сам себя им сделал!
«Мда-с, любезнейший Алексей Дмитриевич, зерно истины в ваших словах несомненно есть, но то, что вы мне излагаете, хорошо для руководства бандой, а я совершенно другою структуру создать намерен – регулярное воинское формирование, дружину, боевое братство профессионалов. Мне не за спинами опричников прятаться надо, а внедрять в сознание суворовский принцип «Сам погибай, а товарища выручай». Если делить ребят на «своих» и «толпу», ни черта, извините, у меня не выйдет. И у вас, уважаемый старший наставник, тоже. Вот, прямо сейчас я вам, Алексей Дмитриевич, это и продемонстрирую».
– Дядя Алексей, а где все остальные? Наставники, купчата, мать с девками.
– Купеческих сынков Илья, от греха, из крепости увел на занятия, наставники, вместе с опричниками, в казарме, только Глеб с Демьяном пошел, Аню… матушка твоя, вместе с девками, в плотницком жилье – на всякий случай, за отроками Варлама приглядывает.
– Значит, крепость простреливается вся насквозь, как тогда, во время бунта, усадьба?
– Верно понял. – Алексей обвел взглядом внутреннее пространство крепости, словно оценивал будущее поле боя. – Ни одного уголка, где можно спрятаться, нет.
– А если кто-нибудь из девок, как тогда, во время бунта, случайно стрельнет, а за ней все остальные? – Озаботился Мишка. – Сколько народу перебьем?
– Нет, за девками твоя мать присматривает.
– Значит, Варлам стережет лесовиков, девки стерегут Варлама, а мать стережет девок? Знаешь, у древних римлян такая пословица была: «Кто будет наблюдать за наблюдающим?».
– Ну, кашу маслом не испортишь! – Отозвался пословицей на пословицу Алексей. – Зато все надежно!
– Обед скоро, дядя Алексей, ребята со стрельбища обедать пойдут, а Демьяну указано их в крепость не пускать. Что получится?
– Гм, надо Дударику сказать, чтобы пока на обед не дудел.
– Пока что? Ты посмотри: наши все в засаде сидят, а те, кого они стерегут и в ус не дуют. Кто в крепости хозяин? Те, кто спокойно своими делами занимается, или те, кто с оружием по углам, да кустам попрятался и неизвестно чего ждет?
– Как это, неизвестно чего? Ты двоих из них убил, а третьего в темницу отправил, а Корней, когда приедет, к смерти его приговорит непременно…
– Ну и что? Я убил двоих не «из них», а из седьмого десятка, и только. Ребята все из разных поселений собраны, и выходцев из каждого поселения Нинея сама свела в десятки и поставила десятников. У убитых нигде, кроме седьмого десятка, земляков нет, они все чужие друг другу. С чего бы остальным за ребят из чужого поселения заступаться?
– Гм… ну, ладно. Значит, объявим, что это было учение на случай, если враг в крепость ворвется, и на этом закончим.
Не успел Мишка порадоваться покладистости старшего наставника, как тут же получил замечание:
– А ты почему без меча? Я тебя для чего отдельно учу?
По вечерам, перед ужином, Алексей занимался с Мишкой отдельно, так, чтобы этого не видели «курсанты». По его глубочайшему убеждению, лучше, чем командир, владеть оружием не должен никто, а потому во время занятий старший наставник Воинской школы был беспощаден. В первые дни Мишка даже не мог за ужином нормально есть, бывало, ронял ложку или не мог дрожащей рукой зачерпнуть еду. Поэтому и приходилось ужинать в специально для него выстроенном доме, чтобы «курсанты» не видели своего старшину в столь жалком состоянии. Постепенно Мишка втянулся в занятия, они перестали его так изматывать, а в последние дни он даже, по собственной инициативе, а не по команде Алексея, стал переходить от обороны к нападению, без особого, впрочем успеха.
– Да я как-то… – признаться, что никак не привыкнет постоянно таскать на поясе меч, Мишке показалось стыдным.
– Ну, вот: только тебя похвалил, а ты… – Алексей досадливо поморщился. – Разумный же парень, а никак не поймешь, что каждый миг, любой мелочью, ты должен напоминать всем: я не такой, как все остальные! Вот ты Амфилохия из самострела убил, но так и все отроки могут, а мечом зарубил бы? Так можешь только ты и опричники…
– Человек в реке!!! – Прервал Алексея истошный вопль с наблюдательной вышки. – Тонет!!!
Мишка выскочил из-под вышки и задрав голову заорал:
– Где?!
– Там! – Отозвался наблюдатель, указывая на реку выше по течению. – Ребята со стрельбища уже бегут!

Когда Мишка выбежал на берег, спасательная операция была уже завершена – на прибрежном песке, мучительно кашляя, лежала обнаженная девушка, рядом валялся насквозь промокший узелок с одеждой. Спасители пытались о чем-то расспросить несостоявшуюся утопленницу, но она только мотала головой и пыталась прикрыть наготу руками. Мишка сбросил пояс, стянул через голову рубаху, протянул ее девушке и на секунду замер, уставившись на знакомое лицо. Это была та самая холопка, которую «лишила слуха» Нинея.
«Мать честная, ну и свинья же вы, сэр Майкл! Еще месяц назад надо было ее к Нинее отвести, чтобы та ей слух вернула! Совершенно из памяти выскочило, а она бедолага, все ждала, ждала… Кто-то, наверно, надоумил самой ко мне идти. Чуть не утонула…».
Мишка накинул свою рубаху на девчонку и прикрикнул на отроков:
– Ну, чего уставились? Быстро тащите ее к лекарке, видите – прокашляться никак не может! И одежку ее прихватите.
Ребята подхватив девчонку под руки, споро потащили ее к крепости, а Мишка, мысленно матеря сам себя за забывчивость потащился следом.
В крепость он вернулся как раз одновременно с конниками Дмитрия, конвоирующими остатки седьмого десятка и Роську. Дмитрий, увидав Мишку, направил своего коня к нему.
– Минь, ты чего это с голым пузом?
– А, пустяки. Что там с Роськой, по шее не накостыляли?
– Ага, ему накостыляешь! Он святоша, святоша, а когда надо, сам, кому хочешь, накостыляет! И Нифонт – парень правильный – сумел своих от дури удержать, нам ничего и делать не пришлось.
– Ну и ладно, Мить, завтра дед приезжает. После обеда все занятия отменяй и наводи порядок в крепости.
– Да как его тут наведешь?
Действительно, стройка была в самом разгаре. Плотники уже сложили часть срубов, поверх которых должны были быть насыпаны валы. Другую часть только начали складывать. Повсюду валялись бревна, щепки, полосы древесной коры, тут и там высились груды земли, глины и камней. В общем, привычная картина стройплощадки опоясывала строящуюся крепость по периметру. Относительный порядок был только посередине, да возле казарм – одной построенной и второй, только подводящейся под крышу.
– Как получится, так и наведем, Мить, негоже начальство грязью встречать. Передай Демке, чтобы командовал, зря, что ли, его городовым боярином сделали? И ты тоже присмотри, а я к лекарке пошел.
– Чего, заболел?
– Да нет, за рубахой.
«Однако, сэр, в медпункт вам надо бы не только за рубахой. Что за странные выпадения памяти? То забыли, что для Якова специальный десяток разведчиков создать собирались, то про девчонку «глухую»… Может, и еще что-то важное позабыли, в чем дело-то? Хотя, если поразмыслить… Морфологически мозг окончательно формируется только к двадцати пяти годам, вам, в этом теле, еще нет и пятнадцати, а грузите вы мозг по полной. Были же уже проблемы, теперь, вот еще и это. Как там, во время бреда в Отишии, Лис выразился: «Береги голову, она пока не может вместить все, что ты в нее пихаешь»? Вот тебе и бред…».
Повидаться с Юлькой одновременно и хотелось, и было боязно. За день до посвящения в Перуново воинство Мишка оказался в такой ситуации, которой всегда и сам всячески избегал, и другим советовал – вляпался в девичью разборку.

Cообщения Вестник
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ВестникДата: Четверг, 29.10.2009, 22:30 | Сообщение # 3
Воевода
Администратор
Группа: Ветераны
Сообщений: 2778
Награды: 0
Репутация: 866
Статус: Offline
* * *

Еще месяц назад, привезя в крепость отца Михаила, Мишка приставив к священнику, в качестве экскурсовода, Роську, отправился к Нинее. Другого случая, пока в крепости пребывал монах, могло и не представиться, а Савву надо было показать волхве обязательно.
Сделал все честь по чести: заслал к Нинее предварительно Дударика с объяснением возникшей нужды, в двух словах изложил причину болезни Саввы и то, что Настена лечить его не взялась. Попросил назначить время для приема, чтобы не отрывать светлую боярыню от важных дел. Ответ Дударик принес несколько странный: Алексей с сыном могут приходить прямо сейчас, а Мишка – после отъезда попа.
Помочь Савве Нинея не отказалась, но и сама лечить не взялась. После того, как Алексей с сыном просидели у волхвы часа полтора, Савва вышел на улицу держась не за руку отца, как было всегда, а за руку Красавы. С тех пор они не расставались целыми днями – Савва таскался за Красавой как собачонка, а та почти все время что-то ему говорила, что-то показывала, приводила смотреть то на тренировки «курсантов», то на занятия девок со щенками. При всем при этом, маленькая волхва как-то умудрилась ни разу не попасться на глаза отцу Михаилу, пока тот находился в крепости. Когда артель Сучка поставила дома для наставников, Красава поселилась в доме Алексея.
Минул переполненный событиями месяц – бунт, ранение, поход за болото… Мишке было не до пацаненка, потерявшего со страха голос и, видимо, слегка повредившегося в уме, но усилия Красавы, похоже, не пропали втуне. Постепенно с лица Саввы начало сходить выражение испуга, а однажды вечером Мишка услышал, как Алексей говорит матери: «Молодец Красава, истинная волхва растет! Саввушка-то мой улыбнулся сегодня! Бог даст, заговорит скоро».
«М-да, сэр. Вот она Святая Православная Русь – лечимся у языческой волхвы и при этом совершенно искренне рассчитываем на Божью помощь! И кто из нас тут сошел с ума?».
Через несколько дней после этого, на идущего по крепостному двору Мишку налетел Савва, с ревом и слезами бегущий сам не зная куда. До сих пор он позволял Мишке притронуться к себе только в присутствии отца или мишкиной матери, а тут, едва удержавшись на ногах после столкновения, сам ухватил Мишку за рукав и продолжая реветь и обливаться слезами, потащил куда-то в сторону собачьих вольеров. Спрашивать о чем-либо пребывающего в истерике пацана было совершенно бесполезно, поэтому Мишка покорно направился туда, куда тащил его Савва.
То, что открылось мишкиному взору возле пустых собачьих клеток – всех щенков увели на занятия – заставило его на несколько секунд окаменеть от удивления. Рядом замер и замолк вцепившийся в рукав мишкиной рубахи Савва. В пустом собачьем вольере билась, как птица в ловушке, Красава. Билась отчаянно и, кажется, совершенно не соображая, что с ней происходит. Ее тело ударялось то о стенку клетки, то о решетчатую дверь, она падала, поднималась и снова кидалась вперед с закрытыми глазами. Внучка волхвы, видимо, пребывала в таком ужасе, что даже не могла догадаться просунуть руку сквозь решетку и отодвинуть засов.
Рядом с клеткой, спиной к Мишке и Савве, стояла уперев руки в бока Юлька и орала издевательским тоном:
– Ну, что ж ты не ворожишь, волхва? Давай-ка, преврати меня в крысу или в лягушку! Ну, хотя бы молнией ударь! Не можешь?
Такого злого голоса у Юльки Мишка не слышал никогда, хотя характер у юной лекарки был сущий перец. Она даже не обращала внимания на то, что Красава ее не слышит и вообще не воспринимает ничего из окружающей действительности, только бьется о деревянные решетки, падает, поднимается и снова бьется.
– Погремушка ты, а не волхва, и никогда тебе волхвой не быть! Даже из собачьей клетки выбраться не можешь, так и подохнешь в ней, сучка! А я тебя на куски порежу и псам скормлю!
Мишка, выйдя из кратковременного ступора, уже хотел вмешаться, как вдруг в Юлькином монологе мелькнуло его имя, вернее, кличка:
– … сдохнешь и Лис о тебе даже не вспомнит, не нужны ему дуры сопливые! Он на тебя и не смотрел никогда, это ты крыса велесова…
Удивиться Мишка не успел, потому что его тут же отвлекло другое, не менее удивительное событие – Савва дергал его за рукав и силился что-то сказать:
– Ы-ы-ы, ы-к-к…
Только тут до Мишки дошло: к Савве вернулся голос! Он еще не мог ничего членораздельно произнести, но голос был! И в этот момент Мишку словно что-то толкнуло под руку. Он схватил Савву за плечо, развернул лицом к Юльке и закричал:
– Савва, Красаву твою обижают! Красаве плохо, помоги ей. Слышишь? Красаву спасать надо!
– Кх… К’а-ава! К’а-ава!
Савва сорвался с места и кинулся на Юльку. Та, чуть не упав от внезапного толчка, бешено обернулась и увидела Мишку. Его появление, видимо, оказалось для нее совершенно неожиданным, она даже не сразу стала защищаться от слабых, но частых ударов кулаков Саввы. Что там происходило дальше, Мишка смотреть не стал, а открыв дверь вольера, принялся ловить мечущуюся Красаву. Поймал только со второго раза, вытащил наружу и прижал к земле бьющееся девчоночье тельце. Оглянулся на Савву с Юлькой, там баталия была в самом разгаре – пацан вцепился обеими руками в Юлькин пояс, на котором висело сразу несколько мешочков с разными лекарскими надобностями, и тащился по земле следом за пятящейся лекаркой, норовя укусить ее за руки, которыми она пыталась, попеременно, то ударить, то отодрать от себя защитника нинеиной внучки.
– Юлька! – Заорал Мишка – Ты-то хоть в разум приди! Совсем сдурели все, идиоты!
Бесполезно. Никто его не слышал. Савва, надо полагать, воображал, что бьется насмерть с неким чудовищем, покусившимся на его… черт его знает, кем для пацана стала за это время Красава? Юлька, способная без труда «отключить» и более сильного противника, бестолково отбивалась от вцепившегося, как клещ, слабенького парнишки. Красава перестала биться, словно пойманная птица, но в себя не пришла, ее сотрясала крупная дрожь, зубы были стиснуты, глаза крепко зажмурены.
Весь этот сумасшедший дом надо было как-то прекращать, пока на нечленораздельные вопли Саввы не стал собираться народ. Легче всего, видимо, было привести в себя Юльку, которая просто-напросто растерялась от неожиданного появления Мишки и Саввы. Сидя верхом на лежащей ничком Красаве, Мишка снял с себя пояс с подсумками и запустил его в Юльке в ноги. Юная лекарка запнулась, потеряла равновесие и уселась на землю. Савва тут же боднул ее головой в грудь, но Юлька, каким-то змеиным движением ухватила его за шею и парень почти сразу обмяк.
Переключив внимание на Красаву, Мишка не нашел ничего лучше, чем отвесить ей несколько звонких пощечин. Подействовало. Нинеина внучка резко втянула воздух сквозь сжатые зубы и попыталась сесть. Мишка не стал препятствовать, лишь придержал Красаве руки и заорал ей прямо в ухо:
– Очнись, Красава! Савва заговорил! Ты его вылечила, слышишь, Красава? Ты Савву вылечила, к нему голос вернулся!
Красава коротко простонала и принялась вырываться, Мишка выпустил ее руки, схватил за плечи и как следует, встряхнул.
– Глаза-то открой! Все уже, все! Никто тебя больше не обидит, ну-ка, посмотри на меня.
Красава послушалась, открыла глаза, которые тут же начали наполняться слезами.
– Мишаня, она меня… – продолжение фразы утонуло в рыданиях.
Тут все было в порядке, раз слезы, значит, отпустило. Мишка поднял голову и глянул на Юльку и Савву. Пацан лежал неподвижно, видимо в обмороке, а Юлька, что-то зло шипя сквозь зубы, по одному разгибала пальцы Саввы, сомкнутые на ее поясе.
– Ну что, Перуница ((Перуницы – крылатые девы-воительницы, дочери бога Перуна. Славянский аналог Валькирий скандинавского эпоса.)), великую победу одержала? С детишками справилась!
Слава тебе, дева грозная!
Ликом прекрасная, богоподобная,
В прах всех врагов повергающая
Мощной десницей божественной!
Блеск твоих крыльев серебряных,
Взор твоих глаз, что как яхонты,
Смертью грозят недостойному,
В трепет ввергают несмелого…

– Трепач! – Юлька зло зыркнула в сторону Мишки и снова опустила глаза к поясу. – Скоморохом тебе быть!
Но возжигают они
Пламя отваги у воинов,
Но поселяют они
Сладкую муку любовную
В сердце того, кто с достоинством
Имя несет мужа честного…

– Балаболка! – Юлька наконец освободилась и поднялась на ноги.

Стоя над телом поверженным,
Славу поешь ты делам его:
Подвигам, битвам, свершениям.
Душу приняв мужа честного,
Ты по пути яснозвездному
В Ирий пресветлый…

– Да заткнись же ты, аспид! Ты хоть знаешь, что тут было? Эта мочалка…
– И знать не хочу! Перед тобой двое больных лежат. Ты лекарка или коза на выпасе?
– И что в тебе девки находят? Морда шпаренная, руки-крюки, язык, что помело…
Это было серьезно! Юлька не отреагировала на, казалось бы, неотразимый прием – призыв к исполнению лекарских обязанностей. Хочешь не хочешь, пришлось применять недетские средства:
– Правда твоя, Юленька: неказист… но твоей-то красоты нам на двоих хватит, даже еще и останется! Даже и не знал, что ты так хороша, когда сердишься! Прямо глаз не отвести!
– Трепач… – вне всякого сомнения Юлька слышала подобное в свой адрес впервые в жизни.
– Нет, правда, Юль! Недаром же мне про Перуницу вспомнилось!
– Да ну тебя!
– Юленька, – Мишка подошел к юной лекарке вплотную и взял ее за руку – я ведь тебя, когда вернулся, еще с того берега высматривал. Смотрю, стоишь… краше всех, и платок лазоревый для меня… я догадался, что для меня!
– Вот еще… выдумал…
Юлька вырвала руку и чересчур суетливо склонилась над Саввой, приподняла ему голову, оттянула веко.
– В лазарет его! Надо присмотреть, когда в себя приходить начнет. – Не глядя на Мишку, сухим деловым тоном распорядилась лекарка. – Голос-то вернулся, но… всякое может быть.
– Сейчас, Юль… только мне двоих не утащить. Ничего, сейчас организуем!
«А вы-то чего засуетились, сэр?»
– Погоди, Юль, а с Красавой что?
– Ничего. Поревет, поревет и успокоится. Впредь наука – с лекарками не вздорить!
Мишка сунул в рот пальцы и вполсилы, чтобы не будоражить весь гарнизон крепости, высвистал сигнал «ко мне». Почти сразу из-за угла вышел наставник Прокопий – не старый еще мужик, бывший ратник, перешедший в обозники после потери правой руки.
– Чего это тут у вас? – Недоуменно спросил Прокопий, обводя взглядом «поле битвы». – Михайла, это ты звал?
– Я, дядька Прокоп. Видишь: двое болезных у нас – мне одному не утащить. Возьми Савву, отнеси, куда лекарка покажет.
– Угу. – Прокопий одной рукой подхватил Савву с земли и, осторожно придерживая крюком, заменявшим ему кисть правой руки, взвалил на плечо. – Показывай, девонька, куда нести
Конечно, хорошо было бы выяснить, что тут произошло, из-за чего сцепились Юлька с Красавой, и как Красава оказалась запертой в собачьей клетке, но Мишка, еще из ТОЙ жизни, вынес железное правило: ни при каких обстоятельствах не встревать в женские разборки (неважно, девичьи или бабьи). Столь же неукоснительно он следовал и другому правилу: никогда не обсуждать одну женщину в разговоре с другой. Здесь, правда, были не женщины, а девчонки, но девчонки, ох, какие не простые. Сработало и третье правило – удивить, значит, победить. Юлька ожидала от него чего угодно, только не комплиментов, да и не знала она, что это такое.
Мишка вдруг почувствовал, что краснеет. Ощущение было такое, словно обманул маленького ребенка. В сущности, Юлька была абсолютно беспомощна против примененного Мишкой метода и, хотя он не сказал ей ни слова неправды, но почувствовал себя исключительно погано – говорил-то он искренне, но если бы не необходимость, произносить это вслух ему бы и в голову не пришло.
«Мда-с, досточтимый сэр, сколь бы юным ни было нынешнее вместилище вашего сознания, а годы есть годы! Где юношеский трепет, где «обильные страстные речи» и прочие благоглупости, лезущие наружу помимо воли? Где, наконец, позвольте вас спросить, «взгляды, так жадно, так робко ловимые»? Рассудочность, расчет, взгляд стороннего наблюдателя… А Юлька-то, вспоминать будет каждое слово, повторять про себя, думать всякое девичье… Стыдно-то как!»
Мишка поднял на руки Красаву, отметив, между делом, что левая рука, хоть еще и побаливает, но работает нормально, и понес ее к дому Алексея. Плач Красавы постепенно затих, перейдя в редкие всхлипывания, нинеина внучка обхватила Мишку за шею и неожиданно поведала:
– Мишаня, ты не думай… я с Саввой все время была потому, что бабуля так велела. А Юльку я от тебя все равно отважу… это только сегодня у меня так вышло.
«Так это они из-за меня поцапались? Одной девяти еще нет, другой тринадцати. Блин, совсем девки с ума посходили!».
– Тебе Юльку не одолеть. Она уже сейчас сильна, а через год-полтора с ней даже твоя бабуля справиться не сможет. Не лезь на рожон.
– Но ты же на ней не женишься?
– А ты где-нибудь замужних ведуний видела?
– Нет.
– Вот и я… нет…

* * *

«Морда шпаренная, руки-крюки, язык, что помело…». С первым и третьим пунктом не поспоришь, а руки-то тут причем?».
Когда с лица сняли повязку, Мишка свистнул у баб полированное серебряное блюдо и, забравшись в уголок, где его никто не мог увидеть, долго рассматривал свое отражение. Увиденное, откровенно говоря, не радовало. На краю левой надбровной дуги красовалась вмятина, как будто не лучиной ткнули, а рубанули топором, кожа на левом краю лба и виске натянутая, тонкая и блестящая, вся в разводах от ожога. Левая бровь заметно короче правой и постоянно вздернута, что придает лицу не то насмешливое, не то издевательское выражение. Волосы еще не отросли, и на виду торчит изуродованное ухо. На левой щеке метка, оставшаяся после того, как Анька-младшая лупила младшего брата граблями. Плюс возрастные «удовольствия»: вся рожа в прыщах, на щеках цыплячий пух, под носом нечто, претендующее на звание усов, а губы еще детские – пухленькие.
Вообще-то, растительность на лице полезла рановато, у сверстников ничего подобного еще не наблюдалось, но кто его знает, может быть данные о волосяных покровах притащились в составе информационной матрицы из ТОЙ жизни? «Инсталлировались» вместе со всем остальным и «активировались», как только в организме созрела подходящая ситуация. Прорастать-то начало не только на лице, но и в других местах.
Плюс ко всему, дурацкая привычка разозлившись, морщить и приподнимать верхнюю губу, скалясь, как собака. А еще мозоли на нижней челюсти, натертые подбородочным ремнем из-за постоянного ношения шлема. А еще мозоли, набитые упражнениями на костяшках пальцев. Вечные синяки и царапины, постоянный, несмотря на ежедневные купания, запах пота, въевшийся в войлочный поддоспешник. В общем, экстерьером своим Мишка доволен не был – гадкий утенок, да и только. Битый, жженый, драный, взопревший…

* * *
«Вот так, сэр! Извольте любоваться: морда кирпича просит, мозги набекрень, язычество с христианством замешиваете, не поморщившись, благонравие личному составу внушаете всеми средствами, вплоть до расстрела. При этом две девицы, обладающие, мягко говоря, нестандартными навыками и способностями, из-за вас друг друга убить готовы, а третья, добираясь до вас, прет пешедралом десяток верст и, рискуя утонуть, форсирует водную преграду.
Вокруг вас сотня вооруженных подростков с взбаламученным мировоззрением, бывший бандит намерен жениться на вашей матушке, которая тоже кровушки не страшится, а в соседях обретается спившийся спецназовец, организовавший гибрид колхоза с ГУЛАГом. Крепость вам возводит отмороженный на всю голову бригадир плотников, по уши влюбленный в бабу вдвое массивнее себя и чуть ли не на полметра выше ростом, а любовница деда строит козни в стиле шекспировских злодеек. Ученица Бабы-Яги оказывается вдовствующей богемской графиней, мечтающей возродить древлянское княжество, русские девки в XII веке щеголяют в платьях на кринолинах и испанских мантильях, а оркестр народных инструментов разучивает песни Гражданской войны.
И продолжать этот список можно, кажется, до бесконечности. Как говорилось в одном старом фильме: «Мадам Кольцова курит трубку и пьет водку прямо из самовара!». Любой сумасшедший дом обзавидуется!
Не-ет, к Юльке и только к Юльке! Пусть язвит, пусть ругается, да пусть хоть глаза выцарапывает, но только рядом с ней все эти «сапоги всмятку» почему-то перестают давить на мозги».
Идти до лазарета было всего ничего – в Михайловом городке вообще все было близко – но Мишка плелся нога за ногу – одолевали мысли. Положение было, мягко говоря, неудобное. С одной стороны, надо было вести «оглохшую» девчонку к Нинее – надо же и совесть иметь, в конце-то концов, с другой – явиться пред грозные очи боярыни Гредиславы Всеславны, только что угробив двух присланных ею для обучения отроков и подведя под воеводский суд третьего…
Ситуация дополнительно осложнялась еще и тем, что судить урядника Бориса будут за нападение на боярича, но Юлька-то – представитель простонародья – тоже отметелила боярышню – Красаву! А не потребует ли Нинея наказания Юльки? Или между ведуньями другие счеты?
«И как вы намерены выкручиваться, сэр? Можно, конечно, самому наехать на волхву: «Я предупреждал, что земляков в одном десятке держать нельзя!». Можно еще и усомниться в статусе Красавы – она же не внучка, а правнучка Нинеи, и совершенно неизвестно, кто ее родители. Может она вовсе и не боярышня? Но подействует ли? Баронесса Пивенская непредсказуема как… помните, сэр, своего бригадира в ленинградском порту?».
Был у Михаила Ратникова в ТОЙ молодости бригадир, который всю методику воспитания личного состава описывал одной фразой: «Пока все нормально, я для вас комбриг, а будете разъе…вовать, сразу стану бригаденфюрером!».
«М-да, сэр, при желании, вдовствующая графиня Палий любого бригаденфюрера СС за пояс заткнет! Наехать… да она сама так наедет – бульдозер на табачный ларек деликатнее наезжает! Однако же, позвольте вам напомнить, сэр Майкл: однажды вам наезд удался. Припоминаете? Именно, именно! Какой бы крутой волхвой и представительницей супердревнего рода мадам Петуховская ни была, а ограниченность своих бабьих прав, по сравнению даже с таким сопляком, как вы, но «мужеска пола», понимает. И не просто понимает, а на уровне безусловных рефлексов – спинным мозгом, как говорится!
Значит, нужна такая же неубиенная позиция! И стоять на этой позиции насмерть! Волхва это сразу просечет! Одна беда – позиция эта должна быть естественной, тоже на уровне безусловных рефлексов, потому, что любое притворство Нинея раскусывает на раз. И что у вас сэр, в вашем наборе масок и поведенческих императивов, на этот случай имеется? Ля-ля-ля, трам-пам-пам… А и Б сидели на тубе… ничего в голову не приходит… Вы, сэр, Нинее нужны. Это факт. Она пытается вами манипулировать, а заодно и воспитывает… вот и вздрючит в воспитательных целях по самое некуда! Однако, вами манипулирует и Настена. Это тоже факт. Как-то на этом сыграть можно? Да уже сыгралось, блин! Красава с Юлькой сцепились не просто, как две девчонки, а как еще и как два инструмента воздействия на вас! Ну, и что это дает? А ничего, потому что имеется еще целая толпа субъектов влияния: дед с его военно-феодальными замашками, отец Михаил со своим фанатизмом, «полевой командир» Алекс с отцовскими намерениями, Аристарх еще тут нарисовался со своим тайным обществом… Дурдом, одним словом.
Вот, вот, сэр! А вы, несчастное дитя, посреди всего этого кошмара – никто не пожалеет, никто не приголубит! А если наоборот? Вы сами, сэр, кошмар из кошмаров, самый, так сказать, кошмаристый? Манией величия-то гораздо приятнее болеть, чем манией преследования!
Есть контакт! Отморозок прадедушка Агей – прекрасно, дед, заработавший кличку, производную от похоронного обряда – великолепно, природный Лисовин, время от времени ввергающий вас в бешенство – блестяще! Ничего и выдумывать не требуется – Нинее и в голову не придет усомниться, все в елку! А теперь, сэр, добавляем к наследственной отмороженности дикое самомнение – Христос вас любит, Велес вас любит, Макошь вас любит и Перун, как выяснилось, тоже! Мечом в четырнадцать лет опоясались, сотником вот-вот станете, город имени себя заложили – круче только яйца страусиные!
Так, а мисс Джулия? А в ту же копилку! Кто еще с ней в лекарском экстазе сливаться способен? Кому вы, сэр, фактически рыцарскую клятву на верность принесли? Близко никому не подходить, во избежание переработки на фарш и заявления, что так оно и было!
Нормальный ход! А почему только сейчас это так явно вылезло? А в боевой поход сходил, настоящей кровушки испробовал, и победителем вернулись!
Ну что ж, сэр, теперь есть с чем идти к Нинее – не оправдываться за убитых отроков и не отмазывать Юльку за то, что Красаве навтыкала, и не напоминать светлой боярыне Гредиславе о том, что предупреждал о неправильном формировании десятков и о том, что рано Красаве волховские умения давать – и то и другое боком выходит.
Просто доложить, что вы, сэр Майкл, весь из себя такой крутой, вынуждены ошибки светлой боярыни исправлять: отроков прессовать, вплоть до высшей меры, девчонок подравшихся растаскивать, да еще и от воеводы Погорынского за все это вздрючки получать. И спасает вас во всех этих разборках только ваша крутизна – Алексей верно заметил, что вы не побоялись остаться в одиночку против семерых, да любовь богов – девчонки ведь могли, сгоряча, и по вам своими волховскими да ведовскими прибамбасами врезать.
Мадам Петуховскую, конечно, этим всем не удивишь – еще и не таких видала, но нашкодившим мальчишкой выглядеть не будете.
Интересно, а с другими субъектами влияния эта маска сработает? С дедом… сомнительно, он за демонстрацию крутизны так приложит, что все звезды на небе при дневном свете увидите, и любовь богов ему пофиг, потому что для него они такие же управленцы, как он сам, разве что, масштаб деятельности у них побольше. Аристарх – Туробой? Темная лошадка, но… после того, как вы нехило выступили на обряде посвящения, крутизна его не удивит, а самомнение… самомнения в учениках, обычно, учителя не терпят, можно и по сопатке получить, если не физически, то морально. Значит, с этим делом надо поаккуратнее. Алексей? Ну, для него, сэр, любая чужая крутизна – всего лишь вызов и повод эту самую крутизну обломать… запросто и отлупить может, причем, исключительно в учебно-воспитательных целях. Настена? Гм… после «сексотерапии» чего-то там изображать из себя в ее присутствии просто не тянет. Да и не нужно – образ рыцаря мисс Джулии ее вполне устраивает, а для вас, сэр, он вполне естественен, ничего изображать и не требуется.
Мисс Джулия? Юлька, Юленька… ребенок, в сущности, но без всяких понтов и рисовки готовая положить жизнь на алтарь медицины. Единственный тихий и светлый уголок во всем этом дурдоме… ну, положим, не очень-то и тихий, но несомненно, светлый. И перед ней, как это не паскудно, придется притворяться. Увы, сэр, как вы тогда совершенно справедливо заметили: «сколь бы юным ни было нынешнее вместилище вашего сознания, а годы есть годы». Было бы вам действительно четырнадцать, вы бы впервые в жизни ощутили, как это бывает, когда в толпе встречающих вдруг обнаруживаются ждущие только вас глаза, и впервые бы догадались, что нарядный платок надет специально для вас. Ну, и разумеется, не удержали бы это свое открытие в себе, а так или иначе озвучили бы… Но вам-то сэр, в сумме, уже крепко за пятьдесят! И соответствующие вашему возрасту партнерши сами прекрасно понимают и замечают, как вы находите их глазами в толпе, а к словам «краше всех» относятся… как бы это выразиться? Ну, скажем, с пониманием. И насчет платка… им не догадка нужна, что, мол, для меня надела, а что-то вроде: «как тебе к лицу это цвет», да и то аккуратно, чтобы не было похоже на напоминание: «это я тебе подарил».
Но Юлька-то, пока, все это за чистую монету принимает – для нее это все – открытия, новые и непривычные ощущения. Приятные, волнующие, однако и смущающие, даже, может быть, слегка пугающие… И, слов нет, она всего этого заслуживает, так что, сэр, если не можете естественным образом ощущать юношескую восторженность, извольте ее изображать – для мисс Джулии не грех и постараться. Очень постараться, потому что она дает вам больше, чем вы ей – на фоне приключений засланца из ХХ века, нормальные человеческие отношения и чувства, независящие от исторического периода!».
За размышлениями, Мишка сам не заметил, как добрался до лазарета. Он уже было собрался подняться на крылечко, как дверь распахнулась и на пороге появилась Юлька.
– А-а, явился! А я уж думала, что ты так и будешь без рубахи с голым пупом шляться!
«Вот вам, сэр, и лямур! Предмет обожания, едрена вошь…».

Cообщения Вестник
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
serGildДата: Пятница, 30.10.2009, 00:44 | Сообщение # 4
Ближник
Книжник
Группа: Советники
Сообщений: 4065
Награды: 0
Репутация: 4053
Статус: Offline
Quote
– Эта гнида – Пахом снова сплюнул кровью – уже лет пять лишних на свете живет. Пора кончать.

Пора кончать - мне кажется слишком современно звучит. Может заменить на Хватит! или еще что подобное?


Cообщения serGild
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ВестникДата: Пятница, 30.10.2009, 00:51 | Сообщение # 5
Воевода
Администратор
Группа: Ветераны
Сообщений: 2778
Награды: 0
Репутация: 866
Статус: Offline
Quote (serGild)
Пора кончать

ну насчет современный тут вопрос спорный biggrin
Quote
Л. Троцкий.
ПОРА КОНЧАТЬ!
Солдаты, командиры, комиссары Южного фронта! Ваш час пробил!
Пора кончать, пора очистить юг, проложить дорогу на Кавказ, пора нанести смертельный удар самому заклятому врагу рабочей и крестьянской России и дать истомленной стране безопасность, мир и довольство.
"В Пути" N 20.
7 января 1919 г.
Курск.
Cообщения Вестник
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
serGildДата: Пятница, 30.10.2009, 01:11 | Сообщение # 6
Ближник
Книжник
Группа: Советники
Сообщений: 4065
Награды: 0
Репутация: 4053
Статус: Offline
И старое замечание, причем как сделать лучше не знаю: Единство всей части - женская тема, этим и кончается, но при этом наиболее "ударный" эпизод с дуэлью, который с этой темой не связан (как и разговор о религии и разговор с Алексеем о праве на смерть -эти три эпизода как раз и объединены темой жизни и смерти), а если убрать его - убираются и следствия(решение вопроса о перековке через привлечение девок на посиделки, хотя это можно и без Пахомия с Амфилохием вставить), на эту тему играющие.

В итоге глава делится на 2 примерно равные части: женская и о смерти, связанные до некоторой степени причинно следственно, но не тематически.




Сообщение отредактировал serGild - Пятница, 30.10.2009, 01:18
Cообщения serGild
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ОльгаДата: Пятница, 30.10.2009, 01:12 | Сообщение # 7
Десятник
Группа: Ушкуйники
Сообщений: 387
Награды: 3
Репутация: 197
Статус: Offline
Меня смущает только отношения Мишки с Юлькой. Сколько читаю, только гадости она Мишке и говорит. Хорошего она ему сказала пока мало…. Как долго он её будет боготворить ? В реальной жизни никто из ребят долго бы не продержался .И я думаю, что если бы Юлька относилась хорошо к Мишке и имела на него какие-то планы, гадостей должно быть меньше ею сказано. Какая-то она не правильная. Или нужна Мишке именно Юлька по каким-то не ведомым нам причинам. Но на одной любви долго Мишка не продержался бы. Либо она его приворожила , ну …или еще что-то.
Не-ет, к Юльке и только к Юльке! Пусть язвит, пусть ругается, да пусть хоть глаза выцарапывает, но только рядом с ней все эти «сапоги всмятку» почему-то перестают давить на мозги».
Очень странно, даже согласен на «да пусть хоть глаза выцарапывает». Ну любит он её, но не до такой же степени…

А так всё понравилось.


Cообщения Ольга
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
serGildДата: Пятница, 30.10.2009, 01:13 | Сообщение # 8
Ближник
Книжник
Группа: Советники
Сообщений: 4065
Награды: 0
Репутация: 4053
Статус: Offline
Quote
Но Велес-то из Ирия изгнан был, а дреговичи Велесу поклоняются!
Мне все же кажется, что дреговичи о своем боге не так бы говорили: изгнан.
Просто: Но Велес то не в Ирие живет, он в подземном царстве обитает!


Cообщения serGild
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
rastДата: Пятница, 30.10.2009, 01:22 | Сообщение # 9
Полусотник
Ушкуйник
Группа: Ветераны
Сообщений: 840
Награды: 0
Репутация: 420
Статус: Offline
Мелочи которыми автора и беспокоить не стоит..


  • Похоже братцы так достали парня, что он готов был рискнуть жизнью, ради того, чтобы рассчитаться за все разом (это уже не рискнуть, когда шансов выжить ноль, это обменять свою жизнь на чужую)
  • Нинеины работники из тех же селений что и курсанты. Так почему в раскладах о бунте у Алексея их нет (уже писал на форуме...), а их 100 человек. И казнь своего пацана они спокойно наблюдать будут, как развлечение....

Опечатки:


  • моду набьют, или чего похуже устроят.
Cообщения rast
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
serGildДата: Пятница, 30.10.2009, 01:24 | Сообщение # 10
Ближник
Книжник
Группа: Советники
Сообщений: 4065
Награды: 0
Репутация: 4053
Статус: Offline
И концовка по моему несколько минорная.
Будем притворяться влюбленным ибо того требует ситуация. Может заострить, что он к ней реально чувствует и как это перевести на привычный ей язык подростков.
А то "изображать чувства" звучит несколько лицемерно.


Cообщения serGild
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ВестникДата: Пятница, 30.10.2009, 01:26 | Сообщение # 11
Воевода
Администратор
Группа: Ветераны
Сообщений: 2778
Награды: 0
Репутация: 866
Статус: Offline
Quote (rast)
а их 100 человек

они как и отроки из разных селений а суд и для них тоже не просто убили а по закону
Cообщения Вестник
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
[BOOM]erДата: Пятница, 30.10.2009, 04:36 | Сообщение # 12
Сотник
Группа: Ушкуйники
Сообщений: 2170
Награды: 6
Репутация: 322
Статус: Offline
Да все и до этого было читабельно, а после переработки стало нормально. Ольга, Вы не забывайте, что вообще то Мишка совсем не 14 летний пацан, а под 50 лет мужик. Как деды и бабки прощают внукам постоянное нытье? С ней ему просто напросто моно поговорить по душам, почти и без лжи.

Quote (serGild)
Мне все же кажется, что дреговичи о своем боге не так бы говорили: изгнан.
Просто: Но Велес то не в Ирие живет, он в подземном царстве обитает!

Но ведь это говорит Мишка, а не дрегович. Зачем придираться то?

Вобщем мое мнение, что не надо ничего менять. Про дуэль и последующее убийство и казнь я отписывал в предыдущую вычитку и полностью с этим согласен.


Делай, что должно - Случится, чему суждено.
Cообщения [BOOM]er
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
serGildДата: Пятница, 30.10.2009, 08:36 | Сообщение # 13
Ближник
Книжник
Группа: Советники
Сообщений: 4065
Награды: 0
Репутация: 4053
Статус: Offline
Quote
Но ведь это говорит Мишка, а не дрегович.
Но и не поклонник Перуна. Откуда он это знает? только от местных, а они Велеса чтут и изгнан не скажут.


Cообщения serGild
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
rastДата: Пятница, 30.10.2009, 09:12 | Сообщение # 14
Полусотник
Ушкуйник
Группа: Ветераны
Сообщений: 840
Награды: 0
Репутация: 420
Статус: Offline
Quote (admin_kes)
они как и отроки из разных селений а суд и для них тоже не просто убили а по закону

Зря я начал про казнь, там все может быть по другому. А вот Алексей про разные селения не думал а про работников минимум одна треть которых работает в крепости забыл. Но как уже говорил мелочь.

Думал про то а мог ли Мишка разрулить ситуацию с дуэлью к примеру отведя дуэлянтов в крепость, собрать всех. Тоесть дать подумать и испугаться. Но понял что Ложка и тогда не отказался, а братья если бы и пошли на попятную, затаили злобу и все было бы хуже и Ложку убили бы и еще чего нибудь натворили подготовившись и свалили бы.
Нинея тоже наверное не помогла бы. Обидеться она наверное если ей Бориса до казни не приведут для получения информации от обеих сторон.

И тут меня Осенило а как вообще Отроки Узнали о дуэли? Десяток Бориса подавлен, и завален работой. Кто и в какой форме рассказал/расскажет Всему личному составу о том что именно произошло.... Какая именно картина сложилась у них в умах? Не зря ли пролилась кровь?

Но это так рассуждения вслух.

Cообщения rast
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ОльгаДата: Пятница, 30.10.2009, 10:03 | Сообщение # 15
Десятник
Группа: Ушкуйники
Сообщений: 387
Награды: 3
Репутация: 197
Статус: Offline
Цитата |BOOM|er
Ольга, Вы не забывайте, что вообще-то Мишка совсем не 14-летний пацан, а под 50 лет мужик. Как деды и бабки прощают внукам постоянное нытье
Вы знаете, а это интересно. Может он действительно воспринимает её "как дед ... свою внучку"...мужику под 50 лет...
Цитата |BOOM|er
С ней ему просто-напросто моно поговорить по душам, почти и без лжи.
Скорее всего именно это и тянет его к Юльке, возможность не притворяться в общении с ней. Но тогда это не любовь, а просто хорошие отношения.


Cообщения Ольга
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
rastДата: Пятница, 30.10.2009, 10:20 | Сообщение # 16
Полусотник
Ушкуйник
Группа: Ветераны
Сообщений: 840
Награды: 0
Репутация: 420
Статус: Offline
Quote (Ольга)
Вы знаете, а это интересно. Может он действительно воспринимает её "как дед ... свою внучку"...мужику под 50 лет...

Только вот гормоны у него 14 летнего пацана.
Cообщения rast
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
mike_mcmilanДата: Пятница, 30.10.2009, 11:15 | Сообщение # 17
Воин
Группа: Ушкуйники
Сообщений: 88
Награды: 2
Репутация: 76
Статус: Offline
Два момента царапнули.
1) Засапожники. В лесных деревнях железа много быть не может. Если бытовой ножичек (они реально были очень небольшие 5-6 см лезвие) парням скорее всего торжественно вручили, когда на обучение отправляли, то засапожник - очень сомнительно. Боевые ножи, кинжалы, вообще очень редко фиксируются археологией на этот период. Я наверное занудствую, но не "вырастают" эти засапожные ножи из картины мира. Ни из бытовой логики, ни из истории.
2) Неготовность Алексея к разрешению состояния "подъём по тревоге". Всё продумал, всё предусмотрел, а то что тревогу надо со временем отменять... Ну как он мог не просчитать ситуацию на шаг вперёд? Ведь очевидно, что вечно сидеть в засаде с взведёнными арбалетами и контролировать "потенциальных бунтовщиков" невозможно. И неподумать об этом мог подросток, но никак не командир с опытом.
Я это пытался при первой вычитке донести, но видимо не смог.
Cообщения mike_mcmilan
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
serGildДата: Пятница, 30.10.2009, 18:58 | Сообщение # 18
Ближник
Книжник
Группа: Советники
Сообщений: 4065
Награды: 0
Репутация: 4053
Статус: Offline
Кстати, да, по новой версии стоит ли собрать все написанное и отослать Автору? или достаточно написанного здесь(все же 1 глава и уже разбиралась)? Как лучше автору?

Cообщения serGild
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ВестникДата: Пятница, 30.10.2009, 19:19 | Сообщение # 19
Воевода
Администратор
Группа: Ветераны
Сообщений: 2778
Награды: 0
Репутация: 866
Статус: Offline
это уже текст после правки поэтому отчет как таковой не нужен
автор даже в общий доступ текст хотел разместить но из-за некоторых сомнений решил уточнить у ридеров
если замечаний не появится завтра текст перенесу в общий доступ
Cообщения Вестник
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ml-adДата: Пятница, 30.10.2009, 19:50 | Сообщение # 20
Воевода
Жрец
Группа: Ветераны
Сообщений: 3631
Награды: 0
Репутация: 813
Статус: Offline
Прочитал новый вариант после правки и ............ (обалдел!) Автор внес в главу правку по язычеству! То что я писал после прочтения первого варианта. Не поверите, я чуть было в пляс не пустися когда прочитал. Настроение как будто удачу за хвост схватил! Сначала обалдел . И Сказать не чего. А потом .

Засапожные ножи имели такое широкое распространение, что считались нормальными вместе с повседневными поясными ножами, и иногда даже боевыми не считались, если говорить точнее как сейчас "туристический разделочный нож", правда чем от охотничьего отличается или боевого я иногда не могу найти отличия. У самого коллекция.
Сбор по тревоге, отменяется,когда заканчивается не обходимость в ней что тут придумывать.
Почему Михаил не мог знать о Перуне и Велесе, вы забываете, что тот кто в него вселился, из нашего времени, а эта информация общедоступна. И второе - знание обрядовости Перкунуса в дальнейшем поможет при завоевании той же прибалтики. К тому же Отрок ученик ведущего обряды Перуна в воинском братстве Ратнинской сотни!
С теми знаниями что он пришел! Почему вы позволяете ему знать одно, а другое запрящаете. Отрок же не против развития христианства, он же сам распространяет его. Да и я никогда не говорил о вреде христианства. А наоборот всегда подчеркивал, только с христианством Михаил сможет создать крепкое НГ.




Млад.
Cообщения ml-ad
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
serGildДата: Пятница, 30.10.2009, 20:37 | Сообщение # 21
Ближник
Книжник
Группа: Советники
Сообщений: 4065
Награды: 0
Репутация: 4053
Статус: Offline
Quote
Почему Михаил не мог знать о Перуне и Велесе, вы забываете, что тот кто в него вселился, из нашего времени, а эта информация общедоступна.
общедоступна - не значит общеизвестна
Quote
К тому же Отрок ученик ведущего обряды Перуна в воинском братстве Ратнинской сотни!
В перспективе. И в ожидании начала обучения


Cообщения serGild
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
КержакДата: Пятница, 30.10.2009, 21:03 | Сообщение # 22
Группа: Удаленные





– Все равно прирежу, гнида.
– Сам раньше сдохнешь, урод! – не остался в долгу тот.

Гнида – анахронизм (значит яйца вшей блох) собственно не др-русское., а укр.
Урод – нормально, но не уверен, что годится как ругательство в 12 веке.
Варианты:
Упырь, почечуй (значит, геморрой)))

, сквозь сжатые зубы, и слегка скособочился, получив по ребрам прикладом самострела.
– Имя!
– П… Пахом.
– Доложить, как положено!
– Младший урядник седьмого… Пахом сплюнул на землю кровью из разбитых губ –

Не понятно – от чего разбиты губы. Либо надо указать, что оба пацана стоят с разорванными рубахами и разбитыми лицами заранее, а то ударил по ребрам а губы разбились))), но если на них доспехт, то вообще несколько сомнителен удар прикладом – насколько он эффективен? Кроме того еще сомнительней их драка в доспехах. А уж ножики против кольчуг не рулят – точно. То есть доспехи убрать, однозначно, максимум – оставить поддоспешники – в них они и тренировались (вполне логично)

Все же мое предложение о спецкинжале для МС стоит рассмотреть – я его давно делал.

Вариант – аналог ханджара с массивной гардой-кастетом и навершием – под любой хват и удар и клинком и рукоятью. А эффект закладки в руку будет играть сама рукоять кинжала

Вторым младшим урядником десятка оказался тот самый парень, что ободрал себе щеку, утеревшись кольчужным рукавом.

Это как? Чтобы утереться надо чтобы рукав был до запястья, а такие кольчуги тогда не делались.
Либо он как то плечом пытался вытереться?

Тема – а где комендантская группа. Должен быть патруль, с оружием и в доспехе, который контролирует все. По логике, у офицеров должны быть свистки чтоли и по сигналу должен прибегать наряд.

Между десятками Младшей стражи развернулось воистину свирепое (иногда и до мордобоя) соревнование за право сопровождать девиц по воскресеньям в ратнинскую церковь. В доспехе и при оружии

На мой взгляд в доспехах очень тяжело. Представьте, надо простоять на ногах 2-3 часа, да еще и поклоны постоянно (перекрестился, поклон) в кольчуге просто умрешь. Да и не должен человек в храме в латах быть. А саблю или иное оружие надо бы при входе оставлять.
Так что не в доспехах, а в нарядных одеждах, ярких, да еще и модных – это да!

Не знаете вы венных реалий,
вОенных

Мишка поднялся с земли, привел в порядок одежду и амуницию и пошагал к крепости.
Перед этим нигде нет указания, что он таки сел на землю, да и зачем бы он это делал? Или он лежал на земле? Зачем?

– А ну, кончай ерепениться. – Мишка приобнял крестника за плечи. – Я тебя когда-нибудь плохому учил?

Сильный аргумент)))) может стоит чуть иначе сформулировать?

много гитик…

совершенно не понятно слово которое не договорил Мишка…

Ребята всего три месяца, как к православию прикоснулись,
Правильней будет к Вере Христовой. Православием ее тогда и не называли имхо.

По вечерам, перед ужином, Алексей занимался с Мишкой отдельно, так, чтобы этого не видели «курсанты». По его глубочайшему убеждению, лучше, чем командир, владеть оружием не должен никто, а потому во время занятий старший наставник Воинской школы был беспощаден.

Как человек, который изучает кендо))) и имеющий опыт практики русского боя (кулачного и на палках) могу сказать, что на начальном этапе главное правильно ставить руку – удар. То есть не фехтовать, а рубить и колоть. То есть – берем меч или саблю и идем рубит струйку воды (чтобы брызг не было), рубим ветки и тд.
Далее, махи делаем широкие, отрабатывая технику, в бою движения само собой будут короче, далее, учимся рубит с седла – фехтование же (в смысле обмена ударами и защит с перемещениями) вообще дело последнее))))
Вывод – сначала всех учат рубить с земли, потом с седла. Когда технику удара освоят, можно учить бою с щитом. И наверно в самом конце – именно фехтованию меч на меч.
Если же по русской традиции смотреть – то у нас очень много на вращениях-восьмерках.
Там можно и для начала с дубиной тренироваться. Вот как раз палочные бои и могут быть еще одним элементом тренинга.
Самое главное – чтобы прорубить и доспехи и тд надо бить от души, так что техника весьма специфичная должна быть, отрокам же однозначно имеет смысл на сабли заточиться – сабли куда легче и значит их они смогут освоить куда раньше, чем мечи (просто из-за веса).

– Трепач! – Юлька зло зыркнула в сторону Мишки и снова опустила глаза к поясу. – Скоморохом тебе быть!
Но возжигают они
Пламя отваги у воинов,

Имхо надо пропуск. Иначе сливаются слова Юльки и стих ГГ.
– Трепач! – Юлька зло зыркнула в сторону Мишки и снова опустила глаза к поясу. – Скоморохом тебе быть!

Но возжигают они
Пламя отваги у воинов,

Эта мочалка…
Мочалки – это помнится девушки на сленге рокеров и прочих металлистов?)))

– Показывай, девонька, куда нести
Пропущена точка в конце предложения

Значит, нужна такая же неубиенная позиция
Неубиваемая-непробиваемая, неубиенная – вообще не понятно о чем))))

А и Б сидели на тубе…
трубе

Добавлено (30.10.2009, 21:03)
---------------------------------------------
очень много пропущенных ЗПТ.

Cообщения Кержак
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ml-adДата: Пятница, 30.10.2009, 21:25 | Сообщение # 23
Воевода
Жрец
Группа: Ветераны
Сообщений: 3631
Награды: 0
Репутация: 813
Статус: Offline
кержак, Дружище!
Я когда тренировал ребят из исторического фехтования, то начинал с того что развивал им физику, учил ходить и дышать. Боевое движение. Сочетания работы ног и рук. Воин в схватке ни когда не находиться в статике, он постояно движется. Нарабатывали технику владением оружия. Причем тренировочное оружие было в два - три тяжелее боевого Или турнирного. А где - то месяцев через 6, постановка удара. Рубка полешков, тяжеллые дары по колодам (разновеликим) По шинам ( они пружинят удар). Рубка мелких полешков в воздухе. Подбрасываешь, а ученик пыиается его расколоть. Здоровеные пацаны плкали по началу от того что не получается, а потом все спасибо говорили. И потом струйку воду зачем рубить, нам доспех пробить нужно. КЕНТО не всегда и не везде приживается. Юпония хорошо, но у нас своя нацианальная школа не хуже. И потом если ему нельзя знать язычества, то почеиу он должен знать КЕНТО?




Млад.
Cообщения ml-ad
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
КержакДата: Пятница, 30.10.2009, 21:31 | Сообщение # 24
Группа: Удаленные





кендо - путь меча))))
рубка воды - это с кавказа)))
удобно для навыка чистого удара
хождение и широкие махи - само собой это и есть начало начал.
техника удара - ну не вижу оснований почему бы не начать сразу ее ставить? одно другому не помеха.
и двигаться, и просто осваивать сами махи, и вращения (восьмерки) и собственно вытаскивание оружия из ножен и рубка.
потом уже и с седла.

а ГГ ничего про кендо и не знает))) он вообще в обучении фехтованию и рубке новичок, а вот его наставники - опытные и они то и фехтованием и рубкой владеют на ять.

Добавлено (30.10.2009, 21:31)
---------------------------------------------
и еще - дрова рубить - это хорошо, но можно и поскромнее, учтем, что мечь для 14 летнего - это мягко говоря многовато. в смысле по весу.

Cообщения Кержак
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
serGildДата: Суббота, 31.10.2009, 01:09 | Сообщение # 25
Ближник
Книжник
Группа: Советники
Сообщений: 4065
Награды: 0
Репутация: 4053
Статус: Offline
Цитата
С теми знаниями что он пришел! Почему вы позволяете ему знать одно, а другое запрещаете.
Во избежание читерства ГГ знает примерно то, что знал Автор на момент начала написания. Этого он не знал
Цитата
АВТОР вполне справлялся с этими вопросами.
Цитата
после четвертой книги
Тогда уже в отличие от ГГ автор специально готовился. Впрочем, спор ни о чем, все равно он мог от местных все узнать куда точнее чем в наше время прочитать.
Гад не годится, ГГ упоминал в 1 книге что это не ругательство а змея


Cообщения serGild
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
Tigra_cashДата: Суббота, 31.10.2009, 12:02 | Сообщение # 26
Полусотник
Пани
Группа: Ветераны
Сообщений: 856
Награды: 0
Репутация: 849
Статус: Offline
спс за комплименты Юльке:) танцую вместе с млад-ом:)
только у барышни по идее должно реакция какАЯ-нибудь нарисоваться... хоть бы и ступор с раскрытыми зенками...А то после откровений чувств в беседе с Настеной - тут прям, не показывающая истинного лица из-под маски, опытная хищница.. ПОкраснеть и смутиться - при любой встрече и разговоре с любимым - это самое обычное, что делает девчонка в 13. А эта сквернословит...



Я - неправильная женщина и делаю неправильный борщ!
Cообщения Tigra_cash
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
КержакДата: Суббота, 31.10.2009, 12:15 | Сообщение # 27
Группа: Удаленные





гад слово не слишком подходящее - не спорю)))
я спецом прочел только что Успенского по древнейшим корням ненормативной лексики у славян, так что))))
но гнида - точно анахронизм.
Cообщения Кержак
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
Tigra_cashДата: Суббота, 31.10.2009, 12:44 | Сообщение # 28
Полусотник
Пани
Группа: Ветераны
Сообщений: 856
Награды: 0
Репутация: 849
Статус: Offline
Так вроде же эта - должна соблюсти достоинство лекарки, воспитана, значит, не бабой базарной...


Я - неправильная женщина и делаю неправильный борщ!
Cообщения Tigra_cash
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
curserДата: Суббота, 31.10.2009, 12:54 | Сообщение # 29
Группа: Удаленные





"Воспитана" она матерью одиночкой в 5-ом поколении.Живут отдельно,всем чужие,с опаской-тяжолый случай.
Cообщения curser
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
serGildДата: Суббота, 31.10.2009, 13:44 | Сообщение # 30
Ближник
Книжник
Группа: Советники
Сообщений: 4065
Награды: 0
Репутация: 4053
Статус: Offline
Quote
ПОкраснеть и смутиться - при любой встрече и разговоре с любимым - это самое обычное, что делает девчонка в 13. А эта сквернословит...
А мне кажется - реакция на собственное смущение.
Quote
должна соблюсти достоинство лекарки,
Так вот с Мишкой и расслабляется ибо свой и надежный.


Cообщения serGild
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
Tigra_cashДата: Суббота, 31.10.2009, 14:55 | Сообщение # 31
Полусотник
Пани
Группа: Ветераны
Сообщений: 856
Награды: 0
Репутация: 849
Статус: Offline
Quote (serGild)
ПОкраснеть и смутиться

это тоже расслабление после Настениной муштры. Воля чувствам... а сквернословие - очередная клетка чувств, только чтобы не показать смущение... хмм.
мое ИМХО - мимолетное смущение, ступор и румянец - может быть. А потом может и поругать, Мишка только посмеется:) зато поймет, что в цель попал...



Я - неправильная женщина и делаю неправильный борщ!
Cообщения Tigra_cash
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
КержакДата: Суббота, 31.10.2009, 14:58 | Сообщение # 32
Группа: Удаленные





я все же хотел бы отметить - в деревне тем более в 12 веке в 13 лет люди тем более девицы - уже далеко не девочки.
многие уже и замуж выходят и вполне даже хозяйственно себя ведут))))
что касается светлого образа юльки - ну автору виднее, вот только не вижу ничего в ней светлого - видна невооруженным глазом изрядная перекособоченность и даже неадекватность.
воть
Cообщения Кержак
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ВестникДата: Суббота, 31.10.2009, 16:43 | Сообщение # 33
Воевода
Администратор
Группа: Ветераны
Сообщений: 2778
Награды: 0
Репутация: 866
Статус: Offline
Quote
– Вот еще… выдумал…
Юлька вырвала руку и чересчур суетливо склонилась над Саввой

вот пока наклонялась и воля чувствам а потом переключилась а если бы не савва то и румянец был бы
Quote (кержак)
вот только не вижу ничего в ней светлого - видна невооруженным глазом изрядная перекособоченность и даже неадекватность.

а это уже отдельная тема в персонажах biggrin
Cообщения Вестник
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
KESДата: Воскресенье, 01.11.2009, 14:40 | Сообщение # 34

Князь
Группа: Авторы
Сообщений: 2283
Награды: 0
Репутация: 1955
Статус: Offline
Quote (serGild)
Тогда уже в отличие от ГГ автор специально готовился.

И что-то знал (чуть больше средне-обывательского уровня, как любитель истории), и готовился, и у вас, коллеги учусь. (Коллеги - не опечатка. Все вы, в той или иной степени, участвуете в создании "Отрока". Цель свою я обозначил еще после выхода первой книги - пробудить интерес к отечественной истории и к проблемам управления. Поэтому не только не считаю зазорным почерпнуть знания у вас, но и стараюсь это сделать, потому что так смогу передать эти знания читателям. Это вполне соответствует заявленной цели. Или не согласны?

Добавлено (01.11.2009, 14:36)
---------------------------------------------
Относительно же Юльки... ну, была бы обычная девчонка, тогда бы все ваши замечания были бы верны, но девчонка-то необычная! Возьму даже на себя смелость утверждать, что подавляющее большинство из вас, коллеги, с подобными девчонками не встречалось. Я признаться, тоже, хотя и была у меня когда-то такая знакомая (полковник медицинской службы), но ей уже было крепко за 40. "Создавая" Юльку, я и попытался представить себе эту знакомую в подростковом возрасте. (Вообще то, было очень не просто - мадам полковник курила "Беломор").

Добавлено (01.11.2009, 14:40)
---------------------------------------------
Относительно фехтования... По-моему, вы как-то подзабыли, что Немой и дед учат ГГ уже больше года. Плюс Алексей. Ну никак ГГ не начинающий, хотя, конечно же, и не мастер - так, азы изучил, да руку поставил.


Cообщения KES
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ОльгаДата: Воскресенье, 01.11.2009, 15:27 | Сообщение # 35
Десятник
Группа: Ушкуйники
Сообщений: 387
Награды: 3
Репутация: 197
Статус: Offline
Quote (KES)
Относительно же Юльки... ну, была бы обычная девчонка, тогда бы все ваши замечания были бы верны, но девчонка-то необычная! Возьму даже на себя смелость утверждать, что подавляющее большинство из вас, коллеги, с подобными девчонками не встречалось. Я признаться, тоже, хотя и была у меня когда-то такая знакомая (полковник медицинской службы), но ей уже было крепко за 40. "Создавая" Юльку, я и попытался представить себе эту знакомую в подростковом возрасте. (Вообще то, было очень не просто - мадам полковник курила "Беломор").

Да... Юлька получатеся необычная. Но если вы её представляете, то интересно будет прочитать как всё будет разворачиваться дальше, вы целеноправленно её такой описываете.


Cообщения Ольга
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
curserДата: Воскресенье, 01.11.2009, 16:18 | Сообщение # 36
Группа: Удаленные





По поводу Отрока в целом давно хотел отметить.5 книг от лица ГГ-всё бы ничего.Но вот Автор вводит полифонии(пока тока Настёна Юлька) и всё равно очевидно что всё и вся опять на него любимого.А ведь столько персонажей и интересных персонажей.У них должны же быть и собственные отношения и развитие характеров,мне видится здесь некоторый застой.Что-то конешно происходит,но мне кажется маловато.
Cообщения curser
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
КержакДата: Воскресенье, 01.11.2009, 16:43 | Сообщение # 37
Группа: Удаленные





Цитата curser
некоторый застой.Что-то конешно происходит,но мне кажется маловато
поддержу данную мысль.
не надо разрасться. можно просто ряд ситуаций показывать не от ГГ а от других персов. вполне традиционный ход
Cообщения Кержак
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ОльгаДата: Воскресенье, 01.11.2009, 17:00 | Сообщение # 38
Десятник
Группа: Ушкуйники
Сообщений: 387
Награды: 3
Репутация: 197
Статус: Offline
Цитата curser
По поводу Отрока в целом давно хотел отметить.5 книг от лица ГГ-всё бы ничего.Но вот Автор вводит полифонии(пока тока Настёна Юлька) и всё равно очевидно что всё и вся опять на него любимого.А ведь столько персонажей и интересных персонажей.У них должны же быть и собственные отношения и развитие характеров,мне видится здесь некоторый застой.Что-то конешно происходит,но мне кажется маловато.

Согласна с вами. Очень хочется посмотреть на события глазами других персонажей. Интересно как они видят нововведения, как они принимают их. Но этот вопрос подвергся критике, что мол разрастется это всё..ого го как. Ну и всё потонуло
А так бы было интересно…
Цитата кержак
не надо разрасться. можно просто ряд ситуаций показывать не от ГГ а от других персов. вполне традиционный ход

На ваш взгляд, сколько листов или букв должно быть написано про эту ситуацию? Где та грань, за которой уже перебор?


Cообщения Ольга
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ВестникДата: Воскресенье, 01.11.2009, 19:28 | Сообщение # 39
Воевода
Администратор
Группа: Ветераны
Сообщений: 2778
Награды: 0
Репутация: 866
Статус: Offline
Quote (Ольга)
Где грань за которой уже перебор?

это уже в теме случайная глава... http://krasnickij.ru/forum/17-29-1
Cообщения Вестник
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
lodochnik2000Дата: Воскресенье, 01.11.2009, 21:08 | Сообщение # 40
Воин
Группа: Ополченцы
Сообщений: 66
Награды: 0
Репутация: 11
Статус: Offline
Quote (KES)
Относительно же Юльки... ну, была бы обычная девчонка, тогда бы все ваши замечания были бы верны, но девчонка-то необычная! Возьму даже на себя смелость утверждать, что подавляющее большинство из вас, коллеги, с подобными девчонками не встречалось. Я признаться, тоже, хотя и была у меня когда-то такая знакомая (полковник медицинской службы), но ей уже было крепко за 40. "Создавая" Юльку, я и попытался представить себе эту знакомую в подростковом возрасте.

О таких женщинах писали Юрий Герман и Константин Симонов, этот тип у женщин из к/ф "Офицеры" и персонажа Алентовой в "Москва слезам не верит".
Cообщения lodochnik2000
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
Красницкий Евгений. Форум сайта » 1. Княжий терем (Обсуждение книг) » Тексты » Черновик Книга 6 часть 1 глава 3
  • Страница 1 из 9
  • 1
  • 2
  • 3
  • 8
  • 9
  • »
Поиск:

Люди
Лиса Ридеры Гильдия Модераторов Сообщество на Мейле Гильдия Волонтеров База
данных Женская гильдия Литературная Гильдия Гильдия Печатников и Оформителей Слобода Гильдия Мастеров Гильдия Градостроителей Гильдия Академиков Гильдия Библиотекарей Гильдия Экономистов Гильдия Фильмотекарей Клубы
по интересам Клубы
по интересам
kea, Водник, Коняга, Andre,


© 2019





Хостинг от uCoz | Карта сайта