Что нам снится?
Я не хочу держать дистанцию. Я хочу быть человечным, хочу взаимодействовать. А как проходят ваши сеансы? И. Я.: Как правило, они длятся от пятидесяти минут до часа с частотой один - два раза в неделю. Часто я начинаю со снов. Это прекрасный способ добраться до бессознательного. 

Тем, кто не помнит своих снов, я даю совет: всегда кладите рядом с кроватью карандаш и бумагу, а утром, перед тем как открыть глаза, спрашивайте себя: «Что мне снилось?» Иногда достаточно одного слова, чтобы появилась ниточка. И потом сон целиком всплывает в сознании. Например, мой последний пациент написал короба кабельные, а потом выяснилось, что он купил дом на острове и делал там ремонт.

Иногда на это уходят месяцы, но в конце концов это случается. Вы используете вон ту кушетку позади вас? И. Я.: Очень редко. Я предпочитаю работать лицом к лицу. Я предлагаю кушетку тем, кто очень застенчив и не может смотреть мне прямо в глаза, или тем, кто устал, плохо себя чувствует.
В последнее время вас заинтересовали какие-либо новые психотерапевтические методы? Вы их не применяли в своей практике?

И. Я.: Нет. Я работаю с тем, что знаю хорошо. Сейчас я принимаю гораздо меньше пациентов, чем раньше. Я уже стар и не берусь за те случаи, где курс терапии может продлиться больше года. Я не хочу, чтобы пациенты слишком от меня зависели. Я больше не работаю с людьми в тяжелой депрессии или с теми, кто проходит курс интенсивной лекарственной терапии.

По сути, большую часть своего времени и сил я отдаю написанию книг. Сейчас я заканчиваю роман о Спинозе. Мне нравится писать разные истории. Где-то в глубине души я всегда считал, что создание хороших книг - это самое лучшее занятие на свете.
(28.03.2012)
Просмотров: 3171 | Рейтинг: 0.0/0 |
Другие статьи по теме:
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:


© 2024





Хостинг от uCoz | Карта сайта