Мы очень рады видеть вас, Гость

Автор: KES Тех. Администратор форума: ЗмейГорыныч Модераторы форума: deha29ru, Дачник, Andre, Ульфхеднар
Модератор форума: nekto21, Rada  
Кровник
bossycДата: Суббота, 23.04.2011, 15:10 | Сообщение # 441
Группа: Удаленные





А по мне так отлично, сперва делается генеральная линия, которая потом вполне может быть дополнена нюансами. А так четко, ясно, красиво. Краткость сестра таланта.
Quote (sova)
ПРОДУ!!!
+1!
ЗЫ Ульф, а нет желания написать уже что-то свое? Кстати я тут почитал ведущая пятерка фантастов РФ начинала писать с фанфиков. Только вот как завязку я бы не стал брать "засланца" из другого времени и/или миров, а к примеру как у Брэдбери сделал альтернативное ответвление связанное с браком/смертью реальной исторической личности.
ЗЫЫ Почитаю с превеликим удовольствием.


Сообщение отредактировал bossyc - Суббота, 23.04.2011, 15:17
Cообщения bossyc
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
УльфхеднарДата: Суббота, 23.04.2011, 17:37 | Сообщение # 442
Сотник
Витязь
Группа: Наместники
Сообщений: 4882
Награды: 1
Репутация: 5055
Статус: Оффлайн
Quote (sova)
Полагаю, Вам по силам связать свершившиеся исторические факты и душевные порывы ГГ в единую картину!!! ПРОДУ!!!

Ну... хммм... н-да-а-а... Попробовать конечно можно, было бы вдохновение. Без него никак.
Quote (bossyc)
ЗЫ Ульф, а нет желания написать уже что-то свое?

Есть зарисовки, но пока я дальше них не продвинулся.
Quote (bossyc)
Так что извините ничего я менять не буду. Можете банить, но если предлагаются варианты выбора, то выбор остается на усмотрение пользователя.

Предлагается общий выбор. Этим же вы показываете свое отношение ко всем участникам. sad sad Лучше аватару сменить.
Cообщения Ульфхеднар
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
УльфхеднарДата: Среда, 27.04.2011, 21:40 | Сообщение # 443
Сотник
Витязь
Группа: Наместники
Сообщений: 4882
Награды: 1
Репутация: 5055
Статус: Оффлайн
Расширяя границы, укрепляя власть… (часть 4).
Михаила женили на дочери эмира Булгарии Салима. Этот союз был достаточно долгоиграющим, но никто поначалу не придавал особо большого значения. С 1215 года политика Вильно пошла на укрепление существующих позиций. С соседями сохранялся относительный мир. Подручные и союзные князья не бунтовали, с черниговцами и владимиро-суздальцами подписали мир. Исключением стала внутренняя усобица между сыновьями Всеволода Юрьевича по прозвищу Большое Гнездо. Она в конце-концов завершилась в 1214 году битвой при Липице, в которой Мстислав Удатный, Глеб Черниговский и Константин Ростовский разбили союз князей Владимиро-Суздальских земель. После этого, достаточно знаменательного события, наступил мир. Даже рязанских князей оставили в покое, хотя они и пострадали в 1207 году угодив в Суздальский поруб.
Но Вильно в этой усобице не участвовало. Между прочим, это случилось впервые с 1147 года. Мир был и с соседями. Князь Польши Лешек Белый еще в 1193 году женился на трехродной племяннице князя Андрея Ольге Ярополковне. Этот брак замыслил еще отец Лешека Казимир, когда жил в плену в Вильно. И Мешко III был вынужден под негласным давлением Вильно признать племянника своим наследником. Поэтому Лешек с восточным соседом жил мирно. Венгры тоже помнили галичский разгром и на соседа не очень-то зарились. Болгары жили с соседом в мире, византийцы (точнее то, что от них осталось) тоже не пытались поднять вражду с грозным соседом. И, к немалому удивлению, Михаила в феврале 1217 года дед его вызвал на разговор.
– Итак, – через силу усмехнулся князь Андрей. – Поскольку мне уж недолго топтать землю-матушку осталось, тебя, внук, как моего наследника я хочу ознакомить с кое-какими делами.
– Но, мне казалось, уже все давно было оговорено.
– Было, – кивнул дед. – Однако тебе стоит узнать поподробнее о разных домыслах и предположениях дряхлого старца.
– Но… ты еще держишся по-прежнему…
– По прежнему, – из уст старика вырвался короткий смешок. – О, если бы я себя ощущал как в твои годы, то долго же ты ходил бы в наследниках, хе-хе-хе. Но поговорим о деле. Мне не нравится способность соседей проверять каждого нового виленского князя на «слабо». Вот о них я и хотел бы тебе провести короткое поучение. Князья-подручники должны идти впереди тебя в бой так, как пошли под Липицу. От Мстиславов предательства ждать незачем, а их дети очень слабы и до отцов им весьма далеко. Черниговцы нам союзники до тех пор пока жив Глеб Святославич. А вот от его брата Мстислава можно ждать и подлостей. Князь Констанин Всеволодович Ростовский находится на тех же ролях. Рязанские, муромские и новгород-северские правители слабы и ничего от них страшного для наших земель нам ждать не придется.
– А север, – поинтересовался Михаил. – Ведь в Швеции сменился король и он представитель враждебной нам династии Сверкеров.
– Это нам он враг, – хмыкнул князь. – А так как Эрик Х оставил после себя лишь пятилетнего сына, вполне реально что знать захотела более старшего Юхана. Ежели он станет ерепениться – умрет. Потому как поддержим не только мы но и норвежский король Инге II Бордссон. Датчане с переменным успехом воюют в северной Германии, в которой сейчас два императора. Поляки нам неопасны, болгары и венгры, пожалуй, тоже. Король Венгрии Андраш II участвует в пятом крестовом походе, сколько эта волокита продлится неведомо. Лешек Белый завяз в разборках с силезцами, все Краков делят. Не за горами тот день когда сербы вырубят из Болгарии и Венгрии собственное королевство. Болгарский царь Борил слаб, его конкурент братан Иван II Асень в Киеве и просит войско для «восстановления справедливости».
– Ты дашь?
– Дам. Дам в ответ на признание границы по рекам Яломица и Дунай, включая и Доростол. Будет нам как щит против Латинской империи. Хочет новых земель – вот пусть и теснит латинян. То, что мы вышибли генуэзцев из Таврии не нравится не только латинянам, но и румелийцам. Вот с кем нам придется сразиться за господство на Русском море. А также будем ждать пришельцев с востока. Они оттуда прилетают волнами каждые двести лет – авары, венгры, печенеги, половцы. Теперь будем ждать и монголов.
Одиннадцатого августа 1217 года Великий князь Виленский и Киевский Андрей Константинович отошел в мир иной. Его смерть всколыхнула Русь, однако новый князь Михаил Иванович держал крепко власть в своих руках. Его целью было спокойствие собственных границ. Патриарх его в том споро поддерживал. Первым делом он позвал на совет князей-подручников – Мстислава Романовича Смоленского, Владимира Рюриковича Галицкого, Святослава Всеволодовича Путивльского и Мстислава Мстиславича Переяславльского. Целью совета было обсуждение внешней политики. Решено было, что с любым врагом князья воюют своими силами, а коль не поможет, так вступает в бой и виленский князь, ведя городские полки. Битва под Липицей полностью доказала успешность подобного решения. Причем Михаил намекнул, мол, после ряда успешных битв можно и звания «подручник» лишиться, не токмо для себя, но и для потомков. Вот князья и настроились.
Тем временем в Болгарии победил Иван II Асень и, твердо воцарившись на отчем престоле, тут же подмахнул договор о границе с Русью. Затем и сербы получили своего первого короля Стефана Первозванного, коронованного папой Гонорием III. А появление православного архиепископа было уж не за горами. В мае 1218 года в Плоцке был организован большой межконфессиональный диспут между католическими и православными богословами при участии папы Гонория III и Вселенского патриарха Матфея I. Диспут продолжался целых два месяца и обе стороны в конце концов согласились на ничью, а заодно подписали обязательство о проведении следующего диспута через пять лет в Кракове. В следующем году в Сербию назначили архиепископа Савву (в миру Растко Немани). Этот человек прендовал на звание святого еще при жизни, а потому его выбор был вполне обоснован.
А вообще-то Вильно не вмешалось даже в рязанский конфликт. В 1217 году князья Глеб и Константин Владимировичи в союзе с половцами уничтожили половину всех князей Рязани, в том числе и родного брата Изяслава. И совершили сие не в бою, а на общем сборе. Ингварь Переяславский справился с врагом самостоятельно. И Рязань отбил, и половцев. Вот если бы не смог он сие свершить, так тогда бы Удатный поспешил справедливость восстанавливать.
Пронеслись и некоторые изменения в правящих верхушках. Так, в конце зимы 1218 года умер князь Константин Всеволодович и первенство во Владимиро-Суздальском княжестве посел его брат Юрий. Затем в следующем году ушел из жизни и черниговский князь Глеб Всеволодович. Его сменил брат Мстислав.
Отдельной темой было продолжение освоения Степи. Донецкое городище находилось на реке Уды, рядом с устьем реки Харьков. В его окружности ряд охочих бояр из черниговского княжества построили несколько острогов и два городка. Это были Белгород – в верховье реки Донец и Волчанск – на берегу реки Волчья. В 1219 году на месте Дьякова Острога, что на реке Мерва, заложили крепость Богодухов. Сам же острог возвели на новом месте – в высоких мергелевых горах рядом с Святогорскими отшельничьими пещерами. Там же в 1221 году заложили монастырь. Именно в этот период на Великом Дону появились крепости Изюм, Змиев и Чугуев. Это ознаменовало окончательный конец вековому владычесту половцев и их столицы Шаруканя. Также появились несколько значимых острогов, могущих со временем вырасти в небольшие городки: Балаклейка – в устье одноименной реки на левом берегу реки Донец, Мерефа – в устье реки Мерефа на берегах реки Мжа, Люботин – в междуречье рек Люботинка и Мерефа, Валки – в верховье реки Мжа, Орчик – на берегах одноименной реки, Белевский – на реке Берестовая и Перещепино – на левом берегу реки Орель. Естественно, запашка на север от рек Орель и Берека и на запад от реки Донец активно расширялась.
Самое интересное было то, что распахивались лишь участки лесостепи и долины рек. Земли вдоль моря были полны мелких, пересыхающих летом, рек. Поэтому их не шибко-то и пахали, предпочитая выращивать скот. От Прута до Днепра бродили стада коров, отары овец и коз, табуны коней. Пастухами были преимущественно торки и крещенные половцы, но в последние годы их ряды начали пополняться и русичами.
Понемногу застраивалась земля и на юге. Тут также строили остроги. Самыми значимыми были Молочанский – на реке Молочная не подалеку от одноименного лимана, Токмак – на реке Молочная в устье реки Большой Токмак, Орехов – в среднем течении реки Конка, Медовик – в верховье реки Гайчур и Приморск – на реке Обиточная у места впадения в неё реки Кильтичия. В этом районе центральной крепостью был Арабат, который находился берегу Азовского моря, напротив окончания косы Арабатская Стрелка, рядом с Тонкиим проливом. Еще в 1215 году тут было генуэзское торговое поселение Салинэ. Эта крепость контролировала жизнь в северо-восточной оконечности Сиваша. Город стал центром местных солепромыслов и рыбной ловли. Таким был этот благословенный край, когда там появились монголы.


Сообщение отредактировал Ульфхеднар - Четверг, 28.04.2011, 23:00
Cообщения Ульфхеднар
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
УльфхеднарДата: Четверг, 28.04.2011, 23:00 | Сообщение # 444
Сотник
Витязь
Группа: Наместники
Сообщений: 4882
Награды: 1
Репутация: 5055
Статус: Оффлайн
Русь против монголов (часть 1).
Изначально под началом Джэбе и Субудая было сорок тысяч всадников. Однако в ходе тяжелого и кровопролитного похода четверть из них полегла или была отозвана Чингисханом. Но остальные продолжали наполнять мир дробным стуком конских копыт, свистом сабель и дымом пожаров. Весной 1222 года разбив в предгорьях Кавказа алан, уже в августе монголы на Дону нанесли сокрушительное поражение половецким войскам ханов Бастыя, Юрия Кончаковича и Данилы Кобяковича, причем последние два погибли. Хан Котян, не приняв участия в битве, бросился к зятю Мстиславу Удатному за помощью. Русь наполнилась кличем о походе против новых захватчиков. Верные своему уговору князья-подручники собирали силы к бою. К походу присоединились также черниговские князья. Пятидесятитысячная рать собралась у Кременчуга и двинулась вдоль Днепра на юг. У Хортицы к ним присоединились еще тридцать тысяч основательно потрепанных половцев. Вместе они должны были противостоять двадцатипятитысячному отряду монголов.
Тем временем виленский князь Михаил Иванович собирал полки у Киева. Дороги наполнились воями, в воздух вздымалась пыль, поднимаемая марширующими ратниками и спешащей конницей. Часть воев сплавлялась по рекам. Южане направлялись к Херсону. Кроме того в Таврии находилось тридцать полков, которые совсем недавно разгромили румелийский флот в битве при Судаке. А юго-восточная Русь была обезглавлена. Под досками оказалось девять князей, еще трое полегли в битве. Теперь остановить врага могло лишь Вильно. Весть о полном поражении князей на Калке лишь прибавила виленцам упорства и сил. В воздухе гремел, грохотал клич «Смерть монголам!».

Поражение русских князей на Калке было весьма прогнозируемо и очевидно даже неискушенным в военном деле людям. Основополагающих факторов было много. Во-первых напрочь отсутствовал порядок действий вследствие неопределенности четкого центрального командования. Во-вторых не было совета о ведении плана боя. Сам совет вроде как бы и был, но из-за непроработанности его составляющих мог зачастую обернуться настоящей катастрофой. Третьим фактором разгрома оказалась ситуация преследования. Русичи, если враг побежал, преследовали нечасто, а вот так, до полного истребления или пленения бегущих – такого и вовсе никогда не было. Отдельно можно было выделить пятое тележное колесо любого упорного боя тех времен на Руси – половцев. Их неспособностью держать лобовой удар ранее часто пользовались виленские князья, а теперь это сделали и монголы.
Поначалу ход боя был целиком и полностью за русичами. Передовая тысяча Ганимеда, целью которой было заманить ложным отступлением под удар основных сил, была почти уничтожена. Шесть сотен увлеклись обстрелом пехоты и неожиданно угодили в клещи конницы. В итоге они были почти поголовно истреблены. Остальные стали отступать на юго-восток от средней Самары. Тактика укусил-отскочил сработала великолепно, однако монголы погибли почти все, включая и самого тысячника. Далее русичи допустили ряд стратегических ошибок. Для начала Мстислав Удатный и Мстислав Святославич поссорились с Мстиславом Романовичем по поводу дальнейших действий и переправились через болотистую долину реки Калка. Затем они же позволили половцам залезть вперед прямо перед собственной пехотой. Монголам отбить лихой наскок и обратить половцев в бегство не составило большого труда. Стремглав удирающие половцы врезались в ряды русичей, основательно смешав их. А затем в это месиво врубились монголы. Русичи попятились назад и… уперлись прямиком в болото и реку. Отступали князья натужно и в большом беспорядке, поэтому монголы без особых проблем их взяли в «мешок», многих пленили. Часть русичей, которые сумели перебраться через предательскую речушку, укрылась в наспех сооруженном лагере, иные начали отходить в степь. Монголы, понеся поначалу достаточно небольшие потери, навалились на лагерь, однако взять его с ходу не сумели. Оставлять за спиной большой отряд противника Субудай не решился и начал планомерную осаду. Русичи стояли насмерть. После трех суток беспрерывного боя Субудай решился на хитрость и обманом выманил противника из-за укреплений. Тут-то монголы и решили исход битвы, нанеся удар по обезоруженным русичам. Плененных князей и воевод бросили под доски, на которых пировали победители, тем самых медленно раздавив их. Затем было решено продвинуться вглубь Руси, дабы посмотреть на укрепления больших городов. Ибо чужие слова это одно, а вот собственные глаза – совсем иное.
А вот те вои, что ушли в степь, в большинстве своем к Самаре не пошли. Их путь лежал к южной линии острогов Виленского княжества. Добрались они туда, отчаянно отбиваясь от наседавших передовых отрядов. Когда наконец беглецы достигли острогов, то немедленно в них заперлись. И вот тут монголов ждал очередной жестокий урок. Воодушевленные сравнительно легкой победой (в гробу видал Субудай такие «победы» – шесть тысяч воинов полегло при осаде табора) решили выманить русичей из-за укреплений. Ан нет! Те усиленно не поддавались на провокации и высунулись лишь тогда, когда васильевский и арабатский воеводы ударили конными отрядами косоглазым наглецам в спину. Из полутысячи передового монгольского отряда сумело вырваться не более сотни, прочих перебили. Затем воеводы дали приказ к скорейшему отступлению. Но уходили лишь старики, женщины и дети. Также покинули острожную линию раненные и слабовооруженные вои. Прочие готовились умереть, но задержать монголов до прихода полков севера. За их спиной отгонялся скот, отступали все, кто не мог сражаться. Постепенно возникли три ручейка отступления – на север к Васильевке, на запад к Олешью и на юг к Перекопу. Срывались с места пастушьи стойбища и часть всадников неслась во весь опор к острогам на подмогу.
Монголы прибыли основными силами к острожьей линии лишь через месяц после битвы. Требовалось и раны подживить и разведку провести. Стычки разведчиков обеих сторон отличались редким упорством сторон. Русичи, пользуясь лучшим знанием местности, часто применяли тактику засад, да поначалу с таким успехом, что монголы отрядом менее полусотни и не высовывались. У острогов Субудай с явным неудовольствием отметил что противник сжег все деревянные строения и разметал слабые острожки. Разведчики на этом направлении гибли чаще всего, а еще монголы от пленников знали о больших стадах скота, которые выращивались в этой же степи за засечной линией. На совете было решено что Джэбе пойдет в глубь земель с десятысячным отрядом, а Субудай с оставшимися девятью останется для захвата острогов. С Джэбе «Одноглазый барс» отправил и сына Урянхатая.

Ореховское побоище.
Субудай, верный принципам Чингисхана, решил бросить на штурм Ореховского острога в передних рядах захваченный ранее хашар. В смысле отправить плененных на Калке воев в передних рядах. Этот план срабатывал ранее безукоризненно, но тут дал осечку. Воевода боярин Орехов загодя отправил верного смерда Гришку за стену дабы тот попал в плен. Гришка попался, рассказал Субудаю жалостливую сказку о своем нежелании помирать за просто так и… загремел прямиком в хашар. Ушлому парню только это и надо было. Суток не прошло, а уже был готов кулак самых отчаянных воев. Всех, кому безоговорочно доверяли, направили к воротам.
Субудай даже сразу не сообразил о кое-какой нелепости атаки. Сразу две группы вырвалось впереди общей массы и именитый полководец догадался об их хитрости только тогда, когда перед ними отворились ворота. Часть пленников мигом проскочила вовнутрь, а дорогу остальным перекрыл дорогу ореховский священник Паисий.
– Братия! – прозвучал над полем его хорошо поставленный голос. – Братия, благословляю вас на последний подвиг…
Речь его оборвали сразу три стрелы, пронзившие грудь монаха. Но именно эта капля переполнила чашу. И визг кочевника-степняка начисто перекрыл рев пахаря-русича. Полуголые и практически безоружные, еще короткое время назад подавленные и смирившиеся с собственной судьбой пленники, ринулись в атаку. Неся ужасные потери, русичи бросались в бой просто с нечеловеческой яростью. Если монгола сшибали с седла или сбивали с ног, подняться на ноги у него шансов почти не было. Некоторые русичи сжимали монгольские шеи с такой силой, что их руки невозможно было оторвать даже после смерти. Другие, изнемогая от полученных ран, успевали вдавить пальцы в глазницы шлема или вцепиться зубами в горло. Монголы попытались задавить взбунтовавшихся пленников числов, однако с заборола полетели стрелы и болты. Заскрипел ворот катапульты, засыпая поле щебнем. К вечеру часть выживших пленников отошла к частоколу и молча дожидалась когда их расстреляют из луков. И тут раздались крики со стен.
– Вои, русичи! Живые прячьтесь за павшими!
Реакция под стеной была отменной и вои мигом начали покрывать себя ковром из павших врагов и товарищей. Монголы только зубами скрипели от злости. Избив более десяти тысяч пленников они потеряли вчетверо меньше, однако обе передовые тысячи отборных воев, которые шли сразу за хашаром, были почти уничтожены. В лагере хватало раненных. Беспокоило их и молчание Джэбе.

Джэбе прошел достаточно глубоко в степь за реку Молочная, когда монголам заступила путь монолитная стена состоящая по крайней мере из тридцати тысяч пехоты. «Бескровная атака» легкой конницы провалилась в одночасье, ибо когда конники подобрались на дистанцию в треть версты русичи вскинули самострелы. Первый же залп выкосил половину передней линии. А русичи, поочередно пригибаясь, отправляли в воздух новые облака летящей смерти. Монголы не могли даже выйти на любимую стосаженную дистанцию. Всадники и лошади валились друг на друга, их топтали более удачливые, об них спотыкались и валились рядом. Монголы, презрев смерть ринулись безжалостной, всесметающей лавиной. Однако русичи не дрогнули. Наоборот, вверх взлетел лес копий, молниями сверкнули обнаженные мечи. В следующий миг началась ожесточенная рубка. Однако монголов надолго не хватило. За их спинами раздался грохот копыт и в битву бросилась лавина закованных в броню воев, над головой которых гордо реял стяг цвета свежепролитой крови. Да, это шла в бой Железная Гвардия. Монголов взяли в кольцо и рубили в куски. Степняки отчаянно отбивались, однако это был не их день. Клинья пехоты начали дробить вражьи силы, конники сминали их напором. Пал Джэбе, разрубленный от плеча до пояса тяжелой секирой, Урянхатая опрокинули наземь вместе с конем и пленили. Но это был единичный случай. Прочих русичи перебили. Князь Михаил чувствовал себя окрыленным. Уничтожив один из самых сильных монгольских туменов, русичи потеряли около тысячи убитыми и раненными. Теперь была очередь за Субудаем.

Cообщения Ульфхеднар
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
УльфхеднарДата: Вторник, 03.05.2011, 01:29 | Сообщение # 445
Сотник
Витязь
Группа: Наместники
Сообщений: 4882
Награды: 1
Репутация: 5055
Статус: Оффлайн
Русь против монголов (часть 2).
Потери среди князей Руси в битве на Калке были просто огромны, таких не помнила ни одна летопись. В бою полегли сыновья Мстислава Романовича Смоленского Святослав и Изяслав, а сам князь попал в плен. Погиб и его племянник Мстислав Давыдович. Пленены и задавлены пирующими победителями были князья Мстислав Мстиславич Переяславльский прозвищем Удатный, Владимир Рюрикович Галицкий и его сын Андрей, братья Удатного Владимир Кременчужский и Давыд Сумской, Мстислав Святославич Черниговский с сыновьями Дмитрием и Андреем. Позже при обороне Орехова полегли его племянники Мстислав Глебович и Рюрик Олегович. Однако раздел их владений между потомками и наследниками князь Михаил Иванович Виленский собирался проводить после уничтожения внешней угрозы.
Субудай был вне себя от бешенства. Только что ему привезли сына в подарок. Урянхатая русичи оскопили, ослепили, отрезали нос, уши и губы, порезали связки на руках и ногах. Но жизни не лишили. Сын, кашляя и плюясь кровью, поведал грозному отцу о том, что его ждет та же участь. Мол, «деваться уроду одноглазому некуда, поелику кони его хромы, а вои подбиты». Так сказал князь Михаил Иванович.
Старый темник задумался. Вон, оказывается, почему его русичи не трогают. Ждут, пока он сам не выйдет на битву. Нет, он бы вышел, да здоровых воев под началом всего тысяча, а прочие шесть изранены и вои из них не слишком-то гожи. А ночные нападения волков и вовсе тяжело пережить. Монголы, ввиду опасности ночной атаки, держали одного коня при шатре, а заводных отпускали с пастухами неподалеку в степь. Но уже три ночи как монголам сон ночью не идет. Вначале сотня половцев и русичей напала на лагерь у крепости Медовик. Монголы мгновенно оправились от столь вопиющей наглости и бросились в погоню, но нападающие скрылись в ночи. Вернувшись, монголы узнали о нападении на конный табун. Там перебили пастухов и угнали три сотни лошадей, вдобавок подранив с полсотни отставших. Пришлось отойти в общий лагерь. Там тоже было не до сна. Ночью на табун напали волки. Быстро прикончив пастухов серые начали дикую резню. Нет, ни один конь не погиб, серые кусали больше за ноги, однако более четырех сотен коней хромали, имея раны величиной с ладонь или прокушенные связки. О том, чтобы сражаться на такой лошади, не могло быть и речи. И такое происходило три ночи подряд. Причем серые покалеченных не трогали, бросались лишь на здоровых. Третьей ночи удалось добыть парочку, но при их виде монголам окончательно поплохело. Огромная зверюга имела волчье тело, собачий хвост и… кольчугу. Да-да, именно кольчугу из твердой кожи с нашитыми на нее металлическими пластинами. Стрелой пробить такое сооружение было достаточно проблемно, а пластины давали разъяснения по поводу отскакивавших с высверком сабель. А организация атаки и отхода были поистине человеческие. Так впервые монголы узрели тайное оружие Вильно, позже с успехом применявшееся против кочевников.
Автором боевых волкособак был Михайловский боярин (а к концу жизни и Слуцкий посадник) Прохор Севастьянович. Он с малых лет до самой кончины возился с животными и птицами. Именно он придумал использовать почтовых соколов и ястребов, вывел несколько новых пород свиней и крупного рогатого скота, придумал и внедрил разведение в прудах ценной рыбы. А вершиной его творения стали боевые волкопсы. Смески уже были, однако Прохору хотелось получить нечто весьма совершенное, дабы устрашать врага одним своим видом. И он сотворил такое. Зверь имел в себе кровь нескольких пород собак, а также лесных и степных волков и назывался волкопсом. Причем отбор шел не только среди прародителей, но и среди самих щенков. Отбирались самые умные, сообразительные, послушные и свирепые, да еще и на волков похожие. Порой из сотни боярин «на племя» мог отобрать одного щенка, а прочих повелеть утопить. Выживших учили всему, в том числе и, казалось бы, самым понятным вещам. К примеру, как правильно кусать пастуха и коня в зависимости от команды. Самых лучших зверей одевали в специальные кольчуги и учили в них. Так поступили и с монголами – волкопсы коней лишь калечили, дабы те не смогли участвовать в бою. За три ночи они так «обработали» около тысячи лошадей, потеряв из сотни двух убитыми да полтора десятка раненными.
А как их боялись степняки! На четвертую ночь волкопсов облепили светящимися гнилушками и отправили «погулять» вокруг лагеря. Увидев прыгающие во тьме светящиеся морды, некоторые монголы лишились ума, а табун лошадей числом в полтысячи голов с перепугу рванул сломя голову в степь, где его перехватили союзные русичам половцы. Вообще-то и половцы наверняка бы удирали от такой пляски не разбирая дороги, если обмазывание волкопсов не происходило у них на глазах.
Монголы были от увиденного едва живы и очень обрадовались, когда поутру узрели на высоком холме конных русичей. Они спокойно наблюдали за взбудораженным лагерем. Затем поворотили коней и скрылись. Субудай решил отправить послов к князю Михаилу. Может князь его, в обмен на весь обоз и отпустит. Послал. Воротившиеся послы ответили, что князь согласен на условие, но с несколькими поправками. Для начала Субудай должен выдать бродника Плоскиню головой, затем отдать победителю весь обоз и лошадей, оставив по одной на воина. После выполнения этих условий, монголов отпустят за пределы Руси. Субудай посоветовался с воинами, но ничего толкового придумать не смог. Пришлось соглашаться. Ох, как же были сейчас злы монголы, когда их безнаказанно грабили. Но ничего не поделаешь, русичи велели им убираться вон на три дневных перехода, тогда они заберут все из лагеря. Впрочем, лошадей сейчас же отгонят погонщики-половцы.
Монголы ушли, однако далеко отойти не смогли, как у берегов Калки им навстречу вылетели три конных тумена русичей. Не ожидавшие такого подвоха монголы бросились бежать не приняв боя. Субудай совершенно трезво решил не ломиться в лоб на хитрого и коварного врага, а рассыпаться и измотать его. Но в ближайших же балках монголы напоролись на нерушимые ряды пехоты. Началась бойня. Субудай все же сумел вырваться и добраться до Дона, но с ним было всего полсотни воев, прочие погибли. Переправлялись сразу же, однако русичи вышли из-за поворота сразу на пяти ладьях. А на противоположном берегу уже неслись во весь опор конные половцы, спешащие отомстить захватчикам. Субудай, находясь на середине реки, лишь коротко вскрикнул, когда вынырнувший русич сдернул его с коня и увлек на глубину. Телохранители полегли, а нырять было ни к чему. Разве что русичи еще иногда искали тела, дабы добыть оружие или бронь, но это было все, что осталось от военной разведки Чингисхана. Сам плененный Субудай был отвезен живым в Киев в подарок патриарху и умер через полгода в порубе среди собственных нечистот, вслушиваясь в вопли и стоны пытаемого Плоскини. Старшина бродников был предан анафеме и казнен с особой жестокостью. Ему целых полгода сдирали кожу с пальцев, давая время загниваться обнаженной плоти. Когда Плоскиня сошел от боли с ума, его посадили на кол посреди плота и отправили в плавание по Днепру от Киева до Русского моря.
В эти годы князю Михаилу Ивановичу предстояло сделать немало. Но если бы год ограничился только монголами… А началось все с осени 1221 года. В Киеве умер патриарх Матфей. На новое место было три реальных претендента – митрополит Виленский Ферапонт, епископ Плоцкий Симеон и артофилакс умершего митрополита Федор. Последний был греком и считал, что именно греки должны были занимать высшую кафедру. Однако он имел крайне мало сторонников, а епископ Симеон был любимцем собирающегося конклава. Тогда Федор пошел на хитрость – объявил князьям-подручникам о своем будущем покровительстве. Об этом узнали и артофилаксу пришлось бежать в Никею. Патриархом стал Симеон. Около года длилась молчанка, а затем все патриархи (кроме болгарского, конечно) дружно наложили вето на кафедру Вселенского патриарха. Мол, он должен быть токмо при Императоре, а не безвестном князе. В Риме подобным раскладом положений были ошеломлены не меньше чем в Киеве. Тем временем папа Гонорий III начал собирать Пятый крестовый поход. Целью был Египет и Палестина. А Михаилу он же предложил вечаться на царство. Итак, грянул в 1222 году новый церковный раскол. Патриарх Симеон в пику своим противникам предложил переписать все книги и выбросить оттуда любые упоминания о греках. Также под его руководством была утверждена кафедра софистики и схоластики, где должны были сражаться святые отцы, используя «Слово». В общем, готовить бойцов Церкви для участия в религиозных диспутах. По мнению патриарха, к диспуту в Кракове надо было подготовить самых лучших. Да и о раскольниках забывать не стоило. На том и порешили.
Вторым пунктом стало вторжение в 1222 году в Таврию румелийцев. Ала ад-Дин Кей-Кубад I, султан Конийского султаната сельджуков, с целью защиты интересов румских купцов отправил из Синопа эмира Хусам ад-Дин Чупана. Эмир подошел на ста двадцати пяти судах с пятнадцатью тысячами воев и… угодил в прекрасно подготовленную ловушку. Купцы уже давно поведали о сборах флота, а известие о появившихся в Кавказском предгорье монголах только подхлестнули князя Михаила к действиям. Военная судовая рать была немногочисленной (всего двенадцать судов), но это были оснащенные баллистами и катапультами скампавеи. Их собрали в Херсонесском заливе, откуда они должен был выйти к своим на подмогу. Одновременно из Прикарпатья и Киева в Таврию перебросили тридцать тысяч воев, а также семь тысяч конницы.
Эмир подошел к Судаку, произвел высадку и начал осаду, когда ему в спину ударили пехотинцы, а из Морских ворот хлынули конники. Румелийцы бросились к судам, однако их по пятам гнала пехота, а атем в залив вошли скампавеи и началось избиение. Ситуцация для сельджуков осложнялась тем, что у них суда были купеческие, а у противника боевые. И эта разница не преминула сработать. Часть нападавших во главе с самим эмиром отрезали от судов, а прочие отчаянно удирали от страшного врага. Известно, у страха глаза дюже велики, вот русичи этим без зазрения совести и пользовались. В итоге из ловушки вырвалось всего пятнадцать судов и около тысячей воев на них. Русичи захватили тридцать пять судов, прочие сожгли или утопили. Эмир сдался на милость победителя в лице Великого воеводы Кирилла Лисовина. Также пленили пять тысяч сельджуков, прочие погибли. После того как русичи разобрались с непобедимыми монголами, султан решил выкупить пленников и подписать в Вильно «Вечный мир».
Сам Чингисхан узнал о судьбе «Одноглазого барса» незадолго до собственной смерти от кого-то из купцов. Поговаривали, что именно это известие его окончательно свело в могилу.
Первый этап войны с монголами был пройден успешно.


Сообщение отредактировал Ульфхеднар - Среда, 04.05.2011, 11:47
Cообщения Ульфхеднар
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
al1618Дата: Среда, 04.05.2011, 01:31 | Сообщение # 446
Сотник
Группа: Огнищане
Сообщений: 2378
Награды: 0
Репутация: 1590
Статус: Оффлайн
Quote (Ульфхеднар)
На четвертую ночь волкопсов обмазали светящимся фосфором и отправили «погулять» вокруг лагеря. Увидев прыгающие во тьме светящиеся морды, некоторые монголы лишились ума, а табун лошадей числом в полтысячи голов с перепугу рванул сломя голову в степь, где его перехватили союзные русичам половцы. Вообще-то и половцы наверняка бы удирали от такой пляски не разбирая дороги, если обмазывание волкопсов не происходило у них на глазах.

бедные собачки - фосфор ядовит, и имеет очень сильный запах, он отобьет нюх напрочь и ничего бедный песик сделать не сможет sad
увы - собак баскервиля не получится...
или в Вильно уже есть урановый проект и он дал первые результаты - соли урана? (именно они применяются в самосветящихся покрытиях до сих пор именуемых "фосфором" biggrin )


"Кто может - делает, кто не может - учит, кто не может учить - управляет" (с) Народ
"Учу управленцев управлять - искренне Ваш, бизнес-консультант" (с) :)
Cообщения al1618
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
УльфхеднарДата: Среда, 04.05.2011, 11:48 | Сообщение # 447
Сотник
Витязь
Группа: Наместники
Сообщений: 4882
Награды: 1
Репутация: 5055
Статус: Оффлайн
Ваше замечание совершенно справедливо. Вношу изменения:
Quote (Ульфхеднар)
На четвертую ночь волкопсов облепили светящимися гнилушками и отправили «погулять» вокруг лагеря.

Думаю, так сойдет.
Cообщения Ульфхеднар
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
УльфхеднарДата: Четверг, 05.05.2011, 18:18 | Сообщение # 448
Сотник
Витязь
Группа: Наместники
Сообщений: 4882
Награды: 1
Репутация: 5055
Статус: Оффлайн
Становление на царство (часть 1).
Разгром монголов в Европе не осознали вовсе. Ну каких-то там вонючих степняков разогнали, ну и что ж такого великого произошло. Руси завидовали, ее богатства привлекали поболе чем крестовые походы. Многим было даже плевать на далекий Гроб Господень, когда совсем под боком такое добро находится. Казалось, протяни руку да возьми. Ан нет! Вороватую руку по локоть срубят, а нет, так догонят и отсекут по плечо. Да, на Руси нет еще единства, но княжество Виленское вдоль всей Европы раскинулось. Торгуют их купцы скотом, хлебом, лесом, солью, льняным полотном, веревками, мехами, воском. Оружием русичи торгуют неохотно, разрешают к вывозу лишь что подешевле да то, что сделано побогаче, а прочее ни-ни. Зато сами покупают оружье и брони отборнейшие, да мало того – еще и мастеров добрых норовят сманить. Последнее время они, прослышав про крестовый поход против катаров, отправили купцов в Прованс сманивать беглецов. И не сами, нет – иудеев послали. А те и рады подзаработать. Ведь на Руси нищим иноверцам делать нечего. За чужую веру иерархи ортодоксов дерут три шкуры, а ежели ты не в силах уплатить, так будешь холопом или рабом. Разница в том, что холопа крестят насильно, а раба продают в Византию, румским купцам или кочевникам. Иудеев выкупают богатые иудейские же купцы, однако после воли рабу не видать вовсе. Еще сказывают, ежели изловят татей, то казнят по-особому. Гонят их на север в дремучие леса руду копать или камень долбить. А места там дикие, холода лютые, народ суровый. Бежать особливо некуда. И гинут тати в болотах да мокрых каменоломнях. Так вот и живут на Руси.
На царство князь Михаил пошел бы нараз, но ведь нужно было заручиться поддержкой не только подручных, а и вольных князей. А это было делом довольно-таки долгим. Кроме того надо было землям погибших князей дать лад, сирот удоволить, с соседями перетолковать и с половцами разобраться. С первым пунктом было, в принципе все ладно, там и патриарх подмог, подсказал кое-что. Со Смоленским княжеством было легче всего. Князем там стал Всеволод Мстиславич, сын погибшего Мстислава Старого. Его двухродному племяннику Ростиславу Мстиславичу в удел выделили Вязьму. Семьи Ростиславичей с малолетними детьми определили на кормление в Вышгород под крыло патриарха Симеона. В Переяславле сел Юрий Мстиславич, сын Удатного, его братан Ярослав Владимирович занял стол своего дяди – Сумы. Кременчуг перешел под власть Вильно.
Черниговский стол занял сын Всеволода Чермного Михаил. Он оказался единственным выжившим князем из Святославичей. В Курске оставался князь Олег Святославич, единственный изо всех, кто не пошел к Калке. Путивльского князя Святослава Всеволодовича перевели княжить в Донец с указанием осваивать междуречье Донца и Дона от южной окраины Воронежского леса до устья Донца. В Новгород-Северске оставался князем Изяслав Владимирович. Переформирования Владимиро-суздальское княжество не коснулись, а вот в Муромо-Рязанских землях пришлось навести лад. С Муромом решили быстро. Там сидел союзник Давыд Юрьевич, который особо никуда не лез и ни на что не претендовал. Тем более недавно умер его старший сын Святослав, поэтому и вопрос об возможном расколе княжества сам собой рассосался. А вот у соседей после бойни при Исадах и решением спорных земель вопросы были. Спорили за некогда отторгнутые у черниговцев Лопаснь и Коломну. Тут даже патриарху пришлось лично ехать усмирять спорщиков да срамить их. В итоге Ингварю Игоревичу отдали Рязань, его сыну Ингварю отошел Переяславль-Рязанский, а брату Юрию Коломна и Пронск. Семьям погибших в Исадах князей определили в кормление Лопаснь. На том и порешили.
Половцы, после гибели ведущих ханов, разделились на две неравные части. Хан Котян, как самый сильный, начал под себя подбирать остатки орд Кобяка и Кончака. И если с первой особых проблем не возникло, то вторые заартачились. Часть их еще во время войны с монголами поимела немалые выгоды от союза с Вильно, затем вышел указ князя Михаила Ивановича о предоставления крещеным половцам земель в засушливой степи от Днепра до Дона. Занятие также определялось – выращивание лошадей, скота, овец. Брать участие в учениях, ходить в походы как легкая конница. Самые смышленые могли подняться и до боярского или воеводского звания, что уже было весьма почетно. Так кончаковичи и принесли присягу князьям Михаилу и Святославу в Донце в октябре 1223 года. А вместе с ними и часть кобяковичей последовала. И никакой вражды – степь большая, на всех хватит. А не хватит, так еще возьмем. Где? Да у соседа, вестимо. Сосед также шкурой чувствовал, что через пять-шесть лет примутся и за него. Поэтому сопротивляться стал сразу же. Нападали половцы пока только на кочевников, однако если отпустить вожжи, то… В общем, Донецкому князю подобный расклад быстро опротивел и он пошел в поход против Котяна. Пошел не сам, а с курским, сумским и новгород-северским князьями. Расклад положил такой – надо с сильным князем дружить, союзничать, про обиды старые позабыть. Глядишь, и земель поболе обломится. Надо только с победой воротиться, тогда можно обо многом уговариваться.
Князья согласились. Уделы их мелковаты, дружины слабы, родичи сами готовы сладкий кус из рук вырвать. Пошли на войну. Заодно прихватили городские дружины и ополчение. Битва состоялась на реке Медведице, у самого Дона. В упорнейшей битве, в которой участвовало с каждой стороны до тридцати тысяч воев, победу одержали русичи. Более Котян претендовать на земли за Доном не пытался. Оказалось, у хана и подручник имелся. Беглый князь Константин Пронский, что при Исадах своих братьев умертвил. Сам князь погиб, а его сын Евстафий попал в плен. Позже Евстафия постригли в монахи и сослали в Холмогоры навечно. Погиб в битве новгород-северский князь Изяслав Владимирович. Поскольку сыновей он не оставил, его стол посел курский князь. Противостояние со Степью завершилось победой Руси.
Политика Вильно в отношении соседей в течении последующих пяти лет была настолько мирной, что Европе в это даже не верилось. Был успешно проведен богословский диспут летом 1227 года в Кракове при участии папы Римского Гонория III и Вселенского патриарха Симеона I. Победу судьи присудили православной церкви. Однако те, кто был поопытнее, из тяжелого опыта прошлых лет знали, такое спокойствие – это ничто иное как затишье перед бурей.
И буря грянула. В ноябре в Лодзи был убит князь Кракова Лешек Белый воеводой Владиславом Одоничем. Поскольку его сын был еще мал, Краков занял силезский князь Владислав III Тонконогий, чьи уши недвусмысленно торчали из убийства своего давнего недруга. Однако он, равно как и вся польская знать не учли силы воли княгини Ольги Ярополковны, родственницы Виленского князя. Княгиня через верных людей запросила в Вильно помощи и мести. Весной 1228 года в Европе задрожали, узнав о том, что полки Вильно поднимаются и идут на запад, из степи прибыли торки и половцы. Все указывало на то, что Вильно готово к тяжелой и кровопролитной войне. На совете было решено посадить княжича Болеслава на Краковский стол, присоединив к его владениям и Силезию. Польшу решили к владениям Вильно не присоединять, а лишь побить крепко да недругов изничтожить.
Однако из Вильно выходили и Великие посольства. Одно из них двинулось в Венгрию сватать дочь покойного Лешека Саломею за принца Коломана. Согласие венгров автоматически выводило их из близящейся войны. Король Андраш II согласие дал, обещал в войну не лезть и дождаться своего часа. Сын его уже герцог славонский и хорватский, что означало большую выгоду обоим сторонам. Также Андраш хотел, что бы патриарх Симеон усмирил сербов, мол, совсем уже одолели.
Другое двинулось в Германию с целью удержания от вмешательства в войну императора Фридриха II. Хотя ежели тот захочет от кого-то из подданных избавиться, тогда пожалуйста. Фридрих захотел. Даже предложил, мол, пусть те идут вместе с чехами, вместе их и побьете нещадно. В доверительной беседе с Великим послом боярином Евстратием Волком договорился о том, кто попав в плен, не должен был выжить. Убежит с поля боя, ин ладно. Но лучше бы не сбежал. На том и порешили.
Русичи вторглись в Польшу сразу по трем направлениям. Основные силы вел Великий воевода Фрол Кириллович Лисовин в направлении Кракова. Князь Михаил двинул сорокатысячный корпус к Лодзи, а пятнадцатитысячная ладейная рать шла вверх по Одеру. Казалось, где князь сумел набрать такое количество воев. Но дело было в том, что в среднем в семье крестьянина или ремесленника было не менее пятнадцати взрослых детей, а по закону каждого третьего сына надо было отдать в войско. Какого отдать выбирал сам отец. Оттуда могли и возвернуть, но такое случалось редко. Отдавали без причитаний, ибо первые десять лет парням запрещали заводить семьи, а половину от заработка отсылали домой. А далее воин мог выбирать идти ли ему на «жилое» или служить дальше. Бывало, многие шли на «жилое» уже женатыми, но жена жила в семье родителей мужа, видя его достаточно редко. И теперь регулярная рать составляла сто двадцать тысяч воев. И это не считая ополчения.
Поляки, осознав весь ужас своего положения, бросились за помощью к соседям. Венгры отказали сразу. Мол, мы еще Галич помним, хватило и одного раза. Император Священной Римской империи Фридрих II тоже отказался, однако дал разрешение многим именитым феодалам. Родичей поддержали чехи. Войска стягивались к Бытому. Тем временем уже в апреле князь Михаил Иванович взял на щит Лодзь и устроил кровавую баню ее защитникам. Затем половцы и торки в начале мая разгромили силы воеводы Одонича, погиб и сам воевода. В середине мая сдался Краков – княгиня Ольга тоже не сидела сложа руки. В начале июля часть польского ополчения была разбита близ Ключбора. Вскоре основные силы схлестнулись при городке Освенцим. Против семидесяти тысяч русичей стояли сорок тысяч поляков и чехов. Немцы к битве не успели. Тяжелая кавалерия рыцарей едва пробилась через беспорядочно мечущуюся (так им казалось) легкую конницу и… получила в левый фланг удар Железной Гвардии. Тем временем пехота подошла вплотную к противнику и просто стоптала его. Потери союзников были огромны. Из сорока тысяч спаслось не более трех. Из остальных полегло двадцать шесть тысяч, прочих пленили. Владислав Тонконогий погиб, король Чехии Пржемыслав I Отокар попал в плен. Русичи потеряли убитыми полторы тысячи воев, раненными четыре тысячи, причем потери были преимущественно среди легкой конницы. В августе 1228 года ладейная рать вторглась в Судеты, порядком их разрабив. Немцы, вкупе с остатками поляков, попытались реабилитировать реноме рыцарства, однако после первых столкновений с половцами не желавшими принимать ближнего боя решили отступить к Легнице, где и угодили в прекрасно подготовленный «мешок». Русичи опередили рыцарей всего на четыре дня, заняв город, а затем ночью напали на лагерь у стен. Как таковой битвы и не было. Была бойня. Порядком измотанные рыцари не смогли даже толкового сопротивления оказать. Весь цвет немецкого рыцарства числом в двадцать тысяч воев полег на легницком поле. Русичи пленных не брали. К ужасу папы Григория IX погибли все его сторонники.
Русичи поставили Польшу и Чехию на колени, наложив на них тяжелейшую одноразовую дань. В Польше собрали лояльную знать и вынудили присягнуть Болеславу V, регентами при котором назначались мать Ольга и Великопольский князь Генрих I Бородатый. От такого проявления собственного могущества содрогнулась вся Европа. Там осознали, что захоти князь Михаил взять под себя пол-Европы – возьмет, ибо нет настолько сильного государя или союза.


Сообщение отредактировал Ульфхеднар - Четверг, 05.05.2011, 18:26
Cообщения Ульфхеднар
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
vadchemaДата: Четверг, 05.05.2011, 19:20 | Сообщение # 449
Сотник
Группа: Огнищане
Сообщений: 1029
Награды: 0
Репутация: 1512
Статус: Оффлайн
Ульфхеднар сильно очень сильно мне понравилось.

Cообщения vadchema
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
УльфхеднарДата: Четверг, 05.05.2011, 20:08 | Сообщение # 450
Сотник
Витязь
Группа: Наместники
Сообщений: 4882
Награды: 1
Репутация: 5055
Статус: Оффлайн
Quote (vadchema)
Ульфхеднар сильно очень сильно мне понравилось.

Я рад. biggrin biggrin biggrin
Cообщения Ульфхеднар
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
sovaДата: Четверг, 05.05.2011, 23:23 | Сообщение # 451
Сотник
Группа: Ветераны
Сообщений: 1052
Награды: 0
Репутация: 2264
Статус: Оффлайн
Quote (vadchema)
Ульфхеднар сильно очень сильно мне понравилось.

Да, да, да!!! И мне.


снисхождение, терпимость, лояльность
Cообщения sova
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
УльфхеднарДата: Среда, 11.05.2011, 01:07 | Сообщение # 452
Сотник
Витязь
Группа: Наместники
Сообщений: 4882
Награды: 1
Репутация: 5055
Статус: Оффлайн
Становление на царство (часть 2).
Казалось, все хорошо идет и далее. Но вот потом началось… Вначале осенью 1229 года пришла весть из Булгарии о том, что монголы совершили поход в южное Приуралье и разбили булгар и саксин вместе с половцами Котяна. Руководили походом сыновья Джучи Орду и Бату. «Началось» изрек князь Михаил и тут же потребовал отчет об освоении новых земель. Пока отчет готовили пришла новая беда – ранней весной прошло землетрясение. Да такой силы и обширности, что пострадали Туров, Киев, Чернигов, Полоцк, Минск, Вильно и Смоленск. Про Прикарпатье и говорить нечего. Затем началось весьма холодное лето и дождливая бесснежная зима. Такое бедствие продолжалось целых два года. От обширного голода спасла только распашка южных земель, они пострадали гораздо меньше. Но хлеб не продавали за пределы Руси три года подряд. Казну порядком порастрясли пока восстановили порушенное. Соседям тоже досталось от резко упавших объемов торговли, особенно хлебом. Очухались только к 1234 году. Такого кошмара на землях Руси даже древние сказания не помнили. Но все одно могло быть хуже, если бы не «вовремя» ограбили Польшу. Бояре даже в такие тяжелые годы сумели расширить княжьи владения далеко на восток. К 1230 году появилось шесть новых городков и ряд значимых острогов. Городками были на берегу Саксинского моря Павловск и Таганрог. Первый в устье рек Кальмиус и Кальчики , второй на мысу Таганий Рог. Также были Славянск – на реке Казённый Торец близ соляных озер, Косятин – на реке Кривой Торец, Бахмут – на одноименной реке рядом с солеисточниками, Криндачевка – в верховье реки Миус, где впервые нашли каменный уголь.
Самыми значимыми острогами стали Скадовск – на берегу Джарылгачского залива Русского моря, Бердянск – на берегу Саксинского моря в устье реки Берда, Павлоград – в нижнем течении реки Волчья, Байрак – в окружении кучи балок, откуда выбегают источники рек Лугань, Бахмут и Корсунь. Еще были Луганск – в месте слияния реки Лугань с рекой Ольховая, Лисичанск – в месте слияния реки Донец с рекой Беленькая, Юрск – в среднем течении реки Лугань, Уголек – в долине реки Камышевахи, Макеевка – в верховье реки
Кривой Торец, Сорочинск – на реке Большая Каменка. В местах расположения этих острогов начали копать каменный уголь для нужд металлургии, благо месторождение было весьма обширно и богато. Еще были Купянск – на берегу реки Оскол в месте впадения в неё реки Купянка, Оскол – в месте слияния рек Оскол и Осколец, Острогожск – в нижнем течении реки Тихая Сосна, Богучар – на реке Богучарка и Россошь – на реке Чёрная Калитва в устье реки Сухая Россошь. Боярин Тимофей Бобер первым вылез за Дон и основал острог Бобров – в среднем течении реки Битюг.
В 1228 году умер курский князь Олег Святославич. У него живых сыновей не осталось и его вотчину подгреб Святослав Всеволодович Донецкий, а в 1229 году он занял Новгород-Северский стол. Тем временем в Донец перевели сумского князя Ярослава Владимировича. Княжил Святослав всего три года и вскоре умер. Потомков он тоже не оставил, а посему в Новгород-Северский перевели князя Юрия Переяславльского. Сам же Переяславль влился в состав княжества Виленского. В том же, 1228 году ушел из жизни и Давид Муромский. Его сын Святослав разорвал вассалитет с владимиро-суздальцами и стал стремиться к союзу с рязанскими родичами.
Политические перестановки не шибко-то повлияли на внутренний расклад сил на Руси. Тем часом в 1232 году ушло Великое посольство к башкирам и булгарам договариваться о союзе против монголов. А следом сорокатысячная рать двинулась покорять Предкавказье. Посольство достигло немалого успеха, союз был заключен. Однако булгары (и эмир Абдулла в частности) потребовали дабы князь прислал посильную помощь и, притом, побольше.
Рать Фрола Лисовина первым делом взяла на щит генуэзскую крепость Азов, затем столкнулась с половцами Котяна. В битве на реке Маныч хан потерпел сокрушительное поражение, попал в плен и был удавлен. Через четыре месяца русичи одолели в среднем течении реки Кубань алан и адыгов. Позже горцы признали себя данниками Вильно, а заодно заключили союз против монголов. Этот союз подтвердился в сентябре 1233 года, когда русичи взяли на щит Дербент, предварительно выманив из-за стен его защитников. Аланы, адыгейцы, лезгины и дружественные половцы приняли в битве самое деятельное участие. На протяжении 1232-1234 годов Великий воевода совместно с местным населением серьезно укрепил Кавказский хребет, расставил сторожу и практически перекрыл все тропы огромными завалами, а единственный торговый путь лежал теперь только через стены Дербента. В 1234 году воевода покорял свободные племена половцев в южном Поволжье. И только ранней зимой русичи вернулись к Азову. В том же году башкиры разбили двадцатитысячный отряд кыпчаков на реке Уфа, сорвав тем самым подготовку монголов к окончательному завоеванию Булгарии.
Но в 1235 году монголы все же начали свое неудержимое вторжение в Булгарию. Бату, узнав об избрании его джехангиром – походным ханом завоевания Запада, начал войну с Булгарией силами только улуса Джучи. Делиться ему с другими чингизидами нисколечко не хотелось. Нет, дяде Угэдею придется отложить долю, зато других можно будет пустить побоку. Дело на лад пошло мигом и Булгария запылала. Селища и мелкие городки захватить проблем не доставило. Закончилось дело тем, что в руках у этих презренных торгашей осталось всего пять городов. И тут начались проблемы… Вначале активизировались башкиры. Бороться с ними большими силами не хотелось, ибо тогда не оставалось свободных воинов на штурм городов, а малые отряды башкиры безжалостно избивали. Под конец лета башкиры настолько распоясались, что напрочь перекрыли сообщение между туменами. Поэтому Бату отправил на юг самого жестокого из своих братьев – Шибана. Тот с великой радостью устремился в погоню «за презренными кыпчаками» и пропал. Больше Бату ничего не слыхал о брате до двадцать седьмого сентября 1235 года.
Шибан, преследуя основные силы башкиров, добрался до небольшого городка Самар в устье реки Самара. Там башкиры, наконец, решились начать бой. Однако едва монголы начали крутить привычную карусель, как с боков начали выходить плотные ряды пехоты русичей. И тут-то монголы на собственной шкуре ощутили то, что оказалось действенным в разгроме Джэбе-нойона. Залпы самострелов просто выкашивали легковооруженных стрелков вместе с лошадьми. Решающим слово было за тяжелой конницей, которая навалилась с тыла и разом расстроила порядки противника. Весь тумен попал в ловушку из которой не было выхода. Менее чем через час от тумена не осталось никого. Пал и сам Шибан от копья русича. Еще бы! Восемьдесят тысяч русичей и тридцать тысяч башкир просто втоптали монголов в землю. Очередь была за Бату.
На Бату, осаждавшего Сувар, первыми бросились три сотни волкопсов. И спустя короткое время лагерь буквально взорвался криками ужаса и боли. Звери людей рвали насмерть, пугали лошадей, создавали хаос и суматоху. Тем времнем башкиры начали окружать лагерь врага широким кругом дабы перехватывать беглецов, а русичи под рев рогов и грохот барабанов ринулись в атаку. Подобного избиения монголы не могли себе представить даже в самых кошмарных мыслях. Осадные орудия и лошади были захвачены первыми, а затем монголов начали отжимать в кучу. К удивлению монголов, начавших создавать заграды из возов, русичи атаковать их не спешили, словно хотели дождаться утра. К утру лагерь утих. Из трех туменов уцелело меньше половины, погибли брат Бату Тангкут и темник Кокошай, все китайские специалисты попали в плен, да и здоровых лошадей в окруженном лагере осталось менее сотни. Затем русичи, на скорую руку зачистив разгромленный лагерь, оттянули силы назад и замерли в полной готовности. Чуть позже они развернули катапульты и начали так камнями гвоздить по лагерю, что там разался истошный вой. Монголы несколько раз пытались прорваться, но стрелки выбивали их еще на полпути, а выживших загоняли обратно. Такое избиение продлилось до вечера, а затем на лагерь полился жир, вытопленный из погибших монголов. Причем русичи возложили это грязное дело на бывших пленников, иначе – хашар. Лагерь пылал, горел, слышался отчаянный визг погибающих врагов. К поутру русичи вошли в лагерь, добили недожарившихся монголов, а заодно пленили чудом уцелевших Бату и его старшего сына Сартака. Прочие дети и жены хана Бату погибли. Солнцепек джехангир и его сын встретили сидя на кольях у ворот Сувара.
От пленников князь Михаил узнал, что Биляр пал неделю назад, эмир Абдулла и его семья, которые там находились, погибли. Сейчас на руинах Биляра находится брат Бату Берке. Выяснилось также, что Бату начал поход раньше прочих родичей, которые придут сюда не позже поздней весны следующего года. Надо было добивать монголов и уводить жителей на запад, ибо Булгария нового удара не выдержит. Задумались и башкиры о возможности откочевать южнее, дабы хоть семьи спасти от неминуемого удара. Однако русичам надо было еще разбить остальные три монгольских тумена, дабы улус Джучи ослабел окончательно.
Первым на их пути оказался Берке. Его лагерь, к сожалению, в кольцо взять не удалось, однако башкиры гнали бегущего врага до самого лагеря Орду-Ичена. Того, не отличавшегося полководческими талантами, посетила единственная разумная мысль – отходить. Пример братьев его не вдохновлял, тем более что от тумена Берке осталось не более полутора тысяч всадников, включая и самого Берке. Прочие погибли. Берке отчаянно предлагал битву, но Орду успокоил младшего брата одной фразой «Ты-то уже сразился, думаешь, у меня выйдет лучше. Отходить надобно.» Орду опоздал ровно на одну ночь и когда монголы узрели пехоту русичей на марше, понял – битвы не избежать. Русичи нагло перекрыли монголам путь к отступлению и выстроились в боевые ряды. Налет легкой конницы русичи легко отразили валя противников из самострелов, а когда двинулась тяжелая кавалерия, русичи атаковали своей конницей, ударив сбоку. Причем атаковали не маячившие на фланге всадники, а засадной отряд. Монголам, прижатым к Каме от этого легче не было. Русичи стояли насмерть, монголы никак не могли нащупать слабое место. Пехота казалась единым целым камнем без малейшей трещинки, конница и вовсе напоминала живое существо. Решающей песчинкой на весах противостояния оказались ладьи русичей, ударившие с тыла. На берег хлынула пехота, захватывая лагерь. Нерушимым кешиктенам противостояли доселе неодолимые воины Варяжского моря. Теперь уже и монголов потеснила пехота русичей, ввинчиваясь в их массу бронированными клиньями. А из-за спин русичей взмыли в небеса камни, сокрушающие врага. Разгром был полный. Русичи в этой битве почти и не брали пленников, ограничившись парой десятков китайцев. Прочих уничтожили.
Великим горем назвали монголы осень 1235 года, когда силами девяноста тысяч русичей и тридцати тысяч башкир в булгарской земле был уничтожен весь улус Джучи, состоящий из семи туменов, доселе не ведавших поражений. Кровавыми слезами вдов и сирот улуса были вписаны светлые для русичей победы – Самарская, Саксинская, Билярская и Жукотинская. Русичи за весь поход потеряли лишь две тысячи воев погибшими, причем полторы тысячи полегли под Жукотином, да около семи тысяч раненными.
Монголы, в свою очередь, потерпели грандиознейшее поражение, от которого едва ли могли оправиться, особенно в ближайшие годы.
Cообщения Ульфхеднар
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
alex_satlДата: Пятница, 20.05.2011, 18:58 | Сообщение # 453
Новик
Группа: Ополченцы
Сообщений: 14
Награды: 0
Репутация: 17
Статус: Оффлайн
Двое суток читал))) Очень хорошо! Еще-бы обвешать эпизодами и диалогами, и готова будет эпопея)) Да и о каждом персонаже можно отдельный роман писать. О Михайле и Демьяне тоже надо поподробнее. Понятно, что Михайла в силу положения не должен в каждую битву лезть лично. Но стратегическое планирование - его, и только его заслуга. Иначе Демьян его ,рано или поздно, подсидел-бы. И не помогло-бы публичное признание В. воеводы заслуг Михайлы. +++
Cообщения alex_satl
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
УльфхеднарДата: Понедельник, 23.05.2011, 00:20 | Сообщение # 454
Сотник
Витязь
Группа: Наместники
Сообщений: 4882
Награды: 1
Репутация: 5055
Статус: Оффлайн
Становление на царство (часть 3).
«С чем венчаться на царство», думал князь Михаил, когда тебе в спину наносят такой удар. Удар нанесли владимиро-суздальцы, точнее их князья. Ярослав и юрий Всеволодовичи решили завоевать обратно Муром, вернуть влияние на Рязань. Не остановило их даже то, что Вильно начало войну с Батыем, наоборот – вдохновило. В итоге началась очередная усобица. В начале 1235 года умер союзник Вильно князь Ингварь Рязанский и его стол посел брат Юрий. Он начал готовиться к оказанию помощи Вильно, когда его позвал на выручку Святослав Муромский. Подняв рать, Юрий, совместно с племянниками и сыновьями, отправился навстречу рати владимиро-суздальцев. Одновременно зашевелились и мещера с мордвой. В итоге пришлось звать на выручку полки Севера, спешившие к Каме вниз по Волге, однако те не успели. Семнадцатого сентября 1235 года рязанцы потерпели под Коломной тяжелое поражение. Полегли в битве почти все князья, за исключением Олега Ингваревича. Однако противник также понес большие потери, князь Юрий погиб, его племянники Константиновичи тоже. Ярослав Всеволодович решил ограничиться Муромом. Тем более что полки Вильно заняли Городец, затем разбили мещеряков, не успевших соединиться с мордвинами. В начале зимы на мордву обрушились виленские полки, устроив ей форменное побоище. Более мордва из лесу нос не казала, а в 1238 году и вовсе покорилась Вильно. Князь Олег тремя годами ранее принес Вильно вассальную клятву, став подручником, а Елецкий удел и вовсе отдал.
Ярослав все-таки решился выступить против Вильно еще раз, даже вступил в союз с Михаилом Черниговским, но потерпел поражение на реке Воронеж и окончательно посрамленный заперся во Владимире. По мирному договору он терял Устюг, Ярославль, Кострому, Тверь и Городец, зато приобретал Муром, Лопаснь и Коломну. Чернигов ничего не потерял, но был вынужден дать согласие на царство для Великого князя Виленского. Подручные князья также склонили выи. И седьмого марта 1237 года князь Михаил Иванович Виленский стал первым царем Руси. Столицей он избрал Киев. Вильно оставалось на позиции Великого града.
Позиции Вильно за минувшие годы серьезно укрепились. До 1235 года границы княжества достигли реки Дон на всем ее протяжении, на юге реки Кубани. В 1238 году русичи довершили разгром генуэзцев, захватив их последние крепости на побережье Русского моря: Батарио (ныне Русоморск) – в Цемесской бухте, Мапа (Сиренск) – в устье реки Анапка, Копа (Темрюк) на правом берегу реки Кубань, при впадении её в Темрукский залив Саксинского моря, перестроены адыгейский город Геленджик и кабардинское поселение Сочи, ставшие столицами этих народов Предкавказья. В 1239 году русичи покорили и обложили данью племена абхазов, построив в их землях сильные крепости Адлер (разрушенная годом ранее крепость генузцев Лаусо) – в устье реки Мзымта, Цхум – в устье реки Сухумка (Хакипсы) и Гагра (последняя из существовавших генуэзкая крепость Хакара) – в устье рек Жоэквара, Гагрыпш, Аныхамца и Репруа.
В середине 1237 года царь Михаил Иванович подписал мир с монголами. По нему граница проходила по реке Волга, башкиры возвращались в свои кочевья между Яиком, Волгой и Хвалынским морем. Обе стороны признавали независимость друг друга, купцы имели право беспошлинной торговли, при условии уплаты большой пошлины при пересечении общей границы. Гуюку князь предложил отдать земли улуса Джучи кому-нибудь из тех родичей, кого он хотел бы переманить на свою сторону. Также намекнул о возможном расширении улуса Менгу за счет земель Багдадского халифата. Отдельным пуктом хан и царь оговорили возможность наема войска соседом за твердую плату.
К моменту начала переговоров монголы уже успели уничтожить Булгарский эмират, точнее то, что от него осталось, а затем и столкнуться с русичами и башкирами. Хитрый Гуюк, немало радуясь об устранении Бату, едва не провернул еще одну ликвидацию своих родичей. Он в начале года предложил Бури и Аргасуну пощипать башкир. А сам об этом, нагло ухмыляясь, сообщил послам урусов. Ну князь и заманил оба тумена по примеру Шибана в Самарскую западню. Самое интересное было в том, что монголы снова поступили аналогичным образом и точно также были разгромлены. Вот только часть их, в основном воины Бури, угодила в плен. Но все равно потери монголов составили более полутора туменов, да еще и темника Аргасуна впридачу. Гуюк пленников выкупил за сущую мелочь, пожурил Бури за то что тот ослушался его, джехангира, указа – урусов не трогать, бить только башкир. И успокоился. Умы монголов Русь теперь беспокоила как весьма страшный и сильный противник, против которого надо поднакопить силы. А до этого стоит ободрать соседей, кои выглядят значительно слабее.
Однако уже в следующем году Михаил решил как следует ошеломить Европу появлением монголов в ее пределах. А ларчик открывался просто – наступал дележ польского престола. Княгиня Ольга и князь-регент Генрих I Бородатый в 1238 году умерли, а сын последнего Генрих II Набожный отказался уступать престол в пользу Болеслава или становится его регентом. Его открыто поддержали венгры и чехи, прислала помощь и Латинская империя. Надо было показать всем тяжелый царский кулак. И царь в начале 1239 года показал. Шестидесятитысячная рать Руси под командованием воеводы Лисовина двинулась к Кракову, а пятидесятитысячная монгольская под командованием Кадана, Байдара, Бури, Бурундая и Кюлькана двинулась в Венгрию. Монголам был дан указ – разграбить врага получше, сжечь города, а все, что они смогут нахапать, увезти домой. И Европа застонала.
Русичи в Польше сопротивления почти и не встретили. Рыцари, чехи и поляки собрали всего десятитысячный отряд. Сказывалось минувшее поражение. В итоге новый разгром, для разнообразности при Тарнуве. Шестикратное превосходство сплоченной рати над разобщенным противником оказало решающую роль. Однако русичи разгромом союзников не ограничились. От Чехии в пользу Польши были отторгнуты Судеты, а от самой Польши в пользу Руси отошли земли между реками Варта и Пилица и между реками Сан и Дунаец с городами Лодзь и Тарнув, соответственно. Генрих II попал в плен и был казнен. Новым регентом назначили князя Болеслава Освенцимского. Отныне князь Польши становился подчиненным Руси.
Тем временем монголы неслись сквозь Венгрию и Валахию, сметая все на своем пути. Основные силы венгров были разбиты при Шайо, затем косоглазые наездники взяли Пешт и сожгли предместье Буды. Следующий удар пришелся на Чехию, после была разграблены восточные земли герцогств Австрия и Шварния, после монголы промчались по северной Сербии. Воротились они страшно довольные добычей и военной удачей, которая пошатнулась после войны против Руси. Исключение составил лишь корпус Кадана, который разграбив Валахию вторгся в Болгарию. Там он был разбит наголову, а сам темник (родной брат хана Гуюка, между прочим) погиб. Однако Кюлькан, которого уже давно старательно обхаживал царь Михаил, ничуть не расстроился. Ведь погиб сильный соперник, который мог бы помешать хану в победе на следующем курултае по выбору верховного каана. А царь говорил, что по древним законам Руси именно Кюлькан должен был поднят на белой кошме. Правда, царь умолчал о своих предках как раз и истоптавших этот самый закон. Но Кюлькан слова своего собеседника запомнил. Также Михаил ему посоветовал в борьбе за власть опереться на потомков Чагатая и Толуя, а также на ведущих темников.
В течении последующих трех лет было затишье, а затем войны впыхнули вновь. Кюлькан воевал против Гуюка, Хубилая и Мунке, летом 1243 года был разбит на реке Ишим, попал в плен и был казнен. Тем временем башкиры устремились на северо-восток, захватив практически без боя земли между реками Кама, Волга, Яик и Хвалынским морем. Улус Кюлькана, впитавший в себя основные осколки улуса Джучи, был почти полностью истреблен. К слову, Гуюк был очень рад из-за подмоги, которую ему оказал царь Михаил. Однако при их встрече в Биляре Гуюк получил предупреждение об опасности, исходившей для его потомства от сыновей Толуя.
Хан по избрании на высший пост из ряда дружественных кандидатов начал перестановки среди ведущих темников и добился замены всех нелояльных полководцев, особенно это касалось корпусов, контролирующих северный Иран и Закавказье. В 1246 году после ряда усобных войн Гуюк наконец стал верховным кааном. Однако ему для этого пришлось рассориться с сыновьями Толуя, своими недавними союзниками. Но всего полтора года спустя умер и сам Гуюк, оставив регентшей жену Огул-Гаймыш. Усобица закипела с новой силой.
Уже тогда Мунке отчетливо понимал, что любые неурядицы в Каракоруме связаны с пассивной политикой Руси, которая поддерживала слабейшего из кандидатов на победу на Курултае. Однако сам Мунке ничего не мог с этим поделать. Тем более остро ощущалась нехватка сильного правителя в междуречье Яика и Иртыша. Русичи серьезно укреплялись, участились набеги башкир. Время от времени царь Михаил осаждал порывы союзников, но сам Мункэ видел явную показушность такой политики. А начинать войну с Русью Муке не мог по целому ряду причин. Во-первых южное царство Сун начало явно подымать голову, прекратило платить дань, так мало-помалу монголы могли получить удар в спину. Во-вторых возникли явственные проблемы с Багдадским халифатом и исмаилитами, которые начали тревожить монголов в северном Иране. И в-третьих именно там происходило ущемление христианской веры мусульманами. Начали отходить разбитые в 1242 году сельджуки. Одним словом, требовалось усмирить соседей. Мунке одержал победу в усобице лишь в конце 1251 года и еще целый год занимался усмирением и казнями родичей. Затем монголы направились в южный Китай и против Багдада. Мунке умер в конце успешного похода в Китае в 1259 году, тремя годами ранее его брат Хулагу взял штурмом Багдад.
А что же иные известные чингизиды? Так, Бури и Бучек были союзниками Кюлькана и погибли в Ишимской битве. Байдар был единственным чингизидом, сумевшим отвертеться от участия в усобицах, успешно воевал с восточными башкирами, ходил вместе с Хулагу на Багдад и в 1260 году умер. Темник Бурандай был казнен Мунке, в числе темников – ставленников хана Гуюка.
А что ж Русь. А ничего. Интриговала против монголов, благо их усобица тому способствовала. После разгрома Венгрии наложила на соседа десятилетнюю дань, чем ее серьезно ослабила. Сербы захватили Хорватию, отторгнули у Болгарии Македонию, заняли Черногорию. После смерти болгарского царя Ивана II Асеня в 1241 году на престол сел его малолетний сын Коломан I Асень, что ознаменовало упадок Болгарии. Его смерть в 1246 году и приход к власти еще одного ребенка – Михаила II Асеня ознаменовало вторжение Руси в Болгарию. Царь-ребенок и его мать-регентша Ирина были вынуждены признать покровительство сильного соседа и платить ему дань.
В Польше умер очередной князь-регент Болеслав Лысый Рогатка и на трон сел законный князь Болеслав V. Венгры, взяв в помощь тридцатитысячную рать Руси, воевали против Австрии и одержали тяжелую победу на реке Лейте, причем герцог Фридрих II погиб. Онако командующий русичами царевич Алексей Михайлович подписал с Австрией мир, взял себе в жены племянницу погибшего герцога Гертруду и воротился на Русь. Вскоре венгры продолжили войну, однако без заметных успехов.
Женитьба для тридцатипятилетнего царевича стала уже вопросом чести. Его мать, Мария Булгарская, умерла от послеродовой горячки вскоре после его рождения и княжича воспитывали кормилицы и воеводы. Отец был слишком занят собственными делами и почти не вспоминал о сыне. Хорошо хоть прадед Великий князь Виленский Андрей Константинович вовремя спохватился и назначил мальчишке воспитателей из числа боярской родни. Вторая женитьба отца на болгарской царевне не принесла ни отцу ни сыну ровным счетом ничего. А самому жениться все было некогда и не на ком. Князья Руси – почти все родичи, на западе выбирать было толком не из кого – или враги, или папа Римский не велит, оставались монгольские принцессы. Но тут отец крутил сыном, что лиса хвостом, пообещал его кандидатуру всем ханам подряд, но так свадеб и не состоялось. И этим скоропалительным браком Алексей щелкнул по носу не только родному отцу, но и папе Иннокентию IV, который потерял сильный козырь влияния на политику относительно Австрии. Отец быстро смирился, мол, давно пора, а вот понтифик взвыл. Даже Гертруду от церкви отлучил, затем пригрозил интердиктом Польше, но все было бестолку – православие все начисто перекрыло. Что говорить, если остатки Польши стремительно теряли католическое влияние. Православие начало проникновение в виде церквей и даже отдельных монастырей на территории Венгрии, Чехии, Германии. Про Швецию и Норвегию даже говорить было нечего. А Болгарского патриарха, не согласного с покорением царя Михаила Асеня своему тезке, так и вовсе изгнали, назначив митрополита из Киева. Причем волнений почти не было, болгары понимали – ежели потребуется, так Русь их мигом сомнет, поступит как с половцами или теми же булгарами.
Наступала новая эра. Эра Великого царства Руси.
Cообщения Ульфхеднар
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
УльфхеднарДата: Понедельник, 23.05.2011, 00:21 | Сообщение # 455
Сотник
Витязь
Группа: Наместники
Сообщений: 4882
Награды: 1
Репутация: 5055
Статус: Оффлайн
Фу-ух, выложил. Не знаю, продолжать ли далее, или перейти на фэнтези.
Cообщения Ульфхеднар
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
GergenДата: Понедельник, 23.05.2011, 13:37 | Сообщение # 456
Сотник
Группа: Ушкуйники
Сообщений: 1396
Награды: 0
Репутация: 341
Статус: Оффлайн
Quote (Ульфхеднар)
Фу-ух, выложил.

Уф-ух дочитал. Очень и очень пристойно.
Quote (Ульфхеднар)
продолжать ли далее

Это зависит только от Ваших желаний.
Я-б ещё почитал biggrin



Давайте спокойно подумаем!
Cообщения Gergen
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
NamejsДата: Понедельник, 23.05.2011, 14:05 | Сообщение # 457
Ближник
Хранитель
Группа: Огнищане
Сообщений: 2822
Награды: 0
Репутация: 3416
Статус: Оффлайн
Quote (Ульфхеднар)
Фу-ух, выложил. Не знаю, продолжать ли далее, или перейти на фэнтези.

Quote (Gergen)
Это зависит только от Ваших желаний.

Так и я дочитал,чесно говоря я бы еще почитал,но я и вашу фетези тоже буду читать с удовольствием.,так что выбор как всегда за самим Автором.


Если никто не может повторить Ваших ошибок — значит Вы оригинал!
Cообщения Namejs
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ДачникДата: Понедельник, 23.05.2011, 19:51 | Сообщение # 458
Сотник
Сатрап
Группа: Наместники
Сообщений: 2260
Награды: 1
Репутация: 1960
Статус: Оффлайн
И я бы еще почитал biggrin

Сатрап (др.-перс. xšaθrapāvan — хранитель царства; пехл. šatrap, новоперс. شهربان‎) — глава сатрапии, правитель в Древней Персии. Назначался царём и обычно принадлежал к его родне или высшей знати. На своей территории ведал сбором налогов, содержанием армии, был верховным судьёй и имел право чеканить монету.
В русском и болгарском языках слово сатрап является синонимом деспота, тирана и самодура.
Cообщения Дачник
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
УльфхеднарДата: Суббота, 11.06.2011, 01:48 | Сообщение # 459
Сотник
Витязь
Группа: Наместники
Сообщений: 4882
Награды: 1
Репутация: 5055
Статус: Оффлайн
Quote (Gergen)
Это зависит только от Ваших желаний. Я-б ещё почитал

Quote (Namejs)
Так и я дочитал,чесно говоря я бы еще почитал,но я и вашу фетези тоже буду читать с удовольствием.,так что выбор как всегда за самим Автором.

Quote (alboard)
И я бы еще почитал

Ну что ж, тогда продолжим...
Cообщения Ульфхеднар
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
УльфхеднарДата: Суббота, 11.06.2011, 01:49 | Сообщение # 460
Сотник
Витязь
Группа: Наместники
Сообщений: 4882
Награды: 1
Репутация: 5055
Статус: Оффлайн
Расширение границ, борьба за море (ч. 1).
На Руси беззакония посадников и граничных воевод не было. Сказывались всевозможные проверки. Потому как сегодня ты на коне, а завтра на каторге. Благо Уральские горы приносят немалый доход именно своими рудниками. Горная шерсть, изумруды, медь, железо, кое-где даже золото. А еще в Приуралье нашли немало угля. На южном Урале нашли горы магнитного железа. Активно строятся дороги, заводы, обустраиваются города. Пленные китайцы сумели, через хитроумных послов при дворе монгольских правителей, выписать из далекой родины знающих ремесла соплеменников. Русичей шиш обманешь, мигом отправишься уголь копать пока не сдохнешь. Вот и начали изготовлять порох, а затем гранаты и пушки. А как же, враги не спят.
С монголами утвердили в 1260 году вечный мир, а Хубилай-хан даже границу между державами приговорил. Решено было, что на юге граница пройдет по реке Ингури и далее через хребет Большого Кавказа до Дербента. Затем она пройдет по морю Хвалынскому, по рекам Эмба, Орь, Яик, Суундук, Синташа, Тобол, Иртыш, Обь, Пим и Надым. Русичи с удовольствием продвинули бы северную границу от Оби вплоть до Енисея, однако Хубилай прекрасно понимал чем это может обернуться.
А теперь в течении десяти лет было чем заняться. Население Руси постоянно росло. Часть уходила в города, становилась ремесленниками, другие пахали землю или пасли скот. Но все равно не за горами было новое переселение. Вот его и организовали в Зауралье. Башкиры вернули свои исконные земли за Яиком. Но взоры русичей все чаще начали обращаться к океану.
Северный Ледовитый океан русичи уже давно освоили. Их легкие кочи бороздили холодные воды наравне с ненцами, которые уже давно и поголовно платили ясак, а их дети бегали в церковно-приходские школы. В отдельных местах доходило до того, что молодой шаман после камлания отправлялся в церковь грехи замаливать. Нонсенс! Но это тоже было. Церковь шаманов не сильно утесняла, лишь бы они не начали смущать умы твердых христиан-русичей, местное, коренное население было не в счет.
Другое дело Атлантика. Тут родной земли под боком не было, требовались опорные базы. Исландия и северная Скандинавия не годились по целому ряду причин. Во-первых было холодно. Пусть порты и не замерзали, но из-за далеко не гостепреимных ветров судоходство было порядком утруднено. Торговля была тоже не шибко выгодной. Да, русичи уже успели освоить ряд больших и малых островов Севера, построить на них солидные зимовья, могущие дать пищу и кров более чем трем десяткам охотников. Но рыба – это лишь полдела. Требовались базы и гораздо южнее, дабы можно было покорять Атлантику и ее неведомые дали. Этому же способствовали и легенды викингов о неведомых землях, которые знавали их пращуры, этому же давло толчок и сами волны, то и дело выбрасывающие на берег различные куски дерева, иногда кости и иные непонятные вещи.
Царь Михаил Иванович, едва разобравшись с монголами, начал собирать боярскую Думу, где поднимал вопрос о ближайшей внешней политике Руси. В 1257 году Русь уже ввязалась сразу в две европейские войны. Первая гремела на севере, где шведы, ведомые ярлом Биргером Магнуссоном, а по совместительству отцом и регентом короля Вальдемара начали войну с Данией за обладание южной Скандинавией. Русичи тогда поимели немалый куш. Выступив на стороне шведов, они сожгли датский флот в Роскилле и Орхусе, причем первый город взяли штурмом, а сами шведы одержав ряд побед склонили короля Кристофера I к позорному миру. По нему датчане теряли три четверти своих северных земель и выплачивали Руси громадную контрибуцию в виде десяти тысяч марок золотом. Однако царь «милостиво» был согласен на равноценную компенсацию в виде острова Борнгольм. Пришлось отдавать остров. А у шведов русичи «за подмогу» отхватили право на «вечное володение» острова Готланд.
Другая война закипела на юге. Болгарский царь Михаил II Асень был убит своим двухродным братом Коломаном. Против братоубийцы поднялась война гнева. Вмешались и русичи. В итоге основные силы мятежников русичи разбили при Софии, затем штурмом взяли сопротивляющийся город и устроили кровавую баню его защитникам. Царем назначили Константина I, сын боярина Тиха из Скопье. Именно его выбрало в цари болгарское боярство. Константин был вынужден всенародно целовать крест на верность Руси, но за это он из разряда вассалов переходил в «подчиненные союзники», получив право на самостоятельное управление. В 1258 году он подавил мятеж своего ближайшего конкурента Мицо Асеня, который бежал в Византию.
Боярская Дума утвердила захват Константинополя. На троне Латинской империи сидит мальчишка, соседи слабы и тихо грызутся между собой, сама империя сильно ослабела. Ходят слухи, что никейский император Михаил VIII Палеолог уже договаривается о союзе с Генуей. Та после потерь земель в Причерноморье сильно ослабела, но все же… Решено было, что войско поведет Великий воевода боярин Лисовин Павел Кириллович. Пойдет на войну рать числом в семьдесят тысяч воев. Часть двинется морем, часть через Болгарию. Нового оружия решено было не давать, не прошли еще необходимые испытания.
Русичи прошли через задрожавшую, ровно осиновый лист на ветру, Болгарию на одном дыхании и обрушились на латинян. Вся южная Фракия была захвачена в течении двух суток, после трехдневной осады сдались Фессалоники. Трехтысячный отряд ворвался в Константинополь не встретив ни малейшего сопротивления. Когда же через сутки подошел и флот, горожане поняли – русичи пришли надолго.
Никейцы опоздали ровно на сутки. Как не спешил стратиг Алексей Стратигопул, но успел он лишь затем дабы постучаться в закрытые ворота. Осаждать город в виду стремительно приближающихся основных сил русичей он не решился и отступил за пролив. Прибывший вскоре император Никеи Михаил VIII Палеолог начал переговоры, но они ничем не увенчались. Русичи вели себя так, словно они заняли не Константинополь а Никею. То есть крайне нагло и вызывающе. Император решил дать сражение, дабы говорить с позиции силы, но противник на провокации не реагировал, а лишь додавливал последнее сопротивление латинян. Их флот, как оказалось, вез немалое число пехоты, именуемой русичами «десант». Используя быстроходные скампавеи и тяжелые галеры русичи быстро прошли Дарданеллы и поочередно заняли все Северо-Эгейские острова. Затем они двинулись вдоль азиатского берега сметая со своего пути любое сопротивление. За одного убитого русича нападавшие брали сотню врагов.
Император Михаил VIII запросил пощады лишь когда десантники трехчасовым штурмом взяли Смирну. Мирные переговоры затянулись, особенно когда за дело взялись посольские бояре. Император лишь кивал головой от собственного бессилия. Требования были огромны. Для начала все земли Латинской империи входили в состав Руси. Также туда входили островные архипелаги Северо-Эгейский и Северные Спорады. Все прочие захваченные земли должны были быть оставлены никейцам. А разграбили их русичи так, что даже монголам не снилось. Вернулись седые века варваров!
Императору было реально страшно. Такой соседушко был силен и беспощаден. Болгария смотрит Руси в рот, венгры и чехи даже пикнуть опасаются. Про Польшу и вспоминать нечего. С соседями-латинянами русичи быстро подмахнули акт о борьбе с пиратством, договор о взаимном соблюдении общих границ и взаимовыгодной торговле. Единственно, кому эти пункты не пришлись по душе, оказались жителями островов, вассальных Ахейскому герцогству, которые как раз пиратством и промышляли. Но Северные Спорады русичи мигом усмирили, а против прочих повели безжалостную войну. Всех, кого заподозрили в пиратстве, русичи уничтожали до последнего младенца. Так закончился 1261 год. Год возвращения Константинополя во владения православия.
Но война вскоре вспыхнула с новой силой. Михаил VIII Палеолог заключил союз с латинянами и болгарами, привел турок и напал на земли Руси. На этот раз ему сранительно легко удалось оттеснить русичей к Босфору, но флот попал в Мраморном море в жесткие тиски и был полностью уничтожен. Ничья? Как бы не так. Болгары даже и не дернулись, дабы попробовать ударить русичам в спину ибо с севера по направлению к Эпиру двинулись сербы. А ну, неровнен час повернут на восток. Скопье давно интересует Неманичей, а с стороны Руси уже движется пятидесятитысячная рать, ведомая князем Романом Михайловичем, которого поставили управителем южных земель. Князь доверие оправдал, благо флотом управлял его же сын Олег. Последнего за минувшие два года уже успели окрестить Вещим, настолько тот предугадывал действия пиратов. Отец с сыном вначале разбили флот никейцев, а затем перевезли рать на азиатский берег. Пока князь Олег Романович жег едва-едва восстановившееся побережье Никейской империи и захватывал острова, Роман Михайлович бросил в бой десять тысяч легкой конницы.
Потомки половцев и саксин уже успели щедро смешаться с русичами, однако боевое мастерство их оттачивалось до состояния бритвы. И началось… Никейцы теперь не переправу стерегли, а сторожили обозы и охраняли тылы ибо их русичи драли в хвост и гриву. Мелкие отряды избивались на месте, деревни сжигались, перехватывались послы. Трехтысячный отряд поджег предместье самой Никеи. Одним словом, надо было решать, что делать – драться, бежать без оглядки или сдаваться на милость победителя. Моральный дух был уже явственно подорван и поражение на берегу озера Куш было, в общем-то, спрогнозировано. Михаил VIII Палеолог попал в плен.
К ужасу императора, ему, а равно и императору Латинской империи Иоанну IV Ласкарису предстояло отправиться в Соловецкий монастырь навечно. Их земли отныне переходили Руси. Кроме того, желая несколько смягчить натянутые отношения с турками-сельджуками царь Михаил Иванович через большое посольство предложил им провести границу по рекам и горным хребтам. Так, на юге граница была отодвинута несколько севернее к реке Большой Мендерес, затем по верховьям рек Парсун и Сакарья и по среднему течению последней. После по реке Анкара и вновь по верховьям рек Девриз и Гек-Ирмак. Главное было оконтурить найденное совсем недавно Карабюкское месторождение железа. В Эгейском море Руси переходили архипелаги Эгейский, Северные и Южные Спорады, Кирклады. Исключениями были принадлежавшие Венеции острова Родос, Крит и Эвбия. Эпирский деспотат потерял недавно захваченные северные территории, отошедшие сербам. Началось новое переселение охочих людей.


Сообщение отредактировал Ульфхеднар - Суббота, 11.06.2011, 01:50
Cообщения Ульфхеднар
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
dima4478Дата: Четверг, 16.06.2011, 01:56 | Сообщение # 461
Сотник
Группа: Ветераны
Сообщений: 1698
Награды: 0
Репутация: 1497
Статус: Оффлайн
Ульфхеднар, слов нет.. одни эмоции!!! Репанул!!! cool
Cообщения dima4478
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
УльфхеднарДата: Суббота, 18.06.2011, 00:20 | Сообщение # 462
Сотник
Витязь
Группа: Наместники
Сообщений: 4882
Награды: 1
Репутация: 5055
Статус: Оффлайн
Расширение границ, борьба за море (ч. 2).
Ладно, к 1266 году ворота в Средиземноморье были пробиты, Константинополь взят. Однако был вопрос с кем придется столкнуться там. Испанцы увязли в борьбе с маврами, но потихоньку выдавливают тех с Иберийского полуострова. Мавры уже потеряли ряд важнейших городов, понемногу бегут к берберам. Француский король Людовик IX уже воевал в Египте и Тунисе, но никак не может смириться тем, что крестовые походы уже не приносят ничего, кроме бессмысленных потерь. Папа Климент IV воюет с немцами на «сапоге», готовится призвать на помощь французов. В самой Европе французы и англичане тихонько грызутся из-за земель на континенте, тоже самое происходит и в самой Германии между отдельными герцогствами и графствами. Зато активизировались венгры и чехи. Поняв, что на востоке им ловить нечего, короли Бела IV и Пржемысл Оттокар II двинулись на юго-восток. Венгры достаточно быстро отобрали у сербов Хорватию и Боснию, затем заняли Далмацию. Ходили в походы против северной Болгарии, но решающую битву за обладание Австрией и Штирией бесславно продули чехам в 1260 году при Крессенбрунне и утратили свое влияние в этих герцогствах. Совсем недавно чехи завершили объединение своих земель, вернув в состав Судеты и графство Хеб.
Своими соперниками русичи числили прежде всего арабов, затем латинские герцогства и Венецию. После падения Константинополя Генуя окончательно выбыла из числа торговых конкурентов. Конечно, венецианцы владели самыми удобными базами, однако русичи не спешили. Требовалось проглотить кусок откушенный ранее.
Но ведь состоялась и еще одна война, в которой русичи приняли самое деятельное участие – война за острова. Шотландцы уже давно теснили новежцев, понемногу подбирая под себя Гебридский и оркнейский архипелаги. Русичи, в свою очередь, уже интересовались созданием базы на Фарерах. И вот в 1263 году такой случай предоставился. Король Норвегии Хокон IV Старый столкнулся с шотландцами за архипелаги, но его поход закончился неудачей и он умер на Оркнейских островах в Керкуолле. Русичи, из-за того что Хокон долго колебался оказывать ли помощь, успели лишь к шапочному разбору. Умирающий король попросил русичей помочь его сыну так же, как когда-то помогали ему самому. За это он отдавал русичам половину Фарер, а именно острова Борой, Вийой, Кальсой, Куной, Ноульсой, Свуйной, Фуглой. На Борое русичам переходила крепость Класвик. Также ежели русичи сумеют отстоять у шотландцев Оркнейский архипелаг, то пускай берут и северные Шетленды.
Но никто не предполагал тогда, во что выльется морской поход Руси против Шотландии в 1264 году. Не зря его нарекли Поход Кровавого Заката. Шотландия пылала. Ее жителям казалось, что вернулись седые века набегов викингов, причем вернулись одновременно вдоль всего побережья. Первым атаковал Северный флот. Русичи огнем и мечом прошлись вдоль побережья Шетленд, Оркнеев, а затем запылали Гебриды. Даже бывалые новежцы были поражены действиями своих союзников. После отплытия галер, на берегу оставались лишь головешки да трупы. Русичи брали и пленников, но таких были единицы. Шотланды жаждали скорой встречи двух флотов, но у острова Джура их флотилию русичи застигли врасплох и полностью сожгли. Решающим стало прибытие основных сил с Балтики. Эдинбург был осажден, а флот сожжен. Начался грабеж. Король Александр III вынужден был пойти на мировую, уплатить контрибуцию русичам и норвежцам «за беспокойство», отказаться от притязаний на Шетленды и передать русичам весь Оркнейский архипелаг. За это норвежцы получали большую мзду и предложение «махнуться». То есть обменять Оркнеи на Фареры. Магнус VI ответил категорическим отказом. Ему и так было ясно, что в случае обмена он останется ни с чем, Оркнейский архипелаг ему уже не отстоять. Русичи – совсем другое дело. На том и порешили.
Однако добрососедские отношения между Русью и Норвегией испортились. Подлил масла в огонь раздора и факт изгнания из Гренландии в 1265 году Гардарского епископа. При условии, что именно из-за русичей Гренландия не смогла присягнуть на верность Норвегии четырьмя годами ранее становится понятен захват острова. Еще через два года русичи подписали с Шотландией пакт о ненападении и выдавили норвежцев с Шетлендов и Фарер окончательно. Для короля Магнуса VI это было тяжелейшим ударом. А Русь получала не только базу для успешной торговли на севере, но и начала строить на в Мейленде и Торсхавне порты и мол для обдирания судов. Причем эти суда должны были быть высокобортными. Русичи явно готовились к чему-то новому и неизведанному.
Седьмого ноября 1269 года умер царь Михаил Иванович. Эта неожиданная смерть «могучего старца» ошеломила Русь. На троне воссел его шестидесятилетний сын Алексей, но все говорили что это лишь прелюдия к воцарению внука умершего царя Александра. Александр был достаточно мирным человеком, он предпочитал жить с соседями в мире и не нарушать старые договора, при нужде подписывая новые. Над тем он и работал все свободное от учебы время. Но поди это докажи отцу и деду. Они всю жизнь воевали с соседями, заставляли их чувствовать тяжелую руку Руси. Однако дед незадолго до скоропостижной кончины вызвал внука на откровенный разговор.
– Твой отец уверен, что ты слишком тесно стремишься к миру с соседями.
– А то как же, – вздохнул внук. – Ты ведь и сам мне столько говорил о том, что война не есть основной источник дохода.
– Говорил, – ответил царь. – Говорил и вновь повторю – война всегда будет последним словом твоей политики. Но придется расширять власть церкви и ужесточать нашу внешнюю политику.
– Ну это можно решить, ежели сумеем в православие обратить важного правителя, в том числе какого-нибудь короля одной из соседних стран.
– Ты уже продумал кандидатуры?
– А то! И даже обсудил три месяца назад этот вопрос с патриархом. Наша цель – короли Скандинавии. Заставить, скажем, кого-то из них поделиться территорией, а то и обратить в вассалитет. Болгарию, я считаю, надо присоединять, а следом и остатки Польши. Позже не помешает добиться вассальной присяги от королей Сербии, а там и откусить у Венгрии Валахию.
– И всего этого ты хочешь добиться миром!?
– По крайней мере приложу к тому максимальные усилия. На востоке же… Отец решил оказать помощь Хубилай-хану в борьбе за верховную власть, что ж – буду помогать всеми силами.
– Ну а почему же он тебе не доверяет?
– Это матушка виновата. Понимаешь ли, она до сих пор помнит о своем наследстве – австрийской короне герцога. Хочет дабы мы ее отбобрали у чехов в пользу Баварии. Ну и повторяет неоднократно – когда Александр придет к власти, вот тогда…
– А в монастырь? – нахмурился Михаил.
– Отец уж этот вариант всерьез рассматривал, да я не позволил. Пусть царицей поживет, авось ей полегчает. Но Австрию я не прочь рассмотреть владением… – Александр широко усмехнулся. – Владением Руси, естественно. На желания соседей мне плевать, если мы от этого ничего не выигрываем. Вот я уже отнес боярам новые условия границы на востоке.
– А мнение Хубилая ты учитываешь?
– Пусть отойдет от битвы за Алтай. Если бы башкиры не подожгли кочевья Синей Орды, быть бы Хубилаю битым. А так – ничья.
Дед и внук посмотрели друг на друга и расхохотались. Да, было дело. Запросил Хубилай на Руси помощи. Ну и ему помогли, оттянули на себя кусочек одеяла. В итоге несколько полуассимилированных кыпчацких племен, дабы уберечься от разора власть Белого Царя признали, а затем вместе с башкирами гнали несогласных аж за Иртыш. Добыча в виде скота, табунов лошадей и овечьих отар была поистине огромной. Ну а узнав о разбое в тылу часть монголов ушла спасать семьи от неминуемого рабства чуть ли не накануне решающей битвы. Ибо русичи захватывали людей, стариков резали, а прочих продавали в Персию или мамелюкам. Неплохой барыш выходил, а заодно и земли очищались. Вот в итоге победил Хубилай, но верховным кааном ему после битвы уж не бывать, потери уж больно велики. Только убитых с обеих сторон более восьмидесяти тысяч. Теперь-то Хубилаю придется с Русью договор о границе перезаключать, а именно Александр его усиленно разрабатывал.
– Ну и что ты там наваял? – отсмеявшись, Михаил Иванович мгновенно посерьезнел.
– Границу с Тобола продвинем до реки Ишим, а там, где он сворачивает к востоку, мы проведем границу через долину реки Тургай к устью Сырдарьи. Затем по северному побережью Арала и через южный склон Устюрта и Магышлака. Вопрос «нахрена нам пустошь» упреждаю пояснением – будет новая база на Хвалынском море, да и на Арале тоже. Северные же границы оставим прежними.
Досада царевича на отца усилилась после того, как тот объявил свои наследником младшего брата Петра. Последний, рожденный от болгарской царевны, не был воином и уж тем более не был и политиком. Он еще тридцать лет назад с превеликим удовольствием ушел бы в монастырь, да дед Михаил не позволил. И это теперь на троне Руси. Он ведь даже не женат!
Именно такие слова услышал Вселенский патриарх Иоанн XI от расстроенного царевича Александра. Видно было, что младой муж тревожится за судьбу своего отечества. Его отец умер в сентябре 1274 года. А сколько на троне просидит отличающийся редкостным здоровьем аскетичный Петр, даже самому патриарху подумать страшно. Но он тут же собрал Великий собор дабы решить политику наследования трона. Все прекрасно понимали, что нынешний царь отличен кроме богатырского здоровья еще страшной недоверчивостью и подозрительностью. Такой и царевичей может в монахи постричь. Тогда точно восстания не избежать. За царевича встанут войска, где при власти его же родичи бояре Лисовины, Говоруны, Свенссоны, Волки, Медогоры. Поднимутся также купцы и ремесленники. За Петра встанет церковь, но это грозит новым расколом.
– Вот и думайте отцы церкви как из сей ловушки нам без потерь выскочить, – произнес патриарх.
– Он ведь богомолен? – поинтересовался архиепископ Пермский Аввакум и его узенькие глазки сверкнули плохо скрытым торжеством. – Так надо при царе создать наш круг и внушить твердую мысль о назначении наследником старшего братичада. Пусть работает на благо Руси, а ему, царю, достанется вся слава.
Епископы и митрополиты вмиг посерьезнели. А ведь верно, Петр достаточно честолюбив и его можно на этом подловить. На том и порешили. И, несмотря на то, что Петр отбрыкивался целых полтора года церковные иерархи своего добились. В 1276 году своим наследником царь Петр Михаилович признал своего племянника Александра Алексеевича.
Внутренняя политика Руси была настолько хорошо отлажена, что неурядицы, связанные со сменой царей, ее почти не затронули. А вот на внешней арене враги приободрились. Нет, на востоке все было тихо. Там монголы, поняв что на Алтае им делить уже нечего, а в одиночку против Руси не выстоять, устремились завоевывать юг. Кыпчацкие степи были почти пусты и также не представляли какой-либо опасности. А вот юг и запад… м-да.
В Швеции королевич Магнус сверг своего брата Вальдемара и заключил того в темницу. Русь в 1276 году вступилась за Вальдемара, пригрозив войной. Политика царевича Александра состояла в том, чтобы получить откупные в виде продвижения общей границы немножко южнее. Магнус I намек понял и границу отодвинули до реки Сельвен и ее притока Индаль. Ущерба в том великого не было, ибо православие в этом междуречье было достаточно высоко, даже епископа требовали православного. После этого договора задергался норвежский король Магнус VI Законодатель, ведь от верховья Индаль было рукой подать до Тронхеймского залива, а добрая треть норвежцев также приняла веру северного соседа. Но Русь на норвежцев своего взора пока не обращала. Атака готовилась совсем в ином месте.
В Дании правил Эрик V Клиппинг, который больше был известен как «вассал своего вассала». Это после того как он вчистую продул войну за Гольштейн да еще и в плен попал. Но с Русью король после потери Борнгольма сталкиваться совершенно не хотел. В Англии умер король Генрих III и ему наследовал Эдуард I по прозвищу Длинноногий. Этот правитель сразу же занялся вопросом покорения Уэльса. В самом начале восьмого крестового похода умер король Франции Людовик IX, которому наследовал сын Филипп. Теперь Филипп III занимается объединением Франции под своей властью. Тем временем его дядя Карл Анжуйский занял Апеннины, Сицилию и уже разевал рот на герцогства Греции.
В Риме за эти годы сменилось сразу пять пап. Сейчас там на троне потомок знатного рода Орсини под именем Николай III. Интересно то, что его предшественники неоднократно провозглашали подготовку крестового похода против Руси и тут же скоропостижно умирали. Причем в самой Руси о сем узнавали лишь после смерти очередного понтифика. Говорили, что даже сам Господь держит сторону Руси.
Испания. Тут менее года назад умер один из ее величайших правителей Хайме I по прозвищу Завоеватель, король Арагона, Мальорки и Валенсии, граф Барселоны. Ему наследовали сыновья Педро, получивший корону Арагона и Валенсии, а также графство Барселона и Хайме, получивший корону Мальорки.
Другая часть Пиренеев была в руках у Альфонса X, короля Кастилии и Леона. А Наваррой правила… девочка. Да-да, двухлетняя Жанна I, королева Наварры, графиня Шампани и Бри. И при ней мать Бланка д'Артуа в качестве регента. Крайне лакомый кусочек, на который уже разевают рты алчные соседи.
Венгры бодались с сербами за Дубровник, который периодически переходил из одних рук в другие. Сербами правил король Стефан Драгутин, который совсем недавно сверг своего отца Стефана Уроша I. В Венгрии тоже сменился король. После смерти Иштвана V к власти пришел его сын Ласло IV Кун. В Болгарии тоже неспокойно, начались отдельные выступление против легитимной власти. Внецией правил дож Джакопо Контарини, который периодически спорил с папой за владение Анконой. Чехия усиливалась, была чтыре года назад присоединена Фриулия, но потерпев неудачу в борьбе с королем Германии Рудольфом I Габсбургом, потеряла все земли, кроме Чехии и Моравии. Король Пржемысл Оттокар II усиленно готовился к реваншу. Между прочим, именно дочь Рудольфа Агнесса стала женой царевича Александра в 1273 году.
На юге сильно усились сельджуки, где решающую роль играло племя кайы. Пока с их правителем Эртогрулом был мир, но турки постоянно усиливались. Однако послы русичей постоянно пытались турок столкнуть лбами с Караманидами, коими правил Шемс эд-Дин Мехмет. Подзуживали и Хулагуидов, в частности их правителя хана Абака. Русичи также приветствовали успехи мамелюков и их султана Бейбарса против остатков крестоносцев Антиохи и Киликийской Армении.
Но русичей более всего интересовали Мальта и Кипр. Это были важнейшие базы контроля над Средиземным морем. Первым управлял король Гуго III из рода де Лузиньянов, вторым арабы. Воевать с арабами под видом крестового похода было можно, но создавалась трудность из-за нарушения ряда торговых связей и мирных договоров о прекращении пиратства. Воевать с французами за господство на Кипре было более чем выгодно, так как тогда было совсем недалеко до вожделенного многими умами Иерусалима. Однако царя Петра война вовсе не прельщала, он более стремился к миру, а царевич Александр понимал трудность удержания Иерусалимского королевства, уже давно теснимого мамелюками.
Однако в это же время произошло еще одно событие, которое вскоре окажется чуть ли не самым значимым просшествием за всю историю правления царя Петра I – двенадцатого сентября рейдовый отряд из трех драккаров под командованием воеводы князя Юрия Андреевича высадился на берег дотоле неведомых земель. После двухнедельной стоянки русичи отбыли к берегам Гренландии, назвав место Прибрежьем Рюрика. Позже этот большой остров будет воротами к реке Святого Николая и Великим Озерам. Остров Рюрика.


Сообщение отредактировал Ульфхеднар - Суббота, 18.06.2011, 02:30
Cообщения Ульфхеднар
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
EktalionДата: Суббота, 18.06.2011, 02:06 | Сообщение # 463
Воин
Группа: Ополченцы
Сообщений: 93
Награды: 0
Репутация: 100
Статус: Оффлайн
Ваше произведение и чёрный бакарди превратили поганый вечер в класную ночь ...*голова* бдин завтро же ещё встать надо ... *что-то* к чёрту !!!!(2 часа ночи дочитал до момента поединка боярином)
я вот скорее близок по духу к вашему варианту демьяна , но всё-таки немного не реально что ГГ не уследил за братом, ну да ему вообщем-то не нужно быть впереди идущим и *усё-карающим*, но всё-таки это опасно.... хотя может в дальнейших главах/постах увижу почему нет
any way большее спасибо за классную весчь !


Именем тьмы и волею её.
Cообщения Ektalion
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
УльфхеднарДата: Понедельник, 27.06.2011, 01:33 | Сообщение # 464
Сотник
Витязь
Группа: Наместники
Сообщений: 4882
Награды: 1
Репутация: 5055
Статус: Оффлайн
Завоевание новых земель (часть 1).
Доцарствовался царь Петр Михайлович до позора – свергли его в ноябре 1285 года. Не стали, ироды и христпродавцы боярского роду, смертушку дожидаться, свергли с престола, постригли в монахи и сослали грехи великого рода замаливать в Афонский монастырь что во граде Владимире. Да и не мудрено – доигрался старый стервец. В Болгарии восстание запретил подавлять и теперь уж девять лет как податей не видно. Польшу вполне можно было присоединять, так нет – нового князя назначил, собака старая. Кипр Карл Анжуйский занял, с мамелюками поссорились, новые земли исследовать запретил, мол, далеко и бессмысленно. Казалось, зачем царя так поносить словом бранным, пусть даже и бывшего. Но так его бояре ругали. Народ тоже ворчать начал – попривыкли уж что царь-батюшка в столице почти не сидит, все по стране необъятной ездит. По-крайней мере так при Михаиле Ивановиче так и было. Мог и в епископской келье заночевать, и в боярском дворце, а мог к смерду на постой встать. Сын его, Алексей Михайлович, единокровный брат свергнутого Петра, тоже от в сем деле отца не отставал. А этот… Сидел в плате что монах в келье да богу молился, грехи рода тяжкие замаливал. Зря он так. Народ всех его предков помнит да во здравие молится. Нешто молитва одного человечишки народную превзмочь тщится. Свергли, в монастырь спровадили, будем нового царя привечать – Александра Алексеевича.
Александр вел внешнюю политику Руси все время царствования дяди и сейчас дал думным боярам задачу – как Европу немытую устрашить и к почитанию Руси привести. В Польше восстание началось – еле-еле подавили. А царь Петр бунтарей простил и отпустить повелел. И сразу же заговорили – слаба-де Русь стала, не что раньше. Ну а затем неуважение и проявилось. Сначала, как и завсегда, купцам досталось. Где побили-пограбили да судили неправо, где обложили податями немалыми, где вовсе торговать запретили. В Болгарии Ивайло поднял восстание, разбил Константина Тиха (пал в бою) и стал царем. Раньше бы шиш кто позволил болгарам бунтовать, а теперь… Ивайло продержался около трех лет, даже сумел одержать победу над греческими наемниками Ивана III, которого поставил царь Руси Петр Михайлович. Но и сам Ивайло понес невосполнимые потери, бежал в Эпир и там был вскоре убит. Царский престол занял Георгий I Тертер. Приносить Руси вассальную клятву он не спешил, лишь быстро собирал войска, в том числе и наемные, с которыми ему пришлось вскоре бороться и изгонять. Русичи вошли в Болгарию в апреле 1286 года. Георгий I не стал доводить до битвы и неминуемого разгрома, а сдался и принес вассальную клятву Руси. За пять лет сон собрал десять тысяч воев, а русичи выставили для южного похода в десять раз больше. Болгары заполняли церкви, наблюдая за тем как русичи перебрасывают полки для войны за господство Руси на Балканах.
Эпирский, Афинский и Ахейский деспотаты были захвачены французами Карла I Анжуского в 1280 году. С Русью король Неаполя и Сицилии воевать сразу не отважился, а затем схлестнулся за обладание Сицилией с Арагоном. Царь Александр I это использовал в полной мере. Южные балканы были заняты в течении месяца, после чего боевые галеры числом в сто двадцать штук с десантом устремились к Кипру. Одновременно у Венеции отторгнули остров Эвбия. Дож Джованни Дандоло объявил Руси войну. Это противостояние закончилось ровно через шесть месяцев. Венецианцы оказались совершенно не готовы к тому, что русичи сразу же перейдут в наступление. В конце июня флот из двадцати боевых галер высаживается на острове Корфу и берет островные укрепления молниеносным штурмом. Затем из Кипра возвращаются основные силы и берут в блокаду Крит, одновременно захватывая Родос. Рыцари-госпитальеры изгоняются, часть русичи берут в плен. Кипр полностью сложил оружие в середине июня. Затем начинается отторжение от Венеции Ионического архипелага. Флот ничего не может поделать – более трети судов в колониях захвачены. Но дож бросает в бой основные силы. В августе им удается потеснить русичей от Корфу, но затем подходит черноморский резерв. Битва под Превезой заканчивается боевой ничьей из-за сильного шквального ветра, однако венецианцам все же пришлось отступить. Причина тому была проста – к заливу русичи перебросили десятитысячный корпус Железной Гвардии. В итоге венецианцы пошли на мировую и подписали Мессинский договор о разделе собственных же колоний. В итоге Венеции остались лишь острова Крит, Корфу и Кефаллония. Все прочие земли отошли Руси. По сути, русичи подобрали все, что плохо лежало. А заодно продемонстрировали Европе (в который уже раз) собственную мощь.
Вскоре русичи сумели подписать еще один договор. С арабами. Их купцам предоставлялись невиданные налоговые льготы на территории владений Руси, а те, в свою очередь передавали Руси в аренду на пятьдесят лет Мальтийский и Пелагский архипелаги. Видимо, арабы позабыли об известном изречении: «Ничто так не вечно, как то, что считалось временным». Европа была ошеломлена. Русичи ворвались в Средиземное море как буря. Венецианская торговля претерпела значительный урон, появился новый, сильный торговый посредник между Западом и Востоком.
А тем временем на далеком северо-западе… Там полным ходом шло освоение новых земель. Князь Юрий Андреевич невзирая на царский запрет, совершил еще шесть походов к новооткрытым землям, действуя на собственный страх и риск. Особенно большим выдался поход 1281 года, когда князь решил обживать остров Рюрика. Большого внимания заслуживала и Земля Инну или Голые Земли, которые располагались к северо-западу от острова Рюрика. Инну называло себя местное племя инородцев. Но их русичи называли просто – инну или наскапи-монтанье. С инну достаточно быстро установили торговые отношения, а затем ненавязчиво и объясачили, благо опыт был в сем далеко непростом деле очень большой. Ясак составлял богатую пушнину, ягоды и рыбу. Русичи охотно делились с «инородцами» собственным бытом, учили грамоте и ремеслам, но, случалось, учились и сами. В устье реки Большая был заложен острог Первый, а далее на реке и первая крепость в этих краях – Инну. Сами инну легко общались с белыми воинами, так как те их не притесняли, жили мирно только хотели знать об окрестных землях как можно больше. Драккары избороздили шхеры и зашли даже за северный скалистый мыс Голых Земель. На этом мысу возвели еще одну крепость – Снежная. Перевернуло все сомнения о этой земле находка в заливе Унгава, где в 1284 году нашли железную руду. Князь сам побывал в том месте и повелел исследовать залежь. Она оказалась не только весьма ивесьма богатой но и очень протяженной – около тысячи трехсот верст. Железо можно добывать открытым способом, что увеличивало ценность находки. Однако все тормозило отсутствие топлива. Жечь уголь из дерева можно было, но тогда могли начаться трения с инну. Да и вести хозяйство на каменной, многомерзлой земле было почти невозможно. В ходе исследования Голой Земли, как ее нарекли Русичи было выявлено наличие сильного племени чисасиби. Их язык был весьма схожим с языком инну, да и сами инородцы называли его язык Кри. Так его стали называть и сами русичи. На острове Рюрика жили беотуки, на Киевском полуострове микмаки. Русичи быстро нашли общий язык с и с этими народами. К тому же прибрежные воды оказались богаты рыбой, преимущественно треской.
Однако путь, которым русичи добирадись до этих земель, был достаточно неудобен. Суда шли от Норвежска в Исландию, потом в Гренландию и спускались прямиком к острову Рюрика. Несколько сорвиголов уже попытались спрямить его, но теперь возникла иная проблема – куда бы пристать в конце пути, потому как зачастую они несколько отклонялись к югу и появлялись у западных берегов Ирландии изрядно пугая местное население, еще не забывшее времена набегов викингов. Наконец был разработан маршрут движения строго на запад от Шетлендских островов к Киевскому полуострову, а обратно шли, попутно пользуясь течением Гольфстрим. Теперь в 1287 году на верфи Норвежска заканчивали строительство трех каравелл, судов, напоминавших потругальские каботажники, но более крупные и вместительные. Кормчими на них шли только те, кто умел ходить «между айсбергами». В задачу каравелл входила поставка промышленных грузов за океан и доставка рыбы и пушнины.
Каравеллы уже прошли испытания в Русском море. Их первоначально строили на Херсонской верфи, затем проводили испытания в условиях лимана и лишь затем выпускали в открытое море. Сейчас там проводили испытания боевых шхун, на которых можно было разместить пушки. Шхуны строили на основе каравелл, но если первых полагали как суда разведочно-грузовые, то шхуны должны были стать разведочно-боевыми. Между прочим, шхуны вначале рассматривались как рыболовные и китобойные суда. Так, понемногу русичи переходили от гребно-парусных судов к парусным. Последние должны быть использованы в Океане, в морях-ловушках хватало и галер.
Новые земли были названы Новый Свет. Сейчас русичи вовсю исследовали побережье, постоянно спускаясь к югу. В 1293 году одна из каравелл, сильно отклонившись от курса из-за шторма, пристала к какому-то небольшому коралловому островку. После проведения ремонта было решено исследовать эти места. Выяснилось, что это новый необитаемый архипелаг. Позже его назвали Федоровским, по прозвищу (фамилии) капитана-первооткрывателя. Он находился несколько в стороне от основного маршрута следования судов. В 1298 году их русичи посетили вторично, так как решили тут основать остроги. Основным занятием была рыбная ловля, позднее тут занялись овощеводством, а через семьдесят лет и южной пахотой (плантации).
Русичи, которые продвигались на юг вдоль побережья, в 1286 году открыли остров Длинный, а в следующем году и реку Корабельную. Ее так нарекли, потому что несмотря на сравнительно небольшие размеры она была вполне судоходна. Тут жили алгонкины. В устье Корабельной было построена крепость Парус, позже ее переименовали в Царскоград. Торговля была налажена и здесь, кроме того именно первые алгонкины отправились за океан в военные училища. Другие инородцы были встречены в глубине реки святого Николая Чудотворца. Они называли себя Ходинонхсони, хотя русичи их прозвали сенеками. Позже первое название стало общим названием для племен «настоящих гадюк» – ирокезов, а второе для отдельных родов. Ирокезы первыми оценили возможности комбинационного обучения собственных воинов за океаном и русичей у себя дома. Вследствии этого они даже не заметили как их почти поголовно окрестили. Между собой они больше не воевали, предпочитая судиться в присутствии вождей и старейшин. Хитрые русичи сумели подправить кое-какие законы собственными и дело мигом пошло на лад.
Cообщения Ульфхеднар
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
УльфхеднарДата: Воскресенье, 10.07.2011, 19:26 | Сообщение # 465
Сотник
Витязь
Группа: Наместники
Сообщений: 4882
Награды: 1
Репутация: 5055
Статус: Оффлайн
Завоевание новых земель (часть 2).
В августе 1301 года умер царь Александр Алексеевич. Правил он Русью как самодержец около шестнадцати лет, но на деле почти со дня смерти отца. За время его правления Русь утвердилась в Средиземноморье, начала освоение земель за Атлантикой, подписала ряд важнейших мирных договоров и союзов. В числе монархов, которые поддерживали царскую политику значились короли сильнейших держав, таких как Англия – Эдуард I Длинноногий, Арагон и Сицилия – Хайме II, Франция – Филипп IV, Германия – Рудольф I Гагсбург.
Помимо захвата части венецианских колоний и латинских герцогств в южной части Балкан Руси пришлось выдержать еще целый ряд полуусобных войн. Сначала в 1279 году сразу же после смерти бездетного князя Болеслава V Стыдливого вспыхнуло восстание. Если бы его подавить нараз основными силами, а не использовать для этого союзных польских же князей, то оно бы не продлилось более четырех лет. Когда же Польшу с грехом пополам замирили, русичам пришлосьво избежание дальнейших неурядиц назначать лояльного князя. Таковым оказался Лешек Черный, который выдержал противостояние с Генрихом Брюхатым и собственным братом Владиславом Локетком. Однако в 1288 году умер и сам Лешек, тоже не оставившего потомства. Снова вспыхнула небольшая война, впрочем, которую русичи завершили краковской битвой в декабре 1288 года. В ней погиб претендент на трон Генрих Брюхатый, а князем стал Генрих IV Пробус. Правил он всего полтора года, а сразу же после его смерти в начеле июля 1290 года царь Александр I ликвидировал Польшу как вассальное княжество, присоединив его к Руси.
Затем захотела самостоятельности Болгария. С ней русичи поступили еще проще, чем с Польшей. Если в первой знать сама начинала войну, то тут в 1292 году столкнулись две ветви претендентов на трон ведомые царем Георгием I Тертером и боярами Смильцами. «Проварив» Болгарию в течении года в виде невмешательства в усобицу и добившись свержения законной власти царь Александр I в апреле 1293 года добился ликвидации и болгарской государственности, причем бояре Смильцы были казнены.
В 1299 году вспыхнула война с сербами за земли западной и северо-западной Болгарии. Король Стефан Урош II Милутин одержал несколько мелких побед в пограничье, захватил две небольшие крепости, но затем под угрозой подходящий сил Руси вынужден был отступить и переподписать мирный договор 1285 года и выплатить небольшую контрибуцию «за обиду».
Незадолго до смерти царя Александра началась самая тяжелая война с сельджуками, где главную роль играло племя кайы и его правитель Осман I. В 1301 году воевода князь Дмитрий Романович потерпел поражение от османов под Никеей и погиб сам. Затем в 1303 году был совершен поход на Карабюкские железорудные копи, однако османы попали в ловушку в долине реки Аксу, придуманную молодым воеводой князем Михаилом Дмитриевичем, и были почти поголовно вырублены черкесским конным полком. В 1304 гду началась осада города Эфес, который являлся мощнейшей крепостью. Осада была упорной долгой и кровавой, но Осман был вынужден отступить из-за проблем в тылу. Вскоре уже самому Осману пришлось подписывать с Русью договор о восстановлении старых границ и взаимном ненападении. Пришлось, ибо начались Царские Интриги.
Царь Демьян Александрович был в семье старшим сыном, однако его на троне совершенно не представляли. Невысокого роста, толстый и рыхлый царевич казался всем глуповатым, добродушным увальнем. И только близкие да ближние бояре знали о жестком и волевом складе ума Демьяна, а также о его пристрастии к составлению и разрешению интриг и проблем относительно мирным путем. Женой царя была дочь воеводы Исландии князя Юрия Данииловича София. Этот брак был отнюдь не по расчету, а по большой любви. К слову, София родила двадцать семь детей (двенадцать сыновей и пятнадцать дочерей), причем все выжили в детстве. Власть царь принял в возрасте двадцати пяти лет с довеском в виде войны с Османом I. Перво-наперво он потребовал от Боярской Думы назначить в Анатолию толкового воеводу, который бы пытался не отбить захваченное, а удержать оставшееся. Огромное значение придавалось удержанию городов Эфес, Анатолийск, Никея и Карабюк, а также железорудных копей близ последнего.
Затем к малоазийским соседям устремились посольства, снабженные четкими царскими указами о необходимости вовлечения в войну целого региона. Каждый пункт посольские бояре во главе с царем старательно обсудили и продумали, а затем даже прописали на бумаге. С Хулагуидами, которые в течении последних трех лет воевали с мамелюками за Сирию с переменным успехом договор против османов заключен не был, однако в 1304 году ильхан Султан Махмуд Газан-хан умер и новым ильханом стал его родной брат Гийас ад-Дунийа ва-д-Дин Султан Мухаммед Худабандэ Олджейту-хан. Он-то и решился помочь русичам в войне, захватив в союзе с Киликийским царем Хетумом II земли Караманидов, которыми правил бейлербей Бадр эд-Дин Махмут. Официально бейлербей держал сторону ильхана, но неофициально стремился к воссоединению с османами. Кроме того, на эти земли претендовали еще и мамелюки. Заодно надо было решить вопрос о вассалитете Трабзонской империи.
И началось… 1304-1305 год. Османы в союзе с Карманидами воюют против Киликийцев и Хулагуидов – итог ничья. 1306-1308 год. османы захватывают Киликийское царство вскоре после смерти Хетума II, но в 1307 году в войну ввязываются еще и мамелюки султана ан-Насир Насир ад-Дин Мухаммеда во главе с зятем умершего царя Амори Тирским. Осман терпят ряд поражений, а Карманиды выходят из войны. В 1310 году Хулагуиды примучивают Трабзонскую империю, а затем снова воюют с Османом I, но явного успеха в том нет. Одновременно воевода князь Михаил Александрович Анатолийский проходит с тридцатитысячным войском от Карабюка до Эфеса, уничтожая или изгоняя мусульман и разрушая мечети. И только тут Осман понимает, что Русь, с которой он в 1305 году подписал договор о ненападении и мире, его перехитрила и ввязала в совершенно бессмысленную войну между мусульманскими правителями. Но уже поздно. Османы понесли большие потери в почти непрерывной шестилетней войне. Киликийское царство, князья Дамаска и Триполи подчинились Хулагуидам, а земли Карманидов превращены в полупустыню. Русичи установили в Анатолии свое господство, одновременно, по Тирскому договору 1306 года с мамелюками, сдвинув от Киликии торговые пути южнее к Иерусалиму и Александрии. Но и это еще не все. В 1312 году, воспользовавшись тем, что Хулагуиды вновь затеяли войну с мамелюками, бейлербей Карамана Йахши-хан заключает Царьградский договор с Русью об уничтожении Османов. Русь отреагировала позитивно и в августе 1312 стодвадцатитысячная рать во главе с Великим воеводой князем Федором Борисовичем Лисовином обрушилась на войско Османа I. Русичи двигались сплошной лавиной, оставляя за собой горы трупов, руины городов и смрад пожарищ.
Решающая битва состоялась на западном берегу озера Туз, в которой османы были разгромлены наголову. Пехотная атака захлебнулась на полпути к позициям передовых полков русичей. Умело расставленные пушки и пищали выкашивали мусульман, а затем навстречу ринулась бронированная конница. Пехота была практически растоптана, конница, при виде накатывающего стального вала, побежала не приняв боя. Осман I попал в плен и был повешен на первой же придорожной чинаре, а затем его труп зашили в мешок и утопили в озере. После этого похода племя кайы прекратило свое существование. Детей поменьше русичи отправили в Русь в монастыри, женщин и девушек продали соседям-мусульманам, мужчин поголовно перебили. Исключение сделали лишь для семьи Османа, которую уничтожили полностью.
После этого, памятуя о достаточно непредсказуемых соседях-мусульманах, было решено создать укрепленную границу. Теперь она проходила с севера по реке Ешиль-Ирмак, далее отклонялась к востоку по реке Аджи-Ирмак и сворачивала на юго-запад по центральному хребту Центрального Тавра до центрального течения реки Селиф. Город Селифке был переименован в Чертоград, к концу 1317 года значительно перестроен и превращен в одну из самых мощных крепостей Руси. Так завершилось покорение Анатолии.
Вскоре царь Демьян I обратил внимание и на северо-западные границы – на Скандинавию. Еще царь Александр I сумел подписать несколько важных договоров с Швецией (1276 год) и Норвегией (1293 год) по перемещении границы с Русью несколько южнее. Особенно больших уступок удалось добиться от короля Норвегии Эйрика II по прозвищу Гонитель попов. Король в 1291 году принял православие, а когда изгнанные католические священники бросились за помощью в Рим, попросил заступничества у Вселенского патриарха Мефодия Златоуста. Патриарх, в свою очередь, перенаправил послов прямиком к царю Руси. Царь согласие дал, однако оговорил и собственную долю, которая заключалась в продаже Руси Фаррерского и Шетлендского архипелагов, а также помощи в погашении внешних долгов Норвегии за счет перемещения границы с Русью к Тронхеймскому фьорду. Король согласился и сделка состоялась. К концу жизни король Эйрик в 1298 году подписал с Русью Тайное соглашение о присоединении Норвегии к Руси на правах вассала при случае прерыва династии Харальда Прекрасноволосого. Намекалось и на то, что подобный договор уже имел место быть в 1187 году, когда внуки Великого князя Виленского Константина Строителя женились на шведской и норвежской принцессах.
Русь готовилась к тому, что захват Норвегии, Швеции и, возможно, Дании вызовет грандиознейшее возмущение по всей Европе, а также выльется в общее сопротивление местного населения. Первой без короля осталась Швеция, где в 1318 году свергли Биргера Магнуссона и в качестве регента был поставлен Матс Четильмундссон. Не прошло и года, как почти одновременно умерли короли Норвегии (Хокон V Магнуссон) и Дании (Эрик VI Менвед) не оставив наследников. Правда в Дании, где были две королевские ветви, на престол сел Кристофер II, но его власть была далеко не полной. Решение Руси ввязаться в норвежско-шведские дрязги наступило после того как королем обоих государств поставили четырехлетнего мальчишку под именем Магнус II, король Швеции и Магнус VII, король Норвегии. Формальными регентами Швеции и Норвегии считались его мать Ингеборга и бабушка Гедвига, а фактически власть находилась в руках Кнута Юнссона и Эрлинга Видкунссона. Пользуясь собственными правами на трон Русь влезла в Скандинавию на правах сильной стороны.
Шведы и норвежцы задрожали от ужаса, ведь русичи сюда нередко захаживали далеко с не самыми добрыми намерениями. Русичи быстро заграбастали себе весь военный флот, поставили в крепостях собственные гарнизоны, низложили регентов, начали установление главенства православной церкви. Несколько восстаний утопили в крови самих восставших. Царь Демьян сосватал Магнусу в жены собственную старшую дочь Василису. Этот брак должен был укрепить позиции Руси в Скандинавии. В 1326 году, воспользовавшись неустоем в Дании, русичи заняли Сконию, а затем провозгласили Магнуса II королем Норвегии на позиции вассалитета Руси. Швеция иСкония переходили в состав Руси полностью и бесповоротно. Вспыхнуло восстание, продлившееся более полутора лет. За этот период население частично было перебито, частично бежало в Норвегию, а освободившиеся земли русичи начали заселять переселенцами из Подвинья и верхнего Поднепровья. Балтика почти полностью превратилась в внутреннее море Руси. Очередь была за соседями.
Cообщения Ульфхеднар
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
УльфхеднарДата: Воскресенье, 16.10.2011, 17:24 | Сообщение # 466
Сотник
Витязь
Группа: Наместники
Сообщений: 4882
Награды: 1
Репутация: 5055
Статус: Оффлайн
Завоевание новых земель (часть 3).
При царях Александре I и Демьяне I продолжилась политика открытий. Русичи полностью освоили побережье Нового Света от холодного побережья земель Инну, до болотистого побережья Цветущих Берегов. В 1299 году русичи добрались до Великих озер, первым из которых стало озеро Онтарио. Проводники-гуроны довели русичей до Ниагары и ее величественного водопада. С той поры началось заселение берегов. Часть местных племен попыталась оказать сопротивление, но им пришлось смириться под давлением ирокезов. Другое столкновение произошло на юге, где колонизации Цветущих Берегов в 1302 году начали отчаянно сопротивляться племена калуса. Но и на них нашлась управа. Через три года им в спину ударили союзные русичам маскоги. Затем в 1306 году десант с десяти каравелл при поддержке пяти пушек под руководством воеводы князя Тита Мстиславича нанес калуса тяжелейшее поражение, полегли почти все вожди и большинство воинов. В сопротивление вступили тимукуа и майяими, они даже сумели отразить поход йемасси, но побережье было почти потеряно. Пришлось скрываться в болотах, однако новый поход маскогов в 1308 году сломил сопротивление. Тимукуа после той войны исчезло, его остатки были ассмилированны победителями.
В 1313 году исследовательская группа князя Святослава Титовича открыла устье реки Миссисипи (на языке оджибве – Владыка вод). В том же году началось исследование реки, которую русичи назвали Величественная. Это изучение растянулось на долгие пятнадцать лет. Столкновения с месным населением имели место, однако чаще это касалось местных конфликтов в которые русичи влезали как союзники одной из сторон. Самое интересное было в том, что большие и сильные племена с русичами практически не конфликтовали и быстро находили общий язык. Строительство острогов происходило только при согласовании с хозяевами.
В 1303 году открыли Лукайянский архипелаг, названный по самоназванию местных племен. На островах Гуанахани, Торговом и Большом построили остроги. Основным занятие местного население стала рыбалка. В 1304 году открыли остров Каобана, где жили таино. Тут впервые русичи обнаружили месторождения золота. Но по привычке и отсутствию золотой лихорадки русичи начали развитие пахотных земель, подкрепленных животноводством. Ввоз скота, который достаточно неплохо прижился на севере, освоение новых видов растений таких как какао и ввезенный из Средиземноморья сахарный тростник. В число самых интересных находок Нового Света стали картофель, кукуруза, подсолнечник, тыква и акация, которых доставили на Русь впервые в 1304 году, но первый широко культивировать начали лишь семь лет спустя, а другие и того позже.
В период с 1305 по 1330 годы русичи исследовали весь Карибский бассейн, подробно изучили и побережье материка, начались попытки углубления и в глубины новых земель, но смена царя сильно притормозила развитие региона. Демьян I приветствовал развитие новых земель, из казны тратились на экспедиции громадные суммы доходившие до ста тысяч гривен в год. Одновременно русичи выжимали из Европы драгоценные металлы с такой последовательной жесткостью, что многие начали переходить на чистую медь. А экономическая и денежная реформа 1317 года окончательно прибила соседей, так как русичи начали покупать и продавать только за серебряные и золотые гривны с царской чеканкой. По ней теперь гривна серебра в себя включала пять ногат, десять резан и сто вевериц. Золотая гривна приравнивалась к пяти серебряным. Одновременно с тем был введен запрет на покупку товаров, кои Русь производила самостоятельно. И целых десять лет шло постепенное изъятие на переплавку серебряных, золотых и медных старых дензнаков. В 1328 году была проведена еще и банковая реформа, кою под себя взяла держава с одновременным запретом владеть банками на территории Руси иноземцам и иноверцам. Между прочим, послаблений по вере не было изменено и Русь жила по законам князя Михаила I Великого, которые были утверждены в 1166 году.
Царь Демьян Александрович умер седьмого июня 1330 года. Его преемником стал сын почившего монарха Николай. В отличии от своего отца, предпочитавшего действовать хитростью и силовой бравадой, Николай предпочитал войну.
Траты на изучение Нового Света были ликвидированы в декабре 1330 года, надо было дать возможность новым землям научиться развиваться самим, за собственный кошт. Оружие шло, иногда ткани и медь. Все прочее полагалось найти в новых владениях. Пока нашли в больших количествах лишь хорошее железо и уголь.
Продолжалось и освоение Сибири. По договору с ханом династии Юань Есун-Тэмуром в 1325 году Руси отошли земли междуречья Оби и Енисея севернее их притоков Вах и Сым, соответственно. Однако зачем отцу понадобились непроходимые болота Николай так и не понял. Отец его женил на княжне Ольге Ивановне, дочери своего ближника и советника князя Ивана Ярославича. Этот брак молодому царю тоже не принес никаких политических выгод.
Воспользовавшись замятней между монгольскими родами в 1331 году царь дал приказ идти в поход башкирам вдоль Сырдарьи, а своему шурину воеводе князю Ивану по прозвищу Короткопол занять пустынно-степные земли в междуречье Ишима и Иртыша до реки Шидерти. Нашествие башкир уже несколько десятилетий называли бичом Аллаха. Сопротивления не было. Через реку хлынул нескончаемый поток беженцев. Когда наконец перепуганные послы добрались до Киева и поитересовались – а чего, собственно, хочет царь. Царь, ни много ни мало, хотел нового передела земель. Когда в Маннавегре узрели письменные требования северного соседа – заохали от отчаяния. Царь требовал уступить земли до рек Сырдарья, Чу, Курты и Или. Далее по озерам Балхаш, Сасыкколь и Алаколь, реке Эмель и далее до истоков Енисея. Если нет – война! Воевать с Русью не хотелось. Никому. Соседей всех не перебьешь, а Русь умеет заключать союзы против своих врагов, вон, Османы исчезли, словно их никогда и не было. Подумали, позвздыхали и… согласились. Да и выхода-то не было – больно уж иранцы поприжали. А они, между прочим, Руси союзниками считаются.
Через год русичи подписали аналогичный договор с ханом династии Юань Туг-Тэмуром, только восточную границу продвинули до реки Лены на север от рек Нижняя Тунгуска и Вилюй. Отдельные роды монголов, несогласные с Высокой Политикой, русичи попросту уничтожили, иных изгнали. Русичи никогда не приходили временно, они оставались навсегда. Отряды охотников и землепроходцев наводняли доселе неведомые земли, за ними следовали купцы и монахи-проповедники. После них явлись царские воеводы, которые начинали строить остроги и крепости. Язычников шибко не притесняли, однако политика «интереса», согласно которой все начальные государевы люди могли быть токмо крещеными согласно православного канона и в ряде случаев сие должен был заверять местный епископ, просто не оставляла инородцам большого выбора. Шаманов не гоняли открыто только тех, кто мог доказать свою полезность в обчественной жизни. Лекарь, скажем, добрый – так научи учеников сколько сможешь. Обязательно сколько-то крещеных, а остальных – твоя забота. Многие применяли, так называемый двукрест – объединяли две веры в одну. Но если уж ты признался русичем, о шаманстве придется позабыть. В общем, северную Азию завоевали быстро, сопротивления почти не было.
Зато кое-какие новости пришли с юга. Болгарские воеводы решили решить свои собственные проблемы на границе с Сербией, но были разгромлены при Вельбужде наголову. Однако новый король Стефан Урош IV Душан поспешил замириться с Русью и договориться о том, что он получит спорные земли в Македонии, северном Эпире и попробует собственными силами завоевать Боснию и Хорватию, а Вселенский патриарх ему вместо автокефальной архиепископии поставит патриахию. Также король предлагал Рюриковичам и Неманичам скрепить союз браком. Не исключались как возможность ведения совместных боевых действий против Венгрии. Женой короля стала сестра царя Николая I Мирослава.
Вскоре наступила очередь Дании. Русичи вторглись в ее пределы в августе 1334 года. Подавив сопротивление отдельных городков, шестидесятитысячная рать нанесла разгромное поражение войску Шлезвига и Зеландии при Слагельсе. Многие дворяне полегли в битве, другие были пленены. В этом бою русичи впервые применили пушки. Ядра разнесли передние линии щитов, а град картечи остановил безумную атаку рыцарей. Русичи вторглись в Шлезвиг и начали брать замки и города. После трехдневной осады сдался Киль, затем запылал Любек. Его захватчики буквально сровняли с землей. Затем последовала осада Гамбурга, в которой русичи впервые понесли большие потери, но город пал после месячной осады и шести приступов. Лишь когда ядрами проломили стену сразу в четырех местах, воям удалось ворваться в город. Далее шел бой за каждый дом, подвал или чердак. Гамбург был разрушен почти до основания. Европа давно уже не помнила столь беспощадной войны со времен похода союзников Руси – монголов Кюлькана и Байдара против Венгрии и Чехии.
Но русичи тоже стали постепенно выдыхаться. И тут маркграф Мекленбургский сделал серьезную ошибку. Он тоже решил ввязаться в войну, поддержав Шлезвиг. Но едва их войска вошли в Голштинию через Одер начала переправляться стотридцатитысячная рать ведомая самим царем. В итоге Передняя Померания была занята за месяц, города, лишенные более чем половины гарнизонов сдались без боя. В решающей битве при Виттенберге седьмого декабря 1334 года немцы потепели тяжелое поражение. Их пехота не сумела преодолеть и полпути расстреливаемая из тяжелых пушек и пищалей, а конница была опрокинута фланговым ударом Железной Гвардии. Да и трехкратное преимущество в живой силе тоже сказалось. Единственное, в чем немцы смогли опередить русичей – было организованное отступление через Эльбу.
Зимой русичи додавливали графства в междуречьи Эльбы (или Лаба, как ее называли славяне) и Одра. Попутно была оказана политическая поддержка герцога Баварского Людвига IV в его претезиях на северную Италию. Этим послы Руси вбили серьезный клин в организацию сопротивления немцев. На переговорах в Мюнхене русичи ознакомили представителей Рима со своими условиями. Дания и Норвегия получали православного епископа наравне с католическим и с равными правами. Обе эти страны становились данниками Руси, где будут править послушные короли. В Норвегии таким будет Магнус VII, в Дании Вальдемар IV под регенством собственной родни и присмотром воевод Руси. В Норвегии таким будет Великий князь Семен Демьяныч, родной брат царя. В Данию назначен князь Казимир Владиславович Пяст. Шлезвиг переходит Дании, в Гольштейне и Лауэнбурге будут править послушные Руси герцоги, а в Мекленбурге маркграф. Гольштейн продвинется на юг до границы по рекам Везер и Аллер, а Мекленбург – Передняя Померания расширится от Одра до Хафеля. Лауэнбург останется в своих изначальных пределах. Герцоги и короли должны с Русью согласовывать свою внешнюю политику за исключением женитьбы и мирных союзов, внутреннее управление согласно местным законам с превуалирующим преимуществом Русской Правды в отношении подданных царя Руси. Если правитель не оставит после смерти наследника мужеского полу, то его преемника изберут на Руси из числа дальних родственников или упразднят вовсе, что означает присоединение земель к Руси. Княжество Верле упразднялось и становилось зависимым графством с подчинением Мекленбургу. Ганзейский союз подлежал ликвидации.
Это предложение внесло в действия противников Руси новый раскол. Решение поддержала династия Лауэнбурга, поскольку герцог Бергедорф-Мёлина Альбрехт IV погиб под Виттенбергом, герцогство вновь объединялось под руку герцога Эрика I. Не шибко противился и Мекленбург, который получил серьезное расширение границ с теснением Бранденбурга. Его правителем оставался Альбрехт II. Саксония, потеряв немало сил в войне, согласно папской булле становилась курфюршеством Саксония. А вот Ганзейский союз, потерявший в этой войне большинство свободных и зависимых городов распался. Его торговля была Русью окончательно побеждена.
Cообщения Ульфхеднар
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
УльфхеднарДата: Воскресенье, 16.10.2011, 17:27 | Сообщение # 467
Сотник
Витязь
Группа: Наместники
Сообщений: 4882
Награды: 1
Репутация: 5055
Статус: Оффлайн
Выкладываю еще кусочек. Прорабатывать государственный строй Европы образца 14 века, учитывать "прыжки" мелких властителей со стола на стол - та еще задачка. Теперь вопрос - как бороться с чумой?
Cообщения Ульфхеднар
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ПростакДата: Воскресенье, 16.10.2011, 19:59 | Сообщение # 468
Полусотник
Группа: Ветераны
Сообщений: 890
Награды: 0
Репутация: 801
Статус: Оффлайн
По-моему: Гигиена (обязательно), уничтожение грызунов (мыши, крысы -- разносчики заразы), карантин (небольшие группы по 10-20 человек), ограничение передвижения и смешивания людей. Запрет на сборища, праздники и т.д.


Век живи, а дураком помрешь!!!!
Cообщения Простак
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ИриникоДата: Воскресенье, 16.10.2011, 23:33 | Сообщение # 469

Княгиня Ирина
Группа: Авторы
Сообщений: 4809
Награды: 0
Репутация: 4380
Статус: Оффлайн
Трупы умерших при захоронении пересыпать негашёной известью. Сжигать их личные вещи. Хлорку бы хорошо - мыть полы.

О, quantum est in rebus inane!
Cообщения Иринико
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ПростакДата: Понедельник, 17.10.2011, 00:06 | Сообщение # 470
Полусотник
Группа: Ветераны
Сообщений: 890
Награды: 0
Репутация: 801
Статус: Оффлайн
Quote (Иринико)
Трупы умерших

Можно тоже сжигать. Если Церковь позволит.



Век живи, а дураком помрешь!!!!
Cообщения Простак
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
УльфхеднарДата: Понедельник, 17.10.2011, 01:14 | Сообщение # 471
Сотник
Витязь
Группа: Наместники
Сообщений: 4882
Награды: 1
Репутация: 5055
Статус: Оффлайн
Quote (Простак)
Можно тоже сжигать. Если Церковь позволит.

А куда она денется. Сама будет идею проталкивать.
Quote (Иринико)
Трупы умерших при захоронении пересыпать негашёной известью. Сжигать их личные вещи. Хлорку бы хорошо - мыть полы.

Интересно. Попробуем и это.
Quote (Простак)
карантин (небольшие группы по 10-20 человек), ограничение передвижения и смешивания людей

Блокада городов и жесткий контроль в пограничье.
Cообщения Ульфхеднар
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ВолатДата: Пятница, 23.12.2011, 21:24 | Сообщение # 472
Новик
Группа: Посадские
Сообщений: 15
Награды: 0
Репутация: 10
Статус: Оффлайн
[quote=Kortes]Боюсь правнуку ГГ придётся иметь дело не с ромеями, а с засевшими в Царьграде крестоносцами-Крестовых походов то никто не отменял. Но тем лучше, латинян проклятых выгнать проще, и совесть не будет мучить. Только это всё мечты. Распылять силы в предверии нападения монголов преступление. А и захватив Царьград придётся решать вопросы с Болгарией, Сербией и Никейской империей. И возникает вопрос, а нужен он нам, Царьград этот? [/quote]

А вы уверены, что нашествие было?
Cообщения Волат
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
УльфхеднарДата: Пятница, 23.12.2011, 23:52 | Сообщение # 473
Сотник
Витязь
Группа: Наместники
Сообщений: 4882
Награды: 1
Репутация: 5055
Статус: Оффлайн
Quote (Волат)
А вы уверены, что нашествие было?

Это Вы кого спрашиваете?
Cообщения Ульфхеднар
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
УльфхеднарДата: Пятница, 10.02.2012, 17:28 | Сообщение # 474
Сотник
Витязь
Группа: Наместники
Сообщений: 4882
Награды: 1
Репутация: 5055
Статус: Оффлайн
Русь и ее дрязги.
После разгрома Ганзейского союза Русь приостановила свое продвижение на запад. Но огромную страну начали сотрясать внутренние неурядицы. Стартом стало Шведское восстание 1337 года, когда католики выступили против засилья православной церкви. Однако его пресекли в корне, вожаки были схвачены и отсланы в рудники, часть храмов перепрофилировали на православный толк, начались поощряться гонения против католиков. Особенно злобствовали поляки. Еще некогда они были одними из самых горячих последователей католицизма и вот они уже чуть ли не поголовно обратились к православию, а с упорствующими особо не церемонятся. После этого в 1339-1342 годах основательно передрались Мекленбург и Лауэнбург. Война то затихала, то вновь возобновлялась – владетели делили пограничье. Все закончилось лишь после угрозы смещения правителей. Но именно в этот момент в 1341 году Мекленбург с легкой руки папы Бенедикта XII стал герцогством. Русь признала факт свершившимся.
Затем в 1346 году восстали манси. Их на бунт подвергло засилье церкви и воевод, установивших непосильные подати. После долгого разбирательства (1346-1355 года) часть видных военных, политических и церковных деятелей была подвергнута опале, а кое-кто и жизни лишился. Бунт жестоко подавили. Но пока длилось разбирательство, в 1351 году восстали карелы. Впрочем, это восстание не было поголовным, а потому его легко разгромили местные воеводы.
А вот другое восстание заставило всерьез призадуматься – кипчаки-казахи поднялись на борьбу с царским наместником и родичем князем Иваном Ивановичем по прозвищу Коротопол еще в 1343 году. Князя заманили в ловушку и убили. Потом убийцы были выданы новому наместнику – князю Ярославу Александровичу, приходишемся убитому племянником. Однако и он вскоре умер, после чего наместничество досталось представителю местной знати. Восстание в 1349 году начал именно он.
Разбив мелкие отряды русичей хан-воевода направился к Джезказганским медным рудникам, но на своем пути встретил Оренбугского воеводу князя Семена Ивановича и в тяжелейшей битве потерпел поражение. Однако именно после этой битвы кипчаки получили право на своеобразую автономию, подобную той, что была у башкир. Но сами башкиры наотрез отказались выступать против своих южных соседей. Воеводам удалось один из их корпусов отослать в Дербент, а еще один в Сочи, но через год они почти самовольно вернулись. Начала сказываться политика чрезмерного поддавливания христианами иноверцев.
В 1349-1354 годах Европу накрыл мрак чумы. Такой острой эпидемии давно не было и многие к сему оказались не готовы. Отдельные державы проредило вплоть до смерти каждого четвертого. Русь устроила карантины в пограничье, с многими державами прекратила любое сношение, но досталось порядком и ей самой. Торговля с Западом и Югом пришла почти в полный упадок. После этого Русь более десяти лет восстанавливала потери.
В 1356 году неожиданно умер царь Сербии Стефан Урош IV Душан. К этому времени он успел завоевать Боснию и часть Хорватии. Однако его держава начала быстро разваливаться на клочья. Первыми из подчинения его сыну Стефану Урошу V вышли боснийцы, потом в 1359 году откололись Эпир и Албания – Симеон Синиша Неманич. Дальше в 1365 году отпали Македония – Вукашин Мрнявчевич и Прилеп – Углеша Мрнявчевич. После этого царь Сербии посмертно отдает корону Сербии своему дяде Николаю.
Третьего марта 1370 года умер царь Николай I и ему наследовал сын Александр. Вначале он взялся воевать за сербскую корону. Первым делом царь в 1370 году отправляет стотридцатитысячную рать во главе с Великим воеводой Лисовином Ипполитом Борисовичем в Болгарию. Цель – Македония.
В феврале при Вельбудже братья Мрнявчевичи были разбиты и погибли. Затем русичи прошли огнем и мечом до Эпира, где добились пострижения в монахи на Афон Йована Уроша Неманича – сына недавно умершего Симеона. В итоге Эпир, Албания и Македония отошли Руси, Сербия вернула Прилеп. Однако вскоре Стефан Урош V умер и Сербское царство осталось без правителя. Им назначили воеводу князя Лазаря Хребеляновича. Босния получила официального признания независимости. Князем стал Стефан Твртко I Котроманич.
Еще с 1372 года начались столкновения русичей и ацтеков. Правитель побережья и города Веракрус тлатоани Нецауалькойотль в 1375 году возглавил сопротивление захватчикам после того, как было разрушено большое святилище. Однако русичи достаточно быстро воспользовались рыхлостью ацтекской конфедерации и межплеменными разногласиями. Города русичи брали довольно своеобразно – при помощи пушек вышибались ворота или проламывались стены, а потом местные союзники врывались в город и распоряжались им целых трое суток. В течении трех месяцев было занято побережье, затем завоеватели устремились в глубь материка. Ацтеки почти не сопротивлялись. Завоеватели несли с собой не только смерть, они несли и новую веру и разнообразные знания. В какой-то момент русичи останавливались и начинали строить остроги и ожидали подкреплений, затем продвигались дальше. Разногласия между различными группировками сводили на нет всевозможные противления. В итоге Нецауалькойотль попал к русичам в плен и был выдан союзникам, которые его убили. Тлатоани Теночтитлана Озоматцинтекутли оказался прозорливей своего соседа и заключил с пришельцами союз против тарасков. Последние были разбиты русичами в 1380 году, а выжившие покорились. Особую роль сыграл Миссурийский полк, набранный из воинов Великих Равнин – пауни, тонкава, осейджи, арапахо, кайова. Примечательно, что этот полк прибыл не морем, а сушей, выдержав по пути несколько столкновений с апачами. За ними шли Дакотский и Тешасский полки. Чистокровные русичи (да и то не все) были лишь сотники, тысячники и воеводы. Хотя местные племена Равнин уже порядком «обрусели». Многие уже вели если не оседлый, то полукочевой образ жизни.
Но союз ацтеков с русичами был весьма непрочен. Многие, увидав военную подготовку пришельцев, очертя голову бросались к русичам в союз. Русь перемалывала в своих жерновах целые народы, превращая их в целую, твердую массу. Новая война состоялась в 1385 году, когда ацтеки были разбиты в полевом сражении, а после и вовсе окончательно сдались. Через три года русичи утвердили над землями власть верховного тлатоани Хвицилихвитля, который заменил убитого в усобице Озоматцинтекутли. Новый правитель в 1395 году поднял восстание, которое русичи подавили очень жестко, утопив Теночтитлан в крови. Но самого тлатоани пощадили, с условием принятия последним православия. После этого утвердился непрочный, нарушаемый отдельными восстаниями, мир, продлившийся около полувека. Тогда в 1441 году тлатоани Монтесума I поднял против русичей Великое восстание (к слову, не продлившееся более трех месяцев) был разбит, пленен и казнен вместе со всей, без исключения, семьей, а империя ацтеков была окончательно упразднена.
С майя справились и того легче. В 1361 году был захвачен остров Косумель, на котором появилась крепость Кариб. В 1373 году высадившийся отряд Гаваньского воеводы князя Андрея Ярославича быстро занял столицу Майяпан, а после в течении года были покорены и прочие города. Цивилизация уже давно была в упадке, народ разобщен, про организованное сопротивление не могло быть и речи. Единственное сопротивление было оказано при столице, но его защитников быстро смяли. Началось развитие новых земель.
В 1381 году почти одновременно произошло два значимых события. Во-первых Европа решила попытаться отразить экспансию православия на запад и с 1368 года начались гонения против «ортодоксов» в Священной Римской империи, Венгрии, Чехии и Франции. А затем после того как царь Александр II пригрозил взять на щит Рим и сделать собор Святого Петра православным храмом, короли Венгрии – Людовик I, Франции – Карл VI, Германии и Чехии Венцель I (он же Вацлав IV), Наварры – Карл II Злой при поддержке графа Ольденбургского (Христиан V), герцогов Лауэнбурга (Эрик IV), Шлезвига (Гергард VI) и Австрии (Леопольд III), курфюста Бранденбурга (Сигизмунд) решили создать коалицию против Руси и дать ей серьезную острастку. Заговор поддержали сеньор Милана Джан Галеаццо Висконти и граф Савойский Амадей VI.
Другое дело, что Северная Германия была под русичами и там собирать войска надо было весьма осторожно. Кроме того Русь сумела обратить в свою пользу силы Швеции и Норвегии. После принятия православия потомки викингов смиреннее не стали, наоборот, стали еще свирепее. Русичи активно мешали свою кровь с покоренными народами и теперь многих объединяла не только общая вера, но и общее отечество. К слову, Русь готовилась совсем к иной войне – надо было завоевывать Средиземноморье и вытеснять оттуда мусульман. Аренду Мальты продлили после окончания предыдущего срока еще на сто лет, но пиратство даже русичей начало порядком напрягать. Воеводы дали понять беям в 1349 и 1378 годах об их ошибках огнем и мечом пройдясь по Магрибу, но все понимали что это ненадолго.
Второй дилеммой стало усиления Мавераннахра. Его лидер Тимур уже покорил Хорезм и Могулистан, успешно подавил восстания сербедаров, совершил успешный поход в Персию. Оренбургжский воевода князь Андрей Федорович не раз и не два предупреждал о возможности похода южан на север. Говорил о том, что башкиры ныне весьма ненадежны, что кыпчаки-казахи могут в любой момент присоединиться к войне против Руси. Но ему, к сожалению, не поверили. Даже больше, гарнизоны серьезно ослабили, отведя часть полков для войны на запад.
И его опасения оказались не напрасны. Тимур двинулся в поход весной 1382 года. Русь чуть ли не впервые столкнулась с возможностью войны сразу по нескольким фронтам. Ведь одновременно началась война и на западе. Тимур сопротивления поначалу и не встретил. Вначале были захвачены медные рудники Джезказгана и угольные копи Экибастуза. Потом пали Орск и Оренбург, башкиры поспособствовали захвату Уфы и Стерлитамака.
Однако русичи бились до последнего. Захватчики несли немалые потери, князь Андрей Федорович самолично взорвал почти захваченный кремник Орска. Первая неудача для Тимура была долгая осада Самары. Город так и не удалось взять. Потом башкиры заняли Прикаспийские солепромыслы, но Волгорадский воевода Великий князь Кирилл Николаевич Лисовин сумел им нанести немалый урон окопавшись на волжском берегу. Его оттуда сумел выбить только сам Тимур, но старый вояка успешно отошел за реку по сборному мосту и не пропустил по нему ворога. Этот мост он поставил еще раз, когда атаковал обоз Тимура. И, между прочим, вновь успешно – удалось без больших потерь отбить и вывести за Волгу почти половину ясыря.
Волга для Тимура стала неодолимым барьером. Ее берег обороняли весьма искусно, наладить толковую переправу было неимоверно трудно. Далее пришлось обломать зубы при осаде Астрахани и Уральска – города успели получить подкрепления. На Мангышлак никто даже не сунулся.
А тем временем окрестные воеводы не спали. Алтайский воевода князь Александр Константинович солидно порастряс мошну, но сумел убедить ряд независимых монгольских родов совершить поход вокруг озера Балхаш. Конники промчались вихрем, уничтожив ряд поселений, вытоптав поля и избив крестьян, отошли домой с немалой добычей. Уплатив десятину воеводе (который тем самым с лихвой возместил собственные траты) они отправились по домам. Тем временем Омский и Челябинский воеводы отбили Экибастуз.
Но этот поход показал как опасно за спиной оставлять сильного и опасного врага. Эти земли Руси в течении последующих семи лет удалось отстроить, а заодно и согнать на юг враждебных башкир. Часть уже перешла от буддизма к православию и им было разрешено остаться. Но многие, очень многие, просто погибли. Те, что были поумнее, ушли вместе с Тимуром, прочим же пришлось вскоре бежать сломя голову.
Тем временем Тимур завершил покорение Могулистана, завоевал Персию, горные провинции северо-западной Индии и Азейбарджан. Затем в 1391 году покорил Грузию и Трапезонд. В 1395 году взял Багдад, а в 1397 году Дели. В 1399 году успешно воевал в Сирии и Центральной Армении. Именно после этого ему пришлось столкнуться с Русью еще раз.
В Европе русичи одержали весьма и весьма убедительную победу. Царь Александр II разделил свои силы на четыре части и, дождавшись выступления врага, нанес ответные удары. Первый блин оказался весьма комковат. В декабре 1381 года Герцог Генрих III Мекленбургский потерпел поражение под Шверином от Гергарда VI и Христиана V, пав в бою. Но затем объединенное северогерманское войско было нещадно бито под Висмаром, которому русичи вернули его древнее название – Велиград. Если в первой битве общее число погибших было не более полутора тысяч, то во второй раз немецкие властители были практически растоптаны русичами. Велиградское побоище состоялось седьмого апереля 1382 года. В нем участвовало сорок тысяч немцев и французов с одной стороны и сто двадцать тысяч русичей, норвежцев и датчан с другой. Немецко-француских рыцарей окружили, прижали к морю и безжалостно расстреляли из пищалей и пушек. Пленников принципиально не брали. В этой бойне полегли Гергард VI, Христиан V, Эрик IV и Карл II Злой. От такого Европа вздрогнула. Но русичи перешли в наступление. И если Францию спасла защита перед царем со стороны герцогов Бургундии (Филипп II Толстый) и Люксембурга (Йост Моравский), то Ольденбург и Фризия были захвачены. Силы Бранденбурга, Австрии, Штирии и Баварии девятого мая 1382 года были нещадно биты под Брандербургом, который после этого вновь становился Бранибором. Тут единственной потерей среди правящих лиц стало пленение курфюста Сигизмунда. Надо сказать, что этот восьмидесятитысячный отряд вел сам царь. После этого земли между Рейном и Эльбой наводнили «волчьи стаи» легкой пехоты и конницы русичей. Плюс к всему была в одночасье полностью оборвана торговля хлебом. На юге еще одна семидесятитысячная рать русичей, боснийцев и сербов под руководством воеводы князя Лазаря Хрбеляновича двенадцатого мая 1382 года разбила под Войводиной венгров, причем король Людовик I попал в плен.
Особой неожиданностью стал поход военного южного флота Руси. Его укомплектовали коренными обитателями Нового Света, преимущественно ирокезами. В начале мая русичи берут на щит Неаполь, потом наступает очередь Кальяри, Аяччо и Ливорно. После этого запылала Генуя. Далее в июне пали Марсель и Тулон. Деревеньки и мелкие городишки были не в счет. На обратном пути в июле взяты Мессина и Отранто.
Средиземноморью нанесен огромнейший урон.
На мирных переговорах русичи принципиально не шли на уступки. Вообще. Герцогства Лауэнбург и Шлезвиг прекратили свое существования. Первое отошло Мекленбургу, где герцогом стал Иоганн IV, а второе Датско-Норвежскому королевству под управлением короля Олуфа III. Графство Ольденбургское и курфюшество Бранденбургское переходили Руси.Последнее, правда, русичи заграбастали только частично, проведя границу по Лабе. Венгрия полностью теряла Валахию и Трансильванию, где упразднялась местная власть и назначались воеводы Руси. Все знатные пленники должны были платить богатый выкуп. Кто не мог – отправлялся на каторгу не взирая на чины и положение в обществе.
После этого наступил мир, растянувшийся почти на двадцать лет.
Cообщения Ульфхеднар
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ИриникоДата: Пятница, 10.02.2012, 18:01 | Сообщение # 475

Княгиня Ирина
Группа: Авторы
Сообщений: 4809
Награды: 0
Репутация: 4380
Статус: Оффлайн
Идея смотаться в Амеру за картошечкой пораньше на несколько веков мне глянулась, но вот тут:
Quote (Ульфхеднар)
Третьего марта 1370 года умер царь Николай I и ему наследовал сын Александр.
(а Александр 2???) мне кажется вы слегка погорячились... biggrin Ну технический прогресс - ладно, но, как это Николай 1 родиться и умереть на пять столетий раньше сумел? на минуточку так... ("наш" Николай I умер (18 февраля) 2 марта 1855 года.)

Сразу невольно начинаешь прикидывать, а куда ж бедные декабристы-то входили при наличии отсутствия Сенатской площади?... wink


О, quantum est in rebus inane!
Cообщения Иринико
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
УльфхеднарДата: Пятница, 10.02.2012, 21:33 | Сообщение # 476
Сотник
Витязь
Группа: Наместники
Сообщений: 4882
Награды: 1
Репутация: 5055
Статус: Оффлайн
Quote (Иринико)
Ну технический прогресс - ладно, но, как это Николай 1 родиться и умереть на пять столетий раньше сумел? на минуточку так...

Так и Питера нет. Там в устье Невы парочка крепостей и все. Мой царь (заметьте, царь, не император) правит в Киеве. Владеет землями на севере от устья реки Лена до архипелага Грумант (совр. Шпицберген). На востоке и юго-востоке граница земель проходит по рекам Лена, Вилюй, Н. Тунгуска, Енисей, потом по северной границе Алтая, Кыпчацкую Степь (совр. центральный Казахстан, устье реки Сырдарья. Южная граница идет по плато Устюрт, Каспийскому морю, центральному хребту Большого Кавказа, реке Ингури (отсекая Колхетинскую низменность от Грузии), пересекает Черное море, вновь наискосок через Малую Азию (отсекая почти полностью весь полуостров), далее огибает остров Кипр, Греческий и Мальтийский архипелаги. На западе Граница с Европой проходит по рекам Дрин, Морава-южная; потом окаймляет с запада южные Карпаты наискосок через центральную Трансильванию к верховьям рек Быстрица и Серет; дальше по хребту Черногора Восточных Карпат и по всей южной границе совр. Польши; далее по рекам Лаба (совр. Эльба), Аллер, Везер и Эмс. Территорию современных Дании, Северной Германии (Шлезвиг) и южной Норвегии занимает подчиненное Датско-Норвежское королевство, Территорию совр. Германии между реками Лаба и Одра занимает подчиненное Мекленбугское герцогство. Также дружественны и союзны Сербское и Боснийское королевства. В совр. Северной Америке (на Руси - Новый Свет) граница проходит через южную оконечность Гренландии, Ледяной залив (Гудзонов залив), реки Вапуск (совр. Нельсон), озеру Винипек (совр. Виннипег), рекам Саскачеван и Великая (совр. Колумбия) до ее устья. Потом вдоль Тихоокеанского побережья до Панамского перешейка. Уже открыто устье реки Ориноко, заселяется Антильский архипелаг. Острова открыты почти все.
Cообщения Ульфхеднар
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ИриникоДата: Пятница, 10.02.2012, 21:46 | Сообщение # 477

Княгиня Ирина
Группа: Авторы
Сообщений: 4809
Награды: 0
Репутация: 4380
Статус: Оффлайн
Дорогой Ульф! Ну я вообще-то догадалась что это не тот Николай - совпало просто так biggrin Но обратила ваше внимание на получившийся слишком явный посыл к исторической личности и возникающие невольно ассоциации.... Это не косяк, конечно - просто вот так получилось. Так что если оно принципиально, вполне можно оставить и как есть, но я бы так хотя бы имена изменила во избежании, да и дата смерти как-то так отсылает... но возможно - только меня... wacko

О, quantum est in rebus inane!
Cообщения Иринико
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
УльфхеднарДата: Пятница, 10.02.2012, 22:16 | Сообщение # 478
Сотник
Витязь
Группа: Наместники
Сообщений: 4882
Награды: 1
Репутация: 5055
Статус: Оффлайн
Quote (Иринико)
Сразу невольно начинаешь прикидывать, а куда ж бедные декабристы-то входили при наличии отсутствия Сенатской площади?...

Не те времена, не те нравы. Во моем времени декабристов всех поголовно сослали бы на пожизненную каторгу с обязательным ошельмованием (лишение чинов, наград и земель), а также ссылка их семей в Сибирь навечно. С корнем бы вырвали чтоб и на расплод не осталось.
Quote (Иринико)
Это не косяк, конечно - просто вот так получилось. Так что если оно принципиально, вполне можно оставить и как есть, но я бы так хотя бы имена изменила во избежании, да и дата смерти как-то так отсылает... но возможно - только меня...

Так уже и Петр I у меня уже был (свергли и сослали в монастырь), и Алексей Михайлович тоже был.
Cообщения Ульфхеднар
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
Калика_перехожийДата: Пятница, 10.02.2012, 22:57 | Сообщение # 479
Десятник
Группа: Ветераны
Сообщений: 432
Награды: 0
Репутация: 857
Статус: Оффлайн
Уважаемая Иринико!Когда то герой Божественной комедии" Данте шел за Вергилием- и все мы ,до сих пор ,верим достоверности его переживаний.
Любой автор создает свою реальность -это Питербург Анны Корениной,Лондон - Сомса Форсайта и Верона Ромео и Джульетты!Наш Вергилий по
имени Ульфхеднар,создает реальность, где привычное сплетается в не реальную паутину иного мира,иного время,иного измерения.Автор-творец!
И не будем искать несчастного императора Николая,умирающего от позора до сих пор не понятной смертью -на жесткой кровати под суконной шинелью (с бобровым воротником),и его сын Александра-как заяц удирающего от пули по аллеям Летнего сада- это у нас ,здесь.А там,как здорово-
и картошка на пять веков раньше появилась-вот Ирландия обрадуется!Любой автор это творец своей,только ему ведомой реальности.И успеха ему-
а нам внимания. Калика перехожий
P.S.А эти "инсургенты" с Сенатской площади- да и слава Богу ,что их нет в иной реальности-покричав у памятника -бросились в рассыпную,оставив поверившим им солдат под картечью .Только и сделали,что своими криками" разбудили Герцена-кому мешало,что ребенок спит?""
Cообщения Калика_перехожий
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
ИриникоДата: Пятница, 10.02.2012, 22:57 | Сообщение # 480

Княгиня Ирина
Группа: Авторы
Сообщений: 4809
Награды: 0
Репутация: 4380
Статус: Оффлайн
Quote (Ульфхеднар)

Так уже и Петр I у меня уже был (свергли и сослали в монастырь), и Алексей Михайлович тоже был.

ну тогда извините... лихо вы их... biggrin


О, quantum est in rebus inane!
Cообщения Иринико
Красницкий Евгений. Форум. Новые сообщения.
Поиск:

Люди
Лиса Ридеры Гильдия Модераторов Сообщество на Мейле Гильдия Волонтеров База
данных Женская гильдия Литературная Гильдия Гильдия Печатников и Оформителей Слобода Гильдия Мастеров Гильдия Градостроителей Гильдия Академиков Гильдия Библиотекарей Гильдия Экономистов Гильдия Фильмотекарей Клубы
по интересам Клубы
по интересам
serGild, legionerus, Andre,


© 2024





Хостинг от uCoz | Карта сайта